<<
>>

§ 4. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений в Интернете

Правоотношение в гражданском праве - динамичный процесс, проистекающий в виде возникновения, изменения и прекращения. Каждое правоотношение имеет под собой нормативно закрепленное основание, свой субъектный состав и основание для динамики движения.

По мнению О.А.Красавчикова, «Под основаниями и предпосылками возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений понимается

определенный комплекс различных по характеру явлений, взаимодействие которых влечет за собой движение гражданского правоотношения (прав, обязанностей). В юридическом аспекте предпосылки и основания движения правовых связей могут быть подразделены на три основных категории: 1) нормативные предпосылки; 2) правосубъектные предпосылки и 3) фактическая основа возникновения, изменения и прекращения гражданских

правоотношений».[379] [380] [381] [382]

Таким образом, в позитивном праве возникновение и дальнейшая динамика правоотношения зависит от нормы права; правоотношение в сущности - это опосредующее звено между нормой права и теми общественными отношениями, которые составляют предмет правового регулирования. «Норма права - указывал далее О.А.Красавчиков, - создает юридическую возможность возникновения, изменения и прекращения

гражданских правоотношений. Она указывает на те конкретные условия, обстоятельства (факты), при наличии которых правовая связь приходит в движение. Поэтому норма права выступает в качестве одной из общих юридических предпосылок возникновения, изменения и прекращения

гражданских правоотношений». Н.Г.Александров по этому поводу высказался более категорично: «Общественные отношения не могут принять форму

4

правоотношения, если нет соответствующей нормы права».

Отталкиваясь от общепринятого тезиса о том, что правоотношение есть отношение, урегулированное нормой права, при анализе правоотношений в виртуальном пространстве Интернета мы неизбежно приходим к построению системы правоотношений, в этом пространстве, основанных на законах «Об информатизации» от 06.08.2002 г., «Об информации» от 10.05.2002 г., «Об

электронном документе» от 10.05.2002 г., «О защите информации» от 02.12.2002 г., «Об электронной цифровой подписи» » от 30.07.2007 г.

Достаточно беглого взгляда на указанные правовые акты, чтобы сделать вывод: нормативной базой регулирования таких разноплановых общественных отношений, какими на сегодня являются отношения в области использования Интернета в Республике Таджикистан, являются законы, основанные на правовом регулировании информационных отношений. Понятно, что такой достаточно узкий набор нормативных правовых актов не в состоянии обеспечить должную эффективность правового регулирования общественных отношений, связанных с Интернетом.

Несовершенство гражданско-правового регулирования правоотношений в Интернете заключается и в отсутствии легального определения как самого Интернета, так и его научных элементов. Дефиниция этих понятий до сегодняшнего дня не выработана и в отечественной цивилистике, хотя правовые отношения в области Интернета в Республике Таджикистан существуют уже много лет. Справедливости ради нужно отметить, что определение Интернета как технического средства дано не в официальном нормативном акте, а в «Правилах предоставления услуг Интернет на территории Республики Таджикистан», утвержденных Постановлением Правительства Республики Таджикистан № 389 от 08 августа 2001 года: «Интернет - совокупность различных телеметрических служб и служб передачи данных, которая базируется на различных физически неоднородных коммуникационных сетях, объединенных между собой в единую логическую архитектуру и построенной на основе международных протоколов передачи данных».[383] Как видно из приведенного определения, оно не несет правовой нагрузки, поскольку в нем нет указания на характер правоотношений.

С другой стороны, нельзя категорически утверждать об абсолютном правовом вакууме при регулировании правоотношений в виртуальном пространстве Интернета, либо об однородности общественных отношений, возникающих в Интернете. Рассуждая таким образом, мы вынуждены принять упомянутую выше спорную точку зрения Д.В .Грибанова о природе общественных отношений в Интернете: «Общественные отношения, возникающие в связи с функционированием глобальных информационных сетей, едины по своему социальному и правовому содержанию вне зависимости от технических характеристик конкретных электронных сетей.

Такие отношения обладают единой совокупностью признаков и к ним применим единый терминологический аппарат».[384] [385] Такая с одной стороны достаточно спорная, с другой стороны неоправданно категоричная точка зрения была поддержана и другими исследователями. А.А.Тедеев, например, в своей научной работе повторил тезис Д.В.Грибанова об однородности общественных отношений в Интернете: «Общественные отношения, формирующиеся в информационной среде, однородны по своей структуре». Оговоримся, что эта точка зрения была высказана более десяти лет тому назад - для Интернета это целая эпоха. С точки зрения современных правовых взглядов на правоотношения в виртуальном пространстве Интернета, тезис о единстве общественных отношений в области Интернета представляется устаревшим. Сегодня правоотношения, возникающие в виртуальном пространстве, регулируются нормами гражданского, административного, уголовного, информационного права. В этой связи, в настоящее время в правовой науке преобладает точка зрения о многоаспектности общественных отношений в виртуальном пространстве Интернета. О.В.Мозолина, например, справедливо замечает: «Отношения в Интернете создает не сама компьютерная сеть, а субъекты, которые тем или иным образом связаны с ней. Следовательно, объектом правового регулирования являются отношения операторов и пользователей Интернета как между собой, так и во взаимоотношениях с иными лицами и государственными органами в связи с передачей информации и оказания услуг».[386] И в этом ракурсе нормативными предпосылками многих правовых отношений в Интернете являются действующие законы и нормативные акты, правда, с корректировкой на своеобразие виртуальной среды. Например, гражданско-правовые сделки в форме договоров об оказании услуг рекламного, либо информационного характера, наиболее распространенные в интернет-среде, не перестают быть таковым только в виду электронной формы. На эти сделки распространяются все теоретические положения гражданского права и нормативные предписания Гражданского кодекса.

Возвращаясь к проблеме нормативных предпосылок возникновения правоотношений в Интернете, можно утверждать как общий тезис, что как непосредственное пользование Интернетом, так и ведение любых видов коммерческой, авторской и иной деятельности в виртуальном пространстве Интернета возможно исключительно в рамках гражданских правоотношений через систему договоров. Часть из этих договоров, регулирующих отношения доступа в сеть Интернет, заключается в физическом пространстве, и для них существует достаточная нормативная база. Что касается представления услуг непосредственно в виртуальном пространстве Интернета, то эти услуги тоже представляются через обязательное заключение договоров с интернеткомпаниями, однако правовая база для этих договоров либо в некоторых случаях не существует, либо находится в противоречии с классическими концептами института договоров в гражданском праве. И в этом контексте материальный подход к определению правоотношения, сформулированный О.А.Красавчиковым, Р.О.Халфиной, Н.Г.Александровым с жесткой привязкой правоотношения к норме права, оказывается не совсем приемлемым. Поскольку в данном анализе речь идет о правоотношениях в области Интернета, на наш

взгляд, наиболее приемлемым научным определением правоотношения в данном случае является определение С. Т.Максименко: «Гражданское

правоотношение - это основанное на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников общественного отношения физических и юридических лиц, которые связаны гражданскими правами и обязанностями, возникающими из оснований, предусмотренных нормативными актами, а также действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены ими, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают права и обязанности».[387] Ценность приведенного определения состоит в возведении в нормативное правило не предусмотренных законом действий субъектов, основанных на общих началах гражданского права, характерного для правоотношений в виртуальном пространстве. В определении С.Т.Максименко на первый план выступают правовые связи: как у Ю.И.Гревцова, В.Ф.Яковлева, Л.А.Чеговадзе, правоотношение как

самостоятельное правовое явление характеризуется не урегулированность нормой права, а способ правовой связи в виде корреспондирующих прав и обязанностей. Такая трактовка правоотношения, как было отмечено ранее, наиболее точно передает особенности этого юридического института при его экстраполяции в сферу Интернета.

Достаточно распространенным основанием возникновения правоотношений в виртуальном пространстве Интернета является обычай.

Г.Ф.Шершеневич по поводу обычного права писал: «Обычным правом называются юридические нормы, которые сложились силой бытовых отношений, независимо от верховной власти, и приобрели в сознании общества обязательное значение». Для применения наличия обычного права как источника права, полагал Г.Ф.Шершеневич, требуются следующие условия: «Первое - обычай должен быть основан на сознании его необходимости, как правила поведения, на убеждении, что следует поступать именно так, а не иначе в интересах общежития. Вторым условием действительности обычного права является неоднократность его применения».[388] Такое же мнение по поводу роли обычая в праве высказано В.М.Хвостовым: «Под именем обычая разумеется юридическая норма, получившая обязательную силу, вследствие долговременного применения её на практике и привычки к ней народа».[389]

По мнению Д.И.Мейера, «Обычай может сделаться источником права лишь при следующих условиях: а) он должен содержать в себе юридическое воззрение, ибо никакое другое воззрение не может породить права; б) юридическое воззрение должно неоднократно проявляться в действительности, и следовательно быть соблюдаемо в течение более или менее продолжительного времени; в) юридическое воззрение должно проявляться постоянно и однообразно. Обычное право можно определить как юридическое положение, раскрывающееся в неоднократном и однообразном применении».[390]

Самым распространенным обычаем в пространстве Интернета является обычай воспринимать любого другого пользователя как физическое и дееспособное лицо, независимо от его «ник нэйма» (от англ. nic name - кличка, прозвище), т.е. от его часто вымышленного имени, посредством которого он общается в Интернете - Наунет, Читающий Дракон, Онеста, Гойнс, Titan и пр. Лица с такими именами, специально придуманными для интернет-чата, общаются в виртуальном пространстве не один год. В настоящей работе этот обычай признается правовой презумпцией добросовестности контрагента. По этим основаниям, правосубъектные предпосылки гражданских правоотношений в абсолютном своем большинстве носят характер презумпции.

Фактической основой возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений в гражданском праве является юридический факт.

Понятию юридического факта в цивилистике всегда оказывалось достаточное внимание, поскольку с него практически всегда начинается правоотношение. Понятийный аппарат юридического факта как одного из общих принципов возникновения и изменения гражданских прав и обязанностей сложился ещё в римском праве: под юридическими фактами римское право признавало любые явления, которые имели юридическое значение, то есть приводили к возникновению и изменению в правах и обязанностях субъектов оборота.[391] [392] На связь факта и юридической нормы, в результате чего возникают юридические последствия, указывал Ю.С.Гамбаров: «Когда говорят, что права возникают, изменяются и прекращаются, то хотят сказать только то, что наступают те реальные события или факты, с которыми объективный правопорядок соединяет в каждом конкретном случае представление о возникновении, изменении и прекращении прав. Но эти факты и связываемые с ними юридические последствия стоят не в отношении причинности друг к другу; над этими фактами подымаются нормы и вся совокупность окружающей среды... Факты, служащие предположением каждого права, называют обыкновенно юридическими». Этот тезис ещё более конкретизирован Н.М.Коркуновым: «Жизнь юридических отношений

обуславливается чередованием фактов, служащих фактическим

предположением применения юридических норм. Факты, обуславливающие применение юридических норм, называются юридическими фактами».[393]

«Под юридическими фактами надо разуметь все состояния и события действительности, которым свойственно устанавливать и прекращать права» - писал Е.Н.Трубецкой.[394] Г.Ф.Шершеневич связывал юридический факт с объективным правом: «Для возникновения обязательственного

правоотношения необходим юридический факт, с наступлением которого закон связывал бы такие последствия. Иначе говоря, юридические факты - это наступление таких обстоятельств, с которыми нормы объективного права соединяют определенные юридические последствия».[395]

Примерно в этом же аспекте юридический факт определен С.С.Алексеевым: «Юридический факт - это конкретное жизненное

обстоятельство, с которым юридическая норма связывает возникновение, изменение и прекращение правовых последствий (правоотношений)»[396] и Р.О.Халфиной: «В правовой науке разработана теория юридического факта - обстоятельств, с которыми норма права связывает движение правоотношения: его возникновение, развитие и прекращение».[397] В цитированном выше труде О.А.Красавчиков определяет юридический факт более шире: «Под

юридическим фактом понимаются факты реальной действительности, с наличием или отсутствием которых нормы гражданского права связывают юридические последствия, то есть возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (гражданских правоотношений) у правосубъектных лиц».[398]

На этом определении О.А.Красавчикова следует остановиться подробнее, поскольку юридические факты, создаваемые в виртуальном (воображаемом, то есть фактически несуществующем) пространстве Интернета, никак нельзя назвать «фактами реальной действительности». Основной сложностью правового восприятия такого факта является невозможность пространственной ориентации этого факта, т.е. невозможности установить, где он совершился. И тем не менее, эти факты вполне реальны, поскольку влекут за собой реальные правовые последствия.

Здесь мы должны вернуться к правовому осмыслению виртуального пространства, поскольку без такого осмысления анализ юридического факта в этом пространстве становится трудноразрешимой задачей.

Теоретическая модель виртуального пространства подводит правовую науку к философской парадигме многомерности структур бытия и человеческого мышления. Взамен жесткой топологической определенности понятия пространства в правовую науку приходит понятие многомерной топологии мироздания.[399]

По этой причине, исходным, общим принципом понимания феномена виртуального пространства в правовом аспекте мы принимаем многомерность структуры пространства. Но такое допущение приемлемо только для теоретических изысканий; для целей нормотворчества, правового регулирования общественных отношений в виртуальном пространстве Интернета такое допущение сегодня неприемлемо. Поэтому при построении архитектоники теоретической модели виртуального пространства мы должны исходить не из физических характеристик электронного поля - основы виртуальности, а из тех правовых явлений, которые возникают, и субъектов, которые создают эти явления. Структурная многомерность пространства, одной из составляющих которой является виртуальное пространство, с его нетипичными характеристиками, позволяет нам перенести исследовательский акцент из пространственных характеристик юридического факта на его субъективную составляющую. Субъект, по выражению Шопенгауэра, лежит вне пространства и времени,[400] и любое его действие есть его волеизъявление - выражение воли вовне, благодаря которому она становится доступной восприятию других лиц.[401] Если субъект, находясь в виртуальном пространстве Интернета, совершает куплю-продажу товара, нельзя отрицать, что он совершил юридический факт, с которым действующие законы и иные правовые акты связывают возникновение, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, то есть правоотношений. Поэтому если волевые усилия субъекта направлены на создание юридического факта в виртуальном пространстве, можно утверждать, что в данном случае субъект пренебрегает классическими правовыми концептами пространства; он считает, что создание юридического факта «внутри своего компьютера» есть аналог такого же факта в классическом физическом пространстве. Волевые усилия субъекта в этом случае направлены на создание юридического факта; и эти усилия и создали этот факт, правда, в его электронном виде. Таким образом, в данном случае задействованы все элементы состава правоотношений: имеется объект (предмет купли-продажи - материальный товар), куплен он электронным способом, в виртуальной среде, между действиями субъекта и наступившим результатом имеется прямая причинная связь (элементы объективной стороны), юридический факт совершен активными действиями субъекта права, и его волевые усилия были направлены на достижение искомого результата (субъективная сторона). По этим причинам, нельзя признать недействительным юридический факт только на том основании, что он создан в электронно-цифровой среде, а не написан ручкой на бумаге, либо не совершен в супермаркете путем оплаты наличными деньгами.

Из вышесказанного следует закономерный вывод о признании легитимности любых юридических фактов, совершенных в виртуальном пространстве (в Интернете) электронными средствами, который при их правовом регулировании должен быть заложен в нормативном правовом акте (к примеру, в законе «Об электронном документе») примерно следующим образом:

«При совершении сделок и иных юридических действий в виртуальном пространстве используются электронные документы с соблюдением требований настоящего Закона.

Сделки, совершенные в виртуальном пространстве (on-line) не могут быть признаны недействительными только на том основании, что они заключены и (или) исполнены путем обмена электронными документами, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом.

Если законодательством государства, иными нормативными актами или соглашением сторон требуется представление информации в письменной форме, это требование считается выполненным путем представления электронного сообщения, если содержащаяся в нем информация хранится в файле интернет-сайта, и является доступной для последующей ссылки на нее.

Это положение применяется как в тех случаях, когда содержащееся в нем требование выражено в форме обязательства, так и в тех случаях, когда законодательство просто предусматривает наступление определенных последствий, если информация представлена не в письменной форме».

Юридические факты в виртуальном пространстве разнообразны, но в большинстве случаев любой факт в Интернете отражает волю субъекта. Формой выражения воли субъекта выступает действие. Так, размещая в своем портале оферту на оказание услуг, интернет-компания выражает волевую готовность оказать такую услугу любому, кто к нему обратится. Регистрируясь в портале интернет-компании, пользователь, в свою очередь, акцептует оферту, тем самым выражает волевую готовность получить такую услугу. Оба выражения воли происходят в форме активного правомерного действия. Целенаправленными волевыми действиями в виртуальном пространстве Интернета совершаются сотни тысяч разнообразных сделок гражданскоправового характера, результатами которых являются достижение правовых последствий сторонами. Поэтому можно однозначно утверждать, что абсолютное большинство гражданских правоотношений в Интернете совершаются в виде правомерного действия.

Другая проблема юридического факта, созданного в виртуальном пространстве Интернета, связана с одним из атрибутивных характеристик этого виртуального пространства, каким является внетерриториальность.

Как выше было отмечено, виртуальное пространство, в отличие от реального пространства, «отделено» от своих территориальных и

географических атрибутов, и представляет единое мнимое мировое технологическое пространство, и в нем нет определенных государственных границ. И создание в этом пространстве юридического факта вносит вопрос о его правовом положении и правовой легитимации, поскольку, на первый взгляд, внетерриториальность юридического факта вызывает

непринадлежность к определенному государству, и, следовательно,

непринадлежность ни к какой правовой системе.

В свое время известный дореволюционный правовед Н.М.Коркунов, исследуя правовую природу юридического факта, писал: «Так как юридические факты бывают весьма сложными по своему составу, то может возникнуть сомнение, где именно и когда считать совершившимся данный факт. Принимая во внимание, что юридическое значение факт получает только после того, как произойдет последний элемент его состава, место и время происхождения последнего, завершающего, так сказать, элемента и должно считать местом и временем совершения и самого юридического факта».[402] Следуя логике ученого, местом и временем совершения юридического факта следует признать место нахождения субъекта. Однако дальнейшие суждения Н.М.Коркунова в отношении правовой легитимации юридического факта достаточно интересны: «Может быть и так, что субъект, совершающий действие, находится в одном государстве, а эффект его действия сказывается на территории другого государства, - замечает ученый. - Где считать совершившимся такое действие? Осуществление лицом, находящимся в одном государстве, его права собственности на недвижимость, находящимся в другом государстве обсуждается на основании законов места нахождения имения. Осуществление обязательственных прав обсуждается на основании законов места нахождения должника»[403].

Думается, что при определении подведомственности и подсудности споров, возникающих из юридических фактов, совершенных в виртуальном пространстве Интернета, идеи принципов юрисдикции, предложенные Н.М.Коркуновым, могут быть применимы и сегодня.

Что касается правомерных и неправомерных действий в виртуальном пространстве Интернета, то безусловно, как, впрочем, и в обыденной жизни, в Интернете совершаются и достаточное количество неправомерных действий, самым распространенным из которых является рассылка спама. Эта проблема будет рассмотрена в последнем параграфе четвертой главы настоящей работы.

<< | >>
Источник: Абдуджалилов Абдуджабар. Теоретические проблемы гражданских правоотношений в Интернете. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Душанбе - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 4. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений в Интернете:

  1. 1.1. Понятие договора, заключаемого в электронной форме.
  2. 2.1. Имущество.
  3. Официальные акты высших судебных органов. Судебная практика. 73.
  4. § 2. Проблемы регламентации связи и передачи информации в условиях научно-технического прогресса
  5. 3. Осуществление и защита Интернет-правомочий авторами произведений искусства.
  6. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  7. А.В. Афанасьевская аспирант СГАП ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННЫХ СДЕЛОК И ЭЛЕКТРОННОГО ВЕДЕНИЯ БИЗНЕСА
  8. 3.3. Право на выбор обозначения
  9. § 2. Отказ в признании и приведении в исполнение арбитражного решения по причинам, связанным с проблемами арбитрабельности и публичного порядка
  10. Оглавление
  11. Введение.
  12. § 1. Объекты гражданских правоотношений в Интернете
  13. § 2. Субъекты гражданских правоотношений в Интернете
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -