<<
>>

Василий Николаевич Латкин (1858-1927). Биографический очерк

Правовед Василий Николаевич Латкин родился в 1858 году в Красноярске. Его отцом был известный в тогдашней России золотопромышленник Н.В. Латкин (1832/33-1904). Именно Николая Васильевича имел в виду писатель М.Е.

Салтыков-Щедрин, описывая в своем произведении "Дневник провинциала в Петербурге" привидевшийся его герою сон: "Во сне мне видится железная дорога от Петербурга до самого устья Печоры... А с устья Печоры, в свою очередь, тоже мчится поезд, и несется на нем господин Латкин с свежею печорскою семгою и кедровой шишкой в руках, как доказательство крайней необходимости дороги в этот кишащий естественными богатствами край. И вдруг в Усть-Сысольске ужасное столкновение..."*(1)

Упоминание о Н.В. Латкине оставил в одном из своих писем и писатель В.М. Гаршин. 16 октября 1874 года он писал своей матери о том, что был на именинах Прасковьи Андреевны Латкиной и видел в ее доме "своего рода знаменитость - Николая Васильевича Латкина, человека с миллионным состоянием"*(2). В указанное время Н.В. Латкин был знаменит, однако, не только в качестве золотопромышленника. Он имел славу и видного ученого-географа, автора многочисленных статей, брошюр и книг по географии и статистике.

Первые научные работы Н.В. Латкина в этой области были посвящены золотоносным рекам Енисейской губернии*(3). В последующие годы Николай Васильевич опубликовал немало трудов по географии и статистике других регионов России, а также Балканских стран, Северной и Южной Америки. Его статьи по географии печатались не только в российских, но в авторитетных иностранных изданиях*(4). Книга Н.В. Латкина "Очерк северной и южной систем золотых промыслов Енисейского округа и описание американского способа промывки золота", вышедшая в свет в Санкт-Петербурге в 1869 г., была удостоена Малой золотой медали Императорского Русского Географического общества. Николай Васильевич входил в состав указанного общества. Кроме того, он являлся членом Бременского, Лейпцигского и Венского географических обществ.

В 1877-1881 годах Н.В. Латкин занимал должность гласного Санкт-Петербургского земского собрания. Затем был директором Дома милосердия для малолетних в поселке Лесном, расположенном близ Петербурга. В 1893-1897 годах он являлся гласным Санкт-Петербургской городской думы. Помимо этого он занимал в последнее десятилетие своей жизни целый ряд других общественных должностей*(5).

Именем Василий будущий правовед был наречен в честь своего деда Василия Николаевича Латкина (1809-1867) - известного купца и промышленника, но более прославившегося в качестве путешественника, исследователя русского Севера, публициста и общественного деятеля*(6). Супругой последнего была Еликонида Никифорова Латкина (1814-1897), происходившая из семьи потомственного купца Никифора Степановича Баженина (1790-1862). В отце правоведа В.Н. Латкина - Николае Васильевиче - соединилась, таким образом, кровь двух старинных русских купеческих родов. И Латкины, и Баженины вели свое происхождение от новгородских купцов, которые в 70-е годы XVI века переселились со своими семьями из Новгорода на берега Северной Двины.

Мать правоведа Василия Николаевича Латкина - Шарлотта Эдуардовна - была по происхождению немкой.

Николай Васильевич женился на ней в апреле 1857 года, во время своего пребывания в Санкт-Петербурге. Спустя четыре дня после свадьбы он снова отправился в Красноярск. В начале 1858 года в этот город переехала и его молодая жена.

Николай Васильевич Латкин пребывал в Красноярском крае до 1870 года. После этого его постоянным местожительством стал Санкт-Петербург. Сначала он поселился с женой и детьми*(7) на улице Спасской*(8) (дом N 2, квартира N 3), затем перебрался в дом N 2 в Манежном переулке*(9).

Согласно "Биографическому словарю профессоров и преподавателей Императорского Санкт-Петербургского университета", первоначальное образование Василий Латкин получил в "частной гимназии Бычкова"*(10).

Данная гимназия называлась так по имени ее директора - статского советника Федора Федоровича Бычкова (1831- после 1893)*(11). В 70-е и в начале 80-х годов XIX века это учебное заведение считалось в общественном мнении Санкт-Петербурга очень престижным. Но в 1883 году ситуация резко изменилась: обществу стали известны факты преступного поведения директора гимназии в отношении воспитанников. С 9 по 13 сентября в Санкт-Петербурге проходил судебный процесс по делу Ф.Ф. Бычкова, в результате которого обвиняемый был признан виновным: "1, в развращении воспитанников содержимой им гимназии Сергея Колонтарова, 13 лет, Петра Нозикова, 11 лет, и Николая Шульгина, 13 лет, посредством развития в них бесстыдными действиями порочной наклонности к мужеложеству (ст. 993 Уложения о наказаниях) и 2, в остановленных по независевшим от него, Бычкова, обстоятельствам, покушениях на мужеложество над названными воспитанниками Колонтаровым и Нозиковым (ст. 996 Уложения о наказаниях)"*(12). Бывший директор гимназии Ф.Ф. Бычков был приговорен за свои преступления к ссылке на поселение в "места Сибири, не столь отдаленные" и к лишению всех прав состояния. Осенью 1883 года директором гимназии стал некто Гуревич, и это учебное заведение стало соответственно именоваться "частной гимназией Гуревича".

Василий Латкин завершил обучение в "частной гимназии Бычкова" в 1878 году, т.е. за пять лет до вышеуказанного скандала. В том же году он поступил на юридический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета. По окончании университетского курса обучения в 1882 году В.Н. Латкин был оставлен при кафедре государственного права для подготовки к профессорскому званию. В 1883 году он выдержал магистерский экзамен и был допущен к преподаванию. По сведениям, приводимым И.А. Богдановым, в 1884 году Василий Николаевич якобы преподавал древнюю историю на Высших женских курсах*(13). В рамках этих курсов, называвшихся "Бестужевскими", действительно преподавалась в курсе всеобщей истории "история древняя", но читал этот курс в 1878-1888 годах декан историко-филологического отделения курсов (в 1882-1889 годах) академик В.Г. Васильевский (1838-1899)*(14). В.Н. Латкин же, по-видимому, вообще никогда и ничего в этом учебном заведении не преподавал. Его фамилия отсутствует в "Списке профессорско-преподавательского состава Бестужевских курсов" 1878-1918 годов. К этому следует добавить, что 1884 год Василий Николаевич провел в Москве - он искал в архивах Министерства иностранных дел и Министерства юстиции материалы для своей магистерской диссертации, посвященной истории земских соборов.

Некоторые из обнаруженных в указанных архивах документов*(15) В.Н. Латкин опубликовал в 1884 году в книге под названием "Материалы для истории земских соборов XVII столетия". В предисловии к ней Василий Николаевич следующим образом объяснял свое обращение к данному периоду развития указанного представительного учреждения: "Царствование Михаила Федоровича является временем апогея развития древнерусского представительства, его "золотым веком", по меткому выражению одного ученого (Н.П. Загоскина). Одно время земский собор даже превращается в постоянное учреждение и в продолжение многих лет без перерыва функционирует рядом и вместе с правительством, трудясь над общим делом умиротворения государства и урегулирования всей его жизни, всех его отправлений, приведенных в расстройство анархией смутного времени. Представители всех чинов Московского государства, можно сказать, не выезжают из Москвы, а если выезжают, то сменяются другими. Начиная с 1613 года и вплоть до 1622 Московское правительство не делает ни шагу без земского собора, в особенности, в первое время после избрания царя, когда центр управления государством сосредоточивался в соборе, имевшем даже свою собственную печать"*(16).

Книгу "Материалы для истории земских соборов" В.Н. Латкин обозначил в верхней части титульного листа как "Приложение к исследованию "Земские соборы Древней Руси". Однако само это исследование было издано лишь в следующем - 1885-м - году. Его полное название: "Земские соборы Древней Руси, их история и организация сравнительно с западноевропейскими представительными учреждениями. Историко-юридическое исследование Василия Латкина". Вскоре после выхода указанной работы в свет Василий Николаевич представил ее к защите в качестве диссертации на соискание ученой степени магистра государственного права*(17).

Исследование В.Н. Латкина "Земские соборы Древней Руси..." состояло из предисловия; введения, в котором выделялось две главы: "Русское вече и народное собрание славян и германцев" (с. 1-16), "Образование представительства. Россия и древнеславянские государства. Германия, Франция, Англия, Испания, Швеция и Венгрия" (с. 16-63); основного текста, разделенного на семь глав: 1) "Соборы при Иване IV" (с. 64-83), 2) "Смутное время" (с. 84-122), 3) "Соборы при Михаиле Федоровиче" (с. 123-204), 4) "Соборы при Алексее Михайловиче" (с. 205-244), 5) "Последние соборы" (с. 245-255), 6) "Организация и компетенция соборов" (с. 256-290), 7) "Западноевропейские представительные учреждения" (с. 291-400). После основного текста исследования шло заключение. А завершало рассматриваемую работу В.Н. Латкина "Приложение", в котором приводились некоторые важнейшие документы: челобитные царям Михаилу Федоровичу и Алексею Михайловичу, а также извлечения из соборного акта 1653 года, в котором говорилось о литовских и малороссийских обстоятельствах.

Тема земских соборов не была новой в русской историко-правовой науке в то время, когда В.Н. Латкин брался за ее исследование. На эту тему писали до него и Н.П. Загоскин (1851-1912), и И.И. Дитятин (1847-1892), и В.И. Сергеевич (1832-1910), в определенной мере также Б.Н. Чичерин и другие ученые. Однако никто из них не пытался создать более или менее подробной и полной истории данного учреждения. В.Н. Латкин поставил своей целью восполнить этот пробел.

В предисловии к своей магистерской диссертации В.Н. Латкин признал, что первая попытка сравнения русских земских соборов с западноевропейскими представительными собраниями принадлежит В.И. Сергеевичу*(18). Однако, отметил Василий Николаевич, "В.И. Сергеевич ограничился только проведением аналогии между нашими соборами, английским парламентом и французскими генеральными штатами. Поэтому, желая расширить сравнение, мы провели его также и между представительными учреждениями других государств"*(19).

Сравнивая народные собрания Древней Руси, других славянских государств и Германии, В.Н. Латкин пришел к выводу о том, что оно в своей примитивной форме, то есть "в форме поголовного участия всех свободных людей дольше всего сохранилось в России"*(20). Эту особенность древнерусского политического строя он объяснял тем, что в древнерусском обществе не сложилось высшего класса, подобного тому, что существовал в западноевропейских обществах. "В то время, как на Западе, - писал Латкин, - все общество распалось на сословные группы и на отдельные корпорации, у нас население по-прежнему оставалось неразделенным ни на какие рубрики с особыми правами и обязанностями и, хотя члены общества отличались друг от друга по роду занятий и служб, но подобное, чисто фактическое различие не имело никакого значения в смысле деления общества на высший, средний и низший классы, на свободных и несвободных и т.п. Никаких корпораций древнерусская жизнь также не знала. Отсюда понятно, почему у нас не было собраний высших членов, рыцарских сеймов и т.п. и почему все население по-прежнему принимало участие в решении своих дел"*(21).

По его мнению, только в начале XVII века русское вече в качестве политического органа "окончательно прекратило свое существование и уступило место совершенно иному порядку вещей". Указывая в данном случае на начало XVII века, Латкин имел в виду лишь вечевой строй Новгорода и Пскова. Для остальной России в качестве времени окончательного упадка веча как института государственной власти он называл середину XIII века - время начала монгольского завоевания.

Падение веча на Руси не означало, отмечал В.Н. Латкин, что "самый принцип народного участия в государственном управлении, или, как тогда говорилось, "в строении земли", сделался чуждым русскому человеку. Напротив, этот принцип продолжал существовать и выражаться в разных формах... народ принимал участие в местном правлении и по-прежнему сходился на вече для решения своих местных нужд"*(22).

Латкин констатировал в своем исследовании отсутствие какой-либо преемственной связи между вечем и земским собором. Он пришел к выводу, что Россия не знала той переходной формы, которая существовала в западноевропейских странах между первичными народными собраниями и представительными учреждениями. По его мнению, земские соборы "не явились продуктом такой долгой исторической жизни, как, например, английский парламент, немецкие земские чины, шведский сейм и т.п., а были учреждением сравнительно новым и вызванным к жизни московскими государями"*(23). Делая такой вывод, В.Н. Латкин совсем не имел в виду, что земские соборы были явлением, не имевшим почвы в обществе, а следовательно, нежизненным. В своем историко-юридическом исследовании Василий Николаевич постарался доказать, что земские соборы выступали в качестве мерила состояния умов и настроения народа. В России "правительство, - подчеркивал он, - было вынуждено созывать соборы, не вследствие требований сословий, как, например, в Англии, но самым положением дел и силою тех обстоятельств и условий, среди которых оно находилось"*(24).

Отмечая тот факт, что в соборах "принимало также участие изрядное количество лиц, призывавшихся поголовно, благодаря своему социальному положению", В.Н. Латкин делал из него вывод о том, что "соборы не были исключительно представительными учреждениями"*(25). При этом он отмечал, что и сословность русских земских соборов отличалась по своему характеру от сословности западноевропейских представительных учреждений. По его словам, "в России, где сословия были созданы преимущественно искусственным путем самим государством, главным образом, в интересах фиска и, следовательно, не могли пустить глубоких корней в общество, само по себе демократическое и знавшее только фактическое разграничение своих членов по роду занятий и службе, собор, хотя и принял сословный характер, но далеко не в такой степени, как западноевропейские собрания. Вот почему деление на сословные палаты было у нас немыслимо и если встречалось известное деление, то на чины, являвшиеся подразделениями сословий... Таким образом, сословных палат, проникнутых строго корпоративным духом, у нас не было, группировка же по чинам, хотя и имела сословный характер, отличалась большой случайностью, и уж ни о каком корпоративном духе не могло быть и речи... Иначе было на Западе, где сословность была гораздо более развита, чем у нас (за исключением Англии) и где она не являлась искусственным продуктом государства, а образовалась совершенно естественно и помимо государства... Это сказалось и на представительных собраниях Европы. Все они были строго сословны и разделялись на палаты, в состав которых входили члены только одного сословия. Исключение составляла Англия, где сословий в европейском смысле слова не было"*(26).

В качестве одной из главных особенностей древнерусской политической жизни, существенно отличавшей ее от западноевропейских общественных порядков, В.Н. Латкин выделял чуждость ее "всякой юридической определенности". "В то время как в Германии, Швеции, Англии, Испании и Венгрии, - писал он, - представительные собрания обладали известными функциями и правами, на основании всевозможных законодательных актов, хартий и привилегий и, таким образом, сфера их компетенции была строго очерчена законом и отношения между ними и государями являлись чисто юридическими, в России и Франции ничего подобного не было, и их собрания, не имея юридической основы, не обладали никакой определенной компетенцией, отношения же их к государям были построены исключительно на фактической почве"*(27). Отсутствие у земских соборов юридической основы было, по мнению Латкина, причиной того, что они прекратили свое существование без всякой борьбы.

Историко-юридическое исследование В.Н. Латкина "Земские соборы Древней Руси, их история и организация сравнительно с западноевропейскими представительными учреждениями" было высоко оценено специалистами*(28). Императорская Академия наук удостоила данный труд премии графа Уварова*(29). Отзыв на книгу молодого историка права, давший основание для награждения ее Уваровской премией, написал профессор В.И. Сергеевич*(30).

После присвоения степени магистра государственного права Василий Николаевич получил приглашение читать лекции по истории русского права в качестве приват-доцента на юридическом факультете Императорского Санкт-Петербургского университета.

Преподавательская деятельность В.Н. Латкина в стенах этого учебного заведения началась осенью 1886 года*(31). А в следующем - 1887-м - году в его жизни произошло еще одно важное событие: защита докторской диссертации.

Василий Николаевич посвятил данную работу истории законодательных комиссий в России в XVIII веке. Прежде, чем представлять свою докторскую диссертацию к защите, он выпустил ее в свет в виде отдельной книги под названием: "Законодательные комиссии в России в XVIII ст. Историко-юридическое исследование". На титуле книги было обозначено, что это первый том исследования. В предисловии к нему Латкин отмечал, что ввиду многочисленности привлеченных им документов он должен был разделить свое исследование на два тома, ограничив содержание первого тома изложением истории законодательных комиссий до Екатерины II, истории выборов в екатерининскую комиссию 1767 года и анализом текстов дворянских и городских наказов, поданных депутатами в названную комиссию. Во второй том Латкин предполагал включить описание содержания крестьянских, иноверческих и казацких наказов, а также наказов от государственных учреждений. Затем, по его замыслу, должен был идти обзор деятельности общей и частных комиссий на основании дневных записок последних. Завершить второй том своего исследования Латкин планировал изложением истории законодательных комиссий, созданных императором Павлом I в 1797 году и императором Александром I в 1804 году. Этому плану не суждено было осуществиться. Второй том своего исследования по истории законодательных комиссий в России в XVIII веке Латкин так и не написал*(32).

Содержание первого тома рассматриваемого произведения было разбито автором на шесть глав: первая глава была посвящена законодательным комиссиям царствования Петра I (с. 1-41), вторая описывала историю законодательных комиссий в периоды правлений Екатерины I, Петра II и Анны Иоанновны (с. 42-79), третья глава излагала историю законодательных комиссий, созданных во времена царствований Елизаветы Петровны и Петра III (с. 80-184), и, наконец, главы с четвертой по шестую были посвящены законодательной комиссии, созванной Екатериной в 1767 году (с. 185-524).

Ко времени выхода рассматриваемого труда В.Н. Латкина уже было опубликовано три тома "Материалов Екатерининской Законодательной Комиссии"*(33). Руководство подготовкой данных материалов к изданию осуществлял историк Д.В. Поленов. В 1878 году он умер, и указанная работа была возложена на В.И. Сергеевича. Под наблюдением Сергеевича к 1885 году выйдут в свет еще два тома "Материалов Екатерининской Законодательной Комиссии"*(34), а в 1885-м - будет выпущен новый том*(35).

В 1878 году в журнале "Вестник Европы" была напечатана статья В.И. Сергеевича "Откуда неудачи Екатерининской законодательной комиссии?"*(36). В этой публикации была дана общая характеристика деятельности екатерининской комиссии, а также оценка условий, в которых она действовала, предпринята попытка объяснить причины прекращения ее занятий.

В.Н. Латкин, в отличие от В.И. Сергеевича, смотрел на деятельность екатерининской законодательной комиссии 1767 года через призму исторического опыта деятельности предшествовавших ей законодательных комиссий. Кроме того, он опирался на целый ряд таких документов, которые до него никто не исследовал. "Главным источником настоящего исследования, - отмечал Латкин в предисловии к своему труду, - были документы, хранящиеся в архиве Кодификационного отдела при Государственном Совете (бывшее II Отделение Е. И. В. Канцелярии), где мы имели возможность с ними познакомиться"*(37). Некоторые из этих документов были опубликованы им в приложении к указанной книге.

В 1888 году в третьей книге "Чтений Императорского Общества Истории и Древностей Российских при Московском университете" вышла в свет рецензия А.Н. Зерцалова на докторскую диссертацию В.Н. Латкина*(38). В ней говорилось об ошибках, допущенных Латкиным в изложении истории законодательных комиссий в России в XVIII веке. Но вместе с тем приводились факты, существенно дополнявшие его исследование.

Успешная защита докторской диссертации позволила В.Н. Латкину получить в 1887 году степень доктора наук*(39). В 1889 году он стал экстраординарным профессором, а спустя еще два года - в 1891 году - был утвержден в звании ординарного профессора. С 1891 и до 1905 года Василий Николаевич читал лекции по истории русского права в Императорском Училище правоведения*(40).

В феврале 1893 года освободилась кафедра истории русского права в Санкт-Петербургском университете. Профессор В.И. Сергеевич*(41), который занимал эту кафедру с 1872 года, уступил ее более молодому преподавателю - ординарному профессору В.Н. Латкину. Впоследствии Василий Иванович вспоминал: "По состоявшемуся тогда между нами соглашению, В.Н. Латкин взял на себя чтение новой истории, а за мной осталась древняя"*(42). Это означало, что В.И. Сергеевич доводил чтение лекций по истории русского права до начала XVIII века, а В.Н. Латкин продолжал данный лекционный курс, рассказывая студентам о развитии русского права в XVIII и XIX веках.

В 1894 году В.И. Сергеевич издал "Лекции и исследования по древней истории русского права", которые стали служить студентам в качестве учебника по той части курса истории русского права, которую ему приходилось читать. В.Н. Латкин вынужден был приступить к подготовке учебника применительно к своей части лекционного курса.

В 1897 году в Нижнем Новгороде в типографии тов. Ржонсницкого был напечатан сокращенный (объемом в 93 страницы) "Конспект по истории русского права. Период империи", составленный студентом А. Гайковичем по лекциям В.Н. Латкина. "Учебник истории русского права периода империи (XVIII и XIX ст.)", написанный В.Н. Латкиным, вышел в свет первым изданием два года спустя - в 1899 году (второе его издание, существенно переработанное и дополненное, будет напечатано в 1909 году). Однако студенческие конспекты лекций профессора В.Н. Латкина продолжали издаваться и после выхода его полнообъемного учебника. Так, в 1903 году в Санкт-Петербурге был напечатан "Конспект по истории русского права. Период Империи. По лекциям проф. Латкина", составленный студентом А. Леонтьевым.

В 1900-1901 учебном году лекции профессора В.Н. Латкина слушал Александр Блок, в то время студент юридического факультета*(43) Императорского Санкт-Петербургского университета. По всей видимости, эти лекции оказались для его поэтической натуры слишком сухими. 26 сентября 1900 года Александр Блок писал своему отцу Александру Львовичу Блоку, профессору Императорского Варшавского университета по кафедре государственного права о том, что его настроение "не может всегда совпадать... с далеко не всегда научными курсами Сергеевича, Латкина и других. Все это последнее часто кажется разбавленным водой, но тем не менее трудно уловимым"*(44). 26 апреля 1901 года Александр Блок сдавал профессору Латкину экзамен. По этому случаю он сочинил шутливое стихотворение:

"Права русского исторью

Уподоблю я громам,

Что мешают мне на взморье

Уходить по вечерам"*(45).

7 мая 1901 года А. Блок сообщал А.В. Гиппиусу: "По истории русского права я получил у Латкина 3, но это меня не смущает и не огорчает"*(46).

* * *

Революционные события 1905-1906 годов в России внесли серьезные изменения в жизнь многих представителей русской интеллигенции. Не остался в стороне от этих событий и профессор В.Н. Латкин. В начале 1906 года он вступил в партию "Союз 17 октября". Имя Латкина впервые упоминается в протоколе заседания Центрального комитета данной партии, состоявшемся 25 января 1906 года*(47). Скорее всего он присутствовал на первом съезде "Союза 17 октября", проходившем в Москве с 8 по 12 февраля 1906 года. С 1898 года Василий Николаевич проживал со своей супругой - Натальей Владимировной Латкиной - в Царском Селе*(48). И в партии "октябристов" он занял место Председателя Царскосельского отдела.

В 1906 году В.Н. Латкин основал в Царском Селе вместе со своими соратниками по партии еженедельную газету "Царскосельское дело". В течение последующих десяти лет он являлся главным редактором этой газеты*(49). Здесь печатались (на четырех полосах небольшого формата) сообщения о событиях, происходивших в Царском Селе, очерки истории Царского Села, рекламные объявления. Иногда помещалась информация о решениях, принятых на заседаниях ЦК партии "октябристов". В целом газета В.Н. Латкина была скорее краеведческой, нежели политической. Во время выборов во вторую Государственную Думу, проходивших осенью 1906 года, ЦК партии "Союз 17 октября" предпринимал попытку усилить политическую направленность газеты "Царскосельское дело". Так, на заседании ЦК партии "октябристов", состоявшемся 28 ноября 1906 года, было постановлено: "Ввиду необходимости усилить предвыборную агитацию положено оказать издающемуся в Царском Селе под редакцией пр[офессора] Латкина еженедельному органу "Царскосельское дело" поддержку в размере 100 р."*(50).

На заседании Петербургского отделения ЦК "Союза 17 октября", проходившем 7 июня 1907 года, рядом членов ЦК было выдвинуто предложение об избрании В.Н. Латкина в состав Центрального комитета. На заседании ЦК, состоявшемся 11 июля 1907 года, Латкин был вместе с другими девятью "октябристами" единогласно избран в члены ЦК данной партии. 3-й Всероссийский съезд "Союза 17 октября", проходивший в Москве с 4 по 8 октября 1909 года, избрал В.Н. Латкина в новый состав Центрального комитета партии "октябристов"*(51). Протоколы съездов и заседаний ЦК "Союза 17 октября" не зафиксировали выступлений В.Н. Латкина. Василий Николаевич явно не был активным партийным деятелем. В 1916 году он отказался от должности редактора газеты "Царскосельское дело", сославшись на "расстроенное здоровье". Деятельность "Союза 17 октября" к этому времени фактически прекратилась: партийная структура данной организации рассыпалась на мелкие разрозненные группки, занимавшиеся преимущественно благотворительной работой - оказанием помощи раненым, беженцам и другим категориям обездоленного войной населения.

Василий Николаевич Латкин пережил революционную катастрофу 1917 года и кровавую гражданскую войну. Он умер в 1927 году*(52).

В.А. Томсинов,

доктор юридических наук, профессор юридического факультета

Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Латкин В.Н.. Учебник истории русского права периода империи (XVIII и XIX вв.) (под редакцией и с предисловием В.А. Томсинова). – М.:2004. – 504 с.. 2004

Еще по теме Василий Николаевич Латкин (1858-1927). Биографический очерк:

  1. Василий Николаевич Латкин (1858-1927)
  2. Содержание
  3. Василий Николаевич Латкин (1858-1927). Биографический очерк
  4. Примечания
  5. ПРИМЕЧАНИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -