<<
>>

§ 1.2. Понятие международной организации региональной экономической интеграции и организации, соответствующие данному понятию

Как отмечалось, тема международной интеграции была под пристальным вниманием юристов и политологов еще с середины XX века. Однако в тот период термин «международные организации экономической интеграции» употреблялся лишь в редких доктринальных изданиях[45], поскольку многие устройства данных учреждений еще не проявились в полной мере, еще не раскрылась совокупность их признаков[46].

В то же время, есть авторы, которые негативно относятся к выделению группы «интеграционных организаций» и признанию за ними определенных особенностей[47]. Если проанализировать многосторонние конвенции, заключенные под эгидой Организации объединенных наций на основе проектов, подготовленных Комиссией международного права в период с 1958 г., то можно проследить следующее.

Впервые в официальном документе международного уровня указание на региональные организации экономической интеграции встречается в Конвенции ООН об изменении климата, принятой Генассамблеей ООН в 1992 г. Так, в ст. 1 п. 6 дано следующее понятие и его определение: «региональная организация экономической интеграции означает организацию, образуемую суверенными государствами конкретного региона, которой ее государства-члены передали

компетенцию в отношении вопросов, регулируемых настоящей Конвенцией, и которая была должным образом уполномочена в соответствии с ее внутренними процедурами подписать, ратифицировать, принять, утвердить Конвенцию или присоединиться к ней». Эта же формулировка встречается и в других международных договорах, а именно в Конвенции о праве несудоходных видов использования международных водотоков, принятой Г енассамблеей ООН 21 мая 1997 г.; Протоколе по проблемам воды и здоровья 1999 г. к Конвенции ООН по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер; Киотском протоколе к рамочной Конвенции ООН об изменении климата; Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г., а также в протоколах к ней: Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее (2000 г.), Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху (2000 г.), Протокол против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему; в Киотском протоколе к рамочной Конвенции ООН об изменении климата; в Рамочной Конвенции ВОЗ по борьбе против табака 2003 г., Протоколе о регистрах выбросов и переноса загрязнителей 2003 г. к Орухской конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. Положения о региональных организациях экономической интеграции практически идентичны по содержанию и по системе изложения документов, и встречаются в преамбуле, в разделе «термины», и в заключительных статьях «подписание, ратификация, принятие, утверждение и присоединение», «поправки» и «денонсация».

Необходимость определения понятия «международная организация экономической интеграции» указывалась также на переговорах при разработке

многостороннего инвестиционного соглашения в 1995-1998 гг. в рамках Организации экономического сотрудничества и развития[48].

В то же время, Комиссия международного права ООН истолковывает понятие «международной организации экономической интеграции» следующим образом.

«В определении региональной организации экономической интеграции, данном в международных договорах, присутствуют два ключевых элемента: наличие в соответствующем регионе группы государств, поставивших перед собой задачу достижения общих целей, и передача членами такой региональной организации экономической интеграции самой организации полномочий, связанных с достижением этих общих целей. Термин «региональная организация экономической интеграции» относится главным образом к европейским сообществам. Европейское сообщество как региональная организация экономической интеграции обладает правоспособностью налагать на своих членов международно-правовые обязательства и гарантировать выполнение на внутригосударственном уровне положений международных договоров в тех областях, полномочия в которых были переданы Сообществу входящими в него государствами-членами. Кроме того, Сообщество имеет право принимать законодательные акты, обеспечивающие выполнение предусмотренных в его рамках договорных обязательств без необходимости их дополнительного утверждения законодательными органами государств-членов»[49]. Несмотря на позицию Комиссии ООН по международному праву, о том, что термин «международная организация экономической интеграции» в первую очередь относится к ЕС, ни в одном из документов ЕС не была использована данная формулировка.

Попытка дать определение понятию также была предпринята в ст. 1 (b) Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака, 2003 г. «Региональная организация экономической интеграции» означает любую организацию, которая состоит из нескольких суверенных государств и которой ее государства-члены передали свои полномочия по ряду вопросов, включая право принимать решения, налагающие обязательства на ее государства-члены в отношении этих вопросов.

В связи с вышеизложенным можно сделать вывод о том, что в документах, подготавливаемых Комиссией международного права, сложился определенный подход к МОРЭИ, как к особому типу организаций.

Понятие «международной организации (региональной) экономической интеграции» в юридической доктрине имеет множество вариаций. Как отмечает Капустин А. Я., «эволюция концепции международной организации в XX в. привела к возникновению на международной арене международных межправительственных организаций, которые преследуют в качестве своей основной цели интеграцию государств-членов. Это привело к тому, что даже термин «международная организация» стал осторожно применяться в отношении таких организаций. Гораздо чаще они стали именоваться «сообществами», «союзами» и иными терминами, но не международными организациями»[50]. Так, в нормативных и доктринальных источниках можно встретить следующие употребления - международные объединения, интеграционные объединения (зоны свободной торговли, таможенные и экономические союзы); интеграционные образования[51], интеграционные институциональные

объединения[52], региональные экономические организации, региональные

экономические интеграционные объединения, интеграционные группировки[53], союз государств[54].

Ученые, рассматривающие межгосударственное объединение как союз государств, фактически приравнивают данный вид международного сотрудничества к конфедерации, и характеризуют его как более эффективный в достижении закрепленных целей[55]. Именно в таком ракурсе рассматривается Европейский Союз, относительно которого не раз отмечалась приближенность к конфедеративной форме правового устройства[56].

В отечественной доктрине ранее предпринимались попытки дать определение понятию «интеграционное объединение»[57]. Однако такие понятия, как «международные интеграционные объединения» либо «интеграционные образования» представляют собой наиболее общие и емкие категории, объединяющие международные организации различной предметной направленности, а также договорные объединения без создания организационной структуры, такие как зоны свободной торговли и таможенные союзы. Вырисовывается проблема неразграниченности международных интеграционных объединений по организационной структуре и предмету, поскольку вышеперечисленные термины употребляются как по отношению к интеграционным объединениям общей компетенции, так и зачастую к объединениям, обладающим строго экономическими целями.

Нас интересует организационно-договорная форма интеграции, под которой предлагается понимать международный договор, закрепляющий цели экономической интеграции государств и предусматривающий создание межправительственной организации, в рамках которой достигаются эти цели[58]. Поэтому в настоящем исследовании мы ограничиваемся категорией «международная организация». Более того, среди многообразия существующих терминов мы предлагаем придерживаться закрепленной в Договоре о Евразийском экономическом союзе «международная организация региональной экономической интеграции»[59], поскольку именно данную формулировку государства-учредители впервые в истории международного права использовали в целях учреждения международной организации. В то же время, Договор о ЕАЭС не определяет данное понятие. Как мы понимаем, факт закрепления в учредительном договоре ЕАЭС термина МОРЭИ не дает нам четкого понимания того, что же представляет собой данная организация. В этой связи необходимо обратиться к доктрине и к учредительным документам международных организаций, выявить исчерпывающий перечень признаков международных организаций экономической интеграции с учетом их специфических черт, в том числе, уделить внимание месту их судебного механизма и предложить авторскую дефиницию данному понятию.

Кратко перечислим признаки, которые являются общими для всех международных организаций и широко признаны в качестве таковых, в том числе и применительно к МОРЭИ: учреждение на основании договора, наличие системы руководящих органов, отдельных от государств-членов, финансирование за счет взносов государств-членов, правосубъектность, обладание статусом

юридического лица[60]. Как отмечал Тункин Г. И., далеко не все межправительственные объединения являются субъектами права, а объем правосубъектности тех организаций, которые ею обладают, весьма различен. Правосубъектность международной организации основывается на ее уставе, который определяет также и объем этой правосубъектности[61].

Подробнее остановимся на специальных признаках международных организаций экономической интеграции.

1. Цель - достижение экономического благополучия своих народов, посредством сближения национальных рынков, унификации регулирования торговли, аграрной, налоговой, антимонопольной и промышленной политики. Как было указано выше, есть определенная проблема, выраженная в неоднозначности разграничения предмета интеграционных объединений. На наш взгляд, специфика МОРЭИ заключается именно в преследовании целей экономического характера. В учредительных документах, к примеру, указывается в качестве основополагающей цели создание общего рынка и иные задачи для ее достижения. Мы не встретим в уставных документах данных организаций цели, присущие универсальным международным организациям, задачи которых имеют значение для всего международного сообщества. Цели данных объединений строго ограниченны экономическими интересами соседствующей группы государств. В то же время, предмет их деятельности может постепенно расширятся и приобретать ориентацию также на социальные и культурные сферы сотрудничества, подобно тому, как это произошло в истории Европейского Союза и, отчасти, Андского сообщества наций. Европейские сообщества, лежавшие в основе ЕС, первостепенно имели своей целью экономическую интеграцию региона. Однако к настоящему моменту ЕС, пройдя длительный этап развития и реформ, представляет собой региональное объединение максимально широкой компетенции. Так, в предмет регулирования ЕС входят, помимо экономической сферы, вопросы социального благополучия населения, культуры, безопасности,

экологии и другие вопросы гуманитарного характера[62]. Таким образом, мы можем наблюдать постепенное расширение предмета деятельности организации в процессе ее развития.

2. В качестве следующего признака МОРЭИ следует обозначить высокую степень интеграции. В широком смысле международная интеграция - это процесс, направленный на сближение субъектов международного права с целью достижения единообразия правового регулирования[63]. В качестве результата данного процесса рассматривают, в первую очередь, создание ООН, а также других международных объединений. Некоторые авторы, к примеру Усенко Е. Т., рассматривают единую и универсальную систему норм международного права в качестве результата процесса международной интеграции. Однако, как отмечают Карро Д. и Жюйар П., интеграционное объединение отличается передачей большего объема компетенции по сравнению с традиционными международными организациями[64]. Высокая степень интеграции - это качественное свойство, которое проявляется через увеличение признаков государственности у межгосударственного объединения, таких как: наличие общей территории, создание единой денежной системы и общего бюджета, формирование единых вооруженных сил и аппарата управления, взаимное признание гражданства, наличие единого гражданства)[65]. Можно согласиться с тем, что в интеграционных образованиях действительно присутствуют черты конфедеративного устройства. Более того, есть мнение о

том, что мировой интеграционный процесс в целом является своеобразным преломлением элементов конфедеративных и федеративных образований[66]. В анализе данного признака нам в помощь приходит теория неофункционализма, которая довольно обстоятельно объясняет эффект развертывания деятельности региональных межгосударственных объединений, а также упомянутая в параграфе первом теория экономической интеграции. Начиная с такой простейшей интеграционной формы, как зона свободной торговли, государства имеют перспективу перейти к таможенному союзу и общему рынку. На этапе продвинутого интеграционного развития государства образуют экономический союз, который помимо общего рынка предусматривает ведение общей валютной политики и создание валютных институтов. Экономический Союз идет далее простой координации и гармонизации между государствами-членами, он стремится создать наднациональные институты, такие как единый центральный банк, и ввести единую валюту[67]. Дополнительно ряд ученых выделяет еще несколько форм. Так, в качестве следующей ступени можно упомянуть экономический и валютный союз, который помимо создания общего рынка, предусматривает введение единой валюты и единого банка, установление наднациональных органов власти. Возможной заключительной стадией интеграционного процесса является политический союз, в рамках которого возможна полная экономическая и политическая унификация участников.

3. В качестве следующего признака МОРЭИ мы рассмотрим наднациональность (или надгосударственность). Как отмечает профессор Тункин Г. И., интеграция без развития наднациональности едва ли возможна[68]. Впервые данное понятие было закреплено в 1951 г. в Договоре о Европейском объединении угля и стали в ст. 9: «Члены Высшего руководящего органа должны осуществлять свои функции, руководствуясь полной независимостью, в общих интересах Сообщества. ... Они будут воздерживаться от действий несовместимых с наднациональным характером своих функций». Официальное толкование наднациональности впервые было дано Европейским судом в 1964 г. в деле Costa

vs. E.N.E.L.: «Посредством создания Сообщества неограниченной

продолжительности существования, с собственными институтами,

правосубъектностью, включая правоспособность представлять государства на международном уровне, а именно, обладая реальной властью, проистекающей от добровольного ограничения суверенитета государствами в определенных пределах»[69]. Впоследствии понятие наднациональности активно обсуждалось в доктрине, где выработался ряд походов к его определению. К примеру, один из подходов рассматривает наднациональность в качестве метода управления международной организацией. В современной юридической науке выделают два типа международных организаций: первый использует координационный метод регулирования правоотношений, второй - интеграционный или наднациональный[70], в российской литературе также встречается выражение субординационный метод.[71] В зависимости от метода выделяются, соответственно, межгосударственные и наднациональные организации. К первой группе относится подавляющее большинство международных организаций, целью которых является координация межгосударственного сотрудничества. Надгосударственные же организации властно ориентированы и создавались для разрешения наиболее остро стоящих проблем, к которым, безусловно, относятся экономические проблемы, в особенности в условиях послевоенного и переходного времени[72]. Согласно другому подходу, наднациональность - это определенное свойство международной организации. Одна из новейших российских диссертаций, посвященных данной теме, принадлежит Моисееву А. А. (2007 г.). Опираясь на отечественную доктрину и доктрину ближнего и дальнего зарубежья, Моисеев подробно исследует наднациональность как качество, присущее некоторым международным организациям, и выводит 13 его признаков, классифицируя их на две группы. Согласно данной классификации, к первой группе относятся признаки, имеющие внешние описательно-вспомогательные проявления, вторая группа включает признаки, относящиеся к функциональным характеристикам полномочий организаций[73]. Также феномен наднациональности, но уже исключительно на примере права Европейского Союза, рассматривался в диссертации Мещеряковой О. М. (2010 г.)[74]. В доктрине также широко обсуждалась проблема соотношения надгосударственности и государственного суверенитета государств-членов международных организаций, которой посвящен ряд самостоятельных исследований, и мы не будем подробно останавливаться на ее рассмотрении[75].

Поскольку единого и устоявшегося понятия наднациональности нет, мы будем исходить из того, что наднациональность - это определенное качество международной организации, или такое ее свойство, которое позволяет ей принимать через свои институты обязательные для государств-членов решения, имеющие непосредственное действие применительно к национальным правопорядкам государств-членов. В нашу задачу входит рассмотрение признаков и формы проявления надгосударственности как качества МОРЭИ. В настоящем исследовании предложено изучить признаки наднациональности сквозь призму их документального закрепления, а именно, мы обращаемся к внешнему проявлению наднационального статуса региональных организаций экономической интеграции посредством закрепления наднационального статуса организации в общих международных договорах, то есть признание за организацией наднационального статуса международным сообществом, или внешнее признание; и системное закрепление наднациональных полномочий в уставных документах самой организации, то есть признание, данное государствами-учредителями, или внутренние признание. Как было указано выше, в ряде международных договоров, подготовленных КМП ООН, признается правосубъектность и особый статус интеграционных образований. А именно, в части указания лиц, участвующих в данных договорах, организации региональной экономической интеграции стоят наравне с государствами, и поименованы в качестве сторон. Как указано в ст. 35 п. 2. Конвенции о праве несудоходных видов использования международных водотоков: «Любая региональная организация экономической интеграции, которая становится Стороной настоящей Конвенции в случае, когда ни одно из ее государств-членов не является Стороной, принимает на себя все обязательства по Конвенции. В случае таких организаций, одно или более государств-членов, которые являются Стороной настоящей Конвенции, эта организация и ее государства-члены решают вопрос о своих соответствующих обязанностях, касающихся выполнения их обязательств по настоящей Конвенции. В таких случаях эта организация и государства-члены не правомочны одновременно осуществлять права по Конвенции»[76]. Это говорит о признании правоспособности международных организаций экономической интеграции заключать договоры

наряду с государствами. Тем не менее, имеются свои нюансы в вопросах подписания и денонсации договоров со стороны международных организаций экономической интеграции, причем во всех международных документах данные правила одинаковые. Так, к примеру, многие из вышеперечисленных договоров указывают, что региональная организация экономической интеграции может сдать на хранение свою ратификационную грамоту или документ о принятии или утверждении, если, по меньшей мере, одно из ее государств членов поступило таким же образом. В этой ратификационной грамоте или в документе о принятии или утверждении такая организация заявляет о сфере своей компетенции в отношении вопросов, регулируемых настоящей Конвенцией. Такая организация также сообщает депозитарию о любом соответствующем изменении сферы своей компетенции. Порядок денонсации договора сводится к следующему: МОРЭИ перестает быть Участником настоящей Конвенции, когда все ее государства- члены денонсировали настоящую Конвенцию.

С точки зрения внутреннего признания, наднациональность проявляется, в первую очередь, в методах принятия решений ее институтами и органами. А именно: закрепление преобладающей роли метода принятия решений большинством или квалифицирующим большинством над методом консенсуса или абсолютного единогласия[77]. Следом за указанным идут основные признаки: автономный характер власти надгосударственных организаций по отношению к государствам, приоритет полномочий решения объединения к государствам- членам и непосредственное действие решений надгосударственной организации. Также внутреннее признание сопряжено с целым рядом специфических полномочий интеграционного образования[78].

В то же время, интеграционное объединение может обладать наднациональной властью как во всей ее полноте, так и проявлять ее фрагментарно в отдельных сферах регулирования. Только в ЕС наднациональность является системным свойством, в остальных международных организациях она проявляется скорее эпизодически с принятием отдельных актов.

В этой связи, к наднациональности, как к квалифицирующему признаку МОРЭИ, необходим дифференцированный подход.

В контексте рассматриваемого признака хотелось бы подчеркнуть роль судебного института в общей компетенции организации. Как указывает ряд авторов, отражением наднацинальности выступает интеграционное правосудие[79]. По мнению судьи ЕАЭС Нешатаевой Т. Н., именно судебная власть позволяет выстроить четкую наднациональную систему[80], поскольку международный суд призван контролировать соблюдение договоров и иных актов, в том числе посредством применения мер принуждения. МОРЭИ выработали судебные механизмы, обладающие наднациональными полномочиями. Полномочия, функции суда и судебные акты способствуют формированию правопорядка организации. Более того, суд влияет на всю систему органов, поскольку в международной организации, при отсутствии четкого разделения властей на судебную, нормотворческую и исполнительную, а, следовательно, и системы сдержек и противовесов, свойственной государственной структуре, суд призван поддерживать институциональный баланс. В этой связи мы можем говорить о судебном механизме как об-отличительном элементе МОРЭИ.

4. Следующий специальный признак МОРЭИ - региональность. Обратим внимание на употребление слова «региональная» по отношению к организациям экономической интеграции, которое указывает на территориальную общность государств-членов таких объединений. Слово «региональный» в понятии МОРЭИ не затрагивает содержания осуществляемой ею компетенции, оно предполагает установление некоторых пространственных пределов для осуществления этой компетенции, однако четких международно-правовых критериев данного пространства не существует. В то же время понятие «региональный» в данном случае обозначает не просто географические границы той или иной организации. Имеется в виду исторически сложившаяся региональная общность, предполагающая сходство экономико-географических и хозяйственнокультурных комплексов (обусловленное единством физико-географической среды), демографических структур, этнической истории[81].

5. Наличие правовой системы, образующей определенный правопорядок - также является отличительным признаком МОРЭИ. Правовой базис, обеспечивающий деятельность интеграционных образований, включает учредительный договор или устав организации; статутные документы, регулирующие деятельность судов; договоры с третьими государствами, и акты, принятые самой организацией. Обратимся к ЕС и его наиболее развитой, среди других региональных организаций, нормативной системе, упомянутые источники разделяются на источники первичного и вторичного права. В целом, данные правовые акты строятся в определенной иерархической последовательности. Так, акты, принятые органами ЕС, производны по отношению к учредительным договорам, обладающим высшей юридической силой. В доктрине принято называть систему рассмотренных актов «правом интеграции», «экономическим интеграционным правом»[82] или просто «интеграционным правом»[83] (данное понятие вошло в обиход европейских ученых в 1980-х годах). При этом выделяют «глобальное интеграционное право», к которому относится право ВТО[84], и «региональное интеграционное право», к которому относится система правовых норм, принятых в рамках экономических интеграционных объединений[85], в частности МОРЭИ. Так, во многих работах, посвященных исследованиям ЕС, наряду с понятиями «коммунитарное право», а ныне право ЕС, используется понятие «интеграционное право ЕС»[86]. В настоящее время сфера применения данного термина расширилась до употребления его по отношению к правовым системам иных интеграционных объединений, созданных позже[87]. В литературе указывают, что глобальное интеграционное право является частью общего международного права; в свою очередь, региональное интеграционное право обладает определенной автономией как по отношению к внутреннему праву, так и к международному праву[88], и относится к числу самодостаточных правовых режимов (self-contained)[89]. Однако следует понимать, что интеграционное право является, по сути, правом международных организаций, то есть составной частью международного права. В настоящей работе мы будем использовать термин «интеграционное право» применительно к праву МОРЭИ, которое вернее всего будет определить, как систему правовых норм, установленную в международном региональной организации, предметом которого является экономическая интеграция. Следовательно, не только государства, но и международные организации имеют свой собственный правопорядок[90]. Таким образом, отличие интеграционных объединений от прочих международных организаций заключается в том, что в рамках первых конечным результатом становится создание единого правопорядка.

6. Развитая система органов - еще один отличительный признак МОРЭИ. Международные организации, являющиеся инструментами интеграции, имеют специфическую внутреннюю структуру, предусматривающую наличие не только органов по выражению и обеспечению национальных интересов, но в том числе органов, наделенных компетенцией субординационного характера[91], то есть таких органов, которые проектируют волю организации в отношении отдельного государства-члена. Наличие развитой системы институтов, которые обладают нормотворческой, исполнительной и судебной функциями, говорит о некотором сходстве интеграционных образований с государственным устройством. Ряд российских юристов склонны считать, что в МОРЭИ действует принцип разделения властей[92], ссылаясь, в частности, на опыт ЕС. Так называемое «разделение властей» в данных образованиях весьма условно, поскольку и нормотворческий орган может иметь ряд исполнительных функций, и исполнительный орган зачастую имеет нормотворческие полномочия. Мы склонны разделять мнение авторов о том, что в организациях данного типа присутствует скорее институциональный баланс, обеспечивающий определенную автономию органов по отношению друг к другу, нежели властное разделение. Как верно указывает Энтин М. Л., концепция разделения властей не применима к ЕС, а главной задачей Союза является сбалансированное распределение полномочий наднационального образования и государств[93].

Подобно национальной организации власти, органы интеграционных образований также имеет свою иерархию и применяют принцип субординации, что отражается на юридической силе актов данных органов. В качестве примера обратимся к институциональной системе МЕРКОСУР, где основными органами

являются: Совет общего рынка, Г руппа общего рынка и Постоянный трибунал для разрешения споров (далее Постоянный трибунал МЕРКОСУР, Постоянный трибунал), а также трибунал по административным и трудовым делам. Группа общего рынка, как указано в Протоколе Оуро Прето, является исполнительным органом власти, состоит из членов Министерств иностранных дел, Министерств Экономики и Центрального банка[94]. Однако Совет, осуществляя

представительские функции, является смешанным органом нормотворческого и исполнительного характера.

Характерным для интеграционных образований стало образование международных судебных институтов, правомочных решать дела, связанные с проблемами интеграции. Это обусловлено как объективными факторами (переход от простых к более сложным формам интеграции), так и стремлением копировать опыт европейской интеграции[95]. Именно судебный орган призван играть отличительную роль во всем организационном механизме интеграционного образования, создавать баланс власти внутри организации; сила его решений определяет императивность права объединения. Как отмечает Войтович С. А., такие решения необходимы международно-экономическим организациям, которые создаются с целью оказания серьезного регулирующего воздействия на предмет их деятельности, а не только как форум для дискуссий[96].

Таким образом, на основании приведенных характерных признаков, можно дать следующее определение понятию «международная организация региональной экономической интеграции».

Международная организация региональной экономической интеграции - это международная организация, которая в качестве цели своей деятельности имеет достижение экономического благополучия народов государств-участников посредством создания таможенного союза, общего рынка, валютного союза; обладает правосубъектностью, высокой степенью интеграции, правовой системой, развитой институциональной системой, проявляет свойства наднациональности и формируется в определенном регионе государствами, связанными экономической, исторической и культурной общностью.

Как следует из обзора, данного в параграфе первом настоящей главы, региональные экономические объединения основываются на таких экономических формах, как зона свободной торговли, таможенный союз и общий рынок. Не каждое из перечисленных объединений отвечает признакам международной организации экономической интеграции, а говоря об их судебных механизмах, необходимо отметить следующее. Есть объединения, в которых нет самостоятельного судебного механизма, и учредительные документы не предусматривают каких-либо процедур разрешения споров внутри образования (ЦЕФТА, ЕЕА). В остальных случаях судебные механизмы вышеперечисленных организаций разделяются на арбитражи ad hoc, постоянные суды и смешанные модели, которые имеют оба вида судебного разбирательства. Арбитражи ad hoc наиболее характерны для организаций, в основе которых лежит зона свободной торговли, к примеру, НАФТА[97], САФТА[98], АСЕАН[99],

ААНЗФТА[100], Транстихоокеанское стратегическое экономическое партнерство[101], а также для некоторых организаций, основывающихся на таможенном союзе. Наличие постоянных судебных органов или смешанной судебной модели, включающей и арбитраж, и постоянный суд, свойственно интеграционным образованиям, достигшим экономической интеграционной формы уровня таможенного союза или общего рынка, а именно: постоянные суды имеют организации: ЕС, Андское сообщество наций, ЕАЭС, ВАС, ЭКОВАС, КОМЕСА, ВАЕМУ, САДК; смешанные судебные системы имеют: МЕРКОСУР, КАРИКОМ; исключение среди организаций продвинутой интеграционной формы составляет вышеуказанная EEA, которая не имеет самостоятельного судебного механизма. Напрашивается вывод, что для объединений менее развитых форм экономической интеграции характерны менее развитые судебные механизмы - арбитражи ad hoc, и обратная закономерность существует в отношении организаций более развитого уровня и судебных механизмов. Говоря об африканском регионе, упомянутое дублирование региональных объединений, и, как следствие, дублирование юрисдикций их судебных механизмов является существенным препятствием в их развитии. Реальность такова, что с 2010 г. суд САДК не функционирует[102], текущая деятельность Суда КОМЕСА не отражена в публичных источниках[103], о его деятельности можно судить, опираясь лишь на редкие доктринальные работы, посвященные отдельным примечательным решениям (к примеру, 2013 г. по делу

Polytol vs. Mauritius)[104]. Та же оценка справедлива по отношению к Суду ВАЕМУ, акты суда не предоставлены к свободному доступу, по имеющимся публикациям можно говорить лишь об ограниченной судебной практике, к примеру, о рассмотрении редких заявлений работников Союза по трудовым спорам[105].

Среди приведенных международных объединений есть ряд, соответствующих признакам международных организаций экономической интеграции: ЕС, Андское сообщество наций, ЕАЭС, ВАС, ЭКОВАС, КОМЕСА, МЕРКОСУР, КАРИКОМ. Каждое из них является региональной международной организацией, в основе которой лежит продвинутая форма экономической интеграции - общий рынок или таможенный союз, целью которого является постепенная трансформация в общий рынок, каждое обладает развитой институциональной и правовой системами и судебным механизмом. В то же время ЕС выделяется из ряда выделенных объединений, в первую очередь, по причине того, что ни одна другая организация мира в настоящий момент не обладает системной наднациональностью. Более того, в данный момент его весьма условно можно квалифицировать как международную организацию экономической интеграции, так как предмет ведения данной организации значительно шире экономической сферы. С другой стороны, опыт ЕС очень важен для исследования, поскольку он лежит в основе интеграционных теорий, а успешная практика данного объединения оказала значительное влияние на интеграционные процессы в различных регионах мира, в том числе на развитие институциональной системы и судебного механизма. В этой связи, включение Суда ЕС в предмет исследования является целесообразным, и мы будем обращаться к его опыту для объяснения и сравнения с судебными механизмами выделенных нами интеграционных объединений.

Учитывая, что перечисленные организации отвечают признаками МОРЭИ, в структуру которых входят судебные механизмы, далее будут рассмотрены судебные механизмы, функционирующие в рамках данных организаций: Суд ЕС, Андский трибунал, Суд ЕАЭС, Суд ВАС, Суд ЭКОВАС, судебная организация МЕРКОСУР и КАРИКОМ.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Международная интеграция - это форма взаимодействия государств, которая наиболее ярко проявляется в экономической сфере. Интеграционному процессу в сфере экономики свойственен постепенный переход от более простых к более сложным и развитым формам взаимодействия, что напрямую отражает правовая и институциональная структура международных организаций. Специфическим типом международных организаций, в данном контексте, являются МОРЭИ. Так, МОРЭИ - это международная организация, которая в качестве предмета своей деятельности имеет достижение экономического благополучия посредством создания таможенного союза, общего рынка, валютного союза; обладает правосубъектностью, высокой степенью интеграции, правовой системой, развитой институциональной системой, проявляет свойства наднациональности и формируется в определенном регионе государствами, связанными экономической, исторической и культурной общностью[106].

В целях исследования необходимо выбрать ряд объединений, максимально приближенных к выделенным нами признакам МОРЭИ, которые будут отражать институциональную развитость организаций.

Опираясь на данное определение МОРЭИ, к их судебным механизмам относятся: Суд ЕС, Андский трибунал, Суд ЕАЭС, Суд ВАС, Суд ЭКОВАС, судебная организация МЕРКОСУР и КАРИКОМ.

<< | >>
Источник: Хузиханова Асия Рустемовна. Судебный механизм международных организаций региональной экономической интеграции. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1.2. Понятие международной организации региональной экономической интеграции и организации, соответствующие данному понятию:

  1. 2.3. «Мягкое право» и международные организации
  2. § 2.1.Правовые основы международного сотрудничества Европейской полицейской организации с правоохранительными органами третьих стран и международными организациями
  3. 2.2. Вопросы информационной безопасности и информационных отношений и деятельность международных организаций на современном этапе.
  4. § 2 Правовой статус международных организаций и других участников международных торговых отношений
  5. § 3.3. Особенности реализации права на охрану здоровья в условиях экономической интеграции в рамках Европейского Союза
  6. 5.1. Статус международных и региональных стандартов
  7. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах? от 16 декабря 1966 года
  8. РАЗДЕЛ IX. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПУБЛИЧНЫХ ФИНАНСОВ
  9. 2. ЮРИДИЧЕСКАЯ СИЛА НОРМАТИВНЫХ АКТОВ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
  10. 1.4 Договор о слиянии и дальнейшее развитие региональной экономической интеграции
  11. 8.3.1 Структура международных организаций по охране окружающей среды.
  12. Вопросы информационной безопасности и информационных отношений и деятельность международных организаций на современном этапе.
  13. Хузиханова Асия Рустемовна. Судебный механизм международных организаций региональной экономической интеграции. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань 2018, 2018
  14. ГЛАВА 1. СУДЕБНЫЙ МЕХАНИЗМ КАК ОСОБЕННОСТЬ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
  15. § 1.2. Понятие международной организации региональной экономической интеграции и организации, соответствующие данному понятию
  16. ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СУДЕБНЫХ МЕХАНИЗМОВ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
  17. ГЛАВА 3. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СУДЕБНЫХ МЕХАНИЗМОВ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -