<<
>>

§ 2. Правовое сознание в реализации норм орава нправоотношениях

Правовое сознание, являясь духовным компонентом механизма правового регулирования общественных отношений, также находит свое выражение в его элементах и отражение в поведении субъектов права.

Участники общественных отношений, вступая между собой в те или иные связи, урегулированные правом, объективируют в своем поведении положения и требования правовых предписаний в формах использования, исполнения, соблюдения и применения. Поведение участников правоотношений, их социально-правовая активность зависит как от уровня правового сознания, правовой информированности, так от характера протекающих психических процессов: мотивов, установок, эмоций и т. д.

Рассмотрение механизма реализации права и правоотношений через призму правового сознания позволит в более целостном виде рассмотреть субъективное и объективное в системе действующего права

Реализация правовых норм, наряду с правотворчеством, является одним из основных этапов функционирования правового регулирования. Если суть правотворческого процесса состоит в создании, установлении правовых норм, то реализация права направлена на претворение последних в жизнь. Правовые нормы, являющиеся результатом правотворческого процесса, и создаются для их реализации, так как «только в ней они обретают смысл и действенность»1. Следовательно, правовое регулирование не мыслимо без претворения правовых предписаний в общественных отношениях, их воплощение в правомерном поведении субъектов - достижение зафиксированных в них целей.

Принятые в последние годы законы и иные нормативно-правовые акты не дали должной социальной отдачи. Этому есть множество причин (некоторые из них были рассмотрены ранее): отсутствие необходимой материатьной базы, неблагоприятный морально-политический климат в обществе, недостаточная эффективность организационных мер и т. д. Однако основная, наибо-

Нешето* ЮС. Реализация норм советского права- Системный анализ - Казань, 19К9 -С.

25лее существенная причина неудачи перевода правовых предписаний в реальное поведение субъектов, по нашему мнению, находится в рамках субъективной стороны осуществления права Это и отсутствие у россиян достаточных правовых знаний, положительного отношения к правовым установлениям, их неодобрение или безразличие к зафиксированным в них идеям и ценностям, т. е. низкий уровень правосознания. Следовательно, уровень правосознания можно выделить в качестве важнейшего условия эффективности реализации норм права ВН. Кудрявцев, рассматривая правосознание в этом качестве, выделяет еще несколько условий эффективности действия правовых норм, таких как: совершенство законодательства и правоприменительной деятельности, характер поведения граждан, и справедливо отмечает, что высокая эффективность действия правовых норм обеспечивается лишь единством всех названных условий . Однако, на наш взгляд, следует подчеркнуть особый характер воздействия правосознания на правовую действительность. Это значит, что совершенство законодательства также обеспечивается высоким уровнем правосознания. Характер поведения человека в правовой сфере тоже зависит от наличия у него правовых знаний, восприятия правовых предписаний и определенного к ним отношения, а само правосознание предстает в качестве одного из регуляторов его поведения в юридически значимых ситуациях. Деятельность же субъектов правоприменения строится на основе достигнутого уровня их профессионального правосознания Так, ст. 7 ГПК РСФСР закрепила, что судьи и народные заседатели разрешают гражданские дела на основе закона и правосознания. Здесь на законодательном уровне отмечается необходимость наличия высокого уровня правосознания и правовой информированности у правоприменителя, в целях эффективного разрешения юридических дел.

Осуществление правосознанием реализации права имеет определенные особенности в рамках различных форм реализации права, каждая из которых обладает спецификой отражения правосознанием нормативных предписаний. В зависимости от способов правового воздействия общепринято выделять четыре формы реализации правовых норм: соблюдение правовых предписаний,

использование субъективных прав, исполнение юридических обязанностей и применение права .

Все эти формы в научной и учебной литературе освящены достаточно полно и хорошо

Однако некоторые авторы идут по пути сокращения количества форм реализации правовых корм. Так^ Э.Я. Стумбина, А.В. Кузнецов, ВВ. Эглитис сводят правореализаторскую деятельность лишь к исполнению и применению правовых предписаний, растворяя в них использование и соблюдение . В. А. Пертцик и Л П. Шмайлова считают, что реализация норм права обеспечивается при помощи двух форм - соблюдения и применения.

Последние два подхода, по сути дела, ограничивают человека в пользовании определенными благами, в осуществлении свободы различных форм поведения путем использования правовых норм и воплощенных в них возможностей. К тому же нужно согласиться с мнением, что реализация норм права не тождественна реализации закрепленных ими субъективных прав . Во-первых, реализовывагься в форме использования могут только управомочивающие нормы Во-вторых, только данная группа норм представляет субъектам соответствующих правомочий возможность свободного выбора в отношении их реализации. «Лицо, обладающее определенными субъективными правами, само решает, когда, в какой именно из предусмотренных правом форм реализовать свое субъективное право и надо ли его реализовывать вообще» . Нецелесообразным является и исключение из право-реализаторского механизма правоприменения . Несмотря на имеющиеся отличительные черты, применение права все же является одной из форм его реализации. Но не следует и абсолютизировать данную форму, как это делает Р 3 Лившиц, отмечающий, что право реализуется только путем его применения, и отождествляющий понятия «реализация права» и «применение права» . Применение права отличается от других форм его реализации прежде всего субъектным составом участников правореализации. Поэтому при рассмотрении правового сознания, его роли в механизме реализации права следует к проблеме подходить дифференцированно, учитывая различие правовых ролей, которые выполняют субъекты реализационного процесса Здесь следует выделить правосознание право при меняющих субъектов и правосознание субъектов, использующих, исполняющих и соблюдающих правовые предписания Эффективный и качественный механизм реализации права может быть создан при тесном взаимодействии всех форм.

Правосознание имеет определенное значение для каждой из форм реализации права, предполагает учет конкретного варианта претворения его в жизнь и вливается в него в соответствии с его спецификой.

Реализация права предполагает в первую очередь осуществление возможностей, вытекающих из правовых дозволений, т. е. активное использование людьми своих прав и свобод В Основном Законе России в отношении реализации управомочивающих норм используются оба упомянутых термина: «осуществление» и «использование» (пользование). Так, ч. 3 ст. 17 Конституции ограничивает осуществле-mie права необходимостью ненарушения прав и свобод других лиц, ч. 3 ст. 62 закрепляет, что иностранные граждане и лица без гражданства во всех случаях, кроме установленных законом или международным договором РФ, пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ.

Пользование своими субъективными правами гражданское законодательство определяет как использование, приобретение (ст. 9 Федерального закона «О введение в действие части второй Гражданского кодекса РФ» от 22 декабря 1995 г). Пассивность в реализации правоустанавливающих норм или, наоборот, активное использование предоставляемых прав зависит от усмотрения субъекта правового регулирования, уровня сформированности его правового сознания, правовой культуры. Роль правосознания в процессе использования управомочивающих норм состоит в способствовании осознанию упра-вомоченным лицом соответствующего права и конкретизации его примени-тельно к фактическим отношениям. Как и другие правовые предписания, права человека даже при самых благоприятных условиях не реализуются автома-тически. Для их реализации необходимы определенные усилия и даже борьба человека за свои права и свободы . Прежде всего, использование правовых предписаний предполагает осознание своих притязаний и субъективного права как меры возможного поведения. В этом управомоченному лицу помогают как рациональные, так и психологические элементы правосознания Ценностные ориентации правовой идеологии существенно влияют на поведение человека в правовой сфере. Лежащие в основе правовой идеологии знание человека своих прав и свобод, их оценка, осознание как меры возможного поведения, готовность к их активному осуществлению стимулируют социально активное поведение, причем не только в рамках общественных отношений, уре-гулированных правом, но и в правовой сфере в целом.

Сама правовая идеоло-гия, как основа правосознания, может рассматриваться как систематизирован-ное теоретическое осознание людьми своего правового положения , характе-ризируемого не только наличием у них определенной совокупности прав, их законодательным закреплением, но и их гарантированностью, возможностью реального осуществления.

Активное осуществление людьми права возможно лишь при условии усвоения ими определенное совокупности правовых знаний. Влияние правовых знаний на сознательную правовую деятельность личности очень велико. Связанная с правовой сферой сознательная деятельность человека в качестве основы предполагает знание и понимание предъявляемых к нему государством правовых требовании и, конечно же, признаваемых за ним и гарантируемых государством правовых возможностей На необходимость наличия у человека определенных знаний для осуществления осознанной, целенагтравленной деятельности указывается в литературе, посвященной проблемам психологии. Включение в действие людей знаний существенно повышает уровень действий и предопределяет их эффективность .

Однако уровень правовой информированности отдельных граждан, да и всего российского общества, их правовая активность весьма слабы, что не способствует достаточно эффективному воплощению права в современной социальной жизни. Низкая правовая информированность, в свою очередь, приводит к отсутствию в правовом сознании готовности к реализации права притязания в случае нарушения субъективных интересов Отсутствие у граждан убежденности в том, что на страже их интересов стоят все органы государства, что смысл и содержание деятельности этих органов действительно определяют права и свободы человека и гражданина (ст. 18 Конституции РФ) , также не способствует их заинтересованности в усвоении правовой информации.

Пробельность в знаниях и как следствие, сложность в использовании субъективных прав гражданами обусловлена также и тем, что тексты правовых предписаний изобилуют сложными семантическими оборотами и иноязычными словами и понятиями, что (еще сложнее) требует их истолкования.

Неадекватное (официальному) восприятие данной правовой информации, отчасти, и накладывает свой отпечаток на правовом сознании граждан.

В целях более продуктивного воплощения механизма реализации права, нормы должны реально соотноситься с возможностями (информированность, правовая лояльность, гарантированность) большей части населения страны. Отсутствие правовых знаний при реализации норм действующего законодательства, как правило, компенсируется психологическим комплексом личности: чувства, эмоции, установки, мотивы и т. д. Активизация эмоционально-психологических компонентов в ряде случаев может способствовать правильному использованию субъективных прав. По замечанию В. В. Лазарева нормы, выполняющие регулятивную функцию, опосредуются сложным комплексом

ICO

отношении между многообразными элементами нескольких подсистем психической целостности. Происходит взаимное согласование нормативной и психической систем, в ходе которого может трансформироваться как та, так и другая, о чем могут свидетельствовать поступки до и после нормативного воздействия . Другими словами, действия субъектов (использование прав) опосредуется мотивами поведения, приобретая качество правовых мотивов, т. е. процесс реализации права на психологическом уровне правового сознания, выглядит следующим образом: норма - мотив - действие - социально значимое благо.

Тем не менее, роль рациональных компонентов правового сознания в осуществлении правоустановителъньгх норм весьма высока (ведущая), это объясняется тем, что реализация отдельного субъективного права в большинстве случаев влечет осуществление требований целой системы правовых норм. Например, возможность реализации активного и пассивного избирательного права закрепленная в ст. 32 Конституции РФ, реально осуществляется на основе норм, закрепленных в актах специализированно регулирующих данную область правовых отношений. Здесь эффективность использования прав достигается посредством детерминированных правом убеждений - принятия либо отрицания правовых установлений.

Наиболее близкими формами реализации правовых норм, по характеру действия правосознания, являются их соблюдение и исполнение Общность рассматриваемых двух форм состоит в том, *гто несмотря на то, что в процессе их осуществления принимают активное участие как рациональные, так и эмоциональные компоненты правосознания, создающие необходимый идеологический и психологический контекст для добровольного соблюдения и исполнения субъектами правовых норм , при реализации соответствующих норм основная функциональная нагрузка в структурных элементах правосознания принадлежит социально-правовой психологии.

Как справедливо отмечает ДА. Керимов, для каждого акта соблюдения и исполнения права, в первую очередь, характерно присутствие психических переживании во всем их многообразии (потребности, интересы, мотивы, цели, установки и волеизъявления) . Однако необходимо отметить, что включение в перечень форм правореализации, в большей степени подверженных влиянию психологических регуляторов повеления человека, такой формы, как приме-нение права , представляется нам необоснованным.

Механизм принятия и реализации правозначимых решений в поведении субъектов правовых отношений в психологическом плане образует смежный комплекс, с разницей лишь в объекте волеизъявления. «Предельность, потенциал права рассчитывается не непосредственно на процессы функционирования субъектов права всех видов и не на внешние поведенческие акты (за исключением физического принуждения), а на внутреннюю поведенческую структуру, на свойства личности, ее внутренние функциональные характеристики, предопределяющие ее поведение» .

Конечно, принятие любого решения, любой поступок человека сопровождается различными психическими процессами, однако для анализа право-реал изаторской деятельности субъектов правоотношений необходимо включение и рациональных элементов правового сознания, как факторов обоснования субъектами того или иного правомерного поведения в формах использования, исполнения, соблюдения, применения.

Сопряженный характер правового сознания с иными формами общественного сознания также находит свое проявление в реачизации права. «Не существует правовых норм, которые не обладали бы политическим и моральным содержанием» . Содержание большинства запрещающих и обязывающих норм конкретизирует моральные принципы и нормы. Так, ч. 2 ст. 38 Конституции РФ закрепляет, что забота о детях и их воспитание есть обязанность родителей; ч. 3 ст. 52 Семейного кодекса РФ гласит, что супруг, давший согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имллаита-

Как справедливо отмечает ДА. Керимов, для каждого акта соблюдения и исполнения права, в первую очередь, характерно присутствие психических переживаний во всем их многообразии (потребности, интересы, мотивы, цели, установки и волеизъявления) . Однако необходимо отметить, что включение в перечень форм правореализации, в большей степени подверженных влиянию психологических регуляторов повеления человека, такой формы, как приме-нение права , представляется нам необоснованным.

Механизм принятия и реализации правозначимых решений в поведении субъектов правовых отношений в психологическом плане образует смежный комплекс, с разницей лишь в объекте волеизъявления. «Предельность, потенциал права рассчитывается не непосредственно на процессы функционирования субъектов права всех видов и не на внешние поведенческие акты (за исключением физического принуждения), а на внутреннюю поведенческую структуру, на свойства личности, ее внутренние функциональные характеристики, предопределяющие ее поведение» .

Конечно, принятие любого решения, любой поступок человека сопровождается различными психическими процессами, однако для анализа право-реал изаторской деятельности субъектов правоотношений необходимо включение и рациональных элементов правового сознания, как факторов обоснования субъектами того или иного правомерного поведения в формах использования, исполнения, соблюдения, применения.

Сопряженный характер правового сознания с иными формами общественного сознания также находит свое проявление в реализации права. «Не существует правовых норм, которые не обладали бы политическим и моральным содержанием» . Содержание большинства запрещающих и обязывающих норм конкретизирует моральные принципы и нормы. Так, ч. 2 ст. 38 Конституции РФ закрепляет, что забота о детях и их воспитание есть обязанность родителей; ч. 3 ст. 52 Семейного кодекса РФ гласит, что супруг, давший согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоя-тельства; ст. 58 Конституции вменяет в обязанность каждого сохранять и бе-речь окружающую природную среду и т. д. Такие формы реализации права, как соблюдение и исполнение, тяготеют к поддержке процесса их осуществления со стороны именно морального сознания. Тесное взаимодействие правосознания с моральным сознанием обеспечивает соблюдение или исполнение правовых норм даже в тех случаях, когда у субъектов отсутствуют необходимые правовые знания или наблюдается осознанное отступление от правовых предписаний. В этих ситуациях человек ориентируется на уже сложившиеся этические принципы и представления (здесь соблюдение морального запрета становится равнозначным реализации его правового аналога ) и конкретизи-рующие их общие правовые принципы. «Насколько личность усвоила обще-ственные идеалы и потребности, как она понимает требования нравственных норм и насколько они стали для нее личностными, настолько человек способен практически реализовать нравственные требования - от этого зависит, какую линию поведения человек выберет» , в том числе и в правовой сфере. Взаимное обеспечение нравственного и правового сознания в механизме реа-лизации права повышает эффективность регулирования общественных отно-шений.

Тесная связь исполнения и соблюдения правовых норм не означает их тождественности. Отграничить их можно, на наш взгляд, по особенностям участия в их осуществлении правового сознания, а точнее, его отдельных компонентов. Так, если в процессе соблюдения нормативных предписаний правосознание, при помощи сформированной положительной правовой уста-новки на воздержание от действий, противоречащих запрещенным нормам, сдерживает человека от совершения соответствующих действий, то при ис-полнении правовых норм оно должно, напротив, подталкивать человека к со-вершению активных действий по приведению своего поведения в соответствие с требованиями закона Конечно, не противоречащее требованиям правовых норм, как запрещающих, так и обязывающих, поведение может быть в определенной степени обеспечено внешней силой - принудительной силой государства. Однако эффективная реализация права в указанных формах, в первую очередь, зависит от качества саморегулирования участниками право-реализации собственного поведения. Саморегуляция выражается прежде всего в соотнесении участниками правовых отношений своего поведения с предпи-саниями обязывающих и запрещающих норм. В этом случае предметом само-регуляции становится собственное поведение субъекта, выражающееся в со-блюдении запретов и в воздержании от запрещенных действий. Саморегули-рование, как основа поведения человека, является результатом оценки норма-тивных предписаний в соответствии с имеющимися у человека ценностными ориентациями и установками. В основе же саморегуляции своего поведения должна лежать духовная потребность, внутренне осознанная нужда индивида в необходимости сообразовывать свое поведение, свои интересы и цели с нормами права . Будучи восприняты человеком, последние соотносятся в соз-нании человека с его потребностями, интересами и, что очень важно, с опытом участия в конкретных правоотношениях. Роль практического опыта состоит в том, что именно в процессе непосредственного контактирования с различными государственно-правовыми явлениями у человека формируется к ним определенное социально-психологическое отношение. Правовое сознание формируется во многом на основе опыта участия в различных правовых от-ношениях, является отражением отношения индивида к правовым институтам, законности и т д. Осознание предписаний, соотнесение их в правовом сознании с имеющимися у человека взглядами и представлениями о должном поведении, обусловленными мотивационной системой человека, возникающее на их основе эмоциональное отношение к закону и готовность поступать в соответствии с его предписаниями составляют социально-психологический механизм реализации правовых установлений .

Существенное влияние на формирование в сознании людей необходимого для добросовестного и эффективного соблюдения и исполнения юридических норм положительного социально-психологического климата оказывает практическая деятельность государственных органов, их должностных лиц, органов местного самоуправления, общественных объединений. Все они, наряду с гражданами, включены статьей 15 Конституции РФ в круг субъектов, деятельность которых должна строиться на неукоснительном соблюдении законов и Конституции.

Деятельность властных структур должна обеспечивать преодоление от-чуждения граждан от государства, его институтов, законов, формирование у граждан чувства законности. Последнее позволяет индивиду при соблюдении или использовании любых правовых норм оценивать свое поведение в право-вой сфере и деятельность иных субъектов права - с позиций их закошюсти или незаконности. Развитое чувство законности, в рамках саморегуляции по-ведения, выполняет своеобразную функцию социально-психологического контроля за точным и неуклонным соблюдением правовых запретов и испол-нением возложенных законом обязанностей.

В процессе соблюдения и исполнения правовых норм помимо социально-психологических компонентов личности, активную роль принимают и идеологические компоненты правового сознания. При соблюдении правовых норм субъекты в большей степени ориентированы не на знание конкретных положений, а на знание общих правовых принципов Знание закрепленного принципа позволяет субъекту выбрать вариант поведения, не противоречащий запрещающим нормам любой отрасли права. Большинство членов общества руководствуется именно отраженными в законодательстве правовыми идеями (принципами), а не точным знанием норм права, относящихся к конкретной ситуации Так, ст. 4 УК РФ закрепляет принцип равенства граждан перед законом. Этот принцип уголовного законодательства реализует положение ст. 19 Конституции РФ, которая провозглашает, что «все равны перед законом и судом». Этот принцип является одним из ведущих при соблюдении индивидами правовых запретов, который отнесен к противоправному поведению всех граждан.

Несколько иная картина наблюдается при исполнении правовых установлений, которые, как уже отмечалось, предусматривают активные действия по претворению в жизнь воплощенных в них мер должного поведения, здесь уже недостаточно знание общих правовых требований и необходимо знание конкретных обязывающих норм.

Дефективность же познавательных (рациональных) компонентов правосознания, проявляющаяся прежде всего в отсутствии необходимых правовых знаний, зачастую приводит к неисполнению или ненадлежащему исполнению обязывающих норм. В этом случае действует положение: «незнание закона не освобождает от правовой ответственности» . В этой связи необходимо отметить, что в целях повышения правовой активности граждан, государство должно целенаправленно и комплексно проводить в жизнь программу по повышению правовой осведомленности граждан (правовая пропаганда, право-информационная деятельность СМИ и т д.) и обшей правовой культуры.

Как уже отмечалось, среди форм реализации права, обеспечивающих его целенаправленное воздействие на регулируемые общественные отношения, особое место занимает правоприменение. Если все остальные формы реализации права, в первую очередь, опираются на саморегуляцию их участии-ками своего поведения, то применение права предполагает властное вмешательство государства, органов власти, иных субъектов рассматриваемой деятельности в реализацию правовых предписаний Правоприменение предполагает организацию, стимулирование поведения субъектов правореализации, а правоприменитель юридически задает направленность действий этих субъектов, путем оказания специальной помощи в реализации ими своих прав и обязанностей. Само применение права и есть властно-организующая деятельность компетентных органов и лиц, в целях содействия адресатам правовых норм в реализации их прав и обязанностей, а также контроль над данным процессом .

На эффективность правоприменительной деятельности огромное влияние оказывают объективные факторы (качество применяемых норм, материально-техническое обеспечение правоприменительного процесса и т. д.). Но не менее важна субъективная сторона правоприменения, а точнее, субъективные качества его субъектов: уровень развития общей и правовой культуры, наличие необходимых нравственных качеств, уровень профессиональной подготовки и правового сознания.

Говоря о правосознании правоприменителя, речь идет о так называемом, профессиональном правосознании, который характеризуется как определенная совокупность представлений о праве, формирующееся у служащих государственного аппарата на основе мировоззренческой идеологии и специальных юридических знаний и аккумулирующее юридическую практику, опыт применения права, компетентное понимание всех сторон его содержания .

Исходя из приведенного определения заметим, что правовое сознание правоприменителя да и сама его деятельность более насыщены рациональными компонентами нежели психологическими. Это вызвано, прежде всего тем, что правоприменитель в своей деятельности претворяет общую волю государства (ее политику), задачи права, его принципы, которые и становятся принципами правоприменительной деятельности. Такого же мнения придерживается АС Василенко: «Правосознание правоприменителей, точнее его рациональные компоненты - принципы выступают содержательной стороной, его профессиональной деятельности. Таким образом, принципы права выраженные в самой материи права и принципы правосознания совмещаются в правоприменении» .

Правоприменение - социальная юридическая деятельность, через посредство которой в конкретные отношения внедряются политические, идеологические и собственно регулятивные элементы содержания права Во всяком случае, становится ясно: через посредство права, через иные нормы и обстоятельства, а также непосредственно политика выступает в качестве существенного фактора детерминации правоприменения. Роль ее в этом качестве возрастает при ситуациях пробельности права, при применении старого законодательства в новых условиях и т. п. Единство права и политики, в правоприменительной деятельности выражается во многом в единстве принципов и подходов. Принцип законности утверждает в правоприменительной деятельности главенство юридического подхода. Но это есть одновременно и политический подход.

Деятельность правоприменителя должна строиться (и быть стержневым началом его правового сознания) на глубоких осознанных убеждениях:

приверженности истине и справедливости как наивысшему идеалу;

законности;

удовлетворения правовых интересов граждан, общества и государства;

приверженности свободе и гуманизму.

Правоприметительная деятельность выражается в четком и неуклонном претворении в жизнь воли законодателя, это в свою очередь требует от право-применитея достаточно высоких правовых знаний и правовой культуры, что и является ядром его профессионального правосознания. Гак, Федеральный закон «О статусе судей в Российской Федерации» (ст. ст. 3, 4) от 26 июня 1992 года, предъявляет достаточно высокие требования как к судьям, так и к кандидатам в судьи в области правовых знаний, юридического опыта, общей и правовой культуры

Выделяя в правовом сознании правоприменителя, в качестве его ведущего элемента, правовую идеологию, тем не менее, необходимо отметить немаловажное значение и социально-психологических компонентов.

В деятельности правоприменителя высока степень мотивации его поступков и решений Именно в мотивах и через мотивы происходят диалектические взаимопереходы внешнего во внутреннее и наоборот. В побуждениях правоприменителя выражается диалектика взаимодействия установленных в норме требований и наличных фактических данных, сопровождающих процесс решения дела, взаимодействия между тем, что диктуется убеждениями правоприменителя, и тем, что диктуют ему жизненно важные обстоятельствадела Правоприменение всегда связано с конкуренцией объективированных целей и мотивов, с целями и мотивами, возникающими у конкретного правоприменителя в реальной ситуации.

Всякое действие и, тем более, линия поведения субъекта правоприменения может сопровождаться простой совокупностью мотивов, разных по своему влиянию Научное значение имеет тот вывод, согласно которому наиболее действенным из всех мотивов оказывается тот, который имеет острую субъективную значимость для человека . Такая «острота» мотивации создастся конкретными условиями места, времени и обстоятельств деятельности субъекта и в области применения права имеет два диаметрально противоположных направления: в сторону активной борьбы за законность и в сторону обоснования своих личных выгод в ущерб строгой законности.

Мотив правоприменительной деятельности, не совпадая с психическим строем субъекта правоприменения, является своеобразным аккумулятором и смыслообразующим фильтром энергии, направленной на определенную цель интересов правоприменителя, несущих на себе заряд потребностей и желаний, навеянных его личными чувствами, установками, привычками, ориентациями, совмещенными с объективированными в законе и диктуемыми фактическими обстоятельствами дела.

Возбудительным центром деятельности является потребность. Объективная потребность, прошедшая через психическую структуру личности и воспринимаемая ею, выступает как желание Можно для примера указать на такие из них, как желание найти истину, восстановить справедливость, быстрее завершить дело, показать себя в деле, получить позитивную оценку своей деятельности, получить какие-то блага и т. д.

Желания при определенном уровне волевой активности предполагают целеполагание - определение желаемого результата и определение возможных средств для его достижения. Целями деятельности правоприменителя могут выступать, выполнение всех предписаний законодателя; быстрое решение дела по существу; удовлетворение потребностей сторон; удовлетворение потребностей государства; удовлетворение собственных потребностей и т. д.

Достижение определенной цели и удовлетворение тем самым соответст-вующих потребностей достигается реализацией интересов субъекта. Среди интересов конкретного правоприменителя можно указать: интерес состоять в гаком отношении с конкретными инстанциями, чтобы не было пререканий в его адрес; установить такие отношения с людьми, которые бы привели к полному установлению истины и скорейшему рассмотрению дела; интерес получить более высокую должность и т. д.

Потребности, цели, интересы обусловлены жизненно значимыми для субъекта внешними факторами. Но влияние последних осуществляется не на прямую, а через психологические свойства и особенности личности. Поэтому в постановке целей и формировании интересов правоприменителя играют существенную роль его установки, социальные ориентации. Установка может реализоваться как настроение, как определенный эмоциональный или эмоционально-рассудочный настрой в отношении человека, явления, события . Доведенная до автоматизма установка выступает в качестве привычки. В качестве установок правоприменителя можно назвать следующие: готовность видеть в человеке злостного преступника или во всех отношениях добропорядочного гражданина, предрасположенность остро реагировать на нарушение закона; эмоционально воспринимать нарушение закона; внушать идею права всем остальным субъектам социального общения; извлекать личную выгоду из любого дела

В сравнении с установкой социальные ориентации, по-видимому, пред-ставляют более высокий уровень на пути сознательно-ценностного отражения общественных связей. Здесь правоприменителю присуще ориентация на госу-дарство как основное орудие в предотвращении социальных зол, развитие чувства законности.

В целом социально-психологические элементы в деятельности правоприменителя характеризуют субъективную сторону применителя норм права и степень его социальной активности, что весьма немаловажно в целях комплексного исследования механизма реализации норм права

Далее в рамках правового сознания правоприменителя, необходимо обозначить еще одну проблему - деформация профессионального правосознания (судей, прокуроров, следователей и т.д.), что часто приводит к тяжелым социальным последствиям в их решениях.

Деформация профессионального правосознания, как и любого иного группового, представляет из себя сложное и многогранное явление. Однако деформация именно профессионального правосознания применителей права представляется наиболее драматичной для всего механизма реализации права, так как, отчасти, искажает общую волю всех субъектов правоотношений.

Основными формами деформации правового сознания должностных лиц правоприменительных органов и, в частности, судей являются - «обвини-тельный уклон» и синдром собственной непогрешимости. Проведенные ис-следования подтверждают, что возникновение обвинительной установки в структуре ценностных ориентации личностей судей детерминировано факто-рами, влияние которых практически не контролируется сознанием судей К ним относятся три фактора «частого совпадения явлений» (личного опыта), психогенный фактор в лице действующего закона и социальный фактор .

Судья, регулярно рассматривающий уголовные дела, постоянно видит перед собой подсудимого При этом личный опыт и опыт коллег подсказывает ему, что в большинстве случаев люди, которых следствие обвинило в преступлении, оказывались преступниками на самом деле. Это обстоятельство способствует выработке в сознании судьи условно-рефлекторной связи между появлением подсудимого и появлением преступника. Данная связь образует определенные стереотипные реакции судьи на любого подсудимого.

Действующий УПК РСФСР и новый принятый УПК РФ практически способствуют формированию подобной установки. Обязанность судьи предварительно знакомиться с материалами дела, в котором содержится только односторонний взгляд на подсудимого - с позиции обвинения На формирование у судьи обвинительного установки оказывают влияние и другие нормы, например, ст. 60 и 63 УК РФ.

Выработке у судьи обвинительного уклона способствует также социальный фактор, заключающийся в негативном отношении членов общества к подсудимым. Проведенный опрос в Тюменской области (в Тюмени и Тоболь-ске) показал, что из 80 опрошенных респондентов 58, так или иначе, выразили свою нетерпимость к подсудимым . Социальное мнение не может не оказать влияние на правосознание судей как членов общества

Синдром непогрешимости вызван прежде всего обстоятельствами судебной реформы, по которой (ст. 11 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации») судьи несменяемы Зная, что они несменяемы, что их полномочия пожизненны, отдельные судьи в силу искажения их правового сознания идут на различные нарушения закона Статья 16 того же Закона, закрепившая принцип неприкосновенности судей, отчасти, потворствует им в этом. К тому же судьи не могут быть привлечены ни к административной, ни дисциплинарной ответственности. Уголовное дело в отношении судей может возбудить только Генеральный прокурор и привлечен к ответственности с согласия со-ответствующей квалификационной комиссии судей. Это неоправданно и не способствует укреплению законности .

О том, что такие факты есть, свидетельствует анализ судебной деятельности. Высшей квалификационной коллегией судей РФ в 1998 году были лишены своих полномочий за совершение порочащих поступков 55 судей областного, краевого, республиканского и городского уровней .

Не последнее место в причинах деформации профессионального правосознания занимают: низкая заработная плата, низкий уровень общей и правовой культуры должностных лиц, слабые правовые знания и слабая правовая защищенность.

Многие сотрудники правоохранительных органов просто вынуждены брать взятки, укрывать преступления (за материальное вознаграждение) Неспособность государства обеспечить достойную жизнь своим служащим

«компенсируют» криминальные структуры. Это, в свою очередь, оставляет существенный отпечаток на правовом сознании правоприменителя.

Низкий уровень общей и профессиональной правовой культуры также сказывается на правоприменительной деятельности. Это часто приводит к неспособности правильно оценить ситуацию и вынести должное решение по дету, а также может привести к совершению вполне осознаваемого преступления.

Как уже отмечалось, проблема деформации профессионального правосознания сложная и многогранная и не может в полной мере быть охвачена данной работой. Это проблема отдельного исследования.

Нормы права и акты их реализации в деятельности субъектов приобретают качество правовых отношений вызванных их сознательно-волевой связью.

В юридической литературе существует значительное число определений правоотношений. Остановимся на двух из них. «Правоотношения - это урегулированные правом и находящиеся под охраной государства общественные отношения, участники которых выступают в качестве носителей взаимно кор-респонд1фующих друг друга юридических прав и обязанностей» . И «правоотношения - это возникающая на основе норм права индивидуализированная общественная связь между лицами, характеризуемая наличием субъективных юридических прав и обязанностей и поддерживаемая (гарантируемая) принудительной силой государства» .

Прежде чем перейти к рассмотрению правоотношений, необходимо отметить, что всякое общественное отношение возможно только при условии его нормативной урегулированности, нет социальных отношений вне норм поведения: этические отношения урегулированы нормами морали, религиозные отношения, соответственно, нормами отправления культа, обычные отношения - нормами-обычаями и т. д. Но при этом каждое отношение сопряжено соответствующей формой сознания его участников.

Правосознание, будучи формой общественного сознания проявляется вопределенной степени в этих отношениях. Правовое сознание постигает внутренние связи, сущность объекта отражения (правовые отношения) путем рациональной обработки фактических данных. Правосознание отражает общественное бытие. Активность правового сознания, целенаправленность, а не зеркальность отражения состоит в том, что оно не только фиксирует образ имеющихся отношений, но мысленно, на основе опережающего отражения создает образ будущих отношений. Человек не только относится, но осознает свое отношение общественное отношение есть целенаправленная связь. Общественные отношения включают в себя оценочный момент и носят нормативный характер. Общественные отношения опосредованы целым рядом факторов, отношения с другими людьми; выработанными обществом нормами и ценностями; системой организаций и учреждений; социальными чувствами и идеями; обменом деятельностью и др.

Деятельность выступает источником правовых отношений. Сами же отношения - это результат деятельности, возникающий на основе реализации субъективных прав и юридических обязанностей. Деятельность, взаимодействие между субъектами правоотношений всегда возникает по поводу конкретных объектов: имущественные и неимущественные права, предметы материального и духовного мира> поведение субъектов и др.

Вместе с тем, следует отметить, что правовые отношения (как и любые иные общественные отношения) возникают как результат лишь той деятельности, которая носит массовый характер . Ведущим условием здесь является то, хпо они существуют на базе прошлого опыта данных отношений.

Всякая деятельность (опосредованная социальной связью между субъектами права) в той или иной степени осознается субъектом правоотношений. Г.Л. Смирнов указывает, что всякое урегулированное правом общественное отношение осуществляется «между людьми с участием сознания» .

Однако в литературе встречается ряд критических замечаний относителъно участия сознания в общественных отношения . Якобы, выделяется субъективная сторона отношении и игнорируется предметная. Такое возражение, по нашему мнению, несостоятельно. Сознание является не единственным признаком общественных отношений, а как одиним из безусловных признаков. Притом эти же авторы не отрицают осознанность общественных отношений, в том числе и такой их разновидности, как правовые отношения.

Наряду с правовым сознанием активную роль в правовых отношениях между людьми играет воля (правовая воля), как необходимое условие деятельности людей. Боля участников правоотношений опосредуется как субъективными факторами, так и объективными факторами этих отношений. Сознание во взаимосвязи с волей переводят юридические правоотношения на уровень фактических правоотношений, чем и обеспечивают их существование.

Место и значение правосознания в правоотношениях можно рассмотреть как на идеологическом (правовая идеология), так и на психологическом (правовая психология) уровнях.

На идеологическом уровне правосознание отражает и трансформирует правоотношения исходя из реальных потребностей государственного и общественного развития. Поэтому в правовом сознании, кроме идеального образа правоотношений (юридических правоотношений), в разных сферах содержится и образ (модель) той деятельности, при наличии которой правовые отношения принимают желаемый вид.

Если образ этих отношений вовсе не обязательно должен быть доведен до всеобщего сведения, то требования, предъявляемые к деятельности людей, должны быть доведены до всех членов общества Но это возможно в том случае, если правовое сознание сформулирует модели этой деятельности. Модель деятельности и является правилом поведения, а правосознание и имеет дело с таким поведением2

Поскольку правосознание (на идеологическом уровне) направляется задачами государства, то модели поведения, которые желательны для него, приобретают обязательный характер. Но общеобязательность правилам поведения может придать та социальная сила (организация), которая охватывает и подчиняет себе всех членов общества это государство. Л государство - это такая организация публичной власти, которая выражает интересы конкретных социальных общностей (классов, классовых блоков либо определенной части населения) . Их взгляды, интересы, потребности, преломляясь через волю государства, образуют идеологический уровень правовых отношений, который закрепляется в законах. Государство и призвано «возвести в рант закона» эту волю, дабы придать правилам поведения обязательный характер.

Право в системе «общественные отношения - общественное сознание» выступает как элемент общественного сознания, специфически правового осознания действительности . Характеристика права в системе «общественные отношения общественное сознание» яснее высвечивает его место в общественной жизни, раскрывает те связи, которые обусловлены его собственной природой.

Субъективные права и юридические обязанности, будучи сформированные в соответствии с моделями поведения, установленными нормами, отражаются в правовом сознании участников правоотношений. По мнению ПС Остроумова, роль правосознания в правовых отношениях заключается в том, что оно соотносится с «осознанием определенных жизненных условий, потребностей, интересов, с существующими или возможными правами и обязанностями» При этом необходимо отметить, что если данный вид отношения не будет соотноситься с интересами носителей правовой идеологии, то неизбежно произойдет попытка их изменения, путем изменения самих норм права Поскольку организация поведения осуществляется путем установления прав и обязанностей, то здесь правосознание формулирует отношение к этим правам и обязанностям.

Если же рассматривать правосознание в процессе его генезиса, то следует констатировать, что на идеологическом уровне правосознания создается желательный для господствующей части населения образ отношений и норм права (правил поведения), которые должны обеспечить возникновение таких правовых отношений.

Особенность правил, формируемых в правосознании, состоит в том, что они достаточно жестко регламентируют поведение участников отношении, объявляя его либо дозволенным и потому охраняемым государством, либо недозволенным и поэтому пресекаемым им.

Правосознание на психологическом уровне отличается от идеологического меньшей глубиной проникновения в суть общественных отношений, меньшей четкостью позиций в вопросах регулирования, что объясняется его функциональной направленностью Однако рассмотрение правосознания на психологическом уровне представляет значительный интерес, когда речь идет об отражении уже урегулированных правом общественных отношений. Здесь правосознание, охватывая поверхностные связи между субъектами правоот-ношений (возникших на основе прав и обязанностей), обращается прежде всего к законах! и индивидуальным правам и обязанностям Поэтому на психоло-гическом уровне правосознание выступает как осознание права, понимаемое как установленный закон.

На психологическом уровне правосознание субъектов общественных отношений более выражено эмоционально, мотивационно, нежели идейно и теоретически При этом немаловажно то, что в этих отношениях статус личности (лицо, управомоченное либо обязанное), его правовая позиция.

Положение личности в системе правовых отношений в наибольшей степени определяется присущим ей конкретным индивидуальным статусом, существующим в рамках общего и разнообразных специальных статусов, характерных для данного лица, и показывающим, какие именно права и обязанности личности фактически реализуются, используются на данный момент в данной ситуации1. Свое выражение он получает в совокупности социальных ролей, каждая из которых представляет собой предписанные обществом в целом или группой права и обязанности личности, вытекающие из ее социального положения . Правовой статус личности в его социальном и социально-психологическом аспектах также находит свое выражение в системе социальных ролей личности, описываемых в категориях юридических прав и обязанностей . С социально-психологической стороны конкретный статус личности предполагает знание своих юридических прав и обязанностей, их правильное понимание, определяет отношение к ним, готовность реализовать их в своем поведении. Отношение человека к юридическим правам и обязанностям, определяемое конкретным социально-правовым статусом, во многом зависит от отношения к самой социальной роли Если лицо относится негативно к своей социальной роли, то и выполнение правовых предписаний в рамках ее будет носить лишь формальный характер.

Личность включается в систему правовых отношений в качестве активного субъекта, обладающего совокупностью побуждений, интересов и целей, которые во многом определяют характер и направленность ее поступков Полнота и степень реализации прав и свобод во многом зависит от самой личности, от ее социальных установок, ценностных ориентации и других психических свойств и качеств. Социально-правовая активность проявляется как способ самоактивации личности, реализации ее внутреннего социально-политического и нравственного потенциала посредством использования обеспеченных действующим законодательством прав и свобод

Социально-правовой статус и формы включения личности в систему правоотношений получают свое выражение в ее правовой позиции Понятие «позиция» является одной из ключевых категорий в описании и объяснении социального поведения личности. Социальная позиция - совокупность способов поведения, включая лежащие в ее основе диспозиции человека, охватывающие его ценностное отношение к определенным объектам окружающей действительности В.М Баранов, рассматривая проблему правовой позиции, отмечает, что, «правовая позиция подвижная, вариативная материя. Она моного положения . Правовой статус личности в его социальном и социально-психологическом аспектах также находит свое выражение в системе социальных ролей личности, описываемых в категориях юридических прав и обязанностей . С социально-психологической стороны конкретный статус личности предполагает знание своих юридических прав и обязанностей, их правильное понимание, определяет отношение к ним, готовность реализовать их в своем поведении. Отношение человека к юридическим правам и обязанностям, определяемое конкретным социально-правовым статусом, во многом зависит от отношения к самой социальной роли Если лицо относится негативно к своей социальной роли, то и выполнение правовых предписаний в рамках ее будет носить лишь формальный характер.

Личность включается в систему правовых отношений в качестве активного субъекта, обладающего совокупностью побуждений, интересов и целей, которые во многом определяют характер и направленность ее поступков Полнота и степень реализации прав и свобод во многом зависит от самой лич-ности, or ее социальных установок, ценностных ориентации и других психи-ческих свойств и качеств. Социально-правовая активность проявляется как способ самоактивации личности, реализации ее внутреннего социально-политического и нравственного потенциала посредством использования обес-печенных действующим законодательством прав и свобод

Социально-правовой статус и формы включения личности в систему правоотношений получают свое выражение в ее правовой позиции Понятие «позиция» является одной из ключевых категорий в описании и объяснении социального поведения личности. Социальная позиция - совокупность способов поведения, включая лежащие в ее основе диспозиции человека, охватывающие его ценностное отношение к определенным объектам окружающей действительности В.М Баранов, рассматривая проблему правовой позиции, отмечает, что, «правовая позиция подвижная, вариативная материя. Она можег быть принципиальной, нередко жестоко консервативной, может быть абстрактно обтекаемой, гибко противоречивой, компромиссно нейтральной» . Таким образом, он выделяет позитивные (полезные) и негативные (ошибочные) разновидности правовых позиций.

Если позиции - это привычные формы проявления индивидуального правового положения, отражающие ценностное отношение к правовым нормам, то каждый отдельный поступок, связанный с реализацией предписаний правовых норм (прав или обязанностей), представляет собой акт проявления правовой позиции человека

Конкретная правовая позиция и социально-правовой статус личности тесно взаимосвязаны. Если позиция во многом определяется статусом, то вместе с этим сам статус находит в правовой позиции свое субъективное выражение: понимание, определенное отношение (оценку) и личностный смысл. Так, например, являясь истцом, лицо может вкладывать в соответствующий правовой статус и возникающие на его основе права и обязанности различный индивидуальный смысл: защита своих имущественных интересов, обеспечение нарушенной справедливости (права) и т. д. (ст 301-306 Гражданского кодекса РФ). Но поведение может выходить за рамки правового статуса, противоречить ему. Это приводит к формированию иного правового статуса, роли и, соответственно, к изменению правоотношений. Так, лицо, будучи частным предпринимателем в случае его уклонения от уплаты налога (ст. 198 УК РФ), может быть подвергнуто наказанию с возможным изменением его социально-правового статуса и отношений в целом.

Статус личности, его позиция на психологическом уровне правосознания в правоотношениях во многом опосредуются установками и ценностными ориентация ми личности Социально-правовые установки выступают как содержательный элемент диспозиции личности В системе правоотношений социально-правовые установки рассматриваются как необходимое звено, которое связывает личность и право , компонент его правового сознания, показатель отношения к праву ; пусковой механизм правового поведения7. А.Р. Ратинов считает, что именно в социально-правовых установках и ориентациях заключается основной регулятивный потенциал правового сознания .

Ценностные ориентации в общем плане определяют как фиксированную в психике индивида социально обусловленную направленность на цели и на средства деятельности в определенных ее сферах . Социально-правовые ценностные ориентации в правоотношениях выражают обобщенное отношение личности к нормам права, юридическим правам и обязанностям, целям правового регулирования. Регулятивное значение таких ценностных ориентации подтверждается тем, что для правомерного поведения во многох случаях достаточно усвоения личностью правовых принципов и общих целей, которые служат ориентиром в конкретной жизненной ситуации.

Таким образом, рассмотрев вопросы данного параграфа, можно сделать вывод, что правосознание, как на психологическом, так и на идеологическом уровнях, в механизме реализации права и правоотношениях проявляется как активный элемент функционирования и действия права, во многом определяя как характер поведения субъектов права, так и сами отношения.

7 Там же - С 167.

Правосознание выступает существенным фактором устойчивости правоотношений и ключевым условием использования субъективных прав, юридических обязанностей, соблюдения запретов и правоприменения субъектами права Правосознание - реальная действующая сила и высокий его уровень способен выступать в качестве гаранта должного отражения (воплощения) предписаний законодателя в реальной социальной жизни.

17. 180

<< | >>
Источник: Ямбушев Фанль Шамильевич. ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Нижний Новгород - 2002. 2002

Еще по теме § 2. Правовое сознание в реализации норм орава нправоотношениях:

  1. § 2. Правовое сознание в реализации норм орава нправоотношениях
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -