§ 2. СУЩНОСТЬ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА

В российской научной литературе ещё недостаточно раскрыта сущность таких новых специфических авторских правомочий, как право следования и право доступа. Рассмотрим их, начав с права следования.

Возникновение его было вызвано необходимостью защиты интересов авторов произведений изобразительного искусства, продававших в начале своей карьеры свои творения по ценам, не отражавшим их действительную художественную и финансовую стоимость.

Разница в цене покупки и перепродажи приносила перекупщикам немалый доход, которого были лишены авторы. Они, став известными, были лишены возможности воспользоваться результатами своего творчества, признанного и оценённого современниками и потомками.

Сложившееся противоречие между интересами указанных лиц было разрешено введением права следования в число инструментов правого регулирования соответствующих общественных отношений.

Сущность указанного правомочия заключается в предоставлении некоторой категории авторов дополнительного дохода от участия в коммерческом обороте созданных ими творений.

Теория «долевого участия» впервые воплощена в качестве субъективного правомочия авторов в 1920 году во Франции. Появлению указанного правового института способствовал экономический и интеллектуальный кризисы, возникшие после Первой мировой войны. Французский юрист Кассэен (Cassin) следующим образом описывает ситуацию, существовавшую в то время: «с войной сильно поредели ряды интеллигентной молодежи во Франции. Разорение, вызванное войной, надолго снизило во всей Европе активность и интеллектуальную продукцию тех, кто остался в живых. Более чем когда-либо необходимо вновь обрести и провозгласить права интеллекта и чувства перед лицом гнетущих требований материальной жизни»56.

Таким образом, на наш взгляд, причинами, вызвавшими возникновение права следования, были: -

нищенское существование художников и скульпторов, продавших в начале карьеры свои произведения за бесценок и заканчивавших своё существование в бедности, тогда как созданные ими картины стоили баснословные цены; -

аналогичное тяжёлое положение жен, детей и родителей указанной категории авторов, погибших во время Первой мировой войны; -

стремление законодателей путём предоставления дополнительного вознаграждения стимулировать оставшихся в живых авторов к созданию новых произведений искусства.

Чтобы помочь указанным категориям граждан французские законодатели приняли в 1920 году закон, предоставивший авторам произведений изобразительного искусства право требовать от продавцов, перепродавших их произведения на публичных торгах, дополнительного

вознаграждения.

Однако следовало учесть, что перекупщики обладали возможностью диктовать начинающим авторам, нуждающимся в деньгах, условия заключаемых договоров купли-продажи картин, скульптур. На это прямо указывал голландский ученый М. Гестеранус (M.Geesteranus): «Почти неизбежная экономическая зависимость автора от тех, к кому он вынужден обращаться для использования своего произведения, может превратиться иногда в полное порабощение» . Чтобы защитить авторов от экономического давления перекупщиков, под воздействием которого они могли уступить экземпляры созданных ими произведений вместе с правом на получение дополнительного вознаграждения, было законодательно закреплено условие о том, что автор не может уступить указанное право ни по какой сделке. Допускалось лишь наследственное правопреемство права следования и только в отношении близких родственников - наследников по закону.

Спустя более чем четверть века, в 1948 году, участники брюссельского пересмотра Бернской конвенции зафиксировали содержание права следования в статье 14ter указанного международного договора. Суть его состоит в следующем. В отношении оригиналов произведений искусства и оригиналов рукописей писателей и композиторов автор, а после его смерти лица или учреждения, управомоченные национальным законодательством, пользуются неотчуждаемым правом долевого участия в каждой продаже произведения, следующей за первой его уступкой, совершённой автором произведения.

Как видно из указанного текста разработчики новой редакции Бернской конвенции пошли дальше, чем французские законодатели, и предоставили право следования не только авторам любого произведения искусства, но и

писателям и композиторам в отношении их рукописей.

Страны, присоединившиеся к Бернской конвенции, не обязаны закреплять в своём законодательстве реализацию права следования, предусмотренного её положениями. В случае ввода права следования в национальное законодательство следует учитывать, что предоставляться оно иностранцам должно на условиях материальной взаимности. Суть её заключается в предоставлении правообладателям-иностранцам прав в объёме, аналогичном объёму, предоставляемому им законодательством стран, гражданами которых они являются, но в пределах, допускаемых законодательством страны, в которой истребуется охрана права следования. При этом согласно пункту 3 статьи 14tcr Бернской конвенции, странам- участницам позволено самим определять механизм реализации правообладателями указанного правомочия.

Страны, не присоединившиеся к Бернской конвенции, самостоятельно принимают решение о включении права следования в своё законодательство. При этом также как страны, входящие в Бернский Союз, они самостоятельны в определении процедур и условий реализации авторами и их наследниками указанного правомочия.

Полагаем, что развитие в недрах национальных законодательств нормативного регулирования предоставления авторам и их наследникам права на получение дополнительного вознаграждения произойдёт в самое ближайшее время, т.к. для этого имеются социальные, правовые и экономические основания.

Во-первых, социальным основанием включения права следования в систему национального права является необходимость оказания финансовой поддержки нуждающимся пожилым и нетрудоспособным авторам, а также тем лицам, для которых они являются источником существования.

Во-вторых, не следует забывать, что субъективные права являются одной из составляющих статуса личности, наравне с гарантиями государства по его соблюдению, гражданством и общей правоспособностью. Государство посредством юридических норм фиксирует правовое положение творческой личности, соответствующее определенным типам общества. Современное постиндустриальное общество заинтересовано в поощрении творческой деятельности своих граждан. Для того чтобы права, предоставляемые авторам, пробуждали у них интерес к созданию различных произведений, в том числе, творений в сфере литературного и художественного творчества, в новой, глобальной экономике правовой статус творческой личности должен отвечать критериям, определённым мировым сообществом. Поэтому любое государство, желающее соответствовать единым подходам осуществления правовой охраны интересов авторов, заинтересованно закрепить в национальном законодательстве такое положение последних, которое наиболее соответствует принципам и нормам международных соглашений.

В-третьих, поступление в бюджет денежных средств от взимания налога с доходов авторов и их наследников является одним из экономических факторов, определяющих заинтересованность государств в скорейшем включении права следования в свою правовую систему.

В подтверждение мнения о том, что нормативное регулирование права следования займёт достойное место в большинстве национальных законодательств, говорит, в том числе, принятие Европейским парламентом и Советом Директивы о праве перепродажи для выгоды автора оригинального произведения искусства от 27 сентября 2001 года № 2001/84/ЕС. Названный документ явился результатом кропотливой и продолжительной работы специалистов в области авторского права, направленной на гармонизацию европейского законодательства регламентирующего отношения, возникающие в связи с перепродажей экземпляров произведений искусства.

В Директиве разработчики раскрывают содержание понятия «экземпляр произведения искусства». В результате расширительного толкования указанного термина зафиксирован примерный перечень результатов интеллектуальной деятельности, при перепродаже которых у автора и его наследников возникает право требовать выплаты дополнительного вознаграждения. В него включены все работы изобразительного и графического искусства, в том числе картины, рисунки, гравюры, скульптуры, а также такие произведения как гобелены, керамика, стеклянная посуда и фотографии. Кроме того, к указанным экземплярам причислены и авторские копии произведений искусства.

Результаты правового регулирования права следования в странах ЕС заинтересовали юристов иных государств. Следует обратить внимание на вывод, который сделал М. Хуммель (регистратор авторского права в США) в своём докладе по поводу введения права следования в национальные законодательства стран Европы. Он подчеркнул: «Если европейское сообщество преуспеет в гармонизации законов, регулирующих право следования, возможно, Конгресс захочет по иному взглянуть на отчисления, идущие авторам от перепродаж их произведений, особенно если ЕС решит распространить авторские отчисления во всех странах-участницах»45. Таким образом, в случае положительной практики нормативного регулирования права следования, как национальными законодательствами, так и межнациональными актами стран-участников ЕС, можно ожидагь соответствующего изменения законодательств иных государств, в том числе США. Принятию положительного решения по вопросу распространения на территории США нормативного регулирования отношений, возникающих в связи с перепродажей некоторых экземпляров объектов авторского права, может способствовать практика реализации права следования, предусмотренного законодательством штата Калифорния.

В российском законодательстве об авторском праве также содержатся нормы, регулирующие общественные отношения, возникающие в связи с перепродажей экземпляров некоторых произведений. Содержание права следования раскрыто следующим образом. В каждом случае публичной перепродажи произведения изобразительного искусства (через аукцион, галерею изобразительного искусства, художественный салон, магазин и так далее) по цене, превышающей предыдущую не менее чем на 20 процентов, автор имеет право на получение от продавца вознаграждения в размере 5 процентов от перепродажной цены. При этом под первой продажей произведения изобразительного искусства понимается переход права собственности на указанное произведение (возмездно или безвозмездно) от автора к другому лицу. Право следования является неотчуждаемым и переходит только к наследникам автора по закону на срок действия авторского права.

Рассматривая право доступа, можно констатировать, что указанное правомочие не зафиксировано в нормах международных соглашений. Однако от этого его роль в защите прав и интересов авторов произведений изобразительного искусства не становится менее значительной.

Право доступа присутствует в законодательствах некоторых стран и в российском законодательстве. В Законе сущность указанного правомочия излагается следующим образом. Автор произведения изобразительного искусства вправе требовать от собственника произведения предоставления возможности осуществления права на воспроизведение своего произведения. При этом от собственника произведения нельзя требовать доставки произведения автору.

Впервые намерение включить право доступа в российскую правовую материю возникло у российских законодателей при написании Закона от 20 марта 1911 года «Положение об авторском праве». Разработчики законопроекта, попытались воспользоваться опытом таких стран как

Германия, Венгрия и Англия, чьи законодательства уже предусматривали нормативное регулирование отношений, возникающих в связи доступом художников к воплощенным ими экземплярам произведений. Однако не все российские теоретики-цивилисты поддержали довольно прогрессивную на тот период теорию, обременяющую собственников картин обязанностью предоставлять авторам возможность копирования созданных ими творений.

Признавая, существовавшую доктрину, согласно которой автору принадлежит право всеми возможными способами воспроизводить своё произведение, некоторые учёные, возведя интересы собственников до степени абсолюта, не могли даже допустить мысль о каком-либо обременении последних какими-либо обязанностями. Известный учёный А.А. Пиленко так комментирует свою точку зрения по указанному вопросу: «... если художник продал мне свою картину и потом желает её сфотографировать для целей воспроизведения, то я, конечно, не обязан допустить его в мою квартиру»46. В данном случае имела место попытка зафиксировать интерес автора, направленный на предоставление ему возможности воспроизводить достигнутые им результаты его творчества. При этом отрицалась всякая возможность включения в закон обязательств корреспондирующих к указанному интересу. Согласно теории права только при наличии в нормативном правовом акте не только права, но и соответствующей ему обязанности, можно говорить о полноценной юридической конструкции субъективного права47.

После Октябрьской революции нормативное регулирование отношений, возникающих при создании и использовании результатов интеллектуальной деятельности, было направлено на предоставление авторам минимального набора субъективных прав, в котором праву доступа, также как и праву следования, не было места.

В настоящее время законодательства ряда стран предусматривают право автора произведения изобразительного искусства требовать предоставления ему возможности копировать созданное им произведение. При этом автор вправе требовать предоставления ему указанной возможности не только от собственника. Так, в соответствии со статьями 13 и 14 Закона Швейцарии об авторском праве и смежным правам, автор обладает правом доступа к экземпляру своего произведения, находящегося во владении третьего лица, если это необходимо для реализации его авторских прав48.

Воспринятая российской доктриной в постсоветский период теория предоставления авторам максимального числа прав, позволила включить в законодательство об авторском праве такое правомочие как право доступа.

К сожалению, за более чем 13 лет, прошедших с момента вступления Закона в силу, в России не сформировалась практика реализации права следования и права доступа. Связано это во многом с тем, что в российском законодательстве об авторском праве отсутствует нормативная база, позволяющая в полной мере обеспечить реализацию управомоченными лицами предоставляемых им прав. Существующие нормы носят декларативный характер и не учитывают, как международную практику реализации права следования и права доступа, так и тенденции развития нормативно-правового его регулирования.

Кроме того, следует подчеркнуть, что помимо недостаточного правого регулирования реализации указанных правомочий, Закон вносит неопределённость, которая мешает теоретическому обоснованию дальнейшего развития российского законодательства в указанном направлении. Связано это с отсутствием однозначного ответа на вопрос о месте права следования и права доступа в системе авторских прав.

Похожая ситуация складывается в научной среде, где также отсутствует единое мнение о принадлежности права следования и права доступа к соответствующим категориям авторских прав. Так, одни авторы относят право следования к имущественным правам49, другие - к особому виду прав, имеющих «... как личные, так и имущественные элементы»50. В другом случае, одни исследователи высказывают мнение, что право доступа - это личное право. Вторые относят право доступа к имущественным правам51. Третьи считают, что указанное правомочие принадлежит к категории субъективных прав, «... которые по своему характеру не могут быть однозначно отнесены ни к содержанию исключительного права, ни к личным неимущественным правам»52. При этом указанные авторы никак не обосновывают свои суждения, либо относят то или иное правомочия к выбранной ими категории, только потому, что в Законе соответствующее правомочие не отнесено к иной категории прав53.

Необходимо устранить указанные противоречия в теоретическом обосновании места права следования и права доступа в системе авторских прав.

Традиционно авторские права классифицируются исходя из природы авторских правомочий (имущественные или личные неимущественные), а также в зависимости от объектов, в отношении которых они возникают (например, права художников на картины, ваятелей - на скульптуры, программистов - на программы для ЭВМ и т.д.).

Наибольший интерес среди исследователей, связано с разделением авторских прав на имущественные и личные неимущественные. Следует учитывать, что законодательства некоторых стран, регламентирующие отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства до недавнего времени не разделяли права авторов на имущественные и неимущественные. Например, в США личные неимущественные права не признавались и не защищались нормами авторского права. Защита указанных прав осуществлялась нормами общего права и законодательства, регулирующего отношения в сфере предпринимательства и конкуренции54. Изменение отношения к охране неимущественных прав произошло сравнительно недавно. В США принимаются законы штатов, защищающие неимущественные права авторов. В 1988 году принят федеральный закон США об имплементации Бернской

с о

конвенции . Хотя он не содержит правового механизма обеспечения охраны моральных прав авторов, но декларирует, что все права, гарантированные Бернской конвенцией, должны охраняться в США, как статутными нормами, так и нормами общего права. Таким образом, среди иностранных ученых и практиков ширится понимание о существовании двух категорий авторских правомочий, нуждающихся в правовой охране.

Полагаем, что мнение, высказанное М.В. Гордоном55, о том, что указанная классификация авторских прав условна, не в полной мере отражает её практическое и теоретическое значение.

Надлежит учитывать, что сущность тех или иных прав определяет выбор способов защиты соответствующих авторских правомочий. Так, при нарушении личных неимущественных прав автор может заявить иски о восстановлении нарушенного права и/или о компенсации морального вреда. В случае нарушения имущественных прав автор вправе рассчитывать на возмещение причинённых убытков.

Кроме того, разделение авторских прав на имущественные и личные неимущественные важно для процедуры нормотворчества в сфере правовой регламентации соответствующих общественных отношений. Так, при составлении проектов нормативных правовых актов, вступление в силу которых может повлечь расширение или сокращение имущественных прав авторов, необходимо учитывать обстоятельства экономического характера. В случае разработки проектов нормативных правовых актов в отношении личных неимущественных прав авторов следует учитывать, лишь, как повлияет их принятие на правовое положение авторов.

В то же время система авторских прав, состоящая из имущественных и личных неимущественных прав не статична.

По мере появления новых результатов интеллектуальной деятельности, способов вовлечения их в гражданский оборот и более подробного теоретического исследования вопросов авторского права, указанная система усложняется, модифицируется. Некоторые правомочия, совсем недавно относившиеся к одной категории, в настоящее время включены в другую. Так, право на перевод, признаваемое сейчас имущественным правом автора, прежде считалось неимущественным56.

Для того чтобы определить место права следования и права доступа в системе авторских прав остановимся на сущности имущественных и личных неимущественных прав авторов.

Имущественные права определяют экономическое положение авторов. Они направлены на получение и обладание авторами материальных благ, предоставление которых обусловлено созданием и вовлечение в гражданский оборот созданных ими произведений.

Реализация указанных прав может быть осуществлена в разных формах. Например, авторы литературных произведений получают гонорар в связи с заключением лицензионных договоров на опубликование и распространение результатов их творчества. В данном случае имущественная выгода от произведения воплощается в виде дохода от передачи исключительных прав на воспроизведение и на распространение литературного произведения.

Таким образом, удовлетворение имущественных интересов авторов осуществляется в форме выплаты им вознаграждения за создание и использование созданных ими произведений.

К исследованию сущности авторского вознаграждения обращалось множество российских авторов. Излагалось несколько теорий, поддерживаемых разными исследователями, которые обосновывали содержание отношений, возникающих в связи с выплатой авторского вознаграждения, придерживаясь избранной ими концепции.

В досоветский период, когда основным учением, определяющим получение имущественных выгод от занятия творчеством, была теория исключительных прав, выплата вознаграждения представлялась платой за использование соответствующего произведения. Однако суждение это относилось к литературным произведениям. В отношении произведений искусства существовала иная точка зрения. В данном случае оплачивалась цена материального воплощения произведения, предстающего в качестве предмета договора купли-продажи, т.е. вещи (экземпляр картины, скульптуры и т.д.).

На этапе формирования социалистического государства и общества, сущность авторского вознаграждения, определялась как плата за труд, исходя из его количества и качества57.

Постепенно, в процессе изучения сущности авторского вознаграждения, российские ученые советского периода предложили комплексное понимание авторского вознаграждения, включающего в себя: 1.

Авторский гонорар, выплачиваемый авторам «... при издании произведений, при их публичном исполнении, записи на плёнку, при использовании произведений декоративно-прикладного искусства в промышленности, при использовании произведений изобразительного искусства в промышленности в театральных постановках, за репродуцирование и копирование их и т.д.»58. 2.

Заработную плату, которую получают авторы служебных произведений, к числу которых были отнесены научные работники, художники, режиссеры и иные авторы, являющиеся штатными работниками государственных организаций и создававших произведения в силу выполнения служебного задания59. 3.

Покупную цену произведений изобразительного искусства, передаваемых в собственность покупателей по договору купли-продажи. Независимо от основания создания произведения искусства (договор заказа), главным является факт перехода к покупателю права собственности, которое происходит по договору купли-продажи60.

В постсоветский период российская правовая доктрина восприняла и воплотила некоторые научные взгляды прошедшего периода. Так, в Законе было зафиксировано положение о принадлежности автору исключительного права на использование созданного им произведения.

Однако заложенная в основу законодательства об авторском праве концепция исключительных прав не позволила детально осуществить нормативное правовое регулирование отношений, возникающих в связи с получением авторами иного вознаграждения от создания и использования результатов интеллектуальной деятельности.

Полагаем, что при разработке Закона статья 16 «Имущественные права» была сформулирована некорректно. Согласно тексту указанной нормы все имущественные авторские прав сводятся к исключительным правам. Разработчики Закона преждевременно отказались от учения об авторском вознаграждении. Им следовало воспользоваться выводами и теориями, сформулированными учёными советского периода, а не отбрасывать их как ненужную вещь.

Особо следует подчеркнуть тот факт, что государствами, участниками Бернского союза, приняты согласованные заявления в отношении Договора ВОИС по авторском управу, согласно которым права, предусмотренные Бернской конвенцией и указанным Договором, включают как исключительные права, так и права на вознаграждение. В связи с тем, что мировое сообщество признаёт параллельное существование указанных имущественных прав, российское законодательство об авторском праве надлежит привести в соответствие с содержанием и смыслом указанных международных договоров и включить право следования в число имущественных прав авторов в качестве самостоятельного правомочия, не относящегося к исключительным правам.

На наш взгляд теория исключительных прав и теория авторского вознаграждения не противоречат друг другу и вполне могут сосуществовать в национальном законодательстве в рамках одного правового образования - имущественные права авторов.

Считаем, что право следования является имущественным авторским правом, т.к. оно: -

приносит управомоченным лицам имущественную выгоду (доход) от участия авторского экземпляра произведения науки, литературы и искусства в гражданском обороте; -

действует в течение срока действия имущественных авторских прав; -

переходит по наследству.

Поскольку право следования является имущественным правом, нормы, определяющие имущественную принадлежность (природу) права следования, на наш взгляд, должны размещаться в статье 16 Закона, определяющей содержание имущественных авторских прав, включающих также исключительные права.

Следующей категорией авторских прав являются личные неимущественные права. В современной теории гражданского права принято, что права, составляющие указанную категорию «... характеризуют

ПС

социально-правовое положение личности в обществе» . Они появляются в отношении благ, лишённых экономического (имущественного) содержания, а также отражают духовный мир личности, её индивидуальность, моральные устои и эстетические запросы, имеющие большое значение в современном обществе.

Процесс построения конструкции личных неимущественных прав проходил в несколько этапов. Вначале возникло понятие «личные права». В дореволюционный период развития российской цивилистики некоторыми авторами под личными правами признавались права, предоставляющие управомоченному лицу «... власть требовать от данного лица или данных лиц совершения известного или известных действий, имеющих имущественный интерес, имущественную ценность»61. Согласно указанной точке зрения, личным правом считалось господство лица над действием или бездействием другого лица, что в полной мере соответствует имущественному обязательственному праву настоящего времени. Изложенной концепции придерживались и иностранные учёные, жившие в указанную эпоху, например, Дернбург (Dernburg), Гирке (Gierke) .

После того, как было достигнуто понимание возможности перехода обязательственных прав к третьим лицам, к личным правам стали относи гь имущественные права, настолько связанные с личностью правообладателя, что отсутствовала возможность перехода к иным лицам, в том числе, по наследству. К указанным правам относили различные узуфрукты буржуазных правовых систем. В советском законодательстве также нашлось место для подобных правовых конструкций. Уместно вспомнить, имущественное, по сути, право нанимателя на занимаемое жилое помещение, но которое не могло перейти к его наследникам в порядке наследственного правопреемства.

Постепенно в сферу правового регулирования отношений, возникающих в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства, вошла группа правомочий, именуемая «моральные права» (Droit moral). Указанная категория прав возникла во Франции. Базируясь на идеи, изложенной во французском законе об авторском праве 1793 года, согласно которой собственность автора является его личным правом, учёные в XIX и в XX веках способствовали созданию системы мер судебной защиты неимущественных прав авторов. В противоположность авторскому праву (droit d'auteur), воспринимаемому, в то время как совокупность материальных прав авторов, моральные права включали в себя особые притязания автора, лишённые имущественного содержания. Один из французских исследователей авторских прав Рене Леполь (R. Lepaulle) следующим образом изложил своё видение содержания морального права: «моральное право есть в действительности право принадлежащее всякому человеку, направленное на защиту его личности ... моральное право рассматривается как атрибут человеческой личности, т.к. произведение является внешним проявлением его личности»62. Среди авторских правомочий к моральным правам были отнесены: право на опубликование произведения или его части; право закрепления факта своего авторства.

Теоретики гражданского права постепенно приходили к пониманию личных прав, как прав, лишенных имущественной составляющей, призванных охранять личность в её индивидуальных качествах, выделяющих её среди иных индивидов. Окончательно содержание личных неимущественных прав было определено к середине XX века. Оно состоит из «личных прав в собственном смысле слова», прав «... непосредственно выражающих и охраняющих интересы личности «как таковой», как носителя индивидуальных черт, способностей, стремлений»63. Среди указанных правомочий выделяют право на имя, честь, собственное изображение, на тайну переписки. Также к указанной категории отнесены неимущественные права авторов произведений науки, литературы и искусства, которые направлены на то, чтобы способствовать наиболее полному проявлению индивидуальных свойств личности.

Подлинная индивидуальность личности проявляется в умении делать то, что умеют делать все другие, но иначе, лучше, задавая всем новый эталон деятельности. Личность не только возникает, но и сохраняет себя лишь в постоянном расширении своей активности, а также сферы своих взаимоотношений с другими людьми и вещами, эти отношения опосредствующими. Наибольшую пользу людям приносит личность, олицетворяющая силы прогресса, ибо смысл его как раз и состоит в увеличении сферы творческой деятельности каждого человека, а не в сохранении её границ в пределах привилегии немногих избранных. Смысл прогресса - в превращении каждого человека в личность, в активного деятеля, интересного и важного для других, а не только для самого себя и ближайших родственников.

Наиболее полно личность проявляется во вне через своё творчество. Предоставляя автору возможность воспользоваться экземпляром созданного им произведения для получения нового интеллектуального продукта или копии указанного произведения, общество способствует реализации в полной мере творческих способностей автора. В этом то и состоит предпосылка возникновения и существования права доступа.

Право доступа является неимущественным правомочием. Его суть состоит в обеспечении возможности художникам, скульпторам заниматься творчеством с использованием достигнутых ими результатов. Только автор может определить степень реализации своего творческого замысла. Даже если он принял решение прекратить работу над картиной, продал её, это не значит что задача, поставленная им, решена, тема - раскрыта, способ реализации - выбран правильно. Автор должен иметь право завершить задуманное.

В данном случае автору не важно, получит ли он какой-либо доход. Для него имеет значение, сможет ли оно воплотить ту идею, ради которой он начал работу над картиной, скульптурой и т.п.

Поскольку никто кроме него не может реализовать замысел, положенный в основу произведения, то справедливо, что указанное право, может быть предоставлено только автору. Только он способен понять, в чём не смог достичь результата, ради которого он начал работу, как сразу, так и спустя значительный отрезок времени. Поэтому нельзя ограничивать его право на завершение творческого замысла каким-либо сроком. Наиболее целесообразно предоставление указанного правомочия в течение всей его жизни.

Как было изложено выше, реализация творческого замысла может быть осуществлена только автором и никем другим, даже если автор сообщит кому бы то ни было идею, положенную в основу картины, способ её воплощения, средства, необходимые для этого. Вследствие человеческой психики воображение индивидуально, поэтому образ, возникший при восприятии информации, также будет отличаться у каждого лица. Поэтому картина, созданная с использованием увиденного или услышанного материала, будет отличаться от идеального изображения, существующего у первоначального автора. На основании изложенного предоставление иным лицам права доступа бессмысленно и не отвечает интересам творца и собственника картины, о которых не следует забывать.

Собственник картины вправе рассчитывать на признание его интересов, заложенных в мотивацию приобретения им картины. Покупая её, он, в том числе, надеется, что владение ею может быть ограничено только его волей, либо действующим законодательством. Закон, предоставляя право доступа автору, должен учитывать это. Поэтому реализация автором принадлежащего ему прав и исполнение собственником возложенной на него обязанности, должны осуществляться в соответствии с соглашением об условиях доступа художника к созданному им произведению, заключаемому между ними.

На основании вышеизложенного, можно выделить критерии, по которым право доступа следует отнести к личным неимущественным правам. Согласно им право доступа: -

способствует реализации творческого начала личности автора; -

не направлено на обязательное получение автором имущественной выгоды от реализации указанного правомочия; -

действует только в течение жизни автора; -

не переходит по наследству.

Поскольку, как указано выше, право доступа является личным неимущественным правом, нормы, определяющие содержание и реализацию указанного правомочия, на наш взгляд, должны размещаться в статье 15 Закона, определяющей содержание личных неимущественных прав. Для чего необходимо внести соответствующие изменения в Закон.

Определив сущность права следования и права доступа, рассмотрим кратко вопрос об объектах авторского права, в отношении которых они возникают64.

Как известно авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства.

Определяя объект права следования, следует учитывать, что указанное право заключается в предоставлении автору дополнительного вознаграждения от перепродажи авторского экземпляра созданного им произведения. При чём перепродажа должна быть осуществлена публично, через магазин, аукцион, художественный салон, галерею и другие структуры рынка объектов авторского права.

В соответствии с Законом объектами права следования, являются

О 1

произведения изобразительного искусства . Полагаем ограничение списка произведениями изобразительного искусства, не отвечает интересам авторов и принципам авторского права.

В основу авторского права заложен принцип максимальной охраны интересов всех авторов. Каждый из них заинтересован в том, чтобы получить максимальный доход от оборота материального воплощения результатов его интеллектуального труда. Если существует спрос на авторские экземпляры произведений, созданных в различной сфере творчества, право следования должно быть представлено любому лицу, благодаря работе которого указанные результаты были получены.

Исходя из анализа существующего антикварного рынка, не уменьшился, а наоборот - возрос спрос на традиционные предметы культуры (картины, скульптуры). При этом следует учесть возникновение повышенного спроса на рукописи художественных произведений. Перепродажная цена некоторых рукописей приближается к цене экземпляров произведений известных художников и скульпторов . Так, можно вспомнить продажу на аукционе за 1,55 млн. долларов США рукописи книги «Путешествие на край ночи», написанной известным французским писателем Луи Фердинандом Селином (Louis Ferdinand Celine), или продажу на аукционе Christie's в Нью-Йорке за 1,5 млн. долларов США рукописи одной главы легендарного романа «Улисс» Джеймса Джойса (James Joyce). Существование рынка рукописей признаётся российскими исследователями авторского права . Возможно, в 1993 году разработчики Закона посчитали указанное направление антикварного рынка бесперспективным и поэтому не включили рукописи в число результатов интеллектуальной деятельности, при перепродаже авторских экземпляров которых у автора или его наследников может возникнуть право на получение дополнительного вознаграждения. Полагаем, что теперь отношение к правам композиторов, писателей и их наследников должно измениться.

Предлагаем внести Закон изменения, позволяющие включить в число объектов авторского права, в отношении которых может возникнуть право следования, рукописи писателей и композиторов.

Целесообразность расширения указанного круга объектов авторского права подкрепляется положениями международных соглашений, направленных на регулирование отношений, возникающих при реализации

права следования.

Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 141ег Бернской конвенции, право следования охватывает помимо оригиналов произведений искусства, также оригиналы рукописей писателей и композиторов.

В отношении права доступа аналогичный вывод сделать затруднительно. Исходя из неимущественной сущности указанного правомочия, направленной на реализацию творческого замысла автора, оно должно занимать место среди прав тех авторов, чьи авторские экземпляры произведений существуют в единственном числе, а также, чьи творческие планы могут быть воплощены способом, аналогичным способу, избранному автором первоначально. Таким образом, указанное правомочие должно занимать место в системе авторских прав, принадлежащих авторам произведений изобразительного искусства. Распространение права доступа на рукописи рукописей писателей и композиторов на наш взгляд не соответствует сути указанного правомочия.

Переходя к следующему параграфу, кратко изложим его содержание. В нём будет изложено, в каких формах осуществляется реализация права следования и права доступа.

<< | >>
Источник: Подносков Д. В.. Право следования и право доступа в российском авторском праве. - М.: РГБ.. 2007

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. СУЩНОСТЬ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА:

  1. § 2. ИЗМЕНЕНИЕ ОБЪЕКТНОГО СОСТАВА ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  2. § 1. ИЗМЕНЕНИЕ СУБЪЕКТНОГО СОСТАВ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  3. § 1. СОСТАВ ПРАВООТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  4. § 2. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ НОРМАТИВНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  5. § 3. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  6. § 3. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  7. ГЛАВА 1. МЕСТО ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА В СИСТЕМЕ АВТОРСКИХ ПРАВ
  8. ГЛАВА 3. НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  9. ГЛАВА 2. НОРМАТИВНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  10. ПЕРЕХОД ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ MORTIS CAUSA
  11. Подносков Д. В.. Право следования и право доступа в российском авторском праве. - М.: РГБ., 2007
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -