<<
>>

§ 1. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

УК РФ известны следующие виды освобождения от уголовной ответственности: 1)в связи с истечением сроков давности (ст. 78); 2) в связи с деятельным раскаянием (ст. 75); 3) в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76); 4) в связи с изменением обстановки (ст. 77).

1. Статья 78 УК РФ (Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности) в сравнении с УК РСФСР в некоторых случаях улучшает, а в некоторых случаях ухудшает положение лица, совершившего преступление. Так, согласно ч.

(2) ст. 48 УК РСФСР течение давности прерывается, если до истечения указанных в этой статье сроков лицо совершит новое преступление, за которое может быть назначено лишение свободы на срок свыше двух лет. Исчисление давности в этом случае начинается с момента совершения нового преступления. УК РФ отказался от положения о прерывании сроков давности в случае совершения лицом нового преступления, указав, что сроки давности в этих случаях по каждому преступлению исчисляются самостоятельно (ч. 2 ст. 78 УК РФ). Эта новелла имеет обратную силу, т. е. распространяется на лиц, совершивших преступления до 1 января 1997 г., так как улучшает положение этих лиц.

Некоторые авторы возражают против этого нововведения. Так, А. Д. Прошляков пишет, что в сочетании со смещением конечного момента исчисления сроков давности на момент вступления приговора в законную силу указанное в ч. 2 ст. 78 УК РФ положение приводит к тому, что по объемным, сложным, многоэпизодным делам, где совокупность преступлений образуют несколько преступлений различной степени тяжести, сроки давности за некоторые из них (преступления небольшой тяжести) истекают уже в ходе длительного предварительного следствия либо продолжительного судебного разбирательства206. Мы также находим преждевременным отказ от

х Прошляков А. Д, 1) Институт давности: взаимосвязь уголовно-правовых и процессуальных норм // Государство и право на рубеже веков. (Материалы Всероссийской конференции). Криминология. Уголовное право. Судебное право. М., 2001. С. 131. 2) Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. Российская юстиция. 2000. № 9. С. 51.

141

прерывания сроков давности. По мнению большинства исследователей института давности, юридической природой этого института является отпадение или существенное уменьшение общественной опасности лица, доказанное надлежащим поведением , а совершение лицом нового преступления свидетельствует об определенной линии поведения, о повышении общественной опасности этого лица, вследствие чего более оправданным было положение, предусмотренное ч. (2) ст. 48 УК РСФСР.

Часть 2 ст. 78 УК РФ содержит также другую новеллу, согласно которой сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу208. Это положение также имеет обратную силу, поскольку в соответствии со ст. 48 УК РСФСР сроки давности исчислялись с момента совершения преступления и до момента привлечения лица к уголовной ответственности. Мы не можем согласиться с А. Д. Прошляковым, возражающим против указанного нововведения ч. 2 ст. 78 УК РФ по тем основаниям, что «у субъектов уголовного судопроизводства появилась возможность в известной мере их (сроки давности. — А. Я.) регулировать — длительное ознакомление с материалами уголовного дела, принесение на приговор кассационных жалоб и т. п.»209. Во-первых, кассационное обжалование приговора — неотъемлемое право осужденного, против которого невозможно возражать.

Во-вторых, обвиняемый практически беззащитен против затягивания, иногда на годы, предварительного расследования, волокиты, иногда на многие месяцы, с назначением к рассмотрению и рассмотрением дела судом. Указанная новелла как раз направлена на стимулирование более оперативного расследования и судебного рассмотрения дела.

207 См., напр.: Ткачевский Ю. М. Давность в советском уголовном праве. М., 1978. С. 10; Смольников В. Е. Давность в уголовном праве. М., 1973. С. 16.

208 Следует, очевидно, согласиться с Ю. М. Ткачевским, который считает, что в связи с перенесением момента окончания срока давности на момент вступления приговора в законную силу «было бы правильнее говорить не о давности привлечения к уголовной ответственности, а о давности осуждения». (Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2: Учение о наказании. М., 1999, С. 190).

209 Прошляков А. Д. 1) Институт давности: взаимосвязь уголовно-правовых и процессуальных норм. С. 130-131; 2) Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. С. 51.

142

Вместе с тем мы согласны с доводами А. Д. Прошлякова об упущении законодателя, связавшего момент истечения сроков давности со вступлением в законную силу только приговора суда. Слушание дела действительно не всегда заканчивается приговором, и в качестве момента истечения сроков давности следовало бы указать более общий термин — например, решение суда210.

Примером освобождения от уголовной ответственности в связи с тем, что к моменту вступления приговора в законную силу истек срок давности вследствие волокиты с кассационным рассмотрением (около четырех месяцев), является следующее дело. Приговором Сыктывкарского городского суда от 29 января 1998 г. Алексеев был осужден по п. «а» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, п. «а», «в», «г», «д», ч. 2 ст. 161 и ч. 2 ст. 325 УК РФ и Жижев — по п. «а» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР и ч. 2 ст. 325 УК РФ. Определением Верховного суда Республики Коми от 26 мая 1998 г. приговор оставлен без изменения. Постановлением президиума Верховного суда Республики Коми из приговора исключена конфискация имущества Алексеева. Определением судебной коллегии Верховного Суда РФ приговор суда, кассационное определение и постановление президиума в части осуждения Алексеева по ч. 2 ст. 325 УК РФ (Похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа) отменены и дело производством прекращено вследствие того, что с момента совершения преступления (1 мая 1996 г.) и до вступления приговора в законную силу прошло более двух лет — давностный срок, предусмотренный ст. 78 УК РФ по делам о преступлениях небольшой тяжести (Д № З-ДОО-22 пр-2000).

Относительно сроков давности, предусмотренных ст. 48 УК РСФСР и ст. 78 УК РФ, следует отметить следующее. Исследователи института давности привлечения к уголовной ответственности, анализируя ст. 48 УК РСФСР, отмечали несоответствие сроков давности с максимально возможным наказанием за соответствующее преступление, в связи с чем высказывалось мнение о том, что срок давности привлечения к уголовной ответственности не должен быть

210 Прошляков А Д. Институт давности: взаимосвязь уголовно-правовых и процессуальных норм, С. 131.— А. Д. Прошляков отмечает также, что среди практических работников высказывается мнение о необходимости вернуться к прежним правилам исчисления давностных сроков (см.: Прошляков Д. А. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. С. 52).

143

менее продолжительным, чем наказание, которое может быть назначено по закону за преступление211.

Некоторые авторы приходили даже к выводу о том, что «с точки зрения справедливости продолжительность срока давности должна быть, по общему правилу, не меньше суммарного срока наказания за соответствующее преступление и срока погашения судимости за не-го...»212.

К сожалению, в УК РФ не учтены эти предложения и при максимальном сроке лишения свободы 20 лет, предусмотренном ст.

56 УК РФ (при совокупности преступлений — 25 лет, а при совокупности приговоров — 30 лет), максимальный давностный срок согласно п. «г» ч. 1 ст. 78 УК РФ равен 15 годам, что может привести к парадоксальной ситуации, когда лицо, осужденное к лишению свободы все еще отбывает наказание, после которого его ждут еще некоторые ограничения в связи с судимостью, а у не привлеченного к ответственности по недосмотру правоохранительных органов соучастника уже отпала угроза привлечения к уголовной ответственности213.

Следует отметить, что в таких государствах, как Голландия (ст. 70 УК), Дания (§ 93 УК), Польша ст. 101 УК), ФРГ (§ 78 УК), Швеция (ст. 6 гл. 35), давностные сроки привлечения к уголовной ответственности, как правило, более длительные, чем максимально возможное наказание в виде лишения свободы.

Относительно применения обратной силы к предусмотренным ст. 78 УК РФ срокам привлечения к уголовной ответственности, как уже отмечалось, эти сроки в некоторых случаях ухудшают, а иногда улучшают положение лица, совершившего преступление. Так, согласно п. «а» ч. 1 этой статьи лицо освобождается от уголовной ответственности, если прошло 2 года после совершения преступления небольшой тяжести, т. е. преступления, наказуемого лишением свободы на срок не свыше 2 лет. Это положение имеет обратную силу

211 Ткачевский Ю. М. Давность в советском уголовном праве. С. 45; Мшвение-радзе П. Я. Институт давности в советском уголовном праве. Тбилиси, 1970. С. 86-87.

212 Уголовное право на современном этапе: проблемы преступления и наказания / Под ред. Н. А. Беляева, В. К. Глистина, В. В. Орехова. СПб., 1992. С. 462.

213 Курс уголовного права. Общая часть. 1.2: Учение о наказании. М., 1999. С. 188; Дуюнов В. К. Освобождение от уголовной ответственности и от уголовного наказания. Тольятти, 2001. С. 66-67.— Возможно принципам гуманизма и справедливости отвечало бы снижение максимальных размеров лишения свободы, а не увеличение давностных сроков.

144

относительно п. 2 ч. 1 ст. 48 УК РСФСР, предусматривающего трехлетний давностный срок при совершении таких преступлений. Однако п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ как ухудшающий положение лица не имеет обратной силы относительно п. 1 ч. 1 ст. 48 УК РСФСР, содержащего перечень составов преступления, по которым давностный срок 1 год. Это такие воспринятые УК РФ преступления, как оскорбление (ст. 131 УК РСФСР, ст. 130 УК РФ), нарушение свободы совести и вероисповедания (ст. 143 УК РСФСР, ст. 148 УК РФ), производство лесосплава или взрывных работ с нарушением охраны рыбных запасов (ст. 165 УК РСФСР, ст. 257 УК РФ), отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст. 182 УК РСФСР, ст. 308 УК РФ), оскорбление представителя власти (ст. 192 УК РСФСР, ст. 319 УК РФ), самоуправство (ст. 200 УК РСФСР, ст. 330 УК РФ).

Следует отметить, что суды не всегда с должным вниманием относятся к различию в давностных сроках привлечения к уголовной ответственности в УК РСФСР и УК РФ. Так, приговором Замоскворецкого межмуниципального районного суда г. Москвы от 24 июня 1997 г. Воронин был осужден за самоуправство, совершенное в 1994 г., по ст. 200 УК РСФСР к штрафу в доход государства в сумме 55 тысяч рублей; на основании ч. 1 ст. 78 УК РФ он от наказания был освобожден в связи с истечением сроков давности. Следовало применить не ч. 1 ст. 78 УК РФ, а п. 1 ч. 1 ст. 48 УК РСФСР, предусматривающей более краткий давностный срок. Не обратили на это внимания ни судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, отменившая приговор в кассационном порядке и прекратившая дело за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, ни президиум Московского городского суда, отменивший кассационное определение и направивший дело на новое кассационное рассмотрение, вследствие того, что Воронин в стадии судебного разбирательства возражал против прекращения дела за истечением сроков давности, в связи с чем суд рассмотрел дело с вынесением обвинительного приговора и освободил Воронина от наказания214.

Остальные давностные сроки, предусмотренные ст. 78 УК РФ, либо более длительные в сравнении со ст. 48 УК РСФСР, а значит, ухудшающие положение лиц, совершивших преступления, либо та-

214 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 5. С. 22.

145

кие же, как в ст. 48 УК РСФСР. Так, п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ предусмотрен давностный срок в 6 лет после совершения преступления средней тяжести, к которым относятся преступления, наказуемые лишением свободы на срок не свыше 5 лет, тогда как п. 3 ч. 1 ст. 48 УК РСФСР при совершении такого же преступления предусматривает давностный срок в 5 лет, т. е. в этом случае ст. 78 УК РФ обратной силы не имеет и по преступлениям, совершенным до 1 января 1997 г., следует руководствоваться п. 3 ч. 3 ст. 48 УК РСФСР.

Пункт «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ предусматривает давностный срок 10 лет после совершения тяжкого преступления, а п. «г»— 15 лет при совершении особо тяжкого преступления, тогда как максимальным давностным сроком, предусмотренным ст. 48 УК РСФСР, является указанный в п. 4 этой статьи срок в 10 лет при совершении преступления, за которое может быть назначено более строгое наказание, чем лишение свободы сроком на 5 лет (т. е. свыше 5 и до 15 лет лишения свободы). Таким образом, в этом случае также действует ст. 48 УК РСФСР (п. 4 ч. 1). В отношении преступлений, совершенных до 1 января 1997 г., продолжает действовать содержащееся в ч. 3 ст. 48 УК РСФСР положение, согласно которому лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло 15 лет. Это положение является более благоприятным для лица, совершившего преступление, так как предусмотренный п. «г» ч. 1 ст. 78 УК РФ максимальный давностный срок в 15 лет может быть продлен приостановлением срока при уклонении лица от следствия и суда, тогда как ст. 48 УК РСФСР при исчислении 15-летнего срока это обстоятельство не учитывается215.

2. Впервые в Общей части УК предусмотрено освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием при совершении преступления небольшой тяжести — ч. 1 ст. 75 УК РФ, для применения которой необходимо, чтобы лицо после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

115 См. также: Иногамова-Хегай Л. Конкуренция уголовно-правовых норм, изданных в разное время // Уголовное право. 2000. № 3. С. 23. — Примеры на освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации 1997. №7. С. 18; 1999. №7. С. 14, п. 18; № 11. С. 16.

146

Эта статья как смягчающая положение лица имеет обратную силу. Согласно ч. 2 ст. 75 лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии условий, предусмотренных ч. 1 ст. 75, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Такие специально предусмотренные случаи указаны в примечаниях к 20 статьям. Если в отличие от УК РСФСР подобное примечание есть к статье УК РФ, оно также имеет обратную силу.

Например, примечание к ст. 206 УК РФ (Захват заложника), согласно которому лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления, должно применяться и к преступлениям, совершенным до 1 января 1997 г.

Совершенно очевидны противоречия между примечаниями к статьям Особенной части УК РФ и требованиями ст. 75 УК РФ. Указанные примечания либо содержат лишь отдельные условия освобождения от уголовной ответственности, содержащиеся в ч. 1 ст. 75 УК РФ, либо вообще исходят из других оснований освобождения от уголовной ответственности. Так, одним из оснований освобождения от уголовной ответственности лица, давшего взятку, является согласно примечанию к ст. 291 УК РФ вымогательство взятки со стороны должностного лица. Это основание освобождения от уголовной ответственности никакого отношения к условиям, указанным в ст. 75 УК РФ, не имеет.

Р. Соловьев, критикуя противоречия между специальными видами освобождения от уголовной ответственности и положениями ч. 2 ст. 75 УК РФ, предлагает сформулировать общую для всех специальных видов освобождения форму примечания: «Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей (частью статьи) может быть освобождено от уголовной ответственности на основании ч. 2 ст. 75 настоящего кодекса»216. Но почему впервые? Многие примечания такого требования не содержат, и нередко содержащиеся в этих примечаниях условия освобождения от

216 Соловьев Р. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности // Законность. 2001. № 11. С. 29-30. — Критику ч. 2 ст. 75 УК РФ см. также: Звеча-ровский И. Новый УК: проблемы применения//Там же. 1999. №1. С. 11-12.

147

уголовной ответственности (как в приведенном примере дачи взятки при вымогательстве) никакого отношения к ст. 75 УК РФ не имеют.

Заслуживает внимания, по нашему мнению, позиция И. Петру-хина, который на примере примечаний к ст. 205, 206, 208 и др. (всего 20) показал, что приведенные примечания не вписываются в понятие деятельного раскаяния, сформулированное в ст. 75 УК, и являются не актами гуманизма, а совсем не обязательно связанными с деятельным раскаянием способами предотвращения, пресечения и раскрытия тяжких преступлений. Это новый самостоятельный институт уголовного прав, заключил И. Петрухин217.

3. Статья 76 УК РФ предусматривает освобождение от уголовной ответственности лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Эта статья, как и ч. 1 ст. 75 УК РФ, может учитываться судом 1-й или 2-й инстанции при рассмотрении дела о преступлении, совершенном до 1 января 1997 г., а также по вступившему в законную силу приговору в надзорном порядке, но не в порядке приведения в соответствие приговора с УК РФ.

Статья 28 УПК РФ, в отличие от ст. 75 УК РФ, предусматривает прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления не только небольшой, но и средней тяжести. Аналогично, в отличие от ст. 76 УК РФ, решает вопрос при прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон ст. 25 УПК РФ. Несмотря на указанные противоречия, в ст. 28 УПК РФ отмечается, что прекращение уголовного преследования возможно в случаях, предусмотренных соответственно в ст. 75 и 76 УК РФ. Указания на преступления средней тяжести остались в названных статьях УПК и после внесения в них изменений ФЗ РФ от 29 мая 2002 г. Более того, этим Федеральным законом из ст. 25 и 28 УПК РФ исключено указание о том, что освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и в связи с примирением с потерпевшим возможно лишь при совершении лицом преступления впервые (при сохранении такого указания в ст. 75 и 76 УК РФ).

17 Петрухин И. Гуманность или трезвый расчет?// Российская юстиция. 1999.

№9. С. 25.

148

Вопрос о соотношении уголовного права и уголовного процесса, недопустимости регулирования уголовно-правовых отношений уголовно-процессуальным законодательством рассматривался ранее. А. В. Наумов, рассматривая противоречия между ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, обоснованно отмечает нарушение основополагающего принципа уголовного права, выражающегося в том, что преступность деяния, его наказуемость, а также иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом (ч. 1 ст. 3 УК РФ), и несмотря на то что позиция нового УПК представляется более предпочтительной, до внесения соответствующего изменения в Уголовный кодекс указанная уголовно-процессуальная норма бу-дет нелегитимной и не должна реализовываться на практике .

В. Томин и В. Сверчков, анализируя противоречия между ст. 75, 76 УК РФ и ст. 25, 28 УПК РФ, считают наипростейшим выходом из сложившегося несоответствия внесение изменений в ст. 75, 76 УК. Вместе с тем авторы находят нецелесообразным применение ст. 75, 76 УК к некоторым неосторожным преступлениям, являющимся согласно ст. 15 УК преступлениями средней тяжести (например, преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 109, ч. 3 ст. 264 УК)

А. Савкин, обосновывая возможность расширения применения института деятельного раскаяния на преступления средней тяжести, вместе с тем полагает, что освобождение от уголовной ответственности в таких случаях должно носить возможный, не обязательный, а иногда исключительный характер. «Более того, по некоторым преступлениям (например, умышленное заражение ВИЧ-инфекцией, развратные действия в отношении лиц, заведомо не достигших 14 лет, и другие преступления, вызывающие негативный общественный резонанс) освобождение от уголовной ответственности по данному основания, — считает А. Савкин, — вообще неприемлемо»220.

4. В УК РФ сохранен редко применяющийся институт освобождения от уголовной ответственности в связи с изменением обстанов-

218 Наумов А. Нормы других отраслей права как источник уголовного права // Законность. 2002. № 7. С. 42-43.

19 Томин В., Сверчков В. Соотношение уголовного материального и процессу-

ального законодательств // Законность. 2002. № 5. С. 6. 220 Савкин А. Распространить норму о деятельно преступления средней тяжести // Российская юстиция. 2002. № 5. С. 43.

20 Савкин А. Распространить норму о деятельном раскаянии на совершивших

149

ки. Однако если согласно ч. (1) ст. 50 УК РСФСР освобождение лица от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки и утраты этим лицом или совершенного им деяния общественной опасности было возможно при совершении любого преступления, то в соответствии со ст. 77 УК РФ такое освобождение возможно только при совершении преступления небольшой или средней тяжести, причем это преступление должно быть совершено впервые, тогда как УК РСФСР такого ограничения не содержал. Таким образом, УК РФ ухудшает положение лица и поэтому ст. 77 обратной силы не имеет, т. е. в случае применения этого института в связи с совершением общественно опасного деяния, совершенного до 1 января 1997 г., следует руководствоваться ч. 1 ст. 50 УК РСФСР. Указанные институты, сокращая уголовную репрессию, являются реализацией принципа гуманизма в уголовном праве221.

X. Д. Аликперов и К. Ш. Курбанов, анализируя ст. 75-77 УК РФ, предлагают содержащуюся в этих статьях формулировку «лицо может быть освобождено от уголовной ответственности» заменить на «лицо освобождается от уголовной ответственности»222. Нам представляется предлагаемое изменение формулировки неубедительным. Такие условия освобождения от уголовной ответственности, как «способствовало раскрытию преступления», «загладило причиненный потерпевшему вред», «лицо или совершенное им деяние перестало быть общественно опасным», в значительной мере являются оценочными понятиями, и поэтому предлагаемая формулировка ничего не изменит — применение ст. 75-77 УК РФ все равно будет зависеть от лица, оценивающего указанные в этих статьях условия.

221 Об основных моделях системы альтернативных мер, используемых в уголовной юстиции зарубежных государств см.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2. М., 1999. С. 150-152.

г22 Аликперов X. Д., Курбанов К. Ш. УК РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответственности // Государство и право. 2000. № 1. С. 56.

150

<< | >>
Источник: Якубов А. Е.. Обратная сила уголовного закона: некоторые проблемы совершенствования Уголовного кодекса Российской Федерации. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс»,2003. — 206 с.. 2003

Еще по теме § 1. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -