<<
>>

5. Наука гражданского права

5.1 Роль науки гражданского права

Мы определили понятие гражданского права как особой отрасли права. Что же представляет собой гражданское право как отрасль юридической науки?

Давно уже прошли те времена, когда вся сумма человеческих знаний сосредоточивалась в одной отрасли.

Для современного уровня развития человека и общества характерна специализация наук, без которой было бы невозможным ни подлинное знание, проникающее в глубокие тайны естественных и общественных явлений, ни подлинный прогресс научной мысли. Это, конечно, не означает, что каждая наука должна замкнуться в кругу своих обособленных проблем и наглухо отгородиться от других. В частности, для всестороннего изучения гражданского права в необходимых случаях надлежит пользоваться данными смежных юридических дисциплин, а также материалами экономической и иногда исторической наук. В оценке различных гражданско-правовых явлений отправным пунктом должны служить основополагающие принципы философии.

Гражданское право изучается как отрасль права. Однако полностью их объемы не совпадают, ибо из состава науки гражданского права выделились в самостоятельные отрасли юридических знаний земельное, трудовое, семейное, экологическое право, к области исследования кото - рых отошла и соответствующая часть гражданско-правовых норм.

Обособление перечисленных наук обусловлено рядом обстоятельств.

Во-первых, отношения, связанные с использованием земли, приложением труда, регулируются настолько значительным числом юридических норм, а каждый из видов этих отношений настолько специфичен, что без должной научной специализации и вне обособления перечисленных дисциплин в процессе преподавания их изучение было бы не только затруднительным, но и просто невозможным.

Во-вторых, для регулирования земельных и трудовых отношений характерно настолько тесное переплетение норм гражданского и административного права, что они нуждаются в совместном изучении и исследовании, а это было бы неосуществимо, если бы земельное и трудовое право не отпочковались от науки гражданского права.

В-третьих, удельный вес и значимость земельных и трудовых отношений настолько велики, что и с этой точки зрения вполне оправданно выделение регулирующих их правовых норм в предмет самостоятельного изучения соответствующих отраслей юридической науки.

Ввиду обособления перечисленных научных и учебных дисциплин гражданско-правовая наука либо вовсе не затрагивает связанных с ними теоретических и практических проблем, либо рассматривает их в наиболее общем виде, поскольку это необходимо для должного усвоения и правильного понимания теории.

Предметом гражданско-правовой науки является гражданское право как одна из отраслей права.

Ее первоочередная задача состоит в том, чтобы всесторонне и детально, исчерпывающе и тщательно изучить со- держание норм, выраженных в гражданских законах и иных нормативных правовых актах. Не разрешив этой задачи, наука гражданского права не выполнила бы своей основной обязанности - вооружить практику знанием действующего законодательства и умением правильно применять его к отдельным жизненным случаям.

Но изучать правовые нормы можно по-разному. Иногда ограничиться анализом одних только включенных в них правил и считать, что этим исчерпывается круг проблем, исследуемых юридической наукой. Такое изучение правового материала ничего общего с подлинной наукой не имеет. Хотя, так называемый, догматический анализ правовых текстов в познании правовой действительности выполняет заметную вспомогательную роль.

Нормы гражданского права устанавливаются государством не ради самих этих норм, а в целях должного урегулирования общественных, имущественных и личных отношений, в целях обеспечения в области указанных отношений наиболее благоприятных юридических условий для успешного разрешения поставленных задач. Подлинно научное освещение гражданско-правовых норм начинается лишь с того момента, когда они получают объяснение и обоснование в реальных отношениях общества, а их практическое действие выявляется в анализе служебной роли норм гражданского права в деле дальнейшего развития промышленности и сельского хозяйства, укрепления и развертывания торговли, подъема жизненного уровня общества, роста культуры.

Любая наука, если она действительно является наукой, должна опираться на определенные объективные закономерности и изучать их. Это относится и к науке гражданского права, которая призвана не только к описанию и систематизации действующих гражданско-правовых норм, но и к выявлению их объективной обусловленности, к установлению тех объективных закономерностей, которые лежат в их основе. Поэтому, говоря о гражданско-правовой науке, необходимо иметь в виду, что предметом ее изучения являются гражданско-правовые нормы как законы в юридическом значении этого слова, создаваемые по воле людей, по воле государства.

В основе же изучения этих законов лежат объективные закономерности, не зависящие от воли людей и предопределяющие, в конечном счете, и ту волю государства, которая находит свое выражение и закрепление в нормах гражданского права.

Юриспруденция, как обычно называют правовую науку, не является правом, каким она считалась в Древнем Риме, но она имеет действую- щее право и играет огромную роль при изменении существующей и создании новой системы права. Эти положения неоспоримы и в особом обосновании не нуждаются. Вопрос лишь в том, в какой мере такую область знаний можно считать наукой. Наука существует лишь там, где предметом исследования являются объективные закономерности, хотя наряду с этим, она может выполнять и другие задачи (познавательные, систематизационные и т.п.). Выполнение юриспруденцией этих дополнительных задач ни у кого не вызывает сомнений. Но для образования науки их совершенно недостаточно. Если юриспруденция не выявляет закономерностей своего предмета, ее можно считать отраслью знаний, но не наукой.

Расхожий взгляд на юриспруденцию с этой точки зрения ничего от ее характера как науки не оставляет. Как говорят сторонники такого взгляда, юриспруденция имеет дело не с объективными законами, а с законами юридическими. Достаточно государству изменить свои законы, как от юридической науки ничего не остается, и для своего возрождения она должна научно прокомментировать все вновь появившиеся юридические законы. Ошибочность подобного взгляда не совсем очевидна. Она проистекает из смешения конкретного фактического материала любой отрасли знаний и лежащих в основе этого материала объективных закономерностей. Так, биологическая наука имеет таким материалом многочисленные виды живых организмов. Но разве гибель любого из этих видов знаменует исчезновение части или всех частей биологической науки? Нет, конечно, ибо она сохраняется в той части, в какой объективные органические законы были уже выявлены, даже если исчезли кон - кретные биологические организмы, послужившие основой для сделанных научных выводов.

То же самое можно сказать и о юридической науке.

Юридические законы - предмет юриспруденции (правоведения, как ее называют). И в исследовании этого предмета она имела немало успехов, начиная от древних римских юристов, продолжая юристами феодализма (глоссаторы и постглоссаторы) и капитализма - раннего и позднего (римская и французская юриспруденция, правоведение Англии и Америки, Швейцарии и Германии), и кончая современной юриспруденцией капиталистических стран, а также правоведением досоветским, советским и постсоветским. В формировании советского и постсоветского правоведения юриспруденция сыграла колоссальную познавательную роль. Ей принадлежит формирование понятия права, его отраслей, институтов, образование научных категорий обязательств и договоров, преступлений и других правонарушений, исследование новых внутригосударственных и международных взглядов на право15. Такие объективные основания права явно проглядываются в разнообразных юридических школах - начиная с естественно-правовой доктрины и кончая теорией социальных функций, несмотря на множество антинаучных суждений, связанных с этими теориями.

Современная правовая наука исходит из прямой зависимости права от современных ему экономических и других сложившихся состояний общества. А так как эти состояния меняются и переходят от одного к другому этапу общественного развития, то рано или поздно соответствующему преобразованию подвергается и действующее право. История знает случаи, когда новое право обгоняло достигнутую ступень продвижения общества или, наоборот, не достигало этой ступени, так что правовые институты надолго задерживались в своем развитии по сравнению с этапами, достигнутыми обществом. Но это отставание права от объективного общественного состояния, тормозя общественное развитие, рано или поздно достигало его, и общественное состояние в целом, вместо противоречивости, приобретало логическое единство, выражаясь в кор - релятивности права и общества. Как только этот уровень достигается, соответственно меняются категории юриспруденции, начинают появлять- ся новые идеи, отражая закономерности и потребности общественного мира.

Без учета этой вторичной динамики права его развитие не может быть познано. Это красноречиво отражается на примере права собственности и других юридических институтов.

В первые годы установления советской системы, например, право собственности определялось как правомочия владения, пользования и распоряжения, осуществляемые собственником в пределах, установленных законом. Подобная дефиниция встретила острую критику со стороны тех, кто не находил здесь серьезных юридических оснований для ку- мулирования экономических и юридических понятий. Но постепенно выявление экономической сущности правовых феноменов пробивало себе все более широкую дорогу, сохраняя три правомочия собственника, и дополняя их экономическими (материальными) средствами приобретения и осуществления этого права. Выявленные таким путем новые элементы права собственности явились шагом вперед в его определении. Оно не осталось бесспорным и до сих пор, подвергаясь все большей шлифовке в процессе его углубленного анализа. Однако тенденции этого анализа весьма примечательны. Он ведется не по пути все более четкого определения экономической сущности собственности, а более четкого ее правового закрепления.

Такой же разработке подвергаются и все другие правоотношения: обязательственные как юридическая форма экономического оборота, наследственные как способ стабилизации имущества, несмотря на смерть его собственника, изобретательство как метод повышения уровня экономики, авторство как важное средство духовного развития и т.п. Здесь затрагивались лишь институты гражданского права. Но аналогичный путь научного развития прошли и другие отрасли права: уголовное - в его трактовке преступления и наказания, административное - в его оценке понятия и функций государственных органов управления и соотношения с другими отраслями права - уголовным и гражданским, процессуальным во всех его разновидностях, конституционным как основополагающей отраслью права и многочисленными конкретными явлениями общественной жизни.

Без учета всех этих процессов и взаимодействий невозможно понять сущность права и его практического применения - индивидуально или в сочетании с юридическими нормами других отраслей.

Если право как объективное отражение экономических и других общественных явлений отрывается в своем состоянии от объективной ре- альности, оно начинает тормозить дальнейшее развитие общества, и во избежание такой ситуации должно быть изменено (рано или поздно) в процессе принятия мер к его упорядочению.

Так было совсем недавно, когда провозглашенная перестройка натолкнулась на некоторые экономические запреты и получила облегчение в своем осуществлении вследствие раскрытия путей для развития частной собственности, посредством расширения приватизации государственной собственности, сведения до минимума планово-централизованных начал.

Таким образом, право может играть как тормозящую роль, так и способствовать успехам дальнейшего развития общества.

Поэтому, несмотря на субъективный характер правотворчества, оно приобретает качество объективной общественной силы, лишь считаясь с которой общество может развиваться всерьез, а не оставаться в застойном состоянии.

Вопрос о системе законодательства и его функциях решается законодателем, опирающимся на познание реальной действительности, выявляющим его тормозящие тенденции и способности содействовать общественному прогрессу. Но пока законодательство остается неизменным, невзирая на появившиеся в обществе новые потребности, оно продолжает существовать как объективная сила, в выявлении недостатков которой важную роль призвана играть юриспруденция.

Объективный характер права, несмотря на его субъективное происхождение в результате творчества законодателя, проявился не только в отражении обстоятельств, находящихся вне его (экономическая структура общества, его наличные потребности и исторические тенденции), но и в структуре самого права.

Оно имеет свои общие признаки, охарактеризованные в определении права вообще, но подчиненные им специфические отраслевые признаки не могут быть устранены ни юриспруденцией, ни даже самим государством. Прочитайте любой вновь изданный закон, и по его характеру вы сразу определите, к какой отрасли права он относится.

Отраслевая принадлежность нормы зависит лишь от законодателя, ее установившего. Но и законодатель не в состоянии, например, приняв закон уголовно-правовой структуры, предусмотрев меры наказания за его нарушение, отнести его ни к какой иной отрасли права, кроме как к праву уголовному. И наоборот, издание закона о купле-продаже с возложением на нарушителя договора обязанности возместить причиненные убытки относится к сфере гражданского права, а не уголовного или какой-либо иной отрасли права. Приведенные примеры элементарны для характеристики их как уголовно-правовых или гражданско-правовых. Сложнее с административным правом, санкции которого могут охранять не только административные правила, но и нормы уголовного, гражданского права и др.

Чтобы не допустить ошибки в этих случаях, нужно устремлять внимание не только на санкцию или диспозицию нормы. Если диспозиция говорит о нарушении уголовного закона, но в порядке исключения позволяет применять штраф, наказание остается уголовным, но действующим в форме, характерной для административного права. И только прямое указание приговора на то, что, учитывая незначительную степень вины конкретного обвиняемого, суд решил воздержаться от применения к нему мер уголовного наказания и возлагает на него в виде штрафа меру административного воздействия, спор об отраслевой принадлежности нормы права, положенный в основу судебного решения, не может вызывать затруднения: это норма административного права. Необходимо лишь избегать одной ошибки при столкновении с такой практикой. Дело в том, что штраф, обычно являющийся административной санкцией, имеет применение в уголовном праве. Если суд придет к выводу, что конкретный подсудимый не заслуживает высокой ответственности, но все же совершил уголовное преступление, он применит к нему штраф со ссылкой на уголовный закон. При оценке того же деяния судом как лишенного преступного характера, но, тем не менее, заслуживающего применения к нему юридической санкции, суд сошлется в части, относящейся к этому лицу, на соответствующую статью Кодекса об административных правонарушениях.

Юриспруденция не является составной частью права. Но без нее не было бы права вообще. Каждый вновь издаваемый закон проходит несколько стадий: разработка законопроекта, завершение его разработки и направление для критики научным учреждениям и заинтересованным органам государства, переработка законопроекта его авторами в соответствии с последовавшими критическими замечаниями, принятие законопроекта в критически переработанном виде и, наконец, внесение его на обсуждение законотворческого органа. Каждая из этих стадий может повторяться не один раз, и в ее пределах привлекаются высококвалифицированные представители юриспруденции, которые в ходе сложной, иногда долговременной дискуссии вносят в последний вариант законопроекта окончательные коррективы, необходимые для внесения проекта на обсуждение законодательного органа. Это обсуждение также не обходится без участия ученых. И только если большинство депутатов законодательного органа поддержит своим голосованием окончательно доработанный законопроект, а Президент не задержит его подписание, пользуясь своим правом вето, проект закона становится законом.

Но даже после того, как он стал законом, ученые, не согласные с ним целиком или в определенной части, могут продолжить дискуссии, добиваясь изменения закона или его отмены.

Подобные дискуссии должны тщательно изучаться каждым, причастным к правоприменительной и правоведческой деятельности. Вполне возможно, что возбужденная дискуссия не заденет принятого закона, но ее изучение все равно важно для усвоения тех юридических правил, ко - торые сохранили силу, несмотря на возникшую полемику. Но если дискуссия приведет к внесению в закон тех или иных изменений, без изучения аргументов и контраргументов ее участников невозможно в какой- то мере понять достигнутый благодаря дискуссии результат.

В состав юриспруденции входят все накопившиеся за годы ее существования юридические термины, как и многочисленные изменения, ко - торым эти термины подверглись. Любой юрист - практик или, тем более, теоретик - должен знать эти термины, понимать их значение и правильно применять на практике. Например, право государственной собственности сперва применялось к имуществу государства и его органов. Позже ГК союзных республик изменили эти законодательные формулировки, указав, что собственником является государство, а госорганы обладают лишь правом оперативного управления имуществом. Действующее законодательство различает хозяйственное ведение имуществом у государственных предприятий и оперативное управление у учреждений и казенных предприятий. Не трудно заметить разницу между первым и вторым понятием. Одно дело хозяйственное ведение имуществом и другое - лишь оперативное управление им. В первом случае государственное предприятие вправе делать с имуществом все, кроме того, что ему законом прямо запрещено. Во втором случае нет полноты управления имуществом, а есть лишь его использование по прямому назначению в соответствии с целями образованного юридического лица. Поначалу эта законодательная дифференциация не слишком замечалась. Она казалась не более чем игрой в слова. Но в дальнейшем, когда дело дошло до споров об имущественных правомочиях хозрасчетных и госбюджетных госорганов, разница между этими понятиями стала практически осязаемой, и пренеб- речь ею мог лишь тот, для кого право - не более чем такая условность, принимать которую можно и так и этак.

Не следует забывать о том, что высшие судебные органы государства вправе издавать нормативные акты истолкования действующих законов, и что эти акты столь же обязательны, как истолкованный ими закон. Отсюда следует, что знает закон лишь тот, кто изучил сам закон и общеобязательные акты его истолкования. Из этих актов общеобязательны лишь те, которые издаются вышестоящими инстанциями судебной системы. Но и то, что именуется судебной практикой, не безразлично для понимания применяемых в ней юридических правил. Если по спорному или не совсем ясно выраженному вопросу юридическая норма допускает принятие разных решений, следует в ожидании их идентификации по решениям центральных судебных органов по отдельным делам принимать собственное решение по конкретным случаям. А если принятие такого общего решения задерживается, следует полагаться на единообразную линию судебной практики, выраженную в большинстве решений судебных органов. Лишь в таком ее значении судебная практика приобретает играет определяющую роль.

Если принять во внимание все предусмотренные законом меры его единообразного применения, то, оставляя в стороне редкие случаи пренебрежения одной из сторон ущемлением ее юридически охраняемых интересов вследствие неправильного понимания истолкованных законодательных правил, у потерпевшего остаются многочисленные способы охраны против таких неправомерных решений, принятых по делу, в котором он участвовал. Не следует также упускать из виду, что сторона, понесшая урон вследствие ошибочного истолкования юридической нормы судом, не является единственно управомоченным субъектом на принесение жалоб в вышестоящие судебные инстанции. Утверждение о безошибочности всех актов применения юридических норм на всех без исключения этапах судебного рассмотрения споров носит характер заведомо неосновательного, некомпетентного отношения к деятельности нормоприменяющих органов данной страны. Но если испробованы все способы отыскания судебной истины, то ошибки любого характера будут устранены.

Таким образом, поиск неопровержимой объективной истины не фантастический юридический вымысел, а объективная реальность, обеспеченная не только всеми объективными качествами структурно-юрисдик- ционных органов, но и духовными основами формирования этих орга- нов, начиная от объективных, от качества претендентов на занятие юрисдик- ционных должностей, и кончая уровнем их зрелости и правосознания.

<< | >>
Источник: А. Г. ДИДЕНКО. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. «Нур- пресс» - Алматы.-722 с.. 2006

Еще по теме 5. Наука гражданского права:

  1. 5. Наука гражданского права
  2. 1.3, Соотношение понятий виндикации и реституции в науке гражданского права
  3. § 3. «Корпоративные отношения» в современной науке гражданского права•
  4. § 5. Наука гражданского процессуального права, ее предмет и система 1. Предмет науки гражданского процессуального права
  5. ГЛАВА 3 НАУКА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  6. 1. Понятие предмета науки гражданского права
  7. § 2. Методы исследования, используемые в науке гражданского права
  8. § 3. Наука гражданского права я другие мрифлеевк науки
  9. § 4. Наука гражданского права и гражданское право как учебная дисциплина
  10. ГЛАВА 3. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО. НАУКА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  11. Наука гражданского права
  12. Глава 4. Предприятие — имущественный комплекс как субъект российского гражданского права
  13. 9. Место теории государства и права в системе наук о государстве и праве
  14. § 2. Основные начала и функции гражданского права
  15. § 6. Наука гражданского права России
  16. § 1. Выражение особенностей предмета советского гражданского права в методе гражданско-правового регулирования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -