<<
>>

9. Соотношение понятий «субъект преступления» и «налогоплательщик» (плательщик сборов) при расследовании уголовных дел

Налогоплательщиками и плательщиками сборов признаются организации и физические лица, на которых в соответствии с НК РФ возложена обязанность уплачивать соответственно налоги и (или) сборы.

В связи с этим субъектом уклонения от уплаты налогов и (или) сборов по УК РФ не может являться лицо, не являющееся налогоплательщиком.

Обязанности налогоплательщиков (плательщиков сборов) изложены в ст. 23 НК РФ.

Следует иметь в виду, что налоговое преступление совершается с прямым умыслом (см. ниже). Виновный, руководствуясь, как правило, корыстными побуждениями и осознавая общественно опасный характер своих действий (своего бездействия), не представляет декларацию о доходах или иные документы, хотя и понимает, что он обязан это сделать.

Он включает в декларацию заведомо ложные данные (сведения) о доходах и расходах, желая тем самым или полностью уклониться от уплаты налога, или уменьшить размер обязательного к уплате налога. Несвоевременная подача декларации о доходах, не связанная с намерением уклониться от уплаты налога, а равно искажение данных о фактически полученных доходах или понесенных при этом расходах, происшедшее по ошибке, уголовной ответственности не влекут.

Иным преступлением, предусмотренным ст. 198-199 УК РФ, является уклонение физического или юридического лица от уплаты страхового взноса в государственные внебюджетные фонды и иного сбора. Работающие граждане, а также организации платят страховые взносы с полученных доходов (заработной платы) в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования РФ.

Уплачивать сборы (страховые взносы) также должны предприниматели, действующие без образования юридического лица, граждане, занимающиеся частной практикой (адвокаты, нотариусы, охранники, детективы), граждане, использующие труд наемных работников, крестьянские (фермерские) хозяйства.

Плательщики, кроме работающих граждан, обязаны зарегистрироваться в каждом государственном внебюджетном фонде. Уклонение физического лица от уплаты сборов с физических лиц в государственные внебюджетные фонды может выразиться в полной неуплате страхового взноса, иного сбора или же в умышленном незаконном уменьшении их размеров.

Глава 41. Расследование налоговых преступлений

Способ уклонения тот же, что и при уклонении от уплаты налога. Страховые взносы и сборы уплачиваются в сроки, указанные для каждой категории плательщиков. Субъектами преступления являются физические лица, обязанные уплачивать страховые взносы в государственные внебюджетные фонды.

Таким образом, для разграничения рассматриваемых понятий следует, прежде всего, проанализировать характер исполнения субъектом преступления обязанностей налогоплательщика. Как правило, преступному деянию предшествует неисполнение налогоплательщиком своих обязанностей. И наоборот, там, где налогоплательщик выполнил свои обязанности, он не может быть субъектом преступления.

10. Субъективная сторона преступления.

С понятием «субъект» неразрывно связан такой признак состава преступления, как субъективная сторона и вина привлекаемого к ответственности человека. Субъективная сторона данного преступления характеризуется наличием прямого умысла. Лицо сознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления.

Законодательство Российской Федерации о налогах, относя к числу обязательных признаков состава налогового правонарушения вину, устанавливает, что таковая может выражаться как в форме умысла, так и в форме неосторожности (ст. 110 НК РФ).

Однако УК РФ (ст. 5, ч. 1 ст. 14), предусматривая, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина, имеет в виду только умысел; объективное же вменение (применительно к сфере налогообложения— уголовная ответственность за невнесение налога, явившееся результатом невиновного поведения) не допускается.

Поэтому очень важно знать то обстоятельство, что в диспозиции «налоговых» статей УК РФ использован термин «уклонение», указывающий на определенную цель совершаемого деяния — избежать уплаты законно установленных налогов.

Это, по замыслу законодателя, свидетельствует о том, что состав налогового преступления, в отличие от налогового (административного) правонарушения, предполагает наличие в действиях виновного лица именно умысла (ч. 2 ст. 25 УК РФ), который в данном случае направлен непосредственно на неуплату налога (сбора).

Это обязывает органы, осуществляющие уголовное преследование, не только установить в ходе

расследования и судебного рассмотрения конкретного уголовного дела сам факт неуплаты налога,

но и доказать противозаконность соответствующих действий (бездействия) налогоплательщика и

наличие умысла на уклонение от уплаты налога (пункт 1 части первой статьи 73 УПК РФ Россий

ской Федерации).              .   ¦

Отсутствие в ст. 199 УК РФ перечня конкретных способов уклонения от уплаты законно установленных налогов не дает правоприменителю оснований для произвольного привлечения к уголовной ответственности за неуплату налога, в том числе в случаях, когда налогоплательщик использует не противоречащие закону механизмы уменьшения налоговых платежей или допускает неуплату налога по неосторожности.

В свою очередь, невиновным причинением вреда признается деяние, совершенное лицом, которое не сознавало и по обстоятельствам дела не могло сознавать общественную опасность своих действий (бездействия), либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть.

Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, но не могло предотвратить их в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Примером невиновного причинения вреда может послужить случай, происшедший с банком «А.Б.Г.» (название изменено), в отношении председателя правления которого правоохранительный орган в 1999 г. возбудил уголовное дело за уклонение от уплаты взносов в Пенсионный фонд РФ. Как следовало из материалов предварительного следствия, страховые взносы, перечисленные работодателями-клиентами банка в ПФ РФ, не поступили в этот фонд не ло вине работников банка, а из-за того, что были списаны в безакцептном порядке территориальным управлением ЦБ РФ в погашение недовзноса, по фонду обязательного резервирования (ФОР). Проверяющие посчитали, что отношения банка с Центробанком РФ — это его внутреннее дело, и в проблему вникать не стали.

665

Глава 41. Расследование налоговых преступление

Между тем в данном случае уголовное дело если и надо было возбуждать, то не в отношении руководителей банка «А.Б.В.Г.», а в отношении виновных работников ЦБРФ, незаконно списавших средства, предназначавшиеся для ПФ РФ, в ФОР. Дело в том, что согласно п. 53 Инструкции о порядке уплаты страховых взносов работодателями в ПФ РФ, утвержденной Постановлением Правления ПФ РФ от 11 ноября 1994 г. № 258, устанавливалось, что платежные поручения работодателей на перечисления страховых взносов за своих работников исполняются в первоочередном порядке в соответствии с законодательством РФ. Указанными выше действиями ЦБ РФ грубо нарушил очередность списания средств, установленную ст. 855 ГК РФ, поскольку списание с корсчета банка в ЦБ РФ по платежным документам, предусматривающим платежи во внебюджетные фонды, производится в третью очередь, а списание по платежам в ФОР (основной долг, штрафы) — в шестую.

Возникает немало вопросов, когда при расследовании налоговых преступлений следователь устанавливает, что руководители или собственники предприятий вынуждены нарушать нamp;чоговое законодательство, чтобы таким способом собирать средства для оплаты контролирующим их лицам («крыше»).

Если подобные действия доказываются материалами оперативно-розыскных действий или следствия, то представляется, что в зависимости от обстоятельств действия руководителей или собственников предприятия, исходя из принципов справедливости и гуманизма (ст. 6, 7 УК РФ), могут быть квалифицированы или по ст. 39 (крайняя необходимость), или по ст. 40 УК РФ (физическое или психическое принуждение). Или, в крайнем случае, по ст. 199, но с последующим освобождением виновных от уголовной ответственности.

Действия же вымогателей, направленные на склонение руководителей или главного бухгалтера к совершению налогового преступления и заключающиеся в уговоре, угрозах и других способах физического или психического принуждения, должны квалифицироваться по совокупности (вымогательство и соучастие в уклонении от уплаты налогов с организаций).

Возникают также вопросы и в случаях, когда главный бухгалтер вынужден составлять заведомо искаженные (ложные) сведения о доходах (расходах) или иным путем уклоняться от уплаты налогов и страховых взносов с организаций, выполняя преступный приказ руководителя организации. Здесь необходимо тщательное разбирательство с точки зрения квалификации этих действий, то ли они подпадают под ч. 1 ст. 42 УК РФ и не являются преступлением, то ли квалифицируются по ч. 2 указанной нормы закона и влекут уголовную ответственность на общих основаниях.

То есть не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа и распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение. Лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет ответственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Важное значение в подобных ситуациях имеют содержание приказа, обстоятельства его издания, поведение главного бухгалтера, способ уклонения от уплаты налога, действия по предотвращению вредных последствий, налоговая практика по подобного рода делам и другие условия, которым дается оценка в ходе следствия или в суде.

Следует подчеркнуть, что хотя в данном составе предусмотрено, что преступление совершается организацией, к уголовной ответственности привлекается физическое лицо, конкретный руководитель, главный бухгалтер, иной участник (субъект) преступления. А поэтому, как уже сказано выше, уголовное дело по данного рода составу должно возбуждаться в отношении конкретного виновного лица (лиц).

Там же, где директор (главный бухгалтер) не уплачивает налог, выполняя какое-либо разъяснение налогового или иного финансового государственного органа, нечетко обозначены параметры налоговых платежей, имеются существенные противоречия в законодательстве или установлены прямые льготы по уплате налогов, разумеется, нет и состава преступления.

Ясным это для проверяющих становится в первые же дни проверок, когда от руководителей проверяемой организации получаются соответствующие объяснения, пояснения и т:д.

Показательным с точки зрения отсутствия вины в совершении налогового преступления из-за нечеткости законодательного регулирования могут служить случаи привлечения к ответственности за уклонение от уплаты налогов и сборов в форме отнесения на себестоимость продукции (работ, услуг) платы за краткосрочную (до 1 года) аренду помещений.

Налоговые органы по этому вопросу занимают непреклонную позицию и считают, что если такой арендный договор заключен без государственной регистрации, то затраты по аренде нежилого

666

Глава 41. Расследование налоговых преступлений

помещения не могут быть отнесены на себестоимость продукции (работ, услуг), а все расходы, связанные с исполнением такого договора, необходимо осуществлять за счет прибыли, остающейся в распоряжении организаций после налогообложения.

Иной порядок учета, по мнению МНС РФ (см. письмо от 19.04.2000 г. № 02-3-09/88), расценивается как сокрытие объекта налогообложения (прибыли), что может повлечь уголовное наказание (при наличии крупного размера неуплаты налога).

Между тем такая позиция в корне противоречит закону и грубо нарушает права налогоплательщиков. Дело в том, что некоторые юристы, в том числе автор Комментария к Федеральному закону РФ от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», бывший министр юстиции РФ П. Крашенинников считает, что установленная указанным выше законом регистрация прав не ограничена никакими сроками. А поэтому право аренды подлежит государственной регистрации, независимо от срока, на который оно приобретено.

Однако такое толкование слишком вольное. Ведь право аренды приобретается не само по себе, а согласно двусторонней сделке (договору). В то же время согласно ч. 2 ст. 651 ГК РФ договор аренды здания или сооружения (а помещение есть часть сооружения) подлежит государственной регистрации, если он заключен на срок более одного года. Договор же со сроком менее года в органах регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним регистрации не подлежит.

Окончательно ситуация прояснилась, когда 01.06.2000 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в своём письме № 53 «О государственной регистрации договоров аренды нежилых помещений» указал, что нежилое помещение является объектом недвижимости, отличным от здания и сооружения, в котором оно находится, но неразрывно с ним связанным. В ГК РФ отсутствуют специальные нормы о государственной регистрации договоров аренды нежилых помещений. Поэтому к таким договорам должен применяться п. 2 ст. 651 ГК РФ, согласно которому договор аренды нежилых помещений на срок не менее одного года подлежит государственной регистрации.

Таким образом, договор аренды на срок менее года государственной регистрации не подлежит и считается заключенным с момента получения лицом, направившим оферту, её акцепта (п. 1 ст. 433 ГК РФ). Следовательно, и отнесение затрат на себестоимость по такому договору вполне правомерно.

Несмотря на такое четкое разъяснение, в сентябре 2000 г. налоговый орган даёт своё прежнее толкование этой ситуации и опять считает действия налогоплательщика, не зарегистрировавшего договор аренды своего офиса, который заключен на срок до 1 года, недействительным. (См. «Финансовая газета», № 36, 2000 г.)

При таком подходе гарантий от незаконных возбуждений уголовных дел немного. В настоящем пособии данный пример приводится, чтобы раскрыть ситуацию, когда налогоплательщик, следуя закону, вдруг искусственно оказывается нарушителем налогового законодательства в силу противозаконной правоприменительной практики. Виной тому— явная нелогичность и противоречивость некоторых правовых актов, их вольное толкование официальными органами и должностными лицами, на мой взгляд, неправомерная практика налоговых и правоохранительных органов.

На этот счет в самом НК РФ имеются четкие указания на обстоятельства, исключающие вину лица не только в совершении налогового преступления, но и вообще в совершении налогового правонарушения. В частности, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 111 НК РФ обстоятельством, исключающим какую-либо налоговую ответственность, является выполнение налогоплательщиком или налоговым агентом письменных разъяснений по вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных налоговым органом или другим уполномоченным государственным органом или их должностными лицами в пределах их компетенции (указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующих документов этих органов, которые по смыслу и содержанию относятся к налоговым периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, вне зависимости от даты издания этих документов).

Как отметил Конституционный Суд РФ в Постановлении № 9-П, из п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК РФ и ст. 111 НК РФ следует, что при расследовании уголовного дела установлению подлежат и обстоятельства, наличие которых исключает привлечение лица к уголовной ответственности за совершение данного преступления (в частности, например, стихийное бедствие или другие чрезвычайные и непреодолимые обстоятельства, а также выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений по вопросам применения законодательства о налогах (см. выше).

Несомненно, в описанном примере «с арендой» и массе подобных ситуаций никаких признаков состава налогового и других преступлений (правонарушений) не просматривается. А поэтому привлечение по таким делам как к налоговой (административной), так и к уголовной ответственности будет расцениваться как произвол государства над личностью и бизнесом.

667

Глава 41. Расследование налоговых преступлений

11. Особо крупный размер

Квалифицирующие признаки преступлений, предусмотренных ст. 198-1991 УК РФ, изложены в ч. 2 названных норм. В ст. 198, 199, 199 это — особо крупный размер преступления. (Кроме того, в ст. 199 к квалифицирующему признаку отнесено также совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.)

Нельзя не обратить внимание на гуманистический дух положения, предусмотренного примечаниями к ст. 198, 199 УК РФ. Как указано выше, преступлением признаётся лишь такая умышленная неуплата налога и (или) сбора, которая за период трёх финансовых лет подряд составила более ста тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая триста тысяч рублей (крупный размер, ч. 1 ст. 198), либо сумму, составляющую за тот же период более пятисот тысяч рублей, при условий, что доля неуплаченных налогов (сборов) превышает 20% подлежащих уплате сумм налогов (сборов), либо превышающую один миллион пятьсот тысяч рублей (особо крупный размер, ч. 2 ст. 198 УК РФ).

Для юридических лиц особо крупный размер определяется за тот же период из суммы более двух миллионов пятисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо из суммы, превышающей семь миллионов пятьсот тысяч рублей (п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ). Для ст. 1991 понятие крупного и особо крупного размера предусмотрено такое же, как и для ст. 199 УК РФ.

При этом названная сумма складывается из сумм многочисленных неуплаченных налогов и сборов, а не только одного из них. Следует также иметь в виду, что применение настоящей статьи закона к действиям (бездействию) виновного, совершенным до вступления внесенных изменений к комментируемой статье УК РФ в силу (официальное опубликование 16 декабря 2003 г.), является недопустимым, поскольку данную норму можно признать «утяжеляющей» по отношению к ранее действовавшей.

12. Об учете норм гражданского права и административного регулирования при изучении актов налоговых органов

Нередко при изучении актов налоговых органов в процессе доследственных проверок следователи полностью доверяются проверяющим. В то же время последние зачастую допускают серьезные методологические ошибки, не учитывая соотношения норм гражданского и административного (налогового) законодательства при выведении соответствующих оценок действий налогоплательщиков.

В частности, при проведении проверок налоговые органы для обоснования выводов проверяющих и собственных требований, по своей природе являющихся ничем иным, как административными функциями государственного властно-распорядительного характера, применяют нормы гражданского права.

Гражданское же право, в отличие от административного, регулирует совершенно иные отношения, в основе которых, как известно, лежит частный характер, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела.

Однако такую подмену понятий в актах налоговой проверки налогоплательщики порой просто

не замечают, оспаривая в своих возражениях предъявляемые к ним требования лишь по существу

нарушения (или отсутствия нарушения), т.е. с позиции конкретной материально-правовой нормы

налогового законодательства.              -              •

Там же, где делается более глубокая и всесторонняя оценка действий налоговиков, эта подмена замечается сразу, и на этом строится достаточно солидная защитительная позиция, в том числе и в суде. Изучение судебных прецедентов по аналогичным делам для следователей является важнейшей обязанностью, поскольку такая практика позволяет предупреждать серьезные нарушения закона и не-обосно-ванные возбуждения уголовных дел, несмотря на настойчивые требования налоговых органов.

Достаточно показательным с точки зрения описываемой незаконной практики служит дело, рассмотренное Федеральным арбитражным судом Московского округа по иску банка «Первое общество взаимного кредита» к ИМНС № 44 по г. Москве1.

Банк обратился в суд с иском о признании недействительным решения ИМНС №44 по г. Москве в части неуплаты некоторых налогов и взыскании пени. Решением, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда г. Москвы по делу, иск был удовлетворен. В кассационной жалобе ИМНС поставило вопрос об отмене судебных актов, ссылаясь на неправильное применение норм материального права.

1 См. дело № KA-A40/4943-Q2. Постановление ФАС МО or 5.08.2002 г.

668

Глава 41. Расследование налоговых преступлений

В жалобе, в частности, указывалось, что судебные инстанции неправильно истолковали п. 5 «Положения о переводном и простом векселе», устанавливающий порядок исчисления сроков выплаты процентов по векселям, в результате чего ошибочно согласились с утверждением истца о правильности отнесения на себестоимость процентов, начисленных с даты составления векселя, как это установлено вышеназванным Положением.

По мнению налоговой инспекции, при решении данного вопроса необходимо было применить разъяснение, изложенное в п. 19 совместного Постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации от 04.12.2000 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей».

Выслушав довольно солидную и предельно аргументированную речь представителей банка и проверив законность судебных постановлений Арбитражного суда г. Москвы по делу, Федеральный арбитражный суд Московского округа согласился с ними и, разумеется, оснований для отмены состоявшихся решений не нашел.

Из обстоятельств дела усматривалось, что на основании акта выездной налоговой проверки, руководителем ИМНС было предъявлено требование о привлечении банка «Первое ОВК» к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, которым установлена неуплата Банком ряда налогов на значительные суммы, а также начислена пеня за несвоевременную уплату этих налогов в размере 384 012 723 руб.

Как было указано в решении налоговой инспекции, неуплата налога явилась следствием отнесения на себестоимость процентов по выданным банком простым векселям сроком платежа «по предъявлении, но не ранее», начисленные с даты составления векселей, что, по мнению налоговой инспекции, повлекло за собой занижение налогооблагаемой базы по ряду налогов.

Не соглашаясь с выводами налоговой инспекции в части необоснованного начисления банком процентов по простому векселю со сроком платежа «по предъявлении, но не ранее», представители банка исходили из п. 5 Положения о переводном и простом векселе, где указано, что по указанным выше векселям проценты начисляются с даты составления векселя. С такой, основанной на законе, позицией согласился и суд.

Доводы же кассационной жалобы на то, что суды первой и второй инстанций не приняли во внимание п. 19 совместного Постановления Пленума ВАС Российской Федерации и ВС Российской Федерации от 04.12.2000, где указано, что проценты по векселю со сроком платежа по предъявлении, которое не может считаться ранее определенного срока, должны начисляться с момента наступления минимального срока предъявления векселя к платежу, указанного в векселе, не могли быть приняты во внимание по следующим основаниям.

Как доказывали представители банка и как было установлено судом, спора между сторонами по векселю по вопросу исчисления срока начисления процентов не имелось.

Проценты были фактически уплачены в соответствии с условиями заключенных сделок. Поэтому на основании п. 24 действовавшего в то время «11оложения об особенностях определения налогооблагаемой базы для уплаты налога на прибыль банками и другими кредитными учреждениями», утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.05.94 №490, указанные проценты были обоснованно отнесены на себестоимость. А потому решение и постановление Арбитражного суда г. Москвы по комментируемому делу ФАС МО вполне обоснованно оставил без-изменения.

Итак, в данном деле мы увидели самую что ни на есть откровенную попытку государственного органа, действующего в рамках административного (налогового) права, подменить административные отношения гражданско-правовыми. Это заключалось в том, что налоговый орган в обоснование своей незаконной позиции взял требование п. 19 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 33 и ВАС РФ № 14 от 4 декабря 2000 г.

Попробуем разобраться более глубоко с этой ситуацией, дав ей не только судебный (практический), но и научный анализ.

Как видно, в названном совместном Постановлении, в том числе в его п. 19, говорится о случаях, когда между сторонами в гражданском правоотношении (но никак не в правоотношениях, связанных с административно-властными функциями одной стороны по отношению к другой) имеется спор о праве, в частности, спор по вопросу сроков начисления процентов по векселю.

Именно к таким случаям и должно было применяться указанное выше разъяснение Пленумов ВС РФ и ВАС РФ. В изложенной же ситуации банка и налоговой инспекции последняя не являлась стороной в гражданском правоотношении, а выступала лишь в роли административного органа, оценивающего с точки зрения налогового права уже состоявшееся юридическое действие (сделку) в форме вексельного правоотношения между сторонами.

669

Глава 41. Расследование налоговых преступлений

Кроме того, в названном Постановлении речь идет о «начислении процентов» (но никак не о бухгалтерском и налоговом учете данной операции), в связи с чем разъясняется порядок этой операции при разрешении спора между сторонами вексельных отношений, касающийся методики исчисления срока по начислению процентов (а не методики исчисления налогов и учета себестоимости услуг).

В изложенной же ситуации с банком речь идет об учете не только начисленных, но и уже уплаченных процентов и отнесении их на себестоимость банковских услуг (т.е. о чисто бухгалтерской деятельности, связанной с учетом и начисленных, и уплаченных процентов), о чем в упомянутом Постановлении не говорится ни слова постольку, поскольку в нем, как в целом, так и в п. 19 в частности, обозначен совсем иной предмет (гражданско-правовой, а не административный — налоговый) судебного регулирования (разъяснения).

Вопрос же бухгалтерского регулирования такой ситуации раскрыт в Постановлении Правительства РФ 16 мая 1994 г. № 490 (Положении № 490, как указано выше, ныне не действующем), где в разделе «Состав расходов, включаемых в себестоимость» (п. 24) говорилось о начисленных и уплаченных процентах по долговым обязательствам банка, в том числе векселям, и о порядке отнесения этих процентов на себестоимость банковских услуг.

А поэтому применять один документ (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ), имеющий гражданско-правовую направленность, к совершенно другой правовой ситуации (к вопросу определения порядка учета себестоимости по начисленным и уплаченным векселям), как это попыталась сделать налоговая инспекция, было неверно прежде всего с методологической точки зрения.

Подобная практика называется в юридической науке или «подменой понятий», или «манипуляцией правом». Нередко подобная манипуляция приводит к необоснованным возбуждениям уголовных дел и даже осуждению налогоплательщиков.

В то же время согласно официальному разъяснению Минфина РФ от 17.07.01, данному именно в связи с подобной ситуацией, начисленные и уплаченные проценты относятся на себестоимость банковских услуг.

В соответствии со ст. 111 НК РФ выполнение налогоплательщиком или налоговым агентом письменных разъяснений по вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных налоговым органом или другим уполномоченным государственным органом (в данном случае Министерством финансов РФ) или их должностными лицами в пределах их компетенции (указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующих документов этих органов, которые по смыслу и содержанию относятся к налоговым периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, вне зависимости от даты издания этих документов), является обстоятельством, исключающим вину в совершении налогового правонарушения, в связи с чем лицо не подлежит ответственности за совершение налогового правонарушения.

Всё это достаточно хорошо известно и налоговой инспекции, и её представителям. Однако в этих органах почему-то считается, что для того, чтобы у налогоплательщика отобрать честно заработанные деньги, все способы хороши. А потому порой и не унимаются налоговые органы, занимаясь заведомо незаконными акциями по «выбиванию» денег и нередко прибегая к следователям и прокуратуре.

<< | >>
Источник: В.В. Мозяков. Руководство для следователей / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен,2005. - 912 с.. 2005

Еще по теме 9. Соотношение понятий «субъект преступления» и «налогоплательщик» (плательщик сборов) при расследовании уголовных дел:

  1. 3.2. Основные направления уголовной политики в сфере налогообложения.
  2. 9. Соотношение понятий «субъект преступления» и «налогоплательщик» (плательщик сборов) при расследовании уголовных дел
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -