<<
>>

§ 3.2. Восстановление прав прежних родителей

Постановка вопроса о восстановлении прав родителей ребенка при отмене усыновления (удочерения) и признании усыновления (удочерения) недействительным является новой. Вопросы семейно-правовой реституции, о которой говорилось в предыдущем параграфе работы, обойдены стороной или о них говорится буквально в двух строках.

Безусловно, это также является следствием ранее существовавшего подхода, когда частные интересы поглощались общественными. Проблема восстановления прав родителей ранее казалась бы просто надуманной. При отмене усыновления (удочерения) или признании его недействительным как бы само собой подразумевалось, что ребенок будет передан родителям.

В современных условиях, когда приоритет интересов личности закреплен конституционно, необходимо персонально решать вопросы воспитания и содержания каждого ребенка, усыновление (удочерение) которого признано недействительным, и одновременно решать вопрос о правах прежних родителей. Причем, вопрос о правах прежних родителей должен решаться также в первую очередь с учетом интересов ребенка.

Особенно актуальным и сложным становится вопрос о реституции в тех случаях, когда усыновление (удочерение) осуществлялось иностранными гражданами. В законодательстве Республики Казахстан вопросы защиты прав и интересов детей, усыновленных (удочеренных) иностранными гражданами, а также их родителей достаточно не разработаны, а значит и не решены. Как отмечалось, пока нет случаев, когда какой-либо орган государства поднимал вопрос о том, как живут в зарубежных семьях наши бывшие маленькие граждане. Между тем, этот вопрос весьма насущный. Например, в Российской Федерации, которая переживает схожие с нашими проблемы, по сообщению средств массовой информации в Нижнем Новгороде гражданка С. умудрилась оказать посреднические услуги по усыновлению (удочерению) (практически продать) 600 детей гражданами Италии.

Истинный размах такой деятельности весьма значителен и у нас. Хотя конкретных данных на этот счет нет. О проблеме еще не заговорили в полный голос. Для недопущения потенциальных нарушений закона в этой сфере периодически следует проверять соблюдение прав наших детей за рубежом. Для этого требуется наладить сотрудничество с органами, выполняющими функции, аналогичные функциям наших органов опеки и попечительства, чтобы они выполняли запросы казахстанских органов опеки и попечительства. К этому должны подключиться и консульские учреждения Казахстана за рубежом. В тех случаях, когда права детей не соблюдаются, что является основанием для признания усыновления (удочерения) иностранными гражданами недействительным, именно консульские учреждения должны ставить вопрос о возбуждении в судах Казахстана производства о признании усыновления (удочерения) недействительным. Впоследствии, если выносится решение о признании усыновления (удочерения) недействительным, то путем обращения к судебным органам того или иного государства необходимо добиться восстановления прав их родителей.

Постараемся выяснить, как обстоит дело с признанием усыновления (удочерения) недействительным в судебной практике (анализировалась практика судов Алматы).

Первое, что обращает на себя внимание, это очень маленькое число отмененных и признанных недействительными усыновлений (удочерений). В частности, по Бостандыкскому району города Алматы в период с 1997 года по настоящее время рассматривались только одно дело о признании удочерения недействительным и три дела об отмене усыновления. В Ауэзовском районном суде за указанный период рассмотрено одно дело об отмене удочерения. В Алмалинском районном суде за 1999-2001 годы рассматривались три дела об отмене усыновления, признание усыновления недействительным не проводилось.

Обзор судебной практики дает основания для двух основных выводов:

- во-первых, органы опеки и попечительства не проводят должного контроля за условиями жизни усыновленных (удочеренных), не ставят своевременно вопрос о защите прав детей, а одновременно и их родителей;

- во-вторых, эти органы и суды весьма поверхностно относятся к спорным правовым ситуациям и вследствие этого вопрос о возможно недействительном усыновлении (удочерении) в судах рассматривается в рамках дел об отмене усыновления (удочерения), тогда как эти категории дел существенно отличаются.

Например, дело рассмотренное Бостандыкским районным судом города Алматы 12 ноября 1999 года, почему-то называется «об отмене удочерения, о признании удочерения недействительным, об аннулировании записи удочерения» (155). Дело не может быть одновременно называться двумя разными категориями – отменой усыновления (удочерения) и признанием его недействительным. И недопустимо указание судом описательной части его решения в качестве заголовка частного вопроса – «аннулирования записи удочерения». В судебном решении отмечается, что удочерение проводилось родителями супругов – родителей ребенка.

Единственной целью удочерения было оформление отпуска по уходу за ребенком матерью отца удочеренной девочки, поскольку ее отец вместе со своей женой-матерью были студентами, обучавшимися по очной форме обучения. Таким образом, удочерение производилось без цели создания соответствующих юридических последствий. Более того, удочерители и родители ребенка вводили в заблуждение местный исполнительный орган, которым было произведено удочерение. «Удочерительница» необоснованно получала оплату за время нахождения в так называемом «декретном отпуске». Участники семейно-правовых отношений не должны иметь возможности так волюнтаристки использовать институт усыновления (удочерения) в корыстных целях, не обращая внимание на то, что такие действия ущемляют интересы ребенка и их родителей.

Недобросовестные действия должны получать негативную правовую оценку. Это не единичный случай неверного подхода суда к признанию усыновления (удочерения) недействительным, особенно, если учитывать небольшое количество рассмотренных судами дел. В том же Бостандыкском суде города Алматы 27 декабря 1999 года рассматривалось дело по заявлению А.А.М. об отмене усыновления. Его сын был усыновлен его родителями. Как вытекает из фактов, установленных судебным решением, родители гражданина А.А.М., усыновляя своего внука, не желали достижения тех целей, для которых совершается усыновление. Усыновление проводилось в тот период, когда их сын разводился со своей женой в целях недопущения того, чтобы она (мать ребенка) получила право на проживание с ребенком (156).

То есть «усыновители» и отец ребенка преследовали заведомо противоправные цели. Жизненный опыт подсказывает, что в ситуациях такого рода не исключаются факты давления на мать ребенка с целью воспрепятствования осуществлению ею своих родительских прав.

Теперь же по прошествии нескольких лет, добившись отмены усыновления, члены семьи мужа как бы приняли меры, чтобы мать ребенка не могла осуществить свои родительские права, уехав на Украину. И в данном случае мнимая отмена, как и само усыновление, ведут к серьезному игнорированию прав одного из родителей ребенка, требующего их восстановления. Не исключено ущемление и прав ребенка, это обязательно должны учитывать суды. В приведенном случае следовало бы не отменять усыновление, а признать его недействительным, и противоправные действия деда, бабушки – «усыновителей» ребенка, равно как и его отца должны были быть осуждены.

В этих ситуациях родители детей хотя и совершают не совсем правомерные действия, но стремятся реально выполнять свои родительские обязанности. Поэтому вряд ли обоснована какая-либо правовая репрессивная мера к ним.

Не исключено и то, что нерадивые родители могут совершить какие-либо более серьезные правонарушения, например, вступить в сговор с лицами, преследующими в отношении ребенка преступные, корыстные цели. В этом случае, к решению вопроса о восстановлении прав родителей следует подходить осторожно, не допускать восстановление прав, ставя вопрос о привлечении их к уголовной ответственности. Уголовно-процессуальное разбирательство было бы целесообразным до рассмотрения дела в гражданско-процессуальном порядке. Не исключается рассмотрение и уголовного и гражданского дела в одном производстве.

Решение, которое учитывает реальные обстоятельства недействительности усыновления (удочерения) и признает его таковым, обуславливает возникновение иных прав и обязанностей родителей и детей, чем, если бы состоялась отмена усыновления (удочерения).

Отменяя усыновление (удочерение), суд обеспечивает и юридическое и фактическое восстановление прав прежних родителей, поскольку будет считаться, что права усыновителя (удочерителя) прекратились лишь на будущее время.

Под фактическим восстановлением прав мы имеем в виду передачу детей на воспитание родителям.

Признавая усыновление (удочерение) недействительным, суд фиксирует непрерывность прежних родительских прав и обязанностей по отношению к ребенку, словно они и не прекращались. Не исключается обратное, не восстановление, а лишение родителей их прав на ребенка (в юридическом аспекте).

Таким образом, в рамках дел о признании усыновления (удочерения) недействительным вопрос должен стоять не о юридическом восстановлении прав прежних родителей, а о фактическом их восстановлении, то есть предоставлении им возможности общаться с детьми, заниматься воспитанием их детей. Равные возможности для этого должны быть предоставлены обеим родителям ребенка, если иное не предусмотрено законом. Поэтому в ситуации, обрисованной в вышеприведенном примере из судебной практики, к делу о признании недействительным усыновления (удочерения), произведенного дедом и бабушкой ребенка должна быть привлечена мать ребенка. Если по каким-либо уважительным причинам это оказалось невозможным, то в судебном решении должно найти отражение то, что мать ребенка по-прежнему сохраняет родительские права на ребенка.

При признании усыновления (удочерения) недействительным возможны три варианта развития событий:

- во-первых, исходя из сказанного выше, если будут доказаны противоправные действия родителей в отношении ребенка, суд должен отказать родителям в восстановлении их родительских прав. Своего рода это будет недопущение реституции;

- во-вторых, родители могут получить ребенка на воспитание в семью (случай полной реституции);

- в-третьих не исключен некий промежуточный вариант, когда суд признавая, что родители не лишаются в полном объеме родительских прав, тем не менее, не передает детей им на воспитание. В этих случаях должны будут предприняты иные, устраивающие ребенка (соответствующие его интересам) меры по передаче на воспитание. Одновременно суд должен четко определить характер будущих взаимоотношений ребенка и его родителей, число свиданий, иные формы общения, вопросы содержания ими своего ребенка и другие.

Подробно должны регламентироваться и взаимоотношения родителей ребенка и воспитателей (детского учреждения, патронатных воспитателей, опекунов или попечителей, самого органа опеки и попечительства). Все это во многом попросту отсутствует в практике судов и наша попытка найти положительную практику оставалась безуспешной. Но это не снижает обоснованность рекомендации судам, более гибко, полно и справедливо решать вопросы восстановления прав родителей и детей.

Не всегда признание усыновления (удочерения) недействительным непосредственно ведет к восстановлению прав родителей. Может оказаться, что в первую очередь оно необходимо для самого ребенка, а родителей уже нет в живых.

Сказанное можно проиллюстрировать интересным примером из судебной практики Российской Федерации. Хлевенский районный суд Липецкой области рассмотрел дело об отмене усыновления, поскольку семейным законодательством не предусмотрено признание усыновления (удочерения) недействительным (решение по этому делу было прислано для внесения актовой записи в Бостандыкский районный ЗАГС города Алматы). Суть дела такова. Гражданка А. обратилась в суд, указывая, что 15. 01. 1996 года ответчик Д. усыновил ее сына Мухамеджанова Р.М. без согласия сына. Усыновление состоялось при обстоятельствах, когда она и Д. уезжали из Республики Казахстан в Россию. Ответчик запугал истицу, что с фамилией отца - Мухамеджанов, ее сына будут преследовать, обижать. Фактически усыновление носило фиктивный характер. Настоящий отец ребенка умер 23.04. 1984 года. Сын был заинтересован в том, чтобы ему вернули фамилию и отчество, полученные им при рождении (157). Суд вынес решение в его пользу.

В этом случае, поскольку, ребенок уже находился на воспитании у матери, его фактические семейно-правовые отношения не изменились. Изменилась только юридическая ситуация, связанная с правом ребенка на имя. В отличие от прав и обязанностей родителей и детей, которые при признании усыновления (удочерения) недействительным восстанавливаются автоматически, если это не противоречит интересам ребенка, имя, отчество и фамилия, присвоенные ребенку при усыновлении (удочерении) судом, могут сохраниться прежними.

Возвращения прежних имени, фамилии и отчества должны потребовать родители ребенка или сам ребенок, достигший десятилетнего возраста. К оценке приведенной ситуации можно подойти и с другой стороны. Хотя на первый взгляд, кажется, речь идет только о правах самого ребенка, принятым решением защищаются и предполагаемые интересы умершего родителя (а в других аналогичных случаях и живых родителей). Ведь в соответствии со ст. 55 ЗоБС РК права ребенка на имя, отчество и фамилию отражают одновременно и права его родителей на присвоение ему имени и фамилии отца, на присвоение ребенку отчества, производного от своего имени.

Основываясь на сказанном, возможно говорить о том, что признание усыновления (удочерения) недействительным влечет за собой не только восстановление прав родителей, связанных с воспитанием ребенка, но и прав, касающихся присвоения ему имени (включая имя, отчество и фамилию). Защита этих прав может осуществляться даже посмертно.

Признание усыновления (удочерения) недействительным, кроме личных прав по отношению к ребенку, влечет восстановление также имущественных прав и обязанностей по отношению к нему. В частности, имущественные обязанности будут касаться содержания ребенка. Имущественные права в первую очередь, будут связаны с законным представительством ребенка в различных гражданско-правовых отношениях.

Отношения законного представительства могут подразумевать также блок личных неимущественных прав, по представительству прав и интересов ребенка в суде и других органах, учреждениях образования и т.д.

Нами рассмотрены основные вопросы восстановления прав прежних родителей при отмене усыновления (удочерения) и признании его недействительным. В некоторых случаях, кроме этого может возникнуть необходимость в назначении опеки или попечительства над ребенком, усыновление (удочерение) которого признано недействительным.

Это может потребоваться, если, родители ребенка умерли, их права не могут быть восстановлены вследствие противоправных действий по отношению к ребенку или если несмотря на сохранение родительских прав ребенок не может быть передан им на воспитание.

Ненадлежащее отношение родителей к ребенку не является единственной потенциальной причиной того, что ребенок будет передан под опеку.

Суд, восстанавливая права родителей и установив, что в силу ряда объективных причин (болезненного состояния родителей, стечения тяжелых обстоятельств и т.п.), передача детей родителям опасна (158), должен передать ребенка на попечение органов опеки и попечительства.

Хочется добавить, что, передавая ребенка на попечение органов опеки и попечительства, суды не вправе определять конкретный порядок устройства ребенка, поскольку этот вопрос относится к исключительной компетенции органов опеки и попечительства (ст.ст.100-107 ЗоБС РК).

<< | >>
Источник: Джандарбек Бауржан Абылкасымулы. Усыновление (удочерение) в семейном праве Республики Казахстан. Алматы, 2007. 2007

Еще по теме § 3.2. Восстановление прав прежних родителей:

  1. 11. Права и обязанности родителей
  2. § 3. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ РОДИТЕЛЕЙ
  3. § 3. Осуществление родительских прав недееспособными и несовершеннолетними родителями
  4. § 8. Восстановление прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам (вызывное производство)
  5. ДОКАЗЫВАНИЕ ПО ДЕЛАМ О ВОССТАНОВЛЕНИИ ПРАВ ПО УТРАЧЕННЫМ ЦЕННЫМ БУМАГАМ НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ ИЛИ ОРДЕРНЫМ ЦЕННЫМ БУМАГАМ (ВЫЗЫВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО)
  6. ПРАВО РОДИТЕЛЕЙ ВОСПИТЫВАТЬ ДЕТЕЙ
  7. § 8. Восстановление прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам (вызывное производство)
  8. 11.3. Порядок восстановления прав, свобод и законных интересов реабилитируемого лица
  9. Основные права и обязанности родителей и детей.
  10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРАВ ПО УТРАЧЕННЫМ ДОКУМЕНТАМ НА ПРЕДЪЯВИТЕЛЯ (ВЫЗЫВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО]
  11. § 9. Личные права и обязанности родителей и детей
  12. 28. Ограничение родительских прав. Порядок восстановления в родительских правах.
  13. 27. Осуществление родительских прав, в том числе родителем, проживающим отдельно от ребенка, а + несоверш-ними и недееспособными родителями
  14. Лишение родительских прав и их восстановление
  15. Статья 62. Права несовершеннолетних родителей
  16. Статья 62. Права несовершеннолетних родителей
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -