<<
>>

§ 2.1. Возбуждение судопроизводства по делам о расторжении брака

Современная законодательная база Российской Федерации позволяет ее

гражданам самостоятельно определить, в какой форме будет осуществляться

расторжение брака.

Прежде чем перейти к исследованию процессуальных особенностей

расторжения брака, стоит определить содержание терминов «развод» и

«расторжение брака».

Так, развод – это понятие семейного права, юридический

факт материального порядка, свидетельствующий о том, что брак прекращен. В

свою очередь расторжение брака – это юридический факт процессуального

характера, результат деятельности суда в рамках ГПК РФ1.

Законодатель закрепил два возможных варианта для того, чтобы

расторгнуть брак, а именно административный и судебный порядки.

Российская Федерация входит в группу тех немногих стран,

законодательство которых допускает расторжение брака, минуя судебные

органы, то есть в административном порядке. К их числу кроме России, в

частности, относятся Португалия, Дания, Норвегия, Украина, Молдова. При

этом, некоторые авторы склонны видеть во внесудебном порядке развода более

либеральный способ расторжения брака, расценивая его как вершину

законодательства о свободе развода2. Вместе с тем, на наш взгляд, только

судебная процедура способна в полной мере учесть при вынесении решения о

расторжении брака все сопутствующие этому процессу вопросы, в том числе,

1 См.: Ефимова Ю.В. Процессуальные особенности рассмотрения отдельных категорий

гражданских дел: учебно-методический комплекс. Саратов. 2009. С.11

2 См., например, Уенкова О.Г. К вопросу о разводе в административном порядке // Семейное

и жилищное право. 2009. № 4. С. 22-25.

46

соблюсти интересы несовершеннолетних детей. О них мы говорим в первую

очередь, поскольку при защите прав и свобод своих граждан, именно интересы

детей относятся государством к особо охраняемым1.

В настоящее время в обществе нарастает диспропорция правового

обеспечения и защиты некоторых категорий граждан, в частности

несовершеннолетних. Их интересы заслуживают пристального внимания,

поскольку они не способны в полном объеме защитить свои права2.

Полагаем, что закрепление судебного порядка расторжения брака как

обязательного будет способствовать всемерной охране прав и законных

интересов супругов и их детей. Такой вывод нам позволяет сделать анализ,

проведенный в первой главе, показывающий роль государства в расторжении

брака и понимание того, что государству не следует ограничиваться только

констатацией факта распада семьи, а необходимо сгладить, насколько

возможно, негативные последствия прекращения брака.

Вследствие возникновения споров об имущественных и

неимущественных правах появляется необходимость обращения к правосудию в

поисках справедливости и судебной защиты. Возможность получения

последней есть осуществление субъективного права, гарантируемого

государством. Осуществление судебной защиты – это публично-правовая

обязанность суда, вытекающая из его назначения, сущности и полномочий. По

мнению Е.А. Крашенинникова, «право на судебную защиту связано с

1 См.: Стрельцова Е.Г. Соотношение частных и публичных начал по делам о расторжении

брака, разделе совместно нажитого имущества, спорам о детях и в интересах детей // Законы

России: опыт, анализ, практика. 2008. № 5. С. 15.

2 См.: Богданова Т.В. Защита прав и интересов несовершеннолетних в исполнительном

производстве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2014. С. 1.

47

государственным правом и находится в рамках отношений: общество –

личность»1.

Прежде чем обратиться непосредственно к исследованию процедуры

возбуждения производства по делам о расторжении брака, считаем

необходимым, рассмотреть вопросы соблюдения баланса публичного и

частного интересов при судопроизводстве по делам указанной категории.

Признание в праве публичного и частного начал является наиболее

укоренившимся со времен формирования частного римского права и

повсеместно признанно в юриспруденции.

Баланс публичных и частных

интересов возможен в правовой форме организации и деятельности публично-

политической власти во взаимоотношении с индивидами как субъектами права,

носителями прав и свобод гражданина2.

Содержание интересов, защищаемых нормами права, есть критерии

классификации правовых норм на нормы публичного и частного права.

Публичный интерес – это общезначимые интересы общества и государства. Все

остальные – это частные интересы граждан.

Отнесение гражданского процессуального права к системе публичного, а

семейного – к системе частного права, обусловило наличие проблемы

соотношения частного и публичного интересов в сфере правоприменительной

деятельности в области прекращения семейно-брачных отношений.

Государственный интерес в делах рассматриваемой категории основан,

прежде всего, на конституционном начале, в силу которого одним из

приоритетов государственной политики является защита семьи, материнства и

детства. Это требует принятия как экономических, социальных, так и правовых

1 См.: Крашенинников Е.А. Конституционное право граждан на судебную защиту // Проблемы

защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль. 1981. С.

22-32.

2 См.: Соколов А.Н., Котковский Л.Э. Понятие правового государства: проблемы,

противоречия, тенденции и пути их разрешения // Правовое государство: теория и практика.

2013. №4. С.10-15.

48

мер, направленных на сохранение брака как фундаментальной основы семьи.

Но не следует забывать, что интересы каждого из супругов носят сугубо

частный характер, при этом характер частноправовых имеют интересы и их

несовершеннолетних детей.

Безусловно, что главной задачей любого органа государственной власти, а

суда тем более, является установление, сохранение и укрепление баланса

частных и государственных интересов в сфере семейно-брачных отношений, и

при решении вопроса о расторжении брака в частности.

Суд, осуществляя правосудие и принимая решение от имени государства,

реализует, прежде всего, публичный интерес, кроме того, публичный интерес

становится и объектом судной защиты1.

Вместе с тем, суд определяет точки

соприкосновения публично-правовых и частноправовых аспектов.

Бесспорной в этой связи видится точка зрения Фокиной М.А. о том, что в

основе гармонизации частного и публичного интереса в гражданском процессе

лежит принцип осуществления правосудия только судом2. Так, судебная защита

законных прав и интересов личности не зависит только от инициативности

последней в качестве стороны по делу. В свою очередь принцип

состязательности не исключает суд из числа активных участников в процессе

установления действительных обстоятельств дела.

Среди многообразия мнений относительно соотношения частного и

публичного интересов в гражданском процессуальном праве, считаем

возможным также привести мнение И.М. Зайцева, который утверждал, что

гражданское процессуальное право возможно с бесспорным успехом отнести к

1 См.: Сахнова Т.В., Шишмарева Т.П. О судебных процедурах в цивилистическом процессе,

или к вопросу дифференциации процессуальной формы // Теоретические и практические

проблемы гражданского, арбитражного и исполнительного производства: сборник научных

статей. Краснодар.2005. С. 56-68.

2 См.: Фокина М.А. Вопросы гармонизации публично-правового и частноправового начала в

доказывании по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 12. С.

11.

49

категории как публичного, так и частного права1. Аналогичной позиции

придерживается О.А. Пучков, утверждая, что не найдены эффективные

критерии, позволяющие разделить всю сферу права на частное и публичное в

отечественном правоведении2.

Публично-правовая природа гражданского судопроизводства проявляется

в регламентации осуществления судебной власти. Вместе с тем, если к

рассуждению о природе гражданского процесса подойти с позиции приоритета

спора о праве, который разрешается в исковом производстве, диспозитивности

и состязательности как основополагающих начал гражданского

судопроизводства, то его частноправовая суть не вызывает сомнений3.

Кроме того, определяя характер отношений, связанных с вопросами семьи

и брака, ученые исходят из социальной значимости семьи4. В силу этого

перечень обстоятельств, при наличии которых появляется возможность

заключения брачного союза с одной стороны, так и условия его расторжения с

другой, не могут быть признаны исключительно частным делом супругов.

Это объясняет, почему государство на протяжении всей истории

монополизирует право определения условий, при которых возможно

расторжение брачного союза, и подвергает строгой регламентации саму

процедуру его расторжения.

Таким образом, судопроизводство по гражданским делам, возбужденным

по заявлению о расторжении брака, а также по спорам, вытекающим из

1 См.: Зайцев И.М. Соотношение публично-правового и частноправового в гражданском

процессуальном кодексе // Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской

юрисдикции. Екатеринбург, 1998. С. 28.

2 См.: Пучков О.А. Принцип баланса публичных и частноправовых начал в правовом режиме

собственности на земельный участок в праве Англии и России: постановка проблемы

//Бизнес. Менеджмент. Право. 2015. №1. С.66-70

3 См.: Зайцев И.М. Соотношение публично-правового и частноправового в гражданском

процессуальном кодексе // Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской

юрисдикции. Екатеринбург, 1998. С. 28.

4 См.: Гражданское судопроизводство: особенности рассмотрения отдельных категорий дел:

Учеб.-практ. пособие / Отв. ред. В.В. Ярков. М., 2001. С. 248.

50

бракоразводного процесса, является одной из форм проявления реализации как

публичного, так и частного интересов.

Подобная особенность делает возможным установление наиболее

комфортного, с точки зрения соблюдения прав и интересов граждан,

соотношения интересов государственной власти и членов конкретной семьи.

Как было отмечено ранее, публично-правовая природа гражданского

судопроизводства проявляется в установленных законодателем правилах.

Правила гражданского судопроизводства определяют форму рассмотрения и

разрешения дела в судебном порядке. Одним из проявлений гражданской

процессуальной формы является прохождение делом всех стадий. Традиционно

в гражданском судопроизводстве выделяют следующие основные стадии:

возбуждение судопроизводства, подготовка дела к судебному разбирательству и

судебное разбирательство. Апелляционное, кассационное, надзорное

производство и пересмотр судебных постановлений по новым и вновь

открывшимся обстоятельствам относят к дополнительным (факультативным)

стадиям гражданского судопроизводства.

Возбуждение гражданского дела – это стадия гражданского

судопроизводства, которая включает в себя систему процессуальных

отношений, опосредующих подачу заявления, его рассмотрение судьей и

вынесение определения суда о принятии заявления к производству1.

Именно на стадии возбуждения производства по гражданскому делу

определяются обстоятельства, которые в последующем станут предметом

судебного разбирательства, поэтому, чем точнее будут соблюдены требования

действующего законодательства, чем подробнее заявителем будут описаны

обстоятельства дела, тем, в конечном счете, заявитель имеет больше шансов на

благоприятный для него исход2.

1 См.: Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса / 2-е издание, перераб. и доп. М., 2014. С. 84.

2 См.: Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. М., 2004. С. 243.

51

На данной стадии роль суда является весьма значимой и по

справедливому мнению Пчелинцевой Л.М., от последовательных действий со

стороны суда будет напрямую зависеть своевременность и правильность

разрешения задач, которые будут ставиться перед участниками процесса на всех

последующих стадиях гражданского судопроизводства1.

Законодателем с достаточной четкостью была определена цель указанной

стадии судопроизводства. Безусловно, что она сводится к обеспечению

беспрепятственной реализации заинтересованным субъектом права на

обращение в суд за правовой защитой. Достижение данной цели осуществляется

посредством выполнения ряда задач, суть которых сводится к своевременному

и правильному возбуждению дела2.

Таким образом, положения ст.ст. 3 и 4 ГПК РФ, указывающие на наличие

самостоятельного процессуального права на обращение в суд, находят свое

выражение как раз на стадии обращения в суд. Согласимся с мнением Н.Н.

Ткачевой о том, что реализовать право на судебную защиту невозможно без

реализации права на обращение в суд3.

Действующее гражданское процессуальное законодательство не выделяет

каких-либо специальных предпосылок и условий, наличие и соблюдение

которых позволяет обратиться в суд с заявлением о расторжении брака.

По общему правилу к предпосылкам права на предъявление иска

относятся: 1) гражданская процессуальная правоспособность, 2)

подведомственность дела суду, 3) отсутствие вступившего в законную силу

решения суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем

1 См.: Пчелинцева Л.М. О применении судами законодательства при рассмотрении дел об

усыновлении (удочерении) детей: новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ //

Российское правосудие. 2006. № 3. С. 67.

2 См.: Жилин Г.А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой

инстанции: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 48.

3 См.: Соответствие гражданского процессуального законодательства и судебной практики

Российской Федерации по гражданским делам международным стандартам судебной защиты:

монография /Под ред. проф. О.В. Исаенковой. М., 2013. С.168 (автор главы – Н.Н. Ткачева).

52

же основаниям или определения суда о прекращении дела в связи с принятием

отказа истца от иска или утверждением мирового соглашение сторон, 4)

отсутствие ставшего обязательным для сторон и принятого по спору между

теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решения

третейского суда, 5) юридическая заинтересованность1.

Рассмотрим их применительно к исследуемой категории дел. Для подачи

искового заявления о расторжении брака необходимо наличие процессуальной

правоспособности истца. В силу положений ст. 36 ГПК РФ, каждый гражданин

обладает гражданской процессуальной правоспособностью. Законодательство

Российской Федерации признает ее в равной степени за всеми субъектами,

обладающими правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов.

Однако, столь однозначное понимание правоспособности через процесс

реализации своего права на судебную защиту, позволяет указанную норму

признать некорректной.

Подобный вывод продиктован тем, что данное положение закона, по

существу связывает понятие правоспособности лишь с теми субъектами,

которые обращаются в суд за защитой. Руководствуясь исключительно буквой

закона, можно предположить, что существуют такие субъекты, которые

процессуальной правоспособностью не обладают, речь, например, в подобном

контексте можно вести о правах и обязанностях ответчика, как стороны по

гражданскому делу.

Вместе с тем, теоретическое обоснование того, что процессуальной

правоспособностью обладают все субъекты гражданского процесса

подтверждено каждодневной практикой судебных разбирательств. Таким

1 См.: Гражданский процесс: учебник и практикум для прикладного бакалавриата / М.Ю.

Лебедев [и др.]; под ред. М.Ю. Лебедева. М., 2015. С.135

53

образом, субъектами права являются физические лица1, которые в силу

указаний закона могут иметь субъективные права и выполнять обязанности2.

Право на обращение в суд, равно как на участие в судопроизводстве в качестве

субъекта, обладающего процессуальным статусом, которому соответствует

определенный объем процессуальных прав и обязанностей, является

содержательным наполнением категории гражданская процессуальная

правоспособность.

Указанное предполагает закрепление за каждым гражданином набора

процессуальных прав и обязанностей, который позволяет гражданской

процессуальной правоспособности обеспечивать выполнение задач, решение

которых направлено на обеспечение защиты прав, свобод и законных интересов

каждого.

Данный комплекс процессуальных прав и обязанностей включает в себя:

- участие в гражданском судопроизводстве;

- использование предоставленных законом конкретным субъектам

процесса процессуальных средств, прав и обязанностей3.

Следующей предпосылкой права на подачу заявления о расторжении

брака выступает соблюдение правил подведомственности. Законодательством

РФ предусматривается два порядка расторжения брака: во-первых, брак может

быть расторгнуть в административном порядке, а именно в органах ЗАГС; во-

вторых, брак может быть расторгнут в судебном порядке.

При этом в первую очередь выясняется наличие у сторон

несовершеннолетних детей. По мнению О.В. Исаенковой, расторжение брака не

1 Диссертант сознательно не включает в состав субъектов юридические лица, т.к. они не

могут выступать стороной в гражданских процессуальных отношениях, связанных с

расторжением брака.

2 См.: Михайлов Е.В. Гражданская процессуальная правоспособность физических лиц как

предпосылка участия в гражданском процессе // Вестник СГАП. Саратов, 2004. № 4. С. 123.

3 См.: Баранов И.В. К вопросу об основаниях возбуждения гражданского судопроизводства //

Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 5. С. 9.

54

стоит ставить в зависимость от наличия детей, как это предусмотрено ст. 21 СК

РФ, при наличии взаимного согласия супругов, и такие дела должны быть

изъяты из судебной компетенции и переданы в органы ЗАГС1. Позволим себе не

согласится с данным высказыванием, т.к. при расторжении брака в органах

ЗАГС не учитываются интересы детей, а также сторонам не предоставляется

возможность сохранить семью.

Кроме этого, суд должен установить, не был ли один из супругов признан

судом ранее недееспособным или безвестно отсутствующим. Установление

указанного необходимо во избежание в дальнейшем проблем, связанных с

подведомственностью рассматриваемого дела органами ЗАГС или судом.

Статья 21 СК РФ установила, что в том случае, когда отсутствует

взаимное согласие супругов на расторжение брака, а равно в ситуации, когда

согласие супругов имеется, но есть несовершеннолетние дети, брак может быть

расторгнут только в судебном порядке. К подобным случаям судебная практика

также относит и те, при которых один из супругов отказывается от подачи

заявления о расторжении брака, от явки в органы ЗАГС для государственной

регистрации расторжения брака. Так, гражданин П. обратился в суд с исковым

заявлением к гражданке Д. о расторжении брака. Несовершеннолетних детей от

брака у сторон не имеется. В обосновании своих требований П. указал, что

расторгнуть брак в органах ЗАГС Д. не желает и всячески уклоняется от этого.

Представитель Д. уже непосредственно в судебном заседании от имени

ответчицы иск признала в полном объеме. Таким образом, брак был расторгнут

в судебном порядке без выяснения причин развода2.

Необходимо обратить внимание, что третья предпосылка, обозначенная

нами ранее в делах о расторжении брака, действует ограниченно, поскольку

1 См.: Исаенкова О.В. Иск в гражданском судопроизводстве / М., 2009. С. 199.

2 См.: Дело № 2-164.13 // Архив мирового судьи судебного участка № 3 Волжского района г.

Саратова.

55

стороны, несмотря на имеющееся определение суда о прекращении

производства по делу (например, принятое в связи с тем, что стороны

примирились и истец отказался от иска), могут обратиться в суд повторно.

Одна из существенных особенностей дел о расторжении брака состоит в

самой специфике семейно-брачных отношений. Речь идет об их длящемся

характере, который обусловливает наличие такой отличительной черты как

возможность предъявления аналогичного искового заявления о расторжении

брака и в случае вынесения судом решения об отказе в удовлетворении исковых

требований о разводе. Возможность предъявления иска повторно часто бывает

обусловлена появлением новых юридических фактов, свидетельствующих о

распаде семьи. Если суд вторично признает их необоснованными, то он вновь

откажет в удовлетворении требований о расторжении брака, однако отказать в

принятии повторного искового заявления по данному основанию судья не

уполномочен1.

Так, согласно данным Саратовского Областного суда в 2014 году

мировыми судьями Саратовской области было рассмотрено 9938 гражданских

дел, связанных с расторжением брака, что составляет 5,4%, в 2013 году было

рассмотрено 10596 гражданских дел, связанных с расторжением брака, что

составляет 4,8 % от общего числа рассмотренных дел. Иными словами,

количество дел указанной категории уменьшилось по сравнению с 2013 годом,

однако по отношению к 2012 году данный показатель выше, поскольку в 2012

году мировыми судьями было рассмотрено 9738 дел о расторжении брака или

5,61 % от общего количества рассмотренных дел2.

Несмотря на динамику уменьшения количества дел о расторжении брака,

рассмотренных в судебном порядке, имеют место случаи и добровольного

1 См.: Треушников М.К. Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданского дел.

М., 1995. С. 217.

2 См.: Официальный сайт Саратовского областного суда // URL: http://oblsud.sar.sudrf.ru (дата

обращения: 3 марта 2014).

56

отказа от ранее заявленных исковых требований, в связи с чем мы не можем не

проанализировать процессуальные особенности в случае отказа истца от

намерения прекратить брачный союз.

В соответствии со ст. 220 ГПК РФ производство по возбужденному

гражданскому делу при отказе истца от ранее заявленных исковых требований

прекращается. При принятии такого отказа суд выносит мотивированное

определение, в котором указывается, что повторное обращение с иском по тому

же предмету и по аналогичным основаниям не допускается. При этом судья

должен убедиться в том, что истцу понятно данное общее предписание закона о

последствиях прекращения гражданского дела.

Но, как отмечалось, речь идет об общих правилах отказа от иска. При

повторном и последующих обращениях в суд с исковым заявлением о

расторжении брака истец указывает, как правило, те же основания, а именно –

невозможность сохранения семьи и дальнейшего совместного проживания, тот

же субъектный состав, предмет иска также не меняется. Подобные ситуации

продиктованы спецификой семейно-брачных отношений в целом.

Прежде всего, речь идет об их психо-эмоциональной составляющей, в

силу которой причиной обращения в суд с заявлением о разводе является, в том

числе, и эмоциональная напряженность, возникшая из-за каких-либо бытовых и

иных действий одного из супругов. Поэтому моменты, когда инициатор

расторжения брака «передумал», достаточно часто наступают уже

непосредственно в судебном заседании. Указанное свидетельствует о том, что

повторное обращение в суд с исковыми требованиями о разводе вполне

вероятно. Это возможно, также если после отказа от первого искового

заявления, в силу примирения с ответчиком, которое не приобрело устойчивого

характера и как следствие этого сохранение семьи не произошло.

Многообразию жизненных ситуаций, при которых возможно повторное, а также

последующее обращение с иском в суд о расторжении брака, можно посветить

57

отдельное исследование. В данной же работе мы констатируем лишь то, что

судья на стадии решения вопроса о принятии искового заявления к

производству, установив наличие вступившего в законную силу определения

суда о прекращении производства по делу о расторжении брака между теми же

сторонами, в силу принятия отказа истца от иска, не должен применять правила

ст. 134 ГПК РФ. Такое заявление, если оно соответствует предъявляемым к

содержанию и форме требованиям, принимается к производству суда и

рассматривается на общих основаниях.

Относительно наличия вступившего в законную силу третейского

решения вряд ли применимо говорить в данном случае, поскольку, по общему

правилу дела исследуемой категории не относятся к компетенции третейских

судов.

Касательно юридической заинтересованности, отметим, что подача иска о

расторжении брака – результат принятого заинтересованным лицом решения1.

Кроме того, СК РФ также устанавливает правило, согласно которому лица

вступают в брак и расторгают его добровольно. Под юридической

заинтересованностью понимают реальную необходимость устранения

нарушения или угрозы нарушения материальных прав или охраняемых законом

интересов истца2. В делах о расторжении брака вряд ли можно предложить

ситуацию, когда лицо подает заявление без наличия фактической юридической

заинтересованности. В этой связи согласимся с мнением Н.Ю. Полянской о том,

что заинтересованность лица, которое обращается в суд, несомненна и ее

1 См.: Вавилин Е.В. Совершенствование механизма осуществления права как одно из

направлений российской правовой политики // Доктрина права. 2009. № 1-2. С.115-119.

2 См.: Анисимова Л.И., Кельпер Х., Кудряшова А.И. Защита прав личности в

социалистическом гражданском процессе. М., 1986. С.90.

58

проверка судом не требуется, т.к. она вытекает из процессуального права на

обращение в суд 1.

Содержательная сторона права на подачу заявления о расторжении брака

предполагает, что гражданин обращается в суд независимо от потенциальных

результатов судопроизводства. Это право гражданина на часть

профессиональной деятельности суда по разрешению имеющегося спора или по

охране законного интереса. Это право на волю суда, облеченную в судебном

акте, независимо от содержания и характера такого решения2. Это возможность

реализовать материальные требования одного лица к другому в исковой форме3.

Таким образом, можно констатировать, что для обращения в суд с

заявлением о расторжении брака и возбуждения гражданского

судопроизводства необходимо иметь правоспособность и соблюсти правила

подведомственности. При отсутствии данных предпосылок в принятии

заявления будет отказано.

Помимо названных предпосылок права на предъявление иска необходимо

соблюдение ряда условий при обращении в суд с заявлением о расторжении

брака. К числу общих условий реализации права на предъявление иска относят:

1) необходимость соблюдения досудебного порядка урегулирования спора,

когда это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров

или договором или необходимость представления судье документов,

подтверждающих соблюдение досудебного порядка урегулирования споров; 2)

гражданская процессуальная дееспособность истца; 3) наличие документов,

подтверждающих полномочия представителя на ведение дела; 4) подсудность

дела суду; 5) соблюдение требований, предъявляемых к форме и содержанию

1 См.: Полянская Н.Ю. Реализация принципа диспозитивности на стадии подготовки дела к

судебному разбирательству // Актуальные проблемы процессуальной цивилистической

науки: Материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М.А. Викут /

Под ред. Н.В. Кузнецова. С. 125-126.

2 См.: Осокина Г.Л. Проблемы иска и права на иск. Томск, 1989. С. 160.

3 См.: Грибанов В.П. Проблемы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1972. C. 166.

59

искового заявления с приложением соответствующих документов; 6) оплата

государственной пошлины1.

Относительно необходимости досудебного порядка урегулирования

споров, связанных с расторжением брака, отметим, что законодательство не

устанавливает такой обязанности для лиц, желающих расторгнуть брак. Это

связано в первую очередь с установленным Конституцией РФ (ст. 46) правом на

судебную защиту. Кроме того, в основе деятельности субъектов семейного

права лежат общие правила поведения, к которым относится возможность

осуществления и судебной защиты семейных прав2.

Стоит согласиться с мнением Д.А. Медведева о том, что существует

необходимость совершенствования системы внесудебного и досудебного

порядка урегулирования споров, прежде всего гражданских, семейных,

трудовых3. Медиация как досудебный способ урегулирования семейных

конфликтов не является востребованным и распространенным явлением в

нашем обществе. При этом, в ряде европейских стран медиация есть

обязательное и необходимое средство урегулирования споров, связанных с

расторжением браков до обращения к суду. Например, согласно британскому

законодательству, до обращения к суду лица, желающие расторгнуть брак, в

обязательном порядке направляются в службу семейной медиации4. Полагаем,

что установление обязательной досудебной медиации, как необходимого

условия, без соблюдения которого обращение к суду невозможно, есть

правильное и необходимое мероприятие на пути к сохранению семьи в

частности, а, в целом, развития государства. Однако такая медиация должна

1 Особенности рассмотрение и разрешения отдельных категорий гражданских дел (Исковое

производство) / Под ред. И.К. Пискарева. М., 2005. С.337-340.

2 См.: Куксин И.Н., Матвеев П.А. Семейно-правовые принципы как основные положения,

выражающие сущность семейного права // Юридическая наука. 2014. №1. С.51-55

3 См.: Медведев Д.А. Стенографический отчет о встрече с представителями органов

государственной власти по вопросам современного состояния судебной системы 19 июля

2010г. // URL: http://kremlin.ru (дата обращения: 3 марта 2015)

4 См.: Паркинсон Л. Адекватное разрешение споров // Медиация и право. 2010. №1. С.42-46.

60

быть бесплатной, что на современном этапе развития законодательства об

альтернативных способах урегулирования споров не предусмотрено.

Требования закона, а именно положения ст. 37 ГК РФ, указывают, что

гражданская процессуальная дееспособность принадлежит в полном объеме

гражданам, достигшим возраста восемнадцати лет. При этом под

дееспособностью законодатель понимает способность каждого гражданина по

достижении указанного возрастного порога своими действиями осуществлять

процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать

ведение дела в суде представителю.

Вместе с тем, объективная действительность со временем обозначила

необходимость предоставлять возможность реализовывать полный объем

гражданских прав и обязанностей до достижения совершеннолетия. В

частности, речь идет о закрепленном в ст. 13 СК РФ праве лиц, достигшим

шестнадцати лет, обратиться в органы местного самоуправления с заявлением,

содержащим просьбу разрешить им заключить брак. При наличии

действительно уважительных причин, которые делают возможным заключение

брака в возрасте до восемнадцати лет, орган местного самоуправления такое

право предоставляет.

Приобретение права вступления в брак до достижения совершеннолетия,

порождает собой иные правовые последствия, а именно: такой гражданин после

заключения брачного союза приобретает полную дееспособность, которая

сохраняется за лицом и в том случае, если брак, заключенный до достижения

восемнадцатилетнего возраста, был расторгнут в установленном законом

порядке до достижения лицом совершеннолетия. Указанное, безусловно,

является правовой особенностью семейно-брачных отношений. Брак, как

условие приобретения полной дееспособности, перестает быть просто актом

согласия на совместную жизнь, он становится значимым правовым институтом,

61

порождающим правовые последствия, действия которых не утрачиваются и

после развода.

Возможность реализовывать свои прав и обязанности, данная каждому

гражданину, как правило, связана субъективными оценками самого гражданина.

В частности, ранее нами отмечалось, что выражение желания на вступление в

брак, является процессом самостоятельным и добровольным. Акт воли, в силу

которого человек принимает на себя ряд обязанностей, реализуя свое

субъективное право, признан как теорией, так и практикой безусловным

основанием как к заключению брака, так и к его расторжению.

Вместе с тем, в науке гражданского процессуального права укоренилось

мнение о том, что объективная реальность вполне может воссоздать ситуации в

области семейно-брачных отношений, при которых вмешательство из вне

становится необходимым, поскольку стороны не способны самостоятельно

оценить сложившиеся обстоятельства, требующие обращения за защитой прав,

свобод и законных интересов1. При наличии соответствующих условий,

сторонники такой позиции, предлагают наделить прокурора инициативой

возбуждения гражданского судопроизводства по делу о расторжении брака. В

качестве примера, можно предположить ситуацию, при которой один из

супругов признан опекуном недееспособного супруга и злоупотребляет своими

полномочиями. Соответственно удовлетворяя свой личный интерес, опекун не

стремится к расторжению брака, поскольку это для него в буквальном смысле

не выгодно. Безусловно, что разрешение подобной ситуации предполагает

использование различных вариантов, в том числе сначала отменить опеку

такого супруга, а затем уже инициировать назначение недееспособному супругу

другого опекуна, наделенного правом обращения с заявлением о расторжении

брака. Однако, когда речь идет о нарушении прав, свобод и законных

1 См.: Ильина О.Ю. Баланс частного и публичного интереса при судебном рассмотрении дел

о расторжении брака // Современное право. 2005. №8. С.28-35.

62

интересов, то реагирование органов различных уровней власти и простых

граждан, направленное на восстановление нарушенного права или его защиту,

должно быть незамедлительным. Оперативная защита, при этом становится

возможной только при одновременном решении вопроса о расторжении брака и

оформления нового опекунства. Подобное возможно только при наличии

инициативы, и как становится очевидным, инициативы извне.

Вне всякого сомнения, такое предложение о предоставлении права

инициативы в области брачно-семейных отношениях прокуратуре, как органу,

осуществляющему надзор за соблюдением законности абсолютно во всех

сферах общественной жизни, заслуживает внимания и детальной теоретической

проработки. Такая позиция находится в согласии с принципом

диспозитивности, в силу которого инициатива в возбуждении судопроизводства

по гражданскому делу должна принадлежать заинтересованному лицу, при этом

исключением являются случаи, при которых в защите прав, свобод и законных

интересов нуждаются лица, не способные самостоятельно обратиться за такой

помощью и защитой в суд1.

При предъявлении искового заявления опекуном или прокурором суд

обязан тщательным образом исследовать вопрос о наличии процессуальной

дееспособности лица, в чьих интересах подается иск. В подобных ситуациях,

суд вправе привлечь к участию в деле органы опеки и попечительства, главной

задачей которых является дача заключения по делу.

Также суду следует проверить полномочия лица на предъявление

(подписание) соответствующего искового заявления. Причем, как нам

представляется, для изучаемой категории дел рациональным было бы

установление особого порядка нотариального заверения исковых заявлений,

1 См.: Полянская Н.Ю. Реализация принципа диспозитивности на стадии подготовки дела к

судебному разбирательству // Актуальные проблемы процессуальной цивилистической

науки: Мат. науч.-практ. конф., посвященной 80-летию проф. М.А. Викут. Саратов, 2003. С.

125.

63

подаваемых путем пересылки по почте, т.к. в этом случае нотариус

одновременно удостоверял бы личность истца и его действительное

волеизъявление на подачу заявления.

Следующим условием, соблюдение которого необходимо для

возбуждения гражданского судопроизводства по делам, связанным с

расторжением брака выступает соблюдение правил подсудности.

Конституция РФ выступает гарантом реализации гражданами

предоставленных государством прав. Так, ч. 1 ст. 46 в ее правовой взаимосвязи

с ч. 1 ст. 47 Основного закона страны предоставляет каждому гражданину

судебную защиту его прав и в том суде и тем судьей, к подсудности которых

отнесен соответствующий спор законом.

Совокупность норм, регулирующих вопросы компетенции между судами

всей судебной системы России, представляет собой особый процессуальный

институт – подсудность1.

Вопросы правильного определения подсудности являются значимыми для

рассмотрения гражданского дела по существу в целом. Согласно ст.ст. 23 и 24

ГПК РФ: дела о расторжении брака при отсутствии спора о детях как суд

первой инстанции рассматривает мировой судья, в иных случаях – судом

первой инстанции является районный (городской) суд.

Краеугольным камнем в вопросах подсудности законодатель обозначил

спор о детях. Подобная позиция законодателя вытекает из общего стремления

государства обеспечить в полном объеме права детей, соблюсти их интересы.

По своему содержанию споры о детях различны. Наиболее

распространенными являются споры о том, с кем из родителей будут проживать

несовершеннолетние дети после расторжения брака; о порядке осуществления

1 См.: Ерохина Т.П. Некоторые проблемы подсудности в гражданском судопроизводстве:

автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 6-7, 12.

64

своих родительских прав тем из бывших супругов, кто будет проживать

отдельно от детей; о взыскании алиментов на содержание детей.

Безусловно, что все спорные вопросы, касающиеся судьбы детей должны

разрешать федеральным судом общей юрисдикции1. Отметим, что правила

подсудности подвергнуты гражданским процессуальным законом тщательной

регламентации и носят исчерпывающий характер. Однако исчерпывающие

перечни дел, подсудных мировому судье, районному суду, не решат проблемы

соединения в одном суде различных инстанций.

Говоря о подсудности гражданских дел, ученые часто используют термин

родовая или предметная подсудность. Полагается, что в зависимости от рода

дел или предмета спора, производится разграничение компетенции судов

различных звеньев2. Тем не менее, практика судопроизводства по делам,

вытекающим из брачно-семейных отношений, не позволяет нам согласиться в

полной мере с данным утверждением. В частности, когда вопрос о расторжении

брака сопряжен со спорными вопросами, касающимися совместных детей,

районные суды, в силу положений п. 2 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, принимают на себя

обязанность мирового судьи по рассмотрению дела о расторжении брака, при

обоюдном согласии на прекращение брачных отношений. В связи с чем,

утверждать, что в основе разграничения компетенции заложено представление о

предмете спора или о роде дел, затруднительно относительно интересующей

нас категории дел.

Объяснить подобное отношение законодателя к разграничению

компетенции между судами общей юрисдикции, можно исходя из следующего.

Думается, что законодатель отнес к категории гражданских дел,

рассматриваемых мировыми судьями лишь те из них, которые можно по

1 См.: Ильина О.Ю. Баланс частного и публичного интереса при судебном рассмотрении дел

о расторжении брака // Современное право. 2005. № 8. С. 13.

2 См.: Мировой судья в гражданском судопроизводстве / Под ред. А.Ф. Ефимова,

И.К. Пискарева. Научно-практическое пособие. М., 2004. С. 7.

65

общему представлению, отнести к более простым, не требующим больших

временных затрат для разрешения споров по существу, без необходимости

проведения сложного процесса доказывания.

Однако, мы не можем выпускать из виду и тот факт, что невозможно

изначально определить перспективу дела, то есть спрогнозировать его

сложность, временные затраты, объем доказательственной деятельности,

возможность отказа от исковых требований или заключения мирного

соглашения.

Необходимо учитывать, что не правильное определение подсудности

влечет безусловную отмену судебного решения независимо от правильности

применения судом норм материального права.

Возвращаясь к категории дел, вытекающей из брачно-семейных

отношений, а именно к делам о расторжении брака, укажем, что в соответствии

с общими правилами территориальной подсудности, исковое заявление о

расторжении брака предъявляется по месту жительства ответчика (п. 4 ст. 29

ГПК РФ).

Отметим, что по каждой конкретной категории дел законодатель

допускает возможность изменения общей территориальной подсудности в

зависимости от установления определенных обстоятельств. Например, если с

истцом проживают несовершеннолетние дети, находящиеся на его иждивении,

то заявление с просьбой расторгнуть брак может быть предъявлено по месту

жительства истца.

Обратим внимание, что законодатель, говоря о детях и месте их

жительства, не акцентирует внимание на том, что истец, обратившийся в суд с

соответствующим заявлением по своему месту жительства обязательно должен

быть родителем проживающих с ним детей. Это позволяет согласиться с

правоприменительной практикой тех судов, которые принимают к своему

производству исковые заявления о расторжении брака, поданные по месту

66

жительства истца, и в тех случаях, если дети, проживающие с ним, находятся на

его иждивении в результате усыновления, выполнения опекунских или

попечительских обязанностей, а также в силу договора о приемной семье.

Кроме перечисленного, к обстоятельствам, позволяющим истцу

прибегнуть к альтернативной подсудности, то есть стать исключением из

общего правила и подать исковое заявление по своему месту жительства,

относится его состояние здоровья, которое делает затруднительным или вообще

невозможным прибытие к месту жительства ответчика для непосредственного

участия в судебных заседаниях.

В тех случаях, когда один из супругов признан безвестно отсутствующим

или недееспособным, а равно при его осуждении к лишению свободы более чем

на трехлетний срок, то другой супруг вправе обратиться с заявлением о

расторжении брака как по месту свое жительства.

Очевидно, что при выборе истцом подсудности по своему усмотрению в

силу определенных обстоятельств, суд при решении вопроса о возбуждении

производства по делу должен тщательным образом проверить доводы истца о

наличии у него права на обращение в суд по месту его жительства. Исследовав

приложенные к исковому заявлению документы, содержание которых

подтверждает вышеуказанное право истца, суд переходит к анализу иных

обстоятельств, изложенных в иске, для принятия окончательного решения о

приеме искового заявления к своему производству. Если подтверждающие

документы отсутствуют, то согласно п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, судья выносит

определение о возвращении искового заявления, в связи с его неподсудностью

данному суду.

Представляется, что данная норма призвана дополнительно обеспечить

защиту интересов конкретной семьи. Вместе с тем, она в полной мере не

учитывает права супруга, желающего по объективным причинам расторгнуть

брачный союз не по месту своего жительства.

67

В любом случае, рассуждения о подсудности дел интересующей нас

категории, не могут выйти за рамки представлений ученых-процессуалистов о

правилах подсудности, поскольку нормы, регламентирующие вопрос

подсудности всегда являлись объектом пристального внимания1.

В частности, детальной разработке был подвергнута ситуация, при

которой возникновение вопроса о подсудности было продиктовано

невозможностью установления места жительства ответчика. Судебная практика,

выработала при этом недостаточно эффективный, на наш взгляд, метод его

разрешения, предъявляя к истцу требование, указывать в исковом заявлении

последнее известное место жительства ответчика, зачастую при этом создавая

себе проблемы, например, по извещению сторон. В тех случаях, когда истец в

принципе не мог указать никакого места жительства ответчика, суд со ссылкой

на несоответствие заявления требованиям к его содержанию оставлял заявление

без движения.

Такая позиция судов была поддержана и Верховным Судом РФ, который в

п. 5 постановления Пленума №15 указал, что иск о расторжении брака с лицом,

место проживания которого не известно, предъявляется по последнему

известному его месту жительства. Кроме того, в указанном постановлении

Пленума Верховный Суд РФ также счел необходимым разъяснить судам

следующее. В силу п. 2 ст. 19 СК РФ, независимо от наличия совместных детей,

развод с лицом, признанным безвестно отсутствующим, оформляется в органах

ЗАГС.

Если при подаче искового заявления суду станет известно, что в течение

года отсутствуют сведения о месте проживания ответчика, то он обязан

1 См., например: Ерохина Т.П. Институт подсудности в гражданском судопроизводстве:

учебное пособие / Под ред. О.В. Исаенковой. Саратов, 2006; Марышева Н.И. Вопросы

международной подсудности дел о расторжении брака // Журнал российского права. 2007. №

7; Елисеев Н.Г. Разрешение коллизий подведомственности // Законы России: опыт, анализ,

практика. 2007. № 8. С. 25.

68

разъяснить истцу порядок признания гражданина безвестно отсутствующим, то

есть положения ст. 276 ГПК РФ. Но подобное разъяснение не является

императивом, а потому супруг, выразивший желание развестись, может и не

обращаться в суд с заявлением о признании другого супруга безвестно

отсутствующим. В подобной ситуации суд не вправе отказывать в принятии

заявления о расторжении брака. Иск будет рассмотрен на общих основаниях1.

Так, А. обратилась в суд с заявлением о расторжении брака с Б., указывая,

что супруги совместно не проживают несколько лет. Место проживания

ответчика истцу не известно. При этом, спора о совместно нажитом имуществе

не имеется. В ходе судебного заседания истец исковые требования поддержала,

на расторжении брака настаивала. Ответчик в судебное заседание не явился. В

материалах дела имелись сведения об извещении Б. о дате, месте и времени

судебного разбирательства по последнему известному месту жительства. В суде

было установлено, что брак между супругами заключен 16 июня 1964 года, на

момент обращения с соответствующим заявлением в суд совместных

несовершеннолетних детей у супругов не имелось. Истец утверждала, что

семейной жизни с ответчиком уже давно нет, общее хозяйство супруги не ведут

с 1966 года, и на момент обращения в суд не поддерживали каких-либо

отношений, в связи с чем дальнейшее сохранение семьи невозможно. Не

доверять утверждениям истца у суда оснований не имелось.

Ответчик, извещенный по последнему известному месту пребывания, в

судебное заседание не явился, об отложении рассмотрения дела не

ходатайствовал. Суд посчитал возможным удовлетворить заявление о

расторжении брака и соответствии со ст. 22 СК РФ, решил расторгнуть брак.

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 8.

69

Доводы адвоката о том, что ответчик был ненадлежащим образом извещен, не

были приняты судом во внимание1.

Интересен в подобном контексте опыт зарубежных стран. Так, например,

в Германии существует презумпция развода. В том случае, если супруги

фактически не состоят в брачных отношениях более трех лет, и в этот период

времени проживают раздельно, совместного хозяйства не ведут, то по

инициативе одного из них брак будет расторгнут, даже при наличии несогласия

на развод другого супруга2.

Стоит заметить, что многообразие жизненных ситуаций диктуют

судебной практике свои условия применения действующего законодательства

при наличии каких-либо особенных, частных случаев. Так, например,

положения ст. 29 ГПК РФ определили, что только при наличии определенных

условий допускается подача иска истцом по месту его жительства. Не ясно, что

делать в случаях, когда основания для обращения с исковым заявлением о

расторжении брака по месту своего жительства у истца отсутствуют, а ответчик

не проживает на территории Российской Федерации, на территории России

отсутствует какое-либо ему принадлежащее недвижимое имущество.

Подобную ситуацию нельзя назвать редкостью, особенно учитывая

выросшую популярность зарубежных контрактов о трудоустройстве, когда один

из супругов выезжает за пределы Российской Федерации на длительный период

или даже навсегда.

Вместе с тем, гражданское процессуальное право не дает нам четкого

ответа на вопрос: как поступать истцу в сложившейся ситуации? Ведь

буквальное толкование существующих норм приводит к умозаключению, что

1 См.: Дело № 2-1017.08 // Архив мирового судьи судебного участка № 3 Волжского района г.

Саратова.

2 См.: Коржаков И.М. Доказывание по делам о расторжении брака // Российская юстиция.

1997. № 10. С. 11.

70

истец по сути лишен права на обращение в суд с заявлением о расторжении

брака, поскольку такой суд не определен в гл. 3 ГПК РФ.

Изложенное свидетельствует, что ст. 29 ГПК РФ не предоставляет истцу

возможности в полной мере реализовать свое право на защиту посредством

альтернативной подсудности. При этом, не имеет значения, является ли

ответчик гражданином Российской Федерации или иностранным гражданином,

поскольку действующее законодательство (п. 8 ч. 3 ст. 402 ГПК РФ)

определило, что российский суды уполномочены рассматривать гражданские

дела, где одной из сторон является гражданин иностранного государства, в том

числе и дела о расторжении брака, если истец имеет место жительства на

территории Российской Федерации или хотя бы один из супругов является

гражданином России. Вместе с тем, в силу положений ч. 1 указанной нормы

закона подсудность дел с участием иностранных лиц судам в Российской

Федерации определяется по правилам главы 3 ГПК РФ.

Безусловно, что для решения проблем, возникновение которых

предопределено имеющимся пробелом в гражданском процессуальном праве, в

первую очередь необходимо изучить международные договоры, заключенные

Россией в рамках оказания и получения правовой помощи. Такое обращение

допустимо с позиции Конституции РФ, поскольку ее ч. 4 ст. 15 определила

верховенство таких соглашений в правоприменительной практике нашего

государства.

Вместе с тем, одним лишь обращением к международным договорам

законодательный пробел не ликвидировать, поскольку у Российской Федерации

с конкретным иностранным государством могут отсутствовать договорные

отношения.

Кроме того, не следует игнорировать то обстоятельство, что наличие

соглашения о правовом партнерстве не гарантирует безусловное разрешения

71

вопросов подсудности в случаях возникновения имущественных и иных споров,

тем более, если речь идет о расторжении брака.

Договоры о международном сотрудничестве в области правоприменения,

как правило, содержат общие требования к подсудности, указывающие на то,

что суды какого государства компетентны рассматривать те или иные категории

дел.

Например, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по

гражданским, семейным и уголовным делам, ратифицированная Россией 10

декабря 1994 года, устанавливает, что «по делам о расторжении брака

применяется законодательство Договаривающейся стороны, гражданами

которой являются супруги в момент подачи заявления»1.

Таким образом, обращение только к международным соглашениям не

решит проблемы реализации права истца на защиту, независимо от места

нахождения ответчика и наличие сведений об этот месте.

Представляется, что для устранения вышеописанного пробела

необходимо либо исключить перечень условий подачи иска о расторжении

брака в суд по месту жительства истца либо установить иные обстоятельства,

позволяющие истцу воспользоваться правом альтернативной подсудности, в

том числе и при условии пребывания ответчика за пределами территории

Российской Федерации. Но исключение названных условий из ч. 4 ст. 29 ГПК

РФ может повлечь за собой определенные трудности. Во-первых, при

представлении необходимых доказательств по делу, а во-вторых, при

реализации права ответчика на судебную защиту, а потому наиболее

рациональным видится внесение дополнений в ч. 4 ст. 29 ГПК РФ, которые

устранили бы такой критерий альтернативной подсудности, как последнее

известное место жительства ответчика на территории России.

1 См.: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и

уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) // СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1472.

72

Но, до того момента, как судьба альтернативной подсудности будет

решена путем уточнений правил ее применения либо внесения разъяснений

положений действующего законодательства Пленумом Верховного Суда РФ,

видится соответствующей действующему законодательству практика, при

которой суды в случае поступлении таких исковых заявлений выносят

определения об их возвращении на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ.

В продолжение анализа условий реализации права на судебную защиту

путем подачи искового заявления о расторжении брака, обратимся к вопросу

соблюдения формы такого заявления. Так, в заявлении о расторжении брака

должно быть в обязательном порядке указано, где и когда зарегистрирован

брак; сведения о наличии совместных несовершеннолетних детей; информация

о наличие или отсутствие соглашения об их содержании и воспитании; мотивы

расторжения брака, в случае отсутствия обоюдного согласия на развод. Кроме

того, в исковом заявлении должны быть сразу изложены требования,

вытекающие из бракоразводного процесса, которые подлежат одновременному

рассмотрению наряду с основным иском о расторжении брака.

Стоит согласиться с мнением В.Е. Кузиной о том, что отказ истца от

сообщения суду мотивов развода не влечет для истца материально-правовых

последствий, суд лишь может применить меры процессуальной защиты, а

именно, на основании ст.136 ГПК РФ оставить заявление без движения1.

К заявлению прилагаются следующие документы: свидетельство о

заключении брака; копии свидетельств о рождении детей; справки о доходах, в

случае наличия требования о взыскании алиментов; другие необходимые

документы, в подтверждение исковых требований.

1 См.: Кузина В.Е. Расторжение брака и его основания: отдельные историко-правовые и

сравнительно-правовые аспекты //Семейное право на рубеже ХХ-ХХI веков: к 20-летию

Конвенции ООН о правах ребенка: Материалы Международной научно-практической

конференции. Казань. КПФУ, 18 декабря 2010. / Отв.ред. О.Н. Низамиева. М., 2011. С. 409-

413

73

При этом отметим, что названные документы необходимы суду на стадии

возбуждения производства по делу, так как на их основе будет решаться вопрос

о подведомственности гражданского дела. В связи с чем, вполне логичным

видится требование Верховного Суда РФ, изложенное в том же постановлении,

о приложении указанных документов к исковому заявлению, то есть

фактически на истца возложена эта обязанность. Исключением из общего

правила являются лишь случаи, когда подлинники указанных документов

находятся у ответчика и не предоставляются по просьбе истца. В подобных

ситуациях истец либо изготавливает дубликаты требуемых свидетельств, либо в

исковом заявлении указывает о невозможности предоставления вышеуказанных

документов ввиду их нахождения у ответчика и отказа последнего от их

выдачи, приложив копию паспорта, в котором, как правило, имеются штампы о

заключенном браке и о наличие детей. Суды, используя соответствующую

форму запроса в органы ЗАГС, могут самостоятельно получить достоверные

сведения о том, состоят ли супруги в зарегистрированном браке и имеются ли

на их иждивении совместные несовершеннолетние дети. Кроме того, суд

обязывает стороны предоставить недостающий пакет документов для

приобщения их копий к материалам дела.

Вместе с тем, ст. 136 ГПК РФ указывает, что при отсутствии указанных

документов при обращении в суд, последний должен оставить заявление без

движения. Но с учетом вышеизложенного нам видится приемлемой практика

судов, самостоятельного получения недостающих сведений через органы ЗАГС,

с последующим обязательством ответчика предоставить подлинники

свидетельств суду. Такая позиция согласуется с конституционным принципом

доступности судопроизводства, поскольку суды не имеют права ограничивать

доступ граждан к правосудию.

74

Если истец не выполнит в полном объеме вышеуказанные требования

закона, то это не влечет за собой оставление искового заявления без движения,

по основаниям указанным в ст. 136 ГПК РФ.

И в этой связи, представляется, было бы целесообразным закрепить

данную особенность в ГПК РФ в виде отдельной статьи 244.20. «Порядок

подачи заявления о расторжении брака»:

1. Суд приступает к рассмотрению дела о расторжении брака на

основании заявления заинтересованного лица.

2. Заявление подается с соблюдением требований, указанных в статьях

131, 132 настоящего Кодекса, а также дополнительных требований,

установленных частью 3 настоящей статьи.

3. В заявлении о расторжении брака должны быть указаны сведения:

- о регистрации брака;

- о наличии или отсутствии совместных детей и их возрасте;

- достигнуто ли супругами соглашение о содержании и воспитании детей;

- при отсутствии взаимного согласия супругов на расторжение брака –

мотивы расторжения брака;

- сведения о досудебном порядке урегулировании спора;

- сведения о наличии иных требований, которые подлежат рассмотрению

одновременно с заявлением о расторжении брака.

По нашему мнению данная статья должна находиться в ГПК РФ в

отдельной самостоятельной главе 22.3. «Производство по делам о расторжении

брака и связанных с ним споров».

Неизменным остается выполнение требований п. 5 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ. В

заявлении о расторжении брака указываются обстоятельства, на которых истец

основывает свои требования. Кроме того, истец приводит доказательства,

подтверждающие обоснованность предъявляемых им требований.

75

Под обстоятельствами понимаются юридические факты, составляющие

основание заявления. По бракоразводным делам – это факты,

свидетельствующие о невозможности совместной жизни супругов, об

отсутствии стремления к сохранению семьи (ст. 22 СК РФ). А при отсутствии

согласия на развод одного из супругов суду также необходимо выяснить

действительные мотивы расторжения брака1. Последнее необходимо для

решения вопроса о наличие возможностей сохранения семьи.

Вместе с тем, обращение к судебной практике показало, что в заявлениях,

содержащих просьбу расторгнуть брак и разрешить ряд спорных вопросов,

истцами не указываются конкретные факты, побудившие их обратиться в суд с

подобным заявлением. Нередко в заявлении говорится кратко: «жить больше не

можем», «не сошлись характером» и т.п.

Так, И. обратился в суд с иском о расторжении брака. В обоснование

своих требований он указал, что «семья с ответчиком не сложилась, совместная

жизнь невозможна, поскольку они не сошлись характерами». Сопутствующих

споров о разделе имущества или определении места жительства ребенка не

было (от брака имелся несовершеннолетний ребенок, который проживал с

ответчиком). В ходе рассмотрения дела истец подтвердил, что «категорически

не желает сохранить семью», восстановление семьи невозможно, а брачные

отношения прекращены. Указанное стало основанием в соответствии со ст. 22

СК РФ к расторжению брака судом2.

Подобные примеры распространены в судебной практике. Например, в

архивах судебных участков Волжского района г. Саратова около 56 %

гражданских дел от общего числа рассматриваемой категории дел, где в исках

указана обсуждаемая выше причина развода.

1 См.: Кац А.К., Кошкин В.М. Особенности рассмотрения судами дел, возникающих их

брачно-семейных отношений. Свердловск, 1982. С. 10.

2 См.: Дело № 2-1038.07 // Архив мирового судьи судебного участка № 7 Кировского района

г. Саратова.

76

Как нами было проиллюстрировано ранее, с издревле за обращение к суду

в поисках защиты своего интереса или для реализации права необходимо в

доход государства уплатить государственную пошлину. В настоящее время

данное правило сохранилось и регулируется не только ГПК РФ, но также и

Налоговым Кодексом РФ1. Исключением не являются исковые заявления о

расторжении брака, поэтому в случае не уплаты государственной пошлины, суд

выносит определение об оставлении иска без движения.

Размер государственной пошлины за расторжение брака в порядке

гражданского судопроизводства установлен в размере 600 рублей. В итоговом

решении суд правомочен определить, с кого из супругов и в каком размере

подлежит взысканию пошлина за регистрацию расторжения брака в органе

записи актов гражданского состояния.

Ранее размер государственной пошлины составлял 200 рублей. С 2009

года эта сумма была равна 400 рублям. Такое увеличение размера пошлины за

обращение в суд с заявлением о расторжении брака, по нашему мнению, может

являться мерой экономического воздействия на желающих расторгнуть свой

брак и в какой-то мере заставит задуматься стороны о необходимости подачи

подобного заявления.

Кроме того, считаем, что законодатель может поставить размер

государственной пошлины в зависимость от того, обращался ли заявитель ранее

с подобным заявлением в суд. Если да, то ее размер должен быть увеличенным

по сравнению с обычным размером. Такая мера необходима, чтобы

дисциплинировать супругов, которые обращение в суд рассматривают как один

из способов давления друг на друга в их совместной жизни. Кроме того, как нам

представляется, размер государственной пошлины должен быть увеличен и в

1 Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая от 05 августа 2000 №117-ФЗ (в ред.

от 05.10.2015) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2000. №32. ст. 3340.– далее НК РФ –

авт.

77

случае подачи супругами заявления о расторжении брака при обоюдном их

согласии на развод.

Поэтому видится целесообразной инициатива о внесении дополнений в

обсуждаемую статью Налогового Кодекса. Предлагаем установить

государственную пошлину, взимаемую за государственную регистрацию

расторжения брака, включая выдачу свидетельства при наличии взаимного

согласия супругов, не имеющих совместных несовершеннолетних детей, а

также при расторжении брака в порядке гражданского судопроизводства в

размере одной тысячи рублей с каждого из супругов. А, в случае последующих

обращений в течение года с момента первого обращения с заявлением о

расторжении брака, увеличить размер государственной пошлины на 50 %.

Рассмотренные выше условия реализации права на предъявление иска

являются общими и соблюдение их при обращении к суду необходимо

практически по всем категориям гражданских дел. Однако применительно к

спорам, связанным с расторжением брака, необходимо выделять и специальные

условия. Так, например, в соответствии со ст. 17 СК РФ для подачи заявления о

расторжении брака во время беременности жены и в течение года после

рождения ребенка необходимо согласие жены.

Немаловажной проблемой судопроизводства по делам о расторжении

брака является обращение в суд с иском, когда в семье имеется ребенок (дети),

не достигшие одного года с момента рождения. При этом для мужа условием

реализации его права на предъявление исковых требований в подобной

ситуации является согласие жены.

Аналогичное согласие необходимо получать не только до истечения

одного года после рождения ребенка, но и во время беременности жены. Это

требование закона, согласно позиции Верховного Суда РФ, высказанной в

постановлении Пленума № 15 «О применении судам законодательства при

рассмотрении дел о расторжении брака» от 05 ноября 1998 года (в ред. от 06

78

февраля 2007 года)1, подлежит выполнению и в случае, когда ребенок умер до

достижения им возраста одного года или родился мертвым.

Таким образом, при отсутствии согласия жены на расторжение брака в

судебном порядке, судья принимает решение об отказе в принятии к

производству соответствующего искового заявления. В том случае, если оно

было уже принято, то суд обязан прекратить возбужденное исковое

производство. Законодатель при этом, не устанавливает каких-либо запретов к

повторному обращению с аналогичными исковыми требованиями, когда

препятствия к его принятию к производству отпали, то есть, например,

получено согласие жены на расторжение брака.

Без согласия жены муж не вправе предъявлять иск о разводе в течение

одного года после рождения ребенка даже в том случае, если он не записан

отцом ребенка.

Отметим, что в рассуждениях о повышении эффективности правовой

политики в сфере охраны материнства и детства, имеют место высказывания о

необходимости увеличения срока, в течение которого брак не может быть

расторгнут в суде по односторонней инициативе мужа, без согласия жены.

Так, например, Косарева И.А. полагает возможным использовать

подобный опыт Республики Беларусь и Германии, где срок, в течение которого

муж не вправе обратиться с иском в суд в целях расторжения брака до

истечения трех лет с момента рождения ребенка2.

Подобные высказывания представляются весьма спорными, поскольку

искусственно создаваемые условия для сохранения семьи, на самом деле не

могут быть признаны эффективными. Утверждение, что запрет на расторжение

1 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 15 «О применении судам

законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» от 05.11.1998 г. // Бюллетень

Верховного Суда РФ. 1998. № 8.

2 См.: Косарева И.А. Совершенствование российского института расторжения брака и

зарубежное бракоразводное законодательство // Юридический мир. 2008. № 10. С. 27.

79

брака, продиктованный возрастом ребенка, будет способствовать

восстановлению отношений между супругами, весьма сомнительно. Гораздо

вероятней, что он может стать причиной нездоровой психологической

атмосферы в семье или иметь еще более пагубные последствия и привести к

насилию, в том числе и над ребенком.

В тех случаях, когда имеет место смена позиции жены относительно

предмета иска о расторжении брака, иными словами, если жена передумала и

отказалась от ранее данного согласия на расторжение брака до истечении года

после рождения ребенка (в том числе и иных обстоятельств, перечисленных в

ст. 17 СК РФ), суд обязан прекратить производство по делу. Данное

обстоятельство возможно включить как дополнительное основание для

прекращения производства по делу.

Обратим внимание на тот факт, что в закон не указывает на форму, в

которой должна быть выражена воля жены в подтверждение ее согласия на

расторжение брака. Вместе с тем, этот вопрос является существенным в

правоприменительной деятельности, поскольку имеют место случаи, когда муж

при подаче заявления о расторжении брака сам указывает на имеющееся

согласие жены, а зачастую, просто умалчивает о наличии условий,

ограничивающих его право на обращение с подобным иском в суд.

Безусловно, что целесообразным видится выражение такого согласия

жены исключительно в письменной форме1. А его отсутствие должно влечь за

собой отказ в принятии искового заявления по правилам п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК

РФ.

Выяснение этих обстоятельств уже непосредственно при рассмотрении

дела о расторжении брака по существу должно привести к прекращению

производства на основании ч. 1 ст. 220 ГПК РФ.

1 См.: Сенькин В.А. Об особенностях возбуждения и рассмотрения в суде дел о расторжении

брака // Юридическая наука. 2011. №1. С. 58-60

80

Таким образом, согласие ответчика может быть выражено как в форме

собственноручной подписи в исковом заявлении, так и, например, в письменном

отзыве на иск. Во избежание подлогов, думается, рациональным является

требование нотариального удостоверения согласия жены. Кроме того, согласие,

в том числе в письменной форме, может быть выражено непосредственно в

судебном заседании и приобщено к материалам дела. При передаче искового

заявления непосредственно судье, подпись в согласии, может быть заверена

судьей, принимающим исковое заявление.

С учетом соблюдения принципа непосредственности судебного

разбирательства, согласие жены на расторжение брака, может быть получено на

любой стадии судебного процесса1. В подобном случае рекомендуется помимо

отражения его в протоколе судебного заседания, отбирать расписку либо

составлять отдельный документ соответствующего содержания,

подписываемый ответчиком в присутствии участников судопроизводства.

Указанные обстоятельства не препятствуют жене самостоятельно поставить

вопрос о расторжении брака. Таким образом, желание жены расторгнуть свой

брак может быть реализовано подачей ею искового заявления или подачей

совместного искового заявления о разводе2.

Однако, существующий запрет на расторжение в одностороннем порядке

брака, то есть только по инициативе мужа при отсутствии согласия жены, в

случае наличия ребенка в возрасте до одного года, неоднократно подвергался

критике3. Основным доводом является морально-этическая сторона проблемы, а

именно, что даже при наличии правового запрета на официальный развод, мужу

ничего не мешает покинуть семью и проживать отдельно до устранения

1 См.: Ильина О.Ю. К вопросу о равенстве прав мужчины и женщины в семейных

правоотношениях // Современное право. 2007. № 3. С. 56.

2 См.: Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. М., 1996. С. 144.

3 См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации // (отв. ред. А.М. Нечаева).

3-е изд., перераб. и доп. М.: «Юрайт». 2011. СПС «Гарант - Мастер» (версия 7.08.0.163)

81

препятствий к разводу. И действительно, заставить его продолжать

супружеские отношения вопреки воле невозможно. Кроме того, отсутствие

возможности обратиться с исковым заявлением о расторжении брака

воспринимается как ограничение прав мужа, что в свою очередь ведет к

попранию принципа равноправия супругов. Особенно критичной становится

ситуация, когда муж не является отцом ребенка, которого родила его жена.

Тем не менее, по мнению оппонентов критики ст. 17 СК РФ, судебное

разбирательство по вопросу расторжения брака может серьезно травмировать

психику беременной женщины или кормящей матери1. Ее положение требует

особой заботы и внимания. И законодатель признал эти обстоятельства

достаточными для того, чтобы расторжение брака по инициативе мужа было

отложено до достижения ребенком одного года. Но, несмотря на существующие

положительные стороны такого запрета, ситуация при абсолютности данного

запрета может быть доведена до абсурда при, например, неоднократной

беременности жены от других мужчин. Кроме того, субъективная оценка

брачных отношений мужа, сформировавшаяся как негативная и подпитываемая

желанием развестись, не может, пусть и при наличии запрета на подачу

соответствующего заявления в суд, способствовать процветанию и сохранению

семьи.

Таким образом, еще раз выразим нашу позицию относительного того, что,

ограничение мужа в субъективном праве на развод при наличии ребенка, не

достигшего года или беременности жены, не является стимулирующим

фактором в вопросах сохранения и укрепления семьи.

Не менее спорным признается ситуация, при которой в рамках

рассмотрения дела о расторжении брака предъявляется в качестве встречного

иска требование о признании брака недействительным. Рассмотрение

1 См.: Вишнякова А.В., Хинчук В.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской

Федерации (постатейный) - М., 2009.

82

указанных требований в едином производстве необходимо, так как в рамках и

первого и второго требования идет речь о действительности брака, и

удовлетворение одного из них исключает возможность удовлетворения другого.

Например, в случае удовлетворении иска о расторжении брака в

удовлетворении иска о признании брака недействительным отказывается, и

наоборот. Не случайно в п. 4 ст. 29 СК РФ указывается, что «брак не может

быть признан недействительным после его расторжения (правда, за

исключением случаев, когда идет речь о признании брака недействительным по

мотивам нахождения одного из супругов в момент регистрации брака в другом

не расторгнутом браке, либо при наличии между супругами запрещенной

законом степени родства)».

Развивая это положение, Пленум Верховного Суда РФ в п. 24

Постановления от 5 ноября 1998 года № 15 указал, что «супруги после

расторжения брака (как в судебном порядке, так и в органах записи актов

гражданского состояния) не вправе ставить вопрос о признании этого брака

недействительным, за исключением случаев, когда действительность брака

оспаривается по мотивам наличия между супругами запрещенной законом

степени родства либо состояния одного из них во время регистрации брака в

другом не расторгнутом браке. Если в указанных выше случаях брак расторгнут

в судебном порядке, то иск о признании такого брака недействительным может

быть рассмотрен судом при условии отмены решения о расторжении брака,

поскольку, принимая такое решение, суд исходил из факта действительности

заключенного брака». Согласно ч. 3 ст. 61 ГПК РФ «факты и правоотношения,

установленные таким решением, не могут быть оспорены теми же сторонами в

другом процессе». Если же брак расторгнут в органах записи актов

гражданского состояния, а затем предъявлены требования об аннулировании

записи о расторжении брака и о признании его недействительным, суд вправе

рассмотреть эти требования в одном производстве.

83

Постановлением разъясняются и иные вопросы, связанные с

предъявлением иска о признании брака недействительным. Так, в п. 22

названного Постановления указывается, что «при принятии искового заявления

о признании брака недействительным, судье необходимо выяснить, по каким

основаниям оспаривается действительность брака (п. 1 ст. 27 СК РФ) и

относится ли истец к категории лиц, которые в силу п. 1 ст. 28 СК РФ вправе

возбуждать вопрос о признании брака недействительным именно по этим

основаниям. Если заявитель не относится к таким лицам, судья отказывает ему

в принятии искового заявления». Далее Пленум указал (п. 23 Постановления),

что «перечень оснований для признания брака недействительным,

содержащийся в п. 1 ст. 27 СК РФ, является исчерпывающим и не подлежит

расширенному толкованию. К таким основаниям относятся: нарушение

установленных законом условий заключения брака (ст.ст. 12, 13 СК РФ),

наличие при заключении брака обстоятельств, препятствующих его

заключению (ст. 14 СК РФ), сокрытие одним из лиц, вступающих в брак, от

другого лица наличие у него венерической болезни или ВИЧ-инфекции (п. 3 ст.

15 СК РФ), фиктивность брака (п. 1 ст. 27 СК РФ)».

К этому следует добавить, что согласно п. 4 ст. 30 СК РФ «при вынесении

решения о признании брака недействительным суд вправе признать за другим

супругом, права которого нарушены заключением такого брака (так

называемым добросовестным супругом), право на получение от другого супруга

содержания в соответствии со ст.ст. 90 и 91 СК РФ». Что касается раздела

имущества, приобретенного совместно до момента признания брака

недействительным, то суд вправе применить положения, установленные ст.ст.

34, 38 и 39 СК РФ, т.е. исходить из законного режима имущества супругов.

Возможно также признание действительным брачного договора полностью

либо частично.

84

Подобные вопросы могут быть разрешены судьей лишь при наличии

соответствующего требования, заявленного заинтересованным лицом.

Важным моментом для признания брака недействительным является

безусловное установление вопроса о том, будет ли лицо добросовестным

супругом. Судебная практика допускает рассмотрение вопроса о

добросовестности одного из супругов и о последствиях такого признания после

вынесения судьей решения о недействительности брака. В том случае, когда

заявлен иск о разделе имущества с распространением на него режима

совместной собственности супругов или требования о взыскании алиментов.

Мы осветили особенности, связанные с реализацией права на обращение

истца в суд с требованием о расторжении брака, а также роль суда при решении

вопроса о возбуждении производства по делу о расторжении брака, которую

трудно переоценить, поскольку от действий судьи во многом зависит

дальнейший ход процесса и исход дела в целом.

На данной стадии нами были выявлены процессуальные особенности,

характерные именно для интересующей нас категории дел, в частности,

правоспособность сторон, форма заявления, круг исследуемых судом

обстоятельств при принятии иска с требованием расторгнуть брак.

Специфика брачно-семейных отношений, особенности рассмотрения в

судебном порядке дел, вытекающих из них, требуют более детальной

регламентации законодателем бракоразводного процесса1. Учитывая роль и

значение полномочий суда, необходимо признать важность точного

нормативного регулирования полномочий суда2.

1 См.: Прокошкина Н.И. Процессуальные особенности возбуждения и подготовки дел о

расторжении брака // Защита прав и законных интересов граждан и организаций. Материалы

международной научно-практической конференции. Ч. 2. СПб., 2002. С. 210.

2 См.: Войтович Л.В. Особенности регулирования полномочий суда при возбуждении

производства по делу о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство

в разумный срок и права на исполнение судебного постановления в разумный срок // Бизнес.

Менеджмент. Право. 2015. №1. С.136-140

85

В этой связи полагаем необходимым судье на стадии возбуждения

производства по заявлениям о расторжении брака использовать

дифференцированный подход к установлению наличия вышеобозначенных

предпосылок и соблюдению условий реализации права на предъявление

искового заявления заинтересованными субъектами.

<< | >>
Источник: Матросов Николай Александрович. Особенности судопроизводства по делам о расторжении брака и связанных с ним споров. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов –2015. 2015

Еще по теме § 2.1. Возбуждение судопроизводства по делам о расторжении брака:

  1. 2.1.1. Рассмотрение споров о расторжении брака
  2. 4.2. Расторжение брака
  3. § 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ И РАСТОРЖЕНИЕ БРАКА С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА. ПРАВООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СУПРУГАМИ
  4. РАСТОРЖЕНИЕ БРАКА
  5. 4.1. Дела о расторжении брака
  6. ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ о расторжении брака и разделе имущества
  7. § 4. Расторжение брака
  8. Статья 17. Ограничение права на предъявление мужем требования о расторжении брака
  9. Статья 19. Расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния
  10. Статья 17. Ограничение права на предъявление мужем требования о расторжении брака
  11. Статья 19. Расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния
  12. Статья 20. Рассмотрение споров, возникающих между супругами при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния
  13. Матросов Николай Александрович. Особенности судопроизводства по делам о расторжении брака и связанных с ним споров. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов –2015, 2015
  14. ГЛАВА I. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА
  15. ГЛАВА II. ПОРЯДОК СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ О РАСТОРЖЕНИИ БРАКА
  16. § 2.1. Возбуждение судопроизводства по делам о расторжении брака
  17. § 2.2. Особенности подготовки дела о расторжении брака к судебному разбирательству
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -