<<
>>

2. Корпоративные договоры, заключаемые в процессе учреждения и реорганизации хозяйственных обществ

Вообще, среди корпоративных юридических фактов договоры, направленные на возникновение, изменение или прекращение корпоративных правоотношений, которые можно именовать корпоративными договорами, занимают особое место.
В отличие от обычного гражданско-правового договора, направленного на возникновение, изменение или прекращение конкретного корпоративного правоотношения, корпоративный договор влечет за собой аналогичные последствия для целого комплекса корпоративных правоотношений, затрагивает права и охраняемые законом интересы всех участников (членов) корпорации. Более того, заключение корпоративного договора, как правило, преследует цель создания самой корпорации. Так, договор купли-продажи акций влечет за собой возникновение правоотношения участия (членства) между акционерным обществом и приобретателем ценных бумаг, который в результате совершения указанной сделки становится акционером. Вместе с тем правоотношение участия (членства), субъектом которого выступает отчуждатель акций, прекращается. Договор о слиянии хозяйственных обществ как разновидность корпоративного договора, напротив, направлен на прекращение всех правоотношений участия (членства), существующих в рамках реорганизуемых юридических лиц, а также на возникновение правоотношений участия (членства), но уже в рамках создаваемой на основе сливающихся хозяйственных обществ корпорации, которая появляется как самостоятельный субъект права именно в процессе исполнения такого договора.

Таким образом, корпоративный договор, в отличие от обычного гражданско- правового договора, направлен на возникновение, изменение или прекращение субъективных гражданских прав и юридических обязанностей не только в отношении его сторон, но и в отношении иных лиц, не являющихся сторонами такого договора. Если применительно к правам, предоставляемым гражданско-правовым договором третьему лицу, такая ситуация еще допустима (п.

1 ст. 430 ГК РФ), то на возложение на третье лицо обязанностей законодатель установил прямой запрет (п. 3 ст. 308 ГК РФ). В приведенном ранее примере с договором о слиянии хозяйственных обществ сторонами такого договора являются сами хозяйственные общества, а правовые последствия наступают также и для их участников, становящихся участниками создаваемой в процессе реорганизации корпорации.

Выделив основные особенности корпоративных договоров, необходимо провести их классификацию и определить место в системе гражданско-правовых договоров.

Науке гражданского права известны различные основания классификации гражданско-правовых договоров. Применение того или иного основания преследует свои цели. Поэтому трудно не согласиться с высказанным в литературе мнением о том, что в основу построения системы гражданско-правовых договоров не может быть положено какое-либо одно основание <1>. Тем не менее можно выделить наиболее распространенную классификацию гражданско-правовых договоров. Поскольку договор является разновидностью сделки, постольку в качестве критерия классификации можно использовать основание или цель сделки, под которыми понимается направленность на достижение типичного правового результата для сделок данного вида. Как пишет Ю.В. Романец, направленность на достижение определенного результата следует рассматривать как основной системный фактор, " все остальные признаки, как правило, лишь уточняют правовое регулирование, обусловленное направленностью" <2>.

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 308 - 309.

<2> Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М.: Юристъ, 2001. С. 49.

В рамках типов договоров выделяются их отдельные виды, структурно обособленные по главам в разд. IV ГК РФ. Однако все гражданско-правовые договоры не сводятся лишь к поименованным в тексте ГК РФ соглашениям. В соответствии с п. 2 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, не только предусмотренный, но и не предусмотренный законом или иными правовыми актами, - так называемый непоименованный договор.

Данное обстоятельство обусловлено динамичностью гражданского оборота и обновлением общественных отношений, требующих особого правового регулирования. При рассмотрении соглашений второго типа всегда встает вопрос об их правовой природе и о месте в системе гражданско-правовых договоров. Подобные сложности могут возникать и при анализе договоров, поименованных в законах, но не получивших структурного обособления в разд. IV Кодекса.

Сказанное вполне можно отнести к упоминавшимся договорам, целью которых является учреждение хозяйственных обществ, а также к соглашениям об их реорганизации, к которым принадлежат договоры о слиянии и присоединении.

В разд. IV ГК РФ учредительный договор не упоминается. Он указывается лишь в качестве одного из учредительных документов юридического лица (ст. 52 ГК РФ) и используется при описании учредительных документов отдельных видов хозяйственных обществ: общества с ограниченной ответственностью (ст. 89 ГК РФ) и общества с дополнительной ответственностью. При этом условия учредительного договора, порядок его заключения, изменения и расторжения сформулированы в самом общем виде. Что касается учредительных договоров, заключаемых при создании общества с ограниченной и дополнительной ответственностью, то положения о них содержатся в ст. 12 Федерального закона " Об обществах с ограниченной ответственностью". Таким образом, в действующем гражданском законодательстве положения об учредительном договоре не систематизированы, а существующее хаотичное расположение правовых норм не имеет под собой никаких теоретических обоснований. Более того, отсутствие в тексте ГК РФ унифицированных и структурированных положений об учредительном договоре не отвечает потребностям правоприменительной практики.

Целью учредительного договора является создание хозяйственного общества - нового субъекта права. Данный договор с появлением хозяйственного общества не прекращается, а сохраняет свою силу в течение всего периода существования самого хозяйственного общества.

Учредительный договор - это документ, который не только регулирует отношения, возникающие в процессе создания хозяйственного общества, но и регламентирует взаимоотношения учредителей друг с другом и с хозяйственным обществом в период существования последнего. Имущество, переданное во исполнение учредительного договора его сторонами, становится частной собственностью создаваемого хозяйственного общества, а не поступает в общую долевую собственность сторон такого договора. Данные квалифицирующие признаки учредительного договора не позволяют отождествлять его с договором простого товарищества, что иногда делается в юридической литературе <1>, хотя между ними и существует много общего. Именно поэтому законодатель не упоминает об учредительном договоре в гл. 55 ГК РФ, посвященной простому товариществу <2>. В связи с этим вряд ли можно признать правомерным отказ законодателя от выделения учредительного договора в самостоятельный договорный вид в разд. IV ГК РФ, в то время как сходный договор простого товарищества получил структурное обособление в гл. 55 Кодекса. Обстоятельно аргументированные предложения по выделению в тексте кодифицированного акта положений об учредительном договоре неоднократно высказывались в научной литературе <3>.

<1> См., например: Бублик В. Гражданское законодательство и имущественный статус экономических агентов // Хозяйство и право. 1996. N 8. С. 61.

<2> В научной литературе позиция четкого разграничения договора простого товарищества и учредительного договора также широко распространена. См., например: Брагинский М.И. Договоры, направленные на создание коллективных образований. М.: Статут, 2004. С. 159 - 163.

<3> См., например: Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. М.: БЕК, 1994. С. 34 - 35.

Не все корпоративные договоры, направленные на создание нового субъекта права, являются учредительными.

Что касается договора о создании акционерного общества, то согласно п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" заключаемый учредителями акционерного общества договор о создании общества является договором о совместной деятельности по учреждению общества. В юридической литературе характеристика договора о создании акционерного общества в качестве договора простого товарищества (договора о совместной деятельности) также получила широкое распространение <1>.

<1> См., например: Ем В.С., Козлова Н.В. Договор простого товарищества (комментарий главы 55 Гражданского кодекса Российской Федерации) // Законодательство. 2000. N 1. С. 17 - 18; Щукина Е.М. Содержание и юридическая природа договора простого товарищества по российскому гражданскому праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 22.

В отличие от учредительного договора договор о создании юридического лица не действует в течение всего периода существования акционерного общества, а основы взаимоотношений между акционерами и самим обществом определяются уставом последнего. В то же время нельзя утверждать, что данный договор прекращается в момент государственной регистрации акционерного общества, что прямо следовало бы из характеристики договора о создании акционерного общества в качестве договора простого товарищества (договора о совместной деятельности) <1>. Действительно, с созданием акционерного общества достигается основная цель заключения договора, однако данный договор продолжает действовать. Это заключение базируется на общих положениях ГК РФ о договоре. Как следует из п. 3 ст. 425 ГК РФ, законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

<1> В настоящей работе договор о совместной деятельности и договор простого товарищества не рассматриваются как различные соглашения. Полагаем, что, исходя из правовой природы указанных договоров, а также из прямого указания закона (ст. 1041 ГК РФ), можно сделать вывод о тождестве данных договоров. В юридической литературе встречается и иная, на наш взгляд, не вполне убедительная позиция (см.: Савельев А.Б. Договор простого товарищества в российском гражданском праве // Актуальные вопросы гражданского права / Под ред. М. И. Брагинского; Исследоват. центр частного права; Российская школа частного права. М.: Статут, 1998. С. 283).

Содержанием гражданско-правового обязательства являются субъективные права и юридические обязанности его сторон. Одной из основных обязанностей учредителя акционерного общества по рассматриваемому договору является оплата приобретенных акций (п. 2 ст. 99 ГК РФ). Фактическая оплата акций при учреждении акционерного общества может происходить после государственной регистрации общества. В соответствии с п. 1 ст. 34 Федерального закона "Об акционерных обществах" акции общества, распределенные при его учреждении, должны быть полностью оплачены в течение года с момента государственной регистрации общества, если меньший срок не предусмотрен договором о создании общества. При этом не менее 50% акций общества, распределенных при его учреждении, должно быть оплачено в течение трех месяцев с момента государственной регистрации общества. Таким образом, уже после государственной регистрации акционерного общества у его учредителей существует юридическая обязанность оплатить акции, порожденная договором о создании общества. До момента исполнения этой обязанности договор о создании акционерного общества не может считаться прекратившим свое действие (п. 3 ст. 425 ГК РФ). Кроме того, именно в договоре о создании акционерного общества определяется порядок размещения его акций среди учредителей (п. 1 ст. 98 ГК РФ). Само же решение о выпуске акций утверждается на основании и в соответствии с договором о создании акционерного общества.

Н. В. Козлова, рассматривающая данный договор в качестве разновидности договора простого товарищества, пытается объяснить эти обстоятельства. Она пишет, что целью сторон договора о создании акционерного общества является не только государственная регистрация общества, "поскольку на практике указанный договор служит как раз для определения взаимных обязательств учредителей по формированию уставного капитала юридического лица путем внесения имущественных вкладов" <1>. Раз целью договора о создании акционерного общества является определение обязательств по формированию уставного капитала, то существование такого договора после государственной регистрации общества вполне естественно. Такое объяснение не выглядит убедительным. Правовая цель договора и порождаемые им обязательства - абсолютно разные категории. То, что правовой целью договора о создании акционерного общества является появление нового субъекта права, не исключает возможность определения им взаимных обязательств учредителей такого общества. Очевидно, что для достижения правовой цели стороны договора наделяются определенными средствами, каковыми выступают права и обязанности, которые, однако, ни при каких обстоятельствах не заменяют собой цели договора.

<1> Козлова Н.В. Указ. соч. С. 217.

Итак, договор о создании акционерного общества не прекращается с момента учреждения общества, т. е. с момента достижения цели договора. Он продолжает действовать и после государственной регистрации акционерного общества до окончания исполнения сторонами обязательств по договору. Таким образом, договор о создании акционерного общества регламентирует взаимоотношения учредителей друг с другом и с созданным в ходе его исполнения юридическим лицом. Помимо этого, имущество, переданное во исполнение договора о создании акционерного общества его участниками, становится частной собственностью создаваемого акционерного общества, а не поступает в общую долевую собственность сторон такого договора. Данные признаки договора о создании акционерного общества не позволяют отождествлять его с договором простого товарищества.

Убедительны рассуждения М.И. Брагинского о том, что, подписывая договор о создании акционерного общества, его учредители в конечном счете стремятся к учреждению определенного юридического лица, а эта цель прямо противоречит сущности договора простого товарищества <1>. В то же время данный договор не является и учредительным, поскольку его действие обусловлено не существованием юридического лица, что характерно для учредительного договора, а надлежащим исполнением порожденных им обязательств.

<1> Брагинский М. И. Договоры об учреждении коллективных образований // Право и экономика. 2003. N 3. С. 51 - 53.

Если попытаться ответить на вопрос о том, каких признаков у договора о создании акционерного общества больше - договора о совместной деятельности или учредительного договора, то ответ должен быть дан в пользу последнего. Отказ законодателя от квалификации договора о создании акционерного общества в качестве учредительного обусловлен в большей мере юридико-техническими особенностями изменения состава участников (акционеров) общества, а не его правовой природой. Очевидно, возможность значительного изменения состава акционеров за короткое время, обусловленная свободным отчуждением акций, фиксируемого в данных реестра акционеров, не может найти отражения в учредительном договоре из-за особой процедуры его изменения. Вместе с тем договор, стороны которого не меняются в связи с изменением состава участников акционерного общества, не может характеризоваться как учредительный. Поэтому сочли более целесообразным отнести договор о создании акционерного общества к другому виду сходных сделок - договорам о совместной деятельности, что по изложенным причинам также не может быть признано надлежащим решением проблемы квалификации данного договора.

Договоры, направленные на создание хозяйственного общества - нового субъекта права, не сводятся к одному лишь учредительному договору и договору о создании акционерного общества. Образование новых хозяйственных обществ может происходить и в результате исполнения договоров, заключаемых в ходе проведения реорганизации хозяйственных обществ, например в случае их слияния (п. 1 ст. 58 ГК РФ). Новый субъект права согласно ГК РФ возникает также при выделении (п. 4 ст. 58 ГК РФ), разделении (п. 3 ст. 58 ГК РФ), преобразовании (п. 5 ст. 58 ГК РФ) юридических лиц, однако в этих случаях заключение договоров в рамках реорганизационных процедур законодателем не предусмотрено. Напротив, при реорганизации юридического лица в форме присоединения (п. 2 ст. 58 ГК РФ) создание нового субъекта права не происходит, но договор о присоединении заключается.

Действующее гражданское законодательство предусматривает заключение договоров при осуществлении реорганизации в форме слияния и присоединения, именуемых соответственно договорами о слиянии и присоединении. ГК РФ не только не регламентирует условия указанных договоров, порядок их заключения, изменения и расторжения, но даже не упоминает о них. В соответствии с положениями ст. 58 ГК РФ при слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица также в соответствии с передаточным актом. Термины "договор о слиянии" и "договор о присоединении" используются в специальных федеральных законах, принятых в соответствии с ГК РФ (ст. ст. 16, 17 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. ст. 52, 53 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). При этом Федеральный закон "Об акционерных обществах" после внесения изменений <1> достаточно подробно определяет условия указанных договоров <2>.

<1> Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 146-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" // СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3445.

<2> Более подробно см.: Ломакин Д. Особый день в деле совершенствования акционерного законодательства // Хозяйство и право. 2006. N 11. С. 18; и др.

Таким образом, как и в отношении учредительного договора, для договоров о слиянии и присоединении не предусмотрено структурного обособления в тексте разд. IV ГК РФ. Более того, правовая природа договоров о слиянии и присоединении разных видов хозяйственных обществ, с точки зрения законодателя, существенным образом различается. Так, законодатель прямо не определяет правовую природу договоров о слиянии и присоединении акционерных обществ, а также договора о присоединении обществ с ограниченной ответственностью. Большая часть исследователей склоняются к тому, что данные договоры представляют собой разновидность договора простого товарищества <1>. В то же время договор о слиянии обществ с ограниченной ответственностью, подписанный всеми участниками общества, создаваемого в результате слияния, наряду с уставом является его учредительным документом и должен соответствовать всем требованиям, предъявляемым законодательством к учредительному договору (п. 3 ст. 52 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"). Таким образом, законодатель не усматривает тождества правовой природы этих однотипных договоров.

<1> Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. М.: Статут, 2001. С. 38.

Договоры о слиянии и присоединении хозяйственных обществ, по нашему мнению, не могут квалифицироваться в качестве договоров о совместной деятельности.

Во-первых, заключение данных договоров преследует особую цель. В случае с договорами о слиянии и присоединении она не состоит в создании нового субъекта права, как иногда утверждается в литературе <1>, хотя при слиянии хозяйственных обществ и происходит появление нового субъекта права. Заключение данных договоров ставит задачу провести реорганизацию хозяйственных обществ. Возникновение нового субъекта права лишь один из этапов проведения реорганизационной процедуры. Как договор о слиянии, так и договор о присоединении являются юридическими фактами - элементами сложного юридического состава, являющегося основанием универсального правопреемства, осуществляемого в ходе реорганизации хозяйственных обществ. В то же время данные корпоративные договоры направлены на возникновение, изменение или прекращение корпоративных правоотношений.

<1> См., например: Аиткулов Т.Д. Некоторые аспекты правового регулирования слияния и присоединения акционерных обществ в праве Российской Федерации и ФРГ // Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 4. М.: Инфра-М, 2002. С. 23.

Во-вторых, в ходе исполнения данных договоров не образуется общего имущества их участников, принадлежащего им на праве общей долевой собственности. Эти договоры опосредуют переход от одного хозяйственного общества к другому всего комплекса прав и обязанностей, иными словами - процедуру универсального правопреемства, осуществляемую при проведении реорганизации в форме слияния и присоединения. По окончании процедуры реорганизации имущество участников рассматриваемых договоров становится частной собственностью хозяйственного общества, созданного в процессе реорганизации или оставшегося после ее завершения.

В-третьих, договоры о слиянии и присоединении, как отмечалось выше, порождают права и обязанности не только для их участников, но и для третьих лиц. Например, договор о слиянии акционерных обществ должен определять порядок конвертации акций каждого общества в акции нового общества (п. 3 ст. 16 Федерального закона "Об акционерных обществах"), а договор о присоединении должен содержать положения относительно порядка конвертации акций присоединяемого общества в акции общества, к которому осуществляется присоединение (п. 3 ст. 17 Федерального закона "Об акционерных обществах"). Таким образом, данные договоры определяют права и обязанности акционеров реорганизуемых акционерных обществ, в то время как они не являются участниками этих договоров.

Наконец, в-четвертых, договор о реорганизации прекращается вследствие исполнения сторонами обязательств, возникающих на его основании (п. 3 ст. 425 ГК РФ), а договор о совместной деятельности (простого товарищества) прекращается главным образом в результате истечения срока его действия (п. 1 ст. 1050 ГК РФ).

Что касается договора о слиянии обществ с ограниченной ответственностью, то квалификация его законодателем в качестве учредительного договора также не бесспорна. Сходное суждение уже высказывалось в юридической литературе <1>. Стороны учредительного договора - участники общества, принявшие решение о его создании (учредители общества). Участниками общества с ограниченной ответственностью, созданного в процессе слияния, являются не стороны договора о слиянии, поскольку эти общества прекращают свою деятельность в процессе реорганизации, а их участники, обменивающие доли в уставном капитале реорганизуемых обществ на доли в уставном капитале общества, создаваемого в процессе реорганизации.

<1> Коровайко А.В. Реорганизация хозяйственных обществ. Теория, законодательство, практика: Учебное пособие. М.: Норма (Изд. группа "Норма-Инфра- М"), 2001. С. 62.

Договоры об учреждении хозяйственных обществ, к которым относятся учредительный договор и договор о создании акционерного общества, характеризуются общей целью, которую преследуют стороны при заключении таких договоров. Этой целью является создание (путем учреждения) хозяйственного общества - нового субъекта права. Общая цель также наличествует у сторон договоров о слиянии и присоединении хозяйственных обществ - проведение реорганизации хозяйственных обществ, опосредующей процедуру универсального правопреемства. Главное для сторон таких договоров - обеспечение в процессе реорганизации перехода прав и обязанностей от одних субъектов права к другим. Универсальное правопреемство осуществимо несколькими способами, которые находят отражение в различных формах реорганизации. В результате реорганизации может быть создан новый субъект права, например в случае слияния хозяйственных обществ. Однако целью сторон договора о слиянии является не создание нового субъекта права, а обеспечение процедуры передачи прав и обязанностей нескольких существующих хозяйственных обществ одному хозяйственному обществу, специально создаваемому для этого. Государственная регистрация хозяйственного общества, созданного в процессе слияния, - это всего лишь один из юридических фактов, являющихся основанием для универсального правопреемства. Что касается реорганизации в форме присоединения, то она вообще не предполагает создания нового субъекта права. Напротив, в случае присоединения происходит ликвидация присоединяемого хозяйственного общества. Таким образом, в данном случае бессмысленно говорить о создании нового юридического лица как цели договора о присоединении.

Реорганизационные договоры характеризуются некоторыми авторами в качестве сделок с имущественными комплексами <1>. Оставляя в стороне вопрос о крайне размытом содержании термина "имущественный комплекс", употребляемого в отношении предприятия (п. 1 ст. 132 ГК РФ), отметим следующее. Безусловно, в процессе реорганизации может происходить передача имущественных комплексов от реорганизуемых хозяйственных обществ к другим хозяйственным обществам, образованным в процессе реорганизации (при слиянии) либо оставшимся после ее проведения (при присоединении), но при этом имущественный комплекс не становится предметом реорганизационного договора. Договоры о реорганизации имеют прежде всего организационный характер, что позволяет обеспечить процедуру универсального правопреемства при слиянии и присоединении. Передача имущественного комплекса является лишь следствием универсального правопреемства и происходит не только и не столько на базе реорганизационного договора, поскольку в основе правопреемства при реорганизации лежит сложный юридический состав, в котором указанный договор представляет собой лишь один из элементов. Кроме того, как быть в том случае, если имущество реорганизуемых хозяйственных обществ, например при слиянии, настолько незначительно, что никак не подпадает под определение имущественного комплекса? Неужели в приведенном примере заключение договора о слиянии будет невозможным из- за отсутствия предмета? Очевидно, нет. Сказанное, на наш взгляд, не позволяет рассматривать имущественный комплекс в качестве предмета реорганизационных договоров.

<1> Коровайко А.В. Указ. соч. С. 65; Архипов Б.П. Реорганизационные договоры о слиянии и поглощении акционерных обществ // Законодательство. 2002. N 10. С. 42 - 54.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод о целесообразности выделения среди гражданско-правовых договоров особой разновидности - корпоративных договоров. Наименование таких договоров обусловлено их направленностью на возникновение, изменение или прекращение корпоративных правоотношений. В системе корпоративных договоров следует выделять договоры, направленные на учреждение корпораций: учредительный договор и договор о создании акционерного общества, а также реорганизационные договоры, к которым относятся договоры о слиянии и присоединении корпораций. Договоры, направленные на учреждение корпораций, преследуют цель создания нового субъекта права. Целью реорганизационных договоров является проведение реорганизационной процедуры, в рамках которой осуществляется универсальное правопреемство. Несмотря на специфику цели отдельных видов корпоративных договоров, у них есть один общий существенный признак, благодаря которому они могут быть объединены в самостоятельный договорный вид. Вне зависимости от конкретной цели корпоративного договора, достижение которой преследуют стороны при его заключении, в конечном счете любой корпоративный договор направлен на возникновение, изменение или прекращение корпоративных правоотношений. Указанные последствия наступают как в случае учреждения корпорации, так и в случае завершения процедуры реорганизации в форме слияния или присоединения.

Помимо того что корпоративные договоры влекут возникновение, изменение или прекращение корпоративных правоотношений, они характеризуются общей непротиворечивой целью, которую преследуют все стороны таких договоров.

Наличие общей цели у сторон указанных договоров позволяет выделить их в самостоятельный договорный тип <1>. К данному типу общецелевых договоров можно отнести также договор простого товарищества. Общецелевой договор характеризуется единой целью, к достижению которой стремятся его стороны. Помимо этого у них имеются непротиворечивые интересы, которые реализуются при достижении общей цели.

В зависимости от специфики данной цели в рамках единого типа общецелевых договоров можно выделить корпоративные договоры: договоры об учреждении юридических лиц (учредительный договор, договор о создании акционерного общества), договоры о реорганизации юридических лиц (о слиянии, о присоединении), а также договор простого товарищества (о совместной деятельности).

<1> Более подробно о сущности и видах общецелевых договоров см.: Романец Ю.В. Указ. соч. С. 127 - 132, 478 - 494. Ю.В. Романец относит к общецелевым договорам, в частности, договор простого товарищества и учредительный договор. Учредительный договор и договор о создании акционерного общества характеризуются М.И. Брагинским в качестве договоров, направленных на учреждение коллективных образований, что также не ставит под сомнение их общецелевой характер (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 320). Реорганизационные договоры не получили должного исследования в рамках общецелевых договоров, что не мешает, на наш взгляд, тому, чтобы договоры о слиянии и присоединении юридических лиц с полным основанием были отнесены к договорам общецелевого типа.

Сделанные выводы об особенностях корпоративных договоров позволяют обосновать необходимость внесения изменений в ГК РФ, отражающих особенности данного договорного вида.

Общие положения, касающиеся договоров об учреждении юридических лиц, целесообразно объединить в отдельной главе ГК РФ, которую следует расположить вслед за гл. 55, посвященной договору простого товарищества. Общие положения должны содержать определение договора об учреждении юридического лица, требования к его форме и содержанию, а также к правовому статусу сторон такого договора. Кроме этого, необходимо зафиксировать порядок заключения, изменения и расторжения такого договора, положения об ответственности за нарушение его условий. Что касается содержания договора, то оно, в частности, должно включать сведения о создаваемом юридическом лице: наименование, в том числе указание на организационно-правовую форму, местонахождение юридического лица, величину его уставного (складочного) капитала и порядок управления его деятельностью.

Особое значение имеют права и обязанности сторон. Основная обязанность учредителей - внесение вкладов в уставный (складочный) капитал создаваемого юридического лица. В связи с этим договор об учреждении юридического лица должен содержать условия о порядке внесения вкладов, в частности об их составе, величине и сроках внесения. В отношении вкладов, имеющих неденежную форму, необходимо определить в договоре процедуру их оценки. В качестве обязательных условий следует внести в соглашение положения о порядке распределения прибыли от деятельности юридического лица и покрытии убытков, ответственности учредителей по его долгам. Важно предусмотреть также процедуру изменения состава учредителей. Договор должен регламентировать саму деятельность учредителей, направленную на создание юридического лица.

Особенности отдельных видов договоров об учреждении юридических лиц, например хозяйственных обществ, могут быть предусмотрены специальными федеральными законами, принятыми в соответствии с ГК РФ, для чего в положениях ГК РФ, касающихся договоров об учреждении юридических лиц, следует зафиксировать отсылочную норму. Представляется, что закрепленная в действующем законодательстве классификация договоров об учреждении хозяйственных обществ на учредительные договоры и договоры о создании акционерных обществ является во многом искусственной. Не существует достаточного обоснования для признания в качестве учредительного документа обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью учредительного договора. В рамках договорных отношений наиболее ярко проявляются особенности правового статуса сторон договора. Договор порождает правоотношения между лицами, которые его заключили. Кроме того, он регламентирует их поведение. Хозяйственное общество, как неоднократно отмечалось, - это объединение капиталов, в котором значение каждого отдельного участника для деятельности общества обычно не имеет определяющего значения. В этом смысле квалифицировать акт, призванный главным образом регламентировать деятельность лиц, в качестве учредительного документа объединения капиталов не совсем верно. Напротив, в хозяйственных товариществах, являющихся объединениями лиц, учредительный договор должен остаться. Вместе с тем до момента государственной регистрации хозяйственного общества действия учредителей, направленные на образование нового субъекта права, нуждаются в договорной регламентации, которая вполне может осуществляться в рамках договора о создании хозяйственного общества, примером которого может служить договор о создании акционерного общества. Таким образом, договоры об учреждении хозяйственных обществ, включающие сейчас учредительный договор и договор о создании акционерного общества, можно будет свести к договорам о создании хозяйственных обществ.

Вслед за главой о договорах об учреждении юридических лиц в ГК РФ представляется необходимым расположить главу о договорах о реорганизации юридических лиц (договорах о слиянии и присоединении). Общие положения главы должны содержать определение договора о реорганизации, требования к его форме и содержанию, а также к правовому статусу сторон такого договора. Кроме этого, необходимо зафиксировать порядок заключения, изменения и расторжения такого договора, положения об ответственности за нарушение его условий. Что касается содержания договора, то оно, в частности, должно включать сведения о реорганизуемых юридических лицах, а при слиянии - также о юридическом лице, создаваемом в ходе реорганизации, а именно наименование, включая указание на организационно-правовую форму, и местонахождение юридических лиц. В договоре следует четко зафиксировать этапы процедуры реорганизации <1>.

<1> Более подробно об условиях реорганизационных договоров см.: Ломакин Д.В. Договоры о создании и реорганизации юридических лиц // Законодательство. 2004. N 2. С. 44 - 52.

Включение корпоративных договоров в структуру ГК РФ позволит упорядочить правовое регулирование процессов учреждения и реорганизации хозяйственных обществ, послужит надежной гарантией защиты прав их участников и кредиторов.

Сторонами договора об учреждении хозяйственного общества являются его учредители, которые в момент государственной регистрации общества приобретают статус его участников. Что касается такой разновидности реорганизационного договора, как договор о слиянии хозяйственных обществ, то его стороны не становятся участниками вновь создаваемого юридического лица, поскольку их деятельность прекращается в связи с созданием нового субъекта права. Нельзя именовать их и учредителями, поскольку учредители - это лица, которые принимают решение об учреждении хозяйственного общества. В процессе слияния хозяйственных обществ не происходит учреждение нового хозяйственного общества, а имеет место его создание в процессе реорганизации, в связи с чем прав Д.В. Жданов <1>, не находящий смысла в предпринимаемых некоторыми авторами попытках выявления учредителей такого общества <2>.

<1> Жданов Д. В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. С. 42 - 46.

<2> См., например: Зинченко С.А., Лапач В.А., Газарьян В.О. Парадоксы правосубъектности предприятий // Хозяйство и право. 1995. N 1. С. 73 - 86; Коровайко А.В. Указ. соч. С. 62 - 63.

Подводя краткий итог сказанному, отметим, что до момента государственной регистрации хозяйственного общества между его учредителями не возникает особой разновидности гражданско-правовых отношений, именуемых корпоративными. На этой стадии учредители выступают субъектами различных обязательственных правоотношений, возникающих на основании договора об учреждении хозяйственного общества, целью которого является образование нового субъекта права. Договор об учреждении хозяйственного общества продолжает существовать и после государственной регистрации юридического лица. Однако порождаемые им обязательства не трансформируются в корпоративные правоотношения, как ошибочно считают некоторые авторы <1>. Для возникновения правоотношения участия (членства) требуется сложный юридический состав. Например, обязанность акционера оплатить акции будет являться элементом содержания обязательственного правоотношения, порожденного договором о создании акционерного общества. За неисполнение этой обязанности к акционеру могут быть применены меры договорной ответственности (п. 1 ст. 34 Федерального закона "Об акционерных обществах").

<1> См., например: Козлова Н.В. Указ. соч. С. 220.

Приобретение учредителями хозяйственного общества статуса его участников не приравнивается к приобретению ими статуса субъекта предпринимательской деятельности. Связано это с тем, что статус участника хозяйственного общества не тождественен статусу предпринимателя и действующее законодательство не связывает возможность приобретения долей (акций) в уставном капитале хозяйственного общества с регистрацией их приобретателя в качестве субъекта предпринимательской деятельности <1>. Данная позиция нашла свое подтверждение со стороны Конституционного Суда РФ <2>.

<1> Более подробно об этом см.: Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. С. 40

- 44.

<2> См., например, ч. 2 п. 3 Постановления КС РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда города Пензы" // СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 830.

<< | >>
Источник: Д.В. ЛОМАКИН. КОРПОРАТИВНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ОБЩАЯ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ В ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВАХ. 2008

Еще по теме 2. Корпоративные договоры, заключаемые в процессе учреждения и реорганизации хозяйственных обществ:

  1. 3. Сфера применения третейского соглашения
  2. § 1. Права и обязанности внешнего управляющего
  3. Предлагаемая редакция закона Редакция закона, существующая в настоящий момент
  4. § 1. Основания возникновения холдинговых отношений
  5. Правовые последствия признания холдингов группой лиц
  6. 2. Корпоративные договоры, заключаемые в процессе учреждения и реорганизации хозяйственных обществ
  7. 3.2. Регулирование организационных форм корпорации в российском гражданском законодательстве
  8. § 1. Характеристика гражданско-правовых форм объединения капиталов коммерческими организациями в юридических механизмов управления ими в предпринимательских целях
  9. §2. Виды юридических лиц как субъектов предпринимательской деятельности
  10. Тимур Дамирович Аиткулов Некоторые аспекты правового регулирования слияния и присоединения акционерных обществ в праве Российской Федерации и ФРГ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -