<<
>>

Правовые и теоретические основания производства по уголовному делу в отношении умершего

Уголовное дело может быть прекращено на любой стадии уголовного судопроизводства в зависимости от момента возникновения или обнаружения обстоятельств, которые являются основанием его прекращения, однако наибольший интерес в этом отношении представляет досудебное производство, поскольку момент возникновения рассматриваемого основания прекращения уголовного дела, то есть смерти, не может быть предопределен и заранее учтен в правилах производства по делу о преступлении.

В отличие от судебных стадий уголовного процесса, куда уголовное дело поступает уже расследованным, то есть с установленными обстоятельствами преступления, совершенного согласно материалам дела умершим, которому было предъявлено соответствующее обвинение и который был допрошен в установленном законом порядке и с соблюдением процессуальных гарантий его прав, включая право на защиту, предварительное расследование к моменту смерти лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, может быть еще и не начато. Именно поэтому представляется чрезвычайно важным определить объем действий органа предварительного расследования и порядок их совершения при получении информации о смерти лица, предполагаемо подлежавшего привлечению к уголовной ответственности.

Глава 29 УПК РФ определяет порядок прекращения уголовного дела на стадии предварительного расследования. Однако в указанной главе в основном регламентируется содержание постановления о прекращении уголовного дела и процедура, связанная с этим. Даже момент принятия решения о прекращении уголовного дела в УПК не определен. Однако местоположение главы 29 в УПК РФ позволяет считать, что прекращение уголовного дела есть не просто

102 103

процессуальный акт , или действие , завершающее расследование, а одна из форм окончания предварительного расследования[101] [102] [103], рассматриваемого не только как итог, но как важный этап производства по уголовному делу[104].

Следовательно, и прекращение уголовного дела это не одномоментный акт, а процесс, совокупность составляющих его процессуальных действий.

Если прекращение уголовного дела является завершающим этапом предварительного расследования, значит ему предшествует расследование, проведенное по правилам, предусмотренном главами, образующими часть вторую УПК РФ, с соблюдением как принципов уголовного процесса (глава 2), так и обусловленных ими общих условий предварительного расследования (глава 21), включая обеспечение прав и интересов его участников.

Сказанное, в первую очередь, означает, что до и для принятия решения о прекращении уголовного дела должны быть достоверно установлены не только основания прекращения уголовного дела, в данном случае факт смерти лица, но и все другие подлежащие доказыванию обстоятельства (ст. 73 УПК РФ).

Обязательным условием такого решения следует признать доказанность факта совершения преступления умершим. Без убедительных доказательств виновности конкретного лица в совершении преступления одного лишь факта его смерти недостаточно для принятия законного и обоснованного решения о прекращении уголовного дела и/ или уголовного преследования.

Смерть подозреваемого, обвиняемого является особым основанием прекращения уголовного дела и / или уголовного преследования, особым обстоятельством. Она исключает для заинтересованного в исходе дела лица любые возможности влиять на ход и направление расследования путем заявления ходатайств, отводов, принесения жалоб, замечаний на протокол следственного действия, а отсутствие как текущего, так и последующего контроля за производством расследования и соответственно доказанностью обвинения со стороны подозреваемого, обвиняемого и его защитника провоцирует на злоупотребление правом прекратить уголовное дело, тем более, что круг преступлений, уголовные дела о которых подлежат прекращению в случае смерти обвиняемого, ни видом, ни тяжестью не ограничен. Поэтому наступление смерти подозреваемого, обвиняемого, а тем более лица, не имеющего такого процессуального статуса, не может влечь автоматического прекращения производства по уголовному делу, она не только не препятствует, но даже требует его продолжения.

В силу сложившейся практики, если дело прекращено или следователем, дознавателем отказано в его возбуждении по нереабилитирующим основаниям, в том числе в связи со смертью обвиняемого, умерший регистрируется как совершивший преступление (п.40 Приказа "О едином учете преступлений"[105] [106]), что дает основания для негативных последствий, включая умаление чести и опорочивание доброго имени умершего, с одной стороны, и позволяет считать преступление раскрытым, с другой. Поэтому согласно п. 4 ч.1 ст. 24 УПК РФ, смерть подозреваемого, обвиняемого и не влечет прекращение уголовного дела в тех случаях, когда производство по делу необходимо для реабилитации умершего. Рассматривая реабилитацию как восстановление чести и доброго имени умершего, опороченных фактом уголовного преследования, можно утверждать, что основание для его реабилитации возникает при условии доказанности факта несовершения им преступления или недоказанности факта его совершения, что с точки зрения презумпции невиновности одно и то же (недоказанная вина равна доказанной невиновности). Исходя из этого, следователь обязан установить все обстоятельства подлежащие доказыванию вне зависимости от перспективы расследования и формы его окончания. Достаточно взглянуть на формулировку ст. 73 УПК "При производстве по уголовному делу доказыванию подлежат...". В свое время такой подход четко сформулировал И.А. Либус: "презумпция невиновности всегда требует опровержения по существу, если презумпция невиновности не опровергнута, решение может быть только одно - оправдание" или, на наш взгляд, прекращение уголовного дела по одному из оснований, констатирующих фактическую невиновность лица, в отношении которого велось расследование.

Таким образом, установление обстоятельств подлежащих доказыванию является обязательным условием прекращения уголовного дела по любому из предусмотренных законом оснований. Однако в одних случаях, прекращение дела является результатом доказанности обстоятельств, входящих в предмет доказывания, сюда относится и смерть, в других - результатом их недоказанности - события преступления, виновности лица в его совершении.

Таковы особенности сформулированной законодателем структуры предмета доказывания - обстоятельства подлежащие доказыванию в позитивном смысле поставлены в

один ряд с обстоятельствами, которые должны быть опровергнуты для

108

установления главного факта .

Принятие решения о прекращении уголовного дела в отношении умершего возможно при условии установления оснований уголовной ответственности умершего и обстоятельств, исключающих ее применение. Прекратить уголовное дело за смертью обвиняемого следователь может только при наличии достаточных доказательств совершения им преступления и самого факта смерти.

Связь между основанием прекращения уголовного дела (смертью лица, подлежащего привлечения к уголовной ответственности) и доказанностью факта совершения этим лицом преступления можно рассматривать как связь основания процессуального решения и условия его применения. Прекращение уголовного дела невозможно без доказанности факта совершения преступления умершим. Это обязательное условие прекращения уголовного дела. Смерть как юридический факт обязывает следователя прекратить уголовное дело, поскольку продолжение процесса явно не приведет к ожидаемому результату (наказанию виновного), но лишь доказанность факта совершения лицом преступления обуславливает возможность прекращения уголовного дела.

Доказывание как процессуальная форма познания[107] [108], в которой происходит собирание и проверка доказательств, является гарантией достоверности полученного результата[109], в том числе вывода о наличии оснований для прекращения уголовного дела.

Данный вопрос можно рассмотреть и с другой стороны. Прекращение уголовного дела есть не только процессуальный акт, содержащий принятое должностным лицом решение, но и прежде всего процесс, процедуру принятия этого решения. Принятие процессуального (правоприменительного) решения в теории права рассматривается как процесс "имеющий начало и окончание и состоящий из ряда последовательных стадий реализации права"[110] [111].

Вынесение постановления есть завершающий этап этого процесса, первым же его этапом, как отмечает П.А. Лупинская, является установление фактических обстоятельств, которые указаны в законе как основания соответствующего решения, осуществляемое путем доказывания по правилам, предусмотренным уголовнопроцессуальным законом . Она же указывает, что решение о прекращении уголовного дела относится к числу основных, то есть таких, в которых должна быть дана оценка совокупности доказательств, на основе которых делается вывод о наличии события преступления и виновности лица в его совершении, а также о наличии оснований для прекращения уголовного дела.[112] Исходя из этого, в науке отмечается, что процессуальное решение представляет собой не результат выбора между возможными вариантами, а результат оценки установленных обстоятельств[113].

К характеристике решения о прекращении уголовного дела и/или уголовного преследования следует добавить его итоговый характер, означающий завершение процессуальной деятельности в отношении определенного деяния или определенного лица, а значит и процесса доказывания. Это предъявляет к нему повышенные требования.

Являясь процессуальным решением ( п. 25 ст. 5 УПК), постановление о прекращении уголовного дела в соответствии с принципом законности уголовного судопроизводства должно отвечать требованиям законности и обоснованности (ч.4 ст.7 УПК РФ)[114]. Обоснованность процессуального решения в теории уголовного процесса рассматривается как соответствие изложенных в решении выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела, как доказанность фактов, лежащих в основании решения[115] [116] [117], удостоверение решения убедительными доказательствами .

Нет сомнений, что требование обоснованности распространяется на все судебные решения, основания отмены или изменения которых согласно ст. 388.15 УПК РФ являются одинаковыми.

Несмотря на то, что основания отмены постановления органа предварительного расследования в УПК РФ названы только применительно к судебной процедуре (согласно ч.

3 ст. 125 УПК, суд проверяет законность и обоснованность действий и решений дознавателя, следователя и т.д.), не может быть никаких сомнений в том, что именно незаконность и необоснованность процессуальных решений следователя и дознавателя служит основанием их отмены прокурором и руководителем следственного органа (ст. ст. 123, 124 УПК РФ). На это указывает и п. 5.1 ст. 37 УПК РФ.

На органическую связь принятия решений в уголовном судопроизводстве

и доказывания указывает сам факт появления научных работ с соответствующим

118

названием .

Еще один вопрос, который заслуживает серьезного внимания при рассмотрении решения о прекращении уголовного дела, касается гарантий прав и интересов умершего лица, предположительно совершившего преступление. Такое лицо в рассматриваемой ситуации лишено возможности возражать против прекращения уголовного дела и требовать судебного разбирательства в целях своей реабилитации, что не может считаться соответствующим принципам уголовного процесса.

Описанная ситуация стала предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ[118], который проанализировав п.4 ст. 24 УПК РФ с точки зрения его соответствия нормам Конституции РФ и международного права, пришел к единственно возможному, на наш взгляд, выводу: защита конституционных прав личности не может быть обеспечена без предоставления близким родственникам умершего права настаивать на продолжении производства по уголовному делу с целью его возможной реабилитации и соответствующей обязанности публичного органа, ведущего уголовный процесс, обеспечить реализацию этого права.

Анализ изученных нами материалов 170 уголовных дел, прекращенных судами по рассматриваемому основанию, позволяет говорить о возникновении после принятия указанного Постановления тенденции к изменению практики. При установлении факта смерти подсудимого и даже при получении согласия близких родственников на прекращение уголовного дела, суды теперь не всегда отказываются от исследования доказательств, собранных на предварительном следствии, и стремятся разрешить вопрос не только о наличии основания прекращения уголовного дела, названного в п.4 ч.1 ст.24 УПК РФ, но и о виновности умершего подсудимого. Такие попытки мы обнаружили в 57 % случаев (98 из 170 уголовных дел). При этом до выхода постановления Конституционного Суда РФ единственным (в большинстве случаев - 80 % или 40 уголовных дел) вопросом, который рассматривался в судебном заседании, был вопрос о смерти подсудимого[119].

Аналогичная тенденция наблюдается и на стадии предварительного расследования. Нами были изучены 30 уголовных дел, прекращенных в этой стадии на основании п.4 ч.1 ст.24 УПК РФ после выхода постановления Конституционного Суда РФ. Анализ указанных уголовных дел показал, что во всех случаях установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, судя по материалам дела, продолжилось и после смерти подозреваемого (обвиняемого) вплоть до полного установления виновности умершего в совершении преступления.

Подтверждением необходимости расследования являются публикации в средствах массовой информации, в которых сообщается о достаточно серьезных преступлениях, производство по которым подлежит прекращению в связи со смертью лиц, предположительно их совершивших. Среди наиболее резонансных дел такого рода - прекращенное в июне 2013 года уголовное дело в отношении экс-аудитора инвестфонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского, который обвинялся в уклонении от уплаты налогов с организации и скончался в московском СИЗО в 2009 году. До настоящего времени не прекращенно уголовное дело в отношении Дениса Вороненкова, убитого 23 марта 2017г. в Киеве, 15 февраля 2017 года было вынесено постановление о привлечении Вороненкова в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 170.1 УК РФ (организация фальсификации единого государственного реестра юридических лиц) и ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество). Близкие родственники Вороненкова (дети) с предъявленным обвинением не согласились.[120] [121] [122] Не менее резонансным представляется дело Хатипа Кашапова - пилота самолета Ан-2, разбившегося с 13-ю пассажирами на борту летом 2012 года в Свердловской области. Близкие родственники Кашапова не согласились с предъявленным обвинением и настаивали на его невиновности вплоть до момента принятия решения о передаче дела в суд. Однако после окончания расследования и ознакомления с материалами дела дали согласие на

123

его прекращение.

В этих и подобных им случаях слишком велик риск необоснованного обвинения наиболее вероятного лица, которое при этом не может ни защищаться, ни рассчитывать на справедливую судебную процедуру, ни обжаловать процессуальное решение, фактически ставящее умершего в положение виновного, а юридически сохраняющее известную неопределенность в его правовом статусе. В результате необоснованного прекращения в отношении умершего уголовного дела по нереабилитирующему основанию могут пострадать также честь, достоинство и законные интересы (в том числе и имущественные, как отмечает Конституционный Суд РФ ) его близких родственников и других близких умершему лиц.

Защитить честь и достоинство умершего, а также честь и достоинство и другие интересы близких умершему и заинтересованных в его реабилитации лиц, позволит лишь устранение такой неопределенности, то есть четкий ответ на вопрос о том, совершил ли умерший приписываемое ему преступление, что возможно лишь путем производства предварительного расследования в целях установления (доказывания) обстоятельств, имеющих для этого значение.

В научной литературе обращено внимание на необходимость обеспечить интересы всех заинтересованных в результатах расследования лиц . При этом их интересы зачастую обеспечиваются не специальными мерами, а именно полным исследованием обстоятельств преступления. В частности право потерпевшего на возмещение причиненного преступлением вреда становится невозможным даже в порядке гражданского судопроизводства, если не будет доказано, что это преступление совершено умершим.

Таким образом, изложенное позволяет прийти к выводу - прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 4 ч.1 ст. 24 УПК РФ, независимо от момента наступления смерти подозреваемого либо обвиняемого, возможно лишь как итог полного, всестороннего и объективного предварительного расследования, установления всех подлежащих доказыванию [123] [124] (имеющих значение для дела) обстоятельств и обеспечения прав заинтересованных в результатах расследования лиц.

В этой связи следует рассмотреть вопрос о принципиальной возможности отказа в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 4 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

Не делая различий между основаниями отказа в возбуждении уголовного дела и прекращения дела, законодатель, на наш взгляд, допустил существенную ошибку, очевидную даже при беглом прочтении вышеуказанного пункта. Смерть подозреваемого, обвиняемого, не может служить основанием отказа в возбуждении уголовного дела, потому что статус подозреваемого и обвиняемого лицо, заподозренное или изобличенное в совершении преступления, обретает только в результате определенных действий и решений следователя или дознавателя, допускаемых исключительно после возбуждения уголовного дела. Принятие таких решений и совершение таких действий, которые ставят лицо в положение подозреваемого или обвиняемого, требует и наличия достаточных для этого оснований, подкрепленных доказательствами, что само по себе говорит о необходимости производства следственных и иных процессуальных действий, значительная часть которых до возбуждения уголовного дела не допускается. Поэтому, даже согласившись с теоретической возможностью отказа в

возбуждении уголовного дела по рассматриваемому основанию, следовало бы разграничить, если это возможно, смерть как основание отказа в возбуждении уголовного дела и смерть как основание прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Очевидно, что до принятия решения о возбуждении уголовного дела, даже если речь идет о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, это лицо еще не является по смыслу уголовно - процессуального закона ни подозреваемым, ни тем более обвиняемым. Формулируя это основание отказа в возбуждении уголовного дела, законодатель, скорее всего, имел в виду лицо, которое подлежало бы привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого, если бы не наступление смерти.

В таком случае зададимся вопросом - что же это за лицо, в каком случае мы можем говорить о каком-то лице, как о возможном субъекте уголовной ответственности? Ответ на этот вопрос в свете изложенного в первом параграфе вопроса об основаниях уголовной ответственности чрезвычайно прост: субъект уголовной ответственности - это лицо, совершившее преступление. Но если бы мы могли указать на лицо, совершившее преступление, не возбуждая уголовного дела и не проводя расследования, досудебное производство было бы ненужным.

Возбуждение уголовного дела рассматривается Конституционным Судом РФ[125] [126] как точка, с которой начинается уголовное преследование, что означает невозможность уголовного преследования до возбуждения уголовного дела. Возбуждение уголовного дела происходит с появлением оснований для уголовного преследования. Однако как быть если основания для уголовного преследования возникли одновременно с основанием его прекращения? Тождественны ли основания, достаточные для возбуждения уголовного дела и соответственно уголовного преследования, и основания, требуемым для утверждения о совершении лицом преступления?

Следует отметить, что основанием возбуждения уголовного дела ч.2 ст. 140 УПК считает наличие достаточных данных, указывающих лишь на признаки преступления, что не тождественно составу преступления. В теории отмечается, что для принятия такого решения обычно достаточно признаков объективной стороны состава преступления, однако даже их наличие еще не говорит о том, что преступление в конечном итоге будет установлено . Вывод о наличии признаков преступления, хотя и должен быть основан на достаточных данных,

обычно носит характер не достоверного знания , а предположения, и лишь побуждает к проведению всестороннего расследования[127] [128].

Сказанное относится и к данным, указывающим на лицо, совершившее преступление, которые могут и зачастую содержатся в самом сообщении о совершении преступления, в том числе в протоколе принятия явки с повинной. Однако можно ли считать эти данные достоверными и достаточными без проверки содержащихся в них сведений для формулирования обоснованного вывода о совершении лицом преступления?

Даже учитывая изменения, внесенные в УПК РФ законом №23-ФЗ от 04.03.2013г., существенно расширившим перечень процессуальных действий, которые могут быть проведены в целях проверки сведений о совершенном преступлении и лице его, совершившем, включая некоторые следственные действия, по общему правилу разрешенные только по возбужденному уголовному делу (ч. 1 ст. 144 УПК РФ), нельзя не видеть, что этих действий недостаточно для достоверного вывода о виновности лица в совершении преступления. Даже в тех случаях, когда УПК РФ допускает результаты таких действий в качестве доказательств, которые могут быть использованы для обоснования обвинения (ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ), в нем оговаривается

существенное условие - эти сведения должны быть получены с соблюдением требований, предъявляемых к доказательствам ст.ст. 75 и 89 УПК РФ, и не оспариваются стороной защиты. В противном случае, соответствующие сведения должны быть тщательно проверены путем проведения соответствующих виду информации следственных действий (допросом, очной ставкой, проверкой показаний на месте, назначением экспертизы и т.д.).

Допуская более широкие возможности использования таких сведений в качестве доказательств виновности лица в совершении преступления по делам, расследуемым в сокращенной форме дознания, закон устанавливает целый ряд

ограничений, направленных на предотвращение ошибочного решения столь важного вопроса как виновность, и ряд дополнительных гарантий

обоснованности такого решения. Не углубляясь в исследование проблемы сокращенного дознания, и без того неоднозначно воспринятого наукой , укажем лишь на то, что оно допускается лишь по наиболее простым делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, возбужденным в отношении конкретного лица, не являющегося при этом несовершеннолетним, не страдающим психическим расстройством, требующим применения

принудительных мер медицинского характера, владеющего языком, на котором ведется производство, и не относящегося к иной категории лиц, названных в ч.1 ст.226.2 УПК РФ. При этом лицо, изобличение которого допускается сведениями, полученными до возбуждения уголовного дела, должно быть согласно с тезисом о совершении им преступления (п.2 ч.2 ст. 226.1), иметь при этом право на обязательную квалифицированную юридическую помощь (ч.2 ст. 226.4; п.8 ч.1 ст.51) и не оспаривать тех сведений, которыми оно изобличается (п.2 ч3. ст.226.5 ). Представляется очевидным, что ни одно из этих условий и ни одна их этих гарантий не могут быть соблюдены при наличии сведений о возможном совершении преступления лицом, умершим до принятия рассматриваемого процессуального решения. Недопустимость отказа в возбуждении уголовного дела в отношении умершего объясняется не только высокой степенью риска ошибки или злоупотребления правом отказать в возбуждении уголовного дела со всеми вытекающими из этого последствиями, но и тем, что редакция п. 4 ч.1 ст. 24 УПК разрушает основанную на уважении достоинства личности и презумпции невиновности общую конструкцию

Критику положений главы 32.1 УПК РФ см.: Зотова М.В. Дознание в сокращенной форме в российском уголовном процессе: дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2016; Лазарева В.А. Особенности проведения оперативнорозыскных мероприятий (далее - ОРМ) для установления оснований уголовной ответственности//Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия Юридические науки. 2011. №4 (7). С. 54-57; Лазарева В.А. Доследственная проверка//Уголовное судопроизводство. 2016. № 4. С. 11-16; Лазарева В.А., Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовному делу в свете ФЗ № 23 от 04.03.2013//Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2014. № 6 (17) С. 375-382; Кувалдина Ю.В., Лазарева В.А. Сокращенное дознание: соответствует ли процедура назначению уголовного судопроизводства //Вестник Самарского университета. История, педагогика, филология. 2014. № 11-1 (122). С. 50-61; Ярыгина Л.А. Доказывание при производстве дознания в сокращенной форме : дисс... канд. юрид. наук - Самара, 2017.

уголовного судопроизводства. Стадия возбуждения уголовного дела даже в существующем сегодня виде не способна оградить достоинство и доброе имя умершего, не пригодна к применению вытекающих из существа процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела по рассматриваемому основанию гарантий. Принятие решения о совершении лицом преступления не только без судебного разбирательства, но даже и без расследования преступления противоречит всем принципам уголовного процесса, не соответствует его назначению и не решает стоящих перед субъектами, осуществляющими уголовное судопроизводство, задач.

Отсутствие лица, действия которого рассматриваются как преступление, хотя бы и без перспективы назначения наказания, представляет собой достаточно редкое исключение из общего правила. Так, проведение судебного разбирательства без подсудимого возможно исключительно в строго определенных законом (ст. 247 УПК РФ) случаях, обусловленных либо волеизъявлением самого подсудимого, либо его уклонением от явки в судебное заседание и объективной невозможностью обеспечить его участие. В последнем случае, осужденный заочно, явившийся в суд, а также его защитник вправе требовать отмены приговора и возобновления производства по его делу даже при отсутствии иных оснований к пересмотру приговора - закон, таким образом, гарантирует его право на защиту и на справедливое судебное разбирательство. Предварительное же расследование в отсутствие обвиняемого считается невозможным, поэтому уклонение его от расследования влечет приостановление производства по уголовному делу. Однако прежде должны быть выполнены все следственные действий, которые могут быть произведены в отсутствие обвиняемого (ч.5 ст. 208). Но и в этом случае, обвиняемый имеет право на квалифицированную юридическую помощь, а участие в судебном заседании, проводимом по правилам ч.5 ст. 247, защитника отсутствующего обвиняемого является обязательным.

Интересы умершего не обеспечены даже такими гарантиями, хотя "конституционное право на охрану чести и достоинства личности распространяется не только на период жизни человека, оно обязывает государство создавать правовые гарантии для защиты чести и доброго имени умершего, сохранения достойного к нему отношения". Действующее законодательство, допускающее автоматическое прекращение уголовного дела за смертью подлежавшего привлечению к уголовной ответственности лица без проведения полноценного расследования ввиду отсутствия перспективы судебного разбирательства не гарантирует защиту его чести и достоинства и фактически не оставляет возможности для реабилитации.

Единственной возможностью обеспечить защиту части и доброго имени умершего является полное и объективное установление обстоятельств совершенного преступления, а предварительное расследование в той или иной форме - единственный способ их установления.

Недопустимым представляется отказ в возбуждении уголовного дела на основании п.4 ч.1 ст. 24 УПК РФ, поскольку на этапе доследственной проверки наличия оснований к возбуждению уголовного гарантии получения достоверных сведений о виновности лица в совершении преступления отсутствуют.

Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011г. № 16-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Александрина и Ю.Ф. Ващенко" / URL:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_117281/ (дата обращения 03.03.2017)

<< | >>
Источник: Мещерякова Юлия Олеговна. ПРОИЗВОДСТВО ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ В ОТНОШЕНИИ УМЕРШЕГО. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Самара - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Правовые и теоретические основания производства по уголовному делу в отношении умершего:

  1. Медицинские, этические и правовые проблемы умирания и смерти
  2. 2. Метод правового регулирования отношений по социальному обеспечению
  3. 19.2. Окончание расследования составлением постановления о прекращении уголовного дела
  4. V.РАЗВИТИЕ ПРИНЦИПА РАВНОПРАВИЯ СТОРОН
  5. § 2. Советское авторское право в эпоху перехода от капитализма к социализму
  6. ПРЕКРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ 9.1.1. Понятие и основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования
  7. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В РОССИИ
  8. ПО ДЕЛУ O НАНЕСЕНИИ ГУБЕРНСКИМ СЕКРЕТАРЕМ ДОРОШЕНКО МЕЩАНИНУ СЕВЕРИНУ ПОБОЕВ, ВЫЗВАВШИХ СМЕРТЬ ПОСЛЕДНЕГО
  9. ГЛАВА 9. Советское государство и право в октябре 1917 - 1953 гг. Общая характеристика государственно-правовой политики большевиков 1917-1953 гг.
  10. § 2. Виды гражданских правоотношений и метод гражданско-правового регулирования
  11. § 3. Лица, участвующие в делах о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния
  12. §1 Понятие, содержание и основные этапы развития осмотра места происшествия в уголовном судопроизводстве
  13. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  14. Оглавление
  15. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -