<<
>>

1.4. Корпоративное право за рубежом и в России на современном этапе

Бурное развитие производства под воздействием научно- технической революции на рубеже XIX—XX вв. усилило процесс его концентрации и централизации, образования монополистических объединений.
Сращивание промышленного и банковского капиталов привело к созданию крупнейших финансовых групп, занявших ключевые позиции в основных отраслях хозяйственной жизни. Всемогущие корпорации не замедлили вмешаться во внутреннюю и внешнюю политику своих государств, поставив ее под свой контроль. Начался процесс складывания государственно- монополистического капитализма, приобретший особый размах в период Первой и Второй мировых войн.

Мопополии как мощнейшие субъекты хозяйства в погоне за прибылью все более активно влияли на сферу ценообразования. Это приводило не только к возникновению серьезных диспропорций в рамках национального хозяйства отдельных стран, но и усиливало международные экономические противоречия. Таким образом, экономические кризисы XX в. связаны главным образом не с гипотетическими сбоями в сфере товарного, денежного обращения, а с корыстной политикой монополий. Именно это и определило особенности протекания кризисов, их цикличность, масштабы, глубину, продолжительность и последствия. Так, в первой половине XX в. кризисы становятся более частым явлением по сравнению с предыдущим периодом, в то время как стадии оживления и роста — менее продолжительными.

Послевоенные годы для США характерны усилением новых монополистических групп, разбогатевших в 1941—1945 гг. и во время Корейской войны на поставках вооружения. Наряду с группировками, имеющими своим центром Нью-Йорк (Морганов, Рокфеллеров, Дюпонов и др.), большое влияние получили средне-западная группировка с центрами в Чикаго, Детройте, Кливленде, юго- западная, основной базой которой являлись Сан-Франциско, Лос- Анджелес, южная группировка с центром в Далласе. Каждая из них имела свои региональные экономические интересы и стремилась оказывать влияние на политику правительства.

Наметившийся в 1960-х гг. блок южной и юго-западной групп означал дальнейшее усиление позиций реакции в политической жизни США.

В современных условиях термин «корпорация» в национальных правовых отношениях понимается по-разному. В Швейцарии корпорациями называют один из двух основных типов юридических лиц наряду с учреждениями.

В Англии корпорация может быть определена как само юридическое лицо, поскольку юридические лица здесь делятся на корпорации, представляющие собой совокупность лиц (corporation aggregate), и единоличные корпорации (corporation sole).

В США корпорация хотя и не является единственной формой юридического лица, включает самые разные организации. Корпорации здесь бывают четырех видов: публичные, квазипубличные, предпринимательские и непредпринимательские5. К публичным относятся государственные и муниципальные органы, к квазипубличным — корпорации, служащие общим нуждам населения. Предпринимательские преследуют в качестве основной цели получение прибыли и сравнимы с акционерными обществами в странах континентальной системы права. Непредпринимательские корпорации не стремятся к получению прибыли.

Во Франции и Германии при классификации юридических лиц термин «корпорация» не используется вовсе: во Франции юридические лица подразделяются на товарищества и ассоциации, а в Германии — на союзы и учреждения. Наконец, в России юридические лица делятся на коммерческие и некоммерческие.

Приведенные классификации свидетельствуют о том, что само по себе применение (или неприменение) термина «корпорация» не означает обязательного отнесения (отказа от отнесения) такой организации к организациям корпоративного типа. Для определения ее типа необходимо как минимум установить основной принцип построения, т.е. выяснить, создана ли она по принципу членства. Корпорации представляют собой добровольные объединения физических и (или) юридических лиц, организованных на началах членства их участников6.

Если в организации есть несколько участников, обладающих правом управлять ею, в том числе определять ее судьбу, то, как правило, сложностей не возникает.

В том же случае, когда организация имеет только одного такого участника или учредителя, возникает вопрос о том, можно ли такую организацию отнести к числу корпоративных, или она по своему статусу должна быть причислена к учреждениям либо иным (некорпоративным) образованиям.

Формирование и развитие крупных интегрированных корпоративных структур — важнейшая задача государственной промышленной политики России. Деятельность подобных структур послужила ощутимым фактором преодоления последствий кризиса августа 1998 г., определенного улучшения финансового состояния промышленности, наращивания объемов производства и стабилизации инвестиций. В то же время необходимо продолжать повышать качество корпоративного управления — прежде всего с точки зрения эффективности взаимодействия собственников (акционеров) и менеджеров. В этой связи необходимо в первую очередь улучшить взаимодействие государства как собственника и управленческого корпуса корпораций.

В ведущих корпорациях России постепенно разворачивается совместная деятельность участников по такому важному направлению, как приближение к консолидированной отчетности.

Само развитие корпоративного права в России достигло сегодня достаточно высокого уровня — разработано большое число законодательных и подзаконных актов, накоплена достаточно обширная судебная практика. Но на определенном этапе стало очевидно, что какую-то часть проблем не решить с помощью обязательных норм, так как их решение вообще находится вне правового поля. Участникам корпоративных отношений — не только в России, но и во многих других странах — становилось все очевидней, что без взаимного доверия, без соблюдения определенных этических норм, без проявления разумности и добросовестности развитие в этой сфере может остановиться.

1990-е гг. оказались весьма примечательными в сфере корпоративного права во многих странах. Калифорнийский пенсионный фонд государственных служащих, вкладывающий свои средства в акции компаний, поставил вопрос о необходимости получения полной и достоверной информации о деятельности этих компаний, о соблюдении прав акционеров, о взаимоотношениях между компанией и ее акционерами, между исполнительными органами и со- ветом директоров, о степени открытости и доверия между различными органами компании и акционерами7. Решение о вложении капитала ставилось в непосредственную зависимость от соблюдения корпорациями правил, сформулированных Фондом.

Поскольку для многих корпораций Калифорнийский пенсионный фонд являлся весьма привлекательным инвестором, они согласились выполнять эти правила. Позднее они были взяты за основу при разработке Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) принципов корпоративного управления. Принципы ОЭСР, в которых нашла отражение соответствующая накопленная к этому времени практика, были подписаны на заседании Совета ОЭСР 26—27 мая 1999 г. и с этого момента могли использоваться для улучшения корпоративного поведения.

Инициатива Калифорнийского пенсионного фонда привела к осознанию того факта, что информация о деятельности компаний необходима любому инвестору, принимающему решение о вложении денег в то или иное предприятие. Исследования экономистов показали, что репутация компании, соблюдение ею этических норм и высоких стандартов корпоративного поведения самым непосредственным образом влияют на ее рейтинг, на привлекательность в глазах акционеров и инвесторов, на допуск на мировые фондовые биржи.

В документе ОЭСР сформулированы и раскрыты пять основных принципов: 1)

права акционеров; 2)

равное отношение к акционерам; 3)

роль заинтересованных лиц в управлении корпорацией; 4)

раскрытие информации и прозрачность; 5)

обязанности совета директоров.

Каждый из этих принципов снабжен кратким комментарием, позволяющим понять его содержание. Основная цель этого документа — разработать механизмы соблюдения и защиты прав акционеров, равного отношения к акционерам, обеспечения своевременного и точного раскрытия информации о компании, включая ее финансовое положение.

Многие страны в конце 1990-х гг. разработали национальные кодексы корпоративного управления, большая часть которых носит рекомендательный характер. Их целью является внедрение в практику корпоративного управления положений, которые компании применяли бы не потому, что их несоблюдение неотвратимо приведет к санкциям со стороны государства, а потому, что это выгодно самой компании.

Такие кодексы представляют собой свод стандар- тов наилучшей практики, этических и моральных установлений, обязательность которых в некоторых случаях выше, чем обязательность законодательных норм, хотя и не подкреплена государственным принуждением.

Практика современного российского корпоративного управления учла многие достижения других стран и также столкнулась с необходимостью разработки дополнительных рекомендательных норм, целью которых были бы защита интересов акционеров и потенциальных инвесторов, установление доверия между участниками корпоративных отношений. Наличие достаточно большого блока законодательных норм, подготовка проектов новых законов (в частности, об аффилированных лицах, об инсайдерской информации, о реорганизации и ликвидации юридических лиц) не устраняет полностью вышеуказанных проблем.

Работа над российским Кодексом корпоративного поведения началась в 2000 г., а в ноябре 2001 г. проект этого документа уже был представлен и одобрен на заседании Правительства РФ.

Даже поверхностное знакомство с Кодексом дает представление о его необычности и уникальности в российском контексте. Никогда у нас не разрабатывался документ, носящий сугубо рекомендательный характер. Его разработку можно сравнить с разработкой международных рекомендательных документов, таких, как Принципы международных коммерческих договоров, подготовленные в 1994 г. Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА). Как правило, такого рода документы применяются только в том случае, если те, для кого они предназначены, ясно изъявляют волю использовать их в своих отношених. В случае с Кодексом корпоративного поведения должен действовать сходный механизм — те, на кого распространяются его нормы (это в первую очередь крупные открытые акционерные общества, выходящие на международные фондовые рынки, а также любые иные хозяйственные общества, желающие его использовать), должны заявить о его использовании в своей деятельности. Это может быть осуществлено путем принятия решения обществом о следовании рекомендациям Кодекса и внесения в свой устав и иные внутренние документы соответствующих положений, отражающих рекомендации Кодекса, или принятия своего кодекса корпоративного поведения с использованием рекомендуемого Кодекса в качестве модели. Будучи рекомендательным, Кодекс не имеет обязательной силы, но если его положения вводятся во внутренние документы конкретного общества, они становятся обязательными точно так же, как рекомендации, вводимые в текст договора, становятся его условиями, обязательными для исполнения сторонами.

Основным по- будительным мотивом включения положений Кодекса во внутренние документы общества являются объективно существующие экономические требования рынка о привлечении инвесторов.

В процессе разработки Кодекса к его обсуждению привлекались многие практики. Во время таких обсуждений необычность документа вызывала неоднозначную оценку. Нередко высказывалось соображение, что рекомендательный характер этого документа превратит его в формальность.

В обоснование этого замечания приводился следующий аргумент — даже обязательные нормы закона не всегда соблюдаются, что уж говорить о рекомендательном документе. На наш взгляд, этот аргумент говорит скорее в пользу Кодекса, чем против него. Нарушение положений Закона свидетельствует о том, что обязательность требований не является препятствием для их неисполнения, поэтому рекомендательный характер Кодекса не является определяющим в применении или неприменении его положений.

Контрольные вопросы

<< | >>
Источник: Ред. Еремичев И.А., Павлов Е.А.. Корпоративное Право / 3-е изд., перераб. и доп. - М.: - 438 с.. 2010

Еще по теме 1.4. Корпоративное право за рубежом и в России на современном этапе:

  1. Глава 19. Договор с клиентом. Соотношение гражданского и корпоративного права
  2. ГЛАВА 2: КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАВА, ИХ СИСТЕМА И ОСОБЕННОСТИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
  3. § 2.1. Структура, классификация и общие положения об осуществлении корпоративных прав
  4. § 2.2. Субъективные корпоративные права участников корпоративных организаций
  5. § 2.3. Субъективные корпоративные права корпоративных организаций
  6. ГЛАВА 3. ЗАЩИТА СУБЪЕКТИВНЫХ КОРПОРАТИВНЫХ ПРАВ
  7. § 3.1. Общие положения о защите субъективных корпоративных прав
  8. § 3.2. Формы защиты субъективных корпоративных прав
  9. § 3.3. Способы защиты субъективных корпоративных прав
  10. 2.2. Корпоративное право.
  11. § 3. Источники корпоративного права
  12. § 4. Особенности защиты корпоративных прав 1. Общая характеристика права на защиту
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -