<<
>>

Гражданская правосубъектность государственно-частного партнерства как инвестора в социально значимые сферы экономики: направления совершенствования законодательства

Социально значимые сферы экономики связаны с оказанием населению услуг, которые в социально ориентированных странах считаются публичными и частично или полностью оплачиваются бюджетом. При этом государственное инвестирование, пусть и в приоритетные социальные сферы, способные влиять на долгосрочный экономический рост, по мнению Председателя Правительства РФ Д.А.

Медведева не может длительное время оставаться единственным источником вложений. На первый план в деятельности государственных органов всех уровней должна выйти работа по привлечению частных инвестиций, создание условий для предпринимателей, при которых они захотели бы вкладывать свои средства в инвестиционные проекты[283].

Для привлечения частных инвесторов в социально значимые сферы, которые связанны с исполнением государственных функций, в развитых западных экономиках успешно реализуются конструкции публично-частного партнерства. Данное экономико-правовое явление было известно еще в Древнем Риме, когда муниципии (самоуправляющие общины) заключали концессии на объекты транспортной инфраструктуры и сферы услуг (почтовые станции, морские порты, рынки)[284].

Появилась организационно-правовая конструкция публично-частного партнерства в 40-е годы прошлого века в США, но сам термин, обозначающий данное правовое явление (Public Private Partnership - РРР), закрепился только в семидесятых годах, в рамках, так называемой, новой городской политики (New-Urban-Policy), после чего был заимствован европейцами.

В современном виде институт публично-частного партнерства впервые появился в Великобритании в начале девяностых годов прошлого века, когда возникла необходимость не только привлечь частный капитал к управлению государственной собственностью, но и разделить с ним инвестиционные риски. Помимо этого, средства казны государственными институтами не всегда расходовались эффективно, с точки зрения соотношения цены и качества получаемого результата (value for money)[285], что нельзя сказать о частном бизнесе.

Современный предприниматель отличается способностью оперативно внедрять наиболее эффективные методы производства, совершенствовать технику и технологии, развивать в короткие сроки новые формы организации производства, создавать новые предприятия, инвестируя как свои, так и привлеченные средства, налаживать эффективные кооперационные связи с поставщиками и подрядчиками. Все это опосредованно влияет на рынок труда, на котором сразу повышается спрос на высококвалифицированных работников.

Опыт оказался удачным и публично-частное партнерство получило распространение не только в Европе, но и в ряде стран, находящихся за океаном (США, Австралии, Канаде и др.).

Россия пытается заимствовать зарубежный опыт в сфере публично- частного партнерства. Согласно ч. 3 ст. 39 Конституции РФ, государство поощряет создание дополнительных (по отношению к государственным) форм социального обеспечения. Однако внедрение данного института в экономический процесс происходит не столь продуктивно, как хотелось бы, несмотря на то, что все необходимые предпосылки для этого есть. Во всяком случае, заинтересованность государства в этом процессе очевидна и
прослеживается в нормативных актах федерального[286], регионального[287] и местного уровней, прямо указывающих на необходимость использования института публично-частного партнерства при реализации социально значимых проектов.

Одной из основных причин, понуждающих государство развивать институт партнерства между публичными субъектами и предпринимателями, является, по мнению профессора В.Ф. Попондопуло, невозможность реконструкции и модернизации существующих объектов, строительства новых объектов социальной инфраструктуры без объединения бюджетных средств и частных капиталовложений[288]. Однако одного задекларированного желания государства привлечь частный капитал в социальные отрасли, находящиеся в сфере ответственности публичной власти, по-видимому, недостаточно. Очевидно, что предлагаемые публичным партнером конструкции взаимоотношений не во всем удовлетворяют предпринимателя.

Переходя к развитию исследуемых отношений непосредственно в Российской Федерации, следует обратить внимание на отсутствие единого мнения не только относительно определения термина «публично-частное партнерство», но и на то, что сам термин в законодательстве и в публикациях имеет разное название.

В 2001 г. Британский Институт публичных и политических исследований (IPPR) обратился к этой теме и провел профильное исследование, в результате которого определил публично-частное партнерство, как «отношения по разделению рисков, основанные на взаимной заинтересованности публичного (государственного) сектора, с одной стороны, и одного или нескольких представителей частного сектора - с
другой и нацеленные на достижение согласованного материального результата и (или) на оказание общественно-значимых услуг»[289].

Следует обратить внимание на то, что во многих иностранных правопорядках исследуемый институт определяется как «частно­государственное партнерство». В этом случае подчеркивается значимость бизнеса в данных отношениях. В отличие от зарубежных стран, в России (за редким исключением[290]) всегда главенствующую роль во всех отношениях играло государство[291], поэтому в определении публично-частного партнерства на первом месте всегда будет стоять публичное образование - «государственно-частное партнерство», «муниципально-частное

партнерство».

Таким образом, в научной литературе и законодательствах стран, где указанный институт применяется, используются такие термины, как «частно­государственное партнерство»[292], «государственно-частное партнерство»1,
«частно-публичное партнерство»[293] [294], при том, что данная категория остается по своему существу неизменной.

Считается также, что следует дифференцировать понятие «публично­частное партнерство» на имеющее широкий и узкий смыслы[295]. В первом случае данная терминология используется при любом взаимодействии предпринимателя и публичного образования (любые сделки с публичным имуществом - купля-продажа, аренда, подряд и другие), во втором, - формально закрепленное соглашение публичного и частного партнеров о реализации инвестиционного проекта, находящегося в сфере публичного интереса и предусматривающего как объединение ресурсов сторон договора, так и разделение их рисков.

Давно ожидаемый (до последнего времени регулирование отношений в этой сфере осуществлялось посредством регионального или муниципального нормативного акта и общих норм гражданского, финансового и административного законодательства[296]), и принятый в 2015 г. Федеральный закон от 13 июля 2015 № 224-ФЗ «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении
изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[297] (далее, Закон о государственно-частном партнерстве) закрепил не только существовавший термин «государственно-частное партнерство», но и ввел новый - «муниципально-частное партнерство».

Какую цель при этом преследовал федеральный законодатель - непонятно, если определение указанных категорий идентично.

Если обратиться к Гражданскому кодексу РФ, то он относит к публично- правовым образованиям в нашей стране: Российскую Федерацию; субъекты Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономную область, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования (ст. 124 ГК РФ). В таком случае, если федеральный законодатель хотел законодательно закрепить всех публичных субъектов отношений, то ему стоило перечислить их всех в сочетании с частным партнером, например: «республиканско-частное партнерство», «краевое-частное партнерство», «автономно-окружное-частное партнерство» и т.д.. Представляется, что термин «публично-частное партнерство» достаточно точно определяет всех публичных участников, которые входят в партнерские отношения. При этом закрепление публичного первым, а частного - вторым партнером, расставляет приоритеты в решении задач, выполняемых при реализации публично-частного партнерства.

Закон о государственно-частном партнерстве дает легальное определение государственному (муниципальному) частному партнерству. По мнению федерального законодателя, данная категория представляет собой юридически оформленное сотрудничество публичного и частного партнеров, которое осуществляется на основании соглашения об этом партнерстве, заключенном для привлечения частных инвестиций в экономику, обеспечения органами государственной (муниципальной) власти доступности и повышения качества товаров, работ и услуг.

Представляется, что термин «сотрудничество» (который используют и региональные законодатели[298]), описывающий отношения, основанные на соглашении, то есть, договоре, не передает сущности возникающих отношений. Согласно словарю С.И. Ожегова, сотрудничать - работать, действовать вместе, принимать участие в общем деле или быть сотрудником[299]. Таким образом сотрудничать - не значит нести обязательств, которые должны возникать, когда речь идет о договорах. Стороны в сделках не сотрудничают, а несут взаимные обязательства. Поэтому, как нам представляется, публичный и частный партнеры не сотрудники, а стороны в обязательстве. Публично-частное партнерство - это набор взаимных обязательств публичного и частного партнеров, возникших на основании соглашения об этом партнерстве.

Сотрудничество не порождает обязательной ответственности, что не допустимо в договорных отношениях. Термин «сотрудничество» приемлем в публицистике, когда описывается общая концепция публично-частного партнерства. Однако несмотря на то, что публично-частное партнерство представляет собой комплексный институт, включающий в себя идеологическую, политическую, социально-экономическую, финансовую компоненты, на первом месте стоит компонента юридическая, то есть его правовое оформление.

Поэтому, говоря о юридических нормах, необходимо применять более конкретные, достаточно точные категории.

В легальном определении государственного и муниципального партнерства «сотрудничество» является исходной и первичной категорией. Соответственно, это предопределяет отсутствие точной формулировки «государственно-частного партнерства» и «муниципально-частного партнерства». Указанное определение, в данном случае, можно считать аморфным, не дающим однозначного понимания. Понятие «сотрудничество» в юридическом смысле довольно условная категория, которая не может существовать в нормативном правовом акте, определяющем единые правила поведения. Данное понятие не способно обеспечить комплексное и гармоничное регулирование отношений в сфере государственно-частного и муниципально-частного партнерств. Соответственно, нормативное определение, данное федеральным законодателем, как нам представляется, оказалось не вполне точным, и прежде всего потому, что оно не опирается на категорию, первично определяющую отношения между публичным и частным партнерами.

Такое положение может привести к тому, что правовое понимание института публично-частного партнерства будет непостоянным и всякий раз будет зависеть от тех задач, которые возникнут перед федеральным законодателем на определенном этапе развития общественных отношений. Принятие гражданских норм, их толкование должно быть свободным от политических и идеологических соображений, независимым от отдельных групповых интересов[300].

Исходя из этого, термином «сотрудничество» не корректно описывать отношения в сфере государственно-частного и муниципально-частного партнерств. Соглашение о государственно-частном партнерстве, соглашение о муниципально-частном партнерстве, согласно п. 3 ст. 3 Закона о государственно-частном партнерстве, являются гражданско-правовыми

договорами между публичным партнером и частным партнером.

Ранее, до принятия Закона о государственно-частном партнерстве, отношения в сфере публично-частного партнерства регулировались региональным и местным законодательством, что, по сути, недопустимо, т.к. законодательной компетенцией в имущественной сфере обладает исключительно Российская Федерация. В этот период возникали некие «квази партнерства», чем-то напоминающие исследуемые отношения, когда наряду с казной в проектах участвовал крупный бизнес. Данные отношения облекались в правовые формы, которые игнорировали общие правила поведения и закрепленные в законодательстве конструкции, представляя собой совершенно исключительные единоразовые решения, оформляющие договоренность государства и бизнеса в рамках реализации того или иного инвестиционного проекта[301]. Возможно в таких единичных случаях отношения имели характер сотрудничества. Однако если следовать правовой доктрине, то отношения, возникающие на основании возмездного гражданско-правового договора, необходимо рассматривать как обязательства.

Такую же позицию занял молдавский законодатель, закрепив в ст. 2 Закона Республики Молдова от 10 июля 2008 № 179-XVI «О частно­государственном партнерстве» следующее определение частно- государственного партнерства - «договор, заключенный между государственным и частным партнерами на длительный период времени для осуществления деятельности публичного интереса, основанный на способности каждого партнера распоряжаться соответствующим образом ресурсами, рисками и доходами».

Объем понятия категории «сотрудничество» не соотносим с понятием «обязательство», которое довольно точно регламентировано гражданским правом. Соответственно, обязательство не является сотрудничеством и наоборот, то есть, отношения между публичным партнером и частным предпринимателем в исследуемой сфере нельзя считать партнерством, даже если с большой натяжкой признавать между ними некое равенство.

До сих пор остается дискуссионным вопрос о юридической природе данного явления, которое носит гибридный характер, размывая фактически границы между публичными и частными отношениями, что приводит к спорам о форме и методе регулирования данного института.

Соглашение о государственном и муниципальном частных партнерствах заключается по итогам проведения конкурса на право заключения такого соглашения (ч. 1 ст. 19 Закона о государственном партнерстве).

Соответственно, присутствует процедура, характерная для правового института размещения государственных и муниципальных заказов (прокьюремент[302])[303].

Такой вид договора, по мнению Д.Н. Бахраха, относится к административному («внешнему») договору, обеспечивающему

государственные нужды[304], а значит содержит императивный метод регулирования.

С этим был не согласен профессор М.И. Брагинский, относивший

данные договоры к обычным гражданско-правовым сделкам, считая, что наличие между сторонами отношения власти и подчинения полностью исключает возможность существования конструкции договора как такового[305].

Тем не менее, учитывая сложный процесс заключения указанного вида договоров, куда входит обязательный конкурсный отбор, регулирование прокъюремента приобретает межотраслевой характер[306], выходя за рамки гражданского законодательства. Это значит, что данные отношения регламентируются не только гражданским законодательством, с его частноправовым методом регулирования, но и Бюджетным кодексом РФ, КоАП РФ, Уголовным кодексом РФ и иными равноуровненными источниками, которые относятся к публичному праву, где стороны не ставятся в равное положение, а административно-правовой метод регулирования предполагает императивность и властеподчинение. В таком случае говорить о сотрудничестве ошибочно и единственной категорией, описывающей данные отношения, может служить «обязательство».

Исходя из этого, представляется необходимым законодательно закрепить данное положение, для чего п. 1 ст. 3 Федерального закона «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» изложить в следующей редакции: «государственно-частное партнерство, муниципально-частное

партнерство - совокупность срочных обязательств, возникших на основании соглашения о государственно-частном партнерстве, соглашения о муниципально-частном партнерстве, предполагающих объединение ресурсов публичного и частного партнеров и распределение рисков между ними, заключенных в соответствии с настоящим Федеральным законом в
целях привлечения в экономику частных инвестиций, обеспечения органами государственной власти и органами местного самоуправления доступности товаров, работ, услуг и повышения их качества».

Согласно Закона о государственно-частном партнерстве, объектом соглашения может быть только имущество, используемое в социально значимых сферах, к которым отнесены: транспорт и транспортная инфраструктура, энергетика, здравоохранение, образование, культура, спорт, коммунальные услуги и благоустройство территорий, мелиорация (ч. 1 ст. 7 Закона о государственно-частном партнерстве).

Федеральный законодатель дал исчерпывающий перечень видов объектов публично-частного партнерства, что, как нам представляется, неправильно с учетом перспективы развития данных отношений. Помимо этого Закон о государственно-частном партнерстве не дает конкретных параметров, определяющих объекты, в отношении которых возможно заключать соглашения. Соответственно, уже сразу после принятия данного закона возникают вопросы о допустимости заключения публично-частного партнерства в отношении конкретных государственных и муниципальных объектов.

Например, входят ли исторические памятники в данный перечень? А ведь сегодня частный бизнес берет на себя часть расходов (пока только около 10%) идущих на реставрацию исторических памятников. Оформление происходит не как государственно-частное партнерство, а как долгосрочная аренда объектов исторического и культурного наследия с инвестиционными и охранными обременениями. Возможно если предоставить предпринимателям право заключать в отношении таких памятников соглашения о государственно-частном партнерстве, то с учетом охранных обязательств (Закон о государственно-частном партнерстве закрепляет требование о компенсации разумных расходов на исполнение обязательства, понесенных частным партнером), желающих заключить такое соглашение станет намного больше, что в свою очередь снимет часть финансового

бремени с государства.

Социальное и экономическое развитие государства может потребовать расширения перечня сфер действия публично-частного партнерства и, соответственно, объектов в них входящих. Процедура внесения изменений в федеральные законы достаточно сложна, во всяком случае, Правительство РФ более оперативно издает нормативные акты, в частности, постановления. Соответственно не следует перечень объектов соглашения о государственно­частном партнерстве, объектов соглашения о муниципально-частном партнерстве ограничивать в рамках, установленных Законом о государственно-частном партнерстве. Следует разрешить Правительству РФ при возникновении новых сфер обслуживания населения, отнесенных к вопросам ведения органов государственной власти, органов местного самоуправления, расширять указанный список своим постановлением. Для этого необходимо ст. 7 Федерального закона «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» дополнить частью 1.1. следующего содержания:

«Правительство Российской Федерации может принять решение о включении в перечень видов объектов соглашения о государственно-частном партнерстве, видов объектов соглашения о муниципально-частном партнерстве объекта, не указанного в части 1 настоящей статьи».

Международная практика выработала несколько видов соглашений в сфере государственно-частного партнерства, содержащих признаки различных договорных конструкций. Активное использование сделало данные конструкции обычаями, каждый из которых имеет свою аббревиатуру. Из наиболее распространенных можно назвать следующие:

- ВОТ («Build - Operate - Transfer») - «строительство - управление - передача». Данная конструкция означает строительство и эксплуатацию объекта (на правах собственности) частным партнером (предпринимателем-
концессионером) в течение срока, установленного договором, после чего объект передается государству (концеденту);

- ВТО («Build - Transfer - Operate») - «строительство - передача - управление». При такой конструкции предприниматель-концессионер выполняет подряд по строительству объекта, передает его в собственность государства (концеденту), которое, в свою очередь, передает данный объект в эксплуатацию концессионеру;

- BOO («Build - Own - Operate») - «строительство - владение - управление». Здесь предприниматель-концессионер инвестирует средства в строительство объекта, приобретает на него право собственности, осуществляет его эксплуатацию без ограничения срока;

- BOOT («Build - Own - Operate - Transfer») - «строительство - владение - управление - передача». Данная форма предпочтительна при реализации очень крупных проектов, где предприниматель-концессионер осуществляет строительство, владение и пользование построенным объектом на правах частной собственности в течение определенного срока, по истечении которого передает его в собственность государства[307];

- ВВО («Buy - Build - Operate») - «покупка - строительство - управление». При такой конструкции государство (концедент) продает объект частному концессионеру, который его совершенствует (восстанавливает, расширяет) с целью эффективного управления;

- «Lease contract» (лизинговый контракт) - концессионный договор с элементами аренды. Объект не строится концессионером, а передается последнему во владение и пользование публичным концедентом. Государство получает платежи от предпринимателя, эксплуатирующего данный объект, и компенсирует, таким образом, вложенные средства в строительство объекта. Нечто подобное представляет собой конструкция «Service contract» (контракт на сервисное обслуживание), когда предприниматель не вкладывает средства, а инвестирует свое умение хозяйствовать[308].

Такое разнообразие договорных конструкций в различных сферах их применения делает институт публично-частного партнерства универсальным, с точки зрения решения исполнения социальных функций, возложенных на государство.

Российская Федерация не предлагает столь разнообразного выбора договорных конструкций. Согласно Закону о государственно-частном партнерстве, на частного партнера императивно возлагаются следующие обязанности:

- строительство и (или) реконструкция объекта соглашения;

- полное или частичное финансирование создания объекта соглашения;

- эксплуатация и (или) техническое обслуживание объекта соглашения.

Следует добавить, что если объект соглашения находится под

обременением, в соответствии с Законом о государственно-частном партнерстве, то у частного партнера должно возникать право собственности на данный объект.

Соответственно, федеральный законодатель допустил в публично­
частном партнерстве следующие виды соглашений:

- ВОТ («Build - Operate - Transfer») - «строительство - управление - передача»;

- ВТО («Build - Transfer - Operate») - «строительство - передача - управление»;

- BOOT («Build - Own - Operate - Transfer») - «строительство - владение - управление - передача».

Государство при публично-частном партнерстве предполагает только новое строительство и (или) реконструкцию объекта соглашения, не допуская первоначального приобретения последнего частным партнером. Однако не всегда возникает необходимость в строительстве и (или) реконструкции объекта. Если данное имущество может быть приватизировано частным партнером, возможно внедрить вариант, когда предприниматель допускается к приватизации только в качестве частного партнера, с обязанностью после приобретения объекта заключить соглашение о публично-частном партнерстве (ВВО («Buy - Build - Operate») - «покупка - строительство - управление»),

В этом случае, публично-частное партнерство реализуется на постоянной и институционально закрепленной основе, когда объект соглашения используется исключительно в целях, определенных соглашением. Если предприниматель по истечении срока соглашения не захочет его пролонгировать, он будет обязан продать объект либо государству, либо другому предпринимателю, желающему заключить соглашение о публично-частном партнерстве.

Возвращаясь к разнообразию форм публично-частного партнерства, следует отметить, что при существующих и применяемых в зарубежных странах французской и британской моделях взаимоотношений публичного и частного партнеров, в Российской Федерации исследуемые отношения складываются по французской модели, предполагающей публично-правовую основу в регулировании отношений, то есть, основанную на

административно-правовом акте. Государство при таком регулировании осуществляет контроль на всех этапах реализации инвестиционного проекта - проектировании, строительстве и эксплуатации.

В отличие от французской модели публично-частного партнерства, британская модель является либеральной, предоставляющей больше прав бизнесу, который самостоятельно решает где и когда осуществлять строительство. Государство обладает правом только выдавать разрешения на реализацию инвестиционного проекта и затем контролировать его эксплуатацию.

Такое положение вполне объяснимо. Государство, при том, что оно в большинстве случаев частично финансирует инвестиционный проект, должно концентрировать свои усилия в социально значимых сферах, не распыляя их. При этом осуществление контроля на всех этапах реализации инвестиционного проекта является гарантией выполнения обязательств частным партнером, которого, при неблагоприятном стечении обстоятельств, можно заменить.

Закон о государственно-частном партнерстве устанавливает единый механизм проведения конкурса на право заключения соглашения о публичном партнерстве, распространяющийся на все сферы, где такие отношения возможны. Представляется, что все те недостатки, которые существуют в настоящее время в сфере государственных закупок и связаны с недобросовестной конкуренцией среди предпринимателей и злоупотреблениями со стороны должностных лиц, «перекочуют» и в институт публичного партнерства.

Например, в британской системе заключения публичных контрактов присутствует принцип специализации, который делает данную процедуру достаточно понятной и прозрачной для специалистов в каждой конкретной сфере. Это связано и с тем, что в Великобритании создана трехзвенная система центрального управления, в которой отсутствуют классические централизованные вертикали бюрократического типа. Не центральные
органы осуществляют руководство и контроль в сфере публично-частного партнерства (в российском понимании - федеральные органы), а конкретные ведомства, сотрудничающие с децентрализованными структурами как государственными, так и частными, непосредственно оказывающими гражданам и юридическим лицам публичные услуги. Центру отведены только функции стратегического управления[309].

Представляется, что в каждой конкретной сфере, которую мы относим к социально значимой и в которой может осуществляться публично-частное партнерство, возможно установление дифференцированных правил, по которым будет осуществляться конкурс по отбору частного партнера. Для этого необходимо закрепить механизмы проведения конкурса, в разных отраслях экономики, которые могут обладать своими специфическими признаками.

В заключении третьей главы можно сделать следующие выводы. Рыночный характер отношений и экономический кризис в большей мере негативно влияют на те отрасли, которые мы относим к социально значимым. В поддержку последних государство не только осуществляет правовое регулирование, но и непосредственно принимает участие в реализации инвестиционных проектов совместно с другими участниками данных отношений.

Осуществляя поддержку инвестиционной деятельности, государство устанавливает определенный объем гарантий для инвесторов, законодательно закрепленный в перечне, имеющем закрытый характер. Следует отметить, что инвестиционные нормы федерального уровня носят рамочный характер и не детализируют процессы защиты инвесторов, передавая часть своих полномочий на региональный и местный уровни. Такое положение не гарантирует инвесторам равный уровень защиты в
разных регионах страны, что противоречит конституционному принципу единого экономического пространства и отнесения к исключительному ведению Российской Федерацией регулирования гражданско-правовых отношений.

Соответственно возникает необходимость в большей мере развивать федеральное инвестиционное законодательство, что, несомненно, будет способствовать улучшению инвестиционного климата.

Как показало исследование, основным инвестором для малых и средних предприятия является сам малый и средний бизнес. Причем из-за отсутствия собственных средств предпринимателям приходиться вкладывать заемные средства, которые в настоящее время стали слишком дорогими. Для того, чтобы не заморозить инвестиционные процессы в данном сегменте рынка, следует создать такой правовой механизм льготного кредитования, который бы распространялся на всех малых и средних инвесторов и не зависел от усмотрений конкретных лиц.

Также сложности в правовом регулировании исследуемых отношений возникают из-за отсутствия легитимного определения универсального инвестиционного договора и его правовой конструкции с закрепленными в ней наиболее важными элементами, без которых такой договор следует считать незаключенным. Оптимальным решением указанной проблемы могло бы служить не только издание специального кодифицированного акта, регулирующего инвестиционные отношения, но и закрепление инвестиционного договора в отдельной главе Гражданского кодекса РФ (придание ему статуса поименованного).

Государственно-частное партнёрство (Public Private Partnership) (ГЧП), представляет собой комплексный институт, в котором, помимо юридической компоненты, присутствуют социально-экономические и финансовые, политические и идеологические составляющие. Учитывая сложное финансовое положение, в котором находится Российская Федерация, и обязательность исполнения взятых на себя социальных обязательств,
государство, посредством ГЧП, старается вовлечь бизнес в деятельность по оказанию публичных услуг, имеющих большое социальное значение.

Правовой механизм публично-частного партнерства позволяет использовать разнообразный потенциал, которым обладают предприниматели (финансовые ресурсы, интеллектуальный потенциал, профессиональный опыт, эффективное управление, способность к новаторству и оперативному принятию решений), для минимизации бюджетных расходов и улучшения качества услуг, предоставляемых населению, при том, что ответственность за донесение этих услуг до потребителей возложена законодательством на государственные органы и учреждения.

Значительную роль в развитии ГЧП в России сыграл давно ожидаемый и принятый в 2015 г. Закон о государственно-частном партнерстве, закрепивший не только существовавший термин «государственно-частное партнерство», но и ввел новый - «муниципально-частное партнерство», что, по мнению автора, было совсем не обязательно, т.к. объем термина «публично-частное партнерство» включает в себя оба вышеуказанных термина.

Федеральный законодатель использует при определении публично - частного партнерства категорию сотрудничество, что абсолютно не способствует пониманию и регулированию отношений между публичным и частным партнерами. Исходя из существа отношения, возникающего между публичным и частным партнером, единственной категорией, описывающей данные отношения, может служить «обязательство».

Закон о государственно-частном партнерстве содержит исчерпывающий перечень видов объектов, в отношении которых данное партнерство может возникнуть. Представляется, что такой подход федерального законодателя является неверным. Развитие отношений в данной сфере может потребовать расширения перечня видов объектов. Это потребует длительной процедуры внесения изменений в федеральный закон,
что нельзя сказать об оперативном реагировании Правительства РФ на изменение ситуации в социально экономической сфере. В таком случае, продуктивней было бы дать возможность Правительству РФ своими правовыми актами закреплять и, при необходимости, расширять или сокращать, указанный перечень видов объектов партнерства.

В целом, хотелось бы, чтобы Закон о государственно-частном партнерстве был значительно вариативней не только в выборе объектов соглашения о публично-частном партнерстве, но и касательно форм таких соглашений.

<< | >>
Источник: УШАКОВА ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА. Гражданско-правовое регулирование инвестиционной деятельности в социально значимых сферах экономики. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме Гражданская правосубъектность государственно-частного партнерства как инвестора в социально значимые сферы экономики: направления совершенствования законодательства:

  1. Оглавление
  2. Введение
  3. Гражданская правосубъектность государственно-частного партнерства как инвестора в социально значимые сферы экономики: направления совершенствования законодательства
  4. Список источников и литературы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -