<<
>>

§ 2. Цели и функции юридического содействия реализации прав и законных интересов: правозащитное и правоохранительное начала

Исходя из конституционных положений о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, их признание, соблюдение и защита - обязанность государства, права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием, государственная защита прав и свобод человека и гражданина гарантируется (ст.

ст. 2, 18, 45 Конституции Российской Федерации), вся деятельность органов публичной власти и других субъектов права должна обеспечивать права и свободы личности, содействовать их реализации[471].

В то же время средства такого обеспечения разнообразны. В литературе справедливо отмечается, что обеспечение прав личности охватывает все формы благоприятствования в осуществлении прав, включая информирование лица об обладании правами и их разъяснение; создание необходимых условий для полноценной реализации прав; восстановление нарушенных прав, их охрану и защиту[472]. В широком значении обеспечение права - это совокупность (система) общих условий и специально-юридических средств (гарантий), благоприятствующих наиболее полному и эффективному осуществлению прав и свобод личности. В узком значении обеспечение права - это система специально-

юридических средств (гарантий), благоприятствующих наиболее полному и эффективному осуществлению прав и свобод личности[473].

Одним из средств обеспечения права выступает и юридическое содействие, которое особым образом сочетает в себе правоохранительное и правозащитное начала.

В юридической науке высказаны три основные позиции по вопросу о соотношении охраны и защиты прав и законных интересов: а) отождествление «охраны» и «защиты» прав[474]; б) признание охраны прав понятием более широким, включающим в себя защиту[475]; в) понимание охраны прав как деятельности, осуществляемой до нарушения прав, направленной на недопущение такового, защиты - как деятельности в связи с нарушением прав или его непосредственной угрозой[476].

В юридической литературе высказаны и другие позиции, например, о том, что защита шире по содержанию, нежели охрана[477], защита понимается также как функция, противоположная обвинению и подозрению[478]. Такие разночтения в определениях рассматриваемых понятий существенно осложняют их разработку, поскольку «в результате становится спорным все»[479]. Думается, что такое положение вызвано, с одной стороны, объективными причинами, поскольку в реальной жизни функции охраны и защиты, а также иные средства обеспечения

права, часто переплетены, находятся во взаимодействии, дополняют друг друга[480], а с другой - неразличением среди средств обеспечения права собственно правовых средств и средств, имеющих иную природу, но регулируемых правом. Ярким примером является такое средство обеспечения права, как профилактика правонарушений и девиантного поведения - средства, используемые для профилактики в зависимости от вида профилактики могут быть воспитательными, организационными и т. д.

Принципиально иное, отличное от вышеприведенных позиций, соотношение правоохраны и правозащиты в механизме обеспечения права предложено А. С. Автономовым, который отмечает, что «взаимоотношение правовой защиты и правовой охраны более сложное, чем просто соотношение видового и родового понятий. В противном случае правозащитные институты выступали бы лишь в роли правоохранительных органов, но на практике, как известно, это не так, и деятельность правозащитных институтов вовсе не представляет собой разновидность функционирования правоохранительных органов». При этом «неслучайно есть понятие самозащиты прав, но нет понятия самоохраны прав». «Правоохранительная деятельность заключается в предотвращении и прекращении нарушения юридических норм, то есть правоохранительная деятельность предполагает меры, нацеленные на действенность объективного права, в том числе и тех норм, в которых устанавливаются права, свободы и обязанности человека. Правоохранительная деятельность обеспечивает осуществление субъективных прав в той мере, в какой она же создает условия для реализации норм объективного права, содержащих права, свободы и обязанности человека.

Поэтому для правоохранительной деятельности на первом месте стоит объективное право. А для правозащитной деятельности на первом месте стоят субъективные права человека и возникающие на их основе законные интересы. При этом, естественно, для защиты субъективных прав прибегают к нормам объективного права. В зависимости от характера основной деятельности выделяются правоохранительные органы и

правозащитные институты. В различных институтах могут наблюдаться элементы как правозащиты, так и правоохраны, причем соотношение их может быть различным: могут существенно преобладать либо правозащитные, либо правоохранительные начала, или же правозащита и правоохрана осуществляются приблизительно в равной степени»[481]. При этом «в государстве, где в праве воплощается справедливость, непримиримых противоречий между правоохранительной и правозащитной деятельностью не возникает. В этих условиях правозащитная и правоохранительная деятельность может и должна осуществляться силами и государства, и институтов гражданского общества»[482].

В реальности противоречия, которые не носят характера «непримиримых», имеют место, прежде всего на микроуровнях, в деятельности конкретных ведомств, решении конкретных юридических дел, но нередко выходят и на уровень всего государства и общества в целом. Это объясняется тем, что в правовой жизни всегда есть обстоятельства, которые препятствуют этому единству. Можно, конечно, отрицать такое положение вещей, ссылаясь на императивные конституционные требования о правах и свободах как смысле, содержании и применении законов, но сути вещей такое отрицание не меняет.

Одновременное противоречие и единство правоохранительного и правозащитного начала в правообеспечительной деятельности объективно. Оно обусловлено тем, что никогда невозможно добиться полного совпадения индивидуальных и общественных интересов, а также тем, что на практике редко кто реализует чужой интерес как свой собственный. При реализации чужого интереса всегда находятся привходящие факторы объективного либо субъективного свойства (кадровые, временные, личные и иные обстоятельства и (или) мотивы, внутриведомственные интересы разного уровня и т.

д.), которые вызывают отклонения от реализации чужого интереса как своего. Как отмечал еще Б. Спиноза, «с человеческой природой дело обстоит так, что каждый с величайшим жаром ищет своей личной пользы, сохранения и приумножения

его достояния, чужой же интерес защищает лишь постольку, поскольку рассчитывает тем самым упрочить свой собственный»[483].

Если бы в практике существовало только единство правоохранительной и правозащитной деятельности и отсутствовали противоречия, за ненадобностью исчезли бы многие правовые институты (защита по уголовным делам, юридическая помощь в целом и др.), поскольку все функции таких институтов реализовывались бы в рамках правоохраны. Однако именно противоречия между правоохранительным и правозащитным началами в обеспечении права и вызывают к жизни разнообразные формы юридического содействия реализации прав и законных интересов.

Не случайно понятиям «правозащита» и «правозащитная деятельность» придается и другое смысловое значение, которое обусловлено тем, что фактически в правоохранительной деятельности имеют место «элементы нарушения установленных государством норм самими представителями правоохранительных органов»[484]. Правозащита понимается как деятельность, направленная на выявление и изобличение правонарушений, исходящих от представителей государственной власти - чиновников, это допущенные государством активные меры общественного ненасильственного контроля за надлежащим отправлением государственным аппаратом своих функций[485]. Правозащитная деятельность в таком понимании включает в себя многообразные средства, способы и формы, в том числе неюридического характера, влияния общества на власть, на деятельность конкретных органов публичной власти, их должностных лиц (выборы, обращения граждан, митинги, демонстрации, использования СМИ для формирования общественного мнения и т. д.).

В Основных принципах, касающихся роли юристов[486], указывается, что, защищая права своих клиентов, юристы должны содействовать защите прав человека и основных свобод, признанных национальным и международным правом, то есть, по сути, охранять их, но лишь в связи с защитой интересов отдельного лица - клиента. Закономерно и наличие в каждом органе государственной власти или в его структурном подразделении собственной юридической службы, которая обеспечивает правовую защиту его интересов не только в качестве юридического лица, но и его персонифицированные ведомственные интересы в аппарате публичной власти.

Развивая приведенные выводы А. С. Автономова, полагаем, что правоохрану и правозащиту следует рассматривать в качестве диалектически взаимодействующих между собой начал в обеспечении права; начал, определяющих построение и функционирование системы юридического содействия реализации прав и законных интересов и ее подсистем. При этом под началом понимается «обусловливающее построение той или иной правовой деятельности соотношение частных и общественных интересов, при котором одни преобладают над другими и которое сложилось в конкретном обществе под влиянием всех факторов его развития»[487]. Различия правовых деятельностей, которые берутся в качестве критерия разграничения правоохраны и правозащиты обусловлены характером интересов и целей, на достижение которых приоритетно направлена та или иная правовая деятельность: на реализацию норм объективного права или субъективных прав и законных интересов.

Взятая как идеальный тип, в чистом виде правозащита заключается в отстаивании исключительно индивидуальных правовых интересов и целей конкретного лица, в том числе в ущерб интересам и целям других лиц. Так,

недопущение судебной ошибки является задачей адвоката лишь в той мере, в какой это соответствует интересам его доверителя, а справедливым, с точки зрения адвоката, будет только тот судебный акт, который максимально благоприятен для доверителя[488].

Правоохрана, рассматриваемая в качестве идеального типа, напротив, будет или обезличенной, беспристрастной, независимой от чьих-либо личных правовых интересов и целей, или реализующейся в отношении всех и каждого при наличии предусмотренных нормами права оснований.

При смешанном типе взаимодействия правоохранительного и правозащитного начал может осуществляться согласование правовых интересов и целей разных субъектов, в том числе, общего, публичного, общественного интереса в конкретной ситуации.

Правозащитное начало - атрибутивное свойство юридического содействия реализации прав и законных интересов, без которого этот вид правовой деятельности растворяется в деятельности правоохранительной. Деятельность органов власти, осуществляемая независимо от правовых целей и интересов конкретного субъекта права, которые выражаются вовне в виде обращений, волеизъявлений, инициатив, не может рассматриваться в качестве юридического содействия реализации прав и законных интересов, хотя фактически содействует, помогает их воплощению (решение суда, постановление о возбуждении уголовного дела и т. д.). Частный, индивидуальный интерес в данном случае защищается лишь в той мере, в которой он соответствует общему, публичному интересу. Исключение составляет деятельность в отношении лиц с неполной дееспособностью, которым юридическое содействие может и должно оказываться без проявления инициативы. Без правозащитного начала, выражающегося в отстаивании частных, индивидуальных интересов конкретного лица (иногда противоречащих или исключающих интересы других частных лиц, организаций, государственных органов, но достижимых с помощью допустимых законом

средств правового характера), юридическое содействие лишено всякого смысла, какие бы социально полезные цели им не преследовались.

В научной литературе по проблемам юридической помощи указывается на то, что адвокатура как институт есть структура не государства, а гражданского общества, инструмент в руках гражданского общества[489]. Действительно, осуществление юридического содействия является, в основном, функцией институтов гражданского общества (адвокатуры, правозащитных организаций, частнопрактикующих юристов и т. д.), которые не наделены публично-властными полномочиями, а влияют на осуществление этих полномочий органами публичной власти и должностными лицами. Однако с учетом неоднородности самого гражданского общества правильнее говорить о юридическом содействии реализации прав и законных интересов как об инструменте в руках каждого конкретного субъекта права.

Принижать роль государства в оказании юридического содействия реализации прав и законных интересов не следует, так как при этом игнорировались бы уже упомянутые положения ст. ст. 2, 18, 45 Конституции Российской Федерации. Кроме того, органы публичной власти сами осуществляют юридическое содействие реализации прав и законных интересов. Наличие развитой инфраструктуры, эффективное осуществление юридического содействия реализации прав и законных интересов как средства правовой защиты конкретной личности от произвола частных лиц, государственных структур[490]отвечает публичному интересу, правоохранительному началу.

Рассмотрим соотношение правоохранительного и правозащитного начал на целе-результативном уровне структуры юридического содействия реализации прав и законных интересов, включающем отношение цель - средства - результат.

Цель - это идеально-интенциональный образ результата. Цель переживается психологически не только как идеальный образ или модель того, что будет достигнуто деятельностью, но и как интенция (желание, намерение, стремление) субъекта, то, что должно быть достигнуто[491].

Правовая цель, отмечает С. Ю. Филиппова, - это исходная точка выбора правового средства и воплощения его в правовой деятельности[492].

А. В. Малько и К. В. Шундиков указывают, что «понятием «юридическая цель» охватывается как цель в праве (официальный ориентир законодателя, отраженный в юридических нормах), так и цель в юридической практике (субъективные ориентиры конкретных участников правореализационного процесса)»[493].

Развивая эту мысль, С. Ю. Филиппова пишет, что следует различать следующие виды правовых целей:

-цели в праве, которые создаются правотворцем, закрепляются в нормах права и обоснованы абстрактным пониманием общего блага;

-цели субъектов права, формируемые ими самими, обусловленные их потребностями и интересами, цели, на достижение которых субъекты права рассчитывают при совершении юридически значимых действий[494].

Если «цель в праве может быть достигнута посредством принятия нормативных правовых актов», то, «чтобы запустить правореализационный процесс, необходимо, чтобы соответствующая цель оформилась в сознании людей и они избрали для достижения своей цели именно те средства, которые предлагаются данной нормой права». При этом конкретная правовая цель должна вписываться в систему правовых целей, смыслообразующим и интегрирующим началом которой является конечная правовая цель. Эта конечная правовая цель в

различных источниках именуется по-разному: дух права, общий смысл права и пр. Цель, которая хотя и обеспечена правовыми средствами, но не вписывается в систему правовых целей, интегрированную конечной правовой целью, не является правовой, именно поэтому достижение такой цели правовыми средствами оказывается злоупотреблением правом или правонарушением[495]. При этом «в большинстве случаев пределы субъективного права устанавливаются законодателем в соответствии с принципом «разрешено все, что не запрещено буквой закона», а пределы осуществления субъективного права - согласно максиме «разрешено все, что не противоречит духу права». Эти различия будут существовать до тех пор, пока дух права не будет полностью совпадать с его буквой[496].

Таким образом, как заключает С. Ю. Филиппова, система правовых целей включает в себя три компонента: 1) конечную правовую цель; 2) правовую цель в норме права; 3) правовую цель субъектов правореализационной деятельности - частную правовую цель. Связь между правовой целью в норме права и частной правовой целью осуществляется через правовые средства, которые должны избираться для достижения частной правовой цели из числа предложенных в норме права; понимание этой связи возможно исключительно в контексте конечной правовой цели[497].

Применение рассмотренной классификации правовых целей к юридическому содействию реализации прав и законных интересов приводит к выводу о том, что в идеальной модели данного феномена имеет место совпадение правовых целей: беспрепятственная реализация прав и законных интересов выступает содержанием как правовой цели субъектов права, так и правовой цели в нормах права, и, безусловно, включено в конечную правовую цель. Это положение, думается, лежит в основе утверждения того, что «общее назначение властных полномочий состоит в том, чтобы содействовать наиболее

эффективному удовлетворению различных интересов граждан, их коллективов и общества в целом»[498], которое представляет собой требование ко всем видам правовой деятельности: правотворческой, правоприменительной и др.

Именно единство правовых целей закреплено в конституционных положениях об обязанности государства признавать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2 Конституции Российской Федерации). Однако это идеальная ситуация. Если бы такой идеал соответствовал реалиям правовой жизни, не требовалось бы разделения функций по применению различных мер юридического противодействия противоправной деятельности и специальных мер юридического содействия реализации прав и законных интересов, а также правовой деятельности, функционально направленной на юридический нейтралитет по крайней мере в процессуальном аспекте - осуществление правосудия.

Противоречие между идеальной моделью деятельности органов публичной власти и их должностных лиц и ее воплощением на практике, вызывает к жизни многие виды правовой деятельности, которые в ситуации совпадения идеала с реальностью оказывались бы излишними. Например, при идеальной ситуации субъекты уголовного процесса полностью реализуют на практике объективное, всестороннее и полное расследование, защита и юридическая помощь как таковые могут и не понадобиться. Кроме того, должна реализовываться и деятельность, направленная на установление фактических обстоятельств дела, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого, свидетельствующих о его непричастности к совершению преступления, отсутствии вины, смягчающих ответственность и иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения уголовного дела, то есть, по сути, функция защиты, которая имманентно присуща объективному, всестороннему, полному, рассмотрению дела. Однако в любой человеческой деятельности, в том числе в уголовно-процессуальной, в силу различных объективных и субъективных причин могут встречаться ошибки,

неточности, упущения, что обусловливает острую потребность в юридической помощи, защите по уголовному делу. Именно поэтому участие защитника в уголовном деле, по большому счету, обязательно. Подозреваемый, обвиняемый могут отказаться от защитника и защищать себя самостоятельно, но согласно ч. 2 ст. 52 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации такой отказ не обязателен для дознавателя, следователя и суда[499].

Несовпадение правовых целей субъектов правореализационной деятельности, целей норм права и конечных правовых целей, обусловлено объективным обстоятельством - различием представлений и оценок у разных субъектов относительно конкретного содержания беспрепятственного осуществления прав и законных интересов в конкретной правовой ситуации, поскольку одни имеют материальную заинтересованность в той или иной его интерпретации, другие - пусть даже с максимальной степенью объективности и добросовестности - эксплицируют конкретное содержание правовых целей из норм права и конечных правовых целей.

Необходимость юридического содействия реализации прав и законных интересов обусловлена, прежде всего, несовпадением в реальной правовой жизни целей различных видов правовообеспечительных деятельностей субъектов, наделенных публично-властными полномочиями, и правовых целей конкретных субъектов права в конкретной правовой ситуации, в силу чего юридическое содействие реализации прав и законных интересов функционирует как особое сочетание правозащитного и правоохранительного начал в обеспечении права.

В идеале правоохранительная деятельность направлена на реализацию целей в праве, основанных на общих, публичных интересах, а правозащитная - на осуществление целей субъектов права, которые связаны с насущными потребностями и частными интересами людей.

Правоохрана и правозащита в аспекте целей выступают своего рода «сдержками и противовесами» друг друга на институциональном уровне,

воплощаясь в различных по предназначению социально-правовых институтах: правоохранительных органах, органах правосудия, адвокатуре и иных институтах юридической помощи, а также сочетаясь в разных направлениях деятельности одних и тех же органов и должностных лиц, обусловливая наличие в их арсенале разнообразных правовых средств и порядков их применения и использования.

Взяв за основу классификацию правовых целей, С. Ю. Филиппова аналогичным образом выделила среди правовых средств публичные правовые и частноправовые. Публичные правовые средства обеспечивают достижение социально значимых целей, как правило, непосредственно зафиксированных в праве, а цели субъектов правореализационной деятельности удовлетворяют косвенным образом. Частноправовые средства предназначены для удовлетворения целей субъектов правореализационной деятельности в первую очередь, а цели в праве они удовлетворяют лишь опосредованно. Для частноправовых средств субъектов правореализационной деятельности характерно наполнение их содержанием непосредственно субъектами права, тогда как государство определяет лишь контуры, в которых возможности инициативы субъектов могут реализовываться[500].

В более поздней работе С. Ю. Филиппова дополнила это деление, обозначив три типа правовых средств: 1) правовые средства, предназначенные для достижения правовой цели, зафиксированной в норме права; 2) правовые средства, предназначенные для достижения правовой цели субъектов правореализационной деятельности; 3) правовые средства, предназначенные для достижения конечной правовой цели[501].

Оставляя за пределами исследования третью группу правовых средств, отметим, что первые две их группы из приведенных выше позиций разграничения правоохраны и правозащиты могут быть названы соответственно правоохранительными (публичные правовые средства, правовые средства,

предназначенные для достижения правовой цели, зафиксированной в норме права) и правозащитными (частноправовые средства, правовые средства, предназначенные для достижения правовой цели субъектов правореализационной деятельности).

Считаем, что в данном случае важно дополнить классификационное основание, взяв за критерий разграничения правоохранительных и правозащитных средств, наряду с целью, содержание того или иного правового средства, а именно наличие или отсутствие в том или ином правовом средстве публично-властно-обязывающих элементов, которые в своей совокупности составляют публично-властное полномочие: право издавать обязательные к исполнению правовые акты, требовать их исполнения и контролировать его, применять при необходимости меры принуждения. Заметим, что термин «публично-властное полномочие» используется в смысле более широком, нежели государственные и муниципальные полномочия, поскольку круг субъектов правотворчества шире совокупности публичных образований, организаций и органов.

Так, на уровне локального нормативно-правового регулирования, локального правоприменения (например, в частных коммерческих и некоммерческих организациях) публично-властные полномочия в понимании государственных или муниципальных отсутствуют, однако корпоративные публично-властные полномочия, возникшие на основе локальных корпоративных правовых норм и ориентированные, прежде всего, на реализацию общекорпоративных интересов и целей, имеются у одних субъектов (например, у органов управления) и отсутствуют у других (например, у работников организации), которые преимущественно реализуют свои частные интересы и цели. Можно констатировать, что для правоохранительных правовых средств характерна относительная независимость от воли лиц, в отношении которых они используются, для правозащитных - зависимость от воли субъектов, их использующих. Мера подконтрольности правовых средств субъекту, их

использующему, может служить индикатором правоохранительного или правозащитного начал в этих правовых средствах.

В той мере, в которой то или иное правовое средство-деяние (технология) имеет черты публично-властного полномочия, оно носит правоохранительный характер и, напротив, в мере необладания ими - правозащитный.

Правозащитные правовые средства, кроме уже упоминавшихся частноправовых средств, при помощи которых юридически равные субъекты взаимодействуют между собой по отношению к правоохранительным средствам имеют исковой характер, выступают как юридически значимые обращения, инициативы по запуску механизмов действия правоохранительных правовых средств, инструменты влияния на их действие, а в необходимых случаях и корректировки правоохранительной деятельности. Так, например, при затруднении в самостоятельном получении доказательств от каких-либо лиц (правозащитное правовое средство) стороны инициируют механизм их истребования (правоохранительное правовое средство) через суд, при отказе - обращаются за проверкой его законности в вышестоящий суд и т. д.

Правоохранительный или правозащитный характер правовых средств производен от правосубъектности лиц, их использующих. По сути, это вопрос о том, допускает ли действующее позитивное право использование публично­властных полномочий для той или иной категории субъектов права. Правовые средства правоохранительного характера предполагают возможность прибегнуть к правовым действиям (технологиям) публично-властного содержания, влекущим возникновение правовых ограничений, которые составляют прерогативу государственных и муниципальных органов (например, судебные запросы, вызовы, оперативно-розыскные мероприятия, следственные действия и т. д.), а также органов корпоративного управления (получение объяснений от работника и т. д.). Правовые средства правозащитного характера, напротив, такой возможности не предполагают, а заключаются в тех правовых технологиях, использование которых не выходит за рамки правоспособности физических и

юридических лиц как субъектов, не наделенных публично-властными полномочиями.

Возможны следующие идеальные модели сочетания правовых целей и правовых средств в правовой деятельности субъектов права в зависимости от правоохранительного или правозащитного начал.

1. Для достижения правоохранительных целей применяются правоохранительные средства. В этой ситуации правовая деятельность, направленная на осуществление целей, сформулированных в нормах права, может осуществляться с использованием всего арсенала правовых средств (правостимулирующего и правоограничительного свойств), включая публично­властные полномочия. Такое соотношение характерно для правоприменительной деятельности, заканчивающейся вынесением индивидуального юридически властного решения.

2. Для достижения правоохранительных целей используются правозащитные средства. Здесь возможны три вида ситуаций: нормальная, когда, нормативно программируя процесс непосредственной реализации права, правотворческий орган рассчитывает на то, что цели, зафиксированные в норме права, могут быть достигнуты без использования публично-властных полномочий, правовых ограничений (достаточным является правовое стимулирование в чистом виде) либо правоприменитель использует для достижения правоохранительных целей невластные правовые средства (например, предостережение прокурора); ситуация избыточного правового регулирования, когда в нормах права или правоприменительных актах закрепляются общие или индивидуальные образцы фактически сложившегося правомерного поведения, которые реализуются и без отдельного упоминания в нормах права; аномальная ситуация, когда имеет место необеспеченность либо недостаточная обеспеченность правовых целей правовыми средствами, в частности, деяние признается противоправным, но юридическая ответственность за его совершение не устанавливается (например, таковыми долгое время были нормы, ограничивающие курение в общественных местах).

3. Для достижения правозащитных целей используются правозащитные средства. Такое соотношение характерно для невластного правового взаимодействия граждан и юридических лиц между собой по установлению и непосредственной реализации их прав и обязанностей без вмешательства каких- либо органов и должностных лиц самостоятельно или с юридической помощью; самозащита прав и законных интересов, которая имеет неисковой и односторонний характер, когда субъект сам отражает посягательство на права и законные интересы или угрозу такового[502] и т. д.

4. Для достижения правозащитных целей используются правоохранительные средства. Такое соотношение правовых целей и средств в социально позитивном значении (в социально негативном оно означает использование публично-властных полномочий в личных целях, различного рода злоупотребления властью) характерно для результатов взаимодействия граждан с органами публичной власти (выдача справок, иных документов, проведение контрольных и надзорных проверок по заявлению гражданина, возбуждение уголовных и административных дел и т. д.). При этом результаты выступают условиями нормального протекания процесса реализации прав и законных

интересов.

ш

-Ol

го Q-

X о о LQ ГО О.

ЮрИ ДИЧІЄСКО е содействие реализации прав и закон­ных интере­сов

Правозащитные средства

Рис. 1. Виды правовой деятельности, правоохранительные и правозащитные цели и средства.

В предметном поле юридического содействия реализации прав и законных интересов оказываются некоторые виды правовой деятельности, осуществляемые в правозащитных целях как правозащитными, так и правоохранительными средствами (рис. 1), то есть правоохрана и правозащита как идеальные типы, начала, идеальные модели сочетания правовых целей и правовых средств в различных видах и формах юридического содействия реализации прав и законных интересов присутствуют в разных пропорциях. Преобладание разных их сочетаний в реальной правовой деятельности позволяет в дальнейшем выделить правоохранительный, правозащитный и смешанный типы институтов юридического содействия реализации прав и законных интересов.

Правоохранительное и правозащитное начала проявляются и в функциях юридического содействия реализации прав и законных интересов.

Назначение понятия «функция юридического содействия реализации прав и законных интересов» состоит в том, чтобы представить описание, модель, эталон того воздействия, осуществление которого требуется юридическому содействию реализации прав и законных интересов для достижения его цели. Функция представляет собой своего рода образец работы системы. Поэтому функцию следует отличать, с одной стороны, от целей и задач, стоящих перед системой, а с другой - от ее реальной, фактической деятельности, то есть от той деятельности, которую система производит «на деле». В жизни, на практике системы по тем или иным причинам зачастую отклоняются от своих функций. Отсюда следует, что функции отражают те направления воздействия, которые юридическое содействие должно осуществлять, чтобы решить поставленные перед ним задачи[503].

Функции юридического содействия реализации прав и законных интересов - это относительно обособленные направления его однородного позитивного воздействия на субъективную и объективную реальность, в которых конкретизируется его активная, динамическая природа, проявляется

преобразующий характер, назначение для жизнедеятельности личности, общества и государства.

Функции юридического содействия реализации прав и законных интересов характеризуются следующими чертами:

- функции представляют собой целенаправленные воздействия, то есть они непосредственно связаны с целями и задачами, которые обусловливают конкретное их содержание, средства и способы воздействия на реальную действительность[504], в то же время функции несводимы к целям и задачам, а включают в себя средства, технологии, методы воздействия;

-это направления, в которых выражены сущность, роль, цели и задачи какого либо правового явления или процесса[505].

- в функциях предметно конкретизируются свойства юридического содействия реализации прав и законных интересов и компоненты его структуры;

- в функциях юридического содействия реализации прав и законных интересов отражается его место среди иных видов деятельности в правовой сфере, среди иных правовых явлений;

- к функциям следует относить лишь позитивные, созидательные и прогрессивные направления воздействия юридического содействия реализации прав и законных интересов (критерием прогресса должно быть достижение цели юридического содействия);

- функции - это такие направления воздействия, потребность в осуществлении которых порождает необходимость существования юридического содействия реализации прав и законных интересов как явления;

- функции юридического содействия реализации прав и законных интересов зависят от условий (объективных и субъективных факторов как правовых, так и иных свойств), и в связи с этим одни функции могут исчезать, другие - появляться, может меняться содержание одной и той же функции.

Таким образом, функции юридического содействия реализации прав и законных интересов как направления его воздействия отражают, во-первых, то, ради чего юридическое содействие осуществляется для получателя, и, во-вторых, то, в чем состоит его социальная ценность - значение для общества и государства.

Функции юридического содействия реализации прав и законных интересов имеют два уровня проявления. Первый из них - это индивидуальный уровень, то есть уровень взаимоотношений конкретного субъекта получения и конкретного субъекта оказания по поводу осуществления персонифицированных интересов (прав, свобод, законных интересов) первого в определенной индивидуальной проблемной правовой ситуации. В индивидуальный уровень проявления функций юридического содействия реализации прав и законных интересов включается также деятельность других социальных субъектов, в том числе органов государственной власти и местного самоуправления, если эта деятельность входит в конкретную проблемную правовую ситуацию, составляя предмет юридического содействия. Можно сказать, что на индивидуальном уровне проявления функции юридического содействия реализации прав и законных интересов раскрывают и развивают его ценность для конкретного получателя, отвечают на вопрос, почему оно необходимо для отстаивания его индивидуальных целей и интересов.

Второй уровень проявления функций юридического содействия реализации прав и законных интересов - это уровень социальный (публичный), отвечающий на вопрос, почему юридическое содействие конкретному субъекту права в осуществлении его индивидуальных интересов необходимо обществу и государству, в чем его ценность и назначение для последних. При этом важно учитывать, что при характеристике функций юридического содействия реализации прав и законных интересов на социальном (публичном) уровне, следует исходить из достаточно абстрактной посылки о необходимости юридического содействия реализации прав и законных интересов в принципе, а не в частной конкретной ситуации. Ведь юридическое содействие в каждом

конкретном случае его оказания может и не соответствовать и даже прямо противоречить общественным и государственным интересам.

Представляется, что базовой функцией юридического содействия реализации прав и законных интересов выступает компенсаторная (компенсирующая) функция, которая заключается в восполнении у субъекта получения недостатков юридических знаний, умений и навыков правовой деятельности, использования тех или иных средств юридического характера для удовлетворения своих индивидуальных интересов.

Компенсаторная функция юридического содействия реализации прав и законных интересов проявляется также в замещении правовой деятельности субъекта получения в том случае, если профессиональный юрист как представитель участвует в различных правовых процедурах и процессах вместо получателя, либо в профессиональной правовой поддержке юридически значимой деятельности субъекта получения, когда субъект оказания действует вместе с последним, например, при представительстве в судебном процессе с участием в нем самого представляемого.

Полагаем, что без компенсаторной функции юридическое содействие реализации прав и законных интересов любого вида и формы лишено всякого смысла и назначения. Исследование практики оказания юридического содействия реализации прав и законных интересов приводит к выводу о том, что компенсаторная функция является не только базовой, но и, по сути, единственной постоянной (перманентной[506]) функцией юридического содействия, которая реализуется в любом случае его надлежащего оказания. В противоположной ситуации следует, на наш взгляд, вести речь о дисфункции юридического содействия реализации прав и законных интересов, его отклонении от заданного образца, эталона.

Наряду с постоянной компенсаторной функцией юридическое содействие реализации прав и законных интересов способно выполнять и переменные функции.

Выделение переменных функций юридического содействия реализации прав и законных интересов объясняется как минимум двумя причинами.

Во-первых, причинами «деятельностного» порядка, которые зависят от характера каждой конкретной проблемной правовой ситуации, задач юридического содействия. Все функции могут и не осуществляться, если этого требуют интересы получателя.

Во-вторых, причинами «субъектного» характера. Для субъектов оказания юридическое содействие может являться основной деятельностью, занимать определенное значимое место среди всего спектра осуществляемой ими правовой деятельности и иметь разные по своей правовой природе основания и порядок реализации. Так, для адвоката интересы доверителя находятся в безусловном приоритете и он обязан в соответствии с соглашением об оказании юридической помощи отстаивать интересы своего клиента до конца, используя для этого весь арсенал правовых средств. Для прокурора же, подавшего заявление в порядке ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, или для субъектов ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации имеет значение действие в публичном интересе, они не связаны позицией получателя юридической помощи и, соответственно, могут отказаться от требований полностью или в части.

Для иллюстрации обоснованности выделения переменных функций юридического содействия приведем одну из позиций относительно функций адвокатской деятельности. Так, например, Р. Г. Мельниченко выделяет следующие функции адвокатской деятельности:

- превентивная функция заключается в предупреждении вхождения субъектов права в такое состояние, когда для него возникает угроза наступления юридически неблагоприятных последствий;

-восстановительная функция заключается в восстановлении нарушенных прав клиентов и является наряду с охранительной функцией доминирующей;

- охранительная функция заключается в охране своих клиентов, над правами которых нависла угроза их умаления или нарушения;

- дисциплинирующая функция - эта функция дополнительная и заключается в наложении на лицо, нарушавшее право, бремени возмещения расходов на услуги адвоката[507]. Нетрудно заметить вариативность и переменчивость выделяемых Р. Г. Мельниченко функций в зависимости от тех или иных задач, которые ставит конкретная проблемная правовая ситуация перед адвокатом как субъектом, оказывающим юридическое содействие.

На возможные возражения по поводу необходимости рассмотрения функций юридического содействия реализации прав и законных интересов при подобном их непостоянстве и способности не проявляться в реальной конкретной ситуации, считаем необходимым отметить, что функции - это все же не реальная деятельность, а направления деятельности (то есть возможная деятельность), тогда как содержание каждого конкретного направления определяется ситуацией, целями, задачами, предметом, средствами и иными параметрами.

Переменный характер большинства функций юридического содействия реализации прав и законных интересов на социальном уровне обусловлен еще и тем, что юридическое содействие реализации прав и законных интересов является деятельностью невластной. Юридическое содействие реализации прав и законных интересов лишь (и в этом его важнейшая роль) вызывает, возбуждает процессы признания прав, их восстановления, охраны и защиты.

Если на индивидуальном уровне юридическое содействие реализации прав и законных интересов имеет постоянную, придающую ему смысл и назначение компенсаторную функцию, то на социальном уровне функции юридического содействия - это всегда переменные, непостоянные, возможные, но не обязательные в каждом конкретном случае оказания юридического содействия.

Переменные, возможные функции юридического содействия в индивидуальной проблемной правовой ситуации могут и не реализоваться, но для публичного интереса важным и ценным является сама принципиальная возможность их осуществления.

Итак, система функций юридического содействия реализации прав и законных интересов, на наш взгляд, может быть представлена следующим образом.

На индивидуальном уровне это:

а) постоянная компенсаторная функция;

б) переменные функции:

- функция инициирования правовой деятельности других субъектов права, кроме получателя юридического содействия. Она заключается в том, что юридическое содействие реализации прав и законных интересов, профессионально используя средства юридического характера, способствует появлению в проблемной правовой ситуации правовой активности органов государства, местного самоуправления, организаций независимо от формы собственности, физических лиц, от которых зависит благоприятное для получателя преобразование проблемной правовой ситуации (например, обращение в судебные органы, органы контроля и надзора, направление письменной претензии контрагенту по договору и т. д.);

- функция сдерживания (подавления, умаления) правовой деятельности других (кроме получателя) субъектов права, которая состоит в том, что юридическое содействие реализации прав и законных интересов, профессионально используя средства юридического характера, направляет свою «энергию» на прекращение той или иной невыгодной в конкретной проблемной ситуации для интересов получателя правовой активности со стороны каких бы то ни было субъектов - органов государства, местного самоуправления, организаций независимо от формы собственности, физических лиц (например, обжалование действий и решений, прекращение проверочных мероприятий в отношении субъекта получения, прекращения уголовного дела и т. д.);

- функция влияния на правовую деятельность других (кроме получателя) субъектов права, способная принимать две основные формы, ситуативно перетекающие одна в другую, меняющиеся местами из стратегических и тактических соображений по поводу путей удовлетворения интересов получателя: в форме профессиональной юридической критики правовой деятельности различных субъектов права с позиций интересов субъекта получения содействия (например, акцентирование внимания суда на нарушения законодательства, допущенные в ходе предварительного расследования в отношении подзащитного) и, наоборот, в форме профессиональной юридической поддержки правовой деятельности различных субъектов права с позиций интересов субъекта получения. Рассматриваемая функция не ограничивается собственно правовым характером, юридическое содействие реализации прав и законных интересов может оказывать и социально-психологическое воздействие на субъектов различных видов юридической деятельности. Так, например, присутствие адвоката при общении с сотрудниками правоохранительных и иных органов само по себе способно выступать гарантией законности их действий на психологическом уровне[508];

- функция повышения уровня правосознания получателя юридического содействия реализации прав и законных интересов заключается в формировании у субъекта получения юридического содействия необходимых в данной конкретной проблемной правовой ситуации юридических знаний, умений, навыков, готовности юридически грамотно действовать (либо бездействовать).

Обозначенные постоянная и переменные функции юридического содействия реализации прав и законных интересов характеризуются единством помогающих усилий, средств, используемых при его осуществлении.

Вместе с тем по своей направленности в конкретной проблемной правовой ситуации, в зависимости от тех или иных задач по преобразованию последней,

могут быть выделены следующие функции юридического содействия реализации прав и законных интересов, осуществляемые на индивидуальном уровне:

- правоохранительная, направленная на недопущение возможных нарушений прав, свобод, законных интересов получателя юридического содействия;

- правозащитная, направленная на устранение уже возникших препятствий к реализации прав, свобод, законных интересов получателя юридического содействия;

- правовосстановительная, направленная на возвращение в первоначальное состояние, а при невозможности такового - на возмещение вреда, причиненного нарушением прав, свобод, законных интересов получателя юридического содействия;

- профилактическая (предупредительная), направленная на установление и устранение причин и условий, при которых права, свободы и законные интересы получателя юридического содействия могут пострадать.

Функции юридического содействия реализации прав и законных интересов, реализуемые на социальном (публичном) уровне отражают назначение и роль юридического содействия уже не для получателя, а для общества и государства. При этом важно отметить, что юридическое содействие реализации прав и законных интересов конкретного получателя на социальном уровне выступает не только как благо для этого получателя, но и как благо для иных лиц, общества и государства; как фактор, способствующий усилению обеспеченности права, совершенствованию работы правового механизма на всех уровнях аппарата публичной власти. Иными словами, помогая одному, юридическое содействие способно помогать многим.

Функции юридического содействия реализации прав и законных интересов, осуществляемые на индивидуальном уровне, представляют собой в большей степени процесс воздействия на различные виды деятельности по охране, защите, восстановлению, признанию и другим видам обеспечения прав, свобод и

законных интересов в самых разнообразных формах (правоприменение, правотворчество, правоинтерпретация и др.).

Функции юридического содействия реализации прав и законных интересов, осуществляемые на социальном уровне, в первую очередь связаны с результатами такого воздействия, когда в итоге проявленной инициативы и (или) при участии юридического содействия как деятельности, органы, организации и лица принимают и проводят в жизнь соответствующие правовые решения, которые и являются собственно мерами признания, восстановления, охраны, защиты прав и свобод, предупреждения (профилактики) их нарушений в материально-правовом смысле.

На социальном (публичном) уровне юридическое содействие реализации прав и законных интересов осуществляет следующие, переменные по своему характеру, функции:

- правоохранительная функция, которая заключается в том, что юридическое содействие реализации прав и законных интересов средствами юридического характера «подталкивает» (а иногда и заставляет) государственные органы, органы местного самоуправления, их должностных лиц к осуществлению действий, принятию правовых решений, направленных на пресечение и предотвращение нарушений прав, свобод и законных интересов как конкретного получателя юридического содействия реализации прав и законных интересов, так и иных лиц, способствует совершенствованию всей правоохранительной системы в деле обеспечения права, в части недопущения возможного нарушения прав, свобод, законных интересов;

- правозащитная, состоящая в том, что юридическое содействие реализации прав и законных интересов средствами юридического характера способствует осуществлению действий и принятию правовых решений государственными органами, органами местного самоуправления, их должностными лицами, а также иными организациями и гражданами, которые направлены на устранение препятствий к реализации прав и законных интересов конкретного получателя,

что может впоследствии позитивно сказаться и на правах и законных интересах иных лиц, совершенствуя всю правообеспечительную деятельность в целом;

-профилактическая (превентивная, предупредительная) функция, которая заключается в формулировании и доведении до соответствующих компетентных органов позиций и выводов относительно установления и путей устранения причин и условий, приводящих к нарушению прав, свобод, законных интересов, привлечении внимания государственных и муниципальных органов к фактам злоупотребления полномочиями со стороны должностных лиц;

- функция участия в формировании юридической практики, состоящая в том, что, направляя соответствующих субъектов права в интересах конкретного получателя юридического содействия на достижение нужных ему результатов деятельности (выраженных в соответствующем содержании судебного решения, приговора, интерпретационного акта и т. и.), юридическое содействие реализации прав и законных интересов способствует формированию определенных тенденций в рассмотрении и разрешении юридических дел.

Возможно выделение и иных функций юридического содействия реализации прав и законных интересов, но основными выступают те, которые рассмотрены нами выше.

Сформулируем основные выводы.

Во-первых, одновременное противоречие и единство правоохранительного и правозащитного начал в правообеспечительной деятельности объективны, обусловлены недостижимостью полного совпадения индивидуальных интересов C общественными и невозможностью реализации чужого интереса как своего собственного. Такое противоречие вызывает к жизни разнообразные формы юридического содействия реализации прав и законных интересов.

Во-вторых, взятое как идеальный тип, в чистом виде, правозащитное начало заключается в отстаивании исключительно индивидуальных правовых интересов и целей конкретного лица, в том числе в ущерб интересам и целям других лиц. Правоохранительное же начало, рассматриваемое в качестве идеального типа, напротив обезличено, беспристрастно, независимо от чьих-либо личных правовых

интересов и целей, или реализуется в отношении всех и каждого при наличии предусмотренных нормами права оснований.

В-третьих, критерием разграничения правоохранительных и правозащитных средств выступает содержание того или иного правового средства, наличие или отсутствие в нем публично-властно-обязывающих элементов.

В-четвертых, на целе-результативном уровне структуры юридического содействия реализации прав и законных интересов, включающем отношение цель - средства - результат, соотношение правоохранительных и правозащитных начал может различаться, что находит отражение в идеальных моделях, когда для достижения правоохранительных целей применяются правоохранительные и используются правозащитные средства, а для достижения правозащитных целей используются правозащитные и правоохранительные средства.

В-пятых, функции юридического содействия реализации прав и законных интересов имеют два уровня проявления - индивидуальный, где функции представляют собой в большей степени процесс воздействия, и социальный, рамках которого функции в первую очередь связаны с результатами такого воздействия. Базовой (основной) функцией юридического содействия реализации прав и законных интересов выступает компенсаторная функция, состоящая в восполнении знаний, умений и навыков субъекта получения, в замещении его правовой деятельности и (или) в ее правовой поддержке, тогда как все остальные функции являются переменными.

<< | >>
Источник: ПАНЧЕНКО ВЛАДИСЛАВ ЮРЬЕВИЧ. ПРАВОВОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КАК ВИД СОЦИАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме § 2. Цели и функции юридического содействия реализации прав и законных интересов: правозащитное и правоохранительное начала:

  1. § 1. Эволюция идеи защиты достоинства личности и прав потерпевшего
  2. § 1. Понятие и виды профессиональных юридических сообществ, оказывающих квалифицированную юридическую помощь в Российской Федерации
  3. § 3. Деятельность движений, фондов и учреждений по содействию реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  4. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ В ОБЛАСТИ ЗАЩИТЫ ТРУДОВЫХ ПРАВ ГРАЖДАН
  5. §2. Цель установления иммунитетов в гражданском процессуальном праве и основные ограничения их модернизации
  6. § 5. Общественный контроль в сфере обеспечения правовой защиты осужденных
  7. 1.3. Особенности классификации конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  8. Параграф 2. Понятие, цели и задачи прокурорского надзора за исполнением законов в сфере антитеррористической защищенности объектов железнодорожного транспорта
  9. § 2. Омбудсмен/уполномоченный по правам человека как новый институциональный элемент системы защиты прав и свобод человека и гражданина в постсоветских государствах
  10. § 3. Организация и деятельность органов по содействию правам человека и их защите в субъектах Российской Федерации
  11. § 2. Функционирование органов по содействию правам человека и их защите в качестве национальных превентивных механизмов против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания
  12. § 1. Проблемы обеспечения законности, правопорядка и служебной дисциплины среди личного состава органов внутренних дел
  13. § 2.2. Правосознание в составе (структуре) механизма защиты прав и свобод граждан
  14. § 2. Цели и функции юридического содействия реализации прав и законных интересов: правозащитное и правоохранительное начала
  15. § 3. Средства юридического содействия реализации прав и законных интересов: понятие, виды и уровни организации
  16. § 1. Понятие и виды институтов юридического содействия реализации прав и законных интересов
  17. § 1. Понятие, принципы, цели и задачи правозащитной деятельности в России
  18. § 1.2. Основные направления реализации государственной правовой политики в сфере правозащитной деятельности на современном этапе
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -