Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 1. Современные научные модели изучения Интернета. Методологические подходы к определению понятия «Интернет»

Приступая к правовому анализу феномена Интернета, нужно признать неоспоримый до сегодняшнего дня факт недостаточного внимания юридической науки к такому неординарному явлению, как Интернет.

Из обычного технического явления военного применения (как, впрочем, и многие другие изобретения человеческого разума), предназначенного для передачи информации из одного компьютера в другой, Интернет за сорок пять лет своего стремительного развития стал необходимым инструментом социального общения, бизнеса, образования, интеллектуального роста. Виртуальное пространство Интернета в настоящее время представляет собой неотъемлемый социокультурный компонент как индивидуальной, так и общечеловеческой жизни в планетарном масштабе. В условиях современности пространство интернет-коммуникации становится неотъемлемой частью повседневной жизни человека. Факт представленности в этом новом социальнокоммуникативном пространстве в какой-то степени уже сегодня является условием социализации. Так, например, для многих людей Интернет уже стал основным пространством для различного рода социальных взаимодействий.[8]

Информационные и коммуникативные свойства Интернета превзошли все мыслимые ожидания. Масштаб коммуникативного воздействия Интернета на сегодня признается «глобальным и всемирным», что означает возможность мгновенной связи с любой точкой земного шара, где есть подключение к сети

Интернет.1 По словам М.Кастельса, «Интернет - это коммуникационный медиум, который впервые сделал возможным общение многих людей со многими другими в любой момент времени в глобальном масштабе».[9] [10] [11]

Казалось, такие возможности, такая мощнейшая коммуникативная технология привлечет внимание юриспруденции в плане теоретических разработок и практических шагов нормативного осмысления и регулирования феномена Интернета. Но юриспруденция ограничивается сегодня только тем, что признает в Интернете глобальный информационный ресурс мирового масштаба. М.Кастельс отмечает по этому поводу: «Однако, несмотря на широкое распространение Интернета, его логика, его язык и его ограничения остаются не совсем понятными если не считать чисто технических вопросов. Скорость происходивших преобразований затрудняла проведение научного анализа по результатам таких изменений, которые бы позволили ответить на все вопросы, касающиеся экономики и общественного устройства, основанных на применении Интернета». Само явление, или же феномен под называнием «Интернет» в строго научном плане до настоящего времени не концептуализирован. В правовом аспекте до сегодняшнего дня термин «Интернет» не имеет дефиниции, принятой научным сообществом как парадигма. Видный теоретик информационного права проф. И.Л.Бачило замечает: «Известно множество определений Интернета, и большинство из них дает технологическую и техническую характеристику этого феномена».[12] Некоторые исследователи вообще отрицают возможность научного анализа Интернета. Д.Н.Песков, например, полагает, что «Интернет как явление и понятие более шире любого из конкретных определений, прилагаемых ему

сегодня... Интернет сам по себе бессмысленен, это скорее симулякр, понятие без субъекта».[13] [14] [15]

Правильно поставленная научная юридическая проблема - это точный и ясно сформулированный, но не имеющий ответа вопрос о способе логического примирения абстрактных правовых научных категорий, или как средстве решения конкретной практической ситуации. Что касается Интернета, то нужно признать, что такая проблема в целом на сегодня в правовой науке точно и ясно не сформулирована.

Можно назвать несколько причин, по которым Интернет в теоретическом аспекте правовой науки находится в состоянии относительного покоя.

Одной из первых причин можно назвать некоторую непривычность для правового анализа самого Интернета как технического явления. Попытки определить Интернет как объект права (И.Л.Бачило, М.С.Дашян) не имели поддержки в научном сообществе. В самом деле, нельзя считать объектом права, к примеру, разветвленную по всем континентам планеты сеть железных дорог как собственно сеть, а в данном случае уместна именно такая аналогия. Мы уже упоминали о собирательном значении понятия «Интернет» как о понятии, имеющем амбивалентный характер.[16] При анализе эта амбивалентность распадается на техническую составляющую Интернета (компьютеры, серверы, модемы, базовые станции, спутниковые линии и т.д.), которая сама по себе является сложной многоуровневой технической системой, и на результат работы этой системы - мнимое технологическое пространство, находящееся «внутри экрана монитора компьютера». Но техническое оснащение, сложное или простое, один компьютер или миллион компьютеров, в правовом отношении для анализа не пригодно. Объект гражданско-правового анализа - вещи и право на вещи, и действия и право на действие. На первый взгляд, Интернет - это не вещь (объект вещного права) и тем более не результат действия (объект обязательственного права). Результаты действий в Интернете (оказание информационных услуг) при ближайшем рассмотрении ввиду несоответствия концептам обязательственного права оказываются теоретически не обоснованными.

Классическая юриспруденция, в особенности классическая цивилистика имеет многовековую историю развития, начиная с римского права. На протяжении столетий правовые институты, в частности институты собственности, вещного и обязательственного права, договоров дополнялись и совершенствовались новыми нормами и правилами, и сегодня представляют собой развитые правовые конструкции. Однако стремление применить классические институты цивилистики к Интернету приводят к отрицательным правовым результатам. Архитектура сети Интернет либо ломает некоторые классические правовые концепты (например, концепт суверенитета), либо ставит перед иными институтами задачу совершенствования их понятийного аппарата (институт договора в электронном виде и пр.). Нахождение субъектов правоотношений одновременно под юрисдикцией разных правовых систем, всеобъемлющий характер безвозмездных услуг, оказываемый одновременно миллионам потребителей Интернета требуют новых теоретических и нормативных подходов к их правовой легитимации. Пока же вместо теоретического осмысления и нормативного урегулирования правоотношений в сфере Интернета действует «Единая политика разрешения споров», в которой, в частности, говорится:

«Сеть Интернет представляет собой глобальное объединение компьютерных сетей и информационных ресурсов, принадлежащих множеству людей и организаций. Это объединение является децентрализованным, и единого общеобязательного свода правил (законов) пользования сетью Интернет не установлено. Существуют общепринятые нормы работы в сети

Интернет, направленная на то, чтобы деятельность каждого пользователя сети не мешала работе других пользователей. Фундаментальное положение этих норм таково: правила использования любых ресурсов сети Интернет определяют владельцы этих ресурсов и только они. Настоящий документ описывает общепринятые нормы работы в сети Интернет, соблюдение которых является обязательным для всех пользователей».[17] Так «Единая политика» замещает в виртуальном пространстве и теорию, и практику правоприменения, определяя начала конвенциональных отношений в сети.

Можно и далее перечислять причины, по которым правовая наука уделяет внимания Интернету гораздо меньше, чем, скажем, теории государства, или же отдельным институтам обязательственного права. Но это не означает, что правовые отношения в виртуальном пространстве Интернета не должны охватываться законом, а сами отношения должны оставаться конвенциональными, как это сегодня имеет место быть.

По этим обстоятельствам Интернет и созданное им виртуальное пространство мы должны воспринимать сегодня как новое правовое пространство, требующее своего теоретического и нормативного осмысления. И такое осмысление необходимо не только на общетеоретическом и методологическом уровне (к примеру, выработка общепринятого легального определения Интернета), но и на предметно-дисциплинарном уровне, чтобы четко определить, какое направление правовой науки должно изучать определенный сегмент Интернета.

Р.З.Лившиц вполне обоснованно отмечает: «Во всех отношениях, в которые люди вступают между собой, можно выделить три сквозных элемента, через которые достигается правовое регулирование: имущественные, личные неимущественные и управленческие отношения. Какую бы отрасль права мы не взяли, она имеет дело только с этими группами отношений.. .»[18].

Продолжая мысль Р.З.Лившица, Д.М.Азми пишет: «Практически все позиции по интересующему нас вопросу (отраслевому делению права) сводятся к признанию предметом правового регулирования поведения (поведенческих актов) участников правового общения, или, как чаще говорят, общественных отношений. Разница же в толковании материального фактора обусловлена, как представляется, главным образом неучетом (непоследовательным учетом) того, что о самом предмете можно говорить применительно к разным уровням правовой регламентации. Так, предмет (содержание) выделяется и к правовому регулированию в целом, и к отраслям и институтам права. Но на материальный фактор часто указывается без конкретизации, что приводит к разным интерпретациям, к неясностям и спорам».[19] Далее Д.М.Азми обоснованно полагает, что любая классификация должна отталкиваться от содержания классифицируемых объектов. С этих позиций восприятие предмета правового регулирования в качестве основного критерия выделения отраслей права является обоснованным.

Что же является предметом правового регулирования в области Интернета? Для ответа на этот вопрос, прежде всего, необходимо проанализировать само понятие "Интернет", его научные определения, существующие на сегодня в правовой литературе.

Определений понятия "Интернет" в правовой литературе много; мы проанализируем наиболее типичные из них, которые приняты научным сообществом и достаточно часто цитируются в научных исследованиях.

В.П.Талимончик предложила, с учетом признаков, имеющих значение для правового регулирования, определить Интернет как "...комплексный предмет правового регулирования, объединяющий разнообразные

общественные отношения в единой социально - технической системе,

созданной в процессе развития глобальной компьютерной сети и предназначенной для осуществления массовой информации и коммуникации".[20]

С.В.Петровский сформулировал понятие Интернета как международной сети электросвязи общего пользования, предназначенной для обмена машиночитаемыми сообщениями (данными), т.е. сведениями об окружающем мире, его объектах, процессах и явлениях, объективированных в форме, позволяющей провести их непосредственную машинную обработку. Иными словами, по С.В.Петровскому Интернет представляет собой международную телекоммуникационную сеть общего пользования.[21] [22]

А.А.Тедеев полагает, что Интернет - это "электронная коммуникационная сеть, связывающая компьютеры во всем мире через телефонные линии и кабели из оптических волокон". Есть и другое определение Интернета, данное А.А.Тедеевым в контексте его информационной составляющей: «Интернет - открытая мировая коммуникационная инфраструктура, состоящая из взаимосвязанных компьютерных сетей и обеспечивающая доступ к удаленной информации а также обмен информацией между компьютерами».[23]

И.В.Невзоров определил Интернет как осуществляемое с использованием электросвязи для передачи закодированной информации соединение максимального (наибольшего) на конкретный момент времени числа электронно-вычислительных машин (ЭВМ).[24]

По Г.Л.Акопову, «Интернет - самая большая компьютерная сеть в мире, объединяющая многочисленные компьютерные сети по всему земному шару для обмена информации между ними».[25] [26] [27]

В.А.Копылов определяет Интернет несколько шире: "Интернет - сетевая

глобальная автоматизированная информационная система, представляющая

2

собой информационную инфраструктуру информационного общества". Несколько громоздкая, и по сути неправовая дефиниция, акцентированная на сугубо информационной составляющей Интернета.

Достаточно объемная характеристика Интернета дана А.К.Жаровой: «Интернет - это пространственно-распределительная глобальная сеть компьютерных технологий и инфраструктур пользователей, позволяющих осуществлять операции по обращению информации и информационных услуг в целях удовлетворения потребностей физических и юридических лиц, органов власти и других субъектов информации, обеспечивать их контакты в режиме реального времени, функционирование которой регулируется техническими стандартами, а также нормами международного и национального права, ориентированными на защиту прав человека, обеспечение безопасности государства и общества в целом в процессе использования и развития

3

потенциала этой сети».

Официальное определение Интернета (Internet) дано в Резолюции Федерального комитета по сетевому взаимодействию США (USA Federal Networking Committee) от 25 октября 1995 г. Оно гласит:

«Интернет означает глобальную информационную систему, которая:

1. Логически взаимосвязана путем использования уникального адресного пространства, основанного на IP (Internet Protocol) или его последующих модификациях.

2. В состоянии поддерживать сетевое взаимодействие, используя набор Transmission Control Protocol/Internet Protocol (TCP/IP) или его последующие модификации и/или иные IP-совместимые протоколы.

3. Обеспечивает и делает доступными как для общественных, так и для частных нужд высокий уровень информационных услуг, налагаемых поверх описанного здесь сетевого взаимодействия и соответствующей инфраструктуры».[28] [29] [30]

Нетрудно заметить, что все приведенные определения освещают только одну - техническую сторону функционирования Интернета, а именно - способ передачи информации и коммуникацию, и не содержат в себе никакой правовой нагрузки. И.Л.Бачило по этому поводу справедливо заметила, что «известно множество определений Интернета, и большинство из них дает технологическую и техническую характеристику этого феномена».2 Другие, не менее важные аспекты феномена Интернета, такие, как виртуальное пространство, договорной характер взаимоотношений его субъектов остаются вне их рамок. А эти аспекты играют важную роль при определении гражданскоправовых позиций субъектов Интернета. Принцип определения Интернета через призму его технических параметров настолько укоренился в правовой науке, что даже исследователи, далекие от намерения изучить эти параметры, тем не менее, не освобождаются от влияния этого принципа. Е.М.Макарова, например, изучая проблемы правового регулирования использования Интернета в предпринимательской деятельности, считает Интернет "разновидностью информационно-телекоммуникационной сети, то есть технологическую систему, предназначенную по линиям связи информации, доступ к которой осуществляется с использованием средств вычислительной

M 3

техники .

Такой же логики технической составляющей Интернета и его информационного предназначения придерживаются и разработчики Модельного закона «Об основах регулирования Интернета»:

«Интернет - глобальная информационно-телекоммуникационная сеть, связывающая информационные системы и сети электросвязи различных стран посредством глобального адресного пространства, основанная на

использовании комплексов интернет-протоколов (Internet Protocol, IP) и протокола передачи данных (Transmission Control Protocol, TCP) и предоставляющая возможность реализации различных форм коммуникации, в том числе размещения информации для неограниченного круга лиц».[31] [32]

Наиболее удачную дефиницию Интернета, на наш взгляд, предложила И.Л.Бачило: "Интернет - это универсальная система объединенных сетей, позволяющих обеспечить включение любых массивов информации для представления её пользователям, оказания справочных и других

информационных услуг, а также совершения различных гражданско-правовых сделок на основе комбинаций информационно-коммуникационных

технологий". В отличие от предыдущих авторов, концентрирующих исследовательское внимание на технической составляющей Интернета, И.Л.Бачило отметила ещё и его гражданско-правовую составляющую в виде "совершения гражданско-правовых сделок". Однако, в последних своих работах И.Л.Бачило вновь вернулась к концепции информационной составляющей Интернета, и дала иную его дефиницию: «Интернет - это сфера непрерывного информационно-коммуникационного процесса обращения информации

(сведений) в цифровой форме в неограниченном пространстве через связанные между собой сети связи и обмена информационным ресурсом любых субъектов (потребителей) в целях получения, накопления знаний или осуществления электронных операций субъектов в разных областях их интересов, прав и обязанностей»[33] [34].

Правовое определение Интернета, данная С.В.Малаховым при исследовании проблем гражданско-правового регулирования отношений в Интернете, состоит из четырех взаимосвязанных элементов: 1) Интернет - это информационная компьютерная сеть, состоящая из отдельных

информационных компьютерных сетей, объединенных на основе единого межсетевого протокола; 2) Интернет - это информационное пространство; 3) Интернет - это виртуальная среда обитания субъектов общества, в которых возникают, развиваются и прекращаются реальные общественные отношения между субъектами общества, объективно существующими в реальном физическом мире; 4) Интернет - это совокупность существующих в виртуальной среде информационных общественных отношений. Как видно, три из четырех элементов относятся к теории информации, и к гражданскоправовому регулированию в Интернет отношения не имеют. Определение же виртуальной среды не содержит гражданско-правовую составляющую (отношения по поводу имущественных и личных неимущественных благ).

Нами была предложена несколько иная трактовка понятия Интернета, характеризующая не сам Интернет, а принципы взаимодействия в виртуальном пространстве: «Интернет - это глобальный информационный ресурс,

основанный на компьютерах, связанных между собой единой коммуникационной сетью, отношения внутри которого основываются на принципах презумпции гражданско-правовых обязательств между

субъектами».[35]

Таким образом, все определения правовой природы Интернета, рассмотренные нами, в том числе и четыре последние, страдают определенными юридическими погрешностями. Из них мы не можем

синтезировать одно общее понятие «Интернет»; технические же определения не могут быть основой правовой характеристики сети.

Из приведенных определений Интернета можно заключить: основным правилом при определении понятия "Интернет" является раскрытие его технической сущности. Поэтому все определения Интернета, включая и четыре последние, сводятся к раскрытию его технических характеристик, с той лишь разницей, что в четырех последних определениях сделана попытка выйти за пределы технических и информационных составляющих Интернет, и показать его в гражданско-правовом ракурсе.

Таким образом, обзор научных разработок в области изучения теории Интернета показывает, что современной научной моделью изучения Интернета является информационная модель, представляющая научную картину Интернета как глобального информационного ресурса, технической системы для хранения и обработки информации, и коммуникативного средства. Такая неоправданная концентрация научной мысли на технических характеристиках Интернета привела к тому, что и изучение Интернета замкнулось на информационном праве с несколько расплывчатым предметом регулирования, оставляя без правового освещения иные, не менее важные составляющие правовых позиций Интернета. Отсюда и сложности нормативного регулирования, лишенного целостной правовой картины Интернета.

Среди всех определений Интернета особым следует назвать дефиницию Л.В.Горшковой: «Выявленные признаки Интернета - отмечает она, - позволили сформулировать понятие сети как глобальной среды реализации общественных отношений между различными субъектами права, осуществляющими свою деятельность без связи с определенной территорией государства».[36] Так

Л.В.Горшкова выделила один из основных принципов Интернета - внетерриториальность, которая имеет главенствующее значение при определении применимого права для общественных отношений в виртуальном пространстве Интернета. Заметим также, что Л.В.Горшкова, в отличие от других исследователей Интернета, не акцентирует внимание на технической его составляющей.

Интересным представляется мнение, высказанное Д.Н.Песковым: «Интернет как явление и понятие - пишет Д.Н.Песков, - гораздо шире любого из конкретных определений, прилагаемых к нему сегодня. Интернет сам по себе бессмысленен, это скорее симулякр, понятие без субъекта». При этом Д.Н.Песков согласен, что «...операционализация понятия необходима. В техническом смысле Интернет понимается как информационная технология, включающая коммуникационные линии, совокупность средств доступа, все цифровые технологии, различные пользовательские терминалы. В

гуманитарном смысле Интернет понимается как некая социальная виртуальная реальность, новая среда обитания.».[37] [38]

И.М.Рассолов справедливо отмечает: "Сегодня можно пересчитать по пальцам монографические и диссертационные работы, посвященные проблемам права и Интернета, правовому регулированию отношений в виртуальном пространстве. В большинстве опубликованных работ по информационному праву основное внимание уделяется прикладным аспектам Интернета и права, акцентируется внимание на естественнонаучной характеристике самого Интернета и на исследовании частных проблем интернет-права. В то же время в юридической литературе пока почти не разработана проблема системного исследования интернет-права как

комплексного института". Системный анализ интернет-права показал, что интернет-право как комплексный институт существовать не может.[39] Поэтому мы остановимся на неразработанности системного исследования Интернета. И действительно, обзор научной литературы, приведенные дефиниции Интернета свидетельствуют: в настоящее время научные исследования в области Интернета в своей основе опираются на информацию; когнитивный аспект, познание сути Интернета практически не исследован. Это и есть пример того узкодисциплинарного подхода в науке, при котором сложные системные объекты изучаются в определенных дисциплинах фрагментарно (в данном случае - только лишь в рамках информационного права) с акцентом на технические параметры системы. Поэтому эффекты их системности могут быть вообще не обнаружены, поскольку исходные программы теоретического анализа задают данные, определенные информационной моделью. Недостаток всех без исключения правовых определений Интернет - это попытка "объять необъятное", т.е. дать правовую характеристику нескольких разнородных явлений, составляющих Интернет. Как было сказано, Интернет - это сложный комплекс технических систем, объединенный в единую сеть (сеть сетей). Но сеть сама по себе ещё не Интернет. Вся эта система в совокупности образует некое кажущееся, "виртуальное" пространство, которое и является венцом работы технических систем. И весь коммуникативный процесс, который на сегодня и является возможностью и основой бизнеса, иные правовые явления в основном по поводу имущественных и личных неимущественных благ, происходят в этом пространстве.

В этой связи интересным представляется определение понятия «Интернет», сформулированное В.В.Кулаковой: «Термин «Интернет», - указывает она, - понимается нами, как информационное пространство, состоящее из трех компонентов:

- совокупность устройств и правил обмена информацией между ними: структурный костяк, материальное и программное обеспечение, коммуникационные линии, совокупность технологий передачи информации посредством коммуникационных линий;

- собственно, информация, с которой имеют дело эти устройства - контент или же содержание;

- люди, которые настраивают устройства ради обмена информацией, а затем используют их и отношения, возникающие между ними в процессе этого обмена (социокультурное измерение)».[40]

Такая трактовка феномена Интернета, которая на наш взгляд наиболее близка к её сути, раскрывает амбивалентную природу Интернета как набора технических устройств и принятых правил работы с ними, и собственно информация, с которой имеют дело эти устройства. В правовом смысле эта амбивалентность распадается на техническую составляющую Интернета и виртуальное пространство, создаваемое Интернетом для отношений между субъектами права.

Поэтому для более детального определения феномена Интернета, выявления частноправовых и публично-правовых областей его регулирования, необходимо расчленить Интернет на составные части, и выяснить, к какой отрасли права относится регулирование той или иной части Интернет.

В настоящее время, когда слово «Интернет» употребляется в обиходе, чаще всего имеется в виду виртуальное пространство внутри сети Интернета, и доступная в ней информация, а не сама физическая сеть. Но для научного исследования Интернета мы используем не обиходные определения; точность формулировок в этом случае имеет большое значение. Поэтому используя термин "Интернет" в научном смысле, мы имеем в виду последовательные правовые элементы по "созданию" виртуального пространства.

Виртуальное пространство - мнимая технологическая среда, созданная при помощи Интернета. Юридически значимые действия, порождающие правовые последствия, возникают, видоизменяются и прекращаются не в

Интернете как таковом, а в этом виртуальном пространстве, им созданном. Поэтому в теории Интернета необходима дифференциация права на реальное право, область применения которого является реальное физическое пространство, и права виртуального пространства, областью применения которого является виртуальное пространство. Предметом права виртуального пространства в этом случае выступают, как правило, правовые нормы диспозитивного характера, свойственные гражданскому праву, регулирующие общественные отношения по поводу имущественных и личных неимущественных благ, возникающих внутри этого пространства, и связанные и ним. Здесь больше частноправовых отношений. Сюда можно отнести электронный документооборот, электронную торговлю, электронные сделки и проблему электронных денег, в целом - предпринимательскую деятельность с использованием виртуального пространства. И.В.Костюк, анализируя аспекты гражданско-правового регулирования электронной торговли, справедливо отмечает, что «гражданско-правовой субинститут электронной торговли в сфере Интернет является частью комплексного правового института электронной торговли, основу которого составляет частноправовое регулирование соответствующих общественных отношений».[41] Презумпция дееспособности и равенства сторон, практически неприменимая в области использования сети Интернет, становится чрезвычайно актуальным в праве виртуального пространства при правовой оценке электронных правоотношений. Обязательственные правоотношения, вытекающие из миллионов договоров оказания услуг крупными интернет-компаниями в социальных сетях никак не вписываются в любую другую парадигму, и рассматриваются концептами гражданского права.

Таким образом, вся гигантская система Интернета в научном плане может быть условно разделена на два относительно самостоятельных объекта исследования. К первому из них можно отнести техническую составляющую

Интернета - это весь глобальный всемирный коммуникационный комплекс технических систем, посредством которого создается виртуальное

пространство для общественных отношений нового порядка - виртуального.

Ко второму объекту относится само виртуальное пространство как производное явление работы технических систем, где производится хранение и обработка информации, ведение бизнеса, социальная коммуникация и т.п. На сегодня виртуальное пространство Интернета - это общемировое

экономическое транзакционное поле с оборотом в несколько триллионов долларов в год. Такая экономическая деятельность при движении товаров и денег осуществляется путем заключения миллионов разнообразных сделок, безусловно носящих имущественный характер. Мы уже упоминали об имущественности и коммерческом характере отношений, возникающих даже в социальных сетях Интернета. Это в корне меняет сложившуюся научную парадигму Интернета.

Поэтому суть каждого из этих двух объектов мы подробно проанализируем ниже, а сейчас, подводя итог анализу Интернета как объекта научно-правового исследования, можно заключить следующее.

Первое. Понятие «Интернет» (Interconnected network - объединение сетей) - собирательное понятие, в котором сосуществуют, по крайней мере, два самостоятельных объекта - комплекс технических систем (собственно объединение сетей), и виртуальное пространство как производное этих систем.

Второе. Предметом правового регулирования технической части Интернета являются общественные отношения, непосредственно связанные с объединением сетей, в которых наблюдается управленческий элемент (лицензирование провайдерской деятельности и пр.), и задача которых - создание виртуального пространства.

Третье. Виртуальное пространство как производное технических систем Интернета является новым технологическим пространством, и здесь, по словам Р.З.Лившица, сквозным элементом отношений, через которых достигается правовое регулирование, являются имущественные и личные неимущественные отношения.

Четвертое. Как результат анализа можно констатировать, что все существующие на сегодня определения Интернета - это отражение либо технической её составляющей, либо попытка «объять необъятное». Им не хватает правовой нагрузки - главного требования научной интерпретации правового явления. По этой причине, в отличие от существующих на сегодня определений, новая дефиниция должна носить именно правовое содержание, т.е. отражать правовую суть Интернета.

Что же понимается под «правовым содержанием», или «отражением правовой сути»? Представляется, что поскольку право всё-таки регулирует отношения, в определении должен быть сделан акцент именно на «отношения между субъектами», порождающими правовые последствия.

С другой стороны, научное определение Интернета не может полностью исключить его техническую составляющую. Правовая природа Интернета, как было сказано, амбивалентна, и при правовом анализе эта амбивалентность распадается на техническую составляющую Интернета и виртуальное пространство, создаваемое Интернетом для отношений между субъектами права. По этой причине научное правовое определение Интернета непременно должно иметь указание и на техническую его составляющую, и содержать положение об общественных отношениях, возникающих, изменяющихся и прекращающихся в виртуальном пространстве, содержание и характер правоотношений между субъектами права, их правовой статус, характер и вид. Без указания на характер правоотношений любая дефиниция Интернета перестает быть правовой - она не несет юридической нагрузки.

Научное правовое определение Интернета с акцентом на его правовую составляющую является одной из фундаментальных проблем современной юриспруденции. Точное определение феномена Интернета в научно-правовом аспекте укажет вектор дальнейших научных разработок, изменит существующую парадигму теории Интернета.

В итоге Интернет как систему в правовом аспекте можно определить следующим образом: "Интернет - это глобальный всемирный

коммуникационный комплекс технических систем для создания виртуального пространства, а виртуальное пространство - это нематериальная технологическая среда для общественных отношений по поводу имущественных и личных неимущественных благ".

Из сути приведенного определения вытекает другой, не менее важный теоретический вывод.

Система Интернета, как и любая другая система, представляет собой организованную совокупность технических устройств. Работа всей этой совокупности частей согласована между собой, поэтому невозможно разрушить эту совокупность, разорвать сеть, и выделить из неё какую-либо часть без того, чтобы эта часть не распалась. Поэтому Интернет представляет собой целую (единую) технологическую систему. Сегодня Интернет, как было отмечено выше, в научном плане принято воспринимать именно так - как единый глобальный технологический комплекс, мировую компьютерную сеть. Такое восприятие Интернета вполне приемлемо для науки информатики и информационных технологий, и, возможно, для других наук, изучающих феномен Интернета как целостной системы, либо как явление - философии, социологии. Для науки же права такое восприятие неприемлемо. Для правового восприятия необходимы другие функциональные параметры Интернета, чтобы право распространяло на них свою регулятивную функцию. Другими функциональными параметрами Интернета является производное этой единой технологической системы - создание нового квазипространства. В самом деле, Интернет, объединяя компьютеры и серверы, создает новое виртуальное пространство в мировом масштабе, и это пространство является новой средой для общения людей. И основная функциональная задача Интернета как объединения сетей с точки зрения права - это не установление связей между компьютерами как таковыми в глобальном мировом масштабе, а между людьми, которые пользуются этими компьютерами для отношений между собой. И эти отношения в абсолютном большинстве своем носят не социальный, а гражданско-правовой характер (ближайший тому пример - использование Интернета для общения по договору услуг электронной почты). Поэтому, рассматривая правовую доктрину Интернета, наряду с исследованием законодательства, субъектно-объектными категориями, с самого начала мы должны иметь в виду, что Интернет - это объединение сетей, и что правовую основу Интернета, в отличие от технической, составляют отношения между людьми,[42] возникающие в виртуальном пространстве. Иными словами, Интернет, в сущности - это виртуальная среда, где люди вступают между собой в гражданские правовые отношения, и правовое его положение определяется через призму анализа отношений людей в этом новом пространстве, в котором для правовой характеристики явлений нужны иные юридические понятия.

Поэтому применение в дальнейшем термина «Интернет» в целостности в правовом аспекте мы считаем ошибочным. Поскольку правовые отношения происходят в виртуальном пространстве Интернета, и юридические факты рождаются в этом пространстве, мы полагаем, что для характеристики правовых явлений в Интернете юридически точным будет предложение «в виртуальном пространстве Интернета». Таким образом мы отделяем виртуальное пространство от технической составляющей Интернета, поскольку точность определений в правовой действительности во всех случаях имеет большое значение.

И поскольку мы определили, что общественные отношения, правовые явления, называемые «в Интернете» возникают, развиваются и прекращаются не в Интернете (объединении сетей) как таковом, а в виртуальном пространстве Интернета, под понятием «новое правовое пространство» мы должны иметь в виду именно это виртуальное пространство. Из предлагаемого ниже анализа неизбежно вытекает вывод: все правовые коллизии и нестыковки возникают не из-за сложной архитектоники глобального коммуникационного комплекса, а именно из-за необычных характеристик виртуального пространства.

<< | >>
Источник: Абдуджалилов Абдуджабар. Теоретические проблемы гражданских правоотношений в Интернете. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Душанбе - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Современные научные модели изучения Интернета. Методологические подходы к определению понятия «Интернет»:

  1. Изученная и использованная литература
  2. § 2. Функциональный подход как основа изучения принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей
  3. Криминалистическая характеристика преступления - основное направление систематизации криминалистически значимой информации о преступлении и личности преступника
  4. Список использованной литературы
  5. Ю. В. Громыко Системно - мыследеятельностный подход: схема мыследеятельности Г. П. Щедровицкого — philosophia nova?
  6. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. ТЕОРИЯ ПРАВА КАК ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУКА
  7. Оглавление
  8. Введение.
  9. § 1. Современные научные модели изучения Интернета. Методологические подходы к определению понятия «Интернет»
  10. § 2. Методологические вопросы выбора парадигмы теории Интернета
  11. § 3. Понятие и сущность виртуального пространства. Принципы Интернета
  12. § 1. Развитие теории правоотношений в правовой науке
  13. Заключение
  14. § 1.1 Правовые избирательные стандарты новых технологий голосования: понятие и содержание
  15. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  16. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -