<<
>>

Заключение

Нью-Йоркская конвенция, без сомнения, относится к числу правовых актов, играющих особую роль в формировании международного правового пространства XXI века. Во многом благодаря ее удачным формулировкам международный коммерческий арбитраж получил такое широкое признание и стал одним из основных механизмов разрешения правовых споров как между частными лицами, так и между разными государствами.
Более того, именно благодаря этому механизму частные лица получили, может быть впервые в истории развития права, эффективную возможность отстаивать свои интересы в спорах с иностранными государствами. По состоянию на конец 2007 г. в Конвенции участвуют 142 государства <1>. Нормы Конвенции являются одним из наиболее важных механизмов, которым регулируется в настоящее время глобальный рынок товаров, работ и услуг. На них рассчитывают не только частные лица, заключающие между собой отдельные сделки, но и государства, "опекающие" своих бизнесменов при осуществлении деятельности за рубежом. Возможность прибегнуть к арбитражу, чье решение будет относиться к сфере применения Конвенции, является надежной гарантией справедливого разрешения практически любого частноправового спора в коммерческой сфере.

--------------------------------

<1> См.: Статус этой Конвенции на сайте ЮНСИТРАЛ: http://www.uncitral.org/uncitral/en/uncitral_texts/arbitration/NYConvention_status.html.

Именно поэтому число международных споров, рассматриваемых различными арбитражами, растет с каждым годом. Например, в 2007 г. МТП получила 599 исковых заявлений, эти дела охватывают 1611 компаний из 126 стран мира <1>, а всего в 2007 г. заседания по Регламенту МТП проходили в 44 странах мира, в качестве арбитров выступали граждане 66 государств.

--------------------------------

В этой книге почти ничего не сказано об инвестиционных спорах, которые в настоящее время стали "флагом" международного арбитража <1>.

Именно этот метод урегулирования споров в наибольшей степени позволяет иностранным инвесторам быть

289

уверенными в том, что их капиталовложения не будут экспроприированы или не станут объектом дискриминации. По статистике МТП, доля дел, в которых ответчиком выступает государство, в рамках ее Международного арбитражного суда уже превысила 10%. Но у таких дел существует весьма сложная специфика, и, кроме того, за редчайшим исключением, исполнение решений, вынесенных против государств, осуществляется добровольно.

--------------------------------

<1> Из немногих русскоязычных публикаций по этой тематике обратим внимание читателей на следующие: Дуглас З., Климов Я.Ю. Инвестиционный арбитраж с участием государств // Международный коммерческий арбитраж. 2005. N 4. С. 78; Хобер К. Ответственность государства и инвестиционный арбитраж // Международный коммерческий арбитраж. 2007. N 3. С. 7; Хертцфельд Дж. О некоторых основополагающих вопросах, рассматриваемых в ходе арбитражей по двусторонним инвестиционным договорам // Международный коммерческий арбитраж. 2007. N 4. С. 29.

К числу многосторонних международных договоров Российской Федерации, где международный коммерческий арбитраж назван как наиболее эффективный способ разрешения противоречий, относится подписанная, но пока не ратифицированная Россией Вашингтонская конвенция об урегулировании инвестиционных споров 1965 г., а также Сеульская конвенция от 11 октября 1985 г. об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций, ратифицированная Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. N 4186-1, и многие другие многосторонние и двусторонние договоры о защите и поощрении капиталовложений. По подсчетам И.О. Хлестовой, таких договоров у России в настоящее время заключено более 60 <1>.

--------------------------------

<1> См.: Хлестова И.О. Иммунитет иностранного государства и международный коммерческий арбитраж // Международный коммерческий арбитраж. 2004. N 3. С. 14.

К сожалению, по двум делам, в которых ответчиком выступала Россия и по которым решения были вынесены в пользу истцов, взыскатели так и не дождались добровольного исполнения арбитражных решений. Самое громкое и скандальное дело фирмы "Нога" против российского правительства пока так и не завершилось. Несмотря на то что правительство России передало все свои зарубежные активы в руки организаций, которые либо "прикрыты" суверенным иммунитетом, либо формально не несут ответственности по долгам правительства, у специалистов нет сомнения в том, что, как только будут выявлены активы, которые правительству принадлежат, фирма "Нога" свои деньги получит <1>, причем не только ту сравнительно небольшую сумму, которую присудил ей в 1997 г. арбитраж в Стокгольме, а гораздо большую сумму, представляющую собой проценты за все эти годы. В качестве варианта можно предположить, что на момент выхода в свет этого издания соответствующую сумму от России уже получили кредиторы этой фирмы

--------------------------------

<1> Пеллью Д. Исполнение арбитражных решений по делу Noga во Франции // Международный коммерческий арбитраж. 2004. N 2. С. 72.

По другому делу, в котором истцом выступал гражданин ФРГ Ф. Зедельмайер, с России должна быть взыскана еще менее серьезная сумма, однако и ее платить наше государство отказалось. Это привело к тому, что даже фанерные макеты продукции российских предприятий, которые демонстрировались на выставке в Ганновере, едва не были арестованы немецким судом. Указанное дело менее известно широкой публике, чем дело "Нога", но тоже характерно тем, что наше государство несет в связи с неисполнением иностранного арбитражного решения имиджевые потери, не совместимые с размером подлежащих уплате взыскателю сумм.

290

Так как действия государства в нашей стране всегда являются объектом для подражания со стороны его граждан, а также государственных судов, наверное, не в последнюю очередь этими соображениями объясняется та мрачная статистика исполнения иностранных арбитражных решений в России, которая складывается из анализа судебных актов по этой категории дел, перечисленных в приложении к этому изданию.

Что же касается статистики исполнения решений МКАС при ТПП РФ, обобщить ее не представляется возможным, так как большинство таких решений все-таки исполняется добровольно, но те решения, по которым взыскателям приходится обращаться в российские государственные арбитражные суды, также зачастую встречают у судей весьма холодный прием.

Все это происходит на фоне постоянных жалоб государственных судов на собственную перегруженность, заявлений, сделанных первыми лицами государства, о том, что третейские суды надо развивать, поддержки, которую последовательно демонстрирует третейским судам Конституционный Суд Российской Федерации.

Так, КС РФ разъяснил, что не противоречат конституционному праву на судебную защиту ни запрет, установленный на судебный пересмотр по существу решения, вынесенного международным арбитражем (Определения от 9 декабря 1999 г. N 191-О и от 26 октября 2000 г. N 214-О), ни передача спора на рассмотрение третейского суда (Определение от 21 июня 2000 г. N 123-О). КС РФ также указал на то, что третейские суды не входят в судебную систему Российской Федерации (Определение от 13 апреля 2000 г. N 45-О), и отказался подвергнуть ревизии практику государственных судов по применению п. 1 ст. 35 Закона о международном коммерческом арбитраже (Определение от 15 мая 2001 г. N 204-О). Трудно переоценить значение, которое имеют эти прецеденты КС РФ для дальнейшего развития международного арбитража в нашей стране.

Накопленный в нашей судебной системе положительный опыт нуждается в распространении и разъяснении, но вместо этого в Обзор, подготовленный Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, вошли дела совершенно другого типа. Обзор пропагандирует судебные ошибки, его материалы основаны на неточном изложении обстоятельств заявлений, которые действительно были рассмотрены судами. Под влиянием этого Обзора и публикаций некоторых сотрудников ВАС РФ может сложиться впечатление, что высшая судебная инстанция России занимает достаточно "недружелюбную" в отношении международного коммерческого арбитража позицию, хотя на самом деле это не так.

Все это ведет к весьма невыгодным для российской экономики последствиям: не имея уверенности в соблюдении в России законодательства о международном арбитраже, иностранные партнеры менее охотно сотрудничают с нашими предпринимателями. Причем страдает в первую очередь "реальный сектор" экономики - предприятия обрабатывающей промышленности и машиностроения. У них нет за границей активов, на которые можно было бы обратить взыскание, нет и стабильных экспортных поставок, поэтому для них привлечение кредитов на Западе (которые чуть ли не на 10% дешевле тех, что доступны в наших банках), привлечение иностранных инвесторов для обновления производства - все проблематично. "Протекционизм" государственных судов оборачивается для таких предприятий дискриминацией на международном рынке финансов и услуг. Зато эта ситуация полностью устраивает "олигархический" бизнес, ориентированный прежде всего не на создание в России рабочих мест, а на экспорт "сырых" энергоносителей или необработанного металла. Этот экспорт от международного арбитража не зависит, ведь зачастую покупателями выступают "оффшоры" самих экспортеров, возникновение споров с которыми маловероятно.

Вопрос нуждается в решении на политическом уровне. Это не столько вопрос права, сколько вопрос привлечения в нашу страну инвестиций, причем не спекулятивных, портфельных, а реальных. Наше законодательство, в первую очередь АПК РФ 2002 г., хотя и нуждается в некотором совершенствовании, но в целом соответствует

291

международным стандартам. Но надо применять его также на уровне международных стандартов, последовательно с судами развитых государств, не повторяя уже исправленные за рубежом ошибки и не придумывая собственных уловок и отговорок.

Другим вариантом развития событий (самым пессимистическим) может стать денонсация Российской Федерацией международных договоров, содержащих положения о возможности обращения иностранного инвестора в арбитраж с иском против государства, нарушающего свои обязательства по международному договору. По такому пути в 2007 г. пошли некоторые латиноамериканские страны. Впрочем, даже их правители, открыто взявшие курс на конфронтацию с международным сообществом и самоизоляцию, не решились денонсировать Нью-Йоркскую конвенцию - самый успешный международный договор современности в сфере международного частного права.

<< | >>
Источник: Б.Р. КАРАБЕЛЬНИКОВ. ИСПОЛНЕНИЕ И ОСПАРИВАНИЕ РЕШЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОММЕРЧЕСКИХ АРБИТРАЖЕЙ КОММЕНТАРИЙ К НЬЮ-ЙОРКСКОЙ КОНВЕНЦИИ 1958 Г. И ГЛАВАМ 30 И 31 АПК РФ 2002 Г.. 2008

Еще по теме Заключение:

  1. 1.1. Заключение под стражу и продление срока содержания под стражей (ст. ст. 108, 109 УПК)
  2. §3. Преддоговорная ответственность и преддоговорные соглашеиия цри заключении договора в соответствии с ВК
  3. 3. Заключения экспертов
  4. 2.1. Экспертное заключение
  5. 16.2. Заключение и расторжение корпоративного договора
  6. 13.4.0бвинительноезаключение: понятие, значение, структура и содержание
  7. 20. ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ И ПРАВИЛА ОФОРМЛЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  8. § 3. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением
  9. Заключение эксперта
  10. 8. Заключение эксперта
  11. 13.2. Окончание предварительного следствия с направлением дела с обвинительным заключением в суд
  12. § 2. Понятие и признаки заключения эксперта
  13. § 1. Особенности исследования и оценки заключения эксперта.
  14. § 2. Специфика заключения эксперта как средства доказывания
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -