<<
>>

Подходы при определении цены в различных сделках



При применении правил об определении цены в соответствии со ст. 83 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах" остро встает вопрос о том, что, собственно, подлежит оценке.
Напомним, что с точки зрения закона определению подлежит "цена отчуждаемых либо приобретаемых имущества или услуг" (ст.
83 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Однако данное правило не всегда применимо на практике как из-за того, что оно не учитывает специфику разных видов гражданско-правовых договоров, так и из-за того, что оно не полностью кореллирует со ст. 77 этого же Закона, с которой тесно связано прежде всего в части определения цены услуг.
Для понимания проблемы приведем пример с договором на выполнение научно-исследовательских работ (ст. 769 Гражданского кодекса). По такому договору исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, а заказчик - принять работу и оплатить ее. Предположим, что данная сделка совершается между двумя акционерными обществами и в ней необходимо определить рыночную стоимость по указанным в ст. 77 и 83 Федерального закона "Об акционерных обществах" правилам, при этом член совета директоров акционерного общества-заказчика является одновременно членом совета директоров акционерного общества-исполнителя. Таким образом, мы получим "двустороннюю" заинтересованность, т.е. такой случай, когда член совета директоров признается заинтересованным в сделке лицом как для акционерного общества-исполнителя, так и для акционерного общества-заказчика. Соответственно, решение об одобрении сделки должно быть принято органами управления каждого из обществ, поскольку согласно ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" в обоих случаях лицо занимает должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной в сделке.
Что в этом договоре должна оценить каждая из сторон? Приведенная формула закона ("цена отчуждаемых либо приобретаемых имущества или услуг") ставит в тупик. Это правило может пониматься применительно к данной ситуации двояко: каждая из сторон должна либо определить рыночную стоимость одного и того же объекта, либо оценить какой-то свой объект, отличный от того, что определяет другая сторона. При этом в обоих случаях неясно, что это за объект (объекты)? lt;*gt;
--------------------------------
lt;*gt; При всех недостатках текста ст. 38 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" его регулирование в этой части кажется более правильным. Указанной статьей установлено правило: "...сделка, в которой присутствует конфликт интересов, может быть совершена при условии соблюдения установленного кооперативом порядка определения рыночной стоимости имущества, являющегося предметом такой сделки". Заметим, что здесь фраза "установленного кооперативом порядка определения рыночной стоимости" дает возможность лавировать в сложных ситуациях определения цены.

В соответствии со ст. 128 Гражданского кодекса к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.
Соответственно, эти объекты и могут быть оценены каждой из сторон договора. Закон требует определения рыночной стоимости или имущества или услуг. В рассматриваемом примере для одной из сторон выполняется работа и ей передается результат работы, взамен она уплачивает денежные средства (в этом смысле исполнение ее обязанности в договоре носит "денежный" характер lt;*gt;). Вторая сторона договора, напротив, выполняет работу, передает ее результат другой стороне и получает взамен денежные средства. Таким образом, в анализируемом договоре фигурируют "работы", "деньги", "результаты работы". Услуги в данном примере не оказываются; "работы" хотя и относятся к объектам права, но из-за отсутствия упоминания о них в ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах" оценке как бы и не подлежат; "результаты работы" могут быть имуществом, но с большей степенью вероятности, учитывая специфику договора ("исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования... разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию"), будут либо объектом интеллектуальной собственности (то, что в ст. 128 Гражданского кодекса именуется "результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них"), либо "информацией" (отдельным объектом гражданского права). Фактически из всего перечня объектов, которые задействованы в анализируемом примере, к "имуществу" относятся только деньги.
--------------------------------
lt;*gt; Как указывает п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами", денежным может быть "как обязательство в целом (в договоре займа), так и обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг)", т.е., по мнению суда, "денежность" обязательства приравнивается к "обязанности" (если у одной стороны есть в соответствии с возникшим обязательством обязанность уплатить денежные средства, то это обязательство (обязанность) денежное).

Получается, что и та и другая стороны должны определить "исходя из рыночной стоимости" (ст. 77) "цену" (ст. 83) "денег". Такой вывод может быть основан на том, что деньги признаются вещами (ст. 128 Гражданского кодекса) и соответственно на основании ст. 5 Федерального закона "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" являются объектом оценки lt;*gt;. Более того, если подходить к вопросу с формальной точки зрения, можно прийти к выводу, что исключительно деньги и подлежат оценке. В обоснование этого можно привести вот какие соображения: цена должна определяться исходя из рыночной стоимости, которая в свою очередь определяется через понятие цены, на что было указано ранее.
--------------------------------
lt;*gt; В соответствии со ст. 5 Закона к объектам оценки отнесены отдельные материальные объекты (вещи); совокупность вещей, составляющих имущество лица, в том числе имущество определенного вида (движимое или недвижимое, в том числе предприятия); право собственности и иные вещные права на имущество или отдельные вещи из состава имущества; права требования, обязательства (долги); работы, услуги, информация; иные объекты гражданских прав, в отношении которых законодательством Российской Федерации установлена возможность их участия в гражданском обороте.

Однако при таком рассуждении неизбежны новые вопросы. Первый: как реально можно оценить деньги, на основании каких критериев? И второй: а при чем здесь, собственно, сама по себе оценка денег, которые как возмездный эквивалент в анализируемом примере ценны только для одной из сторон? Ведь другая сторона - заказчик - с деньгами расстается и для нее ценность - это те результаты исследований ("работы"), которые она получит в результате реализации правоотношения.
Поскольку с первым из поставленных вопросов мы будем сталкиваться постоянно в каждом возмездном договоре, он нуждается в некотором комментарии. Деньги являются "выражением ценности товарных ресурсов, участвующих в данное время в хозяйственной жизни общества... универсальным воплощением ценности в формах, соответствующих данному уровню товарных отношений" lt;1gt;. В этом проявляется одна из функций денег - быть "мерой стоимости" lt;2gt; или "мерой измерения стоимости" (иногда эту функцию называют "использованием денег как "единиц счета" lt;3gt;, "мерой ценности" lt;4gt;). Формой проявления стоимости является цена товара lt;5gt;.
--------------------------------
lt;1gt; Портной М.А. Деньги: их виды и функции. М.: Анкил, 1998. С. 11.
lt;2gt; Макконел К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. В 2 т. Т. 1. М.: Республика, 1992. С. 264.
lt;3gt; Самуэльсон Пол А., Нордхаус Вильям Д.. Экономика. М.: БИНОМ, 1997. С. 524; Базелер У., Сабов З., Хайнрих Й., Кох В. Основы экономической теории: принципы, проблемы, политика. Германский опыт и российский путь. СПб.: Питер, 2000. С. 450.
lt;4gt; Портной М.А. Указ. соч. С. 38.
lt;5gt; Финансы. Денежное обращение. Кредит: Учебник для вузов / Л.А. Дробозина, Л.П. Окунева, Л.Д. Андросова и др.; Под ред. проф. Л.А. Дробозиной. М.: Финансы, ЮНИТИ, 1997. С. 17; Общая теория денег и кредита: Учебник для вузов / Под ред. проф. Е.Ф. Жукова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1998. С. 88; Финансы, деньги, кредит: Учебник / Под ред. О.В. Соколовой. М: Юристъ, 2000. С. 40 - 41.

Однако деньги имеют и собственную стоимость, которая для разных видов денег различна. Ее определение важно в том смысле, что по прямому указанию закона (ст. 77 Федерального закона "Об акционерных обществах") при определении "цены имущества или услуг" мы должны исходить из их рыночной "стоимости". Если речь идет о номинальных (вещественных или, как их еще называют, действительных или товарных) деньгах, то их номинальная стоимость была равна реальной стоимости, поскольку они "имели "внутреннюю ценность (стоимость)", "обладали ценностью сами по себе" lt;*gt;. Однако эти "деньги" не являются предметом нашего анализа, поскольку принадлежат истории. Современные деньги - деньги символические (бумажные, кредитные). Эти деньги тоже имеют номинальную стоимость, как и деньги традиционные, - эта та стоимость, по которой экономические агенты должны принимать денежные знаки в платежах и расчетах, что вытекает из принципа юридического номинализма денег. Суть номинализма ("номинального характера денег", говоря словами Л.А. Лунца lt;**gt;) в том, что при исполнении денежных обязательств принимается во внимание не покупательная способность, не стоимость содержащегося в деньгах металла (если речь идет о монете, к примеру), а номинальная цена, т.е. количество денежных единиц, обозначенных на денежном знаке. Государство определяет обязательность приема денег в платежах, "присваивает деньгам платежную силу" и "определяет степень этой платежной силы" (теория номинализма тесно связана с доктриной законного платежного средства lt;***gt;). В российском законодательстве этот принцип нашел отражение в ст. 30 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". В ней отмечено, что банкноты и монеты Банка России обязательны к приему по нарицательной стоимости при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории Российской Федерации. Таким образом, первая стоимость, которую можно указать применительно к деньгам, это "номинальная стоимость".
--------------------------------
lt;*gt; Самуэльсон Пол А., Нордхаус Вильям Д. Указ. соч. С. 519.
lt;**gt; Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства. Юридическое исследование // Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М.: Статут, 1999. С. 31 - 46.
lt;***gt; Хайек Фридрих А. Частные деньги. М.: Институт Национальной Модели Экономики, 1996.

Однако номинальная стоимость не может быть признана рыночной только в связи с тем, что в реальной экономике все участники признают номинальный характер денег. Говоря о стоимости современных денег, экономисты обычно задаются вопросом примерно следующего рода: "что придает 20-долларовой банкноте или 100-долларовому чековому счету именно эту стоимость?" lt;1gt;. И отвечают: приемлемость (то, что нечто принимают в качестве денег), законное платежное средство (это нечто использовать в качестве денег обязывает государство), относительная редкость (деньги являются феноменом спроса и предложения). Последнее имеет в виду "покупательную способность" денег, т.е. количество товаров и услуг, которые можно купить за денежную единицу lt;2gt;. Проиллюстрировать это можно словами М. Ротбарда, который указывал: "...так как цена есть просто меновое отношение, то понятно, что она есть и у денег. Но в случае денег "цена" есть набор бесконечного числа меновых отношений всех товаров, присутствующих на рынках" lt;3gt;, и, далее, приводя пример с одной унцией золота, отмечал: "...цена денег - это "покупательная способность" денежной единицы, в данном случае - 1 унции золота. Она говорит нам о том, что можно купить в обмен на эту унцию, точно так же, как денежная цена телевизора говорит нам, сколько денег можно получить в обмен на телевизор" lt;4gt;. По мнению М. Ротбарда, "цену" денег в этом случае определяет закон спроса и предложения, однако с практической точки зрения такое замечание не слишком полезно в конечном счете, если и признавать данный подход к "цене" денег, то важно определить способы ее установления в рамках данного подхода.
--------------------------------
lt;1gt; Макконел К.Р., Брю С.Л. Указ. соч. С. 269.
lt;2gt; Там же.
lt;3gt; Или: "Цена" денег - их покупательная способность в терминах всех товаров, имеющихся в экономике..." (С. 56).
lt;4gt; Ротбард М. Государство и деньги: Как государство завладело денежной системой общества. Челябинск: Социум, 2003. С. 30.

Обычный способ - применение индексов инфляции, которые показывают ценность денежной единицы во времени. К примеру, для оценки покупательной способности доходов населения обычно рассчитывают индекс потребительских цен (в основе расчета которого лежит концепция фиксированного количественного и качественного набора товаров и услуг - потребительской корзины). Он характеризует изменение стоимости потребительской корзины в текущем периоде к ее стоимости в базисном и позволяет рассчитать показатель покупательной способности (количество конкретных продовольственных и непродовольственных товаров и услуг, приходящееся на величину определенного дохода) lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; Суринов А.Е. Статистика доходов населения. М.: Финстатинформ, 2001. С. 137 - 139.

Подход к оценке денег через размер их покупательной способности используется и при регулировании гражданско-правовых отношений. Статья 318 Гражданского кодекса устанавливает, что сумма, выплачиваемая по денежному обязательству непосредственно на содержание гражданина в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, по договору пожизненного содержания и в других случаях индексируется с учетом уровня инфляции в порядке и случаях, предусмотренных законом. Таким образом, закон прямо оперирует юридической конструкцией "уровень инфляции". Эта конструкция не находит какого-то четкого определения в нормативных актах, но, очевидно, аналогична "индексу потребительских цен", применяемому для расчета индексации (Закон РФ "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР"). Индексацией признается установленный государством механизм увеличения денежных доходов и сбережений граждан в связи с ростом потребительских цен. Цель такой индексации - поддержание покупательной способности денежных доходов и сбережений граждан. Для индексации используется индекс потребительских цен. Он рассчитывается статистическими органами на базе статистических данных, полученных в результате наблюдений за изменением розничных цен на основе фактически сложившегося уровня потребления за предыдущий год по фиксированному набору основных потребительских товаров и услуг lt;*gt;. Итак, деньги помимо номинальной стоимости имеют другую цену - "покупательную способность".
--------------------------------
lt;*gt; О расчете см., к примеру, Методологические рекомендации по расчету базового индекса потребительских цен (базовой инфляции), утв. Постановлением Госкомстата от 17 января 2003 г. N 6.

Говоря о современных деньгах, нельзя забывать о том, что, хотя их природа отличается от денег товарных, все-таки они, как всякий предмет материального мира, имеют стоимость изготовления. Иногда ее именуют "внутренней стоимостью" или "стоимостью выпуска" денег, которая определяется "затратами общественного труда на собственное изготовление" lt;*gt;. Стоимость изготовления денег представляет собой их третью стоимость.
--------------------------------
lt;*gt; Усов В.В. Деньги. Денежное обращение. Инфляция: Учеб. пособие для вузов. М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1999. С. 9, 27.

Теперь отметим тот факт, что "в экономической теории создалось единое мнение, что деньги должны интерпретироваться как рыночный объект, для которого, как и для других благ, существуют предложение и спрос" lt;1gt;, а соответственно, существует и специальный рынок этого объекта. Когда речь заходит об этом рынке (денежном), часто говорят о цене символических денег на нем. При этом обычно указывают, что "деньги продаются за деньги", и в качестве цены называют процент или ставку процента. К примеру, "цена на денежное средство представляет ту долю, часть его стоимости, процент от номинальной цены этого средства, который должен выплачивать его приобретатель, чтобы получить право пользования денежным средством. Так что в роли цены денежного средства на рынке этих средств фигурирует процентная ставка". Логика рассуждений такова: лицо, продающее денежные средства в кредит, теряет упущенную выгоду, т.е. возможность использовать отданные деньги по другому назначению lt;2gt;. Мнение о проценте как о платеже за использование денег, "цене денег", "цене, уплачиваемой за взятие в долг денег", можно встретить и у других экономистов lt;3gt;. Такая точка зрения является едва ли не общепринятой, хотя некоторые экономисты уточняют, что процент не является ценой денег "в обычном смысле", "напротив, процент показывает, какой доход получает человек, поместивший свои деньги в средства (активы), приносящие проценты. Это означает, что уровень процента отражает издержки, которые он несет ради сохранения своих средств в высоколиквидной форме, вместо того, чтобы разместить их в различные активы, приносящие процент" lt;4gt;. Понимание цены денег как процента проникло и в правовую материю. В частности, в теории гражданского права существует точка зрения, согласно которой "проценты годовые, предусмотренные нормами ГК, представляют собой плату за пользование денежными средствами" lt;5gt;. Интересно мнение Л.А. Лунца о том, что "абсолютная хозяйственная полезность" денег приводит к тому, что "для лица, пользующегося "чужими деньгами", в особенности при неправомерности такого использования, возникает обязанность платить проценты за это пользование" lt;6gt;. Он считал также, что "уплата процентов возмещает собственнику капитала то, что он при нормальных условиях данного времени во всяком случае мог бы получить, если бы самостоятельно пользовался деньгами", а сами проценты есть "периодически начисляемое на должника вознаграждение за пользование "чужим"... капиталом" lt;7gt;. Действующее законодательство также указывает на процент как на "выражение стоимости" денег. К примеру, нормы бюджетного законодательства прямо говорят о проценте как о плате за пользование бюджетными средствами, как правило, используя юридическую конструкцию "проценты (плата)" (см., к примеру, ст. 6, 269, 284, 284.1, 285, 290, 291 Бюджетного кодекса, такую же конструкцию использует ст. 15.16 Кодекса об административных правонарушениях). Не так прямо, но об этом же говорят нормы гражданского законодательства, в частности ст. 395 Гражданского кодекса ("за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств").
--------------------------------
lt;1gt; Базелер У., Сабов З., Хайнрих Й., Кох В. Указ. соч. С. 296.
lt;2gt; Курс экономики: Учебник / Под ред. Б.А. Райзберга. 3-е изд., доп. М.: ИНФРА-М, 2000. С. 338, 339.
lt;3gt; Самуэльсон Пол А., Нордхаус Вильям Д. Указ. соч. С. 521; Макконел К.Р., Брю С.Л. Указ. соч. С. 273.
lt;4gt; Эклунд К. Эффективная экономика: шведская модель. М.: Экономика, 1991. С. 183.
lt;5gt; Розенберг М.Г. Правовая природа процентов годовых по денежным обязательствам (практический и теоретический аспекты применения новых положений ГК РФ) // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сб. памяти С.А. Хохлова. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1998. С. 317.
lt;6gt; Лунц Л.А. Указ. соч. С. 96.
lt;7gt; Лунц Л.А. Указ. соч. С. 97.

Как определяется размер процента? В экономическом смысле ценой денег может условно выступать так называемая ставка рефинансирования Центрального банка РФ (Банка России). В подтверждение такого предположения говорит и ст. 395 Гражданского кодекса, которая устанавливает ответственность за неисполнение денежного обязательства именно в форме уплаты процентов в размере учетной ставки банковского процента (см. также Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами"). В пользу этого говорит и ст. 809 Гражданского кодекса, которая указывает, что, если в договоре нет условий о размере процентов, их размер определяется существующей в месте жительства займодавца (а если займодавцем является юридическое лицо - в месте его нахождения) ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. Но такая цена символических денег очень условна: это проценты, по которым коммерческие банки кредитуются у Банка России, ставка, по которой считается ответственность в случае нарушения. Для обычных лиц (не банков) деньги "стоят" дороже, поскольку берутся как раз у посредников - коммерческих банков.
Есть еще цена иностранной валюты, которая деньгами в полном смысле этого слова lt;*gt; не является. Это такой же товар, как и другие, ценность его может быть выражена в определенном количестве единиц национальной валюты ("валюты Российской Федерации" в терминологии ст. 1 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле"). Ценой таких "денег" можно признать валютный курс (или курс валют), который в специальной литературе и рассматривается как "цена иностранной валюты" lt;**gt; или цена иностранной валюты в денежных единицах национальной валюты. Эта цена устанавливается путем торгов (на основании спроса и предложения) либо регулируется государством.
--------------------------------
lt;*gt; Здесь можно обратить внимание на ст. 140 Гражданского кодекса, которая называется "Деньги (валюта)" и устанавливает, что "рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации", а "случаи, порядок и условия использования иностранной валюты на территории Российской Федерации определяются законом или в установленном им порядке".
lt;**gt; Линдерт П. Экономика мирохозяйственных связей. М.: Прогресс, 1992. С. 275; Войтов А.Г. Деньги: Учеб. пособие. М.: Дашков и К, 2002. С. 152.

Итак, теоретически ценой (выражением стоимости) денег можно признать: 1) их номинальную стоимость; 2) их покупательную способность (уровень инфляции); 3) стоимость их изготовления; 4) процент (процентную ставку, уровень процента); 5) валютный курс. Однако это ровным счетом ничего не дает для анализа приведенного примера с договором на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.
В самом деле, бессмысленно определение того, что цена, к примеру, банкноты в 100 руб. равна 100 руб. и это ее рыночная стоимость. Во-первых, это только констатация факта, вытекающего из юридического принципа номинализма; во-вторых, номинальная стоимость рыночной не является по определению. Стоимость изготовления денег в принципе не может учитываться для определения их цены, деньги имеют номинальную (нарицательную) стоимость, исключительно по которой и используются в обороте, и стоимость их изготовления не может приниматься в расчет участниками оборота никоим образом. Определение цены денег через их покупательную способность для отношений сторон не имеет никакого значения. В самом деле, какую задачу мы сможем решить, если определим, что за энное количество денежных единиц мы могли год назад купить один набор товаров из "потребительской корзины", а в настоящий момент - другой? Или что изменится от того, что мы просто признаем своим решением факт существования инфляции? К примеру, Госкомстат распространил данные, согласно которым уровень инфляции в сентябре 2003 г. составил 0,3%, таким образом, среднесуточный рост цен в сентябре составил - 0,01%. Какой из этого вывод может следовать для определения цены в анализируемом договоре? Очевидно, никакой. Лишено смысла и определение цены денег как ставки процента, поскольку в практическом плане мы ничего не сможем определить, если при определении цены для анализируемого договора укажем, что рыночная цена денег составляет некоторый процент. Такой вывод совершенно очевиден, если посмотреть, на что направлены интересы сторон. Одну сторону интересует результат работ и только вторую - получение денег. Но денег не самих по себе, а только как выражения ценности (стоимости) проведенных работ (исследований). И самое главное, что эту вторую сторону совершенно не интересует процент. Это очевидно, поскольку она не отчуждает деньги, соответственно, расчет в рамках упущенной выгоды (или издержек от держания денег) для нее безразличен. Даже если бы мы рассуждали, будучи на стороне заказчика, то и в этом случае была бы сходная картина: заплатил ли заказчик денег столько, чтобы полученный результат был сравним с тем, если бы он использовал те же уплаченные денежные средства, но путем их вложения по условной ставке рефинансирования в кредитной организации. Абсурдность рассуждений очевидна не только потому, что сравниваются несравнимые вещи, но и потому, что заказ работ нельзя приравнять к альтернативным способам размещения капитала, - интерес другой. Заказчику нужно не деньги разместить, чтобы получить от них чисто финансовую выгоду, а получить результаты научно-исследовательских работ. Валютный курс не может быть применен в этой ситуации хотя бы уже потому, что валюта в этих отношениях не используется.
Итак, очевидно, что цену денег для этого договора определить, во-первых, невозможно, а во-вторых, такое определение лишено какого-либо смысла.
Что же тогда необходимо оценивать в этом договоре? С точки зрения положений ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах" ничего! Поэтому было бы целесообразно выработать какие-то общие принципы для определения рыночной стоимости различных объектов.
Для понимания принципов определения цены необходимо исходить из того, что сделка является основанием для возникновения (изменения, прекращения) гражданских прав и обязанностей. С помощью сделки лица, ее совершающие, реализуют собственные интересы и тем самым удовлетворяют свои потребности прежде всего экономического порядка. В этом смысле для каждого совершающего сделку лица она имеет некоторую собственную ценность, которая может поддаваться стоимостной оценке (иметь цену), а может и не быть оцениваемой в стоимостных категориях.
В первом случае такой ценностью может быть какой-либо объект права, подлежащий оценке: имущество (вещь, имущественное право), работы и услуги, информация, результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них. Во втором - объекты права, которые не подлежат реальной оценке, т.е. нематериальные блага. Данную развилку необходимо четко закрепить на уровне закона, поскольку "нематериальные" договоры однозначно должны быть исключены из числа таких, в которых необходимо определять рыночную стоимость.
При определении принципов оценки необходимо иметь в виду и то, что, как правило, сделка всегда имеет две стороны и каждая получает в ней свою ценность, которая для поименованных договоров, к примеру, формулируется в их предмете. Если представить все ценности обобщенно, то увидим, что каждая из сторон стремится получить от исполнения договора либо какое-то имущество (вещи, деньги), либо объект интеллектуальной собственности, либо информацию, либо результат определенного поведения другой стороны (то, что именуется работами и услугами). Каждый из этих объектов требует своих подходов к оценке. Так, если в договоре купли-продажи для покупателя ценностью является само приобретаемое имущество, то именно его стоимость и должна оцениваться. То же и для информации, которая сама по себе является ценностью для ее получателя, соответственно, эта информация и подлежит оценке. Особая ситуация с деньгами: они могут подлежать оценке, но только в тех договорах, в которых предметом является исключительно передача/получение денег, в частности договоры займа и кредита.
Сложнее ответить на вопрос, что является ценностью для каждой из сторон в договорах подряда и оказания различных услуг. Что касается интереса исполнителя, то прямая ценность для него - это те денежные средства, которые он получает за выполненные работы и услуги. Есть у него и другие цели lt;*gt;, но главная (которая справедливо указана и в Кодексе) - это получение эквивалентно-возмездной ценности (денег) за предоставленную другой стороне ценность. Непосредственной экономической ценностью для него в этой сделке является именно получение денежных средств. Но деньги в данном случае не могут быть оценены: их может быть получено больше или меньше за сходное приложение труда, но у другого контрагента (заказчика). Как думается, оцениваться здесь должна "экономическая эффективность использования ресурсов при осуществлении работ", т.е. то, насколько разумно и экономически выгодно использованы факторы (ресурсы) акционерного общества, насколько возмездное предоставление (в виде денег) со стороны заказчика за использованные ресурсы покрывает все необходимые издержки и дает возможность развиваться, какова, наконец, просто маржа прибыли (по-другому это можно назвать оценкой по принципу наиболее эффективного использования). Тогда разрешается дилемма с оценкой денег, которые, как уже говорилось, оценке не подлежат; реально их можно оценить с точки зрения того, насколько экономически целесообразно их разместили. Это не имеет отношения к договору, поскольку его предмет (и основное обязательство) - выполнение работ.
--------------------------------
lt;*gt; Как справедливо отмечено М.В. Малинкович, "экономическая цель договора для подрядчика - найти применение для своей профессиональной деятельности..." (Гражданское право: Учебник для вузов / Под ред. проф. В.В. Залесского, проф. М.М. Рассолова. С. 471).

Осталось понять, что является ценностью для заказчика. Ситуация осложняется тем, что Кодекс не совсем точен в определении интереса заказчика: то речь идет о работах, то об их результате, то и о работе, и о результате. Если исключить то, что с формальной точки зрения работы вообще не подлежат оценке, можно сказать, что об их оценке говорит как предмет договора, так и условия для этого вида договора, содержащиеся в законе: "...в договоре подряда указываются цена подлежащей выполнению работы или способы ее определения" (ст. 709 Гражданского кодекса). При этом "цена в договоре подряда включает компенсацию издержек подрядчика и причитающееся ему вознаграждение". Таким образом, закон, с одной стороны, определяет, что работы - это именно то, что заказчик заказывает у подрядчика (главная ценность этого договора) и при этом определяет, что структура цены таких работ должна быть вполне определенной (издержки+вознаграждение). Но что, собственно, оценивается при оценке работ, какой принцип и методы положить в основу определения их рыночной стоимости? Оценка должна строиться на основе того, что рыночная стоимость работ не может превышать наиболее вероятные затраты на приобретение таких же работ у другого подрядчика или работ эквивалентной полезности (принцип замещения)? Или нужно исходить из наиболее вероятного использования работ, являющегося реализуемым, экономически оправданным, соответствующим требованиям законодательства (принцип наиболее эффективного использования)? Или необходимо исходить из характера спроса и предложения на такие работы на рынке и характера конкуренции (принцип спроса и предложения)? Очевидно, что оценщики будут учитывать все возможные факторы при оценке работ, и какой из этих факторов будет превалировать - неясно.
Саму по себе работу оценить нельзя, оценивать можно "расходы на получение ценности" (для заказчика). Такой принцип оценки работ приводит к тому, что работы по достижению результата (которые или привели к результату, или не привели к нему) приобретаются не по завышенной или заниженной цене, а именно по той, которая является их действительной стоимостью на рынке, на котором действует заказчик. Соответственно, заказчику необходимо оценить стоимость работ, которая для него выступает в виде "расходов на получение ценности" (по сути та же экономическая эффективность).
Из наших рассуждений вытекает общий принцип определения цены: если для стороны в договоре ценностью является имущество или информация, они и есть объекты оценки; в договорах же, где ценность для другой стороны - ее поведение (работы, услуги), оценивается не что иное как экономическая эффективность. Исходя из этого определим подходы к определению рыночной стоимости для разных типов (видов) договоров.
Существенное значение для определения рыночной стоимости имеет разделение всех сделок на односторонние и двусторонние (договоры) и возмездные и безвозмездные. Односторонняя сделка - это такая сделка, для совершения которой необходимо и достаточно волеизъявления одной стороны, т.е., по справедливому мнению одного автора, она считается совершенной с момента выражения в установленной форме субъектом сделки воли вовне о принятии на себя обязанности и, соответственно, о предоставлении права другой стороне либо возложении обязанности на это лицо, причем такое волеизъявление должно содержать все существенные условия этой сделки lt;*gt;. К односторонним сделкам неприменимы какие-либо правила о заинтересованности. Во-первых, буквальное толкование ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" предполагает участие второй стороны в сделке; во-вторых, односторонняя сделка, по справедливому замечанию И.Б. Новицкого, всегда безвозмездна lt;**gt;. В таких сделках нет необходимости определять какую-либо рыночную стоимость. С одной стороны, если в сделке нет возмездного встречного предоставления, собственно, отсутствует объект оценки. С другой стороны, если, к примеру, одно лицо совершает одностороннюю сделку - учиняет индоссамент, а второе - встречно перечисляет денежные средства, налицо договорные отношения, что, собственно, впрямую признается судебной практикой. В частности, п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей", указывает, что "в тех случаях, когда одна из сторон обязуется передать вексель, а другая сторона обязуется уплатить за него определенную денежную сумму (цену), к отношениям сторон применяются нормы о купле-продаже, если законом не установлены специальные правила...". Однако надо иметь в виду, что в данном случае рассматривается уже не односторонняя сделка, а договор.
--------------------------------
lt;*gt; Кремер Ю.О. Гражданско-правовое регулирование вексельной ответственности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Пермь, 1998. С. 11.
lt;**gt; Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М.: ГИЮЛ, 1954. С. 30.

Теперь перейдем к двусторонним сделкам (договорам, соглашениям) и для начала "отсечем" те из них, в которых, на наш взгляд, никакая рыночная стоимость определена быть не может в принципе. К таким относятся безвозмездные договоры. В соответствии со ст. 423 Гражданского кодекса безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления (при этом договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное). Закон прямо признает некоторые договоры безвозмездными. Приведем примеры. Первым является договор дарения (ст. 572 Гражданского кодекса), по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность, либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. Следующий пример - договор безвозмездного пользования (договор ссуды), по которому (ст. 689 Гражданского кодекса) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Договор, таким образом, изначально предполагается безвозмездным. Далее, безвозмездным в соответствии с п. 1 ст. 972 Гражданского кодекса предполагается договор поручения, при этом обратное может быть предусмотрено законом, иными правовыми актами или самим договором. В случаях, когда договор поручения связан с осуществлением обеими сторонами или одной из них предпринимательской деятельности, доверитель обязан уплатить поверенному вознаграждение, если договором не предусмотрено иное. Возьмем также такой случай, как договор хранения в гардеробах организаций (ст. 924 Гражданского кодекса). Несмотря на экзотичность примера, он вполне может быть заинтересованной сделкой (предположим, что в гардероб акционерного общества свои вещи сдает на время проведения заседания совета директоров один из его членов).
Теперь "наложим" на каждый из этих случаев рамку правил о заинтересованных сделках с одним из главных из них - необходимостью определения рыночной стоимости имущества или услуг. Теоретически и в таких безвозмездных договорах ее можно определить хотя бы потому, что в первых двух случаях (дарение, ссуда) имеется имущество, которое передается по договору, а в двух других (поручение, хранение в гардеробе) есть факт предоставления услуг. Но по закону, если рыночная стоимость определена, сделка не может быть совершена по цене ниже этой стоимости. Однако в случае дарения имущество отчуждается безвозмездно (т.е. явно ниже рыночной стоимости), что приводит нас к абсурдному выводу о невозможности дарения. Еще более комичная ситуация получится с договором хранения в гардеробе: член совета директоров не сможет сдать собственную верхнюю одежду, так как законопослушный гардеробщик откажет ему в приеме одежды, попросив решение совета об одобрении и ее цене. На что потрясенный член совета наверняка возразит, что договор-то по общему правилу безвозмезден! Как видим, определяя цену исходя из действующего законодательства, можно дойти и до абсурда.
Совершенно очевидно, что безвозмездные сделки не требуют определения рыночной стоимости чего-либо и это нужно предельно конкретно указать в законе. При этом надо решить дилемму такого рода: распространять ли это изъятие на все случаи безвозмездности сделки (как по закону, так и по воле сторон) или исходить только из случаев, когда закон императивно признает сделку безвозмездной (дарение, ссуда), дабы исключить злоупотребление управляющих в форме вывода активов. Здесь, как думается, все-таки необходимо исходить из приоритета свободы сторон в выборе условий договора.
Сложнее ответить на вопрос о необходимости определения рыночной стоимости для дополнительных соглашений к сделкам имущественного характера, которые не имеют предметом какое-либо движение имущества (отчуждение) или оказание услуг. Рассмотрим, к примеру, случай, когда стороны по договору простого товарищества (ст. 1041 Гражданского кодекса) фиксируют вклады дополнительным соглашением или определяют иные условия, при этом не осуществляя новых вложений. Если такая сделка подпадает под признаки заинтересованной, она должна проходить все процедуры, предусмотренные для совершения такой сделки, вплоть до определения цены. Будучи связанной с ранее совершенной сделкой (взаимосвязанной), она разделяет порядок одобрения ранее совершенной сделки. Но что за объект подлежит оценке в этом случае? Для практики реальна ситуация, когда предмет оценки отсутствует, а между тем оценка требуется.
Надо отметить "странную" практику судов, которые вообще не считают нужным специально одобрять такие дополнительные соглашения. Так, в одном из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 августа 2001 г. N А56-2465/01) рассматривалась следующая ситуация: ОАО "Братский алюминиевый завод" обратилось в суд с иском к ООО "Алкорус Инжиниринг" о признании недействительной сделки, оформленной (в 2000 г.) приложениями к договору на создание научно-технической продукции (заключен в 1999 г.), так как в ней имелась заинтересованность. Судом было установлено, что первое из оспариваемых приложений представляло собой календарный план работ, а второе - протокол о договорной цене. Суд посчитал, что данные приложения "не являются самостоятельными сделками, поскольку приложением... установлен лишь срок выполнения отдельных этапов предусмотренных договором работ... изменена первоначально установленная цена договора". В другом деле (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 августа 2001 г. N КГ-А40/4184-01) судом оценивались следующие обстоятельства. ЗАО "Банк Русский Стандарт" обратилось в суд с иском к АООТ "Росагроснаб" о признании недействительным Соглашения (по его условиям истец принял на себя обязательство погасить ответчику имеющуюся задолженность, которая образовалась в результате необоснованного списания указанной суммы со счета ответчика) к договору уступки права требования (признанному позднее незаключенным), заключенного между АКБ "Агрооптторгбанк" (правопредшественник истца) и АООТ "Росагроснаб", как сделки, в совершении которой у ответчика имелась заинтересованность. Суды не удовлетворили требования: "...поскольку при заключении спорного соглашения воля истца была направлена на совершение действий по признанию долга, повлекших для истца в качестве правовых последствий указанных действий, установление обязательства погасить имеющийся долг, оспоримая сделка не была направлена на возникновение новых обязательств, направленных на отчуждение имущества общества, а, следовательно, при ее заключении порядок, установленный ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах", не должен был соблюдаться". В другом деле (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23 декабря 2004 г. N А43-5496/2004-2-213), где исследовался вопрос о квалификации дополнительного соглашения к договору подряда, устанавливавшего новый срок оплаты выполненных работ, суд отметил, что "требования, содержащиеся в главе XI Федерального закона "Об акционерных обществах", устанавливают специальный правовой режим, направленный на защиту интересов общества и его акционеров и связанный с контролем за совершением сделок, в которых может быть заинтересованность определенных лиц. Прежде всего - это сделки по приобретению или отчуждению обществом имущества, а также иные сделки, в результате совершения которых может возникнуть угроза отчуждения имущества акционерного общества. Рассматриваемое соглашение... не является таковой сделкой, поскольку его предмет не касается имущества или подлежащих имущественной оценке неимущественных прав, оно лишь изменяет срок исполнения обязательства по оплате выполненных работ по договору подряда..." lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; См. также: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20 апреля 2004 г. N Ф09-1020/04ГК. Здесь суд указал, что, "поскольку право собственности на арендуемые ОАО "Финансово-промышленная группа "Уральские заводы" у ОАО "Ижевский мотозавод "Аксион-Холдинг" перешло к другому лицу (ЗАО "Промышленно-коммерческий центр"), суд, руководствуясь ст. 608, п. 1 ст. 617 ГК РФ, пришел к обоснованному выводу о том, что дополнительное соглашение от 02.04.2001 к договору от 06.04.1998 только уточнило арендодателя по договору, размеры занимаемых арендатором нежилых помещений, ставку арендной платы и не является новым договором аренды. Следовательно, необходимости соблюдения процедуры, установленной ст. 83 ФЗ "Об акционерных обществах", при заключении дополнительного соглашения не требовалось". То есть этот документ "уточнил" все условия договора, интересно только почему суд прямо не указал, что фактически заключен новый договор аренды, который не требует одобрения как заинтересованная сделка?

Таким образом, совершенно разные суды под предлогом того, что сделки "не являются самостоятельными", сделка "не была направлена на возникновение новых обязательств", "предмет не касается имущества", не посчитали необходимым применение к ним процедур для заинтересованных сделок. С такой логикой суда и можно, и сложно согласиться. С одной стороны, если дополнительное соглашение не содержит никаких обязательств, связанных с движением имущества общества в любой форме или оказанием услуг, то нет и объекта оценки. С другой - закон в его действующей редакции не связывает возможность признания сделки недействительной с ее самостоятельным или несамостоятельным характером.
Большой вопрос вызывает правомерность применения оценки для основного договора, заключаемого в соответствии с предварительным договором (ст. 429 Гражданского кодекса). Здесь есть одно очень существенное, формального характера, возражение. Вспомним, что ст. 3 Федерального закона "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" указывает, что признанию "рыночной" стоимости помогают следующие обстоятельства: когда одна из сторон сделки не обязана отчуждать объект оценки, а другая сторона не обязана принимать исполнение. Однако по условиям ст. 429 Гражданского кодекса имеет место прямо противоположная ситуация ("по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором").
Ненужным представляется определение рыночной стоимости для сделок (исключительно договоров), исполнение обязательств по которым должно быть оплачено по цене, устанавливаемой или регулируемой уполномоченными на то государственными органами. Возможность такого регулирования предусматривает уже ст. 424 Гражданского кодекса, указывая, что в предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые такими органами. Приведем примеры.
Статью 6 Федерального закона "О естественных монополиях" в качестве одного из методов регулирования деятельности субъектов естественных монополий указывает "ценовое регулирование, осуществляемое посредством определения (установления) цен (тарифов) или их предельного уровня". Статьей 28 Федерального закона "О связи" определено, что тарифы на услуги общедоступной электросвязи и почтовой связи подлежат государственному регулированию в соответствии с законодательством Российской Федерации о естественных монополиях. Отмечено, что государственное регулирование тарифов на услуги связи должно создавать условия, обеспечивающие операторам связи компенсацию экономически обоснованных затрат, связанных с оказанием услуг связи, и возмещение обоснованной нормы прибыли (рентабельности) от капитала, используемого при оказании услуг связи, тарифы на которые устанавливаются государством. В соответствии со ст. 4 Федерального закона "О газоснабжении в Российской Федерации" одним из принципов государственной политики в области газоснабжения признается определение основ ценовой политики в отношении газа. Статьей 21 этого Закона установлено, что государственное регулирование тарифов на услуги по транспортировке газа, отнесенные Федеральным законом "О естественных монополиях" к сфере деятельности субъектов естественных монополий, осуществляет федеральный орган исполнительной власти по регулированию естественных монополий. При этом по решению Правительства Российской Федерации регулирование тарифов на услуги по транспортировке газа может быть заменено государственным регулированием цен на газ для конечных потребителей, использующих его в качестве топлива и (или) сырья, а также тарифов на услуги по транспортировке газа для независимых организаций. Федеральный закон "О железнодорожном транспорте в Российской Федерации" (ст. 8) определяет, что тарифы, сборы и плата, связанные с выполнением в местах общего пользования работ (услуг), относящихся к сфере естественной монополии, устанавливаются в соответствии с Федеральным законом "О естественных монополиях" и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Можно привести и другие примеры.
Однако регулирование касается не только цен на естественно монопольные услуги. Статьей 20 Федерального закона "О связи" установлены правила определения цены на услуги присоединения и услуги по пропуску трафика, оказываемые операторами, занимающими существенное положение в сети связи общего пользования. Установлено, что цены подлежат государственному регулированию, а их размер должен способствовать созданию условий воспроизводства современного функционального эквивалента части сети электросвязи, которая используется в результате дополнительной нагрузки, создаваемой сетью взаимодействующего оператора связи, а также возмещать затраты на эксплуатационное обслуживание используемой части сети электросвязи и включать в себя обоснованную норму прибыли (рентабельности) от капитала, используемого при оказании данных услуг. В соответствии со ст. 20 Федерального закона "Об электроэнергетике" (см. также Федеральный закон "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации") одним из методов государственного регулирования и контроля в электроэнергетике признается государственное регулирование цен (тарифов lt;*gt;) на отдельные виды продукции (услуг), перечень которых определяется федеральными законами. В соответствии со ст. 23 этого же Закона государственному регулированию в электроэнергетике помимо ценового регулирования в условиях естественной монополии подлежат (перечень исчерпывающий): цены (тарифы) на поставляемую в условиях отсутствия конкуренции электрическую и тепловую энергию, регулирование которых может применяться в случаях и в порядке, которые предусмотрены ст. 27 Закона lt;**gt;; предельные (минимальный и (или) максимальный) уровни цен на электрическую энергию и цены (тарифы) на максимально доступную генерирующую мощность (в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в порядке, установленном Правительством); цены (тарифы) на услуги по обеспечению системной надежности; цены (тарифы) на услуги администратора торговой системы оптового рынка; цены (тарифы) на тепловую энергию; цены (тарифы) на услуги по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике; плата за технологическое присоединение к электрическим сетям; сбытовые надбавки гарантирующих поставщиков (также ст. 40 Закона).
--------------------------------
lt;*gt; В соответствии со ст. 1 Федерального закона "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" тарифом на электрическую и тепловую энергию признается "система ценовых ставок, по которым осуществляются расчеты за электрическую энергию (мощность) и тепловую энергию (мощность)".
lt;**gt; В данной статье отмечено, что к сферам купли-продажи электрической энергии, в которых ограничена или отсутствует конкуренция и может применяться государственное регулирование, помимо сфер деятельности субъектов естественных монополий относятся: сферы временного совокупного дефицита электрической энергии в отдельных ценовых зонах оптового рынка и (или) на оптовом рынке в целом; сферы, функционирование которых происходит в постоянных условиях отсутствия конкуренции в силу технологических причин.

Есть и более сложные случаи регулирования, чем прямое установление государством цен. Приведем здесь пример с уже упоминавшимся Федеральным законом "Об электроэнергетике". Статьей 8 этого Закона определены правила заключения договоров, определяющих порядок использования объектов электросетевого хозяйства, входящих в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть между организацией по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью и другими собственниками или иными законными владельцами указанных объектов. Определено, что цена в таком договоре должна составлять "сумму, обеспечивающую возврат собственникам или иным законным владельцам... доходов, получаемых в результате осуществления их прав (определяемых как доход, который эти собственники или иные законные владельцы получили бы в случае самостоятельного осуществления своих прав путем оказания на возмездной договорной основе услуг по передаче электрической энергии) и уменьшенных на сумму текущих расходов на эксплуатацию указанных объектов (в случае, если их эксплуатация осуществляется организацией по управлению единой национальной (общероссийской) электрической сетью)". При этом указанные доходы должны предусматривать возмещение экономически обоснованных расходов на оказание соответствующих услуг: прибыль, обеспечивающую доходность используемого капитала.
Очевидно, что во всех названных случаях субъекты гражданского оборота ограничены в определении такого важного условия договора, как цена. Она либо прямо устанавливается государством, либо государство задает диапазон цен, за предельные значения которого нельзя выйти, либо, как в последнем случае, определяет структуру цены. Вывод из этого таков: во всех названных случаях никакой "рыночной стоимости" определить нельзя за отсутствием таковой. Предположим, мы определили такую стоимость, и она существенно превысила предельный размер установленных государством цен (тарифов). Получится, что по одному закону необходимо руководствоваться ценой, установленной государством, а по другому - рыночной ценой. Очевидно, что публичные интересы в данном случае будут превалировать.
В контексте предложенной логики целесообразно рассмотреть, как для конкретных видов (типов) договоров определяется цена (рыночная стоимость). В первую очередь рассмотрим большую группу договоров, которые обычно объединяются по критерию "передачи имущества".
Договор купли-продажи и договор мены. В самом общем виде (если не учитывать особенности отдельных подвидов (контрактация, энергоснабжение, поставка и т.д.)) по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), которая обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (ст. 454 Гражданского кодекса). По договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой (ст. 567 Гражданского кодекса). К договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже, если это не противоречит существу мены, при этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен. Рассмотрим, что в таких договорах является ценностью для каждой стороны. Для продавца имущества непосредственной ценностью выступают денежные средства, а в рамках изложенной логики - наиболее эффективное (при данных конкретных условиях) использование имущества. Соответственно, если акционерному обществу - продавцу необходимо принимать решение об определении рыночной стоимости имущества, оцениваться должна именно эффективность его использования. Для покупателя ценность в данном договоре представляет получение имущественных (вещных) прав на имущество, являющееся предметом договора. Для него ценность имеет возможность владеть, пользоваться и распоряжаться объектом по своему усмотрению, соответственно, необходимо оценивать рыночную стоимость самого объекта.
Договор займа lt;*gt; и договор кредита. В соответствии со ст. 807 Гражданского кодекса по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. В соответствии со ст. 819 Гражданского кодекса по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. В данной ситуации (в договорах займа - по большей части, а в кредитных договорах - исключительно) необходимо определять рыночную стоимость денежных средств (денег), поскольку займ и кредит - обязательства денежные и их предметом выступают только денежные средства (кроме займа). В соответствии со ст. 809 Гражданского кодекса, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца (если займодавцем является юридическое лицо - в месте его нахождения) ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.
--------------------------------
lt;*gt; Практика судов по ранее действовавшей редакции закона часто не относила договоры займа к сделкам с заинтересованностью, по крайней мере этот момент был существенным при рассмотрении судами. Так, в одном из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 июня 2002 г. N А42-5543/01-19) суд указывает: "...суд исходил из ошибочного представления о том, что договор займа не является... сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, поскольку получение денег по договору займа не связано с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества. В соответствии со статьей 128 Гражданского кодекса Российской Федерации... деньги как объект гражданских прав, наряду с другими вещами, являются имуществом. Следовательно, ООО "Гринмар" как заемщик приобрело в собственность по договору займа имущество в виде денежных средств с обязательством последующего их возврата...".

Данные правила показывают, что является ценностью для каждой стороны: для кредитора - наиболее эффективное использование собственного имущества, для заемщика - сами денежные средства, но он оценивает эффективность расходов на получение этой ценности.
Относительно необходимости определения рыночной стоимости чего-либо в договоре займа (кредита) мнение законодателя претерпело существенные изменения. В частности, до 1 января 2002 г. никакого отдельного упоминания об этих сделках в ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах" не содержалось. Интересна была и позиция судебных органов по вопросу о таких сделках. В частности, можно привести такой пример, который хотя и касается практики по крупным сделкам, но в интересующей нас части он имеет значение и для заинтересованных (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 июня 1999 г. N 2384/99): ЗАО "Ост-Инвест" обратилось в суд с иском о применении последствий ничтожной сделки - кредитного договора, заключенного в 1998 г. с коммерческим банком "Платина". Все нижестоящие инстанции требования удовлетворили, признав сделку крупной. Президиум, однако, указал: "...одним из критериев такой сделки является цена приобретаемого или отчуждаемого имущества (его рыночная стоимость). Заключение сторонами договора на предоставление кредита не предполагает установления цены на приобретаемое имущество, поскольку по такому договору передаются денежные средства, и сам по себе кредит не может рассматриваться как приобретение или отчуждение заемщиком своего имущества. Следовательно, этот вид сделки не подпадает под действие статей 78, 79 Федерального закона "Об акционерных обществах". После 1 января 2002 г. законодатель кардинально изменил свою позицию. Действующая редакция ст. 81 Закона звучит так: "1. Сделки (в том числе заем, кредит, залог, поручительство), в совершении которых имеется заинтересованность..." Законодатель специально указал на то, что положения о заинтересованных сделках распространяются и на такие виды договоров.
С точки зрения закона договор займа может быть беспроцентным (ст. 809 Гражданского кодекса). Тогда в части оценки рыночной стоимости для него возникают те же проблемы, что и для безвозмездных договоров. Поскольку ценой денег является процент и он не может быть ниже рыночного, а соответственно, и сделка должна быть совершена только с учетом такого решения, то при буквальном применении такого правила мы приходим к выводу, что сами правила заинтересованности фактически ограничивают договорную волю сторон на заключение договора беспроцентного займа, что представляется совершенно неправильным.
Договор аренды (во всех его подвидах). Определение рыночной стоимости для этого вида договора в настоящее время является одним из наиболее проблемных. Для понимания глубины проблемы приведем примеры из судебной практики, которая безуспешно бьется над дилеммой, что брать за основу расчета: стоимость арендуемого имущества или размер арендных платежей по договору? В одном из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 декабря 2002 г. N А56-20264/02) кассационная инстанция помимо прочего указала, что "...суд не исследовал вопрос о стоимости арендованного имущества, а также вопросы о том, определялась ли советом директоров... рыночная стоимость имущества, передаваемого по договору аренды". Судя по данному решению, рыночную стоимость необходимо определять исходя из стоимости имущества, передаваемого в аренду.
Другую позицию занял Федеральный арбитражный суд Уральского округа (Постановление кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Уральского округа N Ф09-1094/01-ГК). ООО "Дата Юнион" обратилось с иском к ОАО "Завод бутиловых спиртов" о признании недействительными решений повторного внеочередного общего собрания акционеров ОАО "Завод бутиловых спиртов", который одобрил сделку по аренде имущества, заключенную между ответчиком (арендодатель) и ЗАО "Сибур-Химпром" (арендатор). Первая инстанция иск удовлетворила. Признавая такое решение необоснованным, кассационная инстанция, между прочим, отметила, что "в материалах дела... отсутствует... заключение независимого оценщика о рыночной оценке арендной платы, хотя в материалах дела упоминается это заключение". Сходное мнение и в другом деле (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 июля 2001 г. N А56-31047/00). ООО "Производственные системы и оборудование" обратилось в суд с иском к АООТ "Опытный завод "Прибор", ООО "Алинко", ОАО "Научно-производственное объединение "Прибор" о признании недействительным заключенного между АООТ "Опытный завод "Прибор" (арендодатель) и ООО "Алинко" (арендатор) договора аренды недвижимого имущества. Суд усмотрел, что "предусмотренная в договоре величина арендной платы значительно ниже применявшейся при аренде аналогичного имущества". Таким образом, по мнению судов, в двух последних примерах оценке должен подвергаться размер арендной платы, а не стоимость имущества, которое передается в аренду lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; Определение рыночной стоимости от размера арендной платы может вызывать затруднения в определении компетенции органа управления по части одобрения сделки. Так, по одному из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26 июня 2001 г. N Ф09-995/01ГК) суд установил, что со стороны арендодателя "решение об одобрении договора аренды... принималось общим собранием ввиду возможного увеличения арендной платы по договору и превышения ее размера 2% стоимости активов общества". При этом "в протоколе заседания совета директоров... указано, что рыночная стоимость... по заключенному... договору составляет 78128314,70 руб.".

При анализе договора аренды нельзя не отметить практику некоторых судов, которая указывает на отсутствие необходимости определять в договоре аренды рыночную стоимость чего-либо. Несмотря на то что эта практика создана до масштабных изменений в ст. 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", она имеет актуальное значение. Так, в одном из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19 февраля 2001 г. N Ф09-135/01ГК) рассматривалась следующая ситуация. ОАО "Промышленно-транспортное предприятие-1" обратилось в суд с иском к ЗАО "Эклир" о признании недействительным (ничтожным) договора аренды, по которому истец передал в аренду ответчику производственные и служебные помещения. Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме, постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано. Кассационная инстанция поддержала выводы апелляционной и не нашла нарушения закона. Относительно нарушения правил определения рыночной стоимости суд указал следующее: "согласно статье 77 Федерального закона "Об акционерных обществах" определение рыночной стоимости является обязательным условием для сделок, связанных с отчуждением имущества. Так как договором аренды недвижимого имущества... отчуждение этого имущества не предусмотрено, определение его рыночной стоимости не являлось обязанностью арендодателя. В связи с чем апелляционной инстанцией обоснованно указано на отсутствие при заключении спорной сделки нарушений требований статьи 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", предъявляемых к порядку определения рыночной стоимости имущества". Помимо того что в этом деле суд занял совершенно иную позицию относительно понимания категории "отчуждение", в отличие от ранее приведенных дел (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 декабря 2002 г. N А56-4780/02, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 февраля 2003 г. N КГ-А41/636-03) следует отметить, что действующий закон не связывает необходимость определения рыночной стоимости с правовым результатом сделки в виде отчуждения.
Для понимания того, как должна определяться рыночная стоимость в таком договоре, нужно установить, что является ценностью в нем для каждой из сторон. В соответствии со ст. 606 Гражданского кодекса по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется за плату предоставить арендатору (нанимателю) имущество во временное владение и пользование или во временное пользование. Что является ценностью для арендатора? Формально главная ценность для него - это то имущество, которое является объектом аренды, следовательно, оно и подлежит оценке, что в общем вписывается в понимание оценки рыночной стоимости, которая заложена в ст. 77, 83 Федерального закона "Об акционерных обществах". Однако по анализируемому договору имущество переходит не в собственность, а только во временное владение и пользование (или только в пользование). Соответственно, ценностью для арендатора является само имущественное право, которое позволяет ему удовлетворять свои потребности, пользуясь имуществом. Это имущественное право также может быть выражено в определенном стоимостном выражении, которое в законе именуется платой (арендной платой). Именно ее размер и должен подлежать оценке арендатором.
Теперь арендодатель. Для него непосредственную ценность в этом договоре представляют денежные средства, которые, как было сказано ранее, сами по себе не подлежат оценке. Оценке подлежит экономическая эффективность, т.е. насколько разумно и экономически выгодно использовано имущество акционерного общества. Поскольку такая эффективность определяется ставкой арендной платы, арендодатель, как думается, также должен оценивать рыночную стоимость арендной платы.
То, что оценке подлежит именно размер арендной платы, а не само имущество, демонстрирует договор аренды (фрахтования на время) транспортного средства с экипажем, с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации (ст. 632 Гражданского кодекса). В самом деле, если оценивать имущество, возникнет сложнейший вопрос: а как быть с людьми, составляющими "экипаж". Можно, конечно, отдельно определить цену имущества и услуг и путем сложения получить рыночную стоимость, но такой путь представляется неверным, потому что само выделение такого договора указывает, что ценность составляет не отдельно имущество и услуги, а комплексное решение проблем, при котором арендатор снимает с себя все обязанности по эксплуатации и обслуживанию сложных механизмов.
Будем рассуждать по-другому, исходя из того, что транспортное средство можно не арендовать, а приобрести, приняв впоследствии сотрудников для эксплуатации и обслуживания. Но тогда оценивается не собственно рыночный договор, а экономическая обоснованность конкретного решения, поэтому нет надобности говорить о рыночной стоимости: оценивается не она, а эффективность решения руководства общества, что в общем разные вещи.
Еще более показателен пример, если рассматривать договор финансовой аренды (ст. 665 Гражданского кодекса), по которому арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. При этом арендодатель не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца, но получает его в собственность. В таком случае одной из самых существенных проблем является то, как рассчитывать эту рыночную стоимость: либо от предполагаемой стоимости за весь срок договора, либо иным образом?
Договор банковского вклада. В соответствии со ст. 834 Гражданского кодекса по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. Данный договор легко можно представить как заинтересованную сделку, если предположить, что какой-либо родственник (из числа указанных в ст. 81 Федерального закона "Об акционерных обществах") члена совета директоров банка является вкладчиком этого же банка, или случай, когда деньги на депозит размещает акционерное общество, член совета директоров которого одновременно является членом совета директоров банка. В данном договоре необходимо определять рыночную стоимость денежных средств по аналогии с договором займа, поскольку объектом, на который направлены действия сторон, являются исключительно деньги. Отсюда и определение того, что является ценностью для каждой стороны. Для вкладчика такая ценность - наиболее эффективное использование собственного имущества (денежных средств), т.е. размещение их по наиболее выгодному проценту. Другое дело банк (говорить здесь об эффективности использования имуществ можно очень условно, хотя по этому виду договора банк в последующем отчуждает свое имущество в виде начисленного процента) - для него эффективность состоит в том, чтобы процент, наоборот, был ниже. Это дает возможность использовать дешевые денежные ресурсы для своих активных операций и увеличивает маржу банка. Хотя ситуация с этим договором кажется нестандартной, очевидно, что и в этом случае предметом оценки является процент, пусть это и не отражает всей специфики договора.
Договор финансирования под уступку денежного требования. В соответствии со ст. 824 Гражданского кодекса по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Обязательства финансового агента могут носить сложный характер, поскольку могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями.
Для финансового агента ценностью выступает сам предмет уступки - денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), или право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Именно на возникновение прав в отношении таких денежных требований направлены его действия, соответственно, рыночная стоимость этих прав и должна определяться в случае, если таковой договор будет выступать как заинтересованная сделка. Для клиента непосредственной ценностью выступают денежные средства. Но полагать, что они подлежат оценке, как думается, нет оснований. В конечном счете главная экономическая составляющая этого договора для клиента - быстрая оборачиваемость его денежных требований, максимально быстрое их превращение в деньги, с потерей минимального процента за услуги финансового агента. В этом смысле и клиент тоже должен рассчитывать рыночную стоимость уступаемого денежного требования.
Вторая группа договоров условно объединяется по признаку выполнения работ. В эту группу входит договор подряда во всех его подвидах. В соответствии со ст. 702 Гражданского кодекса по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязывается принять результаты работ и оплатить его. Относительно указанной группы договоров все рассуждения приведены выше (см. анализ договора на выполнение научно-исследовательских работ) и нет смысла их повторять.
Третья группа договоров объединяется по признаку оказания услуг. Это большая группа разнообразных договоров, которые отличаются от предыдущей тем, что "предмет договора на этот раз составляют уже не действия и их результат, а только действия как таковые" lt;*gt;. В эту группу входят договоры: поручения, комиссии, агентирования, хранения (во всех подвидах), транспортной экспедиции, перевозки, возмездного оказания услуг, банковского счета, доверительного управления. Наиболее общее определение предмета такого договора содержит ст. 779 Гражданского кодекса: по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.
--------------------------------
lt;*gt; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. Изд. доп., испр. М.: Статут, 2002. С. 7.

Во всех указанных договорах одна сторона (заказчик) имеет ярко выраженный интерес - совершение действий другой стороной (исполнителем). Именно действия другой стороны (услуга) представляет собой ценность для заказчика. Однако как определить рыночную стоимость действий другой стороны? Закон лаконично указывает, что оценке подлежит "цена приобретаемых или отчуждаемых... услуг". Такое определение только порождает известную проблему, а именно: означает ли оно, что и заказчик, и исполнитель определяют рыночную стоимость услуги, или оба указанных лица определяют рыночную стоимость денежных средств (имущества), получаемых (отчуждаемых) сторонами, или одна сторона (заказчик) определяет рыночную стоимость услуг, а сторона, получающая за это возмездное предоставление, должна оценивать что-то другое (деньги, к примеру)?
Как думается, стоимость самих действий определить нельзя. Предположим, что речь идет о юридических услугах. Что подлежит оценке, если, к примеру, один адвокат предлагает за свои услуги условно 100 дол. в час, а другой 500 дол. в час, при этом формальный набор "ритуальных" действий, которые они будут совершать, принципиально одинаков? Очевидно, что здесь вступает в силу фактор репутации. Предположим еще более простую ситуацию: оказываются уникальные услуги по медицинскому профилю, которые не оказывают никакие другие специалисты, - какова может быть их рыночная стоимость? Очевидно, что оценка действий имеет много граней, это и уникальность, и репутация, и многое другое, что переложить в какую-то формальную математизированную систему определения цены не представляется возможным.
Фактически заказчик в таких договорах должен определять то, что мы условно именуем "расходами на получение ценности", а исполнитель - "экономическую эффективность использования собственных ресурсов при оказании услуг". Заказчик оценивает то, что расходы по достижению результата приобретаются не по завышенной или заниженной цене, а именно по той цене, которая является их действительной стоимостью в тех условиях, в которых действует покупатель, учитывая фактор репутации, и т.п. Непосредственная экономическая ценность для исполнителя - получение денежных средств. Даже если он не расходует материалы, а только время на осуществление мыслительных действий, результаты которых в виде консультаций он передает заказчику (т.е. имеют место расходы в виде трудового ресурса), цель исполнителя - продать свою услугу заказчику, чтобы возместить все расходы и наилучшим образом использовать собственные способности (или способности организуемых им людей).
Отметим, что в законе есть нестыковки в части определения цены услуг. Так, в ст. 77 Федерального закона "Об акционерных обществах" речь идет буквально о "цене имущества", слово "услуги" не фигурирует. Между тем как ст. 83 этого же Закона говорит о цене "имущества или услуг", т.е. она предполагает, что оценке подлежит как имущество, так и услуги.
Необходимость оценки услуг однозначно признает судебная практика. В качестве примера можно привести Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 сентября 2000 г. N 384/00. Одним из доводов суда по этому делу был такой: "...протокол не содержит данных о том, что стоимость приобретаемых услуг не превышает их рыночной стоимости, определяемой в соответствии со статьей 77 Федерального закона "Об акционерных обществах".
Отдельного рассмотрения заслуживает договор страхования. По договору имущественного страхования (ст. 929 Гражданского кодекса) одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). По договору личного страхования (ст. 934 Гражданского кодекса) одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Можно предположить, что для обеих сторон в таком договоре оценке подлежит "обусловленная договором плата (страховая премия)". Однако получение такой платы есть только интерес страховщика, страхователь же имеет другой интерес, к примеру "риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества". И именно для этого он и образует за счет своих собственных средств страховой фонд у страховщика. Соответственно, для него интерес - это получение страхового возмещения, и именно его размер его и интересует.
Такой расклад очень мало проясняет ситуацию с объектом оценки. В самом деле, если принять позицию страховщика, то, очевидно, должна оцениваться эффективность страховой операции в виде страховой премии (процент). Но как? Исходя из того, что процент должен быть таким же, как на рынке (не очень низким)? А если страховщик к конкретному крупному клиенту использует индивидуальный подход (это бизнес и надо "отбивать" у других страховщиков клиентов)? Тогда такое определение цены - помеха для бизнеса. Другой аспект: реализация заключенного договора может привести к выплате страхового возмещения, тогда возникает вопрос о правомерности использования самих платежей в качестве основы для оценки. Сходные возражения и для страхователя: либо мы должны оценивать размер страховых платежей (эффективность), то, что они не больше рыночных, либо то, насколько велико возможное страховое возмещение.
Следующая группа - договоры, которые имеют целью объединение усилий сторон для достижения какого-либо результата (они могут быть как связаны с передачей имущества, так и не связаны с ней), в частности договор простого товарищества (в том числе учредительный договор, договор о создании акционерного общества, договоры о слиянии и присоединении).
В соответствии со ст. 1041 Гражданского кодекса по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной, не противоречащей закону цели. Специфическими разновидностями этого договора являются учредительный договор, договор о создании акционерного общества, договоры о слиянии и присоединении. Договор о создании акционерного общества (ст. 9 Федерального закона "Об акционерных обществах") определяет порядок осуществления участниками совместной деятельности по учреждению общества, размер уставного капитала общества, категории и типы акций, подлежащих размещению среди учредителей, размер и порядок их оплаты, права и обязанности учредителей по созданию общества. По учредительному договору (ст. 12 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью") учредители общества обязуются создать общество, определяют порядок совместной деятельности по его созданию, а также состав учредителей (участников) общества, размер уставного капитала общества и размер доли каждого из учредителей, размер и состав вкладов, порядок и сроки их внесения в уставный капитал общества при его учреждении, ответственность учредителей за нарушение обязанности по внесению вкладов, условия и порядок распределения между учредителями прибыли, состав органов общества и порядок выхода участников общества из общества. В договоре о слиянии (ст. 16 Федерального закона "Об акционерных обществах") определяются порядок и условия слияния, порядок конвертации акций каждого общества в акции нового общества, а также иные условия, указанные в п. 1 и 2 Указа Президента РФ N 1210 "О мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера". Договор присоединения (ст. 17 Федерального закона "Об акционерных обществах") определяет порядок и условия присоединения, а также порядок конвертации акций присоединяемого общества в акции общества, к которому осуществляется присоединение, порядок голосования на совместном общем собрании акционеров и иные условия, указанные в п. 1 и 2 упомянутого Указа. Два последних договора также определяют порядок действий сторон по осуществлению реорганизации, что роднит их с договором простого товарищества.
Как видим, данные договоры схожи тем, что в результате не происходит отчуждение, нет обязанности одной стороны передать вещь или право в обмен на какое-то встречное предоставление другой стороны. Для каждой из сторон ценностью является та цель, которую они ставят при создании простого товарищества (осуществлении совместной деятельности). При этом если в случае договора простого товарищества они объединяют свои вклады, то по договору о создании общества или по договору слияния (присоединения) такое объединение может и не происходить. Что же, собственно, подлежит оценке? Если исходить из того, что ценностью является цель, то возможна ситуация, когда поставленная цель достигнута не будет, но имущество в рамках договора создано будет. Тогда оценке подлежит именно вклад в любой форме. Нельзя не отметить, что в судебной практике встречаются случаи, когда суды не признают такие договоры подлежащими прохождению специальной процедуры одобрения даже при наличии признаков заинтересованности. К примеру, в одном из дел (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 30 июня 2003 г. N КГ-А40/4022-03) суд помимо прочего указал: "...предметом договора... является долговременное и взаимовыгодное сотрудничество сторон в области страхования, проводимое в целях повышения финансовой устойчивости страховых операций партнеров и клиентов Банка, минимизации кредитных и иных финансовых рисков Банка, а также совершенствования методологии, структуры и качества страховых операций страховой компании и усиление ее финансовой стабильности. Таким образом, предмет договора никакого отчуждения имущества не содержит и свидетельствует о хозяйственном характере его направленности (с учетом специфики уставной деятельности страховой компании)".
Относительно договора о создании также можно исходить из того, что поскольку подразумевается создание акционерного общества с определенным уставным капиталом и долей участия, то оценивать необходимо долю участия. То же касается учредительного договора. Однако и здесь можно прийти к абсурдным ситуациям. В самом деле, допустим, предполагается внести в уставный капитал один миллион рублей. Что подлежит оценке? Акции оценить реально нельзя, кроме того, для их оценки есть существенное ограничение, - в соответствии со ст. 36 Федерального закона "Об акционерных обществах" оплата акций общества при его учреждении производится его учредителями по цене не ниже номинальной стоимости этих акций.
Отдельного рассмотрения требует группа договоров, связанная с использованием объектов интеллектуальной собственности, а именно: 1) авторский договор о передаче имущественных прав, указанных в ст. 16 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" lt;*gt;; 2) авторский договор заказа (ст. 33), в соответствии с которым автор обязуется создать произведение в соответствии с условиями договора и передать его заказчику (с обязательной выплатой автору аванса); 3) договор о передаче исключительных прав на программу для ЭВМ или базу данных (воспроизведение программы для ЭВМ или базы данных (полное или частичное) в любой форме, любыми способами; распространение программы для ЭВМ или базы данных; модификацию программы для ЭВМ или базы данных, в том числе перевод программы для ЭВМ или базы данных с одного языка на другой; иное использование программы для ЭВМ или базы данных) (ст. 11 Закона РФ "О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных"; 4) договор на использование программы для ЭВМ или базы (ст. 14 Закона РФ "О правовой охране программ для электронно-вычислительных машин и баз данных"; 5) договор о передаче прав на использование охраняемой топологии или договор о передаче исключительных прав на охраняемую топологию, в том числе право использовать охраняемую топологию по своему усмотрению (в частности, путем изготовления и распространения интегральных микросхем с такой топологией) и право запрещать использование этой топологии другим лицам без соответствующего разрешения, за исключением случаев, предусмотренных законом (ст. 6 Закона РФ "О правовой охране топологий интегральных микросхем"); 6) лицензионный договор, по которому патентообладатель (лицензиар) обязуется предоставить право на использование охраняемого изобретения, полезной модели, промышленного образца в объеме, предусмотренном договором, другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи и (или) осуществлять другие действия, предусмотренные договором (ст. 13 Патентного закона РФ), и лицензионный договор (исключительная или неисключительная лицензия), по которому патентообладатель (лицензиар) передает право на использование селекционного достижения другому лицу (лицензиату) в порядке расчетов, обусловленных договором, или безвозмездно (ст. 16 Закона РФ "О селекционных достижениях"); 7) договор коммерческой концессии, в соответствии с которым одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на охраняемую коммерческую информацию, а также на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав - товарный знак, знак обслуживания и т.д. (ст. 1027 Гражданского кодекса).
--------------------------------
lt;*gt; Исключительные права автора на использование произведения означают право осуществлять или разрешать следующие действия: воспроизводить произведение (право на воспроизведение); распространять экземпляры произведения любым способом: продавать, сдавать в прокат и т.д. (право на распространение); импортировать экземпляры произведения в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешения обладателя исключительных авторских прав (право на импорт); публично показывать произведение (право на публичный показ); публично исполнять произведение (право на публичное исполнение); сообщать произведение (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения путем передачи в эфир и (или) последующей передачи в эфир (право на передачу в эфир); сообщать произведение (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения по кабелю, проводам или с помощью иных аналогичных средств (право на сообщение для всеобщего сведения по кабелю); переводить произведение (право на перевод); переделывать, аранжировать или другим образом перерабатывать произведение (право на переработку). Исключительные права автора на использование дизайнерского, архитектурного, градостроительного и садово-паркового проектов включают также практическую реализацию таких проектов. Автор принятого архитектурного проекта вправе требовать от заказчика предоставления права на участие в реализации своего проекта при разработке документации для строительства и при строительстве здания или сооружения, если иное не предусмотрено в договоре.

Эти договоры роднит то, что в результате создаются объекты исключительных прав, а кроме того, большинство из указанных договоров имеют определенную специфику: они содержат разрешение на использование такого объекта в течение определенного времени несколькими способами. То, что такие сделки могут быть заинтересованными, представить нетрудно: к примеру, в авторском договоре заказа заказчиком выступает акционерное общество, а автором - член его органа управления или его родственник. Принципы оценки всех названных объектов интеллектуальной собственности заложены Методическими рекомендациями по определению рыночной стоимости интеллектуальной собственности, утвержденные Минимуществом РФ 26 ноября 2002 г. N СК-4/21297.
Как думается, в большинстве из указанных договоров со стороны приобретателя имущественных прав должна определяться эффективность осуществленных расходов, а со стороны правообладателей - эффективность использования имущества.
Отдельного рассмотрения заслуживают договор поручительства и договор залога, которые условно можно назвать обеспечительными договорами. В соответствии со ст. 334 Гражданского кодекса в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить преимущественное перед другими кредиторами удовлетворение из стоимости заложенного имущества лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом. В соответствии со ст. 339 Гражданского кодекса в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога ("не только видовая принадлежность имущества (автомобиль), но и... индивидуальные характеристики предмета залога, позволяющие вычленить его из однородных вещей" (п. 2 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге, утвержденного письмом Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 января 1998 г. N 26)), его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. Если отсутствует соглашение сторон хотя бы по одному из названных условий, договор не может считаться заключенным. Поскольку этот договор предполагает возможность отчуждения имущества, то оценке подлежит сам предмет залога, которым в соответствии со ст. 336 Гражданского кодекса может быть "всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом".
Особая ситуация с договором поручительства, по которому (ст. 361 Гражданского кодекса) поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Этот договор с точки зрения определения рыночной стоимости представляется более сложным. В нем нет ясной "вещественной" природы, как в случае с договором залога. Более того, в случае чего "отвечать" поручителю придется деньгами. По сути для кредитора ценностью является тот размер денежного обеспечения, который он может в будущем взыскать с поручителя, если должник не исполнит свои обязательства. Но что здесь подлежит оценке? Ведь этот размер - денежные средства, но не такие, которые реально передаются или где-то резервируются. Оценке, следовательно, подлежит имущественное право взыскать эти денежные средства. Но как тогда определить предел, ниже которого договор не может быть заключен? В такой ситуации ни кредитор, ни поручитель даже теоретически ничего не могут оценить в этом договоре.
Отдельного рассмотрения заслуживает договор новации. В соответствии со ст. 414 Гражданского кодекса обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация). Как видим, предмет такого соглашения - замена одного обязательства другим, при этом не всегда она ведет к замене предмета - может изменяться только способ. И если в случае изменения предмета такой новый предмет может быть оценен, то в случае замены способа представить себе оценку невозможно.

Порядок принятия решения об определении цены

Порядок принятия решения об определении цены закон разделяет для акционерных обществ с числом акционеров одна тысяча и более и менее одной тысячи lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; В обоих случаях возникает уже отмеченная ранее проблема участия в голосовании заинтересованных лиц и влияния таких фактов на действительность решения и сделки. Решения судов в этом случае в принципе не отличаются от решений, оценивающих сходные обстоятельства при принятии решений об одобрении заинтересованных сделок. В качестве комментария этого правила можно привести следующее дело (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13 ноября 2002 г. N Ф09-2762/02-ГК). ОАО "ИФ "Аз-Капитал" обратилось в суд с иском к ОАО "Ореншаль" о признании недействительным протокола наблюдательного совета ОАО "Ореншаль". Иск был удовлетворен частично, в части установления рыночной стоимости размещаемых акций решение признано недействительным. Суд указал, что "рыночная стоимость имущества должна определяться решением независимых членов совета директоров общества, не заинтересованных в совершении сделки. Поскольку, как это следует из материалов дела, рыночная стоимость акций дополнительного выпуска, размещаемых по закрытой подписке, определена наблюдательным советом ОАО "Ореншаль", в голосовании которого принимали участие лишь заинтересованные в совершении сделок члены наблюдательного совета, суд апелляционной инстанции правомерно признал оспариваемое решение... в части определения рыночной стоимости имущества недействительным". В другом деле сложилась более сложная ситуация (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 января 2003 г. N А56-20972/02). Между ОАО "Красное знамя" и ОАО "Концерн "Квартон" были заключены договоры купли-продажи нежилых зданий. Как выяснил суд, решение о заключении указанных сделок принято в феврале 2000 г. единогласно пятью присутствовавшими на заседании членами совета директоров ОАО "Красное знамя" из семи избранных общим собранием акционеров. Указанным решением также определено, что спорное имущество подлежало отчуждению по остаточной стоимости. Как отметила, оценивая эти обстоятельства, кассационная инстанция, "судом первой и апелляционной инстанций правильно установлено, что... при принятии решения... учитывались голоса директоров, заинтересованных в совершении сделок, - Бурлаковой Т.А. и Иванова Г.И., однако не выяснено, могло ли голосование указанных лиц повлиять на результаты голосования по вопросу... определения рыночной стоимости имущества".
Весьма интересными являются выводы суда в другом деле (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20 июля 2004 г. N А17-3383/5). Здесь рассматривались требования о признании недействительным решения общего собрания в части одобрения заинтересованной сделки. Суд установил, что решение об определении цены было принято с участием заинтересованных лиц, однако выводы его таковы: "...суд апелляционной инстанции установил, что в нарушение п. 1 ст. 77 Федерального закона "Об акционерных обществах" рыночная стоимость передаваемого в качестве вклада в уставный капитал имущества определена советом директоров в составе лиц, заинтересованных в совершении сделки. Причиной принятия решения неправомочным составом совета директоров послужила неявка на заседание незаинтересованных членов директоров Общества. В связи с указанным обстоятельством решение об одобрении сделки по внесению имущества в уставный капитал вновь создаваемого общества по цене, определенной советом директоров, в совершении которой имеется заинтересованность, было принято на общем собрании акционеров в соответствии с п. 2, 4 ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах". При этом суд обоснованно учел, что цена передаваемого в качестве вклада в уставный капитал имущества определена исходя из оценки независимого оценщика, произведенной согласно п. 3 ст. 34 Федерального закона "Об акционерных обществах". Решению об одобрении сделки предшествовало направление в адрес акционеров бюллетеней, в которых содержались все существенные условия совершаемой сделки с заинтересованностью, поэтому апелляционная инстанция правомерно признала, что нарушение порядка определения цены имущества по сделке не является существенным нарушением закона".

Если число акционеров акционерного общества составляет одна тысяча и более, то цена имущества определяется независимыми директорами, не заинтересованными в совершении сделки, т.е. теми же самыми директорами, которые принимают решение об одобрении сделки. Данное правило представляется чрезвычайно неточным: не определяет главного - кворума для принятия решения. В самом деле, если в аналогичной ситуации применительно к сделке ст. 83 (п. 3) говорит о "большинстве голосов независимых директоров, не заинтересованных в ее совершении", то в рассматриваемом правиле цена "определяется независимыми директорами, не заинтересованными в совершении сделки". Но сколько таких директоров должно одобрить сделку? Все имеющиеся на момент одобрения в совете директоров (наблюдательном совете), простое большинство из них, необходим ли их кворум для проведения заседания совета директоров или решение может быть принято при наличии хотя бы одного такого директора? Представляется справедливым, как и в случае принятия решения об одобрении, - решение должно приниматься большинством голосов от всех независимых директоров.
Еще более серьезная проблема: как быть в ситуации, когда в обществе нет ни одного независимого директора? Если бы речь шла об одобрении сделки, то вопрос можно было бы вынести на общее собрание акционеров (это предусматривает ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах"). В рассматриваемом правиле такой оговорки нет. Соответственно, учитывая, что общее собрание акционеров может принимать решения только по вопросам, непосредственно указанным в Федеральном законе "Об акционерных обществах", этот вопрос оно рассмотреть не вправе. Получается решение о цене нельзя принять в принципе. Допустим, законодатель исходил из возможности рассмотреть вопрос об определении цены сделки в составе решения о ее одобрении, которое будет приниматься собранием. Однако уместно возразить: зачем в таком случае отдельно устанавливать порядок голосования по одобрению сделки и по определению цены? Закон в этой части должен быть, очевидно, скорректирован. Есть несколько вариантов установить, что определение цены - необходимый элемент содержания решения об одобрении сделки, и исключить из закона специальный порядок определения цены либо, как предлагалось ранее, вообще исключить необходимость решения об определении цены, ограничиваясь обязанностью привлекать независимого оценщика. С практической же точки зрения думается, что при отсутствии хотя бы одного независимого директора решение должно все равно приниматься советом (директоров).
Никаких специальных правил для определения цены в обществах с числом акционеров менее одной тысячи закон не предусматривает. Можно предположить, что закон предлагает для таких обществ исходить из аналогии с общим порядком принятия решения, - решение принимается простым большинством голосов от присутствующих, если они составляют кворум, необходимый для проведения заседания.
Однако в Законе содержится еще следующий текст: "...если лицо, заинтересованное в совершении одной или нескольких сделок, при которых цена... имущества определяется советом директоров (наблюдательным советом) общества, является членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, цена... имущества определяется решением членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, не заинтересованных в совершении сделки". К чему относится этот текст и для кого он устанавливает правила?
Есть несколько вариантов ответа на этот вопрос. Первый - учитывая, что порядок принятия решения в обществах с числом акционеров более одной тысячи специально предусмотрен законом, то в этом случае данное правило распространяется только на общества с числом акционеров менее одной тысячи. Отчасти данное мнение подкрепляется сходством этого правила с п. 2 ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах". В таком случае порядок принятия решения об определении цены для таких обществ будет следующим. Если ни один из членов совета директоров (наблюдательного совета) не является заинтересованным лицом (заинтересованность иных лиц в этом случае для нас безразлична), решение принимается в соответствии с указанным выше общим порядком принятия решения советом. Если хоть один директор является заинтересованным лицом, решение принимается без участия в голосовании этого лица. Причем во втором случае неясно, что значат слова "определяется решением членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, не заинтересованных в совершении сделки". Вновь возникают вопросы: необходим ли кворум, каким числом голосов принимается решение? Здесь невозможна и полная аналогия с правилами принятия решения об одобрении сделки: в них критерии разделения - "одна тысяча и менее" и "более одной тысячи", а в рассматриваемом случае - "одна тысяча и более" и... все другие! Никакой логики здесь не просматривается. Хотя было бы целесообразно на практике исходить из аналогии и принимать решение только при наличии кворума незаинтересованных директоров и простым большинством.
Если исходить из того, что указанные слова распространяются на все общества, необходимо ответить на вопрос: поглощает ли формула "независимые директора, не заинтересованные в совершении", заинтересованных директоров? Если взять эту формулу в чистом, так сказать, виде, то придется отметить ее несовершенство, поскольку она подразумевает, что состав голосующих определяется следующим образом: сначала устанавливается, кто является "независимым директором", затем - является ли этот независимый директор заинтересованным лицом в соответствии со ст. 81. Следовательно, она не поглощает заинтересованных директоров. Однако если толковать формулу систематически в связи с другими нормами закона, то ответ будет противоположный. В п. 3 ст. 83, когда говорится о принципах голосования в обществах с числом акционеров свыше одной тысячи, второе предложение говорит о том, что "если все члены совета директоров... признаются заинтересованными лицами и (или) не являются независимыми директорами...". То есть подразумевается, что заинтересованные лица и в этом случае не голосуют, таким образом, закон фактически признает, что рассматриваемая формула поглощает заинтересованных директоров.
На практике можно встретить решения, в которых вообще отрицается необходимость в обществах с числом акционеров менее одной тысячи определять цену (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 июня 2002 г. N Ф04/1893-323/А03-2002) lt;*gt;.
--------------------------------
lt;*gt; ОАО "Междуречье" обратилось в суд с иском к ОАО "Труд" с требованием о признании недействительным решения совета директоров ОАО "Труд" о продаже принадлежащих ему акций ОАО "Междуречье". Как следует из материалов, число акционеров указанного общества составляло менее одной тысячи. Решением суда иск был удовлетворен, однако на решение была подана кассационная жалоба, в обоснование которой в том числе указывалось, что правила о порядке определения цены не подлежали применению к этому обществу, "поскольку ОАО "Труд" не является обществом с числом акционеров одна тысяча и более". Кассационная инстанция поддержала жалобу, обосновывая свои доводы, как это не покажется удивительным, следующим: "...у суда отсутствовали правовые основания для признания решения Совета директоров... не соответствующим закону... Согласно пункту 2 статьи 77 Федерального закона "Об акционерных обществах" рыночная стоимость имущества определяется решением Совета директоров общества, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Федеральным законом рыночная стоимость определяется судом или иным органом... исковые требования обоснованы тем, что оспариваемым решением Совета директоров рыночная стоимость акций не была определена, решение принято не большинством голосов директоров, не заинтересованных в сделке. При разрешении данного спора арбитражному суду следовало исходить из того, что статья 77 Федерального закона "Об акционерных обществах" применяется в сочетании с другими нормами закона, отсылающими в части определения рыночной стоимости имущества к ее положениям, в частности со статьей 83 названного Закона... На основании статьи 83 определение стоимости имущества, являющегося предметом сделки, заключенной с участием заинтересованного лица, не во всех случаях отнесено к компетенции Совета директоров. Статьей 83 Федерального закона "Об акционерных обществах" регламентирован порядок заключения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Этот порядок дифференцирован в зависимости от численности акционеров и суммы оплаты по сделке. В соответствии с пунктом 1 статьи 83 названного Закона для определения рыночной цены имущества не требуется принятия решения Советом директоров при заключении сделки обществом с числом акционеров-владельцев голосующих акций менее одной тысячи. Обратного истцом не доказано". Несмотря на то что данная практика основана на положениях Закона, которые действовали до 1 января 2002 г., следует указать, что выводы совершенно не соответствуют смыслу норм Закона как в старой, так и в новой редакции.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: А.В. ГАБОВ. СДЕЛКИ С ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬЮ В ПРАКТИКЕ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ 2005. 2005

Еще по теме Подходы при определении цены в различных сделках:

  1. 2. Понятие и определение кредитной организации
  2. 3. Сфера применения третейского соглашения
  3. §1. Понятие и признаки предприятия как имущественного комплекса но Гражданскому законодательству Российской Федерации.
  4. §1 Секьюритизация: понятие, история развития, правовые аспекты структуры сделки и особенности передачи активов 1.1 Понятие и история развития секыорнтнзацин
  5. 1.3 Правовые особенности выпуска ценных бумаг
  6. §1. Условия о предмете
  7. 5. Подписка на акции
  8. § 2.2. Механизм правового регулирования операций иностранных юридических лиц с ценными бумагами
  9. 1.1. Взгляды цивилистов на несостоявшиеся сделки ' и их место в гражданско-правовой доктрине
  10. 2.1. Основания считать действие не состоявшимся как сделка в юридической науке и законодательстве
  11. Одобрение сделки общим собранием акционеров
  12. Подходы при определении цены в различных сделках
  13. 3.3. СДЕЛКИ, СОВЕРШЕННЫЕПОДВЛИЯНИЕМЗАБЛУЖДЕНИЯ
  14. 4.4.2. Понятиекрупнойсделки
  15. 7.2. ТОРГОВЛЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СЛУЖЕБНОЙ ИНФОРМАЦИИ (ИНСАЙДЕРСКАЯ ТОРГОВЛЯ)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -