<<
>>

4. Прекращение производства по делу в связи с нецелесообразностью дальнейшего продолжения процесса

Обстоятельства, влекущие за собой прекращение производства по делу из соображений нецелесообразности дальнейшего ведения процесса, связаны с распоряди 110

тельными действиями сторон, что представляет собой реализацию процессуальных прав принципа диспозитивности в советском гражданском процессуальном праве.

Сюда относятся такие действия сторон, как отказ истца от иска и мировое соглашение. Нужно подчеркнуть особую контролирующую роль суда, так как суд не принимает отказа истца от иска и не утверждает мирового соглашения сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают чьи-либо права и охраняемые законом интересы (ст. 103 ГПК УССР).

1. Проявлением принципа диспозитивности является предоставленная законом возможность сторонам распоряжаться материальными правами и процессуальными средствами защиты этих прав.

Согласно ст. 103 ГПК УССР, истец вправе в течение всего времени рассмотрения дела по существу изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размеры исковых требований, а также отказаться от иска. Поэтому отказ истца от иска, принятый судом, является основанием для прекращения производства по делу (п. 4 ст. 227 ГПК УССР).

Отказ от иска - это одностороннее волеизъявление истца, содержащее безоговорочный полный или частичный отказ от судебной защиты своего требования и направленное на прекращение возбужденного истцом процесса [106, с. 186].

Основным условием прекращения производства по делу ввиду отказа истца от иска является вольизъявление истца. Процесс возник правомерно, на законных основаниях, истец имел право на предъявление иска, однако до судебного разбирательства или во время рассмотрения дела по существу истец отказывается от судебной защиты своего права, что делает нецелесообразным продолжение процесса. Причины, по которым истец отказывается от иска, могут быть разные: истец может прийти к выводу о необоснованности своих исковых

111

требований, может надеяться на обещание ответчика добровольно исполнить требования истца, может утратить юридическую заинтересованность в деле; могут отпасть основания, послужившие поводом для предъявления иска, и т.

д.

Нужно подчеркнуть, что предоставленная истцу законом возможность распоряжаться своими правами в процессе, в том числе и отказаться от иска, не может носить абсолютного характера. Сущность отказа истца от иска заключается в том, что истец предлагает односторонне ликвидировать спор и сам процесс по делу. Однако эти действия истца не могут выходить из-под контроля суда. Контроль суда за процессуальными действиями сторон не ограничивает их прав, а наоборот, способствует правильному их осуществлению, обеспечивает охрану прав и законных интересов сторон и защиту интересов государства. Поэтому отказ истца от иска не влечет за собой немедленного процессуального эффекта. Юридические последствия возникают лишь при посредстве судебного постановления, отражающего окончательный вывод суда о принятии или непринятии этого отказа [143, с. 197].

При отказе истца от иска суд должен проверить законность и правомерность такого отказа, не страдают ли в результате этого интересы самого истца, третьих лиц и интересы государства.

Как подчеркивает проф. А. Ф. Клейнман, распорядительные действия сторон относительно их процессуальных и материальных прав для суда не обязательны и получают юридическое значение лишь после санкции суда [71, с. 18].

Закон подчеркивает, что суд не принимает отказа от иска, если такой отказ противоречит закону или нарушает чьи-либо права и охраняемые законом интересы (ст. 103 ГПК. УССР). Поэтому суд, принимая отказ истца от иска, не может механически фиксировать этот

112

факт; прежде чем принять такой отказ, суд обязан проверить, не нарушаются ли при этом чьи-либо права или интересы, не кроется ли за действиями истца узаконение несуществующего права.

Практика показывает, что часто эти важные требования закона судами не выполняются. Нередко суды прекращают производство по делу ввиду отказа истца от иска и в тех случаях, когда дело должно быть рассмотрено и разрешено по существу, чем нарушают права и законные интересы сторон.

Особенно внимательно суды должны рассматривать отказ истца от иска, если речь идет об интересах детей. В этих случаях суд обязан исследовать материалы дела по существу, чтобы прийти к выводу о возможности принятия таких распорядительных действий истца, сопоставить материальноправовые последствия, к которым ведут эти действия, с действительными правами и интересами сторон.

Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР в своем Инструктивном письме еще в 1926 г. указывала на недопустимость принятия судом отказа от иска по делам о взыскании алиментов на содержание детей, так как ограждение интересов детей входит в задачу советского суда и не может быть поставлено в зависимость от воли их родителей и опекунов [103, с. 149-150].

Один из народных судов прекратил производство по делу ввиду отказа истца от иска по иску Б. к Г. о взыскании алиментов на содержание четырех детей. Как видно из материалов дела, заявление об отказе от иска подписал сам ответчик, он же и поддерживал этот отказ в судебном заседании, в то время как истица не присутствовала в судебном заседании и данных о вручении ей повестки, о дне и времени слушания дела в материалах дела нет. Очевидно, что суд, принимая отказ от иска, не вник в содержание этих действий сторон, не дал оценки законности этих действий и тем самым нарушил

8 П15-7 113

права и интересы истицы, что привело к отмене судебного определения.

Иногда народные суды не проверяют, соответствует ли отказ истца от иска интересам самих сторон.

Дело по иску В., предъявленному в интересах его подопечной 3. к К. о выселении его из дома подопечной, было прекращено производством на том основании, что В. подал в суд заявление об отказе от иска. Прекращая дело производством, суд исходил лишь из формальных соображений о том, что истец отказался от иска, но не выяснил, почему опекун отказывается от иска, не ущемляет ли этот отказ прав и законных интересов его подопечной. Между тем, согласно заключению судебнопсихиатрической экспертизы, 3.

является психически неполноценной, и жилая площадь была необходима ей в связи с ухудшением состояния здоровья.

Ограничиваясь заявлением истца об отказе от иска и прекращая дело производством, без проверки материалов дела, суды тем самым прикрывают иногда незаконные действия сторон.

В народный суд обратился гражданин Н. с иском к Н. о признании их брака недействительным на том основании, что ответчица находится в другом зарегистрированном браке. Исковое заявление истец обосновал свидетельствами о регистрации ответчицей двух браков. Однако через некоторе время истец подал в суд заявление с просьбой прекратить дело производством, так как он от иска отказывается.

Народный суд принял отказ и прекратил дело производством, хотя это явно противоречит закону. Согласно ст. 17 Кодекса о браке и семье Украинской ССР, не могут вступать в брак лица, из которых хотя бы одно состоит уже в зарегистрированном браке, а если такой брак заключен, он должен быть признан недействительным (ст. 45).

Истец имеет право отказаться и от части иска, если

114

его требование делимо. Суды же иногда допускают ошибку, прекращая дело производством полностью, хотя истец отказывается лишь от части иска.

Так, по иску М. к государственному цирку о восстановлении на работе и взыскании заработной платы в сумме 174 руб. 80 коп. народный суд прекратил производство по делу в связи с отказом истца от иска. Как видно из материалов дела, истец просил прекратить производство лишь относительно восстановления на работе, а не в отношении всех исковых требований.

В юридической литературе высказано мнение, что отказ от иска нужно понимать в двух смыслах: процессуальном и материальном [94, 120, 133].

Так, М. Тупчиев пишет, что <отказ от иска> имеет два существенно отличных содержания: с одной стороны, это отказ от продолжения процесса, и в этом смысле указанный термин является понятием процессуальным;

с другой - он может включать в себя и отказ от субъективных прав, и в этом случае отказ от иска является понятием материально-правовым [120, с.

10]. По мнению автора, возможно принятие отказа истца от иска как в одном, так и в другом смысле.

Такая точка зрения, на наш взгляд, не отвечает смыслу закона. Отказ от иска является понятием гражданского процессуального права. Отказаться от иска значит отказаться от судебной защиты спорного материально-правового требования или иного интереса. В большинстве случаев отказ от иска является прежде всего процессуальной формой отказа от материальноправового требования истца к ответчику [106, с. 186].

Сторонники точки зрения М. Тупчиева указывают, что по некоторым категориям дел закон, предоставляя истцу право отказаться от дальнейшего продолжения процесса, сохраняет за ним право на материально-правовое требование в будущем. К таким категориям они, например, относят алиментные дела, дела, возникающие

8 115

из причинения вреда, о расторжении брака, о выселении за невозможностью совместного проживания и др.

Действительно, в судебной практике довольно часто встречаются случаи подачи заявлений с просьбой о прекращении производства по делу о взыскании алиментов ввиду того, что ответчик вернулся в семью и принимает участие в содержании и воспитании детей. Ясно, что в таких случаях суды принимают отказ от иска и прекращают дела производством. Но если повод к иску возникает вновь, то истица имеет право снова обращаться с иском о взыскании алиментов.

Означает ли отказ истца от иска, что он отказался только от продолжения процесса, а право на материально-правовое требование сохранил, и суд прекращает производство по делу условно? Нам представляется, что нет. Данные категории дел имеют специфические особенности. Они возникают из длящихся правоотношений, а по истечении определенного времени могут изменяться факты основания иска. Поэтому иск, предъявленный повторно,- это новый иск, не тождественный первому.

Таким образом, нельзя отказаться от процесса, не отказавшись от материально-правового требования или, наоборот, отказаться от материально-правового требования, не отказываясь от продолжения процесса, так как принятие судом отказа истца от иска влечет за собой прекращение производства по делу, что исключает в дальнейшем возможность обращения в суд за защитой по тождественному делу.

Как отмечает К. Комиссаров, отказ от иска должен быть безусловным и безвозвратным. Если же заявление об отказе объясняется обстоятельствами, не исключающими возобновления этого иска в будущем, то принимать отказ не следует [74, с. 44]. В этом случае дело должно быть рассмотрено по существу с вынесением судебного решения.

Иллюстрируя свою точку зрения примером из судебной практики, М. Тупчиев указывал, что отказ от мате 116

риальных прав отсутствует при отказе истца от иска в связи с погашением ответчиком задолженности [120, с. 9]. Но можно ли прекращать производство по делу по мотиву отказа истца от иска, если ответчик добровольно погасил задолженность? Думается, что нет. Ведь в данном случае спор между сторонами ликвидирован до судебного разбирательства. Требование истца удовлетворено в добровольном порядке, и истец не заинтересован в дальнейшем продолжении процесса.

Представляется, что в таких случаях нужно прекращать дела производством по п. 1 ст. 227 ГПК, УССР как не подлежащие рассмотрению в судебных органах, а не в силу отказа истца от иска.

Таким образом, мы приходим к выводу, что отказ от иска является единым понятием советского гражданского процессуального права и включает в себя одновременно как отказ от субъективных прав, так и стремление к ликвидации процесса.

Согласно ст. 5 ГПК УССР, гражданское дело может быть возбуждено в суде не только по заявлению лица, обращающегося за защитой своего права или охраняемого законом интереса, но и по заявлению прокурора или органов государственного управления, профсоюзов, государственных учреждений, предприятий, колхозов и иных кооперативных и общественных организаций, а также отдельных граждан в случаях, когда по закону они могут обращаться в суд за защитой прав и интересов других лиц.

В связи с этим возникает вопрос: могут ли прокурор или другие органы и лица, имеющие право возбуждать гражданские дела в интересах других лиц, отказаться от заявленного ими иска?

Статья 120 ГПК УССР регулирует процессуальные отношения между прокурором и лицами, в интересах прав которых предъявлен иск. Прокурору предоставлено право в зависимости от обстоятельств дела отказаться

117

от предъявленного им иска. Следует поддержать мнение К. Комиссарова, что отказ от иска прокурора, в отличие от отказа истца, является обязательным для суда [74, с. 44].

Указание ст. 103 ГПК. УССР о том, что суд может не принять отказа от иска, относится только к истцу, прокурор же истцом не является. Деятельность прокурора подчинена охране прав и интересов граждан и государства. Если при глубоком изучении материалов дела прокурор придет к выводу, что иск, предъявленный им, не обоснован, он может от него отказаться, и его отказ от иска излишне ставить под контроль суда. Отказ прокурора от защиты интересов другого лица не препятствует последнему использовать гарантированную законом возможность самому защищать по суду свои права и интересы, т. е. отказ прокурора не носит абсолютного характера.

Такой отказ не лишает лицо, в защиту интересов которого прокурор предъявил иск (истца), права требовать от суда продолжения процесса и рассмотрения дела по существу.

Такой же порядок отказа от иска установлен и относительно органов государственного управления, профсоюзов, государственных учреждений, предприятий, колхозов и иных кооперативных и общественных организаций или отдельных граждан, имеющих право обращаться за судебной защитой в интересах других лиц в порядке п. 3 ст. 5 ГПК УССР.

Ведение гражданского дела в суде может осуществляться как лично сторонами, так и через их представителей. Представитель истца также имеет право отказаться от иска, имея на то специальные полномочия (ст. 115 ГПК УССР).

Процессуальное законодательство установило специальные правила процессуального оформления отказа истца от иска (ст. 179 ГПК УССР).

118

Если отказ истца от иска заявлен непосредственно в судебном заседании, он заносится в протокол судебного заседания и подписывается истцом. Когда же отказ истца от иска выражен в адресованном суду заявлении, это заявление приобщается к материалам дела.

Иногда суды нарушают этот предусмотренный законом порядок, что часто ведет к отмене определений суда.

Дело по иску С. к сахарному комбинату о восстановлении на работе было прекращено народным судом на основании отказа истца от иска. Между тем заявления истца с просьбой прекратить производство по делу в материалах дела нет. Отсутствует и его подпись в протоколе судебного заседания. В кассационной жалобе истец возражал вообще против факта отказа от иска. Такое небрежное отношение к процессуальному оформлению отказа истца от иска повлекло за собой отмену определения суда.

Прежде чем принять отказ истца от иска, суд обязан разъяснить истцу последствия этого процессуального действия. Принятие судом отказа истца от иска и прекращение в связи с этим производства по делу исключает возможность рассмотрения судом тождественного спора. Разъяснение истцу этих последствий имеет очень важное значение. Оно обязательно должно быть зафиксировано в протоколе судебного заседания. Нарушение судами этого требования закона нередко приводит к тому, что стороны необоснованно лишаются возможности защищать свои права и законные интересы.

Отказ истца от иска допускается в любой стадии процесса [73, 74], в том числе и в стадии исполнения. Судья единолично не вправе принимать отказ истца от иска. Это может сделать лишь суд в коллегиальном составе, так как принятие отказа от иска - это своеобразное разрешение спора по существу, требующее исследования и оценки материалов дела.

119

О принятии отказа истца от иска суд постановляет мотивированное определение, которым одновременно прекращает производство по делу.

2. Заключение сторонами мирового соглашения также является проявлением принципа диспозитивности в советском гражданском процессуальном праве, когда вследствие распорядительных действий сторон дальнейшее продолжение процесса по конкретному делу становится нецелесообразным, и дело, следовательно, подлежит прекращению (п. 5 ст. 227 ГПК УССР).

Мировое соглашение - это заключенное сторонами и утвержденное судом соглашение, в силу которого истец и ответчик путем взаимных уступок ликвидируют возникший между ними гражданско-правовой спор. Проф. М. А. Гурвич определяет мировое соглашение как заключенный сторонами на суде и утвержденный судом договор, в силу которого истец и ответчик путем взаимных уступок заново определяют свои права и обязанности (новация) [108, с. 149]. Такое определение представляется неточным, ибо новация прав и обязанностей сторон не исключает возможности возникновения спора между сторонами. Мировое же соглашение - это соглашение сторон об окончательной ликвидации спора по данному правоотношению и прекращение судебного процесса.

Мировое соглашение - это один из способов урегулирования гражданско-правового спора между сторонами. Следует согласиться с К- Комиссаровым, что самым справедливым решением суда не всегда удается нормализировать личные взаимоотношения сторон; мировое же соглашение, как правило, ведет к их улучшению, а этот благоприятный моральный фактор весьма желателен [74, с. 46].

Значение мирового соглашения сторон заключается также в том, что это одна из форм самодеятельности сторон, один из путей мирного урегулирования граж 120

данско-правового спора между сторонами, предполагающий добровольное исполнение сторонами условий этого соглашения без применения государственного принуждения. Такая форма ликвидации споров способствует формированию навыков коммунистического саморегулирования общественных отношений.

Процессуальное законодательство обязывает суд (судью) разъяснять сторонам возможность заключения мирового соглашения и способствовать примирению сторон. Статья 178 ГПК УССР прямо говорит, что перед рассмотрением дела по существу председательствующий обязан выяснить, не желают ли стороны заключить мировое соглашение.

Важные указания по этому вопросу дал Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении № 8 от 11 октября 1965 г. <О практике применения процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел> [104, с. 230]. Пленум подчеркнул, что в зависимости от характера спора суды должны содействовать окончанию дела путем заключения мировых соглашений. Возможность разрешения спора путем примирения должна выясняться судьей и в процессе подготовки дела к судебному разбирательству [104, с. 115].

Характерным признаком мирового соглашения является волеизъявление обеих сторон. По мировому соглашению проводится взаимная уступка требований истца и возражений ответчика. Взаимность уступок является существенным признаком мирового соглашения. Как подчеркивает А. С. Ратнер, при отсутствии этой взаимности налицо односторонний отказ от требований полный или частичный или признание требований ответчиком, но отнюдь не мировое соглашение [99, с. 381 ].

В связи с этим трудно согласиться с мнением Р. Е. Гукасяна, который считает, что взаимные уступки сторон не являются обязательным элементом мировых соглашений. По его мнению, необходимым и достаточ 121

ным критерием отграничения мирового соглашения ог отказа истца от иска и признания иска ответчиком служит характер волеизъявления сторон [43, с. 34]. М. Бобров, рассматривая этот вопрос, также приходит к выводу, что мировое соглашение базируется на распорядительных действиях сторон, которые по взаимной договоренности могут оставить без изменения допроцессуальные правоотношения [23, с. 44].

Такого мнения придерживаются и некоторые суды, утверждая мировое соглашение по делам, где стороны не идут на взаимные уступки, а сохраняют допроцессуальное правоотношение. Народный суд прекратил дело производством по иску о взыскании 300 руб. долга в связи с тем, что стороны заключили мировое соглашение. Из материалов дела видно, что истец подал в суд заявление с просьбой прекратить дело производством, так как они с ответчиком помирились и ответчик обязуется вернуть долг полностью. Это заявление подписано также ответчиком. Можно ли здесь говорить о мировом соглашении сторон? Конечно нет. Здесь налицо полное признание иска ответчиком, и у суда были все основания рассмотреть дело по существу и вынести по нему решение.

Такое же положение может иметь место и при полном или частичном отказе истца от иска. Поэтому мировое соглашение нужно отличать от полного или частичного отказа истца от иска или признания иска ответчиком, ибо они также могут быть следствием односторонних уступок сторон.

Основное различие между этими институтами заключается в том, что мировое соглашение - это соглашение двух сторон о взаимных уступках с целью покончить гражданско-правовой спор миром, а отказ истца от иска (полный или частичный) или признание иска ответчиком - это одностороннее действие. Если полный или частичный отказ от иска. 122

способы отказа стороны от судебной защиты, то при мировом соглашении стороны не отказываются от такой защиты своих прав: наоборот, они полагаются на власть суда, который в случае нарушения соглашения может принудить виновную сторону выполнить принятое на себя обязательство [74, с. 45].

Различается также процессуальное оформление этих действий сторон. Если при частичном отказе истца от иска или признании иска ответчиком обязательно должно последовать судебное решение, то при заключении сторонами мирового соглашения, если это соглашение утверждено судом, решение не постановляется, а дело прекращается производством определением суда.

Следует учитывать, что при отказе от иска истец распоряжается своим субъективным правом, не требуя каких-либо уступок у ответчика, т. е. отказ истца от прав безусловен в отличие от мирового соглашения, где изменение исковых требований истца обусловлено изменением возражений ответчика [120, с. 10].

Особая контролирующая роль при заключении мировых соглашений принадлежит суду. Прокурор, давая заключение по делу, и суд, утверждая мировое соглашение сторон, не должны механически фиксировать факты, а, прежде чем дать заключение или утвердить мировое соглашение, обязаны проверить законность условий мирового соглашения сторон, не противоречат ли эти действия сторон закону и не нарушают ли чьи-либо права и охраняемые законом интересы (ст. 179 ГПК. УССР). На эту обязанность судов обращала внимание Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда УССР еще в 1923 г. в определении по делу П. В частности, коллегия указывала, что дело может быть судом прекращено производством по мировому соглашению сторон только в том случае, если суд убедится, что в мировом соглашении нет условий противозаконных или явно невыгодных для государства ,(31, 1923, Яе I]. Если же

123

мировое соглашение, представленное сторонами на утверждение суда, противоречит закону или нарушает чьи-либо интересы, суд обязан отказать в утверждении мирового соглашения, о чем постановляет мотивированное определение.

Важное значение имеет субъектный состав участников мирового соглашения. Заключение мирового соглашения может иметь место лишь при участии истца, ответчика, третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, т. е. лиц, которые являются носителями материальных прав и обязанностей. Они же могут осуществлять свою волю на ликвидацию гражданско-правового спора путем заключения мирового соглашения и через своих представителей. Однако полномочие представителя на заключение мирового соглашения должно быть специально оговорено в доверенности (ст. 115 ГПК УССР).

Другие же лица, участвующие в деле, правом на заключение мирового соглашения не обладают. Не могут быть участниками мирового соглашения третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, прокурор, органы государственного управления, профсоюзы, государственные учреждения, предприятия, колхозы и иные кооперативные и общественные организации или отдельные граждане в случаях, когда по закону они могут обращаться в суд за защитой прав и интересов других лиц; в связи с тем, что они не являются участниками спорного материально-правового отношения, они имеют право лишь защищать чужие материальные права, но не распоряжаться ими.

Особое внимание следует обратить на объект мирового соглашения (не изъято ли спорное имущество из гражданского оборота, не кроется ли за этим соглашением узаконение несуществующего права).

Гражданское процессуальное законодательство формально разрешает заключение мировых соглашени-й по

124

всем категориям дел. Однако стороны не вправе окончить спор мировым соглашением в тех случаях, когда закон точно устанавливает размер требований. Поэтому недопустимо заключение мировых соглашений по искам о взыскании алиментов на содержание детей, по делам, вытекающим из причинения вреда здоровью, и в связи со смертью кормильца.

К сожалению, некоторые суды еще утверждают мировые соглашения сторон по требованиям, где закон устанавливает точный их размер и не допускает заключения мировых соглашений, ограничивающих законные требования заинтересованных лиц.

Народный суд прекратил дело производством в связи с заключением сторонами мирового соглашения по иску о возмещении вреда, причиненного увечьем. Согласно мировому соглашению, ответчик обязался выплачивать истцу ежемесячно разницу между получаемой пенсией и утраченным заработком в сумме 20 руб. (вместо 32 руб.), истец против этого не возражает. Такое определение суда является незаконным, ибо уменьшение размера возмещения нарушает права и интересы истца и противоречит закону (ст. 455 ГК. УССР), согласно которому ответчик обязан возместить потерпевшему заработок, утраченный им вследствие потери или уменьшения трудоспособности.

Пленум Верховного Суда РСФСР в своем постановлении от 12 декабря 1964 г. <О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Гражданского процессуального кодекса РСФСР> [92, с. 127] указал на недопустимость утверждения судами мирового соглашения также в том случае, когда его условия в какойлибо мере нарушают трудовые права работников или в обход закона направлены на освобождение их от материальной ответственности за ущерб, причиненный учреждениям, предприятиям или организациям, в которых они работают. Суды не вправе утверждать миро 125

йые соглашения по делам о восстановлении на работе, которые влекут за собой освобождение должностного лица, по распоряжению которого было произведено явно незаконное увольнение, от обязанности возместить убытки, причиненные организации выплатой уволенному вознаграждения за вынужденный прогул [93, с. 151].

Анализ судебной практики показывает, что иногда суды ошибочно прекращают дела производством в связи с заключением сторонами мирового соглашения в случаях, когда их нужно рассматривать по существу.

Так, по иску П., уволенного за появление на работе в нетрезвом состоянии, народный суд утвердил мировое соглашение об изменении формулировки увольнения на <уволен по собственному желанию>, тогда как по материалам дела нужно было подтвердить первоначальную формулировку приказа об увольнении, так как истец грубо нарушал трудовую дисциплину.

Утверждая мировые соглашения сторон и прекращая производство по гражданским делам, суды иногда не вносят в свои определения условий мирового соглашения, не дают оценки законности этих условий. Народный суд, рассматривая дело о восстановлении на работе и о выплате заработной платы за работу в выходные дни по иску 3. к детским яслям, утвердил мировое соглашение, согласно которому администрация согласилась заменить формулировку увольнения, а также уплатить истице за работу в выходные дни 20 руб. Однако сведений о том, за сколько выходных дней и из какого расчета производится оплата, в материалах дела нет. Законности условий мирового соглашения суд не проверил.

Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 12 декабря 1964 г. дал принципиально важное указание о том, что не могут иметь юридической силы любые соглашения, в том числе и мировые, по вопросам, которые твердо урегулированы нормами трудового законо 126

дательства и не могут разрешаться соглашением сторон. К таким вопросам относится, например, размер выходного пособия, а также размер оплаты за работу в выходные дни.

Мировые соглашения сторон могут быть судебные и внесудебные. Судебное мировое соглашение заключается в судебном заседании и после проверки его условий утверждается судом с целью окончательной ликвидации спора между сторонами.

Внесудебное мировое соглашение - это соглашение сторон, заключенное вне судебного заседания по поводу урегулирования определенных правоотношений между сторонами, от которого впоследствии одна из сторон отказывается.

Заключение внесудебного мирового соглашения не имеет тех последствий, которые влечет за собой мировое соглашение, заключенное в суде. При возникновении спора между сторонами, если одна из них откажется от условий мирового соглашения, другая сторона обязана доказать в суде, что такое соглашение имело место. Суд выясняет, было ли оно заключено, и учитывает это обстоятельство при вынесении решения.

Судебное мировое соглашение, утвержденное определением суда, ликвидирует окончательно материальноправовой спор. Как подчеркивает П. Я. Трубников, по своему процессуальному действию определение об утверждении мирового соглашения равносильно судебному решению и в случае просьбы заинтересованной стороны подлежит принудительному исполнению, если оно не выполняется добровольно [119, с. 95].

Процессуальное законодательство регулирует порядок заключения мировых соглашений. Согласно ст. 179 ГПК УССР, если соглашение сторон о мирном урегулировании спора достигнуто в судебном заседании при разбирательстве дела по существу, условия мирового соглашения сторон вносятся в протокол судебного за 127

седания и подписываются сторонами. Однако мировое соглашение может быть достигнуто между сторонами и до судебного разбирательства дела и адресовано суду в письменных заявлениях сторон с указанием условий мирового урегулирования спора между ними. Такие заявления сторон должны быть приобщены к делу, о чем указывается в протоколе судебного заседания.

Об утверждении мирового соглашения сторон суд постановляет определение, которым одновременно прекращает производство по делу. В определении суд должен указывать и условия утвержденного мирового соглашения сторон.

Заключение мировых соглашений допускается законом во всех стадиях процесса. Пленум Верховного Суда РСФСР в разъяснении от 5 марта 1928 г. отмечал, что некоторые суды неправильно подходят к вопросу о примирении сторон по гражданским делам, находящимся в производстве или уже законченным в суде, недостаточно активно идут навстречу сторонам при их желании помириться. В связи с этим Пленум указал, что примирение сторон должно допускаться в любой стадии производства [102, с. 172].

Как правило, мировое соглашение заключается наиболее часто в суде первой инстанции. Значительно реже оно встречается в кассационной инстанции.

Заключение мирового соглашения в кассационной инстанции имеет свои особенности и процессуально оформляется несколько по-иному, чем в суде первой инстанции. Стороны приходят к выводу о возможности заключения мирового соглашения и ликвидации спора мирным путем уже после того, как дело рассматривалось по существу в суде первой инстанции [114, с. 50]. В связи с тем, что протокол судебного заседания в кассационной инстанции не ведется, стороны представляют в суд заявления с изложением условий мирового соглашения в письменном виде (ст. 309 ГП1< УССР).

128

Кассационная инстанция при утверждении мирового соглашения должна своим определением решение народного суда отменить, мировое соглашение сторон утвердить и дело производством прекратить.

Не исключена возможность заключения мирового соглашения в стадии надзорного производства и при исполнении судебных решений.

Порядок заключения сторонами мирового соглашения в стадии исполнения судебных решений не во всех гражданских процессуальных кодексах союзных республик урегулирован одинаково. В большинстве союзных республик этот вопрос урегулирован удачно (ст. 364 ГПК РСФСР, 394 ГПК Литовской ССР и др.). Так, согласно ст. 364 ГПК РСФСР, исполнительное производство прекращается, если взыскатель и должник заключили мировое соглашение. Об утверждении мирового соглашения сторон суд выносит определение, которым одновременно прекращает производство по делу.

В Гражданском процессуальном кодексе УССР вопрос прекращения производства по делу в исполнительном производстве в связи с утверждением мирового соглашения сторон урегулирован недостаточно четко, что нередко приводит к недоразумениям при применении этой нормы на практике. Так, согласно ст. 370 ГПК УССР, вопрос о прекращении исполнительного производства в связи с утверждением судом мирового соглашения между должником и взыскателем решает судья единолично. Статья же 365 ГПК УССР, регулируя порядок заключения мирового соглашения в стадии исполнительного производства, указывает, что об утверждении мирового соглашения суд постановляет определение в соответствии с правилами ст. 179 ГПК УССР.

Представляется, что эти статьи Гражданского процессуального кодекса УССР находятся между собой в противоречии. Было бы целесообразным установить такой порядок прекращения исполнительного производ 9 1115-7

129

ства, какой установлен Гражданским процессуальным кодексом РСФСР. Коллегиальное разрешение этого вопроса судом более полно защищает права и интересы сторон.

Утверждение судом мирового соглашения сторон влечет за собой особые процессуальные последствия. Прекращение производства по делу исключает возможность рассмотрения судом тождественного иска (ст. 228 ГПК. УССР). Поэтому до утверждения мирового соглашения сторон суд обязан разъяснить сторонам последствия этого процессуального действия. Необходимо строго следить за тем, чтобы условия мировых соглашений были ясны и определенны и не допускали споров при исполнении.

Суды иногда игнорируют эти требования закона и утверждают мировые соглашения, не разъясняя сторонам последствий этого процессуального действия, не заносят условий мирового соглашения в протокол судебного заседания, вследствие чего стороны утрачивают в дальнейшем право на судебную защиту.

Такую ошибку допустил народный суд по одному из дел о разделе жилого дома. Прекращая производство по делу в связи с заключением сторонами мирового соглашения, суд не выяснил условий мирового соглашения, не внес их ни в протокол судебного заседания, ни в определение суда, в результате чего права сторон на судебную защиту были нарушены, ибо принудительно исполнить такое определение было невозможно.

Прекращая производство по гражданским делам в связи с заключением сторонами мирового соглашения, необходимо строго придерживаться указаний закона и не допускать нарушений в этом вопросе.

Между тем, как показывает изучение судебной практики прекращения гражданских дел производством в связи с утверждением мировых соглашений сторон, народные суды еще довольно часто нарушают нормы, регулирующие данный вопрос, иногда поверхностно под 130

ходят к изучению сущности дел, вследствие чего нарушаются права и законные интересы граждан и социалистических организаций.

В связи с тем, что количество гражданских дел, которые заканчиваются мировым соглашением сторон [23, с. 44], увеличивается, задача судов состоит в том, чтобы прекращение производства по гражданским делам по этому основанию проводилось в строгом соответствии с законом. Необходимо внимательно обсуждать условия мировых соглашений, которые должны быть изложены полно, точно и определенно, не оставляя сомнений в существе установленных ими взаимных прав и обязанностей [106, с. 190].

<< | >>
Источник: Е. Г. Пушкарь. ИСКОВОЕ ПРОИЗВОДСТВО В СОВЕТСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ (Процессуальные последствия возбуждения дел) Львов - 1978. 1978

Еще по теме 4. Прекращение производства по делу в связи с нецелесообразностью дальнейшего продолжения процесса:

  1. § 2. Средства реализации принципа публичности (официальности)
  2. § 1. Реализация принципа публичности (официальности) в стадии возбуждения уголовного дела
  3. 5. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА В СУДЕ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ
  4. 2.1. Понятие и система оснований постановления оправдательного приговора
  5. § 2. Прекращение деятельности хозяйственных альянсов коммерческих организаций
  6. Раиса Алиевна Камалитдинова Развитие доктрины невозможности исполнения обязательств в различных правовых системах
  7. § 9. Уголовный процесс
  8. 1. Общая характеристика прекращения производства по гражданским делам
  9. 4. Прекращение производства по делу в связи с нецелесообразностью дальнейшего продолжения процесса
  10. 5. Процессуальное оформление и последствия прекращения производства по делу
  11. 1. Общая характеристика
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -