Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

ГОНГАЛО Б.М., КРАШЕНИННИКОВ П.В. РАЗВИТИЕ КОДИФИКАЦИИ ЖИЛИЩНОГО ПРАВА

Не секрет, что большинство цивилистов относятся к жилищному праву несколько снисходительно. Считается, что в нем нет простора для теоретической мысли, оно наполнено цивилистическими конструкциями, которые, однако, будучи перенесенными в жилищно-правовую сферу, оказались примитизированными, всецело подчинено жилищной политике государства и потому не имеет и не может иметь прочного теоретического основания и т.д.
и т.п.

Между тем жилищное право касается каждого гражданина. Во многих жилищных отношениях участвуют юридические лица. И если, предположим, гражданин может никогда не заключать договоров аренды, комиссии, поручения и т.д., то воздействие жилищно-правовых норм он испытывает всегда. Понятно, что с точки зрения "высокой теории" суждения о трансцендентальном в праве в ряде случаев выглядят более привлекательными и более эффектными, нежели анализ правомочий пользователя жилым помещением, определение круга членов семьи нанимателя жилого помещения и т.п. Но не забываем ли мы при таком подходе о том, чему и кому должно служить право?

Думается, жилищное право заслуживает более уважительного к себе отношения.

Эффективность правового регулирования жилищных отношений (как, впрочем, и иных социальных связей) зависит от множества факторов, в том числе от степени юридической силы основополагающих документов, количества и содержания конкретных правовых норм, включенных в эти акты, намеченных ими путей дальнейшего развития соответствующей отрасли законодательства и т.д. Однако анализ этих факторов вне исторического подхода будет неполным, потому что если игнорировать сопутствующие обновлению законодательства общественно- политические процессы, научные дискуссии и пр., то останутся в тени причины того, почему плох или хорош закон, окажется затруднительным объяснение содержания конкретных его глав, статей и т.д.

В этой связи уместно вспомнить, что любое системное исследование не может быть в чистом виде функциональным, структурным или историческим. Обычно превалирует тот или иной метод исследования. Но для того, чтобы увидеть всю картину в целом, требуется сочетание названных методов.

Поэтому, характеризуя правовое регулирование жилищных отношений, прежде всего следует обратиться к истории формирования жилищного законодательства.

В дореволюционный период (до 1917 г.) обособленной системы норм, призванных регулировать отношения по поводу жилья, не существовало.

На отношения, связанные с наймом жилья, в полной мере распространялись нормы, регулирующие наем имущества <1>. Постепенное выделение из данного обязательства найма жилого помещения началось после Октябрьской революции 1917 г., когда государство регламентировало процесс перераспределения жилищного фонда от "богатых" слоев населения "бедным" <2>, право собственности на жилье в основном заменялось жилищным наймом. Как указывалось в программе, принятой в 1919 г. VIII съездом РКП(б), "советская власть экспроприировала полностью все дома капиталистических домовладельцев и передала их городским Советам; произвела массовое вселение рабочих из окраины в буржуазные дома; передала лучшие из них рабочим организациям, приняв содержание этих зданий на счет государства..." <3>.

Очень быстро основная часть жилищного фонда стала государственной, государство сдавало ее гражданам по договору найма. Нормативное регулирование, соответственно, все больше стало выделять указанный договор, придавая ему больше социальных функций и, следовательно, перемещая по существу договор имущественного найма по поводу одного объекта - жилья - на границу частного и публичного права <4>.

<1> См. гл. 2 разд. 3 книги четвертой Свода законов гражданских (Законы гражданские) // Свод законов Российской империи. Т. X. Ч. 1. СПб., 1884. С. 534 - 550.

<2> СУ РСФСР. 1917. N 1. Ст. 13, 14.

<3> КПСС в резолюциях и решениях... Ч. 1. М., 1953. С. 427 - 428.

<4> ГК 1922 г. в динамике см. в сб.: Кодификация гражданского законодательства: Свод законов гражданских Российской империи, Проект Гражданского уложения Российской империи, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Екатеринбург, 2003. С. 607 - 772.

Однако в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. нормы о договоре найма жилого помещения все еще расположены в главе "Имущественный наем". В соответствии со ст. 152 по договору имущественного найма одна сторона (наймодатель) обязывалась предоставить другой (нанимателю) имущество за определенное вознаграждение для временного пользования. При этом в ст. 156 прямо выделялась специфика имущественного найма, если объектом договора выступали жилые помещения, а субъектами - определенные категории граждан: "В тех случаях, когда нанимателями являются... наемные рабочие и служащие, учащиеся государственных учебных заведений, состоящие на иждивении красноармейцев члены их семейств, инвалиды труда и войны, договор найма жилого помещения автоматически возобновляется на тех же условиях на неограниченный срок независимо от согласия наймодателя". Устанавливались пределы платы за нанимаемое жилое помещение (ст. 166). Кроме того, предусматривались случаи расторжения договора найма жилого помещения, если наниматель жилого помещения своим поведением делал невозможным совместное проживание либо не уплачивал квартирную плату (ст. 171).

В Инструкции о выселении граждан из занимаемых ими помещений, утвержденной 9 января 1924 г. Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом (далее - ВЦИК) и Советом Народных Комиссаров (далее - СНК) <1>, указывалось на то, что дела о выселении граждан рассматриваются в суде по предъявлении соответствующего иска. Наряду с общими основаниями, предусмотренными для расторжения договора имущественного найма, а также для договора найма жилого помещения, Инструкция указывала на такое основание, как "хищническое отношение к жилищу". При этом таковым признавалось действие, влекущее за собой порчу жилища, пользование помещением и общими частями дома вопреки их назначению и с нарушением установленных правил (колка дров в помещении, загрязнение канализационных труб). В некоторых случаях предусматривалось внесудебное - административное - выселение.

<1> СУ РСФСР. 1924. N 8. Ст. 45.

14 июня 1926 г. ВЦИК и СНК РСФСР было принято Постановление, название которого говорит о сути данного документа: "Об условиях и порядке административного выселения граждан из занимаемых ими помещений" <1>. Вместе с тем через два месяца был принят документ, значительно сужающий пределы вмешательства государства в жилищные права граждан. Принятием Постановления ВЦИК и СНК РСФСР "Об ограничении принудительных уплотнений и переселений в квартирах" <2> 16 августа 1926 г. по существу был закончен период "великого" передела жилищного фонда.

<1> СУ РСФСР. 1926. N 35. Ст. 282.

<2> СУ РСФСР. 1926. N 53. Ст. 419.

Советское государство проводило особую жилищную политику <1>. Соответственно, возникали многочисленные общественные отношения, регулирование которых указанными нормами было затруднено, а то и попросту невозможно. Неудивительно, что уже в 20-е годы появляется идея принятия республиканских жилищных кодексов (было разработано несколько проектов) <2>.

<1> Об этом см., напр.: Шипилов М.А. Жилищный вопрос при капитализме и социализме. М., 1964; Дмитриев Н.Г. Жилищный вопрос. Два мира - два подхода. М., 1973.

<2> См.: Иоффе О.С. Из истории цивилистической мысли // Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 420.

В отдельных союзных республиках были изданы нормативные акты, имеющие предметом регулирования основную массу жилищных отношений. Так, 14 июля 1919 г. СНК Украинской ССР принял Положение об учете, реквизиции и распределении жилых и нежилых помещений в УССР. В Положении провозглашалось право каждого трудящегося в пределах УССР на обеспечение помещением для жилья, определялась система органов, ведающих учетом и распределением помещений, указывалось, что помещения, предоставляемые для жилья, должны удовлетворять потребностям граждан по своим санитарным и гигиеническим условиям, предусматривалась возможность предоставления некоторым категориям граждан дополнительной жилой площади, устанавливалось равное право всех лиц, занимающих квартиру, на пользование общими службами, закреплялась ордерная система получения помещений, предусматривалось право граждан на сохранение за ними жилого помещения в случае временного отсутствия и решались многие другие вопросы. По существу Положение можно назвать Жилищным кодексом УССР 1919 г. <1>. Впоследствии был принят Жилищный закон УССР (1 ноября 1921 г.) <2>.

<1> См. об этом: Золотарь В.А. Жилищное законодательство Украинской ССР в первые годы советской власти // Очерки истории кодификации гражданского законодательства Украинской ССР. Киев, 1959. С. 37 - 48.

<2> Там же. С. 23 и сл.

Однако такое положение существовало не везде. Так, в РСФСР жилищные отношения регулировались рядом разрозненных нормативных актов <1> и указанными нормами ГК. И конечно, многие жилищные отношения оставались неурегулированными, регулировались фрагментарно, в ряде случаев противоречиво. Так, основной формой управления муниципализированными (!) домами явилась кооперация жильцов в виде еще несовершенных жилищных товариществ, которые до 1924 г. действовали на основании циркуляров НКВД, распоряжений местных органов или без всяких правовых норм <2>.

<1> См. об этом: Аскназий С.И. Советское жилищное право. М., 1940. С. 20 - 32; Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского гражданского права. 1917 - 1947. М., 1949. С. 157 - 158, 174 - 175, 234 - 236, 271 - 273; Новицкий И.Б. История советского гражданского права. М., 1957. С. 132 - 133, 197 - 199.

<2> См.: Чиквашвили Ш.Д. Жилищно-строительная кооперация в СССР. М., 1965. С. 4.

19 августа 1924 г. было принято Постановление ЦИК и СНК СССР "О жилищной кооперации" <1>, которым в какой-то мере определялись организация и деятельность жилищных кооперативов. При этом кооперативы подразделялись на жилищно-арендные кооперативные товарищества (ЖАКТ) и жилищно-строительные кооперативные товарищества (ЖСКТ). Среди последних выделялись кооперативы рабочие (РЖСКТ) и общегражданские (ОЖСКТ).

<1> СЗ СССР. 1924. N 5. Ст. 60.

По мере накопления нормативного материала, изучения практики его применения создались предпосылки систематизации жилищного законодательства. Актом систематизации явилось Постановление ЦИК и СНК СССР от 17 октября 1937 г. "О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства в городах" <1>. Этим Постановлением достаточно обстоятельно регулировались отношения, складывающиеся по поводу пользования жилыми помещениями, по управлению жилищным фондом и пользованию им. Содержались здесь и отдельные нормы, имеющие предметом отношения по эксплуатации жилья. Часть кооперативного жилья была передана в государственный жилищный фонд, а все различные виды жилищных кооперативов были принудительно реорганизованы в жилищно-строительные кооперативы (ЖСК), по существу была установлена жесткая привязка кооперативов к государственным и партийным органам. После этого в феврале 1938 г. были ликвидированы союзы жилищно-строительных кооперативов всех уровней. Окончательное "уравнение" всех жилищных кооперативов было оформлено при утверждении 31 октября 1939 г. Примерного устава жилищно-строительного кооператива <2>. Сколько-нибудь серьезного значения жилищная кооперация не имела вплоть до конца 1950-х годов <3>.

<1> СЗ СССР. 1937. N 69. Ст. 314.

<2> СП РСФСР. 1939. N 12. Ст. 43.

<3> Не случайно в 1940 г. в первой фундаментальной работе по жилищному праву проф. С.И. Аскназий лишь упоминает жилищные кооперативные товарищества, да и то при рассмотрении истории советского жилищного права (см.: Аскназий С.И. Указ. соч. С. 24 - 25).

В результате систематизации жилищно-правовых норм и унификации правового регулирования несколько десятков общесоюзных нормативных актов были признаны утратившими силу <1>. В республиканское жилищное законодательство были внесены соответствующие изменения <2>; ряд нормативных актов был признан утратившим силу (в Украинской ССР было отменено 44 нормативных акта <3>; перечень отмененных нормативных актов в РСФСР включает в себя 78 (!) пунктов <4>).

<1> См.: Сборник жилищного законодательства. М., 1963. С. 19 - 23.

<2> См. об этом: Заикина Д.В. Развитие жилищного законодательства Украинской ССР после издания основного жилищного закона 1937 г. (1937 - 1941 гг.) // Очерки истории кодификации гражданского законодательства Украинской ССР. С. 49 - 66.

<3> См.: Там же. С. 63.

<4> См.: Сборник жилищного законодательства. С. 23 - 30.

В предвоенные годы сформировалась концепция самостоятельного жилищного права в рамках права гражданского <1>. При этом исследователи, как правило, не ограничивались рассмотрением только цивилистических проблем жилищно-правовой сферы. Одновременно в какой-то мере изучались вопросы об управлении жилищным фондом, распределении жилых помещений и пользовании ими и т.д. Предпосылкой такой концепции явилось комплексное регулирование основной массы жилищных отношений Постановлением от 17 октября 1937 г. и принятыми в его развитие нормативными актами.

<1> См.: Аскназий С.И. Указ. соч.

В дальнейшем, в силу того что регулирование носило отраслевой характер, внимание законодателя (и ученых) оказалось сосредоточенным на вопросе о том, как урегулировать отношения по жилищному найму. Отношения и нормы иной отраслевой природы в какой-то мере стали "бесхозными" (прежде всего имеются в виду нормы административного права, которые кодифицировать "в полном объеме, а тем более в одном нормативном акте никогда не удавалось, да и вряд ли когда-либо удастся" <1>).

<1> Развитие кодификации советского законодательства. М., 1968. С. 42 - 43.

Нынешнее состояние жилищного законодательства (его положительные и отрицательные моменты) в значительной степени обусловлено решениями, которые были приняты в теперь уже далекие 50-е годы прошлого века и в ходе обновления гражданского законодательства в 1961 - 1964 гг.

Необходимость регулирования отношений по жилищному найму Основами гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и гражданскими кодексами союзных республик не подвергалась сомнению. Вопрос состоял лишь в том, самостоятелен ли институт жилищного найма, или речь идет о разновидности договора имущественного найма <1>. Очевидно, уже в то время этот спор не имел принципиального значения с точки зрения перспектив развития законодательства, что не умаляет научной ценности спора. Практика применения гражданских кодексов убедительно продемонстрировала невозможность регулирования жилищных отношений нормами, относящимися к имущественному найму (потому, в частности, было принято Постановление от 17 октября 1937 г.). Поэтому вряд ли могла родиться мысль об отказе от установления в Основах гражданского законодательства 1961 г. обособленного комплекса жилищно-правовых норм <2>. Основы гражданского законодательства посвятили жилищному найму отдельную главу.

<1> По господствующим в то время взглядам договор найма жилого помещения является особым видом договора имущественного найма (см., напр.: Гражданское право. Т. 2. М., 1938. С. 112 - 137; Хитев В.К. Жилищные дела. М., 1939. С. 9; Гражданское право. М., 1944. С. 44 - 72; Бомаш С. Правила пользования жилой площадью. Л., 1953. С. 16; Чигир В.Ф. Советское жилищное право. Ч. I. Минск, 1960. С. 96 - 98). В то же время некоторые исследователи указывали на то, что договор жилищного найма выделился в самостоятельный институт (см., напр.: Алексеев С.С. О системе Основ гражданского законодательства СССР и республиканских гражданских кодексов // Вопросы кодификации советского законодательства. Свердловск, 1957. С. 112; Гордон М.В. Лекции по советскому гражданскому праву. Ч. 2. Харьков, 1960. С. 62 - 98; Васильев Ю.С. О договоре жилищного найма // Сов. государство и право. 1959. N 9. С. 102 - 106).

<2> Так, В.Ф. Чигир, рассматривая договор найма жилого помещения в качестве разновидности договора имущественного найма, не исключал возможности выделить его в самостоятельную главу Гражданского кодекса (см.: Чигир В.Ф. Указ. соч. С. 98).

В результате этого правовое регулирование отдельных жилищных отношений хотя и поднялось на новый уровень с точки зрения содержательной (повысилось качество регулирования), однако с точки зрения юридико-технической это было сделано не лучшим образом.

Постановление от 17 октября 1937 г. было центральным жилищно-правовым актом, определяющим дальнейшее развитие всего жилищного законодательства страны. С проведением кодификации гражданского законодательства в СССР (1961 - 1964 гг.) жилищное законодательство лишилось такого стержневого акта. Иначе и быть не могло по той простой причине, что Основы гражданского законодательства 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г. могли регулировать лишь те жилищные отношения, которые входят в предмет гражданского права. За "бортом" остались отношения по управлению жилищным фондом, поскольку они строятся на началах власти и подчинения; пришлось оставить в силе соответствующий раздел Постановления от 17 октября 1937 г.

Регулирование других жилищных отношений, например по поводу членства в ЖСК, требовало одновременного использования довольно большого числа гражданско-правовых норм и норм иной отраслевой природы (так было принято считать в то время). Вместить их Основы гражданского законодательства и ГК РСФСР не могли. Поэтому регулирование жилищных отношений по поводу кооперативной жилой площади практически полностью пришлось возложить на республиканские примерные (типовые) уставы жилищно-строительных кооперативов, на основе которых каждый ЖСК принимал свой устав. Нормативного акта, который стал бы вершиной законодательства о жилищно-строительных кооперативах, не было. Постановления Совета Министров СССР о расширении кооперативного жилищного строительства <1>, дав толчок развитию кооперативного строительства жилья, не могли, конечно, стать основой для формирования системы нормативных актов о ЖСК.

<1> СП СССР. 1957. N 3. Ст. 102; 1958. N 5. Ст. 47; 1962. N 12. Ст. 93; 1964. N 25. Ст. 147.

Ни Основы гражданского законодательства, ни ГК РСФСР не могли урегулировать даже в самом общем виде отношения по эксплуатации жилищного фонда и обеспечению его сохранности. Единственное, что оказалось возможным, это распространение некоторых норм института имущественного найма на жилищный наем: согласно ст. 56 Основ к отношениям по найму жилого помещения применимы правила, установленные ст. 53 Основ, где предусматривалось, что капитальный ремонт имущества проводит наймодатель, если иное не установлено законом или договором, указывалось, что наниматель должен пользоваться имуществом в соответствии с договором и назначением имущества, поддерживать его в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт, если иное не установлено законом или договором. Поэтому здесь тоже не было центрального (программного) документа и лишь периодически принимаемые по этим вопросам постановления Совета Министров СССР должны были восполнить этот пробел <1>.

<1> См., например: СП СССР. 1959. N 6. Ст. 39; 1960. N 11. Ст. 75; 1967. N 22. Ст. 156; 1969. N 2. Ст. 11; 1978. N 22. Ст. 137.

Лапидарное упоминание в ст. 50 Основ тех органов, по решению которых предоставляются жилые помещения, конечно, не могло заменить регулирования отношений по учету граждан, нуждающихся в жилье, предоставлению жилых помещений.

Регулированию жилищных отношений в Основах гражданского законодательства 1961 г. было отведено 8 статей (ст. ст. 56 - 63).

Более детальное регулирование жилищных отношений Основами гражданского законодательства, как представляется, было невозможно. Во-первых, здесь по замыслу должны были быть сформулированы именно основы законодательства. Во-вторых, речь идет об Основах гражданского законодательства, чрезвычайно объемной отрасли, и, следовательно, при всем желании законодателя в этом акте могли быть сформулированы лишь основные принципы правового регулирования.

В Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. нормы, регулирующие жилищные отношения, были сосредоточены в ст. ст. 295 - 341. В самом общем виде здесь определялся порядок предоставления жилых помещений, характеризовался договор найма (в том числе давалось его понятие, указывались требования, которым должен соответствовать предмет договора - жилое помещение, назывались основания изменения и прекращения договора и т.д.).

Оценивая такое положение, кроме прочего, необходимо учитывать и то, что исследования жилищных отношений до начала 1960-х годов почти полностью ограничивались рассмотрением лишь договорных отношений по пользованию жильем. Проблемы управления жилищным фондом, эксплуатации и обеспечения его сохранности хотя и исследовались, но не находились в центре внимания специалистов по жилищному праву. Это тем более понятно, что жилищно-правовые вопросы изучались в основном представителями цивилистической науки и рассмотрение отношений, основанных на началах власти и подчинения, а также некоторых отношений, представлявшихся второстепенными, не отвечало их научным интересам. Даже анализ отношений по поводу кооперативной жилой площади всерьез не проводился, очевидно, в связи с отсутствием необходимости в этом - вплоть до 1960-х годов жилищная кооперация не имела сколько-нибудь широкого распространения. Лишь в 1963 г. появился капитальный труд по жилищному праву, в котором Ю.Г. Басин провел комплексное исследование как договорных жилищных правоотношений, так и отношений, возникших в связи с членством ЖСК <1>. К системному рассмотрению жилищно-правовых проблем обратились такие ученые, как Ю.К. Толстой <2>, Е.Н. Гендзехадзе <3>, Ш.Д. Чиквашвили <4>, Г.И. Петрищева <5> и др.

<1> См.: Басин Ю.Г. Вопросы советского жилищного права. Алма-Ата, 1963. <2> См.: Толстой Ю.К. Советское жилищное право. Л., 1967; Он же. Советское жилищное законодательство. Л., 1974.

<3> См.: Гендзехадзе Е.Н. Жилищно-строительные кооперативы в городе и селе. М., 1976.

<4> См.: Чиквашвили Ш.Д. Личные и имущественные правоотношения в жилищных кооперативах. М., 1973.

<5> См.: Петрищева Г.И. Правовое регулирование жилищных отношений. Свердловск, 1977.

Обычно логика развития чего-либо позволяет предполагать определенные решения. И очень часто принимаются вовсе не те решения, которые следовало ожидать. Если до обновления гражданского законодательства существовала тенденция к системному регулированию жилищных отношений (другое дело, насколько оно было качественным), то с принятием Основ гражданского законодательства 1961 г. и ГК РСФСР возобладало дифференцированное правовое регулирование различных видов жилищных отношений. Таким образом, недостатки жилищного законодательства 60 - 70-х годов (разрозненность, противоречивость, несогласованность и пр.), неоднократно подчеркивавшиеся в литературе, отчасти были обусловлены тем, что при проведении кодификации законодательства (1961 - 1964 гг.) не была найдена оптимальная форма регулирования жилищных отношений.

Впоследствии были приняты Основы жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик (1981 г.) и жилищные кодексы союзных республик (в РСФСР - в 1983 г.). Эти акты были призваны комплексно урегулировать наиболее важные жилищные отношения и определить пути дальнейшего развития жилищного законодательства.

Теоретически основным нормативным актом, регулирующим жилищные отношения, должен был стать жилищный кодекс. Достижима ли была задача? Думается, нет.

Среди оснований для такого пессимистического вывода можно назвать, в частности, следующие обстоятельства.

Специфика всех отраслей законодательства, регулируемых Основами жилищного законодательства и республиканскими жилищными кодексами, среди прочего, состояла в том, что все нормативные акты соответствующей отрасли находились под организующим воздействием Основ жилищного законодательства. Поэтому содержание жилищного кодекса, его регулятивный потенциал в значительной степени зависели от оптимального разграничения компетенции Союза ССР и союзных республик, регулятивных и охранительных норм, сформулированных в Основах жилищного законодательства, или, иными словами, от того, насколько удовлетворительно урегулированы Основами координационная и регулятивная функции.

Поскольку речь идет только об "основах" жилищного законодательства, то неудивительно, что число регулятивных норм в этом акте сравнительно невелико (иначе и быть не могло). В Основах жилищного законодательства при упоминании каких-либо жилищных отношений очень часто формулировалась не регулятивная норма, а лишь отсылочная, причем нередко к общесоюзному законодательству. Достаточно вспомнить, что только прямых ссылок на законодательство Союза ССР в Основах жилищного законодательства было восемь. Кроме того, девять ссылок на акты Совета Министров СССР, двадцать одна ссылка на законодательство Союза ССР и союзных республик, шесть ссылок на акты Совета Министров Союза ССР и Совета Министров союзных республик... Таким образом, в ряде случаев в жилищном кодексе невозможно было конкретизировать (развить) норму абстрактного характера, перенесенную в Кодекс из Основ, поскольку регулирование соответствующих отношений было отнесено к ведению Союза ССР. Но поскольку Основы, кроме данной абстрактной нормы, иных предписаний не содержали, то оказывалось, что правовое регулирование многих жилищных отношений основополагающими жилищно-правовыми актами не осуществлялось. Например, в числе таких отношений находились все социальные связи по государственному контролю за использованием и сохранностью жилищного фонда, по обеспечению граждан дополнительной жилой площадью, по обеспечению жилой площадью в военных городках, многие отношения по оплате жилой площади и плате за коммунальные услуги и т.д.

Применительно к вопросам, отнесенным к совместной компетенции Союза ССР и союзных республик, законодатели республик обычно проявляли вполне понятную осторожность: для того чтобы обеспечить стабильность жилищного кодекса, нецелесообразно было включать в него правила, которые могут войти в противоречие с будущими нормативными актами Союза ССР.

Безусловно, принятие Основ жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик и республиканских жилищных кодексов способствовало совершенствованию регулирования жилищных отношений. Но коренным образом изменить ситуацию эти акты не могли. Кроме отмеченного, отрицательно сказывалось введение в правовую систему норм, обоснованность которых с экономической точки зрения весьма сомнительна. Так, многочисленные льготы по обеспечению жильем в первоочередном порядке или вне очереди никак не могли быть реализованы стопроцентно - жилья не хватало. Кстати, данное обстоятельство учитывалось при разработке Жилищного кодекса РСФСР. В ч. 2 ст. 33 указывалось: "Граждане, имеющие право на первоочередное и внеочередное предоставление жилых помещений, включаются в отдельные списки". Таким образом, в этих случаях тоже была очередность, но предполагалось, что соответствующие категории граждан получат жилье быстрее, чем лица, не имеющие прав на первоочередное или внеочередное обеспечение жильем.

Применение норм жилищного права в то время было отмечено изрядной долей лукавства. Так, порядок обеспечения жилыми помещениями в домах жилищно-строительных кооперативов мало чем отличался от порядка предоставления жилья в домах государственного жилищного фонда. Те же основания признания граждан "нуждающимися в улучшении жилищных условий", та же очередность. Занимался учетом и распределением жилья тот же исполком местного Совета народных депутатов (правда, считалось, что соответствующей деятельностью занимается так называемый объединенный жилищно-строительный кооператив <1>). Пожалуй, можно видеть лишь два отличия. Кооперативное жилье нужно было оплачивать (вносить взносы), и предоставлялось оно обычно быстрее, нежели тем гражданам, которые состояли на учете для получения государственной жилой площади.

<1> Не случайно в юридической литературе высказывались предложения о необходимости максимально уравнять правовое положение члена ЖСК и нанимателя жилого помещения в доме государственного жилищного фонда. См., напр.: Хламов И.Т. Обсуждаем проект Основ жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик // Сов. государство и право. 1980. N 10. С. 80.

Весьма важное значение в реформировании жилищно-правовой сферы имело допущение приватизации жилья. Верховный Совет РСФСР принял 4 июля 1991 г. Закон РСФСР "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" <1>.

<1> Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 28. Ст. 959.

Одновременно в ЖК РСФСР была введена глава 1.1 "Приобретение гражданами жилых помещений в домах государственного и муниципального жилищного фонда" (Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 28. Ст. 963).

До того времени главными основаниями возникновения права собственности на жилые помещения были такие традиционные гражданско-правовые сделки, как купля-продажа, мена, дарение, а также наследование жилых домов (подчеркиваем, именно жилых домов с весьма существенными ограничениями, с другими жилыми помещениями подобные сделки были невозможны).

В связи с преобразованиями жилищных отношений приватизация жилья стала одним из основных способов возникновения права собственности на жилые помещения у граждан. Вместе с тем приватизация жилищного фонда - это процесс, который занимает хотя и ограниченный, но все же весьма продолжительный отрезок времени - до 1 марта 2010 г. (ч. 2 ст. 2 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" <1>). Это следует объяснить кроме прочего и тем, что Закон РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" предусматривает принцип добровольности, т.е. граждане вольны по своему усмотрению решать, использовать предоставленное им право или нет. Следовательно, некоторая часть граждан будет решать, приватизировать или нет занимаемое жилье, либо предпочтет пользоваться жилищем не на праве собственности, а по договору социального найма жилого помещения.

<1> СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 15 (с изм., внесенными Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 93-ФЗ).

В науке долгое время не было понятия "приватизация". По утверждению Э.С. Савас, впервые такой термин появился в юридической литературе в 1983 г. и в узком смысле означал "превратить в частную, т.е. преобразовать общественную форму правления или собственности отдельного предприятия или отрасли в частную". Раскрывая понятие "приватизация" в широком смысле, названный автор дает собственное определение. Приватизацией, по его мнению, является осуществление разнообразных мероприятий по уменьшению масштабов деятельности государства или по усилению роли частного сектора во владении фондами или в предпринимательской деятельности <1>.

<1> См.: Савас Э.С. Приватизация: ключ к рынку. М., 1992. С. 15.

В соответствии с Законом РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" под приватизацией жилья понимается бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном или муниципальном жилищном фонде (ст. 1).

Приватизацию жилья можно определить как бесплатную передачу жилых помещений из государственной и муниципальной собственности в собственность граждан России, проживающих в указанных помещениях на условиях социального найма, в порядке, установленном законом.

Статистические данные показывают, что в настоящее время приватизировано более 80% жилых помещений. Однако приватизация жилья не может быть перманентной. То, что допустимо в одних исторических условиях, может быть неприемлемо в иной экономической и социально- политической обстановке. Допущение приватизации в начале 90-х годов XX в. было необходимо.

Думается, приватизация жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов была введена исходя из следующего. Во-первых, возобладала так называемая концепция отдачи долгов. Жилье строилось, условно говоря, за счет граждан. Почему бы его не отдать этим гражданам? Тем более что жилье предоставлялось в бессрочное пользование (ст. 10 Жилищного кодекса РСФСР), т.е. навечно. Во-вторых, велико было стремление "переложить на плечи" граждан затраты на содержание предоставленных им (навечно) помещений.

Конечно же, сказались и популистские соображения.

С точки зрения экономической приватизация жилых помещений не может быть установленной "на все времена". Это нонсенс: государство строит жилье, предоставляет его нуждающимся гражданам, а они обращают его в собственность.

Государственный и муниципальный жилищный фонд социального использования предназначен для проживания малоимущих и иных указанных в законе граждан (ст. 40 Конституции РФ, ст. 672 ГК РФ, ст. 19 ЖК РФ), но вовсе не для того, чтобы граждане, получившие государственное или муниципальное жилье, обращали его в свою собственность. В противном случае жилищный фонд социального использования будет постоянно уменьшаться и, по- видимому, темпами, опережающими темпы жилищного строительства государственного и муниципального жилищного фонда. В результате положение Конституции РФ об обеспечении жилищем из государственных и муниципальных жилищных фондов малоимущих и иных указанных в законе граждан (ст. 40) не будет "работать" из-за элементарного недостатка жилья.

Поэтому ЖК РФ не содержит правил о приватизации жилья. Более того, как отмечалось, с 1 марта 2010 г. вообще устраняется возможность приватизации жилых помещений государственного и муниципального жилищного фонда социального использования <1>.

<1> О приватизации жилья подробно см.: Крашенинников П.В. Приватизация жилья. Права граждан до и после приватизации. М., 2006.

До недавнего времени (до 1 марта 2005 г.) главенствующее место среди иных актов жилищного законодательства занимал Закон РФ "Об основах федеральной жилищной политики" (1992 г.) <1>. Этот документ был политико-правовым. Он был призван определить основные направления жилищной реформы. В нем определялись лишь общие начала правового регулирования жилищных отношений <2>.

<1> Федеральным законом "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" названный Закон признан утратившим силу с 1 марта 2005 г.

<2> Подробную характеристику этого акта см.: Жилищные права граждан: Закон "Об основах федеральной жилищной политики": Постатейный комментарий / Общ. ред. П.В. Крашенинникова. М., 1997.

Жилищное законодательство превратилось в труднообозримый массив нормативных актов. Они приняты в разное время, различными органами, слабо согласованы друг с другом, а очень часто попросту противоречат друг другу. Да и количество таких актов (около 3000) не может не настораживать.

Положение призвано исправить принятие Жилищного кодекса РФ, который вступил в силу с 1 марта 2005 г. Этот акт заслуживает отдельного обсуждения (некоторые соображения высказываются далее). Но в первую очередь следует отметить стремление ЖК РФ "уйти" от бывшей еще совсем недавно традиционной идеологизации нормативных актов. Так, преамбула Основ жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик начиналась словами: "В результате победы Великой Октябрьской социалистической революции...". Несколько далее указывалось: "Претворяя в жизнь ленинские идеи построения коммунистического общества... Советское государство последовательно реализует разработанную Коммунистической партией программу жилищного строительства" (аналогична по содержанию и преамбула ЖК РСФСР).

В настоящее время в нормативных актах (в том числе в Жилищном кодексе) отчетливо видно стремление избрать идеологически нейтральные определения, подчеркнуть независимость акта от партийных программ и политических убеждений "авторов" того или иного акта, отметить направленность на регулирование общественных отношений и не более того.

Сказанное, однако, отнюдь не означает, что ЖК РФ лишен идеологического основания. Оно не выпячивается, но в результате анализа содержания ЖК отчетливо видно. Ранее государство принимало на себя решение жилищной проблемы, централизованно регулировало "все и вся" в области жилищных отношений. Данные обстоятельства, имея недостатком порождение иждивенческих настроений, все же способствовали достаточно стабильному положению пользователей жилой площадью.

Развитие рыночных отношений в жилищной сфере, безусловно, ослабляет степень защищенности жилищных интересов граждан. Новейшее законодательство (в том числе жилищное) исходит из того, что прежде всего гражданин сам должен заботиться о создании для себя и своей семьи нормальных жилищных условий. Большая свобода собственника при владении, пользовании и распоряжении принадлежащим ему жилищем, повышение роли договора, демонополизация управления жилищным фондом и некоторые иные обстоятельства неизбежно влекут осложнение прав пользователей (несобственников). Кроме того, объективно необходима "ревизия" всей совокупности жилищных льгот и преимуществ, поскольку, во-первых, многие из них не обеспечены экономически или просто декларативны, а во-вторых, следует помнить, что предоставление льгот и преимуществ одной категории граждан происходит за счет других категорий.

Сказанное, конечно, не означает "уход" государства из жилищно-правовой сферы.

Статья 40 Конституции РФ провозглашает право каждого гражданина России на жилище. Основные же принципы реализации данного конституционного права российских граждан, общие начала правового регулирования жилищных отношений при становлении различных форм собственности в жилищной сфере определены в новом ЖК РФ.

Анализ конституционных норм и положений, предусмотренных федеральным законодательством, показывает, что в настоящее время право на жилище может быть реализовано различными способами, а именно: -

путем предоставления жилых помещений по договору социального найма в домах государственного и муниципального жилищного фонда. Конституция РФ предусматривает ограниченный круг граждан, имеющих такое право. К ним относятся малоимущие и иные указанные в законе граждане, нуждающиеся в жилище; -

путем передачи жилых помещений в соответствии с договором коммерческого найма. По данному договору в коммерческий наем может передаваться жилье из государственных, муниципальных и частных жилищных фондов на условиях, существенно отличающихся от договора социального найма. Круг граждан, имеющих право на заключение данного договора, не ограничен; -

путем приобретения либо строительства жилых помещений в домах различных жилищных фондов за собственные средства без ограничения площади, в том числе и за доступную плату (ч. 3 ст. 40 Конституции РФ). В первом случае граждане решают свои жилищные проблемы посредством гражданско-правовых сделок: купли-продажи, мены, дарения, а также строительства и других действий, не противоречащих законодательству. Во втором случае государственные и муниципальные органы обеспечивают приобретение гражданами жилых помещений из государственных либо муниципальных фондов за доступную плату (например, при освобождении комнаты в коммунальной квартире) или предоставляют нуждающимся в улучшении жилищных условий безвозмездные субсидии на покупку либо на строительство жилых помещений.

На основании ст. 2 ЖК РФ органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах своей компетенции обеспечивают создание условий для осуществления гражданами права на жилище, в том числе: -

содействуют развитию рынка недвижимости в жилищной сфере в целях создания необходимых условий для удовлетворения потребностей граждан в жилище; -

используют бюджетные и иные денежные средства для улучшения жилищных условий граждан, в том числе путем предоставления в установленном порядке субсидий для приобретения (строительства) жилых помещений; -

в установленном порядке предоставляют гражданам жилые помещения по договорам социального найма и найма жилых помещений в государственном и муниципальном жилищных фондах; -

стимулируют жилищное строительство в соответствии со спросом; -

обеспечивают защиту прав и законных интересов граждан, приобретающих жилые помещения и пользующихся ими на законных основаниях, а также потребителей коммунальных услуг и услуг, касающихся обслуживания жилищного фонда; -

обеспечивают государственный контроль за исполнением жилищного законодательства, использованием и сохранностью жилищного фонда, соответствием жилых помещений установленным санитарным и техническим правилам и нормам; -

обеспечивают государственный контроль за соблюдением требований градостроительного законодательства, государственных норм и стандартов при жилищном строительстве. Конституция РФ (ч. 2 ст. 40) предписывает органам государственной власти и местного самоуправления поощрять жилищное строительство и создавать иные условия для осуществления права граждан на жилище.

Характеризуя нынешнее жилищное законодательство (и прежде всего ЖК РФ), в первую очередь необходимо обратиться к рассмотрению предмета правового регулирования.

Жилищное право регулирует неоднородные общественные отношения, к которым применяются различные методы правового регулирования, хотя указанные отношения и подпадают под собирательное понятие "жилищные отношения" <1>.

<1> Толстой Ю.К. Важный этап кодификации жилищного законодательства // Сов. государство и право. 1983. N 11. С. 3; Он же. Новое советское жилищное законодательство. Л., 1984. С. 7. Такую же позицию занимает Ю.К Толстой и в настоящее время. См.: Гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 264. Эта точка зрения получила широкое признание. См., напр.: Седугин П.И. Жилищное право: Учебник для вузов. М., 1997. С. 1 - 2.

К числу жилищных отношений относятся имущественные и неимущественные отношения, организационные, финансовые и некоторые иные социальные связи, складывающиеся по поводу жилища. Возможность собрать их воедино (объявить их входящими в предмет жилищного законодательства) обусловлена не только и не столько волей законодателя, сколько тем, что они образуют объективно существующую систему взаимосвязанных и взаимообусловленных общественных отношений. В порядке иллюстрации можно рассмотреть совокупность отношений, опосредствующих удовлетворение жилищных потребностей граждан путем использования для проживания жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов. Для того чтобы была удовлетворена жилищная потребность гражданина, он должен иметь возможность владеть, пользоваться и распоряжаться жилищем. Однако, как правило, отсутствуют условия для того, чтобы жилье государственного или муниципального жилищных фондов передавалось в пользование на непосредственно договорной основе (в коммерческий наем). Поэтому, естественно, возникают отношения по учету граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма. Далее - отношения по распределению жилых помещений. Жилые помещения - это имущество, которое нуждается в уходе, ремонте и т.п., т.е. складываются отношения по поводу содержания и ремонта жилого помещения и т.д.

Единство правового регулирования всех общественных отношений, складывающихся по поводу жилища как такового (жилищных отношений), обеспечивает координированное проведение мероприятий, направленных на удовлетворение жилищных потребностей граждан. Очевидно, именно такого рода обстоятельства имеет в виду Н.Д. Егоров, указывающий, что повышение уровня эффективности правового регулирования при комплексном подходе возможно в тех случаях, когда для комплексного регулирования есть необходимые условия в виде объективно существующих связей между разнородными отношениями определенной сферы общественной деятельности <1>.

<1> См.: Егоров Н.Д. Единство и дифференциация предмета советского гражданского права // Проблемы гражданского права. Л., 1987. С. 11.

Понятие "жилищные отношения" формулируется юристами в целях юридического характера. Учитывая необходимость применения различных методов регулирования к разным видам соответствующих социальных связей (их различную отраслевую природу), мы квалифицируем понятие "жилищные отношения" в качестве собирательного. Если же учесть интеграционную целостность жилищных отношений, позволяющую рассматривать их как систему, то, по-видимому, можно констатировать приведение юридической формы в соответствие с содержанием - существование системы жилищных отношений получило юридическое признание.

Данный вывод не следует абсолютизировать (в противном случае легко "удариться" в "правовой фатализм"), точно так же, как и игнорировать объективно существующие обстоятельства, полагая, что при формировании предмета жилищного законодательства все зависит от "воли" закона. Так, по мнению О.А. Городова, к отношениям по пользованию жилищем, которые образуют основу предмета жилищного права, "примыкает широкий спектр иных отношений, которые, образно выражаясь, образуют периферию предмета жилищного права. Включение или невключение этой периферии в предмет жилищного права зависит прежде всего ОТ СОДЕРЖАНИЯ И СМЫСЛА ДЕЙСТВУЮЩИХ НОРМ жилищного законодательства <1> (выделено нами. - Б.Г., П.К.). Думается, само содержание и смысл норм жилищного законодательства есть результат взаимодействия объективных условий и субъективных факторов. Как представляется, в рассматриваемой позиции преувеличивается роль субъективного фактора. Произвольное (без учета обстоятельств объективного характера) конструирование предмета жилищного права не сулит успеха. Есть некие пределы "усмотрению" закона. Например, Законом РФ "Об основах федеральной жилищной политики" была предпринята попытка урегулировать некоторые земельные, налоговые, кредитные отношения и даже отношения, возникающие по поводу строительства и реконструкции жилья <2>. Но, как указывалось в первом же комментарии этого Закона, "упоминание данных социальных связей в Законе вовсе не означает, что эти отношения являются жилищными. Жилищное законодательство не сможет регулировать эти отношения как в силу специфики их структуры, содержания и некоторых иных "юридических моментов", так и вследствие невозможности объять необъятное" <3>. ЖК РФ вполне обоснованно не включает такие социальные связи в число жилищных отношений.

<1> Городов О.А. Жилищное право: Учебное пособие. М., 2001. С. 17. См. также с. 18 - 19.

<2> По мнению О.А. Городова, также являющихся жилищными. См.: Там же. С. 18.

<3> Басин Е.В., Гонгало Б.М., Крашенинников П.В. и др. Современная жилищная политика России: Комментарий к Закону "Об основах федеральной жилищной политики". М., 1993. С. 8. См. также: Жилищные права граждан: Закон "Об основах федеральной жилищной политики": Постатейный комментарий / Общ. ред. П.В. Крашенинникова. М., 1997. С. 8.

Жилищный кодекс вслед за Законом "Об основах федеральной жилищной политики" выделяет в составе жилищного фонда специализированный жилищный фонд (ст. ст. 19, 92 - 109 ЖК РФ). Одни из таких жилых помещений всегда включались в состав жилищного фонда (например, общежития и служебные жилые помещения), другие ранее (до принятия названного Закона) к жилищному фонду не относились (например, жилые помещения в домах системы социального обслуживания населения). Следует отметить, что расширение состава жилищного фонда за счет жилых помещений в домах системы социального обслуживания населения, фондов для временного поселения вынужденных переселенцев и лиц, признанных беженцами, а также жилых помещений для социальной защиты отдельных категорий граждан вряд ли повлечет хотя бы незначительные изменения в правовом регулировании отношений по поводу пользования жилой площадью в таких домах. Жилищное законодательство не сможет учесть все специфические свойства этих отношений. Поэтому регулирование соответствующих отношений будет по-прежнему осуществляться специальным законодательством. Последнее очень слабо связано с жилищным законодательством. Правовой режим жилой площади таких специализированных домов кардинально отличается от правового режима, например, муниципального жилья, используемого для передачи в социальный наем. В общественных отношениях, складывающихся по поводу таких объектов, жилищный компонент, безусловно, есть, но он как бы поглощен, является одним из условий (элементом) их функционирования и реализации <1>. Практически отмеченное расширение состава жилищного фонда декларативно. В противном случае, если будет предпринята попытка урегулировать данные отношения жилищным законодательством, оно станет труднообозримым вследствие переполнения нормами, не имеющими отношения к жилищной сфере. Не случайно ЖК РФ при определении правового режима специализированного жилищного фонда (ст. ст. 92 - 109) применительно к жилым помещениям в домах системы социального обслуживания населения, фондов для временного поселения вынужденных переселенцев и лиц, признанных беженцами, а также жилых помещений для социальной защиты отдельных категорий граждан ограничивается только отсылочными нормами (ст. ст. 96 - 98, 107 - 109). Ввести более или менее детализированные нормы в Жилищный кодекс было невозможно.

<1> Красавчиков О.А. Основы жилищного законодательства: предмет регулирования и юридическая природа // Основы жилищного законодательства. Свердловск, 1981. С. 18.

Жилищная потребность человека может быть удовлетворена либо посредством использования по потребительскому назначению жилого дома (части его), квартиры (части ее), имеющихся у него на праве собственности, либо путем пользования жилым помещением (жилым домом, частью жилого дома, квартирой, частью квартиры) без права собственности на него. Принято считать, что использование жилья собственником не создает особых жилищных отношений с третьими лицами <1>. В этой ситуации пользование жилищем признается элементом содержания отношения (правоотношения) собственности.

<1> В довоенные годы С.И. Аскназием было высказано мнение о том, что гражданин, имеющий дом на праве личной собственности, обладает самостоятельным правом на жилое помещение (по распространенной в то время терминологии - право на жилую площадь), существующее независимо от права собственности на дом (см.: Аскназий С.И. Советское жилищное право. М., 1940. С. 61). Эта точка зрения была подвергнута критике (см.: Братусь С.Н. Рецензия на книгу С.И. Аскназия "Советское жилищное право". М.: Госюриздат, 1940 // Сов.

государство и право. 1941. N 2. С. 132, 135) и не получила распространения. В 1960 г. В.Ф. Чигир среди прочих оснований возникновения жилищных правоотношений (договор жилищного найма, членство в ЖСК и т.д.) называл и право личной собственности на жилой дом (см.: Чигир В.Ф. Советское жилищное право. Ч. 1. Минск, 1960. С. 13 - 14), но в одной из работ, изданных позднее, отмечает: "Гражданин пользуется жилой площадью в доме, принадлежащем ему на праве личной собственности, осуществляя правомочия владения, пользования и распоряжения. Никаких иных правоотношений по этому поводу не возникает" (Чигир В.Ф. Советское жилищное право. Минск, 1968. С. 20 - 21).

В то же время нельзя не видеть, что собственник жилья, пользуясь своим имуществом (жилым помещением), вступает в отношения, в которых на первом плане оказывается жилищный компонент. Таковы, в частности, отношения с соседями - недопустимо нарушение прав и интересов соседей; места общего пользования и некоторые подсобные помещения используются совместно с соседями и т.п. Специфика объекта (жилое помещение) предопределяет и специфику пользования - по целевому назначению, не допуская разрушения и порчи, соблюдая санитарно- гигиенические требования, строительные нормы и правила, противопожарные правила и т.д. <1>. Для того чтобы использовать принадлежащее ему помещение именно как жилое, собственнику, как правило, приходится вступать в так называемые жилищно-коммунальные отношения и т.д.

<1> См.: Крашенинников П.В. Право собственности и иные вещные права на жилые помещения. М., 2000. С. 9 - 21.

Таким образом, использование жилья собственником для проживания есть элемент содержания отношения собственности, который, однако, во-первых, "окрашен в жилищные тона", а во-вторых, в некоторых складывающихся при этом отношениях жилищный компонент оказывается на первом плане. Или, иначе, использование жилья собственником порождает в том числе жилищные отношения. С учетом изложенного представляется оправданным, что среди жилищных отношений в ЖК РФ названы и отношения, складывающиеся по поводу пользования жилыми помещениями частного жилищного фонда (ст. 4). Эти отношения являются гражданско-правовыми.

К гражданско-правовым относятся также отношения по поводу осуществления, изменения, прекращения права владения, пользования, распоряжения жилыми помещениями государственного и муниципального жилищных фондов, отношения по поводу пользования общим имуществом собственников помещений, отношения по поводу создания и деятельности жилищных и жилищно-строительных кооперативов, товариществ собственников жилья, прав и обязанностей их членов, социальные связи, складывающиеся по поводу предоставления коммунальных услуг, а также внесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги.

Публично-правовыми отношениями являются социальные связи по поводу отнесения помещений к числу жилых помещений и исключения помещений из жилищного фонда, контроля за использованием и сохранностью жилищного фонда, соответствия жилых помещений установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства.

Следует обратить внимание на то, что некоторые социальные связи, обозначенные в ЖК РФ как вид жилищных отношений (ст. 4), на самом деле неоднородны. Так, к числу жилищных отношений отнесены отношения по поводу возникновения прав на жилые помещения государственного и муниципального жилищных фондов. Некоторые из таких отношений являются гражданско-правовыми, например при возникновении прав на жилье указанных жилищных фондов на основании договоров коммерческого найма. Но большинство таких социальных связей регулируются публично-правовыми нормами. Это отношения по поводу учета граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставления жилых помещений. Правда, на основании решения о предоставлении заключается договор социального найма, а это уже гражданско- правовые отношения.

Отношения по поводу содержания и ремонта также неоднородны. Некоторые из этих социальных связей являются имущественными, другие - организационными, точно так же, как и отношения по поводу управления многоквартирными домами.

Основы жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик и жилищные кодексы, по мнению одних авторов, являлись гражданско-правовыми актами <1>. Другие ученые полагали, что их следует считать комплексными, но при этом подчеркивали "неразрывную связь гражданского и жилищного законодательства" <2>.

<1> См., напр.: Красавчиков О.А. Основы жилищного законодательства: предмет регулирования и юридическая природа. С. 24.

<2> Комментарий к Жилищному кодексу Казахской ССР / Под ред. Ю.Г. Басина. Алма-Ата, 1987. С. 16. Аналогичного мнения придерживались и многие другие исследователи. См., например:

Яковлев В.Ф. Основы жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик и режим правового регулирования жилищных отношений // Основы советского жилищного законодательства. Свердловск, 1981. С. 36 - 45.

В настоящее время большинство исследователей считают жилищное право комплексной отраслью. Так, С.М. Корнеев высказывает мнение, что "наиболее правильно... считать жилищное право комплексной отраслью права, которая базируется на комплексной отрасли законодательства" <1>. Жилищное законодательство носит комплексный характер. Значительная часть норм, содержащихся в актах жилищного законодательства, является гражданско-правовыми.

<1> Корнеев С.М. Основные тенденции развития жилищного права в условиях рыночной экономики // Гражданское право при переходе к рынку. Памяти профессора В.П. Грибанова. М., 1995. С. 149.

Таким образом, жилищное право сформировалось в рамках права гражданского. Впоследствии, вобрав в себя большое число норм различной отраслевой природы, ставшее комплексной отраслью права, тем не менее жилищное право тяготеет к праву гражданскому. И дело не только в том, что в нем (жилищном праве) преобладают гражданско-правовые нормы. Суть прежде всего в том, что большинство жилищных отношений, причем занимающих главенствующее место среди социальных связей, опосредствующих удовлетворение жилищных потребностей, отвечает всем признакам отношений, входящих в предмет гражданского права. Соответственно, регламентация этих отношений осуществляется с использованием гражданско- правового метода регулирования. Поэтому можно констатировать существование объективных причин преобладающего влияния гражданского законодательства на жилищное законодательство. Вероятно, существуют также обстоятельства субъективного характера. Так, не может не сказаться на развитии и состоянии жилищного законодательства тот факт, что исследованием жилищно- правовых проблем занимаются цивилисты. И естественно, что именно гражданско-правовые идеи, конструкции и пр. торжествуют в доктрине и практике регулирования жилищных отношений.

Вопрос о правовой природе различных видов жилищных отношений и правовых нормах, регулирующих такие отношения, лишь на первый взгляд носит "чисто" теоретический характер. На самом деле он нуждается в глубочайшей проработке, прежде всего исходя из сугубо практических соображений. Как известно, гражданское законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации, а жилищное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. ст. 71, 72 Конституции РФ). Следовательно, субъекты Российской Федерации не могут вводить гражданско-правовые нормы, даже если они конструируются в целях регулирования отношений, складывающихся в жилищно- правовой сфере.

Жилищное законодательство <1> представляет собой систему нормативных актов. Кроме прочего, системность обеспечивается единством принципов правового регулирования жилищных отношений, которые закреплены в ст. 1 ЖК РФ.

<1> Любопытно, что понятие "жилищное законодательство" охватывает собой гораздо большее число источников, нежели понятие "гражданское законодательство". Если последнее состоит из Гражданского кодекса РФ и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов (п. 2 ст. 3 ГК РФ), то жилищное законодательство образуют ЖК РФ, иные федеральные законы, а также принятые в соответствии с ними указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, нормативные правовые акты органов местного самоуправления (ч. 2 ст. 5 ЖК РФ).

Основные начала жилищного законодательства, или, что то же самое, принципы жилищного права, представляют собой определенные руководящие идеи, в соответствии с которыми осуществляется правовое регулирование жилищных отношений. Как представляется, указанием принципов жилищного права обозначены цели жилищной политики Российского государства. Поэтому форма изложения основных начал жилищного законодательства достаточно абстрактна (иной она и быть не может). К сожалению, такого рода нормы обычно остаются незамеченными теми, кто применяет закон. Между тем идеи, в них содержащиеся, находятся в основании всех прочих жилищно-правовых норм (далее об этом несколько подробнее). Основные начала необходимо учитывать при применении жилищного законодательства по аналогии (ст. 7 ЖК). Они должны приниматься во внимание также при применении к регулированию жилищных отношений иного законодательства (ст. 8 ЖК). Их следует учитывать при толковании регулятивных и охранительных норм жилищного законодательства и т.д.

Не будет преувеличением сказать, что указанием основных начал жилищного законодательства сформулированы идеи, на которых базируется все российское жилищное законодательство.

Своим появлением в первой (!) статье Жилищного кодекса основные начала жилищного законодательства обязаны Гражданскому кодексу РФ. Этот фундаментальный закон, принятый в 1994 г., также начинается с изложения основных начал (гражданского законодательства). Но дело не только (и не столько) в идее начать Кодекс с изложения принципов правового регулирования соответствующих общественных отношений. Как следует из ранее сказанного, влияние цивилистических категорий, конструкций на формирование жилищного законодательства трудно переоценить.

В ст. 1 ЖК РФ названы следующие основные начала жилищного законодательства: 1)

необходимость обеспечения органами государственной власти и органами местного самоуправления условий для осуществления гражданами права на жилище; 2)

необходимость обеспечения безопасности жилища; 3)

неприкосновенность жилища; 4)

недопустимость произвольного лишения жилища; 5)

необходимость беспрепятственного осуществления жилищных прав; 6)

признание равенства участников жилищных отношений, складывающихся по поводу владения, пользования и распоряжения жилыми помещениями, если иное не предусмотрено федеральным законом и не вытекает из существа жилищных отношений; 7)

необходимость обеспечения восстановления нарушенных жилищных прав; 8)

необходимость судебной защиты жилищных прав; 9)

необходимость обеспечения сохранности жилищного фонда; 10)

необходимость использования жилых помещений по назначению.

Первой среди основных начал жилищного законодательства названа необходимость обеспечения органами государственной власти и органами местного самоуправления условий для осуществления гражданами права на жилище.

В ст. 7 Конституции РФ предусмотрено, что Россия является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В силу ч. 2 ст. 40 Конституции РФ органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище. Таким образом, указанное основное начало жилищного законодательства есть конституционное положение.

В ст. 2 Жилищного кодекса указывается, каким образом органы государственной власти и органы местного самоуправления должны обеспечивать условия для осуществления гражданами права на жилище. Как отмечалось, они должны содействовать развитию рынка недвижимости в жилищной сфере, использовать бюджетные и иные не запрещенные законом источники денежных средств для улучшения жилищных условий граждан, стимулировать жилищное строительство и т.д. Компетенция органов государственной власти и органов местного самоуправления определяется ст. ст. 12 - 14 ЖК РФ. Так, к компетенции органов государственной власти Российской Федерации относится определение порядка государственного учета жилищных фондов, установление требований к жилым помещениям, их содержанию, содержанию общего имущества собственников помещений в многоквартирных домах, определение оснований признания малоимущих граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и т.д.

Жилищное законодательство исходит из необходимости обеспечить безопасность жилища. Доступными праву средствами оно должно способствовать тому, чтобы жилье находилось в состоянии, не угрожающем жизни и здоровью граждан. Если жилое помещение оказалось в таком состоянии, что проживать в нем небезопасно, то оно не должно использоваться в качестве жилья и т.д. Органы государственной власти и органы местного самоуправления обеспечивают контроль за соответствием жилых помещений установленным санитарным и техническим правилам и нормам (п. 6 ст. 2 ЖК), за соблюдением установленных требований при жилищном строительстве (п. 7 ст. 2). Жилищное законодательство признает жилым помещением только помещение, которое отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам (ст. 15), законом запрещено размещение в жилых помещениях промышленных производств (ч. 3 ст. 17 ЖК, п. 3 ст. 288 ГК РФ), законодательством предписывается, что при пользовании жилыми помещениями должны соблюдаться требования пожарной безопасности, санитарно-гигиенические, экологические и иные установленные требования (ч. 4 ст. 17), закон предусматривает, что граждане выселяются из жилых помещений с предоставлением других благоустроенных жилых помещений по договорам социального найма в случае, если жилое помещение признано непригодным для проживания (ст. 85), и т.д. и т.п.

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни (ст. 23 Конституции РФ). Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25 Конституции РФ). Данное конституционное положение, будучи воспроизведенным в ЖК РФ (ст. ст. 1, 3), среди прочих жилищно-правовых норм выглядит несколько оригинально. Подавляющее число норм ЖК призвано регулировать имущественные отношения. В данном случае речь идет о правилах, регламентирующих личные неимущественные отношения.

Если в большинстве норм жилищного законодательства формулируются достаточно конкретные указания на те или иные права и обязанности граждан, юридических лиц и других участников жилищных отношений, то в данном случае представляет известную сложность даже установление управомоченного лица (обладателя права на неприкосновенность жилища) <1>.

<1> К сожалению, права Л.О. Красавчикова, констатировавшая, что субъективное личное неимущественное право на неприкосновенность жилища "в науке гражданского права своего специального рассмотрения еще не нашло" (Красавчикова Л.О. Жилищное право и личные неимущественные права граждан // Актуальные проблемы жилищного права: Сб. памяти П.И. Седугина. М., 2003. С. 55). К счастью, этот пробел в значительной степени восполняется названной работой Л.О. Красавчиковой (см. там же. С. 50 - 62).

При воспроизведении в ЖК рассматриваемого конституционного правила осуществлена его модификация. Так, присутствуют некоторые стилистические изменения, не имеющие существенного значения. Например, в Конституции РФ говорится о недопустимости проникать в жилище "против воли" проживающих в нем лиц, а в ст. 3 ЖК, конкретизирующей положение ст. 1 о неприкосновенности жилища, указывается, что никто не вправе проникать в жилище "без согласия" проживающих в нем лиц.

В ст. 3 ЖК осуществляется конкретизация норм Конституции РФ и ст. 1 ЖК о неприкосновенности жилища.

В Конституции РФ говорится о недопустимости проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц. В ЖК речь идет о недопустимости проникновения в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан. Таким образом, в силу Жилищного кодекса субъективное личное неимущественное право на неприкосновенность жилища принадлежит только тем гражданам, которые занимают жилье на законных основаниях (по договору найма или поднайма, как собственники или члены семьи собственника и т.п.): "Право на неприкосновенность жилища возникает независимо от того, на каких законных основаниях лицо проживает в данном жилище" <1>.

<1> Красавчикова Л.О. Указ. соч. С. 56.

В Конституции РФ предусматривается возможность проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц в случаях, установленных федеральным законом. В Жилищном кодексе, во-первых, установлено, что отступление от принципа неприкосновенности жилища допустимо в случаях и в порядке, предусмотренных федеральным законом. Во-вторых, определено, что проникновение в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан допускается только в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, только в целях спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках либо иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также в целях задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечения совершаемых преступлений или установления обстоятельств совершенного преступления либо произошедшего несчастного случая (ч. 3 ст. 3 ЖК).

По мнению Л.О. Красавчиковой, право на неприкосновенность жилища имеет свое особое содержание, которое обладает внутренней и внешней стороной. Внешняя сторона содержания данного права "выполняет охранительную функцию, юридически обеспечивая ограждение гражданина от вторжения в жилище (а тем самым и в частную жизнь) со стороны третьих лиц" <1>. Что касается внутренней стороны содержания права на неприкосновенность жилища, то, как полагает Л.О. Красавчикова, она "определяет меру свободы гражданина поступать в жилище по своему усмотрению... Гражданин (или его семья) сам определяет распорядок дня, время приема и состав гостей и т.д. Эта сторона содержания данного права юридически выражает свободу положительных действий самим управомоченным лицом. Закон не устанавливает, как и какие действия лицо будет совершать в своем жилище; закон лишь обеспечивает свободу тех действий, которые посчитает необходимым совершить управомоченное лицо" <2>.

<1> Красавчикова Л.О. Указ. соч. С. 59. <2> Там же.

Нет оснований оспаривать справедливость утверждений о том, что закон позволяет вести себя в своем жилище по своему усмотрению (естественно, в пределах, очерченных законом, и с учетом ограничений, установленных законом и (или) договором). Но вряд ли стоит квалифицировать такую возможность как "внутреннюю сторону содержания права на неприкосновенность жилища".

Любое вещное право <1> характеризуется, в частности, тем, что объектом его является вещь, т.е. предмет материального мира, могущий быть в обладании субъекта. Жилище - вещь. Обладатель вещного права посредством собственных действий удовлетворяет свой интерес. Лицо, имеющее право на жилое помещение, может владеть, пользоваться и распоряжаться жильем. Понятно, что соответствующие правомочия могут быть реализованы не иначе как собственными действиями субъекта, обладающего ими <2>. Владеть жилищем - значит "пребывать в нем в угодное для себя время, заниматься в жилище своими делами, по своему усмотрению определять доступ туда третьих лиц" <3>. Возможность пользоваться жилищем означает "по своему усмотрению расставлять мебель, определять, "когда ложиться и вставать", где "быть горнице" или "красному углу" и что поместить в подсобных помещениях и т.д." <4>.

<1> Вопросы о существовании вещных прав, а тем более о признаках этих прав являются достаточно спорными. Отрадно, что вещные права получили признание со стороны закона (раздел II ГК РФ так и назван: "Право собственности и другие вещные права". Об этом см., напр.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 1. 6-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2003. С. 392 - 402; Суханов Е.А. Понятие и виды ограниченных вещных прав // Вестник Моск. ун-та. Серия 11. Право. 2002. N 4. С. 3 - 36; Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК. С. 475 - 476, 590 - 597; Гражданское право: Учебник для вузов (академический курс). Т. 1 / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы, 2000. С. 341 - 354.

<2> Вещный характер права на жилище даже в советские времена (когда многие цивилисты отрицали сам факт существования вещных прав) не вызывал сомнений у специалистов по жилищному праву. См.: Басин Ю.Г. Вопросы советского жилищного права. С. 114 и сл.; Прокопченко И.П. Жилищное законодательство союзных республик. М., 1997. С. 58 - 59; Маслов В.Ф. Защита жилищных прав граждан. Харьков, 1970. С. 69; Бару И.И., Пушкин А.А., Сибилев Н.Н. Понятие и юридическая природа права на жилище // Основы советского жилищного законодательства. Свердловск, 1981. С. 59 - 62. Все эти авторы полагали, что совокупность вещных, абсолютных правомочий образует субъективное гражданское право на жилое помещение (это же понятие иногда обозначалось терминами "право пользования жилым помещением", "право на жилую площадь" и т.п.). Некоторые другие авторы понимали под правом на жилое помещение совокупность всех правомочий нанимателя, различая в его составе абсолютные, вещные и относительные, обязательственные права. См., например: Зиоменко Ю.И. Семья и право на жилую площадь в СССР: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1970. С. 15; Марткович И.Б. Проблемы осуществления конституционного права на жилище: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М, 1981. С.16.

В настоящее время практически общепризнанным является вещный характер права на жилище. См., например: Гражданское право: Учебник для вузов (академический курс). Т. I / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. Алматы, 2000. С. 492 - 514; Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву. Алматы, 2003. С. 571 - 612.

<3> Красавчиков О.А. Основы жилищного законодательства: предмет регулирования и юридическая природа. С. 21.

<4> Красавчиков О.А. Указ. соч. С. 21.

Таким образом, те правовые возможности, которые Л.О. Красавчикова именует "внутренней стороной содержания права на неприкосновенность жилища", входят в содержание вещного права на жилище. А что касается права на неприкосновенность жилища, то оно "выполняет охранительную функцию, юридически обеспечивая ограждение гражданина от вторжения в жилище (а тем самым и в частную жизнь) со стороны третьих лиц" <1>. Содержание права на неприкосновенность жилища исчерпывается тем, что Л.О. Красавчикова называет "внешней стороной содержания права на неприкосновенность жилища". И не более того. Отмеченное, впрочем, ничуть не умаляет значения данного права.

<1> Там же. С. 59.

В качестве одного из основных начал жилищного законодательства названо конституционное положение, в соответствии с которым никто не может быть произвольно лишен жилища (ч. 1 ст. 40 Конституции РФ). Оно несколько конкретизируется в ч. 4 ст. 3 Жилищного кодекса: никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ЖК, другими федеральными законами. Так, расторжение договора социального найма жилого помещения допускается в судебном порядке только в случаях, указанных в ч. 4 ст. 83 ЖК.

Как представляется, восприятие этого принципа в массовом сознании (в том числе юристов) осуществляется в несколько абсолютизированном виде. Как правило, не замечается то, что никто не может быть произвольно лишен жилища. Случаев, когда федеральные законы (а только они это и могут) предусматривают возможность лишения права на жилье, немало. Некоторые основания лишения права на жилище относятся к числу традиционных. Например, если наниматель по договору социального найма и (или) проживающие совместно с ним члены его семьи используют жилое помещение не по назначению, систематически нарушают права и интересы соседей или бесхозяйственно обращаются с жилым помещением, допуская его разрушение, то они могут быть выселены без предоставления другого жилья по правилам, установленным ст. 91 ЖК РФ. (Аналогичные правила содержались в ст. 89 ЖК РСФСР.) Применяется названная санкция крайне редко. Во всяком случае, намного реже, чем допускаются указанные нарушения. Хорошо ли это? И как быть, к примеру, соседям нанимателя, от буйного образа жизни которого нет ни сна, ни покоя?

Жилищные права воспринимаются чуть ли не как незыблемые. Странно, но к жилищным правам отношение более уважительное, чем даже к праву собственности. Так, ст. 31 ЖК РФ предусмотрено, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого помещения не сохраняется. (Возможность выселения бывшего члена семьи собственника жилья сопровождается рядом оговорок.) Это правило подвергается жесткой критике. Нарушаются жилищные права бывших членов семьи? Существование такой нормы закабаляет членов семьи собственника жилого помещения? Конечно, жилищные права нужно защищать. А разве право собственности нуждается в меньшей защите? Оно достойно еще большей защиты. Право собственности - коренное право, а жилищное право производно.

Право собственности в нашей стране никогда не обеспечивалось должным образом (ни до 1917 г., ни тем более в последующий период истории государства Российского). Жилищные права, напротив, защищались достаточно эффективно <1>. По-видимому, когда возникает конфликт между обладателем права собственности и носителем жилищного права, мы по инерции, не вдаваясь в детали, защищаем того, кто имеет жилищное право, и забываем о том, что с точки зрения иерархии право собственности гораздо выше.

<1> Вряд ли кто-то станет отрицать, что в советский период (начиная с 50-х годов XX в.) в СССР действительно торжествовал принцип стабильности жилищных прав. Об этом см., например: Свердлык Г.А. Основы жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик и развитие принципов жилищного права // Основы советского жилищного законодательства: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1981. С. 31 - 32; Он же. Принципы советского гражданского права. Красноярск, 1985. С. 126 - 128.

Немало возражений вызывает и допускаемая законом возможность выселения нанимателя по договору социального найма и членов его семьи, которые в течение длительного времени без уважительных причин не вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги (ст. 90 ЖК РФ, ранее - ст. 15.5 Закона РФ "Об основах федеральной жилищной политики"). Странно. Вряд ли мы можем найти подобный случай, когда одна из сторон договора виновно не исполняет свои обязанности и тем не менее ее поведение по распространенному мнению не считается упречным и не должно влечь наступление неблагоприятных последствий.

Думается, сказанное нисколько не умаляет значения рассматриваемого основного начала жилищного законодательства. Речь идет лишь о том, что не следует его абсолютизировать.

Право в целом (в том числе жилищное) должно стремиться к обеспечению возможности беспрепятственного осуществления субъективных прав. В соответствующей части ст. 1 ЖК РФ, по сути, воспроизводится общеправовой принцип. Его торжество есть свидетельство торжества права. А оно достижимо только при условии, что правовые нормы предусматривают меры, обеспечивающие беспрепятственное осуществление субъективных прав, в том числе устанавливают порядок реализации права, определяют процедуры (формы и пр.) осуществления прав, санкции, применяемые к нарушителям права, и т.д.

Если жилищные права все-таки нарушены, то жилищное законодательство исходит из необходимости восстановления нарушенных прав.

Восстановление жилищных прав чаще всего достигается использованием таких гражданско- правовых способов защиты, как признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, присуждение к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков и др. (ст. 12 ГК РФ). В Жилищном кодексе содержится немало норм, конкретизирующих общие положения о защите субъективных прав, предусматривающих меры, направленные на восстановление права в том или ином случае его нарушения. Так, собственник жилого помещения, которое было самовольно переустроено и (или) перепланировано, или наниматель такого жилого помещения по договору социального найма обязан привести такое жилое помещение в прежнее состояние (ч. 3 ст. 29). В случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением он обязан освободить жилое помещение (прекратить пользоваться им), а при неисполнении данной обязанности гражданин подлежит выселению (ст. 35). При признании обмена жилыми помещениями, предоставленными по договорам социального найма, недействительным участники обмена подлежат переселению в ранее занимаемые ими жилые помещения (ч. 2 ст. 75) и т.д.

Права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием <1> (ст. 18 Конституции РФ). Практически все жилищные споры подведомственны суду. Жилищные права могут защищаться и в административном порядке. Но и в этом случае решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд (ч. 2 ст. 11 ЖК).

<1> В соответствии с широко распространенным в юридической науке мнением право на жилище входит в состав социальных прав, направленных на обеспечение и защиту потребностей и интересов человека, относится к категории основных прав человека. См. об этом: Пчелинцева Л.М. Право военнослужащих на жилище. Теоретические аспекты и проблемы реализации. М., 2004. С. 138 и сл.

Говоря о равенстве участников жилищных отношений как о принципе жилищного права, важно обратить внимание на следующие обстоятельства.

Во-первых, речь идет о юридическом (формальном) равенстве. Мы все всегда различались и будем различаться с точки зрения экономической, психофизической и т.д. Но право, регулируя определенные виды общественных отношений, игнорирует реально существующее неравенство, исходит из того, что с точки зрения юридической субъекты равны.

Во-вторых, в гражданском праве под равенством понимается отсутствие власти и подчинения; один субъект не подчинен другому, не может повелевать другим. В ст. 1 ЖК РФ под равенством разумеется нечто иное. Имеется в виду равноправие пользователей. Пользователи равны в правах и обязанностях.

В-третьих, говорится о равенстве прав и обязанностей не во всех жилищных отношениях, а только в отношениях по владению, пользованию и распоряжению жилыми помещениями. Это означает, что если, к примеру, в квартире проживает несколько человек, то никто из них не пользуется преимуществом в пользовании кухней, ванной и т.д. Наниматель жилого помещения по договору социального найма вправе произвести обмен занимаемого жилого помещения на другое жилое помещение, также занимаемое по договору социального найма, с письменного согласия проживающих совместно с ним членов его семьи. Члены семьи нанимателя вправе требовать от нанимателя обмена занимаемого жилого помещения на жилые помещения, расположенные в разных домах или квартирах. В случае возникновения спора наниматель, любой из членов его семьи вправе требовать принудительного обмена и т.д. и т.п.

В-четвертых, из Жилищного кодекса, другого федерального закона или существа соответствующих отношений может следовать, что пользующиеся жилым помещением граждане не равны в правах и (или) обязанностях. Так, в силу ч. 2 ст. 69 Кодекса члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Но одновременно предусмотрено, что только дееспособные члены семьи нанимателя несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма.

Жилищное законодательство пронизано идеей необходимости обеспечить сохранность жилищного фонда. На этот счет оно содержит многочисленные указания. Так, собственник жилого помещения обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним (ч. 4 ст. 30), а при неисполнении данной обязанности право собственности на жилое помещение может быть прекращено в судебном порядке (ст. 293 ГК РФ). Договор социального найма жилого помещения может быть прекращен по требованию наймодателя в случае разрушения или порчи жилого помещения нанимателем или другими гражданами, за действия которых он отвечает (ст. 83 ЖК). Установление в законодательстве предельно конкретизированных правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, а главное - их соблюдение способствуют обеспечению сохранности жилищного фонда. В законодательстве неоднократно указывается на обязанность различных субъектов осуществлять контроль за использованием и сохранностью жилищного фонда (ст. ст. 12 - 14, 20 и др.).

Целевое назначение жилых помещений состоит в том, что они предназначены для проживания граждан <1> (п. 2 ст. 288 ГК РФ, ч. 1 ст. 17 ЖК РФ). Размещение в жилых помещениях промышленных производств не допускается (п. 3 ст. 288 ГК РФ, ч. 3 ст. 17 ЖК РФ). Юридическим лицам жилое помещение может быть предоставлено во владение и (или) пользование на основе договора аренды или иного договора. Юридическое лицо может использовать жилое помещение только для проживания граждан (п. 2 ст. 671 ГК РФ).

<1> По мнению Ю.Г. Басина, "подобные ограничения не учитывают ни статуса подлинного собственника, ни возможностей оперативных изменений в характере использования частного жилища" (Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву. С. 573).

В случае использования жилого помещения не по назначению могут применяться различные правовые санкции вплоть до лишения субъекта права собственности на жилое помещение (ст. 293 ГК РФ) или права пользования (например, ст. 79 ЖК РФ).

Указав основные начала жилищного законодательства, ЖК РФ формулирует наиболее важные положения об осуществлении гражданами жилищных прав (п. 2 ст. 1). Рассматривая соответствующие положения, необходимо обратить внимание на следующие обстоятельства.

Во-первых, здесь сделан акцент на правах граждан, хотя участниками жилищных отношений могут быть также юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования (ч. 2 ст. 4). Это обусловлено целью жилищной политики - обеспечение права граждан на жилище. По-видимому, не будет преувеличением сказать, что гражданин является центральным субъектом жилищных отношений.

Во-вторых, здесь воплощена гражданско-правовая идея о том, что (жилищные) права осуществляются гражданами "своей волей и в своем интересе" (ср. ч. 2 ст. 1 ЖК РФ и п. 2 ст. 1 ГК РФ). Граждане автономны при осуществлении жилищных прав, в том числе и при распоряжении ими. Недопустимо принуждать гражданина к тому, чтобы он проживал в принадлежащем ему жилом помещении, нельзя заставить гражданина распорядиться своими жилищными правами и т.д.

В-третьих, здесь отчетливо прослеживается диспозитивное начало правового регулирования жилищных отношений с участием граждан. Граждане имеют возможность свободно выбирать способы удовлетворения жилищных потребностей (проживать в жилом помещении, приобретенном по договору купли-продажи, пользоваться жильем, предоставленным по договору социального найма, и т.д.). Естественно, о свободном выборе речь идет исходя из сугубо юридической точки зрения. При этом не учитывается тот факт, что выбор может быть жестко детерминирован экономическими условиями и пр.

Понятно, что свобода выбора осуществляется в рамках, установленных законом. Так, в социальный наем могут получить жилье не все граждане, нуждающиеся в жилых помещениях, но лишь определенные категории граждан (ст. 49).

В-четвертых, упомянуты основания возникновения жилищных прав и особо выделено одно из них - договор. Такое внимание к договору обусловлено его особой ролью в возникновении жилищных прав и их регулировании. Кроме известных договоров социального и коммерческого найма, жилищные отношения порождают и регулируют договоры безвозмездного пользования, поднайма, найма специализированных жилых помещений, обмена жилыми помещениями и т.д. Даже поселение временных жильцов основано на договоре.

В-пятых, в ч. 2 ст. 1 ЖК воспроизводится конституционное положение, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ). Но при этом если в Конституции речь идет об осуществлении прав и свобод, то в рассматриваемой норме упоминаются и обязанности. Кроме того, осуществлена привязка к предмету правового регулирования - жилищным отношениям (говорится о жилищных правах и обязанностях).

Наконец, помимо недопустимости нарушения прав и свобод других граждан при осуществлении прав и исполнении обязанностей, сказано также, что нельзя нарушать законные интересы других граждан. Данное указание, на первый взгляд самого общего плана, находит развитие в ряде регулятивных норм Жилищного кодекса. Так, в силу ч. 3 ст. 72 ЖК, если между нанимателем жилого помещения по договору социального найма и проживающими совместно с ним членами его семьи не достигнуто соглашение об обмене, любой из них вправе требовать осуществления принудительного обмена занимаемого жилого помещения в судебном порядке. При этом учитываются заслуживающие внимания доводы и законные интересы лиц, проживающих в обмениваемом жилом помещении.

Как следует из ранее изложенного, законодательство, регулирующее жилищные отношения, характеризовалось бессистемностью и большим количеством нормативных актов. С учетом этого, а также учитывая происшедшие социально-экономические преобразования, принятие ЖК РФ, конечно, следует приветствовать.

Жилищный кодекс, как отмечалось, не только определяет основные начала жилищного законодательства, его предмет, основания возникновения жилищных прав и обязанностей, компетенцию различных органов в области жилищных отношений и т.д., но и содержит большое число регулятивных норм. Соответствующие нормы можно классифицировать по различным основаниям. Так, некоторые из них представляют собой в той или иной мере модифицированные правила, содержавшиеся в ранее действовавшем законодательстве. Например, нормы, определяющие основания признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма (ст. 51), устанавливающие порядок принятия на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях (ст. 52), указывающие основания и порядок снятия граждан с учета (ст. 56), и т.д. и т.п. (ст. ст. 57 - 65, 69 - 91 и др.). Некоторые из регулятивных норм, содержащихся в ЖК РФ, являются абсолютно новыми (не имеющими "корней" в ранее действовавшем законодательстве). Так, о переводе жилого помещения в нежилое помещение (а такой перевод получил в последние годы широчайшее распространение) и нежилого помещения в жилое помещение прежнее законодательство лишь упоминало. В связи с объективно существовавшей потребностью регулировать соответствующие отношения субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями на этот счет принимались различного рода положения, правила и т.п. Понятно, что такого рода акты разительно отличались друг от друга как с точки зрения содержательной (в том числе степенью детализации), так и с точки зрения юридической техники. ЖК РФ ввел единые правила о переводе жилого помещения в нежилое и нежилого помещения в жилое. Эти правила даны достаточно лаконично (ст. ст. 22 - 24) и четко. Ныне на уровне федерального закона установлены условия перевода, порядок его осуществления и т.д. Аналогично можно оценить нормы о переустройстве и перепланировке жилого помещения (ст. ст. 25 - 29).

К числу новелл следует отнести также нормы, определяющие права и обязанности граждан, проживающих совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении (ст. 31), ряд норм об обеспечении жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд (ст. 32; "истоком" соответствующих правил является ст. 239 ГК РФ) и т.д.

Наличие большого числа регулятивных норм в Жилищном кодексе представляет собой гарантию того, что он не станет "свадебным генералом" в системе жилищного законодательства. ЖК РФ есть работающий документ. Некоторые регулятивные нормы в той или иной мере будут развиваться и конкретизироваться в иных правовых актах. Нередко на необходимость этого прямо указывается в Жилищном кодексе.

Жилищный кодекс занимает главенствующее место в системе жилищного законодательства. Это наиболее важный компонент системы.

Указанное обстоятельство неоднократно подчеркивается самим ЖК РФ, особенно в ст. 5. Здесь, в частности, указывается, что жилищное законодательство состоит из Кодекса, принятых в соответствии с Кодексом других федеральных законов, а также изданных в соответствии с ними указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ и других актов (ч. 2). Установлено также, что указы не должны противоречить Кодексу и другим федеральным законам, а постановления могут приниматься на основании и во исполнение Кодекса, других федеральных законов и нормативных указов (ч. ч. 3 - 4). Кроме того, предусматривается, что федеральные органы исполнительной власти могут издавать нормативные акты в случаях и пределах, установленных Кодексом, другими федеральными законами, указами, постановлениями (ч. 5). Нормы подобного содержания адресованы также субъектам Российской Федерации и муниципальным образованиям (ч. ч. 6, 7). И наконец, предписывается следующее: в случае несоответствия норм жилищного законодательства, содержащихся в любых нормативных правовых актах, положениям Кодекса применяются положения Жилищного кодекса (ч. 8).

Идея об абсолютном верховенстве ЖК РФ в системе жилищного законодательства представляется правильной. Только при условии ее реализации возможно существование системы (жилищного законодательства), одним из свойств которой является иерархичность. Напротив, отступление от этой идеи ведет к деформации системы (жилищного законодательства), а то и к ее разрушению.

Реально ли торжество этой идеи? В значительной части реально. Так, бесспорно, что указы Президента РФ , постановления Правительства РФ и другие подзаконные акты должны соответствовать Жилищному кодексу. Более того, в предусмотренных ЖК РФ случаях нормативные акты могут приниматься "на основании и во исполнение" Кодекса, "в случаях и в пределах", предусмотренных Кодексом, "в пределах своих полномочий на основании" Кодекса. Значит, при нарушении этих требований защита жилищных прав может быть осуществлена путем признания судом недействующим нормативного правового акта или путем неприменения судом такого акта (п. п. 3, 4 ч. 3 ст. 11 ЖК).

Но как быть в тех случаях, когда не соответствует Жилищному кодексу другой федеральный закон? Следуя "букве" закона, в таких ситуациях применяются положения ЖК РФ (ч. 8 ст. 5). Будет ли исполняться данное указание Жилищного кодекса? Вряд ли. К сожалению, торжествует точка зрения, в соответствии с которой (любой) кодекс - такой же федеральный закон, как и все остальные федеральные законы (они равны по юридической силе). Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, ни один федеральный закон не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой <1>. И, стало быть, он (кодекс) не может "давать указания" другим федеральным законам.

<1> См., напр., Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1999 г. N 182-О.

Кроме того, в самом Жилищном кодексе предусматривается возможность формирования параллельных "отраслей" (или "подотраслей") жилищного законодательства. Так, ЖК РФ устанавливает общие правила предоставления жилых помещений по договорам социального найма (ст. ст. 49 - 59). В то же время в ЖК устанавливается, что для отдельных категорий граждан могут вводиться специальные нормы: -

об основаниях признания их нуждающимися в жилых помещениях; -

о порядке предоставления им жилых помещений; -

о норме предоставления площади жилого помещения по договору социального найма для этих категорий граждан.

Соответствующие нормы могут предусматриваться федеральными законами или законами субъектов Российской Федерации. Правила Жилищного кодекса в таких случаях применяются субсидиарно - постольку, поскольку иное не предусмотрено указанными законами (ст. ст. 49, 50). Введение таких положений применительно к отдельным категориям граждан (военнослужащих, судей, прокуроров и т.д.) вполне оправданно с точки зрения государственно-политической и социально-политической. Если же исходить из формально юридических соображений, то следует констатировать отступление от принципа унификации жилищно-правовых норм. Такое отступление обеспечивает развитие определенных общественных отношений в угодном государству и обществу направлении. Следовательно, оно разумно и поэтому заслуживает поддержки.

Конечно, юрист тяготеет к тому, чтобы установить одинаковые правила для всех. И чем меньше исключений из этих общих правил, тем более удобно пользоваться законодательством. Но законодательство создается отнюдь не для того, чтобы юристу было комфортно. Жизнь многогранна. Законодательство, устанавливая единые правила, не должно игнорировать объективно существующие потребности вводить исключения из этих единых правил. В результате введения таких исключений законодательство "разбухает". Но это то неизбежное зло, которое во благо.

Жилищный кодекс выполняет координирующую функцию, в том числе определением компетенции органов государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также органов местного самоуправления в области жилищных отношений (ст. ст. 12 - 14). Обращает на себя внимание стремление сформулировать соответствующие полномочия предельно конкретно. Так, к компетенции органов государственной власти Российской Федерации в области жилищных отношений отнесено определение порядка государственного учета жилищных фондов, установление требований к жилым помещениям, их содержанию, содержанию общего имущества собственников помещений в многоквартирных домах и т.д. В результате такого подхода мы знаем, от кого чего следует ожидать.

Реализуя свои полномочия, названные органы принимают и будут принимать впредь различного рода правовые акты. Это тоже ведет к увеличению числа источников жилищного права. Такие действия осуществляются (должны осуществляться) "под контролем" Жилищного кодекса.

Во-первых, указанные акты должны соответствовать положениям ЖК РФ (в том числе и в первую очередь - основным началам жилищного законодательства).

Во-вторых, в ряде случаев ЖК РФ в той или иной мере предопределяет содержание указанных актов. Например, к ведению органов местного самоуправления отнесено предоставление в установленном порядке малоимущим гражданам по договорам социального найма жилых помещений муниципального жилищного фонда (п. 5 ч. 1 ст. 14). А порядок предоставления устанавливается и самим ЖК РФ (ст. ст. 49, 57 - 59).

В-третьих, нередко относя решение какого-либо вопроса к ведению Российской Федерации, сам ЖК РФ и вводит соответствующие нормы (например, об определении условий и порядка переустройства и перепланировки жилых помещений (п. 10 ст. 12, ст. ст. 25 - 29), о порядке организации и деятельности товариществ собственников жилья, определении правового положения членов товариществ собственников жилья (п. 9 ст. 12, ст. ст. 135 - 152)).

Нередко Жилищный кодекс предписывает или дозволяет принятие определенных решений путем принятия нормативных правовых актов. Соответствующие обращения адресуются Российской Федерации, субъектам Российской Федерации, муниципальным образованиям (или органам названных объектов). Так, в силу ч. 3 ст. 49 федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации может быть предусмотрена возможность предоставления жилых помещений государственного жилого фонда не только малоимущим, но и иным категориям граждан. Указанными законами могут определяться основания признания таких граждан нуждающимися в жилых помещениях, устанавливаться порядок предоставления жилья этим гражданам и т.д. (см. также ч. 4 ст. 49, ч. 3 ст. 50). В соответствии с п. 7 ст. 13 и ч. 7 ст. 52 ЖК РФ законами субъектов Российской Федерации устанавливается порядок ведения органами местного самоуправления учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях. В ч. 2 ст. 81 предусматривается возможность введения федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации иных (кроме тех, что установлены в ч. 1 ст. 81) оснований замены гражданам жилых помещений. Федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации определяются категории граждан, нуждающихся в специальной социальной защите (ч. 2 ст. 98), а также порядок и условия предоставления этим гражданам специализированного жилья (ст. 109). Федеральное законодательство устанавливает порядок признания граждан вынужденными переселенцами и беженцами (ст. 97) и порядок предоставления им специализированных жилых помещений (ст. 108) и т.д.

В Жилищном кодексе немало указаний Правительству РФ. Все эти указания можно подразделить на три группы.

В одних случаях ЖК РФ предписывает Правительству совершение определенных действий и в какой-то мере определяет их содержание. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 15 порядок признания помещения жилым помещением и требования, которым должно отвечать жилое помещение, устанавливаются Правительством РФ в соответствии с ЖК РФ, другими федеральными законами. Но чуть раньше (в ч. 2 ст. 15) предусматривается, что жилым помещением признается изолированное жилое помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания (отвечает установленным требованиям законодательства) (см. также ч. 4 ст. 15). В силу ч. 4 ст. 17 правила пользования жилыми помещениями устанавливаются Правительством РФ. И здесь же даны некоторые ориентиры, которыми следует руководствоваться: пользование жилым помещением должно осуществляться с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом жилом помещении граждан, соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических, иных требований законодательства (см. также ст. 39 ЖК РФ).

В других случаях, которых довольно много, усмотрение Правительства не сковывается какими-либо указаниями ЖК РФ. Например, Правительство РФ устанавливает порядок государственного учета жилищного фонда (ч. 4 ст. 19), утверждает типовой договор социального найма жилого помещения (ч. 2 ст. 63) и типовые договоры найма специализированных жилых помещений (ч. 8 ст. 100) и т.д. (см. также ч. 1 ст. 51, ч. 2 ст. 92, ч. 11 ст. 155, ч. 10 ст. 156, ч. 4 ст. 157, ч. ч. 7 - 9 ст. 159).

Наконец, в некоторых случаях Правительству РФ даются поручения, целесообразность которых вызывает сомнения. Так, для проведения переустройства и (или) перепланировки жилого помещения в орган местного самоуправления, кроме прочего, должно быть представлено "заявление о переустройстве и (или) перепланировке по форме, утвержденной Правительством Российской Федерации" (ч. 2 ст. 26 ЖК РФ). Кстати, одновременно с заявлением представляются так называемые правоустанавливающие документы, подготовленный в установленном порядке проект переустройства и (или) перепланировки, технический паспорт жилого помещения и т.д. Требуется ли в этом случае какая-то специальная форма заявления? Вряд ли.

Форма и содержание документа, подтверждающего принятие решения о согласовании (переустройства и (или) перепланировки), устанавливаются Правительством РФ (ч. 5 ст. 26, см. также ч. 5 ст. 23). Как представляется, и в этом случае Правительство обязывается заниматься несвойственным ему делом.

Как неоднократно отмечалось, жилищное законодательство всегда было представлено большим количеством нормативных правовых актов. Так будет и впредь. И в этом нет ничего страшного. Более того, иным оно быть не может. Причин появления большого числа нормативных актов, содержащих жилищно-правовые нормы, множество. Среди них, в частности, можно отметить следующие.

Во-первых, жилищное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 72 Конституции Российской Федерации).

Кроме прочего, это обстоятельство предполагает, что Российская Федерация должна творить жилищно-правовые акты "с оглядкой" на то, чтобы оставался простор для нормотворческой деятельности субъектов Российской Федерации.

Во-вторых, жилищные отношения весьма разнообразны. Причем они различаются по субъектному составу, объектам и содержанию. Так, жилищные отношения складываются между юридическими лицами и гражданами, между гражданами. При этом жилищно-правовые связи различаются (и должны различаться) в зависимости от имущественного положения граждан, состояния здоровья, места работы и т.д. и т.п. Жилищные отношения имеют объектами жилые дома, квартиры, комнаты, общее имущество многоквартирного жилого дома и т.д. Часть жилищных отношений являются неимущественными (в том числе организационными) и т.д. Жилищные отношения складываются по поводу предоставления жилых помещений, владения, пользования и распоряжения ими и пр.

Как ранее отмечалось, во многих социальных связях жилищный компонент присутствует, но он как бы поглощен иными отношениями, является составной частью иных отношений (прежде всего речь идет об использовании специализированного жилищного фонда).

Специфика тех или иных видов жилищных отношений обусловливает необходимость дифференцированного правового регулирования и, следовательно, появления большого числа актов жилищного законодательства.

В-третьих, правовое регулирование жилищных отношений невозможно без существования большого числа нормативно-технических правил. В частности, необходимо определить санитарные требования, которым должно отвечать жилое помещение, различного рода технические требования к жилому помещению и пр. Соответствующие нормы в федеральных законах могут устанавливаться лишь в самом общем виде. Поэтому требуется немалое число подзаконных нормативных актов, поскольку собрать все такие нормы воедино "под одной обложкой" (в одном нормативном правовом акте) практически невозможно.

Вследствие большого числа актов жилищного законодательства оно в значительной степени становится законодательством для специалистов. Человек, который систематически не занимается изучением жилищного законодательства, разобраться в нем не может. Но не законодательство тому виной. Сложна жилищно-правовая сфера. Разнообразны жилищные отношения. Жилищное законодательство должно отражать все это многообразие нашей жизни и потому не может быть простым для понимания.

Важно, однако, подчеркнуть главенствующую роль Жилищного кодекса. Только в том случае, если дальнейшее развитие правового регулирования жилищных отношений будет осуществляться исходя из идей, сформированных в ЖК РФ, будет существовать система жилищного законодательства. В противном случае будет существовать некий нормативный массив несогласованных друг с другом нормативных правовых актов, которые сближает лишь то, что они в той или иной мере говорят об удовлетворении жилищных потребностей граждан.

Как представляется, Жилищный кодекс Российской Федерации с точки зрения концептуальной является: -

результатом развития российского жилищного законодательства; -

отражением нынешних реалий (он "дитя своего времени"); -

прогрессивным актом.

<< | >>
Источник: МЕДВЕДЕВ Д. А., ЯКОВЛЕВ В. Ф., МАКОВСКИЙ А. П., СУХАНОВ Е. А., ВИТРЯНСКИЙ В. В., ГОНГАЛО Б. М., КРАШЕННИКОВ П. В., МИХЕЕВА Л. Ю., ГОЛОВИНА С. Ю., ЧУБАРОВ В. В., РЕШЕТНИКОВА И. В.. КОДИФИКАЦИЯ РОССИЙСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА. 2008

Еще по теме ГОНГАЛО Б.М., КРАШЕНИННИКОВ П.В. РАЗВИТИЕ КОДИФИКАЦИИ ЖИЛИЩНОГО ПРАВА:

  1. Глава I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАЗВИТИЯ НАУКИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА
  2. Основные тенденции развития государства и права в XX в.
  3. § 2 Ретроспективный анализ развития охраняемого содержания прав и свобод человека и гражданина
  4. §2 Усиление влияния актов, принимаемых органом по разрешению споров Всемирной торговой организации на развитие международного экономического права.
  5. § 1. Становление и развитие норм международного права о законных участниках вооруженных конфликтов: историко-правовой аспект
  6. ЛЕКЦИЯ № 4. Периодическая классификация коммерческого права. Современный этап развития мирового торгового права
  7. IV. Кодификация торгового права в XIX ст. во Франции и Германии
  8. VI. Кодификация торгового права в России в XIX столетии
  9. История кодификации гражданского законодательства. Необходимость современной кодификации гражданского права в России
  10. Соотношение Гражданского кодекса с другими кодификациями частного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -