<<
>>

Роль публично-правовых образований в поддержании гражданского оборота инвестиций в социально значимых сферах экономики

Рост российской экономики во многом зависит от государственной инвестиционной политики, направленной на поддержку приоритетных для государства сфер, включая социально значимые отрасли, которые в течении многих десятилетий являлись объектами не только прямого государственного управления, но и финансировались казной.

В настоящее время в условиях рыночной экономики на социально значимые отрасли экономики негативно влияет кризис и международные санкции. Вследствие этого в указанных сферах существует дефицит в различных ресурсах (финансовых, технологических и других)[256].

В российском законодательстве нет единого кодифицированного акта, регулирующего отношения в сфере инвестиций (в отличие от ряда стран, где приняты инвестиционные кодексы[257]). Одним из основных нормативных актов, регулирующих отношения в области инвестиций для всех вне зависимости от организационно-правовой формы, сферы деятельности и формы собственности участников, является Федеральный закон «Об инвестиционной деятельности».

Саморегулирование инвестиционной деятельности, в т.ч. в социально значимых сферах, выполняет функции ее поддержки с использованием на федеральном уровне следующих форм и методов: создание благоприятной инвестиционной среды через совершенствование налоговой системы;

механизмов защиты интересов инвесторов, предоставления пользования им землей и другими природными ресурсами на льготных условиях; сети информационно-аналитических центров, которые осуществляют регулярное проведение и публикацию рейтинга субъектов инвестиционной деятельности; предоставления расширенных прав на использование средств населения и иных внебюджетных источников финансирования жилищного строительства и строительства объектов социально-культурного назначения; активное применение антимонопольных мер в защиту инвесторов; расширение правовых возможностей инвесторов для использования при осуществлении кредитования залогов; развитие финансового лизинга; проведение переоценки основных фондов в соответствии с темпами инфляции; предоставление данным субъектам возможности для создания собственных инвестиционных фондов.

Помимо регулирования, государство непосредственно участвует в инвестиционных отношениях, разрабатывая, утверждая и финансируя инвестиционные проекты, которые само осуществляет совместно с иностранными государствами или финансирует их.

Также государство ежегодно формирует федеральную адресную программу на очередной финансовый год и плановый период, проводит экспертизы инвестиционных проектов, задействует механизмы, защищающие российские организации от поставок морально устаревших и ненаукоемких, материалоемких и энергоемких технологий, конструкций, оборудования и материалов. Российская Федерация выпускает облигационные займы, гарантированные целевые займы, предоставляет для участия в инвестиционном процессе находящиеся в ее собственности временно приостановленные и законсервированные стройки и объекты.

Также прямым участием государства в инвестиционном процессе следует считать по итогам торгов предоставление концессий инвесторам (российским и иностранным).

В системе мер государственной поддержки исследуемых отношений (ст. 15 Закона об инвестиционной деятельности) важнейшее место занимает установление единых правил для инвесторов и гарантий государства по защите инвестиций, как то: обеспечении при осуществлении инвестиционной деятельности равных прав; гласности при обсуждении инвестиционных проектов; праве на обращение в суд для обжалования решений и действий (бездействя) органов государственной (муниципальной) власти и их должностных лиц; защите капитальных вложений.

Отметим, что перечень гарантий имеет закрытый характер и сама защита не является абсолютной, в той части, что касается предусмотренных гражданским законодательством случаев, когда государство легитимно национализирует или реквизирует капитальные вложения. К этому можно добавить, что любая предпринимательская деятельность законодательно обеспечивается такой же государственной гарантией, что и инвестиционная. Более того, нормы, регламентирующие такие гарантии, носят, скорее, рамочный характер, не детализируя сами процессы защиты.

Практика показывает, что не всегда рамочность законов и принятое в нормотворчестве Правительства РФ правило издавать постановления, в содержании которых можно увидеть только поручения государственным учреждениям разработать проекты решений, направленных на государственную поддержку инвестиций, приводит к реальным результатам. Представляется неправильным считать, что острота проблемы снижения активности российских и иностранных инвесторов будет значительно сглаживаться по мере передачи ее решения от высоких чиновничьих эшелонов власти к более низким.

В настоящее время регламентацию таких вопросов, как формы и методы государственного (муниципального) регулирования инвестиционной деятельности, полномочия в этой сфере региональных и местных органов власти, порядок и условия предоставления государственной (муниципальной) поддержки инвестиционной деятельности, дополнительные

права и обязанности инвесторов, пользующихся государственной (муниципальной) поддержкой в конкретном регионе, взяло на себя региональное законодательство[258], что представляется неправильным.

Это следует, хотя бы из того, что в преамбуле Закона об инвестиционной деятельности закрепляются гарантии равной защиты прав, интересов и имущества субъектов инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений. Предполагается равное положение всех, независимо от каких-либо условий, которые могут быть закреплены региональным или местным законодательством.

К примеру, иностранные инвесторы защищены в большей степени от региональной государственной власти, чем российские. Во всяком случае, согласно ст. 5 Закона об инвестиционной деятельности, деятельность на территории России иностранных инвесторов регулируется только международными договорами Российской Федерации, Гражданским кодексом РФ, Законом об инвестиционной деятельности, иными нормативными правовыми актами. Указанный закон не устанавливает возможность регулирования инвестиционных отношений, осложненных иностранным элементом, региональными или местными нормативными правовыми актами.

Выполнение задачи по гармонизации внутреннего инвестиционного законодательства, применительно к требованиям международного права, обеспечивающего в полной мере защиту инвестора, возможно только на федеральном уровне. Соответственно, если государство желает сделать российский рынок более привлекательным для зарубежного бизнеса и менее рисковым как для российских, так и для иностранных инвестиций, следует в

большей мере регламентировать данные отношения, а не перекладывать их регулирование на регионы и местное самоуправление. Таким образом, вопросы регулирования указанных отношений должны находиться в ведении прежде всего федерального законодателя.

Закон об инвестиционной деятельности в ч. 2.1. ст. 11 закрепил за регионами право разработки и утверждения межмуниципальных инвестиционных проектов и инвестиционных проектов на находящиеся в их собственности объекты, проведения экспертизы инвестиционных проектов, предоставления государственных гарантий по инвестиционным проектам на конкурсной основе за счет средств своих бюджетов, вовлечения в инвестиционный процесс временно приостановленных и законсервированных строек и объектов, которые находятся в их собственности.

Представляется, что регионы и местное самоуправление могут устанавливать дополнительные гарантии и компенсации, улучшающие положение инвестора. Например, не выходя за правовые рамки возможного воздействия на инвестиционные отношения, регионы и муниципальные образования могут за счет своих бюджетов снизить арендную плату для инвесторов, т.к. процесс определения льготной ставки арендной платы не устанавливает правил поведения в хозяйственном обороте, составляющем предмет гражданского законодательства[259].

При этом региональной и местной законодательной власти следует запретить вводить дополнительные требования к субъектам инвестиционной деятельности, помимо тех, которые установил федеральный законодатель.

Например, п. 6 ст. 5 Закона г. Москвы от 7 октября 2015 № 54 «Об инвестиционной политике города Москвы и государственной поддержке

субъектов инвестиционной деятельности»[260] наделяет Правительство Москвы полномочиями устанавливать требования, предъявляемые к субъектам инвестиционной деятельности, на которых распространяются дополнительные гарантии. Аналогичные положения содержат нормативно­правовые акты многих субъектов Федерации[261]. В этом случае дополнительные региональные требования в едином экономическом пространстве России будут негативно сказываться на конкурентных отношениях в отдельных регионах, ставя часть участников инвестиционного процесса в заведомо невыгодные условия, оставляя их без надлежащей региональной поддержки.

Таким образом, анализ региональных нормативных правовых актов, регулирующих инвестиционные отношения, показал, что ряд публичных образований явно вышли за рамки своей дискреции. Однако следует отметить, что первопричиной подмены федерального законодательства региональным является отсутствие полноценного регулирования инвестиционных отношений самим государством. Дефицит федерального регулирования особо остро ощущается в сфере инвестирования в социально значимых отраслях экономики.

Отсюда можно сделать вывод о том, что государственная поддержка инвестиционной деятельности в социально значимых отраслях экономики, прежде всего, заключается в развитии федерального, а не регионального законодательства, регулирующего данные отношения. Гармоничное согласование между собой федерального и регионального законодательства

возможно, прежде всего, при достаточности федерального инвестиционного законодательства, которое при своем примате, допускает региональную регламентацию только для решения ограниченного круга проблем в указанных отношениях, с учетом региональных и местных особенностей.

Отдельный вопрос исследования - это секторальная поддержка инвестиционной деятельности, когда государству необходимо больше внимания уделять конкретным отраслям экономики в силу их значимости для страны и общества. Так в кризисные периоды жизненно важно сохранить устойчивую финансовую систему страны, в основе которой лежит банковская отрасль.

В настоящее время банковская система столкнулась с большими трудностями, и это привело к тому, что в 2015 г. общая прибыль кредитных организаций оказалась в два раза меньше (4,7 млрд, руб.), чем за тот же период кризиса 2008 года. В действительности, только три частных банка сумели закончить год с прибылью - это АО «Банк Русский Стандарт», АО «Современный Коммерческий Банк» и АО «Тинькофф Банк».

При этом даже лидер указанной тройки АО «Банк Русский Стандарт», получивший прибыль за 2015 г. 16,5 млрд, руб., не смог обойтись без поддержки государства. Несмотря на то, что акционеры инвестировали в Банк Русский Стандарт значительные средства, государству пришлось передать для повышения его капитализации облигации федерального займа на 5 млрд, рублей[262].

Таким образом, правовое регулирование обеспечения мер государственной поддержки инвестиционной деятельности не может заменить саму поддержку. Тем не менее, юридическое обеспечение деятельности предпринимателей, инвестирующих в свой бизнес, остается важнейшим правовым инструментом государства.

Говоря о значении для экономики банковской системы, не следует забывать об иных участниках рынка, для которых единственным источником инвестиций в собственное производство является банковский кредит. Однако в настоящее время банковский процент по кредитам делает невозможным развитие бизнеса во многих социально значимых отраслях экономики. Государство не стремится регулировать данную сферу и никак не реагирует на кредитные сделки, которые вполне можно признать кабальными, то есть, совершенными заемщиками на невыгодных условиях, в силу стечения обстоятельств.

Несмотря на то, что в России нормативное ограничение заемных процентов насчитывает почти тысячелетнюю историю, российское законодательство размеры процентов по займам не ограничивает[263].

Несмотря на наличие в ст. 10 Гражданского кодекса РФ (запрет злоупотребления правом) и ст. 179 (недействительность кабальной сделки), этот закон прямо не запрещает ростовщические проценты, а только дает возможность заемщикам защищать свои интересы. При этом для признания сделки кабальной необходимо, чтобы в ней присутствовало два составляющих элемента: чрезмерное превышение цены договора относительно иных договоров такого вида и стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась[264]. Как правило, все кредитные организации поднимают кредитные ставки примерно на один уровень. Что касается стечения тяжелых обстоятельств, то для хозяйствующего субъекта, в отличие от гражданина, всегда возникает

сложность доказывания нахождения в таком состоянии[265]. Таким образом, законодательная конструкция сделки, которая может быть признана кабальной, оставляет предпринимателя без судебной защиты.

Следует признать, что и иностранные правопорядки пытаются побороть данное негативное явление только в сфере потребительского кредитования. Антиростовщическое законодательство действует, например, в юрисдикциях Великобритании, Германии, США и Франции. Однако размер кредитных ставок в России и вышеназванных странах значительно отличается, причем, не в пользу России.

Представляется, что государству следует создать правовой механизм, ограничивающий верхний предел процентной ставки банковского кредита, с учетом ставки рефинансирования Центрального банка РФ. Речь идет, прежде всего о кредитовании малого и среднего предпринимателя, вкладывающего средства в свой бизнес. Практика показывает, что, несмотря на риторику исполнительной власти и созданную законодательную базу, поддержка малого и среднего бизнеса осуществляется государством явно в недостаточном объеме. Возможно, причиной этому является то, что в отличие от западных экономик в Российской Федерации несравненно большая часть валового продукта создается крупными промышленниками (так, удельный вес малого бизнеса в консолидированном бюджете страны составляет всего 6%). Однако следует учитывать, что само существование малого и среднего предпринимательства существенно снижает нагрузку на государство в части социального обеспечения его граждан. Именно малые и средние предприятия, индивидуальные предприниматели обеспечивают значительную часть населения страны работой, а значит дают возможность обеспечивать себя и свои семьи.

Отсюда и возникает необходимость всяческого поощрения инвестиционной деятельности таких субъектов. Как мы уже говорили ранее в

настоящем диссертационном исследовании, большинство предпринимателей не имеют возможности льготно кредитоваться в рамках государственных программ. Представляется, что механизм допуска к такому кредитованию должен быть упрощен до минимума, когда основанием для выдачи льготного займа должен служить сам факт отнесения субъекта к малому или среднему предпринимателю, в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации»[266].

В настоящем исследовании нельзя обойти вопрос иностранных инвестиций. Следует помнить, что иностранные инвестиции имели огромное влияние на экономику России всегда. Например, в предреволюционной Российской Империи их доля составляла до 40% от суммарного ВВП, а в некоторых отраслях достигала 70%. Лидерами среди стран инвесторов были Франция, Германия, Англия и США.

Современный кризис и санкции западных стран обнажили проблемы, связанные с привлечением иностранных инвестиций. Процесс поступления иностранных инвестиций в российскую экономику находится под пристальным вниманием государства, которое посредством всех ветвей власти, в том числе и на региональном уровне, активно участвует в формировании инвестиционного климата, благоприятного для зарубежного бизнеса. В последние два десятилетия одной из основных тенденций социально-экономического развития нашей страны является решение социальных задач за счет иностранного инвестора. Тем не менее, если в прошлом имея в достаточном объеме собственный капитал Россия привлекала иностранные инвестиции, в большей мере подчиняясь процессам интернационализации и глобализации рыночных отношений, то в настоящее время у государства реально возник дефицит капитала, который необходимо привлечь в страну.

В регулировании отношений в сфере иностранных инвестиций в России накоплен большой опыт, который необходимо использовать особенно в переходные периоды при политических, экономических и социальных кризисах. Особенности сегодняшних отношений России со странами Евросоюза и США, а также возникновение новых экономических международных связей, выявили потребность реформирования и обновления законодательства, регулирующего инвестиционные отношения, осложненные иностранным элементом.

Основным нормативным правовым актом, регулирующим инвестиционные отношения с участием иностранных инвесторов, в настоящее время является Федеральный закон от 9 июля 1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»[267], легализующий понятия иностранного инвестора и иностранных инвестиций, устанавливающий для деятельности иностранных инвесторов и коммерческих организаций с иностранными инвестициями правовой режим, а также закрепляющий гарантии правовой защиты и льготы, предоставляемые российским государством, для деятельности иностранных инвесторов на территории России.

Следует отметить, что данный нормативный акт не распространяет свое действие на отношения, которые связаны с вложением иностранного капитала в некоммерческие организации для достижения ими определенной общественно полезной цели (образовательной, благотворительной, научной или религиозной), т.е. в ту область, которую мы относим к социально­значимой. Соответственно, иностранный капитал, направляемый в социально значимые отрасли российской экономики через некоммерческие организации не обеспечивается теми гарантиями, которые получает, вкладывая средства в коммерческие структуры. Представляется, что законодателю следует обеспечить равными гарантиями всех инвесторов, участвующих в развитии социально значимых сфер экономики, независимо от того, через какие

организационно-правовые формы происходит их участие в хозяйственном обороте.

Отношения по инвестированию иностранных вложений в социально значимые сферы, осуществляемые коммерческими организациями, Федеральный закон «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» регулирует наравне с иными нормативными правовыми актами, а также международными договорами России.

Тем не менее, говоря о привлечении иностранных инвестиций, особенно в социально значимые сектора экономики, следует учитывать не только и не столько наличие специальных нормативных правовых актов, регулирующих исследуемые в настоящей работе отношения, а важнейший фактор формирования благополучного инвестиционного климата, которым является правовая стабильность в стране.

Анализ российского инвестиционного законодательства показывает, что нормативные правовые акты об инвестиционной деятельности страдают: заимствованием правил, применяемых в странах с высоким уровнем культурного и институционального развития, существованием взаимоисключающих норм. Соответственно в первую очередь необходимо совершенствовать и развивать законодательство, регулирующее инвестиционную деятельность.

Одной из проблем остается решение вопросов юрисдикционного иммунитета Российской Федерации, особенности ее гражданско-правовой ответственности и ответственности субъектов Российской Федерации перед иностранными инвесторами[268]. Для иностранного предпринимателя наиболее существенными являются нормы законодательства страны, в которую он вкладывает средства, которые гарантируют минимизацию риска его инвестиционной деятельности. Присутствие минимального риска является составным признаком юридического содержания понятия иностранные

инвестиции, согласно Сеульской конвенции 1985 г. об учреждении Многостороннего инвестиционного гарантийного агентства (МИГА)[269].

Несомненно, что международное право оказывает влияние на внутреннее инвестиционное законодательство, причем, не всегда позитивно влияя на внутренний инвестиционный климат. Так, например, после вступления России в ВТО возникла проблема инвестирования аграрного сектора. На поддержку сельского хозяйства государство хотело тратить ежегодно около 17 млрд. долл. США. Однако партнеры по ВТО, такие как Австралия, США и Канада требуют значительного сокращения размера этой суммы, и России приходится выполнять взятые на себя обязательства, закрепленные в международных договорах.

Одним из основополагающих международных нормативных документов в сфере инвестиций является заключенная в Вашингтоне 18 марта 1965 г. Конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств (ИКСИД/ICSID)[270] (далее, Вашингтонская Конвенция). Данная Конвенция вступила в силу 14 октября 1966 года. Россия подписала ее 16 июня 1992 г., но в дальнейшем - не ратифицировала. Вашингтонская Конвенция, к которой присоединилось более 150 государств, регламентировала процедуру урегулирования споров между сторонами с разными внутренними правопорядками и учредила специальный орган - Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС), в компетенцию которого входит рассмотрение всех споров, связанных с осуществлением инвестиционной деятельности между государством, являющимся участником Вашингтонской Конвенции (или любым уполномоченным органом государства, о котором сообщено государством МЦУИС) и физическим или

юридическим лицом другого государства - участника Вашингтонской Конвенции, если стороны спора в письменной форме соглашаются передать его Международному центру.

Данное согласие на рассмотрение спора ко многому обязывает, в том числе суверенные государства, ставшие стороной спора, т.к. ни одна сторона не может в одностороннем порядке отменить соглашение о рассмотрении спора Международным центром. Представляется, что ратификация Вашингтонской Конвенции Россией будет способствовать укреплению ее международного престижа как надежного экономического партнера и повысит ее инвестиционную привлекательность.

Исследуя отношения в сфере государственной поддержки инвестиционной деятельности, особенно применительно к иностранным инвесторам, нельзя обойти взаимосвязь гражданско-правовых отношений в области инвестиций и сферы таможенных отношений.

На начальном этапе экономического взаимодействия с зарубежными странами, российская власть пришла к выводу, что доступность иностранных инвестиций, в части зависит от таможенной политики, позволяя контролировать через введение пошлин поступление материальных ценностей через государственную границу.

Первыми российскими таможенными актами являлись договоры киевских князей с греческой стороной по вопросам протопошлин. Как таковой, таможенный тариф в России отсутствовал до середины XVII века. Размер таможенного сбора зависел только от высочайшей воли. Посредством отмены или взимания пошлин государство контролировало экспансию иностранных ресурсов. Поднимая таможенные пошлины на ввозимый товар, государство, с одной стороны, защищало собственного товаропроизводителя,

с другой, открывало экономику для иностранного капитала, который развивал российскую промышленность[271].

Так, в конце XIX в. С.Ю. Витте, сначала, будучи министром финансов, а затем и председателем Совета министров Российской Империи, пытаясь провести экономические реформы (в том числе и с помощью притока в страну капиталов из-за рубежа), убедил Николая II значительно уменьшить налоги на иностранный капитал и, таким образом, практически полностью открыть экономику Российской Империи для привлечения иностранных инвестиций[272].

Экономический эффект даже превысил ожидания - иностранные капиталовложения в акции и облигации российских предприятий к концу XIX в. приближались к 1 млрд, руб., а к началу Первой мировой войны - к 2 млрд, рублей. Удельный вес иностранных инвестиций составлял около 1/3 совокупного акционерного капитала Российской Империи.

Однако такой почти полный отказ от регулирования внешнеэкономических отношений не характерен для российской государственности, которая ни при каких условиях не рассматривала прекращение регулятивной монополии, исходя из парадигмы обязательного экономического захвата богатой страной ресурсов бедной страны[273]. Как мы знаем, Россия по экономическим показателям никогда не занимала первые места, зато всегда была несоизмерима с другими странами по богатству ресурсами. Такое положение заставляет богатые страны мира бороться за российские ресурсы, а Россию защищать себя от экономической экспансии[274].

Обращаясь к таможенной сфере, с одной стороны, нельзя не согласиться с Е.В. Гражданкиной, которая делает вывод в своем исследовании[275] о том, что в основном таможенные пошлины используются для регулирования взаимосвязи внутреннего рынка товаров с мировым рынком, что позволяет стимулировать экспорт и защищать внутреннего производителя от интервенции аналогичной продукции из-за рубежа.

С другой, - таможенное регулирование может играть большое значение в инвестиционных отношениях, воздействуя на инвестиционную среду, а значит и на объем инвестиций, причем поступающих как от иностранных предпринимателей, так и от российских.

Например, иностранных инвесторов можно заинтересовать возможностью беспошлинного ввоза товара, который является вкладом в уставный (складочный) капитал предприятий. Правительство РФ использует такой механизм привлечения иностранных инвесторов, закрепив его в своем Постановлении от 23 июля 1996 № 883 «О льготах по уплате ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость в отношении товаров, ввозимых иностранными инвесторами в качестве вклада в уставный (складочный) капитал предприятий с иностранными инвестициями»[276], согласно которого, товары, ввозимые в Россию, рассматриваемые как вклад иностранного учредителя в уставный (складочный) капитал, от обложения таможенными пошлинами освобождаются, при условии что они не являются подакцизными, а также могут быть отнесены к основным производственным фондам.

Арбитражные суды в спорах между таможней и предпринимателями встают на сторону последних, формируя единообразную практику и, тем самым, способствуя притоку иностранных инвестиций[277].

Правовое обеспечение мер государственной поддержки инвестиционной деятельности заключается в точной регламентации деятельности инвесторов и допустимости государственного вмешательства в данную деятельность. Как представляется, достаточно трудно регулировать инвестиционные отношения и выступать в защиту сторон таких отношений, когда отсутствует легитимное определение инвестиционного договора, которое можно использовать для любых сделок, имеющих инвестиционный характер. Причем наличие такой законодательно закрепленной дефиниции не является самоцелью. Необходимо установление самой универсальной конструкции данного договора для закрепления в ней наиболее важных элементов, к которым следует отнести субъектный состав, основные права и обязанности сторон, их ответственность, существенные условия инвестиционной сделки, обязательность ее регистрации или отсутствие такой обязанности у сторон. Дополнительно следует закрепить виды таких договоров.

Наиболее значимые для государства инвестиционные договоры имеют точную регламентацию, включая правила их заключения. Так, в ст. 16 Федерального закона от 31 декабря 2014 № 488-ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации»[278] дается определение специального инвестиционного контракта, согласно которого - одно лицо (инвестор) своими силами или с привлечением иных лиц, в предусмотренный договором срок обязуется создать либо модернизировать и (или) освоить производство промышленной продукции, а другая сторона - публично-правовое образование в течение указанного срока обязуется осуществлять меры стимулирования деятельности в сфере промышленности, предусмотренные законодательством Российской Федерации или законодательством субъекта

Российской Федерации в момент заключения специального инвестиционного контракта. Более того, Постановлением Правительства РФ от 16 июля 2015 № 708 «О специальных инвестиционных контрактах для отдельных отраслей промышленности» были утверждены Правила заключениями специальных инвестиционных контрактов[279].

Однако конструкция специального инвестиционного контракта имеет довольно ограниченный характер, т.к. он может быть заключен лишь между инвестором и публично-правовым образованием (Российской Федерацией или субъектом Российской Федерации) и направлен на создание, модернизацию и освоение производства промышленной продукции. Поэтому распространить ее на все договоры, имеющие инвестиционный характер, невозможно.

Также к поименованным законодательством и строго регламентированным относится договор инвестиционного товарищества, регулируемый Федеральным законом от 28 ноября 2011 № 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе»[280]. В данном законе[281], по договору инвестиционного товарищества двое или несколько лиц (но не более пятидесяти) обязуются соединить свои вклады, при этом не образуя юридического лица, для совместной деятельности по инвестированию общего имущества в допускаемые федеральным законом и договором инвестиционного товарищества объекты инвестирования для реализации инвестиционных, инновационных проектов для извлечения прибыли.

Вполне понятно, что договор инвестиционного товарищества не является инвестиционным договором. Данный договор оформляет отношения по реализации инвестиционных сделок несколькими субъектами.

Тем не менее, если возможно предложить общие правила взаимодействия нескольких субъектов, реализующих инвестиционный договор, почему возникают большие трудности при составлении общих правил для самого инвестиционного договора.

Достаточно широкое определение интересующей нас категории дано в Постановлении Правительства РФ от 10 августа 2007 № 505 «О порядке принятия федеральными органами исполнительной власти решений о даче согласия на заключение сделок по привлечению инвестиций в отношении находящихся в федеральной собственности объектов недвижимого имущества»[282], где инвестиционный договор представлен как сделка, устанавливающая права и обязанности лиц в связи с осуществлением ими деятельности по инвестированию внебюджетных средств для реставрации, реконструкции или строительства недвижимого имущества. При этом если договор соответствует заложенным в определение параметрам, он будет считаться инвестиционным, независимо от того, как его поименовали

стороны.

При всем объеме представленного определения, оно регулирует только отношения, связанные с вложениями средств в недвижимые объекты, находящиеся в федеральной собственности. Этого явно недостаточно для определения таких договоров, где присутствуют иные субъекты и объекты инвестиционных отношений.

Представляется, что помимо специального кодифицированного нормативного правового акта, регулирующего все отношения в сфере инвестиций (о чем мы уже говорили в настоящей диссертационной работе), регулирование инвестиционных сделок должно осуществляться, в том числе, и нормами Гражданского кодекса РФ, сгруппированными в отдельной главе.

В настоящее время инвестиционный договор рассматривается как собирательная категория, содержащая указание на многие виды гражданско­

правовых сделок, поименованных Гражданским кодексом РФ. К ним относят: договоры купли-продажи; договоры мены; договоры ренты; договоры финансовой аренды; договоры строительного подряда; договоры займа; договоры товарного кредита; договоры финансирования под уступку денежного требования; договоры банковского вклада; договоры коммерческой концессии; договоры простого товарищества, включая договоры инвестиционного товарищества и ряд других договоров.

Такое положение не обеспечивает стабильность инвестиционных отношений. Соответственно необходимо законодательно закрепить такую договорную конструкцию, которая содержала бы общие требования к обязательствам в инвестиционной сфере. Следует закрепить в указанной конструкции удовлетворяющий обе стороны договора баланс частных и публичных элементов, при этом недопустить ограничение свободы воли инвестора, даже в сделках с публично-правовыми образованиями в отношении публичного имущества. Также необходимо усилить компенсаторные элементы договора, обеспечивающие, в том числе, исполнение обязательств.

Необходимо классифицировать инвестиционные обязательства на отдельные виды и определить особенности их правового регулирования. В частности, выделить инвестиционные сделки в социально-значимых сферах экономики.

Представляется, что наряду с конструкцией самого договора, существует необходимость закрепить в виде самостоятельной договорной конструкции рамочный договор, детализацию условий которого стороны смогут согласовать в процессе реализации инвестиционного проекта.

3.2.

<< | >>
Источник: УШАКОВА ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА. Гражданско-правовое регулирование инвестиционной деятельности в социально значимых сферах экономики. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме Роль публично-правовых образований в поддержании гражданского оборота инвестиций в социально значимых сферах экономики:

  1. 1.2. Цели и задачи деятельности интеграционных структур на постсоветском пространстве
  2. 1.1. Налоговый контроль в системе государственного контроля в налоговой сфере
  3. Интерес участников корпоративных отношений
  4. Терминологический словарь
  5. 10.2. Основные изменения в праве стран Запада и Японии Общая характеристик современного права
  6. ПРИЛОЖЕНИЕ D СТЕНОГРАММА СИМПОЗИУМА «УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА И БИЗНЕС»
  7. § 2. Принципы финансового права
  8. § 3. Анализ и оценка природоресурсного законодательства Российской Федерации
  9. §1.1. Динамика и структура незаконного корпоративного захвата (рейдерства) как противоправного явления
  10. Оглавление
  11. Правовой режим инвестиционной деятельности в РФ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -