<<
>>

3.1. Необходимость сближения и гармонизации положений Директив ЕС по вопросам интеллектуальной собственности с нормами российского законодательства в сфере интеллектуальной собственности


Проблема взаимоотношений между «меняющейся Россией и эволюционирующей Европой» в различных ее аспектах (одним из которых является гармонизация законодательства в сфере охраны исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности) в настоящее время является одной из актуальнейших проблем.
Право интеллектуальной собственности с целью достижения их совместимости.
Таким образом, в ст.
55 подчеркиваются пределы (рамки) намечаемого сближения законодательств: обязательства по сближению, принятые на себя Россией, являются ограниченными. России на протяжении длительного времени строилось по типу европейского (континентального) права, что приводило к естественному необязательному сближению российского права с европейским (континентальным). Это проявлялось как в царской России и в СССР, так и в новой России. Российское право интеллектуальной собственности и по системе понятий, и по набору субъективных личных и исключительных прав, и по способу построения законодательства всегда строилось подобно европейскому праву. Вместе с тем, это естественное, необязательное сближение российского права с европейским (континентальным) правом в последние годы приобрело новые черты и особенности:
В настоящее время сближение права России и права ЕС в данной сфере приобретает обязательственные черты - черты международно-правового обязательства в соответствии со ст. 54 (с приложением 10 к ст. 54), а также ст. 55 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейскими Сообществами и их государствами-членами, заключенного в 1994 году и вступившего в силу в 1997 году . Содержащиеся в ст. 55, указанного Соглашения нормы, следует считать генеральными нормами, применимыми и к сфере интеллектуальной собственности. При этом данной статьей устанавливается необходимость сближения законодательства России с законодательством Сообщества Во-первых, четко обозначена цель сближения - достижение совместимости законодательства. Это понятие не подпадает под понятия «унификация» и «стандартизация», оно наиболее близко понятию гармонизации и, очевидно, сближение может быть достигнуто даже при отсутствии совпадении некоторых норм.
Во-вторых, достижение совместимости предполагается не с законодательствами отдельных государств-членов ЕС, а с законодательством Сообщества. И здесь в Соглашении применен «мягкий» подход, что представляется правильным и разумным.
Следует подчеркнуть, что специальные нормы, относящиеся к праву интеллектуальной собственности, содержащиеся непосредственно в ст. 54, являются декларативными и не несут особой правовой нагрузки. Вместе с тем, приложение 10 к данной статье содержит ряд чрезвычайно важных норм, представляющих собой международно-правовые обязательства России в сфере интеллектуальной собственности. Россия обязалась к концу 5 года, после вступления Соглашения в силу, т.е. к концу 2002 года, обеспечить в России уровень защиты прав интеллектуальной собственности аналогичный уровню, существующему в Сообществе, включая эффективные средства обеспечения соблюдения этих прав. Обязательства, возлагаемые этой нормой на Россию, несомненно, смягчаются тем, что Россия должна стремиться к обеспечению лишь аналогичного уровня защиты прав, что означает более мягкое требование, чем тождественный, тот же самый, уровень защиты.
Анализ понятия «уровень защиты прав» приводит к выводу о том, что под защитой прав, в данном случае подразумевается более широкое понятие - «охрана прав», т.
е. введение норм, которые выходят за рамки мер защиты нарушенных (или могущих быть нарушенными) прав.
Уровень охраны прав интеллектуальной собственности, существующий в Сообществе, постоянно совершенствуется и постепенно повышается. Совершенствование прав интеллектуальной собственности, существующих в Сообществе, осуществляют органы Сообщества с участием государств, входящих в Сообщество. В любом случае, государства-члены Сообщества «имеют голос» при обсуждении подготавливаемых проектов и их принятии. Поскольку Россия обязалась повысить уровень национальной охраны интеллектуальной собственности и включить в свое национальное законодательство новые нормы, разработанные Сообществом, представляется логичным, чтобы и Россия имела возможность участвовать в работе по созданию этих новых норм и высказывать о них свое мнение. Для этого должен быть разработан правовой механизм, содержание которого ясно и не требует пояснений. В приложении 10 к ст. 54 указанного Соглашения устанавливается, что с момента вступления Соглашения в силу Россия обязана предоставить юридическим и физическим лицам Сообщества в отношении признания и охраны прав интеллектуальной собственности не менее благоприятный режим, чем тот, который предоставлен ею любой третьей стране. Таким образом, эта норма обязывает предоставлять юридическим и физическим лицам Сообщества режим наибольшего благоприятствования. Данная норма вызывает ряд правовых возражений:
во-первых, международные нормы о предоставлении режима наибольшего благоприятствования или национального режима обычно формулируются как взаимообязывающие. В этой связи данная односторонняя норма выглядит явно дискриминационной;
во-вторых, эта норма, содержащаяся в Соглашении, оставляет нерешенным вопрос о возможности применения реторсий (ст. 1194 ГК РФ). Реторсии (см.- лат. retorsiM) - в международном праве означают ответные действия одного государства с целью побудить другое государство не прибегать к дискриминационным мерам и возместить причиненный ущерб. Следует признать, что положение ст. 54 данного Соглашения свидетельствует о несовершенстве этой нормы.
Вместе с тем, в приложении 10 к ст. 54 Соглашения имеется важная оговорка о том, что Россия не обязывается предоставлять субъектам Сообщества тот режим, который предоставлен Россией любой третьей стране на основе эффективной взаимности, а также тот режим, который предоставлен Россией другой стране-республике бывшего СССР. Эта оговорка является очень важной и в случае необходимости Россия может ею воспользоваться.
Однако, учитывая высокий правовой уровень и перспективность развития интеграционных процессов, отраженных в регламентах и директивах ЕС, при создании которых учитывалось разнообразие интересов стран-членов Сообщества с опорой на международные Соглашения, и тот факт, что в соответствии с Договором, учреждающим Конституцию для Европы, принятым в 2004г., Российская Федерация в качестве так называемого «сопредельного государства, не являющегося членом Европейского Союза», может получить стратегически значимый статус «привилегированного партнера», сближение законодательств России и ЕС в области интеллектуальной собственности становится необходимым.
В этой связи, в настоящий момент в повестку дня двусторонних отношений поставлен вопрос о создании четырех общих пространств: 1) общего европейского экономического пространства; 2) общего пространства свободы, законности и правосудия; 3) общего пространства безопасности; 4) общего пространства науки, культуры и образования. Что касается общего европейского экономического пространства (ОЕЭП), то оно определяется как открытый и интегрированный рынок между Россией и Европейском Союзом, основанный на общих или совместимых правилах и системах регулирования, включая совместимую административную практику, и обеспечивающий повышение конкурентоспособности обеих сторон на внешних более крупных рынках. В конечном итоге, общее европейское экономическое пространство должно охватить собой большинство секторов экономики, включая и те, что основаны на результатах интеллектуальной деятельности.
Грамотное, продуманное законодательство об интеллектуальной собственности, соответствующее международным тенденциям правового регулирования в данной сфере, будет способствовать переходу промышленного развития России на инновационную модель, которая в среднесрочной перспективе (5-10 лет) может содействовать структурной перестройке промышленности и насыщению рынка конкурентоспособной продукцией.
Применение опыта ЕС в правовой охране интеллектуальной собственности, как представляется, чрезвычайно полезно для Российской Федерации и потому, что, являясь участницей интеграционных образований на постсоветском пространстве, и, прежде всего, Содружества Независимых Государств, Россия также входит в систему региональной охраны произведений творчества, но уже в рамках иных интеграционных образований (СНГ и др.). К сожалению, до настоящего времени сотрудничество в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности в рамках СНГ ограничено лишь несколькими соглашениями по отдельным вопросам. В сфере авторского права и смежных прав в рамках СНГ заключено Соглашение о сотрудничестве от 24 сентября 1993 г., наметившее лишь внешние рамки кооперации государств СНГ в этой сфере и подтвердившее важность обязательств, вытекающих из международных соглашений универсального характера. Также можно сослаться и на опыт Евразийской патентной конвенции, сыгравшей определенную роль в сохранении и развитии научно-технического потенциала постсоветского пространства .
Совокупность перечисленных факторов, с учетом объективного факта увеличивающейся степени интеграции России в мировое информационное пространство, стремление России войти в ВТО, подтверждают необходимость сближения положений Директив ЕС по вопросам интеллектуальной собственности с нормами российского законодательства в сфере охраны исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности.
Специалисты-международники отмечают, что существенной особенностью Соглашения о партнерстве и сотрудничестве является его относительная перспективность. Оно изначально было приспособлено к функционированию в условиях, когда в России сложится рыночная экономика, а сама Россия вступит во Всемирную торговую организацию. Еще одним важным фактором, указывающим на перспективность Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, является его окончательная нацеленность на создание зоны свободной торговли между ЕС и Россией (ст. 1 Соглашения) .
Очевидно, что при наличии существенных расхождений между правовым регулированием оборота интеллектуальной собственности в России и в остальном мире, решение вопроса о вступлении Российской Федерации во Всемирную торговую организацию будет откладываться до устранения таких расхождений (как это было в Латвии при вступлении этой страны в ЕС ).
Между тем, как показали результаты исследования российского гражданского законодательства, имеются существенные его несоответствия положениям международных договоров и конвенций в сфере интеллектуальной собственности. Кроме того, нормы части четвертой ГК РФ нередко не учитывают положений, содержащихся в Директивах ЕС по интеллектуальной собственности, что, как представляется, негативно сказывается на возможности получения Россией стратегически важного статуса «привилегированного партнера» для Европейского союза в качестве так называемого «сопредельного государства, не являющегося членом ЕС», поскольку одним из немаловажных факторов получения этого статуса служит наличие сближенного и гармонизированного законодательства в исследуемой сфере отношений.
В то же время, необходимо учитывать, что, как отмечают современные исследователи, «универсальной модели регулирования и защиты интеллектуальной собственности пока нет». Все наработки в этой сфере не решают вышедшего в последнее время «наружу» конфликта между основными его участниками - создателями, распространителями и потребителями объектов интеллектуальной собственности, а лишь пытаются обосновать верховенство той или иной стороны .
Часть четвертая ГК РФ вступит в силу с 1 января 2008 г. «Переходный период» до вступления ее в силу дан законодателем для критического изучения, осмысления и совершенствования принятого закона . Как уже отмечалось, для отечественных исследователей изучение механизма правового регулирования охраны исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, воплощаемого европейским законодателем в форме регламентов и директив ЕС, представляет не только теоретический, но и немаловажный практический интерес, в связи с положениями Соглашения о партнерстве и сотрудничестве. В соответствии с требованиями этого Соглашения, в отечественной правовой системе к 2002 г., о чем уже говорилось ранее, должен был быть обеспечен режим охраны объектов интеллектуальной собственности, соответствующий существующему в ЕС. Однако, как показала практика, эти требования не были выполнены и поэтому возникает необходимость в продолжении исследований в этом направлении.
Принятие четвертой части Гражданского кодекса РФ, несомненно, является существенным шагом в развитии правового регулирования отношений в сфере интеллектуальной собственности. Вместе с тем, введение в оборот достаточно новых, а нередко и неоднозначных норм, различно толкуемых субъектами гражданских правоотношений, не всегда является обоснованным. Часть четвертая ГК РФ, как показывает проведенное исследование, нуждается в дальнейшем совершенствовании, в том числе и в смысле интеграции с положениями международных договоров и конвенций, посвященных праву интеллектуальной собственности. Кроме того, утверждения разработчиков части четвертой ГК РФ о том, что «в целях достижения большей унификации российского законодательства с законодательством стран Европейского союза в ряде случаев были учтены также положения Директив ЕС по вопросам интеллектуальной собственности», можно назвать соответствующим действительности лишь отчасти. Многие нормы части четвертой ГК РФ в том виде, в котором они в настоящий момент содержатся в законодательстве, не соответствуют положениям Директив ЕС по вопросам интеллектуальной собственности, учет которых в ходе развития российского законодательства является обязательным для Российской Федерации в силу требований Соглашения о партнерстве и сотрудничестве. В частности, в ходе исследования были? 97. выявлены несоответствия положений части четвертой ГК РФ следующим регламентам и директивам ЕС.
Директиве ЕС № 91/250/ЕЕС от 14 мая 1991 года о правовой охране программ для ЭВМ;
Директиве ЕС № 92/100/ЕЕС от 19 ноября 1992 года о праве на прокат и праве на предоставление в безвозмездное временное пользование и некоторых правах, относящихся к авторскому праву в области интеллектуальной собственности;
Директиве ЕС № 96/9/ЕС от 11 марта 1996 года о правовой охране баз данных;
Директиве ЕС № 2001/29/ЕС от 22 мая 2001 г. о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе;
Директиве ЕС № 98/44/ЕС от 6 июля 1998 г. о правовой охране биотехнологических изобретений;
Директиве ЕС № 98/71 /ЕС от 13 октября 1998 г. по правовой охране промышленных образцов и Регламенту Совета ЕС № 6/2002 от 12 декабря 2001 г. о промышленном образце Сообщества.
Директиве ЕС № 89/104/ЕЭС от 21 декабря 1988г. о товарных знаках и Регламенту Совета ЕС № 40/94 от 20 декабря 1993 г. о товарном знаке Сообщества.
Директиве ЕС № 2004/48/ЕС от 29 апреля 2004 г. по реализации прав интеллектуальной собственности.
На основании проведенного анализа можно сделать вывод о необходимости дальнейшего совершенствования отечественного законодательства об интеллектуальной собственности с целью более полного его соответствия регламентам и директивам Европейского союза в области интеллектуальной собственности. Причем изменения и дополнения в законодательство, на наш взгляд, с целью более полного соответствия указанным договорам, конвенциям и директивам, должны осуществляться, в
первую очередь, путем имплементации соответствующих положений в текст части четвертой ГК РФ. Необходимость интеграции положений Директив Европейского союза по вопросам интеллектуальной собственности с нормами российского материального права представляется доказанной и обоснованной.
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Шелонина Ольга Борисовна.. Совершенствование российского законодательства в сфере интеллектуальной собственности с учетом европейского опыта интеграции в этой области [Электронный ресурс]: диссертация... кандидата юридических наук: 12.00.03. - Москва: РГБ, 2007. - (Из фондов Российской Государственной Библиотеки).. 2007

Скачать оригинал источника

Еще по теме 3.1. Необходимость сближения и гармонизации положений Директив ЕС по вопросам интеллектуальной собственности с нормами российского законодательства в сфере интеллектуальной собственности:

  1. Положение об отраслевых наградах Министерства общего и профессионального образования российской Федерации УТВЕРЖДЕНО ПРИКАЗОМ МИНОБРАЗОВАНИЯ РФ ОТ 13.01.1999 Г.
  2. Положение «О порядке выделения и использования доменных имен в российском сегменте сети „Интернет"»
  3. 2.1. ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ДОЛЕ В НАСЛЕДСТВЕ
  4. ОГЛАВЛЕНИЕ
  5. Цели и задачи исследования.
  6. 2.1. Основные положения директив Европейского союза в области охраны интеллектуальной собственности
  7. 2.2. Анализ некоторых положений четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации с точки зрения соответствия требованиям международных конвенций и договоров
  8. ГЛАВА 3. ВОПРОСЫ СБЛИЖЕНИЯ И ГАРМОНИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ
  9. 3.1. Необходимость сближения и гармонизации положений Директив ЕС по вопросам интеллектуальной собственности с нормами российского законодательства в сфере интеллектуальной собственности
  10. 3.2. Совершенствование российского законодательства в сфере интеллектуальной собственности с учетом европейского опыта интеграции в этой области
  11. 2.1. ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ДОЛЕ В НАСЛЕДСТВЕ
  12. Степень научной разработанности темы.
  13. 4.1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О НАЛОГООБЛОЖЕНИИ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  14. § 1. Хозяйственные общества 1.1. Общие положения
  15. 4.1. общие положения о налогообложении АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  16. 2.1. ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОЙ ДОЛЕ В НАСЛЕДСТВЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -