<<
>>

16.2. Соотношение права на иск с субъективным материальнымправом (охраняемым законом интересом)

Право на иск' самым тесным образом связано с общетеоретической

проблемой субъективного права, его внутренней структурой. В юридиче-

ской доктрине господствует взгляд, в соответствии с которым субъектив-

ное право определяется как триада правомочий: а) право на положительные

действия (правомочие на собственное поведение); б) право требования

(правомочие на чужое поведение); в) правомочие на защиту (притязание)

как возможность прибегнуть к силе государственного принуждения2.

' Имеется в виду правомочие на получение судебной защиты.

2 См., напр.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1. По исправленному и до-

полненному 8-му изд., 1902. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1997.

С.222-225; Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л., 1959. С. 46; ЧечотД.М. Субъектив-

ное право и формы его защиты. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968 С. 26; Мельников А.А. Право-

вое положение личности в советском гражданском процессе. М.: Наука, 1969. С. 59; Матузов

Н.И. Личность. Права. Демократия. Саратов, 1972. С. 99-100, 109; Явчч Л.С. Общая теория

Конструкция субъективного права, одним из обязательных элементов

которого выступает правомочие на защиту, служит идейной основой кон-

цепции М.А. Гурвича, рассматривавшего право на иск в материальном

смысле как особый момент в развитии субъективного материального

права, как само субъективное гражданское право в состоянии, способном к

принудительному осуществлению'. Однако в науке существует также иной

подход к соотношению субъективного материального права и права на

иск". В соответствии с ним право на иск определяется как особое, отлич-

ное от субъективного гражданского нрава правомочие на его принуди-

тельное осуществление'.

Едва ли кто усомнится в том, что только право (имеется в виду субъек-

тивное), снабженное принудительной силой, способно выполнить те зада-

чи, которые на него возложил законодатель.

Однако это не означает, что

возможность прибегнуть к силе государственного принуждения (то есть

правопритязание, право на иск) непременно должна рассматриваться в ка-

честве элемента или составной части субъективного материального права.

Чтобы в этом убедиться, достаточно рассмотреть содержание субъективно-

го права собственности. В соответствии с п. 1 ст. 209 ГК право собственно'

сти включает в себя правомочия владения, пользования и распоряжения в

пределах, установленных законом. Правоотношение собственности по сво-

ему характеру является регулятивным и абсолютным. Содержание указан-

ного правоотношения составляют право собственника на собственное по-

ведение в форме владения, пользования и распоряжения имуществом и

корреспондирующая этому праву обязанность любого и каждого воздер-

ирава. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та. 1976 С 176-177; Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т.

М.: Юрид. лит., 1982. Т. 2. С. 118-124; Гражданское право; Учебник: В 2 т. Т. 1 / Под ред.

Е.А Суханова. М.: Б1-К, 1993. С. 47.

1 См.: Гурвнч М.А. Право на иск. М.;Л.. 1949. С. 142, 145.

' Например, германский юрист А Тон писал, что субъективное право не тождественно

притязанию; оно может существовать и чаще всего существует еще до того, как созрело при-

тязание. Цит. но: Толстой /O.K. К теории правоотношения. Л., 1959 С. 35-36. Другой герман-

ский юрист Франксшн refill полагал, что «право отлично от его осуществления, то есть от силы

преодолевать сопротивление его использованию» Пит. по: Гурвнч М.А. Право на иск С 137.

Аналогичные воззрения присущи дореволюционном русской и современной российской пра-

вовой доктрине См., напр.: Гордон Н.М. Основание иска в составе изменения исковых требо-

ваний. Ярославль, 1902 С. 236-240; Васьковский ЕВ. Курс гражданского процесса. М., 1913.

С. 617-620; Гязачовский В.А. Единство процесса: Пособие. М.: Городец, 1996. С. 13-18; Осо-

кчна ГЛ.

Право на защиту в исковом судопроизводстве, 1990. С. 32-44; Гражданское право:

Учебник. Ч. I / Под ред Ю.К. Толстого, А П. Сергеева. М.: Теис, 1996. С. 241; Арбитражный

процесс: Учебник / Под ред. М К. Треушникова и В.М. Шерстюка. 4-е изд., исправл. и доп. М.:

Городец, 2000. С 153.

3 Сравнительный анализ обеих позиций см.: Осокина Г.Л. Право на защиту в исковом

судопроизводстве, 1990. С. 25-38.

живаться от посягательств на правомочия собственника (право на чужое

поведение, чужие действия или право требования). Поскольку объектом

права собственности являются индивидуально-определенные вещи, нару-

шение права собственности может выразиться в таких действиях, которые

лишают собственника возможности владеть, пользоваться и (или) распоря-

жаться вещью. Наиболее распространенным случаем нарушения прав соб-

ственника является нарушение правомочия владения, которое означает, что

с момента утери собственником или титульным владельцем индивидуаль-

но-определенной вещи либо выбытия имущества из владения указанных

лиц иным путем помимо их воли, включая хищение, сохраняется лишь

юридическая оболочка того фактического регулятивного отношения, кото-

рое возникло в связи с приобретением права собственности и по поводу

владения, пользования, распоряжения индивидуально-определенной ве-

щью. Утверждать в этой ситуации, что право собственности пришло в

«боевое» состояние, способное к принудительному осуществлению, значит

выдавать желаемое за действительное.

При нарушении правомочия владения дальнейшее существование

субъективного права собственности ставится под сомнение, потому что

регулятивное право собственности как возможность владеть, пользоваться,

распоряжаться и требовать в связи с этим соответствующего поведения от

третьих лиц в связи с утратой индивидуально-определенной вещи как объ-

екта этого права утрачивает свое реальное фактическое содержание.

Это

означает, что дальнейшее развитие регулятивного правоотношения собст-

венности заходит в тупик. Выход из тупика возможен либо через возрож-

дение (при условии сохранения в натуре индивидуально-определенной ве-

щи - ст. 301 ГК), либо через прекращение (когда вещь уничтожена, испор-

чена или по другим причинам не может быть возвращена невладеющему

собственнику - п. 1 ст. 235 ГК) регулятивного правоотношения собст-

венности.

Право невладеющего собственника истребовать свое имущество из чу-

жого незаконного владения (виндикация) нельзя рассматривать как само

регулятивное право собственности в состоянии нарушения, потому что

действия по истребованию имущества из чужого незаконного владения не

тождественны по своему содержанию и правовым последствиям действиям

по владению, пользованию и распоряжению им. Право собственника ис-

требовать имущество из чужого незаконного владения представляет собой

новое, дополнительное право, порожденное фактом выбытия вещи из вла-

дения собственника. Новое, дополнительное право собственника находится

за пределами регулятивного (материального) правоотношения, потому что

направлено на возрождение, восстановление нормального хода развития

правоотношения собственности и, следовательно, по своему характеру яв-

ляется не регулятивным, а охранительным.

Когда же индивидуально-определенная вещь как объект права собст-

венности физически уничтожена, испорчена или по иным причинам не мо-

жет быть возвращена невладеющему собственнику, регулятивное правоот-

ношение собственности завершает свой жизненный цикл, то есть «умира-

ет» не только как фактическое, но и как юридическое отношение, ибо, если

нет возможности восстановить само материальное благо (объект), нельзя

восстановить и право на него. В таких случаях нарушение регулятивного

права собственности приобретает необратимый характер, вследствие чего в

действие вступают иные способы защиты права собственности, не связан-

ные с его восстановлением.

Речь идет о договорных (ст. 393 ГК), деликт-

ных (ст. 1064, 1095 ГК) и кондикционных (ст. 1102 ГК) исках.

В случае нарушения права собственности, не связанного с лишением

владения (ст. 304 ГК), регулятивное правоотношение собственности и ре-

гулятивное право как бы замирают в своем развитии. Нарушение права

собственности, не связанное с лишением владения, препятствует нормаль-

ному развитию правоотношения собственности, нормальному функциони-

рованию субъективного права. Возникает ситуация, когда собственник,

владея вещью, фактически не может ею пользоваться и (или) распоряжать-

ся несмотря на все приложенные с его стороны усилия, в результате чего

субъективное право собственности становится ущербным, ибо утрачивает

для собственника реальную экономическую и юридическую ценность. Что-

бы сдвинуть с мертвой точки движение регулятивного правоотношения

собственности, необходимо устранить помехи, мешающие собственнику

осуществлять свои правомочия. Право собственника требовать устранения

помех (негаторный иск - ст. 304 ГК) в осуществлении своих правомочий по

владению, пользованию, распоряжению индивидуально-определенной ве-

щью (вещами) нельзя рассматривать как элемент регулятивного (матери-

ального) правоотношения собственности, потому что оно (право) имеет

иную целевую направленность, иное содержание, одним из элементов ко-

торого являются активные действия не только управомоченного, но и обя-

занного лица (например, обязанность нарушителя права собственности

сломать пристройку, мешающую собственнику пользоваться частью жило-

го дома, освободить имущество от ареста).

Таким образом, регулятивное право собственности в случаях его нару-

шения или оспаривания находится в кризисном состоянии, лишающем его

возможности выполнить возложенную на него регулятивную функцию:

удовлетворять материальные потребности его носителя. Тем более оно (ре-

гулятивное право собственности) не способно к принудительному само-

осуществлению, то есть к выполнению не свойственной для него охрани-

тельной функции, потому что какой бы степени «напряженности» не дос-

тигло регулятивное право собственности в результате его нарушения или

оспаривания, оно не в состоянии «вызвать исполнение обязанности» без

вмешательства извне, без действия внешней по отношению к регулятивно-

му правоотношению силы, то есть иска.

Реализация способов защиты права

собственности путем предъявления и поддержания, рассмотрения и разре-

шения виндикационного, негаторного, деликтного, договорного или кон-

дикционного исков невозможна в рамках регулятивного (материального)

правоотношения собственности еще и потому, что оно (правоотношение)

прекратило свое существование либо его существование спорно, а поэтому

требуется властное подтверждение со стороны государства в лице суда.

Таким образом, в самом регулятивном праве тщетно искать те силы,

которые бы сдвинули регулятивное правоотношение с мертвой точки, вер-

нули бы к «нормальной жизни» субъективное право собственности. Требу-

ется особый механизм, позволяющий очистить, оздоровить правовую ткань

регулятивного (материального) правоотношения. Таким механизмом вы-

ступает охранительное правоотношение, элементом которого является ох-

ранительное правомочие на защиту (право на иск). Правомочие на защиту

как способность к принудительному осуществлению нельзя рассматривать

в качестве одного из обязательных элементов субъективного материально-

го (регулятивного) права, потому что элементами какого-либо явления или

предмета выступают такие его составные части, без которых явление или

предмет не может существовать в присущем ему качестве1.

• На основании вышеизложенного можно заключить, что субъективное

материально право необходимо определять как обеспеченную законом (то

есть гарантированную государством) меру возможного поведения (право

на свои действия) и меру должного поведения (право на чужие действия),

без включения в его состав в качестве третьего элемента возможности

прибегнуть к мерам государственного принуждения2, потому что «воз-

можность «заставить» сопровождает субъективное право, но не составляет

его сущности»3.

Опасение некоторых авторов, что субъективное право перестанет быть

правом, если исключить из его содержания (то есть структуры) способ-

ность к принудительному осуществлению (притязание), представляется

совершенно напрасным. Отсутствие у этих прав способности к принуди-

' См.: Курылев С.В. О структуре юридической нормы // Труды Иркут. ун-та. Сер. юрид.

Иркутск, 1958. Т.27. Вып. 4. С. 177-178.

2Осокина Г.Л. Право на защиту в исковом судопроизводстве. С. 32-33.

3              См.: Кечекьян С.Ф, Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1959. С. 58-59.

тельному осуществлению не превращает их, по мнению Е.А. Крашенинни-

кова, в «голые» юридически не обеспеченные права. Гарантированность и

реальность регулятивных субъективных прав выражается в том, что в мо-

мент появления обстоятельств, создающих помехи на пути их реализации,

у обладателя этих прав возникает новое, не существовавшее до конфликт-

ной ситуации охранительное право'. Другими словами, обеспеченность

регулятивного субъективного права как совокупности мер возможного и

должного поведения проявляется в возможности возникновения нового

дополнительного права - права на иск, которое направлено на защиту на-

рушенного или оспоренного регулятивного субъективного права.

Таким образом, субъективное материальное (регулятивное) право (ох-

раняемый законом интерес) и право на его судебную защиту (право на иск)

представляют собой разные правовые категории, потому что возникают,

развиваются и прекращаются по своим собственным законам. Субъектив-

ное материальное право (охраняемый законом интерес) и право на иск раз-

личаются по моменту, основаниям своего возникновения и прекращения,

а также содержанию и субъекту.

Субъективное материальное право (охраняемый законом интерес), под-

лежащее судебной защите (например право собственности на индивиду-

ально-определенную вещь), всегда предшествует праву на иск, то есть

праву на его судебную защиту. Субъективное материальное право (инте-

рес) возникает раньше права на иск, потому что необходимость (потреб-

ность) в судебной защите такого права или интереса, то есть право на иск

возникает, когда имеет место нарушение или оспаривание (мнимое или

действительное) субъективного материального права или законного инте-

реса. Право на иск как субъективное возникает позже субъективного мате-

риального права (интереса) и существует, как правило, лишь в пределах

установленного законом срока исковой давности. Поэтому истечение иско-

вой давности означает, что право на иск в материально-правовом смысле

(право на получение судебной защиты), возникшее в момент посягательст-

ва на субъективное материальное право или законный интерес, прекращает

свое существование («умирает»), не затрагивая при этом самого регулятив-

ного права (интереса) как одну из клеточек материально-правовой ткани,

если только субъективное материальное право или интерес не уничтожено

в результате противоправного на него посягательства. Различие в моменте

возникновения и прекращения субъективного материального права (инте-

1 См.: Крашенинников Е.А. К учению об исковой давности // Материально-правовые и

процессуальные средства охраны и защиты прав и интересов хозяйствующих субъектов. Ка-

линин, 1987. С. 53-54.

реса) и права на его защиту предопределяет различие в основаниях возник-

новения указанных субъективных прав.

Возникновение и существование субъективного материального права

(охраняемого законом интереса) опосредуется фактами материально-

правового характера, а реализация такого права или интереса зависит

только от его обладателя (управомоченного субъекта материального пра-

воотношения). Возникновение и существование права на иск опосредуется

как материально-правовыми, так и процессуальными фактами. Реализация

права на получение судебной защиты зависит не только от желания заин-

тересованного в такой защите лица, но и от волеизъявления государства.

Именно государство выступает в роли гаранта субъективных регулятивных

прав и законных интересов участников спорных материальных правоотно-

шений, то есть той самой внешней силы, способной оздоровить материаль-

но-правовые отношения. Однако функции гаранта государство принимает

на себя, как правило, в пределах определенного отрезка времени, получив-

шего наименование срока исковой давности. Право на получение от госу-

дарства защиты действительно нарушенного или оспоренного субъектив-

ного материального права или охраняемого законом интереса существует,

как правило, в пределах установленного законом срока исковой давности.

В связи с этим истечение исковой давности, как указывалось выше, пога-

шает лишь право на получение защиты от государства в лице суда, однако

не погашает и не в состоянии погасить само материальное (регулятивное)

право или законный интерес. Поэтому ст. 205 ГК РФ предусматривает в

порядке исключения возможность восстановления срока исковой давно-

сти при наличии и подтверждении в установленном законом порядке не-

обходимых для этого условий, связанных с личностью истца-гражданина.

Субъективное материальное право (охраняемый законом интерес) и

право на его защиту имеют различное содержание. По своему содержанию

субъективное материальное право (интерес) представляет собой деятель-

ность (поведение) управомоченного субъекта, которая направлена на удов-

летворение его имущественных и связанных с ними личных неимуществен-

ных потребностей. Право на получение судебной защиты (право на иск) по

своему содержанию представляет собой деятельность (поведение) управо-

моченного субъекта (носителя субъективного права на иск), направленную

на устранение препятствий, а также иных помех в реализации (осуществ-

лении) субъективного материального права (интереса). Из этого следует,

что право на иск как право на получение судебной защиты субъективного

материального права или интереса в отличие от последнего связано с объ-

ектом спора, то есть деньгами, вещами, услугами, а также иными благами

материального и нематериального характера не прямо, а опосредованно

через способы защиты. Именно этим объясняется то обстоятельство, что в

случае исчезновения объекта спора, то есть объекта права или законного

интереса (например, индивидуально-определенная вещь уничтожена),

субъективное материальное право (в рассмотренном выше примере - право

собственности) прекращает свое существование, однако право на его защи-

ту остается, потому что существуют иные, не связанные с его восстановле-

нием способы судебной защиты.

Различие в содержании субъективного материального права (интереса)

и права на его защиту (права на иск) обусловливает их различие по субъек-

там - носителям соответствующих юридических возможностей. Какой бы

степени «напряженности» не достигло субъективное материальное право

(интерес) в результате его нарушения или оспаривания, оно не в состоянии

вывести его обладателя и обязанное лицо (предполагаемых субъектов

спорного материального правоотношения) на качественно иной уровень

взаимоотношений указанных лиц и государства в лице юрисдикционного

органа, то есть суда. Рассматривая право на иск как само субъективное ма-

териальное право в состоянии нарушения, как особую его модификацию

или «момент жизни»1, пришлось бы признать в качестве субъекта спорного

материального правоотношения также и государство в лице суда, что едва

ли соответствует реальному положению вещей. Носителем (обладателем)

субъективного материального права (интереса) может быть лишь предпо-

лагаемый субъект спорного материального правоотношения. Тогда как

субъектом права на иск (права на получение судебного решения о защите

субъективного права или интереса) может быть не только предполагаемый

обладатель спорного материального права или интереса (участник спорно-

го правоотношения), но и иные лица, управомоченные законом на защиту

чужих субъективных прав и охраняемых законом интересов (прокурор,

государственные органы, органы местного самоуправления, организации,

отдельные граждане).

Автор курса по гражданскому процессу 1913 года издания Е.В. Вась-

ковский, ссылаясь на германского юриста Ваха, писал, что «право на су-

дебную защиту не является функцией субъективного права, ибо не обу-

словливается им и существует не только там, где есть такое право. Так на-

зываемый отрицательный иск о признании преследует удостоверение и

охранение не только субъективного гражданского права, но и всего право-

вого положения истца целиком»2, то есть охраняемого законом интереса.

Поскольку объектом судебной защиты по действующему законодательству

1              См.: Матуюв 11.11. Указ. соч. С. 114.

2              Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса, 1913. С. 620.

является не только субъективное право, но и охраняемый законом интерес,

М.А. Гурвич, рассматривавший право на иск как само субъективное мате-

риальное право в состоянии его нарушения, оставляет открытым вопрос о

средствах защиты охраняемых законом интересов субъектов материальных

правоотношений.

Наконец, право на иск, как и материальное право (охраняемый законом

интерес), подлежащее защите, «пройдя стадию юридического факта», само

становится субъективным, соблюдение которого обеспечивается возмож-

ностью применения мер государственного принуждения. Однако в отличие

от субъективного права (охраняемого законом интереса) право на его за-

щиту является не материальным, а процессуальным субъективным правом,

потому что ему всегда корреспондирует обязанность не контрагента по

договору или иного субъекта материального правоотношения, а юрисдик-

ционного органа, то есть суда (судьи).

Право на иск, будучи субъективным процессуальным правом, которому

корреспондирует соответствующая обязанность суда (судьи), имеет отлич-

ные от субъективного материального права (интереса) средства и способы

его защиты. Поскольку право на иск состоит из двух правомочий, необхо-

димо различать в его структуре субъективное право на предъявление иска и

субъективное право на удовлетворение иска. Средствами судебной защи-

ты субъективного права на предъявление иска являются: частная жалоба,

частный протест, надзорная жалоба, надзорный протест. Способом судеб-

ной защиты субъективного права на предъявление иска является отмена

вышестоящим судом определения нижестоящего судьи или суда об отказе

в принятии искового заявления, прекращении производства по делу, остав-

лении искового заявления без рассмотрения. Средствами судебной защи-

ты субъективного права на удовлетворение иска являются: апелляцион-

ная или кассационная жалоба, кассационный или надзорный протест, заяв-

ление о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, жалоба

на акты судебного пристава-исполнителя. Способами судебной защиты

субъективного права на удовлетворение иска выступают: отмена или

изменение судебного решения об отказе в удовлетворении иска, вынесение

нового решения, отмена постановления судебного пристава-исполнителя.

Таким образом, субъективное материальное право (охраняемый зако-

ном интерес), подлежащее (подлежащий) судебной защите, является эле-

ментом материального (регулятивного) правоотношения. Этому праву (ин-

тересу) непосредственно корреспондирует обязанность другого участника

материального правоотношения. Субъективное право на иск выступает

элементом охранительно-искового (процессуального) отношения1, потому

что этому праву корреспондирует обязанность суда (судьи) как юрисдик-

ционного органа государства.

<< | >>
Источник: Осокина Г.Л.. Курс гражданского судопроизводства России. Общая часть: Учебное пособие. - Томск: Изд-во Том. ун-та,2002. - 616 с.. 2002

Еще по теме 16.2. Соотношение права на иск с субъективным материальнымправом (охраняемым законом интересом):

  1. §3. Уголовно-правовые способы защиты прав и законных интересов акционеров
  2. Часть 1. СУДЕБНАЯ ФОРМА ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ И ОХРАНЯЕМЫХ ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ
  3. Часть 2. НЕСУДЕБНЫЕ ФОРМЫ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ОХРАНЯЕМЫХ ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСОВ.
  4. Часть 1 СУДЕБНАЯ ФОРМА ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ И ОХРАНЯЕМЫХ ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ
  5. Часть 2 НЕСУДЕБНЫЕ ФОРМЫ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ОХРАНЯЕМЫХ ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСОВ
  6. § 2. Обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц
  7. § 1. Понятие иска и права на иск
  8. ПРАВО НА ИСК
  9. Программа спецкурса {спецсеминара) НЕСУДЕБНЫЕ ФОРМЫ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ОХРАНЯЕМЫХ ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСОВ»
  10. 7.3. Процессуальное положение прокурора, предъявившего иск,подавшего заявление в защиту прав и законных интересов других лиц
  11. 15.4. Изменение иска (понятие, виды, субъекты правана изменение иска)
  12. 16.1. Понятие права на иск и его структура
  13. 16.2. Соотношение права на иск с субъективным материальнымправом (охраняемым законом интересом)
  14. Основания и формы участия в гражданском процессе государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждан, защищающих права, свободы и охраняемые законом интересы других лиц.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -