<<
>>

§ 2.1. Понятие представительства

Представительство, будучи плодом развитых юридических отношений, «указанием на высшую степень абстракции права, являясь понятием искусствен­ным»[59], образованием, появлению которого мы обязаны относительно недавнему времени, могло бы рассчитывать на четкое и корректное определение его понятия.

Такое понятие должно было бы стоять у истоков представительства вообще и процессуального представительства в частности. Однако так ли это?

В современной процессуальной науке редко какой институт имеет такую многообразную, а зачастую и путаную терминологию, как институт представи­

тельства. Представительство определяют и как процессуальные действия, и как процессуальные отношения (процессуальное отношение), и как институт процес­суального права. При этом авторы разных определений горячо спорят друг с дру­гом, указывая на некорректность определений оппонентов в той или иной части.

Вместе с тем, отсутствие основных понятий процессуального представи­тельства не может быть признано правильным или хотя бы допустимым. Без чет­кого понятийного аппарата ни институт процессуального представительства, ни процессуальная наука вообще не имеет возможности дальнейшего развития. Все дискуссии рискуют быть сведенными в итоге к спору о понятиях как базовых и основных категориях, на которых строится любая наука. В правовой же науке терминологическая точность особенно важна, поскольку выработанные теорети­ческие понятия в дальнейшем используются в законодательной практике и приоб­ретают уже всеобщее значение.

Справедливости ради следует отметить, что подобное плачевное состояние понятийного аппарата представительства имеется не только в науке гражданского процесса. Аналогичное положение наблюдается и в науке гражданского права, ко­торая справедливо считается матерью представительства. Профессор В.А. Рясен­цев писал: «Едва ли есть еще институт гражданского права, который породил бы такую путаную терминологию, как институт представительства.

Одни и те же термины имеют различное значение, причем, понятия, которым они соответству­ют, в науке еще точно не установлены».[60]

Сколь-нибудь развитой теории представительства в иных отраслях права вообще не наблюдается.

2.1.1. Представительство - система процессуальных действий

Самым распространенным определением процессуального представитель­ства является, пожалуй, определение его как системы процессуальных действий или как деятельность.

Наиболее типичное и полное определение дано А.Ф. Козловым. По его мнению, судебное представительство в гражданском процессе - это процессуаль­ная деятельность право-дееспособных субъектов от имени и в защиту прав и ох­раняемых законом интересов сторон, третьих лиц, заявителей и иных заинтересо­ванных по делу лиц1.

Сходное понятие представительства дает А.А. Добровольский, определяю­щий его как ведение дела в суде одним лицом в защиту и в интересах другого[61] [62]. В.М. Шерстюк определяет судебное представительство как деятельность предста­вителя в гражданском процессе, осуществляемую от имени представляемого с це­лью добиться для него наиболее благоприятного решения, а также для оказания ему помощи в осуществлении своих прав, предотвращения их нарушений в про­цессе и оказания суду содействия в осуществлении правосудия по гражданским делам[63].

Из дореволюционных процессуалистов следует отметить К.И. Малышева, который указывал, что представительством является замена одного лица другим, когда представитель действует в процессе вместо представляемого, так что по­следствия его деятельности отражаются на этом представляемом лице[64].

Сведение представительства исключительно к процессуальной деятельно­сти неизбежно влечет за собой вопрос о месте процессуальных действий и процес­суальной деятельности в гражданском процессе. Некоторые ученые- процессуалисты утверждают, что деятельность суда и других участников процес­

са, урегулированная гражданско-процессуальным правом, и исполнительное про­изводство представляют собой гражданский процесс1.

Другие указывают, что гра­жданский процесс - есть процессуальная деятельность и связанные с ней право­вые отношения суда и других участников процесса[65] [66].

Процессуальные действия играют в процессе двоякую роль. Во-первых, они являются процессуальными юридическими фактами, с которыми гражданское процессуальное право связывает возможность возникновения, изменения и пре­кращения гражданских процессуальных прав и обязанностей. Н.А. Чечина утвер­ждает, что только процессуальные действия или бездействия выполняют в граж­данском судопроизводстве роль юридических фактов[67]. Однако большинство авто­ров считает, что процессуальными юридическими фактами являются и события[68]. Во-вторых, процессуальные действия являются формой реализации всеми субъек­тами гражданских процессуальных правоотношений предоставленных им прав и обязанностей[69].

С этой точки зрения определение судебного представительства как процес­суальной деятельности, системы процессуальных действий, ведения дела отражает динамику процесса и имеет большое значение для практической деятельности представителя, позволяет сосредоточиться на конкретной работе по реализации его полномочий в суде. Определение представительства как процессуальных дей­ствий акцентирует внимание исследователя на том, что процессуальный предста­

витель является активным участником процесса, деятельность которого направле­на на получение определенного правового результата для представляемого, а бли­жайшим результатом деятельности представителя является возникновение, изме­нение и прекращение гражданских процессуальных прав и обязанностей пред­ставляемого и реализация этих прав и обязанностей.

Вместе с тем, такое определение имеет и множество недостатков. Во- первых, оно механистично, то есть лишь описывает внешние явления, происходя­щие в рамках представительства, не показывая сущность представительства, его место в системе права. Во-вторых, оно оставляет совершенно без внимания нали­чие и содержание правоотношений, складывающихся между представителем и представляемым, представителем и судом.

В-третьих, такое понятие не охватыва­ет общественных отношений, не составляющих собственно деятельности, но уре­гулированных нормами института судебного представительства, например, отно­шений, связанных с основаниями (уполномочие, доверенность) и субъектами представительства (лица, имеющие право быть представителями), имуществен­ными отношениями по возмещению расходов на представителя.

2.1.2. Представительство - процессуальное отношение

Определение процессуального представительства как процессуального пра­воотношения берет свое начало в предложенной в XIX веке Бюлловым концепции права как системы правоотношений. Эта концепция в короткий срок завоевала множество сторонников, в числе которых были известные русские цивилисты и процессуалисты, такие как Гольмстен, Васьковский, Шершеневич1.

Г.Ф. Шершеневич предложил следующее определение представительства в гражданском праве: «Представительство - есть отношение, в силу которого по­следствия сделок, совершенным одним лицом от имени другого, непосредственно переносятся на последнего».[70] [71] Применительно к гражданскому процессуальному

представительству А.Х. Гольмстен давал следующее определение: «В граждан­ском процессе представитель есть лицо, осуществляющее процессуальные права другого от имени того, кому права эти принадлежат, и исполняющее процессуаль­ные обязанности от имени того, на ком они лежат, и при том с тем, чтобы послед­ствия его действий были отнесены на счет представляемого»1.

М.С. Шакарян определила судебное представительство как правоотноше­ние, в силу которого одно лицо (судебный представитель) совершает процессу­альные действия в пределах предоставленных ему полномочий от имени и в ин­тересах представляемого (стороны или третьего лица), вследствие чего непосред­ственно у последнего возникают права и обязанности[72] [73].

Определение представительства как правового отношения позволяет сосре­доточить внимание на правах и обязанностях, возникающих в рамках отношений процессуального представительства.

Традиционно указывается, что в рамках про­цессуального представительства возникают 'два вида отношений: между предста­вителем и представляемым и между ними и судом. В рамках первого вида пред­ставитель наделяется гражданскими процессуальными полномочиями. В рамках вторых происходит допуск его судом к участию в процессе. По этой причине ут­верждать о том, что в рамках процессуального представительства имеют место только процессуальные отношения, обязательным субъектом которых является суд, нельзя.

Логичнее было бы разделить возникающие правоотношения на три вида: отношения между представителем и представляемым, в силу реализации которого представитель наделяется полномочием; правоотношение между представителем и судом в процессе совершения им процессуальных действий; правоотношение

между представляемым и судом, являющееся результатом реализации внутренне­го и внешнего правоотношения1.

Следует заметить, что этими тремя видами отношений не исчерпывается содержание процессуального представительства. Представитель как лицо, осуще­ствляющее публично-правовые функции по оказанию правовой помощи должен нести соответствующие публично-правовые обязанности. Государство должно получить право устанавливать определенные требования к процессуальному пред­ставителю и его отношениям с представляемым. Применительно к договорному представительству эти отношения не могут и не должны строится только на осно­вании договора между представителем и представляемым. Государство не может оставаться безучастным к тому, кто и насколько качественно оказывает юридиче­скую помощь при представительстве в судах.

Таким образом, рассмотрение процессуального представительства как пра­воотношения позволяет глубже изучить отдельные стороны судебного представи­тельства, исследовать права и обязанности сторон этого правоотношения, помога­ет установить действительное положение представителя в процессе как субъекта одновременно публично-правовых и частно-правовых отношений.

2.1.3.

Представительство - институт гражданского процессуального права

Современная теория права определяет правовой институт как обособлен­ную группу юридических норм, регулирующих общественные отношения кон­кретного вида[74] [75] или как законодательно обособленный комплекс юридических норм, обеспечивающий цельное регулирование данной разновидности отношений или её стороны[76]. При этом институтом гражданского процессуального права явля-

ется обособленные группы норм последнего, регулирующие процессуальные от­ношения отдельных стадий гражданского процесса (специальные институты), ли­бо некоторые общие стороны, присущие системе процессуальных отношений как целому по каждому подведомственному суду гражданскому делу (общие институ­ты)1. Этому определению отвечает и группа правовых норм, регулирующих про­цессуальное представительство. Таким образом, нормы о гражданском процессу­альном представительстве относятся к общим институтам гражданского процессу­ального права.

Отнесение норм о гражданском процессуальном представительстве к такой структурной общности права как институт является очевидным и общепризнан­ным. Нормы о гражданском процессуальном представительстве представляют со­бой не простую совокупность, а неразрывное единство, правовую целостность, а потому могут проявлять свои регулятивные свойства в полной мере лишь в един­стве[77] [78]. В.М. Шерстюк верно отметил, что нормы о судебном представительстве сконцентрированы в Г11К РСФСР в одной главе и не случайно в последующих главах и разделах мы почти не встречаем правовых норм о судебном представи­тельстве[79]. Это позволяет утверждать, что глава V ГК РСФСР достаточно полно регулирует все основные вопросы, относящиеся к деятельности представителя в гражданском процессе. Нормы о судебном представительстве образуют такую общность, которая обеспечивает практически полное регулирование этого элемен­та процесса, что позволяет утверждать, что нормы о гражданском процессуальном представительстве образуют институт гражданского процессуального права.

С точки зрения юридической техники выделение норм о гражданском про­цессуальном представительстве в отдельную главу, расположенную в общей части ГПК, представляется очень удачным. Все нормы о представительстве, имеющие общий характер «выносятся за скобки» и распространяются на все стадии процес­са и виды судопроизводства. В этой точки зрения разделение главы IV «Дица, участвующие в деле» и главы V «Представительство в суде» предстает перед нами не как разделение лиц, участвующих в деле, и представителей, а как прием юри­дической техники, основанный на системе гражданского процессуального права. Такой прием не может подтверждать вывод о том, что представитель не является лицом участвующим в деле, а лишь подчеркивает особый статус представителя, как части системы публично-правовой защиты прав, а также то, что действие норм о представительстве распространяется на всех лиц, участвующих в деле.

Нельзя не признать, что опыт Устава гражданского судопроизводства в этой части может быть весьма показателен. Так, нормы о поверенных содержались в Общих положениях Устава, распространявших свое действие на все стадии и виды производства в судах.

Прекращению всяческих дискуссий относительно статуса представителя и возможности совершения им действий, возможность совершения которых связана в Особенной части ГНК с наделением статусом лица, участвующего в деле, может быть дополнение действующего ГПК нормой, аналог которой имелся в Уставе гражданского судопроизводства:

«Все процессуальные действия, которые могут быть совершены лицами, участвующими в деле, могут совершаться также и их представителями, за исклю­чением случаев, когда закон запрещает представителю совершение каких-либо процессуальных действий. Запрет представителю совершать какие-либо процессу­альные действия может быть установлен и представляемым».

Связь между юридическими категориями процессуальных действий, про­цессуальных правоотношений и института процессуального права применительно к гражданскому процессуальному представительству можно выразить следующим образом: «Процессуальные действия, совершаемые представителем, являются юридическими фактами, которые влекут возникновение, изменение или прекра­

щение процессуальных правоотношений, в том числе и правоотношений между представителем и представляемым, которые, в свою очередь, являются объектом регулирования норм, составляющих институт гражданского процессуального представительства».

Я.А. Розенберг и В.М. Шерстюк считают, что судебное представительство является институтом лишь гражданского процессуального права[80]. Соглашаясь с тем, что гражданское процессуальное представительство является институтом гражданского процессуального права, следует заметить, что оно является не ис­ключительно институтом этой отрасли права, о чем подробно будет указано в гла­ве Ш.

ШК РСФСР не содержит определения гражданского процессуального представительства. Более того, из содержания главы V ГПК совершенно не ясно, что же имеет в виду законодатель, когда говорит о представителях, не определено ни его место в процессе, ни отношения с представляемым и судом, ни значение его действий для представляемого и суда. Единственной нормой, косвенным обра­зом указывающей на правовое значение действий представителя, является норма статьи 46 ГПК РСФСР, которая указывает, что «полномочие на ведение дела в су­де дает представителю право на совершение от имени представляемого всех про­цессуальных действий...» Уяснить правовое значение этой нормы и процессуаль­ного представительства в целом возможно только путем аналогии с гражданским представительством. Так, Гражданский кодекс РФ в статье 182 устанавливает, что сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (пред­ставляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет или прекращает гражданские права и обязанности представляемого. Поскольку стороны в гражданском процес­се не совершают сделок в том смысле, в котором сделка является понятием граж-

далекого права, и поскольку процессуальные действия сторон не влекут за собой по общему правилу возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, то безоговорочное применение этого определения в граж­данском процессуальном праве этой дефиниции невозможно. Кроме того, процес­суальные действия представителя не непосредственно создают права и обязанно­сти для представляемого, а только после принятия их судом. Отсутствие же какого бы то ни было указания на правовое значение процессуальных действий предста­вителя представляется неправильным, поскольку является пробелом в праве, ко­торый провоцирует применение норм гражданского права к отношениям в граж­данском процессе.

Устав гражданского судопроизводства содержал норму, аналог которой в современном ГНК позволил бы избежать необходимости применения норм граж­данского права для уяснения содержания гражданского процессуального предста­вительства. Статья 249 Устава гласила, что поверенный представляет лицо тяжу­щегося на суде, и все действия его, совершенные в пределах данной ему доверен­ности, почитаются обязательными для доверителя. В связи с указанным статью 46 Г11К РСФСР следовало бы дополнить предложением следующего содержания: «Процессуальные действия представителя, совершенные в пределах его полномо­чий, являются обязательными для представляемого».

Таким образом, определение процессуального представительства через ин­ститут позволяет определить место процессуального представителя с гражданском процессе, а также место норм о процессуальном представителе в системе права, а также более эффективно совершенствовать этот институт.

Таким образом, понятие процессуального представительства должно быть определено как единство трех его составляющих: действий, правоотношений и норм, объединенных в институт.

Гражданское процессуальное представительство является формой оказания правовой помощи одного лица (представителя) другому лицу (представляемому) в форме совершения процессуальных действий представителем от имени и в инте­ресах представляемого в рамках предоставленных полномочий в связи с рассмот­

рением и разрешением судом гражданского дела, урегулированных совокупно­стью норм, составляющих институт.

<< | >>
Источник: Халатов Сергей Александрович. Проблемы представительства в гражданском судопроизводстве [Электронный ресурс]: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 - М.: РГБ, 2002. 2002

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.1. Понятие представительства:

  1. §1. Понятие и значение представительства
  2. 1.3. Лица, осуществляющие примирение (примиритель, посредник, медиатор)
  3. § 2. Предпринимательская деятельность обособленных подразделений юридических лиц
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. § 2.1. Понятие представительства
  6. 2.1.1. Представительство - система процессуальных действий
  7. § 1. Понятие представительства в суде
  8. 2.2. Обязательства о представительстве
  9. § 6. Представительство в арбитражном процессе 1. Понятие представительства
  10. § 1. Понятие представительства и его виды
  11. Тема 7 Сделки. Представительство и доверенность. Исковая давность
  12. 8.1.2.2. Юридическая природа представительства, осуществляемого организацией коллективного управления
  13. Понятие сделок
  14. 58. Полномочия представителя. Представительство без полномочий или с превышением полномочий и их правовые последствия.
  15. Представительство в ГПП.
  16. 11. Понятие представительства. Основания и виды представительства
  17. Глава 10 Представительство
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -