<<
>>

Квалификация мошенничества (ст. 159 УК РФ, 159.1- 159.6 УК РФ))

В ст. 159 УК РФ мошенничество определяется как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

При описании понятия мошенничества в диспозиции отмеченной ст.

УК РФ законодатель, наряду с хищением, указывает на возможность приобретения права на имущество. В связи с этим в юридической литературе относительно предмета указанного преступления существуют две точки зрения.

1. Предметом мошенничества (в т.ч. и вымогательства) может выступать не только чужое имущество, но и право на него1.

2. Предмет преступления для мошенничества - признак факультативный. В случаях, когда деяние выражается в хищении чужого имущества, мошенничество является предметным преступлением, а в случаях приобретения мошенником права на имущество - беспредметным[XIX] [XX].

По мнению И.А. Клепицкого, дискуссия о том, что считать предметом мошенничества в случае приобретения права на имущество, является надуманной, поскольку (в свете существующего в доктрине понимания «права на имущество») очевидно, что в таких случаях предметом преступления будет то имущество, право на которое приобретает виновный. Мы с данным мнением соглашаемся.

В случае с мошенничеством законодатель предусмотрел ответственность как за посягательство на право собственности в полном объеме, так и за нарушение отдельных правомочий собственника или другого лица. Здесь возможно приобретение права пользования без хищения имущества, в данном случае виновный использует имущество потерпевшего для извлечения различных выгод.

Законодатель не раскрывает сущность приобретения права на имущество и отделяет от понятия «хищение чужого имущества» союзом «или». Таким образом, данное деяние хищением не является, оно не связано ни с изъятием, ни с обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Право на чужое имущество может быть закреплено в различных документах, например, в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг.

Имущественные права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии). Права по ордерной бумаге, т.е. с указанием лица, которым или по приказу которого должно быть произведено исполнение, передаются путем совершения на этом документе передаточной надписи - индоссамента. Индоссамент, совершенный на ценной бумаге, переносит все права, удостоверенные ею, на лицо, которому они передаются. Бланковый индоссамент вообще не содержит указания на лицо, которому переданы имущественные права (ст. 146 ГК РФ). Именно документы, содержащие указания на имущественные права, включая их приобретение, нередко бывают предметом различных мошеннических операций. Причем с момента получения мошенником документа, на основании обладания которым он приобрел право на имущество, преступление признается оконченным, независимо от того, удалось ли ему получить по этому документу соответствующее имущество (в натуре или в денежном эквиваленте)[XXI].

В гражданском праве право на имущество отождествляется с имущественными правами, которые определяются как субъективные права определенных правоотношений (по поводу владения, пользования, распоряжения и т.д.). Однако с уголовно-правовой позиции приобретение права на имущество не идентично владению, пользованию или распоряжению этим имуществом. Оно включает лишь такие права, которые зафиксированы в официальных документах, дающих право на

получение конкретного жилища. Специфика данной разновидности мошенничества состоит в следующем. Лицо, совершившее такое преступление, на начальном (с момента получения права на чужое имущество) этапе не завладевает им, не может осуществить право владения, пользования, распоряжения по своему усмотрению. Таким образом, приобретение права - не что иное, как предпосылка для последующего владения чужим имуществом в полном объеме. Причем собственник или иной владелец имущества могут воспрепятствовать виновному в реализации приобретенного права, посредством обращения в правоохранительные органы1.

Таким образом, приобретение права на чужое имущество применительно к ст. 159 УК РФ можно определить как действия, направленные на получение реальной возможности противоправного, безвозмездного изъятия и (или) обращения чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц, с причинением ущерба собственнику или иному владельцу.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 разъясняется, что если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения

уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

Приведенное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ указывает на то, что мошенничество, характеризующееся приобретением права на чужое имущество, следует считать оконченным с момента перехода права на это имущество от собственника или иного владельца к виновному. При этом имущественного ущерба как такового может и не наступить, поскольку само имущество не всегда в этом случае выбывает из владения и пользования собственника, то есть продолжает оставаться в его ведении. В этой связи, представляется, что было бы ошибкой связывать момент рассматриваемого вида мошенничества с моментом причинения имущественного ущерба. Состав данного мошенничества сконструирован законодателем скорее как формальный, моментом окончания которого будет являться совершение виновным самого деяния (независимо от наступивших последствий), в данном случае - приобретение (переход) права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Например, на основании фиктивного договора купли-продажи недвижимого имущества (жилого помещения) состоялась государственная регистрация перехода права собственности на него к виновному1.

Момент окончания мошенничества в виде хищения во всех случаях напрямую связан с моментом завладения виновным имуществом и его реальной возможностью распорядиться им по своему усмотрению. Но из этого правила некоторые авторы пытаются делать исключения, указывая, что в условиях исполнения гражданско-правовых обязательств момент окончания преступления связан с моментом истечения срока исполнения таких обязательств[XXII] [XXIII]. В обоснование своей

позиции они ссылаются на то, что до наступления обозначенного в договоре срока лицо может изменить свою первоначальную позицию и исполнить обязательство. Мы считаем это неверным. Квалифицируя такие деяния, необходимо исходить из того, как лицо распорядилось полученными средствами, имело ли оно реальную возможность в выполнении обязательств и предпринимало ли какие - либо действия для их выполнения. Кроме этого, для правильной квалификации деяния очень важно установить момент возникновения умысла на хищение полученных средств. Мошенничество имеет место только тогда, когда умысел на хищение возник до момента заключения соглашения об исполнении обязательств, а само заключение такого соглашения являлось лишь средством обмана. Если же умысел на хищение чужого имущества возник уже после заключения соглашения, то деяние виновного должно быть квалифицировано как присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ)

Наиболее важным признаком объективной стороны мошенничества является способ его совершения, выражающийся в обмане или злоупотреблении доверием (что отличает его от других видов хищений). При совершении данного преступления потерпевшая сторона добровольно передает денежные средства или право на имущество, субъекту преступления, полагая, что последний имеет право на его получение или совершает легитимные действия в интересах потерпевшего. При этом именно обман или злоупотребление доверием побуждают собственника или иного законного владельца передать преступнику имущество или право на него. В составе мошенничества обман и злоупотребление доверием выступают в роли вспомогательного действия, обеспечивающего выполнение основного (изъятие имущества и обращение его в свою пользу) и включение в него.

Понятие обмана применительно к составу мошенничества законом не раскрыто, однако его общее определение выработано теорией уголовного права.

В юридической литературе обман чаще всего определяется как сознательное искажение истины (активный обман) или умолчание об истине, состоящее в сокрытии фактов или обстоятельств, которые при добросовестном и соответствующем закону совершении имущественной сделки должны быть сообщены (пассивный обман).

По поводу активного обмана, как правило, вопросов не возникает, а по поводу пассивного обмана возникает вопрос, как определить, умалчивал ли виновный об истине до перехода имущества, в момент перехода или после него? Ответ на этот вопрос заключается в том, что бездействие в уголовном праве считается наказуемым только в том случае, если у субъекта была обязанность действовать. Следовательно, нет умолчания об истине, пока не возникла обязанность сообщить ее.

Обман при мошенничестве может быть устным, письменным или в виде конклюдентных действий (т.е. на основе которых можно сделать заключение об утверждении или отрицании мошенником каких-либо фактов), заменяющих слова, либо подкрепляющих их.

Содержание обмана в составе мошенничества может быть различным. Так, например, Н.А. Лопашенко классифицирует содержание мошеннического обмана на семь видов:

1) обман относительно действительных намерений;

2) обман в предмете преступления: в его свойствах, качестве, количестве;

3) обман в каких-либо фактах или событиях;

4) обман в личности виновного;

5) обман в игре;

6) так называемый «цыганский обман», или обман с использованием гадания;

7) обман в лечении или целительстве и др. 1.

Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например, служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнить свои обязательства).

Злоупотребление доверием чаще всего встречается в сочетании с обманом. Обычно преступник, прежде всего, стремится завоевать доверие жертвы, чтобы легче было совершить обман. Обман во многих случаях не мог бы быть совершен, если бы потерпевший не испытывал определенного доверия к обманщику. Поскольку обман используется преступником не только для того, чтобы побудить потерпевшего передать имущество, но и с целью расположить к себе потерпевшего, заручиться его доверием, такой обман выглядит одновременно как злоупотребление доверием. Поэтому злоупотребление доверием и обман в мошенничестве очень часто взаимно переплетаются. Как самостоятельный способ совершения мошенничества вне связи с обманом злоупотребление доверием играет роль значительно реже[XXIV] [XXV].

Рассматривая особенности квалификации мошенничества, следует обратить внимание на то, что совершение мошенничеств в большинстве случаев становится возможным, ввиду использования виновными поддельных документов.

Получение таких документов, как правило, становится возможным вследствии:

- ненадлежащего выполнения должностными лицами своих обязанностей и по их небрежности;

- получения должностными лицами незаконных вознаграждений;

- наличия корыстной и иной личной заинтересованности должностных лиц в совершении мошенничества;

- опасения должностными лицами осуществления угроз, высказываемых преступником или иными лицами.

Квалифицировать подобные деяния должностных лиц, в первом случае, необходимо по ст. 293 УК РФ как халатность, во втором - по ст. 33 ч. 5 и 159, 290, 292 УК РФ как пособничество в совершении мошенничества, получение взятки и служебный подлог. Аналогично квалифицируются и действия, описанные в третьем случае, если из квалификации будет исключена ст. 290 УК РФ. В четвертом случае, привлечение должностного лица к уголовной ответственности невозможно в силу наличия обстоятельств, исключающих преступность его деяния - психическое принуждение (ст. 40 УК РФ) и крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ).

С субъективной стороны мошенничество характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла, а также корыстной целью и корыстным мотивом.

О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о

наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Следует учитывать, что указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

При решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества необходимо иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстного мотива и корыстной цели, т.е. стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц.

Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки мошенничества, предусмотренные ч. 2 и 4 ст. 159 УК РФ, совпадают с аналогичными признаками, предусмотренными ст. 158 УК РФ. Есть необходимость остановиться только на таком квалифицирующем признаке, как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ).

Под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, следует понимать должностных лиц, обладающих признаками,

предусмотренными ч. 1 примечания к ст. 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным ч. 1 примечания к ст. 201 УК РФ.

Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, следует отличать от присвоения и растраты (ст. 160 УК РФ) по следующим критериям.

Во-первых, при присвоении и растрате имущество передается виновному на законных основаниях, вытекающих из трудовых или гражданско-правовых отношений; при мошенничестве потерпевший передает имущество преступнику под влиянием обмана или злоупотребления доверием.

Во-вторых, при присвоении и растрате передача имущества и, стало быть, владение этим имуществом со стороны виновного, носят законный характер не только по форме, но и по содержанию. При мошенничестве передача имущества носит законный характер только внешне, по существу владение имуществом незаконно, поскольку данная сделка совершается с ущемлением сути волеизъявления собственника, поэтому данная сделка юридически ничтожна.

В-третьих, могут различаться полномочия, которые передаются виновному лицу. При присвоении и растрате передача собственности или права собственности на имущество материально ответственному лицу в принципе невозможна. Имущество ему передается для распоряжения, управления, доставки или хранения. При мошенничестве имущество может передаваться преступнику в собственность.

В-четвертых, при присвоении и растрате умысел у виновного возникает лишь в тот момент, когда имущество находится у него на законных основаниях. При мошенничестве же умысел виновного на завладение переданным имуществом возникает до передачи имущества, до заключения договора. Поэтому при мошенничестве с использованием своего служебного положения виновный завладевает чужим имуществом, заранее зная, что он не выполнит своих обязательств перед собственником.

Федеральным законом от 29 ноября 2012 года № 207-ФЗ общая норма об ответственности за мошенничество была дополнена шестью специальными составами, предусматривающими ответственность за конкретные виды мошенничества, а именно: мошенничество в сфере

кредитования (статья 159.1), мошенничество при получении выплат (статья 159.2), мошенничество с использованием платежных карт (статья 159.3), мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (статья 159.4), мошенничество в сфере страхования (статья 159.5), мошенничество в сфере компьютерной информации (статья 159.6).

Конструкция большинства из указанных норм, за небольшими исключениями, практически полностью повторяет конструкцию базовой нормы - статьи 159 УК РФ, поэтому при их уголовно-правовой характеристике мы ограничимся только теми элементами состава преступления, которые относятся к специфике вновь введенных норм.

<< | >>
Источник: В.И. Гладких. Квалификации преступлений в сфере экономики. Курс лекций: под ред. проф. В.И. Гладких. - М., 2014.-430 с.. 2014

Еще по теме Квалификация мошенничества (ст. 159 УК РФ, 159.1- 159.6 УК РФ)):

  1. 43. Преступления против собственности: понятие, виды. Кража, грабеж, разбой: признаки и критерии разграничения.
  2. § 3. Субъект лжепредпринимательства
  3. Содержание
  4. 7. Мошенничество (ст. 159 УК)
  5. 81. Мошенничество. Квалифицирующие признаки. Отличие мошенничества от кражи с элементами обмана, причинения имущественного ущерба путём обмана и злоупотребления доверием.
  6. Хищение чужого имущества, совершенное путем мошенничества (ст. 159 УК).
  7. З. Проблемы конструирования, квалификации и разграничения преступ­лений, посягающих на конкурентные отношения
  8. СОДЕРЖАНИЕ
  9. Квалификация мошенничества (ст. 159 УК РФ, 159.1- 159.6 УК РФ))
  10. Квалификация фиктивного банкротства (ст. 197 УК РФ)
  11. Квалификация изготовления, хранения, перевозки или сбыта поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ)
  12. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ МОШЕННИЧЕСТВА
  13. Вопросы квалификации мошенничества в сфере кредитования
  14. Вопросы квалификации мошенничества с использованием платежных карт
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -