<<
>>

Основная часть.

Генеральный прокурор Республики Беларусь, профессор Г.А. Василевич указывает: «Идеальной моделью современного государства является сбалансированная система законодательства, в которой ясно закреплены права и обязанности граждан, юридических лиц, отсутствует неопределенность их правопонимания, четко определены соотношение и юридическая сила нормативных правовых и правоприменительных актов одного и различного уровней, а также актов, принимаемых одними и теми же органами, с учетом времени их принятия, круга лиц, на которых они распространяют свое действие, имеется единый понятийный аппарат, обеспечивается единообразная в рамках государства правоприменительная практика» [1, с.

3]. Существенное нарушение является результатом деятельности субъектов уголовного процесса, выраженной в виде действий - бездействий, находящейся в противоречии с нормами и принципами действующего законодательства, которые могут повлиять или повлияли на постановление законного и обоснованного приговора. Следует отметить, что существенное нарушение может выступать следствием создания процессуально-следственной ситуации, в которой вынужден действовать субъект уголовно-процессуальных отношений с использованием ненадлежащих средств и способов доказывания. Возникновение ситуации, характеризующейся неопределенностью целей, задач, ее содержания становится возможным как по субъективным, так и по объективным причинам. Криминалистическая диагностика существенного уголовно-процессуального нарушения как процесса, явления состоит в исследовании его первоисточников, природы происхождения и закономерностей его возникновения, развития, преобразования, исчезновения. Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона в соответствии со cm. 391 УПК РБ признаются такие нарушения, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников уголовного процесса при судебном рассмотрении уголовного дела или иным путем помешали суду всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства уголовного дела и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.
Данное определение, представляется, имеет ряд недостатков. Во-первых, круг нарушений которые «могут или могли» помешать суду постановить законный и обоснованный приговор в действительности этим не исчерпывается. На самом деле подобные нарушения могут или могли помешать не только суду при постановлении итогового решения (приговора), но и другим компетентным должностным лицам, ведущим уголовный процесс (прокурору, следователю, органу дознания). Во-вторых, допущение существенных нарушений негативно влияет не только на постановление законного обоснованного приговора, но и на вынесение иных итоговых уголовно-процессуальных решений, например,таких, как постановление о прекращении уголовного дела, отказ в возбуждении уголовного дела. Указанные уголовно-процессуальные решения принимаются на досудебных стадиях, однако их значимость от этого не снижается. К иным значимым уголовно-процессуальным решениям стоит отнести постановление о приостановлении уголовного дела. Это не итоговое процессуальное решение, но (существенное) нарушение в связи с его принятием повлечет за собой

негативные правовые последствия латентного характера, такие, как нереализованность гражданского иска, нереализованность законных прав и интересов участников уголовного процесса, несвоевременное привлечение к уголовной ответственности виновных лиц в совершении преступления, а по истечении срока давности привлечения к уголовной ответственности оно (нарушение) и вовсе исчезнет как данность из поля зрения исследователей. Существенное нарушение подлежит криминалистическому и уголовно-процессуальному анализу в целях своевременного его выявления, установления и устранения. При распознании существенного нарушения подлежат исследованию присущие ему причинно-следственные связи. Существенное нарушение возникает не только в связи с несоблюдением норм и принципов закона, но и в связи с ненадлежащим использованием тактических приемов, как предусмотренных законом, реализуемых по усмотрению органа уголовного преследования, так и не предусмотренных законом.

Поэтому природа пр.оисхождения существенного нарушения, его содержание носит уголовно-процессуальный и криминалистический характер. Представляется важным исследовать закономерности преобразования существенного уголовно-процессуального нарушения из одного качественного состояния в другое как в процессе его возникновения, формирования, так и в их последствиях. Необходимым также является установление момента возникновения обратимости - необратимости наступления негативных правовых последствий в результате совершения существенного уголовно-процессуального нарушения и допущения самой возможности его наступления. Проблема существенных и иных нарушений уголовно-процессуального закона подвергалась исследованию в научных трудах Р.С. Белкина, Г.А. Василевича, Л.А. Воскобитовой, Ю.М. Грошевого, И.В. Данько, Г.А. Ерофеева. В.В. Зажицкого, Л.Д. Калинкиной, Н.М. Кипниса, П.А. Лупинской, В.П. Маслова, Т.А. Москвитиной, Т.Г. Морщаковой, Я.О. Мотовилов- кера, И.Д. Перлова, И.Л. Петрухина, О.П. Темушкина и других. По мнению Т.А. Москвитиной, «существенным нарушением уголовно-процессуальной формы признается только виновное, противоправное деяние (действие или бездействие), совершаемое в сфере уголовного судопроизводства его субъектами, причинившее или могущее причинить вред правоприменительному процессу в виде недостижения поставленных перед ним задач, не согласующееся с требованиями Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров РФ, настоящего Кодекса и иных федеральных законов, которые путем лишения или стеснения гарантированных ими прав и законных интересов участников процесса помешали или могли помешать всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора или иного решения. Существенными признаются и те нарушения уголовно-процессуальной формы, которые заключаются в несоблюдении условий начала уголовного процесса, его стадий для производства следственных или иных процессуальных действий» [2, с.
10]. Распознание существенного уголовно-процессуального нарушения связано с такими этапами познавательной деятельности, как интерпретация, анализ, прогнозирование. Так, анализ и прогнозирование негативных правовых последствий нарушения, как отдаленных, так и приближенных, будет способствовать определению природы происхождения существенных уголовно-процессуальных нарушений в теории и практике уголовного процесса. Существенное нарушение следует рассматривать с точки зрения законности хода и результата процессуальной деятельности субъектов уголовного процесса. Действительно, трудно провести четкую границу между существенным нарушением и нарушением, которое существенным не является. Это довольно затруднительно по следующим причинам. Во-первых, действительно не известно, когда наступят негативные правовые последствия нарушений и повлияют ли они в дальнейшем на постановление законного и обоснованного приговора. Это связано не только с несоблюдением процедуры ведения уголовного процесса, но и с несоблюдением законных прав и интересов субъектов уголовного процесса. Во-вторых, нарушения, которые были ранее допущены, являются существенными по мнению одних субъектов уголовного процесса и, напротив, те же нарушения признаются

/

несущественными с точки зрения других субъектов доказывания. И здесь отчетливо проявляются фактор и роль усмотрений субъектов доказывания. Иначе говоря, ряд нарушений имеет оценочный фактор в силу принципа оценки доказательств по внутреннему убеждению. Как и все доказательства, все нарушения должны подлежать правовой оценке. Все зависит от того, какие роль и значение придаются нарушениям со стороны субъектов доказывания, в частности, со стороны органа, ведущего уголовный процесс. Значительную роль в установлении существенного процессуального нарушения играет усмотрение органа, ведущего уголовный процесс. «Под реализацией усмотрения подразумевается выбор органом (должностным лицом) одного из допускаемых нормативными актами вариантов решения, являющегося, по его мнению, оптимальным в данной ситуации.

Реализация усмотрения протекает в двух формах - реактивной и инициативной. Первая форма предполагает такие ситуации, в которых законодательство заранее обязывает действовать, требует немедленной правовой реакции, но решение вопроса о способе действия оставляет за правоприменителем. Инициативная же форма характеризуется тем, что необходимость применения соответствующих норм окончательно определяется не законодателем, а субъектом правоприменения» [3, с. 15]. Существенность нарушений устанавливает в тех или иных случаях именно орган, ведущий уголовный процесс. При этом следует отметить, что все субъекты уголовно-процессуальных правоотношений вправе обращать внимание компетентных должностных лиц, ведущих уголовный процесс, на факты допущения уголовно-процессуальных нарушений в целях их устранения. В связи с этим представляется целесообразным градировать существенные нарушения на две группы: условные и безусловные. Безусловные - это те из них, которые возникают вследствие несоблюдения прямого указания закона о надлежащем действии либо бездействии. Условные, соответственно, это те из них, которые устанавливает орган, ведущий уголовный процесс, исходя из конкретной сложившейся ситуации, связанной с нарушением законных прав и интересов, как частных, так и публичных. Например, несоблюдение разработанных криминалистических научно-практических рекомендаций по осуществлению следственных и иных уголовно-процессуальных действий. О делении существенных уголовно-процессуальных нарушений на условные и безусловные ранее писала

Т.А. Москвитина, которой и был предложен перечень существенных безусловных нарушений, подлежащих внесению в УПК. «Существенные нарушения уголовно-процессуального закона подразделены в зависимости от субъекта конкретизации на условные, безусловные и иные существенные. Обоснован тезис о том, что в отдаленном будущем в правовом государстве существенными нарушениями можно будет признавать и отдельные, исчерпывающим образом перечисленные в законе случаи нарушения прав участвующих в деле лиц вне зависимости от влияния нарушений на всесторонность, полноту и объективность исследования обстоятельств дела» [2, с.

10]. Так, исходя из принципа состязательности, сторона защиты здесь никак не будет уступать в определении того или иного нарушения к существенному. Следует также признать существенность нарушения исходя из негативного его воздействия на принятие любых итоговых процессуальных решений. Например, когда это негативно влияет на процесс принятия таких процессуальных решений, как постановление о прекращении уголовного дела, постановление о возбуждении уголовного дела. В процесс существенного нарушения может быть вовлечен ряд субъектов. При этом необходимо установить отношение каждого субъекта к факту нарушения и прикосновенность данного нарушения к декларируемым законным частным и публичным интересам в уголовном процессе. Распознание существенных нарушений осуществляется с точки зрения их динамики, диапазона воздействия, наличия или отсутствия возможности наступления их негативных правовых последствий, как отдаленных, так и приближенных.

Существенное нарушение - это упорядоченная система взаимодействующих и взаимозависимых элементов, участвующих в процессе (механизме) их возникновения, развития, изменения, преобразования, исчезновения, выступающая в виде действий - бездействий, влекущих наступление негативных правовых последствий (отдаленных - приближенных), в свою очередь

влияющих на постановление законного приговора, а также на принятие иных итоговых, в том числе любых промежуточных процессуальных решений в уголовном судопроизводстве.

«Существенное нарушение по способам его выражения целесообразно классифицировать:

- преднамеренное - непреднамеренное;

- в виде действия - бездействия;

- явное - латентное;

- безусловное - условное;

- устранимое - невосполнимое;

- выражается устно - письменно» [4, с. 50].

Правовая оценка существенных уголовно-процессуальных нарушений (программа по выявлению и устранению существенных нарушений в уголовном судопроизводстве) предполагает разрешение следующих вопросов:

- установление адресата воздействия нарушения (определенный, относительно определенный, неопределенный);

- установление причин и условий возникновения, развития и преобразования существенных нарушений, установление самой возможности либо неизбежности наступления существенных нарушений, их негативных правовых последствий;

- установление взаимосвязей и взаимозависимостей в процессе принятия решений, сопряженных с допущением существенных процессуальных нарушений;

-установлениесилы поражения уголовно-процессуальных правоотношений (их элементов) в результате негативного воздействия существенных процессуальных нарушений. (Носили ли данные нарушения прогнозируемый характер?);

—установление глубины проникновения существенного нарушения в сферу уголовно-процессуальных правоотношений (нарушение законных прав и интересов личности, нарушение публичных интересов в уголовном процессе);

-установление прогнозируемости развития, преобразования существенных нарушений и их негативных правовых последствий;

- установление длительности негативного воздействия уголовно-процессуальных нарушений (диагностика и правовая оценка нарушений по диапазону, т.е. по кругу лиц в пространстве уголовно-процессуальных правоотношений относительно процессуальных решений, повлекших за собой наступление негативных правовых последствий, в т.ч. как подлежащих устранению, так и невосполнимых);

-установление наличия или отсутствия элементов предвидения наступления существенных нарушений и их негативных правовых последствий в деятельности субъектов доказывания;

- установление наличия или отсутствия заинтересованности лиц - отправителей существенных нарушений;

- определение средств и способов реализации нарушений;

- установление способов выражения (действие - бездействие) и отображения (формы) нарушений, носящих устный либо письменный характер, в частности, установление процессуального носителя нарушений (документ, решение);

- установление характеристики субъекта воздействия и адресата воздействия;

- установление момента возможного, надлежащего устранения существенных нарушений и их негативных правовых последствий;

- установление направленности нарушения;

- установление наличия или отсутствия негативных обстоятельств, ошибок, добросовестных заблуждений;

- подлежало ли данное нарушение устранению на момент выявления без наступления негативных правовых последствий;

- подлежит ли нарушение устранению на момент его выявления после отмены процессуального решения, сопряженного с фактом нарушения;

- влияет ли нарушение негативно на принятые ранее процессуальные решения и влечет

ли оно впоследствии их отмену;

- необходимо установить негативный фактор возмущения в системе уголовно-процессуальных правоотношений в связи с допущением нарушения;

- необходимо установить момент негативного воздействия нарушения на процессуальное решение, на процессуальное положение, а также на комплекс законных прав и интересов субъектов в уголовном судопроизводстве, т.е. комплекс отстаиваемых законных частных и публичных интересов в уголовном процессе;

-установление субъекта (отправителя) нарушения (профессиональный - непрофессиональный участник уголовного процесса, заинтересованный - незаинтересованный);

- иные значимые взаимосвязи и взаимозависимости в механизме допущения существенных нарушений;

- определение диапазона негативного воздействия нарушения по кругу субъектов, решений, задач;

- установление динамики негативного воздействия существенных нарушений (его возникновения, развития, преобразования) и их негативных правовых последствий;

-установление наличия или отсутствия возможности, а также и обязанности предвидения факта допущения нарушений и их негативных правовых последствий;

—установление негативных правовых последствий и времени их наступления (отдаленные - приближенные), длительности воздействия нарушения и его последствий;

-установление комплекса причинно-следственных и пространственно-временных связей, обязательных (основных), случайных (факультативных), в результате допущения существенного нарушения и его негативных правовых последствий.

Динамичность и глубина проникновения существенных процессуальных нарушений в сферу уголовно-процессуальных правоотношений обусловлены следующими факторами:

- скоротечность процессуальных (следственных) действ'ий вследствие их ограничения предусмотренными законом процессуальными сроками;

- взаимозависимость и взаимосвязи существенных у головно-процессуальных нарушений с другими процессуальными действиями, решениями (основными - факультативными);

- вовлеченность (ограниченного - расширенного) круга субъектов уголовного процесса в уголовно-процессуальные отношения, сопряженные с фактом допущения существенных уголовно-процессуальных нарушений;

- существенное нарушение влечет за собой другое существенное нарушение либо их ряд;

-длительность негативного воздействия существенных уголовно-процессуальных нарушений и их негативных правовых последствий в рамках одного следственного - неследственного действия либо в их совокупности;

-реализация существенных уголовно-процессуальных нарушений в условиях конфликтной -бесконфликтной ситуации (со строгим и нестрогим) соперничеством;

- наличие или отсутствие заинтересованных в исходе уголовного дела лиц (добросовестных - недобросовестных), участвующих в механизме реализации существенных нарушений;

- преднамеренность - непреднамеренность нарушения;

- реализация существенных нарушений профессиональным - непрофессиональным участником уголовного процесса;

- противоречие интересов участников уголовного судопроизводства;

- интеллектуальное (криминалистическое) научно-обоснованное и уголовно-процессуальное обеспечение реализации существенного нарушения со стороны заинтересованных лиц;

- противодействие сторон защиты и обвинения, а также иных субъектов уголовно-процессуальных отношений с противоречащими интересами;

- наличие взаимосвязей и взаимозависимостей существенных нарушений с иными нарушениями и ошибками в деятельности субъектов уголовно-процессуальных правоотношений и другие.

Следует различать факты допущения существенных нарушений и наступления их негативных правовых последствий. Так, момент наступления негативных правовых последствий может быть отдален во времени от момента допущения самого факта существенного процессуального нарушения. Необходимо установить причинно-следственные связи между указанными элементами исследуемого механизма и его последствиями. Присущими свойствами негативных последствий существенных процессуальных нарушений являются неопределенность их наступления по времени, интенсивности, длительности и диапазону негативного воздействия. Множественность (разноплановость) негативных воздействий существенных нарушений и их негативных правовых последствий по кругу субъектов, решений, их неопределенность (абсолютная - относительная) адресата воздействия создает ряд препятствий на пути их установления и устранения. В отдельных случаях отмечается неопределенность самих негативных правовых последствий, их неочевидность, что явно отягощает процесс распознания существенных нарушений в уголовном процессе. Отметим, что сам факт нарушения не может не повлечь за собой негативные правовые последствия. Нарушения у головно-процессуального закона в условиях неочевидности так или иначе причиняют вред осуществлению уголовно-процессуальных правоотношений. И эта проблема должна стать предметом исследований в теории и практике уголовного процесса. Однако негативные правовые последствия существенных процессуальных нарушений могут носить длящийся характер либо возникать одномоментно, незамедлительно после самого факта нарушения. В связи с этим процесс возникновения, развития, преобразования существенных нарушений невозможно рассматривать вне связей с закономерностями деятельности по доказыванию, вне связей с различными формами взаимодействия субъектов уголовного судопроизводства. Формирование существенных нарушений происходит по субъекту, по способам и средствам воздействия, по адресату воздействия, по направленности. Формирование существенных процессуальных нарушений обеспечивается при наличии следующих условий:

- наличие обстоятельств, способствующих устойчивости и интенсивности процессуальных нарушений;

- заинтересованность субъекта - отправителя нарушений;

- определение адресата воздействия нарушения (адресат абсолютно определенный, адресат относительно определенный, адресат неопределенный). Так, например, круг законных интересов субъектов уголовного процесса достаточно широк, а в связи с многообразием складывающихся ситуаций в процессуальных правоотношениях представляется невозможным подвергнуть их законодательной регламентации. Противоречие отстаиваемых частных и публичных законных интересов нередко порождает конфликт сторон в уголовном процессе. Представляется, что именно поэтому законодатель осторожно указывает в определении существенного уголовно-процессуального нарушения, что оно именно повлияло или могло повлиять на постановление законного приговора. Таким образом, даже сама вероятность наступления негативных правовых последствий является обязательным признаком существенного уголовно-процессуального нарушения. Очевидно, что временной период между фактом допущения существенного уголовно-процессуального нарушения и наступлением негативных правовых последствий таит в себе опасность для реализации принципов, задач уголовного процесса, а также и реализации частных и публичных интересов, что в свою очередь заметно снижает эффективность всего уголовного процесса. Представляется важным принимать все законные меры по обеспечению выявления, установления и устранения существенных нарушений на ранних этапах их возникновения, формирования и преобразования в уголовном судопроизводстве. Существенное нарушение может быть допущено в устной или письменной форме, но может иметь свое внешнее выражение и вовне процессуальной фиксации, так, например, оказание неправомерного психического воздействия на личность-участника уголовно-процессуальных правоотношений. «Правомерное психическое воздействие - это непротиворечащее действующему законодательству воздействие на личность субъекта уголовно-процессуальных правоотношений, осознанно, критически, вне всякого насилия, выраженного в форме действия - бездействия, при котором

сохраняется свобода выбора занимаемой активной позиции последним» [5, с. 27]. Содержание нарушения носит уголовно-процессуальный, криминалистический, организационный, психологический характер. Установление и, соответственно, фиксация существенных уголовно-процессуальных нарушений должны осуществляться в установленной законом процессуальной письменной форме. Отсутствие результатов фиксации существенных процессуальных нарушений в письменной форме в силу принципа презумпции невиновности влечет за собой, соответственно, опровержение наличия факта нарушения заинтересованными лицами и, как следствие, установление факта его отсутствия, что обрекает имевшее место ранее нарушение в латентное состояние. Исследование природы происхождения существенных уголовно-процессуальных нарушений затрагивает множество сопутствующих уголовно-процессуальных проблем теоретического и практического аспектов. Например, понятно, что и в уголовно-процессуальной деятельности встречаются ошибки. Понятно, что очевидное существенное нарушение к ошибке отнести никак нельзя. Но следует ли относить ошибку к нарушению? И как разграничить ошибку в уголовном процессе от существенного нарушения. Так, уголовно-процессуальный закон не определяет условий и оснований, при которых нарушение станет существенным. В связи с этим в отдельных случаях существенность нарушений носит оценочный характер. Более того, существенность нарушения устанавливается в силу прямого указания закона либо по усмотрению органа, ведущего уголовный процесс. Действительно, слишком тонка грань между ошибкой и нарушением в уголовном судопроизводстве. При осуществлении прокурорского надзора должны быть разрешены данные задачи. Вместе с тем следует признать, что в отдельных случаях допущение ошибок и существенных уголовно-процессуальных нарушений несет пользу для заинтересованных (недобросовестных) лиц, если это служит их целям, задачам и интересам. В лексической трактовке под ошибкой «понимается неправильная мысль или неправильное действие, неточность, неправильность, заблуждение» [6, с. 367]. С точки зрения логики «ошибка представляет собой неправильное умозаключение, рассуждение, вызванное нарушением законов мышления» [7, с. 426]. В.В. Рябоконь, определяя ее как «утверждение, не соответствующее действительности, или меру, действие, не приводящее к достижению поставленной цели, если искажение в познании или отклонение от цели допущены в результате добросовестного заблуждения» [8, с. 10]. «Добросовестное заблуждение отличает ошибку в судопроизводстве от профессиональных упущений, нарушений, должностных проступков и даже преступлений против правосудия. Всякое заведомо неправильное действие, суждение, нарушение установленных норм закона не является ошибкой и требует иного, нежели на ошибку» [9, с. 57]. По мнению Г.А. Василевича, «юридические ошибки можно классифицировать по многим признакам, в том числе по субъекту их совершения; последствиям, наступившим в результате совершения ошибки; по кругу лиц, которые вправе требовать их исправления, и кругу инстанций, имеющих право их устранить; в зависимости от формы вины (умышленной - неосторожной). На уровень ошибочных юридических решений существенное влияние оказывают, по меньшей мере, следующие факторы: качество законодательства, правовая культура специалистов в области права и должностных лиц, реализующих юридические нормы, а также граждан (населения), которые приобретают права и выполняют соответствующие обязанности» [1, с. 3]. Профессор Р.С. Белкин именовал ошибки в суждениях «гносеологическими, т.е. ошибками в познании - соответственно содержательном и оценочном. Это ошибки, которые могут быть допущены при познании сущности свойств и признаков объектов отношений между ними, а также при оценке результатов содержательного познания. Гносеологические ошибки следует разделить на логические и фактические (предметные). Логические-это ошибки, связанные с нарушением в содержательных мыслительных актах законов и правил логики, а также с некорректным применением логических приемов и операций. В традиционной логике они подразделяются на ошибки в посылках, т.е. в основаниях доказательства, ошибки в отношении тезиса, т.е. доказываемого положения, и ошибки в аргументации, типичными из которых являются, например, смешение причинной связи с

простой последовательностью во времени или обоснование тезиса аргументами, которые сами по себе являются верными, но из которых доказываемый тезис не вытекает. Фактические или предметные ошибки - искаженное представление об отношениях между предметами объективного мира» [10, с. 338]. «Заблуждение и ошибка в познании, по мнению Г.П. Корнева, - это нетождественные понятия. Понятие заблуждения характеризует интеллектуальное, психологическое состояние субъекта, его уверенность в истинности своей субъективной оценки, в то время как понятием ошибки обозначается класс действий, не соответствующих эталонам, нормам, алгоритмам и т.п. Заблуждение не может существовать и вне акта коммуникации; причины его возникновения необязательно связаны с передачей информации. Нельзя также связывать появление заблуждения в коммуникационном акте только с дезинформационным намерением корреспондента. Ложная информация, ложные знания могут передаваться и без сознательного намерения в тех ситуациях, когда сам корреспондент уверен в ее истинности. Заблуждаясь, корреспондент без какого-либо заведомо дезинформационного намерения вводит также и реципиента в заблуждение..» [11, с. 25]. Приведем достаточно объемную цитату известного ученого-криминалиста Р.С. Белкина: «Неудивительно, что именно адвокаты озабочены в первую очередь поисками не истины, а упущений, пробелов, ошибок следствия, не истины, а того, что она не установлена обвинением. Их цель, как говорят «профессионалы», - развалить дело и добиться в лучшем случае оправдательного приговора, а в худшем - направления дела на дополнительное расследование. Обвинять адвокатов в подобных стремлениях несправедливо, да и неправомерно: они не обязаны способствовать утверждению той истины, на которой настаивает обвинение, они ищут свою истину, а найдя, стремятся убедить, что это и есть то, что соответствует действительности, или в худшем случае продемонстрировать бесплодность предпринятых поисков истины стороной обвинения. Уголовное дело, изобилующее следственными ошибками, упущениями, пробелами в системе доказательств - больное нежизнеспособное дело, оно не должно иметь жизненной перспективы, оно должно стать «добычей» адвоката-«санитара» судопроизводства» [12, с. 196]. «Обнаружение следственных ошибок защитником может иметь двоякие последствия. В лучшем случае адвокат укажет на эти ошибки следователю или руководителю расследованием. В худшем - умолчит об ошибках до тактически выгодного ему момента, вплоть до судебного разбирательства, в надежде использовать их для того, чтобы «развалить» дело ввиду невозможности исправления допущенных ошибок» [12, с. 184]. Представляется необходимым провести грань между уголовно-процессуальным нарушением и ошибкой. Исследование данной проблемы будет способствовать повышению эффективности прокурорского надзора, а также определению сущности противодействия, состязательности сторон. В настоящее время отсутствует единообразное понимание механизма выявления и предупреждения ошибок в уголовном судопроизводстве. Р.С. Белкин пишет, что «трудно себе представить, как можно по ошибке существенно нарушить процессуальный закон» [12, с. 166]. Существенное нарушение и ошибка - нетождественные понятия. Допущение ошибки может повлечь за собой нарушение, в то время как допущение нарушения ошибкой не может быть признано ни при каких условиях и обстоятельствах. Существенное нарушение не может быть оправдано посредством недобросовестной интерпретации его в качестве ошибки, т.е. не может быть ему (нарушению) придано значение последней. Ошибка - это добросовестное заблуждение. Однако не всякое заблуждение приводит к ошибке. Допущение ошибки может стать причиной нарушения, в том числе существенного. Следует отметить фактор (возможности - неизбежности) наступления негативных правовых последствий в результате допущения ошибки, нарушения, в т.ч. существенного. Как допущение ошибки, так и нарушения могут приводить к наступлению негативных правовых последствий. Следует также установить, являются ли наступившие последствия устранимыми в результате допущения ошибки или нарушения. Таким образом, фактор устранимости - неустранимости наступивших негативных последствий в результате допущения ошибки, нарушения, является одним из характерных признаков исследуемых категорий. Конечно, это не способствует разграничению исследуемых категорий. Однако данные обстоятельства должны учитываться при осуществлении правовой оценки фактов допущения ошибки либо нарушения в уголовном судопроизводстве. Вместе с тем представляется, что данный признак, как факультативный, способствует, в частности, разграничению существенного и несущественного нарушений. При этом негативные правовые последствия нарушений, ошибок могут нести собой потенциальную угрозу, как саму возможность, так и неизбежность их наступления, установление негативных обстоятельств, причинно-следственных связей (внутренних - внешних) по элементам нарушения.

Заключение. Предлагается определение существенного уголовно-процессуального нарушения в следующей новой редакции с учетом ряда дополнений: «Существенными нарушенный уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения на судебных и досудебных стадиях уголовного судопроизводства, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом (законных частных и публичных интересов) прав участников уголовного процесса или иным путем помешали органу, ведущему уголовный процесс, всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства уголовного дела и повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного приговора, а также на принятие иных итоговых и промежуточных уголовно-процессуальных решений». Сформулирована классификация существенных нарушений. В настоящей статье исследованы закономерности, причины и условия возникновения, преобразования, исчезновения существенных уголовно-процессуальных нарушений и их негативных правовых последствий в уголовном судопроизводстве. Исследованы проблемы соотношения категорий «существенное нарушение и ошибка» в уголовном судопроизводстве, а также круг и содержание их негативных правовых последствий. Предложена авторская программа распознания существенных уголовно-процессуальных нарушений, которая будет полезной для использования в деятельности работников органов прокуратуры при осуществлении прокурорского надзора по уголовным делам, а также преподавателям, аспирантам и студентам для использования в процессе подготовки к лекционным и практическим занятиям по учебным дисциплинам уголовно-процессуального и криминалистического циклов.

<< | >>
Источник: Зорин Р.Г., Смолькова И.В.. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ И УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОЦЕССА РАСПОЗНАНИЯ СУЩЕСТВЕННЫХ НАРУШЕНИЙ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ / Веснік ГрДУ. Серыя 4. №2 (114), 2011. 2011

Еще по теме Основная часть.:

  1. 3.1. Нормативно-правовые модели регулирования трансграничной несостоятельности и разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства
  2. 3.2. Разграничение компетенции судов различных государств но возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: проблемы эффективности
  3. ПРИЛОЖЕНИЕ № 2 СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КРИТЕРИЕВ РАЗГРАНИЧЕНИЯ КОМПЕТЕНЦИИ СУДОВ . РАЗЛИЧНЫХ ГОСУДАРСТВ ПО ВОЗБУЖДЕНИЮ ОСНОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА ПРИ ТРАНСГРАНИЧНОЙ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ
  4. Основные черты избирательного законодательства, применявшегося при выборах депутатов Уложенной комиссии
  5. 6, Основные признаки, указывающие на совершение группы убийств одними и теми же лицами
  6. 22.5. Основные типы государства
  7. Основные составные части и структура права
  8. §2. Основные характеристики губернаторского корпуса России.
  9. 3.1 Основные признаки государства и определение его понятия
  10. Уполномоченный по правам человека и его роль в соблюдении основных прав и свобод военнослужащих
  11. Глоссарий (толкование основных правовых институтов и терминов)*(2)
  12. Основная часть.
  13. ГЛАВА 6. ОСНОВНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ПРАВЕ (XX В.)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -