<<
>>

2.1. Понятие уголовно-правового статуса потерпевшего

Усилия, направленные на разработку учения о потерпевшем в уголовном праве, обусловлены практической значимостью. Определение потерпевшего в уголовном праве - не самоцель. Смысл теоретических трудов заключается в поиске и оптимизации возможностей осуществления потерпевшим своих прав и выполнения своих обязанностей.

Уяснив, что категория "потерпевший" имеет в том числе и уголовно-правовую природу, необходимо задуматься о функциональной роли потерпевшего в уголовно-правовых отношениях, комплексе его прав и обязанностей, механизме и гарантиях их реализации, т.е. о его уголовно-правовом статусе. Г.О. Петрова пишет, что уголовно-правовой статус дает возможность участвовать в уголовном правоотношении *(299). Впрочем, категории "субъект, обладающий правовым статусом" и "субъект правоотношения" связаны настолько, что, на наш взгляд, невозможно говорить о первичности одного из них и вторичности (детерминированности) другого.

Рассуждения по поводу статуса потерпевшего в уголовном праве представляют определенную трудность, поскольку уголовный закон не содержит самого понятия потерпевшего, не указывает на его права и обязанности. Вместе с тем потерпевший выступает в уголовном праве как носитель определенного правового интереса в части привлечения к уголовной ответственности и наказания либо, напротив, отказа от уголовного преследования виновного лица, восстановления своих нарушенных прав, возмещения вреда. Соответственно, иные участники уголовных правоотношений имеют определенные обязанности перед потерпевшим. Вступающий во взаимоотношения с иными участниками уголовных правоотношений потерпевший обладает правовым статусом, определяющим его функциональное значение, права и обязанности.

Содержанию правового статуса субъектов правовых отношений посвящено немало работ в области общей теории права, авторами которых являются С.С. Алексеев, Л.Д. Воеводин, Н.В. Витрук, С.Ф. Кечекьян, А.В. Малько, Н.И. Матузов, Г.В. Мальцев, В.С. Нерсесянц, В.И. Новоселов, М.С. Строгович, Р.О. Халфина, И.Е. Фарбер, Д.М. Чечот, Л.С. Явич.

Наука уголовного права также развивает учение о правах субъектов уголовных правоотношений. В этом заслуга В.Г. Смирнова, Н.Н. Полянского, Б.В. Волженкина, Н.А. Огурцова, А.И. Санталова, В.С. Прохорова, Н.М. Кропачева, А.Н. Тарбагаева, Г.О. Петровой, А.С. Михлина и др.

Как уже было отмечено, центральной фигурой уголовного права является человек, на которого направлена предупредительная или репрессивно-принудительная сила уголовного закона. Значимость положения лица, совершившего преступление, подтверждается тем, что исследователи отождествляют его (или его уголовно-правовой статус) с такой ключевой категорией уголовного права, как предмет данной отрасли. Б.Т. Разгильдиев указывает, что предметом уголовного права является человек, воздействуя на которого уголовное право удерживает его от совершения преступления *(300). По мнению Г.П. Новоселова, предметом уголовно-правового воздействия является статус лица, совершившего преступление *(301). Правовому положению потерпевшего в уголовном праве еще не дана должная оценка, учение о статусе потерпевшего в этой отрасли права находится в стадии становления.

Очевидно, что правовой статус потерпевшего существует в рамках уголовно-правовых отношений, т.е.

является уголовно-правовым статусом субъекта уголовно-правовых отношений. Освещая вопросы статуса того или иного субъекта уголовных правоотношений, авторы, к сожалению, не раскрывают сам термин "уголовно-правовой статус" *(302). Прежде чем рассуждать об уголовно-правовом статусе потерпевшего, необходимо дать определение уголовно-правового статуса, обозначить его место в системе правовых статусов. Понятие "уголовно-правовой статус" применимо к субъектам уголовного права, прежде всего к физическим лицам, поскольку уголовно-правовой статус - часть конституционного и общегражданского правового статуса личности.

Анализируя понятие уголовно-правового статуса, исследователи опираются на общетеоретическое понимание правового статуса. Таковым рассматриваются "законодательно установленные и взятые в единстве права, свободы и обязанности личности" *(303).

Г.О. Петрова под уголовно-правовым статусом понимает "такое правовое положение, при котором лицо способно от рождения обладать правом на защиту от преступлений и имеет возможность реализовать это право в любой момент, а также способно нести ответственность за совершенное преступление при наличии вменяемости, возраста, по достижении которого лицо обязано отвечать за совершенное преступление, и других обстоятельств, указанных в уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном и иных законах и подзаконных актах" *(304). Данное определение весьма актуально в свете рассматриваемой проблемы уголовно-правового статуса потерпевшего. Из первой части предложения следует, что автор имеет в виду не только статус лица, подлежащего уголовной ответственности, но и статус лица, чьи права и свободы нарушаются преступлением и, соответственно, требуют защиты.

"Статус правовой (лат. status) - установленное нормами права положение его субъектов, совокупность их прав и обязанностей" *(305).

"Правовой статус есть признанная Конституцией и законодательством совокупность прав и обязанностей субъектов, а также полномочий государственных органов и должностных лиц, с помощью которых они выполняют свои социальные роли" *(306).

Н.И. Матузов, внесший значительный вклад в разработку проблемы правового статуса личности, под правовым статусом понимает правовое положение личности в обществе *(307).

Изучение мнений ученых - специалистов в области теории права позволило сформулировать достаточно четкое, на наш взгляд, определение уголовно-правового статуса. Под таковым в общем виде следует понимать совокупность нормативно закрепленных прав и обязанностей личности, выступающей субъектом уголовных правоотношений, а также полномочия государственных органов и должностных лиц, представляющих сторону государства в данных правоотношениях.

Прежде чем говорить о понятии, содержании и видах правового статуса вообще и уголовно-правового статуса потерпевшего в частности, необходимо уяснить природу исследуемого феномена. Нет оснований сомневаться, что правовой статус принадлежит субъектам права. Проблемным является вопрос о понятии "субъект права" и его отграничении от понятия "субъект правоотношения". В результате изучения научной литературы по вопросам правового статуса мы пришли к выводу: следует говорить о правовом статусе субъектов права и о правовом положении субъектов конкретных правоотношений *(308). "Если правовой статус (правовое состояние) абстрактного субъекта характеризуется совокупностью нормативно закрепленных прав и обязанностей, то правовое положение (правовое состояние конкретного персонально индивидуализированного лица) определяется как потенциальными обязанностями и правами (обусловлены наличием правоотношений-моделей), так и реальными обязанностями и правами (обусловлены существованием правоотношений-отношений)", - пишет А.Ю. Якимов *(309). Поэтому, рассуждая о правовом статусе потерпевшего от преступления, мы имеем в виду абстрактное лицо, субъекта, его права и обязанности, предусмотренные законом. В рамках уголовных правоотношений конкретные потерпевшие реализуют свои права и обязанности как субъекты уголовных правоотношений, отдельных их видов; совокупность этих прав и обязанностей составляет правовое положение субъектов. Понятия "уголовно-правовой статус потерпевшего" и "уголовно-правовое положение потерпевшего" не следует рассматривать как противоположные, конкурирующие. Последнее понятие образовано в процессе конкретизации первого.

В теории права проводится классификация правовых статусов. Так, Н.И. Матузов по степени общности выделял конституционный и отраслевой статусы, а внутри отраслей допускал возможность существования внутриотраслевых статусов *(310). Понятно, что уголовно-правовой статус является отраслевым статусом. Уголовно-правовым статусом обладает личность как субъект уголовных правоотношений. К таким лицам, имеющим правовой статус, можно отнести: лиц, совершивших преступления; лиц, совершивших иные уголовно значимые деяния (малозначительное деяние, акты необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости и пр.); потерпевших от преступления; должностных лиц, представляющих государство. Следовательно, уголовно-правовой статус потерпевшего - внутриотраслевой статус, составная часть уголовно-правового статуса. Уголовно-правовой статус потерпевшего от преступления - это статус субъекта права; он основывается на общеправовом (конституционном) статусе. Выступая участником конкретных правоотношений, потерпевший обладает определенным правовым положением. Каждому виду уголовных правоотношений, субъектом которых является потерпевший, соответствует правовое положение потерпевшего лица. Уголовно-правовой статус потерпевшего есть также конкретизированный вид его общеправового статуса.

Элементы уголовно-правового статуса потерпевшего. Исследуя структуру правового статуса, ученые выделяют его элементы. Правовой статус - категория сложносоставная, поскольку содержит ряд (систему) структурных элементов. Бесспорно утверждение, что обязательными элементами правового статуса являются права и обязанности субъектов *(311). "Именно права и обязанности составляют ядро правового статуса", - пишет А.В. Малько *(312). Относительно других элементов (правоспособности, правосубъектности, норм права, принципов, гарантий, правоотношений и пр.) в литературе отсутствует единообразие суждений, авторы вычленяют их большее или меньшее количество.

В Российской Федерации действует ряд "статутных" законов: "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" *(313), "О Конституционном Суде Российской Федерации" *(314), "О статусе судей в Российской Федерации" *(315), "О статусе военнослужащих" *(316), "Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей" *(317) и др. В перечисленных нормативных актах законодатель прежде всего дает понятие субъекта права ("депутат Совета Федерации", "депутат Государственной Думы", "судьи Конституционного Суда", "судьи", "военнослужащие", "спасатели" и пр.). Далее в качестве элементов статуса законодатель выделяет права (полномочия), гарантии, обязанности, ответственность субъектов.

Элементами уголовно-правового статуса потерпевшего, на наш взгляд, являются:

- уголовно-правовые нормы;

- принципы уголовного законодательства;

- права потерпевшего;

- обязанности потерпевшего;

- гарантии реализации прав и обязанностей потерпевшего;

- правосубъектность.

Необходимым элементом правового статуса вообще и уголовно-правового статуса потерпевшего от преступления, в частности, является правовая норма, устанавливающая круг прав и обязанностей субъекта правоотношения. П.Е. Кондратов отмечает: "В основе всего правового статуса потерпевшего лежит регламентация его интереса получить защиту (в виде правовых норм (выделено мною. - С.А.) и соответствующих государственных органов) от преступных посягательств" *(318). Поэтому говорить о том, что потерпевший имеет право без закрепления в законе обязанностей других субъектов, без обеспечения гарантий, значит - выдавать желаемое за действительное, должное - за сущее. По образному выражению Н.И. Матузова, "юридические нормы как бы обрамляют и закрепляют фактический социальный статус, превращая его тем самым в правовой" *(319). Мы солидарны с авторами, признающими взаимосвязь правоотношения и правовой нормы. Реально существующее общественное отношение лишь тогда приобретает характер (качество) правоотношения, когда оно находит нормативное оформление.

Нормативную базу уголовно-правового статуса потерпевшего составляют нормы уголовного законодательства, основанные на Конституции РФ, общепризнанных принципах и нормах международного права. Конституционные установления относительно статуса потерпевшего могут быть разделены на положения общего порядка (равенство, неотъемлемость прав, приоритет защиты личности и т.д.) и специального порядка, т.е. непосредственно касающиеся прав потерпевшего от преступления. Последние нашли отражение в ст. 52 Конституции РФ, устанавливающей права потерпевших на доступ к правосудию и право на компенсацию причиненного ущерба. Общепризнанные принципы международного права, касающиеся правового статуса потерпевших от преступлений, содержатся во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. *(320), в Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. (вступил в силу 23 марта 1976 г.) *(321).

Значительное место в правовой базе прав потерпевших от преступлений занимает Декларация Генеральной Ассамблеи ООН основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью от 29 ноября 1985 г. N 40/34. Во исполнение данной Декларации Генеральная Ассамблея ООН 24 мая 1989 г. разработала резолюцию 1998/57 "Осуществление Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью". Экономический и Социальный Совет ООН 24 мая 1990 г. принял резолюцию 1990/22 "Жертвы преступлений и злоупотреблений властью". На VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшемся в Гаване 27 августа - 7 сентября 1990 г., сформулирован документ "Меры по борьбе с международным терроризмом", один из трех разделов которого именуется "Защита жертв"; на этом же Конгрессе одобрена резолюция "Защита прав жертв преступлений и злоупотреблений властью".

Совет Европы также нацеливает свою деятельность на защиту прав потерпевших от преступлений. В свете этого приняты: Резолюция от 28 сентября 1977 г. N (77) 27 "О компенсации потерпевшим от преступления", Европейская Конвенция о возмещении ущерба жертвам насильственных преступлений (Страсбург, 1983), Рекомендации относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и процесса (принятые Комитетом Министров Совета Европы на 387 заседании заместителей министров в 1985 г.), Европейский кодекс полицейской этики от 19 сентября 2002 г.

Наиболее значимой для уголовно-правового статуса потерпевшего является Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью от 29 ноября 1985 г., поскольку положения, содержащиеся в ней, относятся к числу общепризнанных принципов и норм международного права в области охраны прав человека. Именно на этот документ ориентировался российский законодатель при оформлении в Конституции РФ прав потерпевшего от преступления (ст. 52) *(322). На Декларацию 1985 г. ссылается Конституционный Суд РФ (Определение КС РФ от 18 января 2005 г. N 131-О по запросу Волгоградского гарнизонного военного суда о проверке конституционности части восьмой статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) *(323). Таким образом, правотворческой и правоприменительной базой статуса потерпевшего в уголовном праве являются общепризнанные принципы и нормы международного права, ориентированные на них Конституция РФ и национальное законодательство.

На межотраслевом уровне статус потерпевшего определяется нормами кодифицированного законодательства (УК РФ, УПК РФ, ГК РФ, ГПК РФ, КоАП РФ), а также Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (в редакции федеральных конституционных законов от 15 декабря 2001 г. N 5-ФКЗ; от 4 июля 2003 г. N 3-ФКЗ; от 5 апреля 2005 г. N 3-ФКЗ) *(324), Федеральным законом от 25 июля 1998 г. N 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом" (в редакции федеральных законов от 7 августа 2000 г. N 122-ФЗ; от 21 ноября 2002 г. N 144-ФЗ; от 30 июня 2003 г. N 86-ФЗ; от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ) *(325), Законом о защите потерпевших, нормативными актами субъектов Федерации, актами Президента РФ, актами Правительства РФ, ведомственными нормативными актами.

Как было сказано выше, категория "потерпевший" имеет комплексный характер, т.е. включает положения уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, гражданско-процессуального и иного законодательства. В связи с этим можно сказать, что статус потерпевшего от преступления также носит комплексный характер, элементы которого содержатся в нормах различных отраслей права, нормативных актах различного уровня. Уголовно-правовой статус потерпевшего, таким образом, есть компонент общего, родового понятия - статуса потерпевшего от преступления, который базируется на конституционном статусе.

Концептуальную направленность уголовно-правовому статусу обеспечивают принципы уголовного законодательства. Н.И. Матузов подчеркивает значимость принципов для правового положения личности. Однако принципы как структурный элемент правового статуса личности ученым не рассматриваются, поскольку они характеризуют правовой статус "главным образом, с внешней стороны, указывая на его предпосылки, исходные начала, условия, взаимосвязи с другими социальными и политическими явлениями. Это то, на чем основывается правовой статус личности, обеспечивает его прочность и стабильность, разумность и справедливость" *(326).

Анализ законов, носящих "статутный" характер, показывает, что положения, которые не могут быть названы иначе как принципы, рассматриваются в качестве элементов правового статуса субъектов права. Так, гл. II Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" называется "Статус судьи Конституционного Суда Российской Федерации" и содержит нормы, закрепляющие такие принципиальные для статуса судей категории, как независимость, несменяемость и пр.

Поскольку принципы уголовного права нормативно закреплены (ст. 3-7 УК), они органично вошли в нормативную базу уголовно-правового статуса потерпевшего. Впрочем, нельзя не заметить преобладающую "репрессивную" направленность принципов: они, в основном, касаются уголовной ответственности или наказания лица, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом. Так, например, справедливость (ст. 6 УК РФ), по мнению А.И. Бойко, трактуется в основном своем значении как индивидуализация ответственности преступника и не согласуется с интересами криминальных жертв *(327). В этом отношении УПК РФ 2001 г. можно назвать более прогрессивным. Глава 2 УПК РФ "Принципы уголовного судопроизводства" содержит концептуально важные положения, ориентированные на положение осужденного. Так, ч. 1 ст. 6 УПК РФ назначением уголовного судопроизводства провозглашает защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; ст. 9 УПК РФ запрещает по отношению к участникам судопроизводства действия и решения, унижающие их честь и достоинство; ст. 11 УПК РФ направлена на обеспечение охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве и т.д.

Причину существенной пробельности уголовного закона в части принципиальных положений, учитывающих интересы потерпевшего, следует искать в неурегулированности статуса потерпевшего от преступления, недостаточном внимании государства к этой фигуре. Вместе с тем принципы уголовного законодательства являются важной составляющей правового статуса потерпевшего. Нормы-принципы должны воплощать те требования общества к законодателю, правоприменителю, к поведению граждан *(328), в которых фиксируется правовое положение потерпевшего, его место в уголовном праве, определяются основные черты самой категории "потерпевший от преступления", базисные положения, из которых вытекают права и обязанности потерпевшего в уголовном праве. Принципы уголовного права, содержащиеся в ст. 3-7 УК РФ, должны отвечать указанным требованиям.

Итак, мы установили, что потерпевшим в уголовном праве является субъект, которому вред причинен преступлением. Согласно ст. 3 УК РФ, закрепляющей принцип законности, преступность деяния определяется уголовным законом РФ. Связь статуса потерпевшего с принципом законности очевидна. Норма-принцип определяет формальный признак (противоправность) того события, которое причиняет вред лицу. Таковым является преступление, и только оно. С данным принципом связан сущностный признак потерпевшего - причинение ему вреда именно преступным деянием или создание угрозы причинения вреда. Статус потерпевшего основывается на принципе законности, так как его правовой интерес направлен на то, чтобы его нарушенные права были защищены в соответствии с уголовным законом; потерпевший реализует свои права, которые предусмотрены этим законом.

Принцип равенства граждан перед законом (ст. 4 УК РФ) сформулирован несколько односторонне: он обращен к лицам, совершившим преступление. Лица, пострадавшие от преступления, также имеют равные с виновным права в защите своих интересов. Социальная справедливость проявляется не только в положении "равным за равное", но и в балансе защиты интересов виновых и потерпевших. Принцип равенства перед законом должен содержать положение, согласно которому права всех граждан уголовным законом защищаются в равной степени. Это положение восходит к международным нормам. Статья 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г., постановляет: "Все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона". Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью от 29 ноября 1985 г. устанавливает, что положения, содержащиеся в Декларации, применимы ко всем лицам без каких-либо различий, независимо от расы, цвета кожи, пола, возраста, языка, вероисповедания, национальности, политических или иных взглядов, культурных убеждений или практики, имущественного, сословного или семейного положения, этнического или социального происхождения и нетрудоспособности. Как подчеркивает Н.Ф. Кузнецова, толкование текста ст. 4 УК РФ должно быть расширительным, в число его адресатов включаются не только законодатель и правоприменитель, но и граждане (прежде всего лица, совершившие преступления и потерпевшие от преступлений) *(329). Корректировка ст. 4 УК РФ, на наш взгляд, должна заключаться именно в провозглашении равенства защиты всех потерпевших от преступлений. "Уголовный закон обеспечивает защиту прав всех потерпевших от преступлений вне зависимости от их гражданства, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, принадлежности к социальной группе, происхождения, а также организационной формы и иных обстоятельств", - так можно было бы сформулировать ч. 2 ст. 4 УК РФ.

Справедливость назначенного наказания - показатель баланса интересов государства, виновного и потерпевшего. Принцип справедливости наказания, как уже отмечалось, обращен к виновному и правоприменителю. С правами потерпевшего принцип справедливости, на наш взгляд, связан через ч. 2 ст. 43 УК РФ, закрепляющую восстановление социальной справедливости целью наказания. Восстановление социальной справедливости - многоаспектная философская, этическая, правовая категория, оцениваемая с позиции государства, общества, виновного и потерпевшего. По мнению М.Н. Становского, социальная справедливость с точки зрения потерпевшего заключается: "1) в назначении осужденному наказания в соответствии с законом и с учетом тяжести содеянного и его последствий; 2) в возмещении в полном объеме материального ущерба, причиненного преступлением, и 3) в компенсации морального вреда в соответствии с правилами ст. 151 ГК РФ" *(330). Статья 6 УК РФ фиксирует лишь одну из трех составляющих справедливого наказания, а именно - соразмерность уголовно-правового воздействия государства содеянному.

Восстановление социальной справедливости следует рассматривать в широком и узком значении. В первом случае речь идет о восстановлении в первоначальном состоянии объекта преступления, того общественного отношения, которому преступлением был причинен вред. Такой подход нельзя осуществлять механистически. Если преступление нарушает права потерпевшего - правообладателя социальных благ, то уголовно-правовое воздействие направлено на ограничение и лишение благ, принадлежащих виновному лицу. Объем данных ограничений определяет меру наказания. Чем более ценные права затрагивает преступление, чем ощутимее вред от него, тем более суровым должно быть государственное правовое воздействие.

Восстановление социальной справедливости применительно к потерпевшему как субъекту общественных отношений, нарушенных преступлением, означает, что уголовно-правовые отношения, порожденные фактом совершения преступления, являются закономерным результатом совершения преступления. Уголовно-правовое воздействие на преступника, несомненно, отрицательное в его субъективной оценке, уравновешивает вред, причиненный общественным отношениям, частью которых является потерпевший. Равновесие достигается путем привлечения виновного к уголовной ответственности и назначением ему адекватного наказания. Определяя отрицательную государственную оценку преступления и преступника как признак уголовного наказания, А.Ф. Мицкевич высказал следующую идею: "В объектах составов преступлений выражаются те ценности, те идеальные образования, с которыми производится сопоставление (сравнение) совершенных преступлений и лиц, их совершивших... Иначе говоря, уголовное наказание как оценка совершенного преступления позволяет продемонстрировать степень несовпадения, противоречия преступления с соответствующей ценностью - охраняемым общественным отношением" *(331). Отсюда - чем более разительно это несовпадение, тем суровее будет наказание. В этом видится восстановление социальной справедливости по отношению к потерпевшему в широком смысле.

Принцип гуманизма (ст. 7 УК РФ). Н.Ф. Кузнецова отмечает дуализм данного принципа. По ее выражению, одна сторона принципа гуманизма обращена к потерпевшему от преступления, другая - к субъекту преступления. Весьма важным является акцент, поставленный автором: обе стороны принципа гуманизма взаимосвязаны. "Неоправданный либерализм в наказаниях оборачивается негуманностью в отношении потерпевших от преступлений граждан", - справедливо подчеркивает Н.Ф. Кузнецова *(332). Соотношение двух аспектов в принципе гуманизма (подход к человеку как к объекту и уголовно-правовой охраны, и уголовно-правового воздействия) видит В.В. Мальцев, который пишет: "Именно содержание гуманистических воззрений общества и государства обусловливают степень гуманного отношения к потерпевшим, так и меру милосердия, человеческого отношения к преступникам" *(333). Здесь трудно не уловить взаимозависимость указанных аспектов, которые в самом деле являются двумя сторонами одной медали. Автор предлагает формулировку ч. 1 ст. 7 УК РФ, которая как нельзя лучше отражала бы гуманистическую и социальную направленность отечественного уголовного законодательства: "Уголовное законодательство и суды Российской Федерации обеспечивают охрану гуманистических основ гражданского общества и социального государства в России, приоритетную защиту прав и свобод человека и гражданина" *(334). Данная редакция импонирует нам еще и тем, что в нее вполне вписывается предложенное нами видение потерпевшего от преступления как субъекта общественных отношений, охраняемых уголовным законом (личность, общество, государство, человечество).

Объемное видение идеи гуманизма уголовного закона дало основание Т.В. Кленовой утверждать, что "в первую очередь принцип гуманизма в уголовно-правовом аспекте определен применительно к охраняемым общественным отношениям, как гарантирующий права потерпевших от преступлений" *(335). Подобное прочтение принципа гуманизма мы находим и у В.Д. Филимонова. По мнению автора, гуманное отношение к потерпевшему достигается установлением уголовной ответственности за действия, посягающие на безопасность человека; дифференциацией уголовной ответственности в соответствии с характером и степенью общественной опасности совершенного преступления, а, следовательно, и в соответствии с причиненным потерпевшему ущербом; стимулированием положительного посткриминального поведения по отношению к потерпевшим (п. "и", "к" ч. 1 ст. 61; ст. 76 УК РФ) *(336).

О защите и восстановлении прав потерпевшего как об одном из принципиальных положений уголовного закона пишет Н.И. Коржанский. "Принцип полного возмещения причиненного преступлением вреда является выражением, частичной реализацией новой концепции уголовного закона - концепции защиты, замены карающей функции функцией восстановления нарушенных прав, свобод, интересов личности, - отмечает Н.И. Коржанский. - Принцип полного возмещения причиненного преступлением вреда в наибольшей мере соответствует правовому законодательству, законодательству правового общества" *(337). Ученый предложил формулировку принципа о полном возмещении вреда, причиненного преступлением: "Независимо от вида и меры назначенного судом наказания, лицо, совершившее преступление, обязано возместить причиненный этим преступлением вред в полном объеме, а также все расходы на производство дознания, следствия и суда" *(338).

Таким образом, принципы уголовного законодательства, закрепленные в ст. 3-7 УК РФ, являются отправными началами, лежащими в основе уголовно-правового статуса потерпевшего. Вместе с тем очевидна необходимость их законодательной корректировки с учетом положений о правах потерпевших от преступлений.

Правосубъектность потерпевшего как элемент его уголовно-правового статуса выражается в способности (возможности) выступать в качестве субъекта прав и обязанностей. Права принадлежат потерпевшим безотносительно к их субъективным признакам. В некоторых случаях потерпевшие неспособны самостоятельно осуществлять свои права. Так, например, примирение с виновным может осуществить лишь дееспособное лицо. При отсутствии правосубъектности потерпевшего от его имени действует законный представитель. Определяя значение правосубъектности, авторы называют ее "буферной" конструкцией между статусом субъекта права и субъекта правоотношения, которая отражает состав юридических фактов, наличие которых позволяет конкретному лицу выступить в качестве обладателя соответствующего правового положения *(339).

Правосубъектность, на наш взгляд, является неотъемлемым элементом уголовно-правового статуса потерпевшего от преступления, элементом, указывающим на то, что потерпевший может выступать субъектом уголовных правоотношений, и самостоятельно либо через представителя реализовывать свои права и выполнять обязанности по отношению к иным субъектам правоотношений.

Права в структуре правового статуса - "это формально-определенные, юридически гарантированные возможности пользоваться социальными благами, официальная мера возможного поведения человека в государственно-организованном обществе" *(340). С учетом положений общей теории права можно сделать вывод, что права потерпевшего как субъекта уголовных правоотношений являются частью объективного права, т.е. определенной разновидностью правовых норм в рамках системы действующего права и одновременно - это субъективные права, поскольку они принадлежат потерпевшему как субъекту права. Субъективные права потерпевшего есть те конкретные правомочия, которые возникают у него, как у индивидуально-определенного субъекта права, на основе норм объективного права; это те юридические возможности конкретного потерпевшего, которые непосредственно вытекают из общих, абстрактных правил поведения, установленных законодателем *(341).

Как было отмечено выше, потерпевший - понятие комплексное, объединяющее положения конституционного, уголовного, уголовно-процессуального права. Отсюда и статус потерпевшего следует рассматривать как комплексное явление, слагающееся из ряда элементов, относящихся к различным отраслям права. К таким элементам относятся и права потерпевшего. Говоря о содержании уголовно-правового статуса потерпевшего, важно выделить зафиксированные уголовным законом права, которыми потерпевший обладает как участник уголовно-правовых отношений. На сегодняшний момент уголовный закон наделяет потерпевшего правом:

- примириться с виновным (ст. 76 УК РФ);

- согласиться или отказаться от уголовного преследования виновного, совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное ст. 201-204 УК РФ, причинившее вред коммерческой организации.

Обязанности потерпевшего - это установленные и гарантированные государством требования к поведению субъектов уголовно-правовых отношений, официальная мера должного поведения. Важно, чтобы между правами и обязанностями потерпевшего как субъекта уголовных правоотношений сохранялся баланс. Обязанности потерпевшего являются отражением прав иных субъектов уголовных правоотношений - государства и лица, совершившего преступление. Поэтому можно говорить о взаимосвязи прав и обязанностей между собой.

В теории права выделяют три варианта поведения обязанного субъекта: 1) обязанность лица совершать собственные активные действия; 2) обязанность его пассивного поведения; 3) обязанность претерпеть меры государственного принуждения. В силу специфики правового статуса потерпевшего, третий вариант поведения при исполнении им юридических обязанностей, скорее всего, невозможен. И поскольку юридическая ответственность связана с противоправным поведением, мы не включаем ее в структуру уголовно-правового статуса потерпевшего. Нарушение потерпевшим прав других субъектов, например, путем самоуправства, переводит его из категории лиц, чьи права нарушены, в категорию лиц, нарушающих чужие права, т.е. субъекта с иным правовым статусом. Обязанности, которые лежат на потерпевшем как на субъекте уголовных правоотношений, выполняются им добровольно, без воздействия государственного принуждения.

Обязанности являются неотъемлемым элементом правового статуса потерпевшего. Основная его обязанность, на наш взгляд, состоит в соблюдении им уголовного закона в процессе реализации своих прав. Примиряясь с виновным, потерпевший не должен высказывать чрезмерные требования по возмещению ему вреда. После состоявшегося акта примирения (ст. 76 УК РФ), а также после отказа от уголовного преследования (примечание 2 к ст. 201), потерпевший не должен поднимать вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности.

Права потерпевшего, а также возможность выполнения им субъективных обязанностей должны быть не только провозглашены, но и обеспечены, гарантированы государством. Н.И. Матузов определяет такие гарантии как "принципы, либо предпосылки правового статуса, которые, безусловно, характеризуют положение личности в обществе, пронизывают данные понятия..." *(342). Однако автор не рассматривает гарантии в качестве структурного элемента правового статуса. Гарантии, отмечается в другом исследовании, - это "совокупность факторов, условий, принципов, обеспечивающих эффективную реализацию прав и свобод человека..." *(343). Л.Д. Воеводин утверждает: "Права, свободы и обязанности человека и гражданина - ничто без гарантий, способных реализовать их" *(344), и однозначно причисляет гарантии к числу структурных элементов правового статуса.

Анализ перечисленных выше законов, устанавливающих положения о статусах ряда субъектов, показывает, что законодатель включает гарантии как составную часть (элемент) правового статуса. Так, преамбула Федерального закона от 8 мая 1994 г. "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" гласит: "Настоящий федеральный закон определяет права, обязанности и ответственность члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, их помощников, предусматривает основные правовые и социальные гарантии (выделено мною. - С.А.) при осуществлении ими своих полномочий". Гарантии реализации прав и обязанностей потерпевшего не могут быть исключены из структуры его уголовно-правового статуса.

С учетом вышеизложенного сформулируем понятие уголовно-правового статуса потерпевшего от преступления.

Уголовно-правовой статус потерпевшего - это основанное на общепризнанных нормах и принципах международного права, гарантированное Конституцией РФ и обеспечиваемое правовыми актами правовое положение потерпевшего, которое состоит в возможности и гарантированности реализации им своих прав и обязанностей в рамках уголовных правоотношений.

Подводя итоги рассуждениям об уголовно-правовом статусе потерпевшего, его содержании, можно сказать следующее.

1. Уголовный закон рассматривает потерпевшего участником уголовно-правовых отношений, в связи с чем потерпевший наделен рядом прав и обязанностей.

2. Наличие прав потерпевшего, которым корреспондируют обязанности иных субъектов уголовно-правовых отношений, его специфическая роль в них позволяет утверждать о существовании такой уголовно-правовой категории, как уголовно-правовой статус потерпевшего.

3. Понятие уголовно-правового статуса потерпевшего базируется на основных положениях теории права о правовом статусе. Уголовно-правовой статус потерпевшего - это основанное на общепризнанных принципах и нормах международного законодательства, соответствующей им Конституции РФ и национальном законодательстве России правовое положение потерпевшего (физического или юридического лица), содержание которого обусловливает возможность и гарантированность реализации потерпевшим своих прав и обязанностей в рамках уголовных правоотношений.

4. Структура уголовно-правового статуса потерпевшего включает ряд элементов:

- нормы уголовного закона;

- принципы уголовного законодательства;

- права потерпевших;

- обязанности потерпевших;

- правосубъектость потерпевших;

- гарантии реализации прав и обязанностей.

<< | >>
Источник: Анощенкова С.В.. Уголовно-правовое учение о потерпевшем. Монография. -М.: изд. Волтерс Клувер, 172с.. 2006

Еще по теме 2.1. Понятие уголовно-правового статуса потерпевшего:

  1. § 1. Понятие и правовой статус холдинга
  2. §4. Понятие и правовой статус коммерсанта по зарубежному торговому праву
  3. 1.2. Соотношение уголовно-правового, уголовно-процессуального и криминологического понятий потерпевшего
  4. 1.5. Уголовно-правовое понятие потерпевшего
  5. Глава II. Уголовно-правовой статус потерпевшего
  6. 2.1. Понятие уголовно-правового статуса потерпевшего
  7. 2.2. Виды уголовно-правового статуса потерпевшего
  8. 2.3. Права и обязанности как элементы уголовно-правового статуса потерпевшего
  9. 3.2. Уголовно-правовой анализ потерпевшего
  10. Понятие потерпевшего в теории уголовного права. Уголовно-правовое значение возраста потерпевшего от преступления
  11. § 1. Предмет уголовно-правового регулирования
  12. § 3. Норма и уголовно-правовые отношения
  13. 5.4. Понятие основ правового статуса личности. Гражданство
  14. § 3. Избирательные объединения: понятие и правовой статус
  15. § 5. Институт наблюдателей: понятие, правовой статус
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -