<<
>>

Глава III. СИСТЕМА ПРАВА, СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Для более глубокого анализа системы законодательства необходимо выяснить соотношение и взаимосвязь данного явления с другими юридическими феноменами правовой деятельности и прежде всего с такими, как система права и правовая система.

Система права и система законодательства - тесно взаимосвязанные, но самостоятельные категории, представляющие два аспекта одной и той же сущности - права. Они соотносятся между собой как содержание и форма. Система права как его содержание - это внутренняя структура права, соответствующая характеру регулируемых им общественных отношений.

Система законодательства - внешняя форма права, выражающая строение его источников, т.е. системы нормативно-правовых актов. Право не существует вне законодательства, а законодательство в широком его понимании и есть право.

Структура права носит объективный характер и обусловлена экономическим базисом общества. Она не может строиться по произволу законодателя. Ее элементами, как известно, являются: норма права, отрасль, подотрасль, институт и субинститут, которые в своей совокупности призваны максимально учитывать многообразие регулируемых общественных отношений, их специфику и динамизм. Обновление системы права связано прежде всего с развитием и совершенствованием общественных процессов, актуальность которых способствует появлению новых правовых институтов и отраслей.

Вместе с тем структура системы права не может быть раскрыта с достаточной полнотой и точностью, если не видеть ее органического единства с внешней формой права - системой законодательства. Законодательство - это форма существования прежде всего правовых норм, средство придания им определенности и объективности, их организации и объединения в конкретные правовые акты. Но система законодательства - не просто совокупность таких актов, а их дифференцированная система, основанная на принципах субординации и скоординированности ее структурных компонентов. Взаимосвязь между ними обеспечивается за счет различных факторов, главным из которых является предмет регулирования и интерес законодателя в рациональном, комплексном построении источников права.

Отраслевая обособленность венчает систему законодательства. Обособить в законодательстве можно только то, что обособляется в действительности. Строение законодательства понимается как система лишь потому, что оно является внешним выражением объективно существующей структуры права46.

Структура права для законодателя выступает как объективная закономерность. Поэтому в его отношениях к системе законодательства, строении нормативно-правовых актов неизбежно проявляется реальная потребность существования самостоятельных отраслей права, подотраслей, институтов, юридических норм. В процессе законотворчества законодатель должен исходить из особенностей отдельных подразделений права, своеобразия их соотношения друг с другом.

Система права выступает в качестве одного из важнейших факторов, определяющих построение и развитие системы законодательства. Формирование системы права есть одновременно выявляемый наукой процесс раскрытия объективно существующих закономерностей общественного развития.

Подавляющее большинство исследователей разделяют точку зрения, согласно которой система права носит объективный характер и, в силу этого, ее развитие обусловливает соответствующую трансформацию системы законодательства, создаваемой законодателем.

Решительный поворот от трактов- ки системы права как объективного явления сделал С.М. Коренев. «Правовая система, - писал он, - создается по воле людей», а поэтому создание того или иного кодекса тем самым предопределяет самостоятельное существование соответствующей отрасли права47. Следует уточнить, что указанный автор использует словосочетание «система права» и «правовая система» как синонимы, что абсолютно неверно.

В.К. Райхер в 1975 году подверг критике односторонний подход, допущенный, по его мнению, представителями как «объективной», так и «субъективной» теории возникновения и существования системы права. Но основные стрелы своей критики он направил против «объективной» теории, считая, что она защищает идею «самообразования» системы права и забывает, что право - это продукт воли законодателя. Объективность системы, по мнению ученого, понимается сторонниками указанной теории «в духе философского материализма, как не сознаваемую людьми объективную реальность»48.

Кроме того, В.К. Райхер считает, что система права - это «объективируемый в сфере общественного сознания результат систематизации правовых норм», что «система права представляет собой диалектическое сочетание двух противоположных и, в то же время, соотносимых начал, двустороннее единство субъективного и объективного моментов»49. Система права становится объективным явлением лишь тогда, когда становится фактом общественного сознания, а это происходит по мере все большего внедрения этой конструкции в науку, в практику, законодательство.

Система права - двустороннее единство субъективного и объективного моментов, но не прав, как полагает И.С. Самощенко в своей трактовке объективного и в своей интерпретации системы права как научной конструкции50.

Система права является объективной не только потому, что она становится фактом общественного сознания, но и потому, что эта система выражает объективно различные виды и стороны общественных отношений, поскольку эти виды и стороны проявляются различно в поведении людей51.

Сторонники «объективной» теории не забывают о волевом происхождении права. Они также не забывают и о том, что право изменяется, совершенствуется по воле законодателя, но в соответствии с назревшими потребностями общества, реальными условиями, позволяющими превратить в действительность установленные законодателем различные модели должного и возможного поведения в их качественном своеобразии52.

Интересные соображения о соотношении системы отраслей права и системы отраслей законодательства высказаны А.В. Мицкевичем. «Обе эти системы, - считал он, - создаются законодателем, но в результате разных его действий. Система права складывается исторически, на базе основополагающих политических решений законодателя, как бы очерчивающих главные линии направления нормативно-правового регулирования. Для ее возникновения не обязательна кодификация и даже консолидация правовых норм ... Для создания же отраслей законодательства характерна именно упорядоченность законодательства, выраженная в его систематизации»53.

Иная точка зрения была высказана Р.З. Лившицем. Он считал, что объективна лишь система законодательства, применительно к которой наукой должна строиться система права. Бурное развитие законодательства привело к гипертрофированной оценке субъективного фактора в создании системы права, что, в свою очередь, привело к отождествлению системы права с системой законодательства. Р.З. Лившиц наиболее крупным блоком нового права признает отрасль законодательства54.

Правда, без ответа остается вопрос о том, какой же научной и практической цели служит при таком подходе система права и главное - с чем должен соизмерять свою деятельность законодатель55.

Система права представляет собой единое целое, где нормы права согласованы между собой и не действуют изолированно друг от друга.

Первичный правовой общностью, объединяющей в себе правовые нормы, является правовой институт, представляющий собой систему взаимосвязанных, взаимодополняемых по своему назначению, обособившихся норм, регулирующих с помощью специфических приемов и способов однородный вид или сторону общественных отношений2.

Отрасль права - это элемент системы права, представляющий собой связанную едиными принципами и функциями развивающуюся совокупность правовых норм, которые с использованием свойственных им специфических юридических способов регулируют широкую сферу общественных отношений3.

Закономерно встает вопрос о выделении отраслей законодательства и их соотношении с отраслями права. Здесь обозначились следующие основные проблемы: 1) критерий выделения отрасли законодательства, се отличия от отрасли права и 2) соотношение отраслей законодательства с отраслями права.

В ходе двух научных дискуссий о системе советского права был сделан вывод о том, что критерием выделения отрасли права является предмет и метод правового регулирования. Вопрос о системе законодательства затрагивался мимоходом как в самой научной дискуссии, так и впоследствии большинство исследователей склонялись к тому, что система законодательства должна соответствовать системе права. Следовательно, если у какого-либо нормативного массива может быть выделен предмет и согласующийся с ним метод правового регулирования, соответствующие предмету и методу отрасли права, то мы имеем дело с отраслью законодательства. Если такого соответствия не наблюдается, то налицо комплексная отрасль законодательства или комплексный нормативный массив. Так родилась двойственность в подходе к системе права.

Такой подход вызывает сомнения. Нормы права выражаются в нормативных правовых актах, составляющих, в свою очередь, законодательство. Как замечает Р.З. Лившиц, дихотомия «отрасль права - отрасль законодательства» связна с нормативистским правопониманием, и если отойти от такой трактовки права, то проблема отпадет сама собой: система права - это идеи, нормы и правоотношения, а система законодательства - это отрасли законодательства1.

Отрасли права находят свое отражение в отраслях законодательства2. Следовательно, отрасль права соответствует отрасли законодательства. В противном случае следовало бы признать, что существуют какие-то идеальные отрасли права, совершенные с точки зрения наличия у них предмета и метода правого регулирования, а также единства нормативного содержания, и существуют не всегда соответствующие им отрасли законодательства.

В научной литературе неоднократно отмечалось, что формирование и развитие системы права немыслимо вне нормотворческой деятельности государства, что основным способом выражения нормы права является нормативный правовой акт. Тогда дуализм в рассмотрении структуры нрава и структуры законодательства не имеет достаточных оснований.

Предмет правового регулирования каждой отрасли законодательства специфичен, нельзя выделить отрасль законодательства, в которой присутствовал бы только один «чистый» предмет, так как невозможно выделить в чистом виде имущественные, управленческие и охранительные отношения56. Но что понимать под предметом правового регулирования отрасли законодательства? IO.C. Васильев и М.П. Евтеев считают таковым не область общественных отношений, а вид общественной деятельности. При этом последний может совпадать с той или иной областью общественных отношений, но может пронизывать несколько таких областей57.

Иную позицию высказывает С.В. Поленина. Она выделяет в системе законодательства отрасли, адекватные отраслям права, и комплексные отрасли законодательства, формирующиеся применительно к сферам государственного управления58. То есть предметом регулирования отраслей законодательства, адекватных отраслям права, являются общественные отношения, а предметом регулирования комплексных отраслей законодательства - сферы государственного управления. В любом случае универсальным критерием деления законодательства на отрасли является предмет правового регулирования, поскольку только он определяет в чистом виде специфику отрасли.

Совершенно очевидно, что система права и система законодательства fie тождественны. Между ними имеются существенные различия и несовпадения, которые позволяют говорить об их относительной самостоятельности.

Во-первых, это выражается в том, что первичным элементом системы права является норма, а первичным элементом системы законодательства выступает нормативно-правовой акт. Юридические нормы отраслей права - это строительный материал, из которого складывается та или иная конкретная отрасль законодательства. Но при построении каждой законодательной отрасли этот материал может употребляться в разном наборе и в различном состоянии определенного нормативного акта. Вот почему отрасли законода- тельства не всегда совпадают с отраслями права и такое несовпадение двояко.

В одних случаях мы можем констатировать факт, когда отрасль права есть, а отрасли законодательства нет (финансовое право, право социального обеспечения и т.д.). Такие отрасли права не кодифицированы, а действующий в этой сфере нормативный материал разобран по различным правовым актам, нуждающимся в унификации.

Не исключена и обратная ситуация, при которой отрасль законодательства существует без отрасли права (таможенное законодательство, Воздушный кодекс и т.д.).

Может быть и идеальный вариант, когда отрасль права совпадает с отраслью законодательства (гражданское право, уголовное право, административное, трудовое и т.д.). Такой вариант наиболее желателен, ибо сближение двух систем, их гармоничное развитие повышают эффективность функционирования всего правового механизма.

Во-вторых, система законодательства по объему представленного в нем материала шире системы права, так как включает в свое содержание положения, которые в собственном смысле не могут быть отнесены к праву (различные программные положения, указание на цели и мотивы издания актов и т.д.).

В-третьих, в основе деления права на отрасли и институты лежит предмет и метод правового регулирования. Поэтому нормы отраслей права отличаются высокой степенью однородности. Отрасли же законодательства, регулируя определенные сферы государственной жизни, выделяются только по предмету регулирования и не имеют единого метода. Кроме того, предмет отрасли законодательства включает в себя различные отношения, в связи с чем и отрасль законодательства не является столь однородной, как отрасль права.

В-четвертых, внутренняя структура системы права не совпадает с внутренней структурой системы законодательства. Вертикальная структура системы законодательства строится в соответствии с юридической силой нормативно-правовых актов, компетенцией издающего их органа в системе субъектов нормотворчества. В этом плане система законодательства непосредственно отражает национально-государственное устройство Российской Федерации, в соответствии с которым ведется федеральное и республиканское законодательство.

Единство принципов распределения правотворческой компетенции между государственными органами на каждом из указанных уровней позволяет выделить два субординационных среза законодательства: 1) акты высших органов государственной власти; 2) акты высших органов государственного управления. Вертикальная же структура права - это его деление на нормы, институты, отрасли и т.д.

В основе горизонтальной структуры законодательства лежат горизонтальные связи между элементами системы законодательства, обычно производные от характера взаимосвязей между составными частями предмета регулирования. При таком структурном раскладе отрасли законодательства не совпадают с отраслями права и их число превышает число отраслей права.

В-пятых, если система права носит объективный характер, то система законодательства в большей степени подвержена субъективному фактору и зависит во многом от воли законодателя. Объективность системы права объясняется тем, что она обусловлена различными видами и сторонами общественных отношений. Субъективность законодательства относительна, ибо она тоже в известных пределах детерминирована определенными объективными социально-экономическими процессами.

Необходимость проведения различия между системой права и системой законодательства вызывается, помимо прочего, потребностями систематизации законодательства, т.е. деятельностью государственных органов, на- правленной на упорядочение законодательства, приведение его в стройную, логичную систему.

Установление правильного соотношения между системой права и системой законодательств - важная теоретическая и практическая задача. Надлежащее ее решение призвано обеспечить доступность, сокращение ненужной множественности актов, их согласованность и правильное применение на практике.

Система законодательства и система права, являясь парными категориями, входят в более широкую по объему систему правовых явлений - правовую систему. Если структура системы права ограничивается нормами, институтами, подотраслями и отраслями права, а система законодательства включает также законодательные массивы, то правовая система охватывает все правовые явления, всю правовую действительность59.

По справедливому замечанию Н.И. Матузова, те, кто хочет расширить понятие права и включить в него, помимо норм, ряд других элементов, получили наконец категорию, которая может отразить все это. «Ведь стремление некоторых авторов к более широкому пониманию права само по себе понятно, но для этого надо ввести новую категорию и пользоваться ею в указанных целях. Такой категорией вполне может служить правовая система»60.

Это понятие сложное и многоплановое, включающее в себя целый комплекс компонентов, оказывающих нормативно-организующее воздействие на общественные отношения. Элементы правовой системы объединены общими целями, задачами, выполняют некоторые общие функции, что, впрочем, не свидетельствует об однородности и идентичности последних.

Наряду с общими функциями, каждый компонент правовой системы выполняет присущие только ему специфические функции, что не мешает им, однако, находиться в логической связи друг с другом. По мнению француз- ского ученого Ж. Карбонье, правовая система является «вместилищем, средоточием разнообразных юридических явлений, существующих в обществе в одно и то же время на одном и том же пространстве»61.

Сущность правовой системы заключается в том, что она выражает баланс интересов различных социальных групп, слоев, классов общества. Эти интересы получают отражение в праве, законах и других частях системы в виде государственной воли, опирающейся на возможность властного принуждения к должному поведению и наказания нарушителей юридических предписаний. Правовая система выступает важнейшим стабилизирующим и организующим фактором. Эту цель она достигает с помощью всех своих структурных элементов.

Все они имеют ту или иную степень нормативности, так как многие из них производны от права, правовых норм, его составляющих.

Нормативностью обладают и неправовые явления, однако наиболее характерен этот признак все же для права. Поэтому вполне справедливо считается, что право - нормативная основа всей правовой системы. Оно вместе с законодательством выступает центральным связующим звеном правовой системы.

В современной юридической литературе предлагается широкий диапазон применения категории «правовая система». Ю.А. Тихомиров считает, что понятие «правовая система» представляет собой структурно-интеграционный способ целостного юридического воздействия на общественные отношения. В качестве элементов правовой системы он выделяет: во-первых, цели и принципы правового регулирования; во-вторых, основные разновидности правовых актов и их объединения; в-третьих, системообразующие связи,

обеспечивающие взаимодействие всех элементов и целостность системы .

С.С. Алексеев, назвав такую трактовку «весьма узкой», отметил, что системообразующие связи нельзя считать элементом правовой системы, а скорее свойством последней62.

Позже Ю.А. Тихомиров предложил рассматривать как бы две правовые системы: «правовую систему, складывающуюся исторически», и «систему законодательства, представляющую собой продукт рациональной деятельности, форм выражения нормативного материала».

Данная формулировка вызвала возражения Н.И. Матузова, который считает, что «для определения внутреннего строения права или законодательства нет необходимости вводить новые понятия, для этого существуют общепринятые традиционные категории - «система права» и «система законодательства», которых вполне достаточно, чтобы отразить существо указанных явлений, в том числе и с позиций системного подхода63.

С.С. Алексеев включает в понятие правовой системы собственно право, судебную, а также иную юридическую практику, правовую идеологию, правотворчество и правоприменительную деятельность, индивидуальные государственно-властные предписания, правоотношения, юридические санкции, систему законодательства, субъективные права и др.

Правовая система представляет собой совокупность внутренне согласованных, взаимосвязанных юридических средств, с помощью которых государство оказывает необходимое воздействие на общественные отношения.

В качестве элементов правовой системы Н.И. Матузов в целом правильно выделяет: 1) право как совокупность создаваемых и охраняемых государством норм; 2) законодательство как форму выражения этих норм; 3)

правовые учреждения, осуществляющие правовую политику государства; 4)

судебную и иную юридическую практику; 5) механизм правового регулирования; 6) правореализацнонный процесс; 7) права, свободы и обязанности граждан; 8) системы складывающихся и функционирующих в обществе правоотношений; 9) законность и правопорядок; 10) субъектов права; 11) правовую идеологию; 12) систематизирующие связи, обеспечивающие единство, целостность и стабильность системы; 13) иные правовые явления, образующие «инфраструктуру» правовой системы64.

На наш взгляд, такой широкий подход наиболее целесообразен и достаточно полно очерчивает объем понятия и характеризует правовую систему как сложное, целостное структурное образование в единстве всех его составных частей.

Авторы монографии «Правовая система социализма» включают в состав правовой системы нормы и институты, принципы, юридические учреждения, правовое сознание, правовую культуру, правотворчество, правореали- зацию, правопорядок65.

Наконец В.Н. Сииюков, с позиций своего аспекта исследования, определяет правовую систему как социальную организацию, включающую в себя основные компоненты национальной правовой культуры66.

При всем разнообразии характеристик правовой системы все же «узкая» трактовка представляется нам менее убедительной. Правовая система - это сложное правовое явление, включающее в себя главные конструктивные элементы и производные, с помощью которых достигаются конечные цели правового регулирования. Поэтому более правильным следует считать «широкий» подход, при котором в полной мере отражается вся правовая организация общества в единстве и взаимодействии всех составляющих ее компонентов. В таком понимании правовая система представляет собой совокупность внутренне согласованных, взаимосвязанных, социально однородных юридических средств, с помощью которых публичная власть оказывает регу- лятивно-организующее воздействие на общественные отношения, поведение людей и их объединений.

Однако широкое понимание правовой системы вовсе не означает, что в нее надо включать те элементы, которые не являются сугубо правовыми, как, например, государственные, политические, социальные, культурные органы и т.п. Иными словами, широкий подход к правовой системе тоже должен иметь свои пределы.

Между тем в литературе встречаются суждения, из которых можно сделать вывод о «безграничном» содержании» правовой системы, когда в нее включаются «инородные», т.е. не присущие ей элементы.

Так, например, В.Н. Синюков предлагает включать в правовую систему правоохранительные ведомства и организации. A.M. Васильев также выделяет в качестве элемента правовой системы правоохранительные, правоприменительные, государственные органы, предназначенные для реализации и защиты права, борьбы с его нарушениями.

Вряд ли можно согласиться и с мнением Н.И. Матузова, включающего в правовую систему в качестве элемента правовые учреждения, осуществляющие правовую политику государства.

На наш взгляд, в правовую систему нельзя включать правоохранительные и государственные органы, так как они хотя и действуют на основе права, это всс же не правовые явления.

Существует мнение, что элементами правовой системы следует считать также законность и правопорядок. Однако, как нам представляется, вышеназванные явления скорее можно назвать результатом функционирования правовой системы, показателем се эффективности или, напротив, несовершенства. Законность и правопорядок - закономерный итог действия правовой системы, указывающий на степень упорядоченности, стабильности общественных отношений, свидетельствующий об эффективности действия правовых норм.

Конечно, все элементы правовой системы тесным образом связаны друг с другом, но вместе с тем обладают и относительной самостоятельностью. Все они выполняют общие и специфические функции в правовой системе, характеризуются единством и различием, способствуют эффективности действия всего рассматриваемого образования.

Правовая система является частью общественной системы и самым тесным образом связана с явлениями и процессами, происходящими в сферах экономики, политики, культуры, идеологии. Безусловно, правовая система есть явление, которому свойственны черты автономности, устойчивости, нормативности. И тем не менее она не может не взаимодействовать с такими феноменами общественной жизни, как экономическая, политическая, моральная и иные системы.

Правовую систему в принципе можно рассматривать как известную нормативную основу для всех иных социальных систем. Разумеется, степень нормативности у разных правовых явлений различна.

Кроме того, правовая система служит мощным стабилизирующим фактором общественной жизни. Охраняет, закрепляет и защищает интересы государства, общества и граждан.

В этой связи, как никогда, нужна последовательная интенсификация правовой системы. Право, законодательство, другие ее институты должны развиваться не только за счет принятия все новых и новых юридических норм, сколько за счет повышения качества и эффективности уже действующих, усиления их социальной отдачи. Вместе с тем экстенсивные факторы не беспредельны, а порой приводят даже к нежелательным последствиям.

Необходимо добиваться, чтобы в правовой системе не было неработающих или плохо работающих норм. Количественная сторона должна уступить место качественной. Для повышения интенсификации правовой системы требуются наибольшая степень социальной и научной обоснованности всех ее составных частей, экспертиза принимаемых законов и друг их норма- тивных актов, предвидение, нропюз, а в необходимых случаях - эксперимент.

В условиях становления рыночных отношений особую значимость приобретает правовое стимулирование. Этот метод воздействия на сознание и поведение людей долгое время недооценивался. Упор делался главным образом на запреты, ограничения, командно-волевые нажимы.

Новая правовая политика Российского государства постепенно становится не карательно-запретительной, а регулятивно-ноощрителыюй. Главное - это направить поведение субъектов в нужное русло, стимулировать правомерные действия и предупреждать неправомерные. В то же время правовая система призвана создавать необходимые преграды на пути криминального бизнеса, «теневой» экономики, недобросовестной конкуренции.

Непродуманная правовая регламентация может существенно затормозить позитивные устремления людей, полезные начинания, желание сделать больше, лучше, быстрее. Правовая система должна чутко улавливать пульс общественной жизни, своевременно реагировать на происходящие в ней изменения.

При этом чувствительной должна быть не только теория, но и практика. Две тенденции «борются» в правовой системе. С одной стороны, законы не должны слишком часто меняться, с другой - они обязаны поспевать за ходом общественного развития1.

Правовая система каждого государства имеет свою специфику, цели, формируется в определенное историческое время, в конкретном регионе, характеризуется определенными национальными особенностями, складывается в обществах с различными нравами, верованиями, обладает особым характером, разными видами источников права.

' См.: Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права. Саратов, 2004. С. 109-110.

Можно классифицировать правовые системы по различным критериям: юридическим, экономическим, географическим, этнографическим, идеологическим и другим. Соотносимость этих критериев в разных странах различна.

Правовая система конкретного общества, отражая его социально- экономическое, политическое, культурное своеобразие, представляет собой национальную правовую систему. Она определяет ценность данной правовой системы, выражает единство общества и выступает одним из проявлений государственного суверенитета страны67.

Изучением особенностей формирования и функционирования правовых систем различных государств, выявлением в них общего и специфического занимается сравнительное правоведение.

Сравнительный метод позволяет на основе сходных юридических признаков (структура права, источники, ведущие институты и отрасли, правовая культура и традиции) группировать правовые системы современности в новую категорию «правовая семья». Впервые этот термин был введен в юридическую литературу французским компаративистом Рене Давидом, многие годы занимающимся исследованием правовых систем современности.

Правовая семья образуется из национальных правовых систем, объединяемых на основе сходства следующих признаков: структура права, юридическая практика, источники права, правовая идеология.

Рене Давид выделяет три группы правовых семей: 1) романо- германскую; 2) семью общего права; 3) семью социалистического права. Наряду с названными правовыми семьями, которые Давид называет основными, существует Индия, Дальний Восток, Африка, мусульманский мир, ко- торые, по мнению автора, остаются верны взглядам, где право понимается совсем иначе и ему отводится иная роль, чем в западных странах68.

С.С. Алексеев называет четыре основных семьи национальных систем: романо-германское право (национальные правовые системы Франции, ФРГ, Италии, Испании и др.); англосаксонское общее право (национальные правовые системы Англии, США и ряда других стран); религиозно-общинные юридические системы (правовые системы, свойственные ряду государства Азии и Африки); заидеологизированные правовые системы при авторитарных политических режимах2.

Любопытную характеристику правовой системы дает американский юрист Лоуренс Фридмэн. По его мнению, правовая система вездесуща, хотя зачастую ее присутствие мы не замечаем. Правовая система непрерывно меняется, однако ее составные части претерпевают изменения с разными скоростями и ни одна из них не меняется столь же быстро, как другая. В то же время существуют некие постоянные, долго живущие элементы - принципы системы, которые присутствовали в системе всегда и будут такими же в течение еще долгого времени. Они придают необходимую форму и определенность целому69.

Особый колорит имеет соотношение правовой системы с правом (системой право). И право, и правовая система представляют собой сложные, многоплановые, разноуровневые социальные явления. Эти категории самостоятельны и не совпадают одна с другой. Они могут и должны дополнять друг друга, но ни в коем случае не подменять одна другую. Они соотносятся как часть и целое.

Право представляет собой лишь один из элементов правовой системы, действующий в совокупности с другими се компонентами, способствующими эффективному функционированию и права, и правовой системы. При внешнем сходстве таких понятий, как «система права» и «правовая система», их нельзя отождествлять. Система права характеризует его внешнюю структуру, включающую такие взаимосвязанные подразделения, как отрасли, подотрасли, институты и субинституты, и является непосредственным результатом и выражением свойственного правовому регулированию процесса специализации. По справедливому замечанию Л.Б. Тиуновой, система права - сложное системное иерархическое образование, пронизываемое процессами интеграции и дифференциации, характеризующееся не только особенностями юридических норм, но также спецификой правоотношений и даже своеобразием юридического мышления70.

Складывающаяся в результате различных правообразовательных процессов система права предполагает наличие соответствующей системы законодательства как сложной совокупности нормативно-правовых актов, регулирующих широкий диапазон общественных отношений.

Право, будучи системой юридических норм, обязательных для исполнения и опирающихся на возможность применения государственного принуждения, является нормативной основой всей правовой системы.

Нет в правовой системе другого составного элемента, который был бы связан с иными столь тесно и непосредственно, как нормы права. В органический связи с ними находятся также понятия и определения, обобщающие научное представление об этих явлениях.

Однако было бы неправильным сводить право лишь к системе голых норм, это затруднило бы понимание социальной сущности права, его политико-юридического смысла, места и роли в правовой системе.

Нормы права находятся в тесной взаимосвязи с другими элементами правовой системы.

Конкретная практическая деятельность людей доказывает необходимость регулирования правом всех основных сфер их жизни, подчеркивает роль и значение права и его системы в правовой системе общества.

Следует отмстить, что действующая сегодня в России система права недостаточно совершенна. Бросается в глаза ее неэффективность, отставание от реальных потребностей развития общества. Многие нормы архаичны, новые, вопреки потребности, не появляются, к другим еще не привыкли.

Имеется большое число формально действующих, но фактически утративших силу нормативных актов, многие из которых не приведены в соответствие с Конституцией РФ.

Обилие юридической информации требует определенного порядка и организованности в системе распределения правовой материи. Законодательный шквал создает опасность правовой инфляции в стране, лишает неквалифицированного участника правоотношений возможности пользоваться многими источниками права. Ныне для большинства российских граждан характерна вынужденная адаптация к внутренне чуждым для них юридическим нормам, бессознательное их восприятие.

Дополнительные трудности в развитие российской системы права вносят общемировые интеграционные процессы, сопровождаемые углублением взаимосвязи российского и международного права. Механическое заимствование международно-правовых принципов, институтов и норм, которые трудно внести в «системную ткань» российской правовой действительности, нередко вызывает противоречия в процессе реализации российских законов и иных нормативных актов.

Воздействие права на социальную действительность прямо связано с функционированием правовой системы, всех ее элементов. Вне правовой системы оно не могло бы достичь конечных целей.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. 1.

Право (его система) и правовая система соотносятся между собой как часть и целое. В силу этого они обладают некоторыми общими чертами. 2.

Право с его структурными элементами выступает как центральный элемент и нормативная основа правовой системы. 3.

Право проявляет свою наибольшую эффективность только в совокупности со всеми другими элементами правовой системы, а не изолированно. 4.

Право, понимаемое даже в широком смысле, не тождественно правовой системе и эти понятия не взаимозаменяемы. 5.

Проводимая в стране правовая реформа предполагает дальнейшее совершенствование всей современной юридической формы71. Такое реформирование правовой системы включает в себя принятие новых нормативных актов, улучшение действующего законодательства и модернизацию правовых структур и механизмов, призванных реализовать это законодательство.

<< | >>
Источник: Ермоленко Сергей Владимирович. СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (вопросы теории и практики). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград . 2006

Еще по теме Глава III. СИСТЕМА ПРАВА, СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОВАЯ СИСТЕМА: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -