<<
>>

1. 2. Понятие несостоявшихся сделок, их общая характеристика

Хотя объектом настоящего исследования являются несостоявшиеся сделки, однако, объективности ради, отметим, что несостоятельность юридического факта наряду с его недействительностью в общем массиве законодательства известна не только гражданскому праву.

Так, в конституционном праве недействительными и несостоявшимися могут быть выборы и референдум.

При этом, например, выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации являются несостоявшимися, если в выборах приняло участие менее 25 процентов от числа избирателей или если число голосов избирателей, поданных за победившего на выборах кандидата, меньше, чем число голосов избирателей, поданных против всех кандидатов. Недействительными же такие выборы будут признаны, если допущейные при проведении голосования или установлении итогов голосования нарушения законодательства о выборах не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, или по решению суда45. Аналогичные положения законодательства содержатся также в отношении процедур выборов Президента Российской Федерации35, выборов в органы местного самоуправления36 и проведения референдума37. Таким образом, имеются определенные различия между недействительностью и несостоятельностью юридического факта в конституционном праве.

Если мы обратимся к процессуальному законодательству, то также увидим, что недействительными и не вступившими в силу (иначе говоря, недействующими, несостоявшимися) могут быть признаны нормативные правовые акты. При этом несостоявшимися нормативные правовые акты являются, если они не зарегистрированы (для нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти) или официально не опубликованы49; недействительными же — такие нормативные правовые акты, которые противоречат нормативным правовым актам большей юридической силы (п. 1 ст. 251 ГПК).

Получается, что несостоявшимися в указанных случаях юридические факты являются тогда, когда условия их совершения не соблюдены настолько, что нельзя говорить о них как о фактах; недей- ствительными же признаются такие факты, юридическая сила которых аннулируется из-за имевших место в момент их совершения нарушений.

Что касается гражданского права, то понятие несостоятельности наряду с недействительностью в этой отрасли права встречается чаще, чем в остальных. Недействительными и несостоявшимися в гражданском праве могут быть: —

общие собрания коллегиальных органов управления юридических лиц (ст. 58 Федерального закона от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»38); —

эмиссии ценных бумаг (разделы 4, 5 постановления ФКЦБ РФ от 31.12.1997 г. № 45 «Об утверждении Положения о порядке приостановления эмиссии и признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным и внесении изменений и дополнений в акты федеральной комиссии по рынку ценных бумаг»39); —

торги, конкурсы (п. 5 ст. 447, п. 1 ст. 449 ГК, о несостоявшихся торгах также говорится в ст. 58 Федерального закона от 16.Ь7 .1998г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»""); —

сделки и договоры40.

Таким образом, институт несостоятельности юридического факта не является чем-то уникальным для законодательства вообще, однако основные его резервы скрываются именно в гражданском законодательстве, в том числе в институте сделок.

Прежде чем приступить к рассмотрению несостоявшихся сделок, остановимся на одном вопросе теории, без которого, на наш взгляд, вообще нет смысла рассматривать эту проблему.

Как известно, в законодательстве и в юридической литературе понятие «сделка» («договор») выступает в следующих значениях: сделка (договор) как юридический факт41 и сделка (договор) как правоотношение.

При этом под сделкой — юридическим фактом понимаются действия, направленные на возникновение сделочного правоотношения, а под сделкой-правоотношением — взаимные права и обязанности сторон договора, возникающих из этих действий.

О. А. Красавчиков по этому поводу совершенно справедливо замечал, что, «анализируя содержание ст. 26 ГК (ГК РСФСР 1922 г. — В. К), наши юристы имеют в виду договор (сделку) как юридический факт. Однако когда они переходят к рассмотрению положений ст. 139-141, 143, 144, 145 и др., то, употребляя термин «договор», понимают под ним отношение, возникшее из договора, — договорное правоотношение»42. Различали сделку — юридический факт и сделку-правоотношение и другие исследователи43, и, в общем, это положение теории до сих пор никем всерьез не оспаривается.

По этому поводу еще О. А. Красавчиков справедливо писал, что «подобное разночтение одного и того же термина не может не привести к различным недоразумениям и затруднениям теоретического, а равно и практического порядков. В целях устранения указанного смешения следует... договором (сделкой) именовать только то явление, о котором говорит ст. 26 ГК, то есть действие, направленное на движение конкретного правоотношения. Само же правоотношение, основанием возникновения которого является договор (сделка), точ- 57

нее именовать договорным (сделочным) правоотношением» . Б. И. Путинский предлагает именовать его обязательством" , что мы считаем целесообразным.

Правда, исследователи,44 наряду с этими двумя значениями понятия сделки (договора), выделяют следующее их значение: сделка (договор) как документ. Однако понимать под сделкой (договором) только единый документ, подписанный договаривающимися сторонами, содержащий взаимные права и обязанности, было бы неправильным. Договор-документ — это не значение понятия «договор» («сделка»), а объективная форма его выражения. Причем этот способ выражения волеизъявления не единственный: сделки (договоры) могут заключаться устно, конклюдентными действиями, а также путем обмена документами. При этом юридическим фактом сделка (договор) будет и как единый документ, и как обмен документами, и как конклюдентные действия, и как устное соглашение (волеизъявление), если соблюдены условия законодательства относительно порядка заключения; все эти способы выражения воли, являясь юридическим фактом, будут порождать и соответствующее правоотношение45.

Таким образом, под сделкой (договором) понимается или юридический факт, или правоотношение (обязательство) в зависимости от ситуации и контекста. Однако постоянно разграничивать оба зна- чения понятия «сделка» («договор») не следует46, поскольку они являются разными проявлениями единого целостного объекта (разными сторонами одной медали): одно акцентирует внимание на порядке возникновения (договор как юридический факт), другое отражает форму «жизни» (договор как правоотношение). Одно (договор как юридический факт) является необходимым условием возникновения другого (договора как правоотношения). Как точно подмечает 3. И. Цыбуленко, «в отличие от других юридических фактов (например, событий, причинения вреда и т. д.), которые влекут только установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений, договор, кроме того, непосредственно и регулирует в соответствии с законом и соглашением сторон поведение сторон, определяет их права, обязанности и ответственность»47. Поэтому разграничение сделки-факта и сделки-правоотношения необходимо для полного представления о сущности сделок лишь в некоторых случаях, за пределами этих случаев оно лишено смысла. Изучение вопроса о несостоявшихся и недействительных сделках— это как раз тот случай.

В связи с этим хотелось бы обратиться к понятию сделки, которое употребляется законодателем. В соответствии со ст. 153 ГК сделки — это действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей48. Исходя из законодательного определения сделки, получается, что все действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, являются сделками. Однако в реальности не все такие действия можно с уверенностью назвать сделками, т. е. понятие сделки полностью не отражает вкладываемого в него смысла. Так, например, оферта — это в понимании законодателя сделка, т. е. действие граждан и юридических лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей49. Однако оферта— это еще не сделка в привычном для юриста и обывателя понимании, т. е. как основание для возникновения обязательства из сделки. Иными сло- вами, сама оферта — юридический факт для возникновения определенных правоотношений (к примеру, отношений по поводу заключения договора в виде невозможности одностороннего отказа от оферты — п. 2 ст. 435 ГК), но никак не юридический факт для возникновения обязательства из сделки. Сделкой, т. е. таким юридическим фактом, который является основанием для возникновения сделочного правоотношения (договорного обязательства), будет лишь акцептованная оферта50.

Также передача имущества от одной стороны другой является сделкой исходя из определения, употребляемого законодателем в ст. 153 ГК (по реальным договорам передача имущества — это необходимое условие их заключения (п. 2 ст. 433 ГК)). Однако сама по себе передача имущества сделкой не является. Так, если одна сторона без основания возьмет и передаст имущество другой стороне (по нашему мнению, даже в случае, если эта сторона намеревалась совершить реальный договор), то нельзя говорить о том, что §ыла совершена сделка, поскольку сделкой в любом случае является соглашение об условиях передачи имущества. Сама передача и принятие имущества будет лишь доказательством наличия этого соглашения и одновременно его исполнением. Сам по себе «голый» факт передачи* имущества свидетельствует о наличии соглашения об условиях передачи, однако не определяет услорий этого соглашения. В приведенном выше примере, если будет установлено, что соглашение об условиях передачи между сторонами отсутствовало, к отношениям сторон должны применяться нормы о неосновательном обогащении. От передачи имущества без основания необходимо отличать передачу имущества во исполнение состоявшегося между сторонами соглашения об условиях передачи (т. е. передачу имущества по сделке). В юридической литературе данные действия рассматрива- ются как односторонние сделки, имеющие вспомогательный характер51. Однако, на наш взгляд, такая передача имущества сделкой не является. Сама по себе передача имущества не направлена на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, на что направлено само соглашение о передаче имущества. Передача имущества — это лишь реализация состоявшегося между сторонами соглашения, «жизнь сделки», т. е. иной, нежели сама сделка, юридический факт (причем независимо от того, осуществляется передача имущества в момент соглашения или отсрочена от него во времени). Это подтверждается также тем, что российское гражданское законодательство, в отличие, например, от германского, не воспринимает конструкцию вещной передачи, сторонники которой выделяют обязательственный договор (т. е. собственно соглашение о передаче), устанавливающий лишь обязательственное отношение, и реальный вещный договор передачи, непосредственно осуществляющий переход права собственности . Как справедливо замечает С. Г. Шевцов, «статьи 218, 223 ГК предусматривают возникновение права собственности на основании обязательственного договора (например, купли-продажи) и связывают переход права собственности не со сделкой передачи (вещным договором), а с фактом передачи»52.

Таким образом, передача имущества сделкой не является. Здесь мы согласны с О. А. Красавчиковым и М. И. Брагинским, которые отмечали, что «по своей юридической природе исполнение является не сделкой, а юридическим поступком, т. е. правомерным действием, правовые последствия которого наступают независимо от того, было данное действие направлено на достижение этих последствий 69

или нет» , т. е. сторона, осуществившая исполнение по договору в соответствии с его условиями, не вправе ссылаться на то, что сделала это по ошибке, в нетрезвом виде и т. п.53

В судебной практике также можно найти примеры того, что передача имущества не является сделкой. Так, например, суд указывал, что актом приема-передачи оформлена лишь передача имущества во исполнение обязанностей по договору, а сделкой является именно этот договор. Поэтому акт приема-передачи, не являясь сделкой,

71

недействительным признан быть не может .

Правда, зачастую бывает так, что собственно само соглашение о передаче имущества как сделка не состоялось (например, ввиду отсутствия существенных условий, неполучения на оферту акцепта), однако стороны приняли меры к его исполнению (передали имущество по накладной, акту приема-передачи и т. д.). В данном случае необходимо иметь в виду, что фактически между сторонами будет совершена сделка. При этом сделка возникает не с самим фактом передачи имущества как юридическим фактом, а с фактом соглаше- \ ния между сторонами о передаче имущества. Именно последний факт и будет сделкой. Передача имущества сама по себе, являясь лишь исполнением соглашения (иным, нежели сделка, юридическим фактом), будет лишь свидетельствовать об имевшемся между сторонами соглашении — о том, что была совершена сделка.

Поэтому правильнее говорить о сделках не только как о дейст-* виях граждан и юридических лиц, направленных на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, т. е. исключительно как о юридических фактах. По общему правилу о сделках надо говорить как о таких действиях граждан и юридических лиц, с которыми законодатель связывает возможность установления, изменения и прекращения соответствующего сделке обязательства. Следовательно, нельзя рассматривать сделку отдельно как

юридический факт и отдельно как правоотношение. Сделка — это многоуровневое понятие, это только такой юридический факт, который способен породить определенное правоотношение (договорное обязательство). Остальные юридические факты к понятию сделки никакого отношения иметь не должны.

В целях данной работы мы будем делать акцент на факте заключения договора как юридическом факте.

Что же такое так называемые «несостоявшиеся сделки», «незаключенные договоры»? Попытаемся в этом разобраться.

Как известно, под сделкой понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК). Однако не все действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, являются сделками. Так, никто не станет утверждать, что обещание типа «я что-то тебе передам» является сделкой. Для того чтобы это действие, формально подпадающее под понятие сделки, содержащееся в п. 1 ст. 153 ГК, стало сделкой, необходимо, прежде всего, определить предмет обязательства, т. е. наименование и количество передаваемого, другие существенные условия, а также чтобы это волеизъявление было сделано надлежащим лицом в надлежащей форме и т. д. Только в этом случае предпринимаемые действия станут сделкой. Иначе — это не сделка в том понимании, которое придают ему нормы гражданского права. По общему правилу для совершения сделки — выражение воли лица, ее совершающего (п. 2 ст. 154 ГК), а для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка)— п. 3 ст. 154 ГК. При этом договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (п. 1 ст. 432 ГК). Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (п. 2 ст. 433 ГК), а договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 433 ГК). В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 434 ГК если стороны договорились заключить договор в опреде- ленной форме, то он считается заключенным после придания ему условленной формы. Сделки считаются несостоявшимися (договоры незаключенными) и в других случаях нарушения порядка их совершения (заключения), например, в случае неполучения акцепта на оферту, несвоевременного акцепта оферты и т. д.

Некоторые из указанных, содержащихся в части первой ГК, положений развиваются во второй части ГК, в соответствии с которой несоблюдение указанных выше правил не влечет возникновения • сделки (договора).

Так, в некоторых случаях говорится о незаключенном договоре при отсутствии в договоре существенных условий. Согласно п. 1 ст. 555 ГК («Цена в договоре продажи недвижимости»), договор продажи недвижимого имущества должен предусматривать цену этого имущества. При отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости, договор о ее продаже считается незаключенным.

В соответствии с п. 1 ст. 654 ГК договор аренды здания или сооружения должен предусматривать размер арендной платы. При этом правила определения цены, предусмотренные п. 3 ст. 424 ГК о цене за аналогичную услугу при сравнимых обстоятельствах, в данном случае не применяются. При отсутствии в договоре условия о размере арендной платы такой договор считается незаключенным.

О незаключенном договоре в случае отсутствия существенных условий говорится и в других случаях (см., например, ст. 4 Закона от

72

30.12.2004г. №214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве...» , ст. 7 Закона от 24.07.2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в РФ»54).

Ряд норм части второй ГК предусматривает, что в отдельных случаях договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента такой регистрации.

Пунктом 2 ст. 558 ГК определено, что договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента его регистрации. Согласно п. 3 ст. 560 ГК, договор продажи предприятия подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

В п. 2 ст. 651 ГК говорится о том, что договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. В п. 2 ст. 658 ГК указано, что договор аренды предприятия подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

Как о незаключенном при несоблюдении требования о государственной регистрации сделки говорится и в ряде других случаев, (см., например, ст. 11 Закона «О залоге»55, ст. 32 Лесного кодекса РФ56, ст. 55 Водного кодекса РФ57, ст. 4 Закона «Об участии в долевом строительстве... »58 и др.).

Также о незаключенном договоре говорится при отсутствии передачи имущества, когда в соответствии с законом для заключения договора (так называемые реальные договоры) такая передача необходима (п. 2 ст. 433 ГК). Например, в соответствии с п. 3 ст. 812 ГК («Оспаривание договора займа»), если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от заимодавца, договор займа считается незаключенным.

Следовательно, сделка считается совершенной (договор заключенным), если порядок и условия их совершения (заключения), т. е. фактические требования к их совершению соблюдены настолько, что можно утверждать, что они как юридические факты состоялись, т. е. состоялись как обстоятельства, с которыми закон связывает возникновение сделочного правоотношения.

В связи с этим О. А. Красавчиков, рассматривая незавершенный юридический состав, совершенно справедливо замечал, что «до тех пор пока юридический состав не завершен в своем объеме и содержании, до тех пор и составляющие его элементы остаются только фактами... Завершающий момент накопления состава представляет собой тот скачок, который переводит состав из одного состояния — фактического, в другое состояние— юридическое. Количество переходит в качество — факты становятся юридическими, порождая установленные нормой права юридические последствия»59.

Поэтому если сделка (вернее, не сделка, а действие, похожее на сделку), скажем, не содержит всех существенных условий (т. е. в данном случае недостаточное для нового качества количество), то она просто считается не состоявшейся как сделка — юридический факт, а следовательно, и не порождающей сделочного правоотношения.

Таким образом, под «несостоявшимися сделками» («незаключенными договорами») следует понимать такие действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, условия совершения (заключения) которых не соблюдены настолько, что нельзя считать эти совершенные действия сделками (договорами).

Исходя из правовой природы так называемых «несостоявшихся сделок», они характеризуются следующими признаками: —

во-первых, они совершены как действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. В этом отношении они отличаются от действий, не совершенных вовсе, т. е. от бездействий, и от остальных действий - фактов реальной действительности. От последних несостоявшиеся сделки отличает направленность на правовой результат (на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей); —

во-вторых, они хотя и совершены как действия, однако считаются не совершенными как сделки, т. е. как действия-факты реальной действительности они состоялись, но как действия-сделки — нет. В этом отношении они отличаются и от сделок; —

в-третьих, кроме несоблюдения порядка совершения сделок

(заключения договоров), фактических требований к их совершению,

»

эти действия иных пороков не имеют. «Действия сторон здесь относятся к несоблюдению порядка совершения сделки»60. «Выделение несостоявшихся сделок в самостоятельную группу вызвано тем, что дефектность сделок может быть предопределена не только юридическими требованиями действительности, но и фактическими»61.

Если рассматривать несостоявшиеся сделки более широко, то таковыми будут выступать различные преддоговорные соглашения (протоколы о намерениях, меморандумы о взаимопонимании и т. д.), фактически имеющие силу «джентльменских» соглашений, если их, конечно, в соответствии со ст. 429 ГК нельзя признать предварительными договорами. Предварительные же договоры не являются несостоявшимися сделками, поскольку де-факто это сделки о сделках. Так, в судебной практике несостоявшимся как сделка было признано соглашение о цене продажи нежилых помещений (конструкция типа «настоящим стороны пришли к соглашению о цене продажи нежилых помещений, расположенных.., в сумме...»). В своем решении по данному делу суд указал, что данное соглашение по своей правовой природе не является сделкой (договором), поскольку не создает обязательства, не устанавливает, не изменяет и не прекращает взаимные права и обязанности каждой из сторон, подписавших соглашение, не определяет содержание их прав и обязанностей, а лишь закрепляет намерение сторон о продаже и приобретении нежилых помещений по определенной цене. Так-же не применима к обжалуемому соглашению и ст. 429 ГК о предварительном договоре, так как в соглашении отсутствует обязательство сторон заключить в будущем договор .о передаче нежилых помеще-

О 1

ний, а также отсутствуют условия такого договора . Фактически суд посчитал данное соглашение «джентльменским», т. е. исполняемым лишь по воле самих сторон.

Несостоявшимися сделки будут там, где следствием передачи имущества является применение норм о неосновательном обогащении. В случае передачи имущества без соглашения об условиях пе- редачи возникает кондикционное обязательство как следствие того, что договор не заключен и поэтому нет предусмотренного законом для передачи имущества основания, иначе говоря, существует незаключенный договор. В связи с исполнением обязательства не кредитору, а другому (постороннему) лицу (имеется в виду, например, ' отправка товара по неверному адресу, выдача его перевозчиком по ? ошибке не получателю, зачисление поступивших в банк денег на і счет другого клиента и т. д.) также возникает обязательство из неос- 1 новательного обогащения, потому что нет заключенного между кредитором и третьим лицом договора. И здесь речь идет опять-таки о ' незаключенном договоре.

Незаключенный договор в широком смысле зачастую имеет место и в случае нарушения порядка исполнения (ненадлежащего исполнения) заключенного договора, как-то: передача имущества по договору сверх обусловленного или за пределами срока действия договора, передача имущества с иными нарушениями условий передачи (с нарушением условий договора о качестве, комплектности, ассортименте, таре и др.). Поскольку по заключенному договору исполнение осуществляется только в соответствии с его условиями, требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или обычно предъявляемыми требованиями (ст. 309 ГК), то по поводу отступлений от согласованного между сторонами порядка исполнения должно состояться соглашение; если же данное соглашение не достигнуто, то в этой части сделка не считается состоявшейся, а исполнение — надлежащим.

Кроме того, несостоявшимися в широком смысле будут и так называемые «суррогатные сделки» (суррогаты сделок определенно- го вида) % т. е. сделки, которые в силу несоблюдения порядка их

совершения считаются несостоявшимися как сделки одного вида, однако могут быть признаны состоявшимися как сделки другого вида. Иными словами, в данном случае та сделка, которую стороны в действительности имели в виду, считается несостоявшейся по причине несоблюдения условий ее совершения. Так, отсутствие в векселе какого-либо обязательного для векселя реквизита в некоторых случаях позволяет рассматривать его как обычное долговое обязательство, а не как вексель; аналогично кредитный договор, кредитором в котором не является банк или иная кредитная организация, может рассматриваться как договор займа.

Таким образом, незаключенный договор можно рассматривать очень широко. Однако для целей настоящей работы понятия несостоявшихся сделок (незаключенных договоров) будут рассматриваться как внешне очень схожие со сделками действия граждан и юридических лиц, хотя и направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, но в силу нарушения порядка заключения не являющиеся основанием для этого.

Между тем возникает вопрос, сделка является несостоявшейся как договор, т. е. как соглашение двух или более лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей, или также и как одностороннее волеизъявление-сделка? Считаем, что несостоявшимися преимущественно являются двух- и многосторонние сделки, иногда несостоявшимися могут быть признаны и

83 г\

односторонние сделки . Это связано с тем, что в соответствии со ст. 156 ГК к односторонним сделкам соответственно применяются общие положения об обязательствах и договорах постольку, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки.

В ГК, например, в ряде случаев прямо указывается на возможность признания несостоявшимися некоторых односторонних сделок. Так, выдача чека является односторонней сделкой. В ст. 878 ГК перечислены обязательные реквизиты, которые должны быть указа-

3 Применительно к двух- и многосторонним сделкам правильнее говорить «незаключенные договоры», делая акцент на согласовании волеизъявлений как на моменте совершения сделки (заключении договора). Если говорить об односторонних сделках, то для них правильно употреблять понятие «несостоявшиеся сделки». Иными словами, сделка совершается, а договор, прежде всего, заключается. ;• > ны в чеке. Отсутствие какого-либо из указанных обязательных реквизитов лишает документ силы чека.

Составление векселя также является односторонней сделкой. В п. 1 Положения о переводном и простом векселе (постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 г. № 104/1341 «О введении в

84

действие Положения о переводном и простом векселе» ) указано, что должно содержаться в переводном векселе. Если чего-либо не окажется в документе, то он не будет иметь силы переводного векселя.

Таким образом, несостоявшимися могут быть как двух- и многосторонние сделки (договоры), так и односторонние сделки.

Рассмотрим более подробно, что такое несостоявшиеся сделки, являются ли они юридическими фактами вообще, а сделками в особенности.

Исходя из правовой природы несостоявшихся сделок, можно констатировать, что это — не сделки; а действия до сделки, скорее, недоделки сделки. Они не содержат того необходимого элемента, с которым действия-факты реальной действительности становятся юридическими фактами — сделками, т. е. такими фактами реальной действительности, с которыми закон связывает возможность возникновения, изменения или прекращения особого рода правоотношения — сделочного обязательства (общественного отношения, урегулированного, скорее, не нормами закона, а свободным волеизъявлением сторон, имеющим для них силу закона, а иногда, ввиду принципа диспозитивности, и силу большую, чем закон). Таким образом, несостоявшиеся сделки не являются юридическими фактами — сделками.

По общему правилу несостоявшиеся сделки не являются и юридическими фактами вообще, поскольку сами по себе не порождают никаких правовых последствий, потому что с ними закон не связы-

85

вает эту возможность . С точки зрения логики и русского языка, «несостоявшийся факт» — это тот факт, который не имеет места быть как факт. Правда, в некоторых случаях несостоявшиеся сделки, не являясь юридическими фактами — сделками, иногда могут являться юридическим фактами вообще. Так, неакцептованная оферта — это пока еще не сделка, но уже юридический факт иного рода (абз. 1 п. 2 ст. 435 ГК), так как закон не связывает с ней возможность отзыва с момента получения адресатом. Это, конечно, редкое исключение. В связи с этим считаем ошибочным безапелляционное утверждение О. В. Гутникова о том, что несостоявшиеся сделки являются юридическими фактами86. По общему правилу, «если сделка не состоялась, то она не является юридическим фактом, а следова-

87

тельно, и сделкой» .

Возникает вопрос, а как же недействительные сделки? (Под недействительными сделками, если в контексте особо не оговорено иное, будут пониматься такие недействительные сделки, которые не относятся к несостоявшимся.)

Заметим, что «несмотря на то, что в российском законодательстве институт недействительности сделок используется уже давно, в

науке гражданского права до сих пор не существует единого мнения

88

об определении понятия недействительных сделок» . По многим вопросам о недействительности сделок на протяжении длительного промежутка времени ведется правовая дискуссия, конца которой не видно и в настоящий момент, в том числе по причине того, что ответ на один из вопросов этой дискуссии (является или нет недействительная сделка юридическим фактом вообще, а сделкой в особенности?), косвенно зависит от ответа на другой вопрос (является ли несостоявшаяся сделка видом недействительной сделки или нет?).

По вопросу о том, является ли недействительная сделка сделкой и юридическим фактом, сложилось две диаметрально противоположные точки зрения.

Nb ъ Л

шения, т. е. общественного отношения, урегулированного нормами права, не создает. Эти действия находятся скорее в плоскости морали, но не права, и могут исполняться добровольно сторонами под воздействием их внутренних 87

88

об

Гутников О. В. Указ. соч. С. 100. 87 Красавчиков О. А. Указ. соч. С. 58. Гутников О. В. Указ. соч. С. 15. Противники признания недействительных сделок юридическими фактами вообще, а сделками в особенности апеллируют к тому, что юридический факт — это такой факт реальной действительности, с которым закон связывает наступление определенных юридических последствий, а недействительная сделка никаких последствий по общему правилу не влечет. «Недействительная сделка — это отсутствие юридического факта, действие, для права безразличное»62. Если же она и влечет последствия, то только не такие, на которые была направлена воля сторон, а лишь те, которые являются последствиями недействительности сделки, наступления которых стороны никак не желали. Последователями такой точки зрения в науке гражданского права являлись, например, С. Ф. Кечекьян, Ю. К. Толстой и М. М Агарков63. Последний даже предлагал не применять термин «сделка» к недействительным сделкам, поскольку они, по его мнению, таковыми не являются, а именовать их недействительными волеизъявлениями.

Сторонники признания недействительных сделок и юридическими фактами, и сделками (например, Д. И. Мейер, Г. Ф. Шерше- невич, Д. М. Генкин, И. Б. Новицкий64) отмечали, что недействительные сделки все же существуют. Если они и не приводят к тем последствиям, на которые были направлены, то это еще ничего не означает, поскольку такая сделка в любом случае влечет за собой другие юридические последствия. Юридический факт влечет за собой определенные правовые последствия, однако из природы юридического факта с необходимостью не следует, что он порождает именно те последствия, на которые была направлена воля сторон.

Признавая недействительные сделки юридическими фактами вообще и сделками в особенности, отметим следующее. Весьма на- глядно эта точка зрения представлена у Н. Л. Дювернуа иН. В. Ра-

Q0

бинович. Первый сравнивал недействительные сделки с фальшивыми монетами. Он отмечал, если монета является фальшивой, она не будет порождать платежную силу, т. е. будет недействительной. Однако фальшивая монета, так же как и настоящая, все равно останется и будет называться монетой. Это совершенно справедливо. Продолжая мысль Н. Л. Дювернуа, заметим, что законодательство фальшивая монета больше интересует не как монета (хотя она и является монетой). Фальшивая монета интересна законодательству как фальшь, т. е. как правонарушение.

В связи с этим наиболее убедительной представляется аргументация Н. В. Рабинович, которая замечает: «Недействительная сделка является сделкой по своему содержанию, форме и направленности. В то же время она представляет собой правонарушение, поскольку нарушает норму закона, установленный правопорядок. Это относится ко всем недействительным сделкам... Однако недействительная сделка — правонарушение особого порядка, один из видов правонарушений в широком смысле слова...»65. Далее она отмечает: «...из этого не следует, что она (недействительная сделка. — В. К) перестает быть сделкой, представляет собой деликт, точно так же, как не перестает быть административным актом тот акт, который является

94

незаконным, неправильным...»

Недействительность сделки не имеет никакого отношения к факту заключения договора с точки зрения наличия правообразующего состава, т. е. к сделке как юридическому факту. Она относится только к тому правоотношению, которое из факта заключения договора может возникнуть66. Поэтому недействительные сделки как сделки-факты считаются состоявшимися, т. е. содержат все необходимые элементы (состав), с которыми действия-факты реальной действительности становятся сделками, однако в силу других причин (нарушения законодательства) они не порождают желаемых сторонами правовых последствий (сделочного правоотношения). Такая сделка «недействительна именно как сделка, в силу присущих ей как сделке недостатков»67. В качестве юридического факта недействительная сделка является сделкой, «но без принадлежащего ей правового эффекта»68. «Недействительность — это правовая оценка соответствующей реальности, состава социального явления, который являет собой состав сделки именно как социального явления»69. Следовательно, недействительная сделка представляет собой действие, которое хотя и совершено в виде сделки, однако не обладает способностью действительных сделок порождать какие-либо последствия, кроме тех, которые непосредственно связаны с недействительностью сделки, ввиду ее несоответствия гражданскому законодательству. Недействительная сделка — это по форме, содержанию (составу) сделка, а по сути — гражданско-правовое нарушение, и законодательство она больше интересует не как сделка, а как гражданско-правовое нарушение. Недействительная сделка, являясь по форме и содержанию (составу) сделкой, не порождает свойственные сделкам последствия, т. е. говорить о них как о полноценных сделках также нельзя. Сделкой она является лишь по форме, содержанию. И все. По сути — это гражданско-правовые нарушения, способ совершения которых внешне представляет сделку. «Возникшее по форме как сделка, действие на самом деле явля-

99

ется не сделкой, а правонарушением» .

Недействительная сделка является и юридическим фактом вообще, поскольку порождает в случае исполнения возможность применения к ней последствий в виде недействительности.

Считая недействительные сделки и юридическими фактами, и сделками, хотелось бы дополнить аргументацию тех, кто считает недействительные сделки сделками следующими тремя моментами, на которые исследователи до сих пор не обращали внимание.

Во-первых, параграф «Недействительность сделок» с точки зрения законодательной техники структурно находится в главе 9 «Сделки». Если бы законодатель не считал недействительные сделки сделками, то он должен был бы выделить их в отдельную, самостоятельную главу, а не в параграф в главе «Сделки». Иными словами, само место расположения их в структуре ГК говорит о том, что недействительные сделки — это вид сделок. При этом такое расположение не случайно, оно не может быть расценено как недосмотр законодателя, поскольку традиционно для российской ци- вилистической науки70.

Во-вторых, и в легальном определении недействительной сделки, содержащемся в ст. 167 ГК (недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения), и в других нормах ГК законодатель, говоря о недействительной сделке, оперируют понятием «сделка».

Третий аргумент, упускаемый многими из виду: слово «недействительный» в словосочетании «недействительная сделка» с точки зрения русского языка является прилагательным, т. е. признаком самого предмета (существительного «сделка»), его качественной характеристикой. С этой точки зрения сделки бывают выгодными и невыгодными, действительными и недействительными и т. д. Все это виды, качественные формы проявления сделок, которые с точки зрения русского языка выражены прилагательными.

Таким образом, недействительные сделки являются и юридическими фактами (правда, особого рода), и сделками (правда, также относительно). Это отличает несостоявшиеся сделки от недействительных71.

Если мы рассматриваем факт заключения договора как юридический факт, то можно выделить состоявшиеся и несостоявшиеся сделки. При этом состоявшаяся сделка порождает определенное правоотношение, а несостоявшаяся — нет. Вот это-то правоотношение, которое порождается состоявшейся как юридический факт сделкой, в некоторых случаях и признается недействительным. Исходя из этого место несостоявшихся сделок в системе гражданско- правовых институтов и в системе юридических фактов и фактов ре-

альной действительности можно представить следующим образом (см. схему 5). л

1

v'i. •а

] s.f,

Действия? — факты реальной | действительности і

Действия юридические факга

[ Действия — 1 I неюридические факты]

х (Иные действия юр. факты

Состоявшиеся сделки

Иные действия

Несостоявшиеся сделки

(сделки)

і Действительные ! сделки

Схема 5

Недсйствт ельные сделки

Таким образом, очевидно, что попытки исследователей недействительных сделок однозначно ответить на вопрос, являются или нет недействительные сделки, в том числе несостоявшиеся сделки, юридическим фактом и сделкой в особенности, обречены на неудачу, поскольку в данном случае под недействительными сделками объединены различные по правовой природе явления (и те, которые являются юридическими фактами, и не являющиеся таковыми).

В связи с этим следует обратить внимание на терминологическую характеристику.

Все определения, в которых несостоявшиеся сделки формируются через понятие сделки (не вступившая в силу сделка, несовершенная сделка, несостоявшаяся сделка, незаключенный договор) логически не совсем точны, поскольку такое явление, как следует из его правовой природы, сделкой не является. Это— действия до сделки, точнее сказать, недоделки сделки.

По законам логики факты реальной действительности могут определяться путем отрицательного описания, если они как факты не перестают существовать. Иными словами, отрицание должно относиться не к самому факту (несостоявшаяся сделка — не-сделка), а к его описанию (выгодная — невыгодная сделка). Если отрицается сам факт реальной действительности, то должно быть введено новое определение. Поэтому, поскольку так называемые «несостоявшиеся сделки» — это не сделки, а что-то другое, то целесообразны разработка и применение к ним новой терминологии.

Кроме того, с точки зрения русского языка, выражения «несостоявшаяся сделка», «незаключенный договор», «несовершенная сделка», «не вступившая в силу сделка» — это оксимороны (греч. oxymoron — букв, остроумно-глупое), т. е. стилистические обороты, сочетающие противоположные по значению слова, или бессмысли-

1 CP

цы типа «мертвые души», «живой труп» и т. д. ~ Оксимороны для придания языку выразительности и колорита могут употребляться только в литературной речи, но никак не в научной.

Имеющаяся терминология («несостоявшаяся сделка», «незаключенный договор», а особенно «несовершенная сделка») включает в себя, наряду с изучаемым явлением, и потенциально любое бездействие граждан и юридических лиц, т. е. оно несколько шире изучаемого явления. А расширение изучаемого явления до таких размеров нецелесообразно, поскольку бездействия с этой точки зрения гражданское право не интересуют вовсе.

Поэтому считаем целесообразным для обозначения изучаемого явления ввести новые определения: «не состоявшиеся как сделки действия (волеизъявления)», «не согласованные волеизъявления»72. Данные определения, на наш взгляд, более удачно отражают сущность изучаемого явления, потому что не только подчеркивают, что совершенные с нарушением правил о сделках действия сделками не являются, но и более четко определяют, что сами эти действия хотя и совершены, но не состоялись именно как сделки. Кроме того, эти определения исключают бессмыслицу в своем содержании, которая недопустима в научных категориях.

Что касается так называемых «несостоявшихся сделок», то слова «несостоявшаяся», «незаключенный», «несовершенная» в определениях «несостоявшаяся сделка», «незаключенный договор», «несовершенная сделка» по правилам русского языка являются не отглагольными прилагательными, т. е. признаками существительного «сделка» (как в примерах «невыгодная сделка», «недействитель- ная сделка» прилагательные «невыгодная», «недействительная»), а причастиями, т. е. действиями, которые существительное испытывает на себе, поскольку образованы от глаголов совершенного вида (состояться (несостоявшиеся сделки), заключить (незаключенные договоры), совершить (несовершенные сделки)). Сказанное означает, что слова «несостоявшаяся», «незаключенный», «несовершенная» в определениях «несостоявшаяся сделка», «незаключенный договор», «несовершенная сделка» являются не сущностными признаками существительного «сделка», его качественными характеристиками (как в словосочетании «недействительная сделка»), а действиями, которые это существительное (слово «сделка») претерпевает (если состоялась — сделка, если не состоялась — не-сделка. несостоявшаяся сделка).

Таким образом, в отнесении того или иного слова к определенной части речи (прилагательному или причастию) также подчеркивается глубокая логически и юридически акцентируемая смысловая разница.

Указанную разницу можно проследить и в отношении понятий «несостоявшийся» и «недействительный». Несостоявшийся — тот, который не имел места быть в действительности, недействительный — тот, который был, но в силу нарушений не считается, что он был.

Следовательно главное отличие недействительных сделок от не* состоявшихся заключается в том, что недействительные сделки — это по форме, содержанию (составу) все-таки сделки, а несостоявшиеся сделки — это действия до сделки, недоделки сделки. В этом отношении Н. В. Рабинович справедливо отмечала, что «от сделки недействительной сделка несостоявшаяся отличается следующим... несостоявшаяся сделка представляет собой правовое "ничто", вообще сделкой не является... в отличие от несостоявшейся сделки недействительная сделка — это сделка, которая состоялась, однако в силу присущих ей недостатков признается лишенной правовой силы»73. Развивая взгляды Н. В. Рабинович, весьма образно высказался по этому поводу М. И. Брагинский, заметив, что «несостоявшийся договор ("незаключенный договор") — это всегда "ничто", а недей- ствительный — может быть "нечто", имея в виду те специальные последствия, которые указаны в законе на этот счет»74.

Проанализировав несостоявшиеся сделки с точки зрения теории юридических фактов, обратимся к рассмотрению их как правоотношений.

Несостоявшиеся сделки как правоотношения — это действия граждан и юридических лиц, не являющиеся основанием для возникновения свойственного сделке обязательства. Это узкое понимание несостоявшейся как правоотношение сделки.

Однако есть и широкое значение несостоявшихся как сделки- правоотношения действий, т. е. имеются в виду заключенные как юридический факт, но не исполненные как правоотношение договоры.

Иными словами, из самого факта заключения договора, договора как юридического факта в любом случае может возникнуть сделочное правоотношение (обязательство, урегулированное нормами договора и закона). Однако если представить возникающее из договора — юридического факта обязательство в виде айсберга, у которого незначительная часть находится над поверхностью воды, а основная его масса— под водой, то из самого факта заключения договора у одной стороны возникнет лишь право требования принудительного исполнения договора другой, т. е. это лишь надводная верхушка айсберга в возникающем обязательстве — правоотношение в узком смысле слова. Основные же права и обязанности сторон, составляющие существо обязательства (правоотношение в широком смысле, обязательственное правоотношение), возникнут несколько позже — с фактом исполнения заключенного сторонами договора.

Если стороны, заключив договор купли-продажи, в дальнейшем добровольно взаимно не предприняли мер к его исполнению, то обязательственного правоотношения в широком смысле этого слова, как совокупности взаимных прав и обязанностей сторон, не возникает, а возникает лишь обязательство в узком смысле — гипотетическая обязанность одной стороны исполнить такой договор в соответствии с его условиями (добровольно или принудительно через суд), и право другой стороны требовать исполнения. В данном случае имеется в виду неисполненный договор, который фактически является несостоявшимся как договор-правоотношение в обычном понимании. Однако такой договор не имеет ничего общего с так называемыми «несостоявшимися сделками». Этот договор считается состоявшимся как юридический факт, порождает обязательство в узком понимании его значения, являясь неисполненным (иными словами— несостоявшимся) правоотношением в обычном (широком) понимании. А несостоявшаяся сделка, как показано выше, юридическим фактом не является, возникновения обязательств (даже в узком их понимании) сама по себе не влечет.

Таким образом, несостоятельность сделки относится, прежде всего, к сделке-факту. Несостоятельность не может относиться только к сделке-правоотношению, потому что в противном случае это будут заключенные, но неисполненные договоры. Поэтому несостоятельность сделки-правоотношения в любом случае является следствием несостоятельности сделки как юридического факта (недействительность же сделок, как и их неисполненность, относится исключительно к сделке как правоотношению). Следовательно, под несостоявшимися сделками будут пониматься такие действия граждан и юридических лиц, за которыми закон в случае несоблюдения его требований не признает силы юридического факта для возникновения соответствующих сделке правоотношений.

Таким образом, договор (сделка) является несостоявшимся, прежде всего, как юридический факт, а следовательно, и как правоотношение.

При этом, учитывая способы заключения договора как частного и наиболее распространенного случая сделки, нужно отметить, что сделка (договор) — это, как правило, единый документ, выражающий волю сторон, его составляющих. Однако, как отмечалось выше, понимать под сделкой (договором) только единый документ было бы неправильно75, поскольку под сделкой (договором) могут также пониматься: 1>г м, г,

; Ч Л • • " • —

обмен документами (п. 2 ст. 434 ГК). Вариации здесь могут быть самые разные. Главное, чтобы четко можно было проследить документальную оферту и ее документальный акцепт; —

документ и конклюдентные действия (п. 3 ст. 438 ГК), т. е. за документальной офертой следуют однозначно выражающие намерения действия по ее выполнению (фактический акцепт); —

устные сделки (ст. 159 ГК), т.е. документально никак не оформленные действия, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей.

Хотелось бы отметить, что сделка как юридический факт может являться несостоявшейся при наличии соответствующих условий, при всех способах ее заключения: таковой она может быть и как единый документ, и как обмен документами, и как устное волеизъявление, и как акцепт конклюдентными действиями документальной оферты.

При этом договор-документ, имеющий все основания считать его незаключенным как документ, таковым не всегда является как сделка и как правоотношение (об этом подробнее см. в параграфе 3.1 настоящей работы).

Более подробно следует остановиться и на вопросе соотношения недействительных и несостоявшихся сделок. Сразу оговоримся, что соотношение понятий «несостоявшаяся сделка» и «недействительная сделка» является самой большой проблемой в исследуемой области. Не случайно поэтому некоторые исследователи вообще не видят разницы между недействительными и несостоявшимися сделками, а многие хотя и видят, но указывают на утрату ее практического значения. Поэтому возникает вопрос: несостоявшиеся сделки имеют самостоятельную правовую природу или же они, наряду с ничтожными и оспоримыми сделками, являются разновидностью недействительных сделок, а может быть они — вид ничтожных сделок? Особая терминология, применяемая к несостоявшимся сделкам, — это недосмотр законодателя, признак самостоятельной и отличной от недействительных сделок правовой природы несостоявшихся сделок или же это не что иное, как отражение лишь некоторых особенностей, позволяющих выделять их в особую подгруппу среди сделок недействительных?

Постараемся в этом разобраться.

Как известно, сделки недействительны по основаниям, установленным в ст. 168-179 ГК, в силу признания их таковыми судом (оспоримые сделки) либо независимо от такого признания (ничтожные сделки). При этом в соответствии со ст. 168 ГК сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В юридической литературе на правовую природу несостоявшихся сделок фактически сложились две диаметрально противоположные точки зрения76.

Согласно первой несостоявшиеся сделки являются недействительными по основанию несоответствия их нормам права о порядке совершения сделок (заключения договоров). Фактически последователи этой точки зрения ссылаются на норму права, содержащуюся в начале ст. 168 ГК, по которой «сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна».

По другой точке зрения, несостоявшиеся сделки имеют отличную от недействительных правовую природу, и в обоснование своей точки зрения ее последователи ссылаются уже на продолжение ст. 168 ГК, в соответствии с которым «сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматрива- - ет иных последствий нарушения». Несостоявшаяся сделка, считают они, предусматривает иные последствия нарушения — применение к ним норм о неосновательном обогащении. В обоснование своей точки зрения они ссылаются и на то, что закон, наряду с понятием «недействительность сделки», в ряде случаев употребляет особую терминологию (понятия «незаключенный договор», «не имеющая силы сделка»). Они также отмечают отличную правовую природу несостоявшихся сделок, не считая их сделками, в отличие от недействительных, которые, на их взгляд, являются сделками.

По нашему мнению, несостоявшиеся сделки — это отличное от недействительных правовое явление.

Так, выше уже отмечалось, что несостоявшаяся сделка — это отсутствующий факт заключения договора как юридический факт.

Недействительность сделки — это недействительное (аннулируемое) из состоявшегося факта заключения договора как юридического факта правоотношение.

Недействительная сделка зачастую является действием неправомерным, поскольку не соответствует требованиям закона (регулятивным нормам), а в некоторых случаях и противоправным (т. е. ко-

108

гда нарушает охранительные нормы-запреты) . Однако вряд ли можно говорить о том, что несостоявшаяся сделка не соответствует тем или иным нормам права, а значит, является видом недействительной сделки по признаку несоответствия законодательству. Так, казалось бы, несостоявшиеся сделки являются неправомерными действиями, потому что при их совершении не соблюдаются те или иные требования, предъявляемые к порядку совершения сделок. Но, с другой стороны, в случае несоблюдения требований, предъявляемых к порядку совершения сделок, можно говорить о том, что совершаемые действия просто не являются сделками, т. е. теми юридическими фактами, с совершением которых наступают предусмотренные законом последствия. Они не являются юридическими фактами вообще, т. е. такими фактами реальной действительности, с которыми возникают правовые последствия. С их совершением никаких последствий не наступает, и они сами по себе никаких правоотношений не порождают. Иных нарушений они не допускают. «Правом оценивается уже имеющийся состав социального явления, существующая реальность, если этого нет, то праву, собственно, и нечего оценивать»77. Поэтому действия, не состоявшиеся как сделки, по нашему мнению, должны являться безразличными с точки зрения их правового регулирования, а потому они и не могут быть неправомерными, как не будут

неправомерными (если из них, конечно, не усматривается злоупотребления правом), например, следующие действия: неакцепт оферты или просьба контрагента направить ему прайс-лист с последующим отказом от заказа по нему. «Никто не оспаривает того, что переговоры о заключении договора не могут считаться сделкой и призна-

~ 110 ваться ничтожными по правилам о недействительных сделках»

Неправомерными будут действия по исполнению таких сделок, но это уже другой вопрос.

Если все-таки считать несостоявшиеся сделки действиями неправомерными, то несостоявшиеся сделки по признаку несоответствия законодательства имеют одну весьма специфическую черту. При I их совершении не соблюдаются фактические требования законодательства к сделкам, при совершении же недействительных сделок — юридические. Здесь мы полностью соглашаемся с Ю. П. Егоровым78, подчеркивающим эту разницу, хотя и считаем данный критерий достаточно условным.

Кроме того, при рассмотрении недействительных и несостоявшихся сделок одновременно с исполнением эти понятия также не совпадают.

В связи с последующим ошибочным исполнением несостоявшейся сделки могут возникнуть кондикционные правоотношения, т. е. обязательства из неосновательного обогащения — обязанность одной стороны вернуть другой необоснованно полученное. В случае же с исполнением недействительной сделки возникает правоотношение по применению последствий ее недействительности. Иначе говоря, из факта исполнения разных видов сделок возникают разные виды правоотношений (разница в возникающих правоотношениях будет проанализирована в главе 3).

Последующее исполнение несостоявшейся сделки иногда может свидетельствовать о наличии сделочного правоотношения. Имеется в виду, к примеру, следующая ситуация. Сторонами заключен договор купли-продажи, в котором указано, что такие существенные характеристики передаваемого товара, как наименование и количество, будут согласовываться в спецификации, являющейся неотъемлемой частью договора, т. е. до подписания спецификации данный

договор считается незаключенным. Если предположить, что незаключенный договор является видом недействительной сделки, то его исполнение должно повлечь последствия недействительности сделки в виде двусторонней реституции. Однако если одной стороной по такому договору будет передан по накладной товар, в которой в качестве основания указан этот договор, и он будет принят уполномоченным лицом со стороны покупателя, суд никогда не применит последствия недействительности сделки. Напротив, им будет взыскана стоимость товара, как будто бы договор считается заключенным. В данном случае получается, что правоотношение не возникает с самим не состоявшимся до конца как сделка действием (договор-документ), оно возникнет лишь с последующим исполнением, которое в совокупности с предыдущими действиями сторон свидетельствует о соглашении и потому является юридическим фактом, порождающим соответствующее правоотношение.

Исполнение же недействительной сделки сделочное правоотношение (обязательство) никогда и ни при каких обстоятельствах не создаст: в любом случае должно возникнуть правоотношение, связанное с применением последствий признания сделки недействительной.

Этим несостоявшаяся сделка и отличается от сделки недействительной. Иными словами, незаключенный договор — это незавершенный состав (по выражению JI. Эннекцеруса, «сделка в неопределенном состоянии»79), который в любой момент может стать завершенным, т. е. в принципе его недостатки от воли сторон носят устранимый характер. Недействительный же договор — это «как бы мертворожденный организм, который не может быть излечен никакими средствами»80. Недействительный договор имеет завершенный состав, без изменения существа самого правоотношения он не сможет стать действительным (действительным он станет, если изменится сама сущность взаимоотношений сторон)81, стороны будут вынуждены заключить новый договор, лишенный тех недостатков, из-за которых предыдущий оказался недействительным.

Помимо отличий между недействительными и несостоявшимися сделками имеется и одно весьма важное сходство.

Так, несостоявшаяся сделка сама по себе не является юридическим фактом для возникновения обязательства. Поэтому несостоявшиеся сделки, по общему правилу, — это и несостоявшиеся правоотношения. Как справедливо отмечает М. И. Брагинский, «отсутствует соответствующий юридический факт (договор-сделка), а значит, не возникают последствия этого факта (договор- правоотношение)»82. Впрочем, в этом отношении они ничем не отличаются от сделок недействительных, которые также сами по себе, без исполнения, никакого правоотношения не создают. Здесь, пожалуй, следует согласиться с О. В. Гутниковым, который отмечал, что «если же под сделкой подразумевать правоотношение, то выражение "несостоявшаяся сделка" является синонимом выражения "недействительная сделка"83». Иными словами, если рассматривать не недействительные сделки (т. е. их, прежде всего, как юридические факты), а неспособность сделки и иных действий произвести свойственный для сделок результат (т. е. как правоотношение), то понятие «не порождающая свойственные сделке последствия» будет собирательным и включать в себя и недействительные сделки (действия, состоявшиеся как сделки), и несостоявшиеся как сделки действия.

Однако у такого решения, на наш взгляд, есть определенные недостатки. Выше была показана разница между недействительными и несостоявшимися сделками как сделками-фактами, а при последнем подходе понятие сделки как юридического факта будет размыто, что нежелательно. Кроме того, сам законодатель зачастую употребляет понятие «недействительная сделка» или, говоря о ней, безапелляционно называет ее сделкой.

Как нам представляется, более целесообразным будет разделение недействительных сделок и действий, не состоявшихся как сделки, в самостоятельные группы. Мы полностью согласны с проф. О. Н. Садиковым в том, что «разграничение недействительных и несостоявшихся сделок лежит в русле современных тенденций гражданско-правового регулирования, которое постепенно становится более точным и дифференцированным, что позволяет учитывать особенности отдельных жизненных ситуаций и добиваться более адекватного их правового урегулирования, хотя, надо признать, и делает его более сложным для практического применения»117. Все предпосылки и основания к этому, на наш взгляд, имеются.

Поэтому в целях единообразного понимания действующего законодательства, на наш взгляд, не лишним было бы принятие по этому вопросу высшими судебными инстанциями постановления Пленума, как это предлагается некоторыми исследователями84 и сделано, например, в Белоруссии85.

В заключение отметим, что под несостоявшимися сделками мы будем рассматривать такие действия, хотя и имевшие место быть в качестве фактов реальной действительности, но за которыми закон по причине несоблюдения порядка совершения сделки (фактических требований к сделке) не признает сделки — юридического факта (факта заключения договора) как основания для возникновения, изменения и прекращения свойственного сделке обязательства. То есть под несостоявшимися сделками будут пониматься действия, хотя и направленные на установление, изменение и прекращение гражданских правоотношений, но которые по своей правовой природе не являются юридическими фактами вообще и сделками в особенности.

Поскольку несостоявшиеся сделки не являются сделками, на наш взгляд, целесообразны разработка и применение к ним новой терминологии. Считаем, что они должны определяться как «дейст- вия, не состоявшиеся как сделки». Данное определение более полно раскрывает суть этого правового явления в качестве фактов реальной действительности, которые не являются юридическими фактами-сделками. Кроме того, данное определение исключает понимание под несостоявшимися сделками бездействий, которые с этой точки зрения гражданское право не интересуют вовсе, и потому их расширение до таких размеров нецелесообразно.

По вопросу соотношения несостоявшихся сделок с недействительными возможны различные решения. Однако, как нам представляется, наиболее целесообразным было бы выделение несостоявшихся сделок в качестве самостоятельного правового института наряду с недействительными ничтожными и оспоримыми сделками.

В связи с этим предлагаются следующие определения недействительности и несостоятельности сделок. Недействительность сделки — это отрицание правом последствий сделки — юридического факта по юридическим недостаткам, имевшим место в момент совершения сделки. Несостоятельность сделки — это отсутствие факта совершения сделки (сделки как юридического факта) и ненаступление свойственных сделке последствий вследствие фактических недостатков к порядку ее совершения.

<< | >>
Источник: Кияшко В. А.. Несостоявшиеся сделки: очерк законодательства, теории и правоприменительной практики.— СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический центр Пресс». — 240 с.. 2007

Еще по теме 1. 2. Понятие несостоявшихся сделок, их общая характеристика:

  1. §1.2. Понятие «акционер» в науке и законодательстве.
  2. § 1. Общая характеристика способов создания холдингов
  3. 5. Подписка на акции
  4. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  5. § 2.2. Механизм правового регулирования операций иностранных юридических лиц с ценными бумагами
  6. 1. 2. Понятие несостоявшихся сделок, их общая характеристика
  7. 3. 3. Последствия признания сделки несостоявшейся
  8. 3.1. Вещно-правовые способы защиты прав на недвижимость
  9. Содержание
  10. 1.1.4. Понятиенесостоявшихсясделокиегосоотношение спонятиемнедействительныхсделок
  11. Глава 2 Правовой режим уставного капитала акционерного общества
  12. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -