<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Любая форма институционного образования является специальным инструментом достижения целей, определенных учредителями при создании данного образования. Более того, ясно, что не все институционные образования одинаковы, равно как и инструменты обычно специализированы, а не универсальны.

При этом необходимо выделять отдельные формы образований, в рамках которых присутствуют образования однотипные, обладающие одинаковым набором имеющих значение свойств и признаков.

Что касается международного сотрудничества, то тут также существуют различные формы институционных образований, о которых уже было сказано выше. Рассматривая международное экономическое сотрудничество как составную часть международного общения в целом, можно сказать, что в данном случае используются институционные формы практически всех видов. Находят свое применение для целей экономического сотрудничества международные межправительственные и неправительственные организации, есть место в этой системе и параорганизациям, ТНК, совместным компаниям. Как было выяснено ранее, есть своя роль в деле установления и развития международного взаимодействия в экономических вопросах и у международных хозяйственных организаций.

Итак, МХО наряду с другими институционными образованиями применяются в достаточно обширной области международных отношений - в области отношений экономического сотрудничества. Очевидно, что межгосударственные организации, МХО, МНПО, ТНК и др. - не взаимозаменяемые инструменты. Они все обладают набором свойств, определяющим возможности того или иного использования данного образования. Такие свойства проистекают как из самой правовой природы образования в широком смысле, так и из особенностей организационной структуры, то есть, внутреннего институционного механизма, правоспособности, правового режима, в частности.

Соответственно, есть и у МХО свое особое место в системе институционных форм международного сотрудничества, которое определяется спецификой самой формы МХО.

Иными словами, можно установить, когда, в каких случаях и почему, а также для каких целей экономического сотрудничества возможно или даже необходимо использовать именно форму МХО, а не какой-либо иной тип институционного образования.

Не сложно отделить сферу применения МХО от сферы, в которой осуществляют деятельность международные межправительственные организации. Как уже указывалось, международные хозяйственные организации непосредственно осуществляют хозяйственную деятельность, что, собственно, вытекает даже из самого их названия.

Межправительственные организации участвуют в процессе международного нормотворчества, международного правоприменения, осуществляют функции в сфере реализации международно-правовой ответственности, разрешения международных конфликтов, контроля за соблюдением норм международного права и др. Однако межправительственные организации не осуществляют непосредственно хозяйственную деятельность в качестве цели своего создания, тем более, не осуществляют ее для целей извлечения прибыли.

Таким образом, именно в возможности осуществлять оперативную хозяйственную функцию в качестве основной задачи своего существования состоит важнейшее отличие международной межправительственной организации от международной хозяйственной организации. В связи с этим может быть сделан вывод о том, что сферой применения МХО должны быть только те вопросы международного сотрудничества, существо которых состоит в непосредственном осуществлении определенной хозяйственной деятельности, реализации некой конкретной оперативной функции.

Международные межправительственные организации для этих целей не подходят.

Сфера применения МХО отграничивается от сферы деятельности международных неправительственных организаций преимущественно на основе того же критерия осуществления хозяйственной деятельности. МИЛО действуют в обширной области международных отношений, они участвуют в решении множества вопросов, возникающих в международной сфере. Среди них Moiyr быть названы как вопросы в области международной безопасности, так и охрана природы, или, к примеру, установления рекомендательных норм в области международной торговли.

В то же время, в числе средств, используемых международными неправительственными организациями для достижения стоящих перед ними целей, не может быть названа хозяйственная деятельность, направленная на извлечение прибыли. Тем более, такая деятельность никогда не является самоцелью.

Между тем, хозяйственная деятельность в сфере международного сотрудничества осуществляется далеко не только международными хозяйственными организациями. Ее осуществляют также ТНК и просто совместные компании, созданные частными субъекгами из разных стран по собственной инициативе без участия государств. Соответственно, должен быть решен вопрос, когда должна применяться форма МХО, а когда задачи осуществления хозяйственной деятельности могут быть разрешены в рамках обычного совместного предприятия или ТНК.

Для ответа на данный вопрос необходимо вспомнить, что учредителями МХО являются государства. В редких случаях государства могут выступать также и участниками МХО, действуя как субъекты частноправовых, фажданских правоотношений. Между тем, во всех случаях именно государства как публично-правовые образования и субъекты международного права выступают с инициативой о создании МХО. Следует признать, что хотя в деятельности МХО принимают участие и юридические лица - участники МХО, в основе самого факта существования МХО лежит государственный, публичный интерес. Это важнейший вывод, проливающий свет на фундаментальную основу МХО как феномена международного общения. Он приводит к более глубокому пониманию природы МХО.

Итак, в основу создания МХО, в отличие от ТНК и СП, заложен интерес не частных субъектов, не корпораций, не физических лиц или их частных объединений, соответственно, не их устремление к извлечению прибыли, занятию доходными видами деятельности. Также в основе создания МХО лежит не однонаправленный интерес юридических лиц будущих участников МХО. Иными словами, в основе МХО - не частный коммерческий интерес, как это происходит обычно в случае с ТНК и совместными компаниями (компаниями с иностранными инвестициями).

В основе МХО - согласованная воля государств, то есть их общий интерес, присущий именно государствам как публичным образованиям, носителям власти и суверенитета.

Когда же обычное осуществление хозяйственной деятельности, коммерческая деятельность, приносящая прибыль и осуществляемая юридическим лицами - субъектами частного права, может представлять специальный интерес государств?

На разных этапах своего развития государства могут рассматривать различные задачи в качестве государственно-важных интересов. Так, если в послевоенный период, в условиях разрухи для большинства государств важнейшими задачами было восстановление народного хозяйства, производственных связей, транспорта, то в последующем, после решения данных насущных проблем, на первое место стали выходить задачи, связанные с необходимостью решения более общих, стратегических задач (нахождение путей промышленной утилизации радиоактивных отходов, развитие новых способов получения энергии, освоение новых капиталоемких и наукоемких производств и т.п.).

Для обеспечения восстановления подорванной экономики стран после второй мировой войны государства создавали МХО именно как средство общей мобилизации своих ресурсов. Ясно, что объединение усилий было разумной и оправдавшей себя мерой и в то же время, оно вряд ли могло быть реализовано без участия государств.

Известно, что в нормальных условиях международные хозяйственные связи могут устанавливаться и без непосредственного участия государств. Для этого достаточно обеспеченной государствами благоприятной для международного сотрудничества среды, к примеру, режима, благоприятствующего осуществлению инвестиций, обмену технологиями, миграции трудовых ресурсов и т.п.

В рассматриваемой ситуации подобной благоприятной среды не было, она была разрушена и не могла быть восстановлена в одночасье. Как следствие, установление хозяйственных связей в важных для государств отраслях экономики было инициировано непосредственно государствами. Государства обеспечили себе также возможность принимать ряд решений стратегического характера в ходе реализации данного сотрудничества, что также было оправдано ситуацией.

В последующем, когда исчезает необходимость в непосредственном участии государств в данных отношениях, сами государства могут принять решение о реорганизации модели сотрудничества, как это, например, произошло с МХО «Интератоминструмент», на базе которого образовалось общество, действующее на гражданско-правовой основе.161

Другим случаем, когда государства будут рассматривать вопросы как имеющие для них интерес и в силу этого будут принимать непосредственное участие в их решении - это вопросы, связанные с особо наукоемкими и капиталоемкими производствами.

Причем государства не во всех случаях будут рассматривать международное сотрудничество в этих областях как требующее их непосредственного участия. Следует признать, что, как и в предыдущем случае, это будет зависеть от степени развитости и открытости экономики данного конкретного государства.

Государство с крепкой и активно развивающейся экономикой, открытой и благоприятной для инвестиций, с действенным режимом правовой охраны интеллектуальной собственности едва ли столкнется с проблемой привлечения капиталов и развития высоких технологий. Совсем иное дело - государство, экономика которого требует рывка, с низкими и неустойчивыми темпами роста, в котором недостаточно эффективно работает право и правосудие. В таком государстве неизбежно существуют проблемы как с привлечением крупных капиталов в экономику, так и с эффективным использованием последних достижений научно-технического прогресса. В этом случае также будет оправдана инициатива государств по учреждению международных хозяйственных организаций. Это приведет к созданию дополнительных гарантий и даст непосредственную государственную поддержку крупным проектам, которые не могли бы быть начаты иначе в силу высокой степени риска и отсутствия достаточных ресурсов. В частности, многочисленными примерами такого рода сотрудничества стали МХО на территории Монголии, в результате деятельности которых в данной стране были созданы и развиты крупные промышленные объекты.

Далее, критерием, применяемым для квалификации вопроса в качестве имеющего особый интерес для государства, должен быть назван его стратегический характер. Действительно, есть такие проблемы, которые не могут рассматриваться как текущие, обычные проблемы, как проблемы решение или не решение которых не повлияет на развитие государства и его безопасность.

В отличие от обычных, заурядных задач, решение которых важно, но не критично, задачи стратегического характера всегда представляют собой предмет отдельной заботы со стороны государства. Важнейшей функцией государства является, в частности, обеспечение безопасности государства, в том числе - экономической.

Решение вопросов, напрямую связанных с реализацией этой функции государства, это задачи, имеющие для государства важнейшее значение.

Следует отметить, что данная категория вопросов, в которых государства могут проявлять собственный интерес, и в силу этого непосредственно участвовать в их решении - достаточно обширная и именно с ней, в большинстве случаев, будет связано дальнейшее развитие МХО.

Под стратегическими вопросами следует понимать те вопросы, которые актуальны для большинства стран и вне жесткой зависимости от того, эффективна экономика этой страны или нет. Почему государства не могут оставить данную сферу, сферу вопросов стратегического характера, для ее саморегулирования, допустить в нее частных субъектов и оставить за собой только общий контроль и создание лишь благоприятной среды для развития отношений в данной области? Причина лежит в самой природе вопросов стратегического характера с одной стороны, с другой - необходимо признать, что и сама граница вопросов важных для государства и не важных подвижна, ее определение - проблема диалектически противоречивая.

С чем связан тот факт, что МХО «Еврофима» существует в своем неизменном виде уже почти 50 лет, и государства Европы, ее учредители, приняли решение о продлении ее существования на следующие 50 лет? Почему корпорация «Юренко», уже решив свою первоочередную задачу, развив технологию газоцентрифужного обогащения урана еще находится под прямым контролем государств-создателей? Причина в том, что государства- учредители МХО продолжают рассматривать вопросы, которые решаются в процессе деятельности этих организаций, как имеющие особое значение для этих государств и не могут пока оставить данную сферу прямого государственного регулирования.

Таким образом, сфера применения МХО - это самостоятельная область международных отношений экономического сотрудничества, в которой не могут функционировать институционные образования других типов. Ни международные межправительственные организации, ни неправительственные организации или ТНК или совместные компании не подходят для решения тех специфических задач, которые ложатся в основу создания МХО. Международные хозяйственные организации учреждаются для осуществления непосредственной хозяйственной деятельности и только в тех случаях, когда предмет деятельности МХО - интерес государств, публичный интерес.

Создание международных хозяйственных организаций как инструмент достижения общих народнохозяйственных целей уже применяется в отношениях между странами-членами СНГ. Помимо того, что отдельные МХО уже были созданы в недавние годы, как, например, Международный консорциум «Средний транспортный самолет»162, по ряду проектов создание международной хозяйственной организации находится на стадии рассмотрения на межправительственном уровне.

На протяжении длительного периода времени одним из краеугольных камней в отношениях между Россией и Украиной было налаживание сотрудничества в газовой сфере, в частности, по таким направлениям как разработка совместного баланса и обеспечение транзита природного газа, эксплуатация объектов инфраструктуры газового комплекса и предоставления услуг, развитие совместных проектов транспортировки газа через территории России и Украины на зарубежные рынки и др. Наконец, правительства нашли консенсус в данном вопросе и 7 октября 2002 г. подписали Соглашение о стратегическом сотрудничестве в газовой отрасли, содержанием которого стало решение об учреждении МХО - международного газотранспортного консорциума. Привлекает внимание то, что, посвятив фактически весь объем Соглашения вопросам создания МХО, в первой статье стороны определили предмет договора как формирование основных направлений стратегического сотрудничества. Это свидетельствует о том, что правительства двух стран приняли решение о том, что данный вопрос представляет для них именно стратегическую важность.

Поскольку содержание вопроса состоит в необходимости осуществления конкретной хозяйственной функции - транспортировка газа, создание новых газотранспортных мощностей, эксплуатация газотранспортной системы - правительства приняли правильное решение именно о создании МХО. Важно, что решением было не создание очередной межправительственной организации и вместе с тем не обеспечение комфортных правовых и экономических условий для того, чтобы частные компании самостоятельно заинтересовались и приняли решение о перспективности развития данного направления. В первом случае цель попросту не могла быть достигнута (межправительственная организация не смогла бы осуществлять требующуюся хозяйственную функцию), во втором - результат либо заставил бы себя долго ждать, либо вообще мог быть не достигнут никогда в силу того, что частные компании, оценив инвестиционные риски, в том числе, политические, могли не принять решение о начале нового предприятия.

Оправданность принятия решения о создании хозяйственной организации именно на уровне правительств подтвердилась последующими событиями. Политические баталии в данном вопросе оказались так сильны, что украинские депутаты, усомнившись в правильности принятия решения о стратегическом сотрудничестве с Россией без согласия парламента, обратились с соответствующими запросами в Конституционный суд Украины, тем самым заморозив создание консорциума.163 В связи с этим понятно, что фактор политических рисков в данном случае не позволил бы реализовать проект силами только частных компаний, они едва ли бы рискнули развивать это направление без прямой поддержки правительств.

Хорошо известны сегодняшние глубочайшие противоречия между Россией и Беларусью в области газа. Беларусь заинтересована в покрытии своих потребностей в природном газе за счет увеличения объема поставок из России, получении газа по оптовой внутрироссийской, а не экспортной цене, получении контроля над белорусским участком трубопровода «Ямал - Западная Европа» и, наконец, привлечении инвестиций на реконструкцию своей газотранспортной системы. Надо отметить, что решение данного вопроса путем создания МХО также как и в случае с Украиной было намечено правительствами. Текст соответствующего соглашения был согласован и подписан.21'1

По условиям соглашения «Газпром» должен был поставлять газ в Республику Беларусь по ценам пятого ценового пояса РФ, а Беларусь в свою очередь должна была обеспечить условия для создания газотранспортного СП с «Газпромом» на базе «Белтрансгаза» (решить вопросы, связанные с созданием необходимых условий для формирования совместного акционерного общества, требующие изменения законодательства Республики Беларусь, совершенствования ценообразования и осуществления эффективных механизмов расчетов, исключающих образование задолженности за поставленный в эту Республику природный газ).

Поскольку Беларусь не смогла обеспечить решение своей части вопросов, создания МХО до настоящего времени не произошло. Известно, что причин этому в действительности не мало и обвинения в адрес друг друга отпускают оба правительства. Вопрос о сотрудничестве в газовой

2,4 Постановление Правительства РФ от 12 апреля 2002 г. № 235 "О подписании Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Белоруссия о расширении сотрудничества в газовой отрасли" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. №20. Ст. 1873.

сфере между двумя государствами сегодня до крайности политизирован, в связи с чем очевидно, что реализация совместного коммерческого проекта в этой области возможна только при условии, что государства возьмут на себя связанные с этим политические риски.

Таким образом, понятно, что развитие двустороннего сотрудничества по обозначенному хозяйственному вопросу возможно только в форме МХО. Это, очевидно, и произойдет, как только правительства смогут урегулировать все существуюпще сегодня спорные вопросы.

Другим международным вопросом, в процессе урС1улирования которого может и, видимо, будет создано новое МХО, является вопрос о сотрудничестве России и Украины в Азовском море. Напряженность по вопросу о статусе Азово-Керченского пролива, косы Тузла и Азовского моря возникла в конце 2003 г. и даже могла вылиться в вооруженное противостояние. Однако вопрос был в итоге разрешен миром и были достигнуты принципиальные договоренности по основным спорным вопросам. В частности, стороны рассмотрели возможность создания российско-украинского совместного предприятия, которое займется решением проблем судоходства и рыболовства в Азово-Керченской акватории. Как известно со слов заместителя министра иностранных дел Виктора Калюжного, доли участников планировались равными, размер уставного капитала, место регистрации СП и вносимые активы должны быть определены межправительственным соглашением.2^

Параметры создания МХО, к сожалению, не были зафиксированы в подписанном в тот момент Россией и Украиной Договоре о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 24 декабря 2003 г. Не согласованы эти условия и до настоящего времени. В то же время очевидно, что предприятие, договоренность о котором была изначально

2,5 Беккер А., Гавриш О., Николаева Д. «Общая Тузла» // Ведомости. 2003. 25 декабря. № 237.

достигнута сторонами, не может быть создано без непосредственного участия государств. К этому нет необходимых для развития частного начинания условий. Реализация данного проекта также возможна только в форме МХО.

Обобщая приведенные примеры, надо отметить, что только за последние несколько лет в международных отношениях с участием России возникло несколько ситуаций, когда единственным возможным решением поставленной внешнеполитической задачи было бы создание МХО.

Вопросы, лежащие в основе предполагаемых МХО, связаны с важными или даже приоритетными внешнеполитическими задачами вовлеченных государств. В первых двух случаях, не вдаваясь в многофанность проблематики, можно сказать, что, с одной стороны, затронута важнейшая сфера обеспечения государства энергоресурсами, с другой, - распространение своего экономического влияния на соседей в этой важнейшей области, влияющее на экономическую независимость и безопасность данных стран. Во втором случае, истинное содержание проблемы - приграничный спор двух стран, основанный на комплексе противоречий как в международной политике, так и в экономике.

Таким образом, налицо такое очевидное условие для создания именно МХО, как ярко выраженный государственный интерес в непосредственном влиянии на процесс как инициирования совместной хозяйственной деятельности, так и ее последующей реализации.

По множеству причин, приведенных выше, частные компании своими силами, за свой счет и при своем уровне влияния на развитие международного диалога по данному вопросу, не могут обеспечить создание и деятельность обычного совместного предприятия вместо предполагаемого МХО. Это вторая принципиальная причина, почему МХО - это оптимальное решение для данных случаев.

Причины и условия, при которых возникает возможность и необходимость учреждения МХО, в современных международных отношениях не являются уникальными. Это подтверждено не только примерами последних почти 60 лет, но и сложившейся в настоящее время внешнеполитической ситуацией, в частности, для России. Можно сделать вывод, что международная хозяйственная организаций как инструмент решения международных задач в области экономического сотрудничества будет находить свое применение в практике международного общения.

Помимо рассмотренных актуальных примеров, когда предполагается создание МХО, есть пример другого рода. Речь пойдет о более отдаленной перспективе, но в то же время о применении МХО для решения проблемы не в области двух- или трехсторонних отношений государств, а в сфере, затрагивающей интересы практически всего мирового сообщества, т.е. можно сказать, что речь пойдет о новой перспективе для использования формы МХО - это область обеспечения режима нераспространения ядерного оружия и связанных с его производством технологий. В настоящее время на международном уровне все чаще слышны высказывания о несовершенстве существующего режима нераспространения. С одной стороны, на практике не удалось не допустить утечки ядерных материалов и технологий за прошедшие 50 лет. Не признанными ядерными державами стали Индия и Пакистан, а также, по мнению большинства, Израиль и КНДР. Разработки в области секретных ядерных программ были обнаружены в Иране, Ираке и Ливии. Вскрыта многолетняя деятельность пакистанского ядерщика Абдул- Кадир Хана, продававшего в корыстных целях секреты создания атомной бомбы.

В условиях резко возросшей в последнее время террористической угрозы миру обеспечение недопустимости попадания оружия массового уничтожения в руки террористов становится первостепенной задачей мирового сообщества. С инициативой в этой области выступил Президент США, который 11 февраля 2004 г., выступая в Национальном оборонном университете США, предложил создать такую систему, при которой все мировые мощности в области ядерного топливного цикла будут находиться только в руках уже признанных ядерных держав. При таком режиме ядерные страны всегда будут обеспечивать потребности мирового ядерного рынка в топливе для АЭС, по сути, на монопольной основе. Одновременно, по мысли автора инициативы, это обеспечит отсутствие любых ядерных технологий, особенно в области обогащения урана, в любых других странах. Ясно, что такой подход может привести к искомому результату при условии, что он будет принят в таком виде мировым сообществом, в чем, однако, есть сомнения.

Тем не менее, проблема реформирования режима нераспространения остается актуальной и поиск ее решения продолжается. В частности, на необходимость усовершенствования существующего порядка контроля за нераспространением неоднократно обращает внимание генеральный директор МАГАТЭ Мохамед эль-Барадеи.

Он полагает, что лазейками для утечки ядерных материалов и технологий в руки террористов могут быть производства по обогащению урана и переработке отработавшего ядерного топлива. Выступая в Совете по международному сотрудничеству в Нью-Йорке в мае 2003 г. эль-Барадеи предложил поставить все мировые мощности по обогащению и переработке урана под прямой международный контроль, а в качестве примера приводит концерн «Юренко». Он предложил интернационализировать все мировое производство в данной сфере.

Учитывая правовую природу «Юренко» как МХО, становится ясно - суть решения состоит в том, что все заводы мира, осуществляющие обогащение урана и его переработку после облучения, должны эксплуатироваться международными хозяйственными организациями.

Надо согласиться с тем, что подобное решение приведет к установлению такого правового режима, при котором вся деятельность соответствующих производств будет напрямую подчиняться нормам международного права, установленным в международном договоре о создании МХО. В гаком международном договоре могут быть зафиксированы все требования государств в отношении соблюдения в процессе производства повышенных требований мирового сообщества по обеспечению нераспространения ядерных материалов и технологий. Помимо этого, такие договоры будут обязывать к соблюдению требуемого режима не только сами МХО, но также и сами государства-учредители будут связаны обязательствами по соблюдению согласованного порядка осуществления промышленной деятельности в ядерной области.

Помимо того, что такое решение может быть механизмом унификации регламентов в сфере безопасности атомных производств официальных ядерных держав, большое значение использование формы МХО может получить при решении проблемы вовлечения в новый мировой режим нераспространения непризнанных ядерных стран.

Отказ Индии, Пакистана и Израиля присоединяться к Договору о нераспространении ядерного оружия, отказ Израиля признавать наличие у него ядерных взрывных устройств говорит о неприемлемости для этих стран существующего сегодня универсального, единого для всех режима. Ведь до сих пор концепция нераспространения опиралась на необходимость заключения всеобщего договора, подписанного, по возможности, всеми странами мира.

Вовлечение производств этих стран в орбиту новых международных условий может быть реализовано через использование индивидуального подхода к каждой стране. С одной стороны, условия по нераспространению будут разрабатываться отдельно под каждую страну, и будут учитывать позицию ее правительства, с другой стороны, стимулом для принятия нового подхода таким государством будет материальный аспект.

Надо напомнить, что МХО - это форма ведения совместной хозяйственной деятельности, ориентированной на извлечение прибыли. Объединение в форме МХО своей атомной отрасли с атомной отраслью развитой ядерной державы даст, к примеру, Индии или Пакистану очевидный экономический выигрыш. Обе стороны получат то, в чем заинтересованы.

Непризнанная ядерная страна - возможность осуществлять ту же деятельность, но уже на легальной международно-правовой основе, плюс, при технической и научной поддержке своего более развитого партнера. Вторая сторона - добьется реализации новой инициативы в области нераспространения, преимущества чего от безопасности до упрочения международного авторитета можно подробно не описывать, плюс, получит новый рынок для своей продукции и технологий, область для экономической экспансии.

Надо принять во внимание и еще один очень важный аспект. Не секрет, что страны, официально не признанные ядерными державами, обзавелись ядерным оружием не самостоятельно, а при негласной помощи все тех же стран - членов ядерного клуба. Так, Пакистану и, в меньшей степени, Израилю помогли США, Индии - СССР.

Ясно, что тс же дружественные отношения, которые привели к появлению новых государств, обладающих ядерным оружием, могут помочь решить и задачу ограничения исходящей от них угрозы. МХО могут и должны быть созданы на основе тех же отношений дружбы и взаимопомощи. Тем самым, ядерные державы, как бы мод своим «зонтиком», введут близкие к ним страны в новые условия режима нераспространения. Включение непризнанных ядерных стран в сферу действия международно-правовых норм в области нераспространения ядерного оружия через механизм МХО не только поставит под международный контроль их атомные отрасли, но и существенно снизит вероятность дальнейшего расползания ядерной угрозы в другие государства.

Известно, что решение проблемы КНДР сегодня не найдено и пока его поиск осуществляется в другой плоскости, нежели создание МХО. Пока к Северной Корее предъявляются требования о безоговорочном прекращении всех ядерных программ. Однако не исключено, что такой жесткий вариант урегулирования не удастся реализовать на практике. Тогда предложение по созданию совместных производств в формате МХО с привлечением заинтересованных ядерных держав США, Китая и России может быть альтернативным вариантом решения проблемы. При условии отказа от военной программы, создание МХО на территории КНДР, которая возьмет на себя решение энергетической проблемы в этой стране, - оптимальный выход, который может удовлетворить интересы каждой стороны.

Дополнительный аргумент в пользу использования формы МХО для реализации новых инициатив в области нераспространения - это то, что данный проект не может быть реализован в формате участия только корпораций частного права без опоры на международно-правовую основу. В основе этого лежат несколько причин. В первую очередь, в силу того, что любые корпорации, выступающие участниками мирового ядерного рынка, равно как и компании, ориентированные только на внутреннее потребление, прямо или косвенно подконтрольны государствам и серьезные стратегические решения принимаются ими только с санкции и при поддержке правительств. Таким, образом, частная инициатива не может лежать в основе такого решения как объединение атомных промышленных комплексов нескольких стран. Более того, очевидно, что по своему уровню решение такого вопроса - уровень межправительственных договоренностей.

Вторая причина заключается в том, что подобный проект, в силу его политизированности и ориентации на достижение результата в области межгосударственных отношений, а не на увеличение прибыли и капитализации как самоцель, будет слишком рискованным для корпорации. Юридические лица, вовлекаемые в реализацию этого совместного начинания, должны быть определены государствами, которые, со своей стороны, выступят гарантами определенной политической и экономической стабильности для проекта.

Таким образом, использование формы МХО как специфического инструмента международного сотрудничества может существенно поспособствовать решению актуальной проблемы упрочения режима нераспространения ядерного оружия. В частности, напрямую может быть реализована новейшая инициатива по интернационализации всех мировых производств в области обогащения урана и переработки отработавшего ядерного топлива.

Абстрагируясь от решения конкретных международных проблем, следует еще раз подчеркнуть, что МХО - это самостоятельный инструмент осуществления международного сотрудничества. Создание МХО и простое осуществление в се рамках хозяйственной деятельности, приносящей прибыль, не может быть самоцелью. Путем учреждения МХО достигается качественно иной результат. Нго базовые составляющие в том, что фактом создания и деятельности МХО удовлетворяется специальный интерес государств в осуществлении такой деятельности, и одновременно основу правового режима деятельности МХО составляют не национальные нормы права, а нормы международного права, со всеми вытекающими из этого последствиями. В частности, деятельность МХО будет подчинена как специальным нормам международного права, установленным в международном договоре о создании МХО, так и общим. Более того, сами государства-учредители будут связаны комплексом взаимных обязательств, гарантирующим согласованный и стабильный правовой режим хозяйственной деятельности МХО.

Надо иметь в виду, что практический результат, достигаемый применением МХО, в полной мере не может быть достигнут при использовании иных известных науке и практике инструментов международного сотрудничества, ни договорных, ни институционных. Международная хозяйственная организация - инструмент самостоятельный, применение которого характеризуется специальными целями, условиями и результатом.

Существует текущая необходимость создавать МХО для решения уже существующих задач в области международного экономического сотрудничества, так и перспектив развития данного института с использованием его для решения вопросов общемирового значения.

<< | >>
Источник: ЯМПОЛЬСКИЙ ИЛЬЯ МИХАЙЛОВИЧ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ (ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО СТАТУСА И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ) / Диссертация / Санкт-Петербург. 2005

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 1.1. Заключение под стражу и продление срока содержания под стражей (ст. ст. 108, 109 УПК)
  2. §3. Преддоговорная ответственность и преддоговорные соглашеиия цри заключении договора в соответствии с ВК
  3. 3. Заключения экспертов
  4. 2.1. Экспертное заключение
  5. 16.2. Заключение и расторжение корпоративного договора
  6. 13.4.0бвинительноезаключение: понятие, значение, структура и содержание
  7. 20. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ И ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  8. § 3. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением
  9. Заключение эксперта
  10. 8. Заключение эксперта
  11. 13.2. Окончание предварительного следствия с направлением дела с обвинительным заключением в суд
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -