<<
>>

4. Правовая система. Типы юридических систем

1. Правовая действительность и правовая система. Теперь после характеристики «права» (объективного права, позитивного права) перейдем к другой центральной правовой категории – «правовой системе».

Здесь прежде всего нужно иметь в виду, что самое широкое правовое понятие, охватывающее все без исключения правовые явления, – это «правовая действительность». Это – все в мире правовых явлений. А вот в нем, в этом предельно широком понятии, выделяются актив-

298

Глава вторая. От впечатлений к понятиям о праве

ные элементы, так или иначе относящиеся к позитивному праву и тесно связанные между собой, т.е. другие юридически значимые реалии, относящиеся к той публичной основе, на базе которой решаются жизненные ситуации, юридические дела.

Это и есть правовая система (тоже широкое понятие, которое при всем совпадении слов надо строго отличать от ранее рассмотренного понятия «система права», характеризующего только внутреннее строение права, его деление на отрасли и институты). Правовая си-

стема, следовательно, – это все позитивное право, рассматриваемое

в единстве (вместе) с другими активными элементами правовой действительности – правовой идеологией и судебной (юридической) практикой. Таким образом, частями (элементами) правовой системы являются:

– собственно объективное (позитивное) право как совокупность общеобязательных норм, выраженных в законе, иных признаваемых государством формах позитивного права (источниках);

– правовая идеология – активная сторона правосознания;

– судебная (юридическая) практика.

Здесь представляется важным обратить внимание вот на какой момент. Именно через правовую систему, ее элементы происходит как бы

«увязка» позитивного права с государством, его органами, с формами их деятельности, а также и со всей политической структурой данного общества. Именно через правовую систему при рассмотрении позитивного права включаются правотворческие, законодательные учреждения, а также правоисполнительные органы, органы правосудия, другие правоохранительные учреждения, вся политическая система страны.

2. Национальная правовая система. Семьи (типы) национальных юридических систем. Широкое понятие «правовая система»1 имеет существенное значение для характеристики права той или иной конкретной страны.

Обычно в этом случае (независимо от национального состава страны) говорится о национальной правовой системе, например о национальных правовых системах Великобритании, финляндии, Китая, России. В отношении той или иной страны использование понятия «нацио-

нальная правовая система» очень важно потому, что в последней наряду с собственно правом как совокупностью общеобязательных норм

1 Замечу еще раз – понятие «правовая система» нужно четко отличать от близкого по набору слов понятия «система права», которое, как мы видели, выражает только внутреннюю дифференциацию позитивного права в данном обществе, его деление на отрасли и институты.

299

Азы права: Азбука права для всех

могут играть определяющую роль другие юридически значимые реалии – либо судебная (юридическая) практика, либо правовая идеология, от чего в свою очередь зависит весь строй, стиль, «весь мир» правовых явлений, в том числе, как мы видели, формы позитивного права, а также деятельность юридических учреждений страны.

Именно по этому признаку, и прежде всего по особенностям формы позитивного права, выделяются семьи правовых систем, о которых ранее уже упоминалось. Каждая из этих «семей» образует своеобразный с юридической стороны тип юридических систем1. При этом весьма характерно, что если отнести обычное право к первичному состоянию всех национальных юридических систем, то три другие формы позитивного права точно соответствуют трем основным «семьям»,

существующим в мире (а они в свою очередь точно соответствуют трем элементам правовой системы как широкой категории).

Это следующие системы:

– романо-германское право (сложившееся и утвердившееся в континентальной Европе) – право, базирующееся на общеобязательных нормах, выраженных в законе. Это романское (французское), германское, северное (скандинавское) право, в том числе охватываемые ими национальные юридические системы России, Италии, Португалии, Испании, Норвегии, Нидерландов, Дании, большинства стран Южной Америки;

– общее, прецедентное право (его основа – англосаксонское право, точнее, с точки зрения «классики», чистых прецедентных форм – английское право)2, основанное на судебных прецедентах. Это английское и американское право (кроме штата Луизиана), а также национальные юридические системы Австралии, Канады (кроме провинции Квебек), Новой Зеландии, ряда других стран, бывших колоний Британской империи;

– традиционные неотдифференцированные системы, содержание которых во многом определяется религиозными и общинными, традиционными началами, философскими, идеологическими доктринами.

1 В марксистской юридической науке термином «тип» обозначались особенности права в зависимости от «социально-экономических формаций»; и в соответствии с этим различались четыре «исторических типа» права – рабовладельческое, феодальное, буржуазное, социалистическое. Это деление имеет известное экономическое и политическое значение. В данной же книге имеются в виду только «типы» с юридической стороны, т.е. юридические типы, соответствующие основным семьям национальных юридических систем.

2 Термин «общее право» здесь и дальше употребляется как синоним терминам «англосаксонское право» или «право англо-американской группы». При этом в последующем изложении к слову «общее» через запятую добавляется слово «прецедентное» – с тем чтобы сразу же выделить основную особенность обозначаемых данным понятием юридических систем.

300

Глава вторая. От впечатлений к понятиям о праве

Это китайское и традиционное японское право, традиционное индуистское право, исламское право. К рассматриваемому правовому ареалу относится современная, в чем-то уникальная, разновидность этой группы (по некоторым внешним признакам близкая к другим «классическим» подразделениям, в основном к романо-германскому праву) – социалистическое право, основанное на коммунистической правовой идеологии и также, в особенности в России, в других азиатских социалистических странах, на традиционных восточных идеологиях, в том числе выраженных в феномене византийского права.

Надо заметить, что первые две группы правовых семей (романогерманское право и общее, прецедентное право) во многом близки друг другу – и по своим историческим корням, и по заложенным в их основе духу и принципам христианской культуры, и по главным исповедуемым ими правовым ценностям, а главное, по-видимому, по перспективам своего развития, по «сближающимся» тенденциям их модернизации. Нередко (и для этого есть существенные основания) они одинаково причисляются к юридическим системам «современной западной правовой культуры». На основе же (и в «рамках») указанных базовых типов сложились, так сказать, подвиды – отдельные разновидности национальных юридических систем, которые по своей основе в принципе относятся к одной из «классических» групп, но одновременно имеют свой особый «стиль».

Так, в праве континентальной Европы, едином по своему юридическому строю – общим принципиальным, корневым чертам (и, стало быть, характеризующимся единой правовой инфраструктурой, характерной для романо-германского права), обособляются по крайней мере три разновидности национальных юридических систем: отдельно – романская, германская, скандинавская (северная) семьи, действительно имеющие свой особый стиль, «голос». В рамках общего, прецедентного права, контрастно разнящегося от права континентальной Европы, обособляются английская и американская семьи, стиль которых ныне по ряду пунктов весьма различен.

Вкратце – о некоторых юридических тонкостях, характеризующих эти три «семьи» (юридические типы). Их своеобразие во многом выражено в центральном звене юридического регулирования – в осо-

бенностях решения, которое разрешает данную жизненную ситуацию

и властно утверждает правопорядок в обществе, а отсюда – в особенностях формы позитивного права.

В романо-германском праве решение типических жизненных ситуаций запрограммировано в общеобязательных нормах («законах»),

301

Азы права: Азбука права для всех

а практически воплощается путем реализации норм права, их применения. В англосаксонском общем праве подобные нормы в виде прецедентов вырастают непосредственно из судебных решений, причем судьи ориентируются не только на существующий прецедент (тем более, что он в данном случае может и отсутствовать), но и непосредственно на неправовые критерии – разумность, справедливость и др. Что же касается последней из упомянутых «семей» (традиционных, неотдифференцированных систем), то основы программируемых ими решений жизненных ситуаций коренятся вообще «вне права» в строго юридическом его понимании – в исторических традициях, канонах религии, постулатах ортодоксальной идеологии, философских доктринах, а затем – в обычаях, и через них соответствующие правовые системы утверждаются в качестве публичной основы для решения указанных жизненных ситуаций.

Указанные особенности юридических систем требуют специального рассмотрения и изучения (в этих целях в правоведении существуют особые науки, названные «сравнительным правоведением»). Но и сейчас при рассмотрении юридических вопросов, относящихся к «азам права», отмеченные особенности целесообразно иметь в виду. В частности, нужно иметь в виду, что современное право России (Российской федерации) принадлежит с точки зрения внешних юридических особенностей к романо-германскому праву, хотя в нем еще сохранились элементы, притом весьма существенные, характерные для традиционных, неотдифференцированных систем, свойственных советскому праву (точнее, с точки зрения исторических истоков – «византийскому праву»).

Группы национальных юридических систем могут быть классифицированы и по другим рубрикам. Так, О. Шпенглер под углом зрения своих своеобразных взглядов о «морфологии» мировой истории выделяет античное право, арабское право, западноевропейское право (обособляя в последнем группы, близкие к рассмотренным только что

«семьям», – английское, романское, германское право)1.

1 См.: Шпенглер О. Закат Европы: Очерки морфологии мировой истории. Т. 2. М.: Мысль, 1998. С. 61 и след. В науке были предложены и другие классификации широкой значимости. Так, Шнитлер попытался связать группы национальных юридических систем с «великими цивилизациями», выделив по этому критерию такие правовые семьи: право нецивилизованных народов, античных цивилизаций Средиземноморья, евро-американской цивилизации, афро-азиатских народов. В этом же ключе по сути дела строится и марксистская правовая типология, которая приобрела в социалистических странах доминирующее, в немалой степени канонизированное значение, – классификация по «формациям», по «историческим типам», когда в первую очередь выделяются рабовладельческое право, феодальное право, буржуазное право, социалистическое право.

302

Глава вторая. От впечатлений к понятиям о праве

При рассмотрении правовой системы представляется важным особо остановиться на вопросах демократии и правосознания (правовой культуры).

3. Правовая система и демократия. Именно в условиях демократии получает необходимое развитие ведущая часть правовой системы – собственно право.

Чем же характеризуется правовая система в условиях демократии? Главное заключается в том, что объективное (позитивное) право перестает быть своего рода придатком государственной власти. В условиях демократии право как бы «меняется местами» с государством: утверждается верховенство права, и оно возвышается над государственной

властью, и это как раз то, что понимается под правовым государством.

Если только обозначить в предельно кратком виде наиболее важные изменения, происходящие в правовой системе демократического общества, то такого рода изменения состоят в том, что право:

– связывает и подчиняет себе государственную власть («правовое государство»);

– все более обретает свое «собственное» основание в естественном праве, в неотъемлемых правах и свободах человека;

– получает все более совершенное, отработанное в законах, в иных источниках содержание; его основы закрепляются в конституции, реализуются в твердых правовых началах, отработанных юридических конструкциях;

– становится нераздельно единым с независимым и сильным правосудием.

4. Правосознание и правовая культура. Правовая идеология, являющаяся одним из трех элементов «правовой системы», представляет собой активную часть правосознания.

Правосознание – это отношение людей к праву. Позитивное право как

критерий правомерности поведения действует всегда в определенной среде – экономической, политической, нравственной. Существенное значение имеет здесь субъективно-психическая среда, выражающая отношение людей к праву (действующему, предполагаемому и желаемому). Такие отношения людей к праву и представляют собой правосознание.

Ключевой пункт правосознания – осознание людьми ценностей права и одновременно представления о действующем позитивном праве, о том, насколько оно соответствует требованиям разума и справедливости, правовым ценностям и идеалам.

303

Азы права: Азбука права для всех

Различается правосознание научное, профессиональное, обыденное, а также массовое, групповое, индивидуальное. Эти разновидности правосознания по-разному влияют (но все они по-своему влияют) на совершенство законодательства, эффективность работы суда, всех правоохранительных органов, на то, насколько граждане страны являются законопослушными, добровольно, строго, точно исполняют нормы позитивного права, какие они выдвигают правовые требования.

Среди видов и форм правосознания выделяется правовая идеология –

активная часть правосознания, непосредственно влияющая на законодательство, юридическую практику и потому входящая в национальную правовую систему страны.

В связи с правосознанием и правовой идеологией – кратко о правовой культуре.

Правовая культура – это общее состояние «юридических дел» в об-

ществе, т.е. состояние законодательства, положение и работа суда, всех правоохранительных органов, правосознание всего населения страны, выражающее уровень развития права и правосознания, их место в жизни общества, усвоение правовых ценностей, их реализацию на практике, осуществление требования верховенства права.

Одним из показателей правовой культуры является правовая воспи-

танность каждого человека, т.е. надлежащий, высокий уровень правосознания, проявляющийся не только в законопослушании, но и в правовой активности, в полном и эффективном использовании правовых средств в практической деятельности, в стремлении в любом деле утвердить правовые начала как высшие ценности цивилизации.

«Правовая культура» – явление более широкое и емкое, чем просто надлежащий уровень правосознания; главное в правовой культуре – высокое развитие всей правовой системы, достойное место права в жизни общества, осуществление его верховенства и соответствующее этому положение дел во всем «юридическом хозяйстве» страны (подготовка и статус юридических кадров, роль юридических служб во всех подразделениях государственной системы, положение адвокатуры, развитость научных учреждений по вопросам права, уровень правового образования и т.д.).

5. Закономерности развития. Закономерности развития права в полной мере могут быть обрисованы только после рассмотрения всего комплекса юридических проблем, изучаемых в других юридических науках. Но и сейчас (в «азах» юриспруденции) представляется необ-

304

Глава вторая. От впечатлений к понятиям о праве

ходимым на основе общенаучных данных вкратце отметить некоторые линии и тенденции в мировом правовом развитии.

Общенаучные данные свидетельствуют о том, что определяющая закономерность развития правовых систем на нашей планете заключается в том, что в ходе исторического прогресса право из инструмен-

та государственной власти все более превращается в самостоятельную,

высокозначимую социальную силу, в мощный регулятивно-охранительный фактор, способный упорядочить жизнь людей, способствовать достижению и обеспечению основных ценностей цивилизации, культуры.

На первых ступенях своего развития позитивное право, формируясь и развиваясь в рамках той или иной культуры вместе со всей человеческой цивилизацией, являлось составной частью теократическиазиатских, рабовладельческих, феодальных обществ, выступая в качестве своеобразного продолжения государства. Его публично-правовые институты неразвиты, примитивны; в нем сильны элементы, устанавливающие право личной зависимости (рабовладельческой, феодально-крепостнической, феодально-сословной, иерархической), произвол и бесконтрольность институтов и учреждений публичной власти,

«кулачное право» – право сильного; в сфере частноправовых отношений преимущественно доминировало обычное право, нередко партикулярное, раздробленное, привязанное к той или иной местности или группам населения.

В то же время для права характерен собственный правовой прогресс,

шедший со времен Древнего мира и в полной мере развернувшийся в условиях демократии, после победы буржуазно-демократических революций.

Этот правовой прогресс во многом, как мы видели, связан со всемирно-историческим феноменом – римским частным правом.

Наряду с могучим влиянием на ход правового развития культуры римского частного права существенную роль в этой области спустя столетия, в канун Нового времени сыграли переход человечества от традиционных к либеральным цивилизациям, дух эпохи Возрождения, Просвещения, Великой французской революции, представления и разработки великих философов-классиков – Канта, Гегеля, фихте, Шеллинга, мыслителей-просветителей Руссо, Монтескье, Вольтера, многих других, возвысивших идеи общественного договора, естественного права, прав и свобод человека.

Отсюда и вытекают те основные направления правового прогресса, которые связаны с буржуазно-демократическими революциями и которые в этой книге будут кратко, без пояснений, обозначены. Это:

305

Азы права: Азбука права для всех

– обогащение позитивного права естественно-правовыми идеями и ценностями. В условиях демократии позитивное право становится во многом носителем и выразителем естественных, прирожденных прав человека (право на жизнь, на свободу, на самостоятельный свободный выбор своей судьбы, своего дела и т.д.); получает признание и реализацию идея общественного договора, в соответствии с которой государственные и правовые институты не «навязываются сверху», а устанавливаются на основе общественного согласия;

– утверждение начал правового государства. Это означает, что политическая власть ставится под эгиду права, под его контроль и, следовательно, должна функционировать в качестве государственной власти в рамках всех институтов государства и права, в сочетании и во взаимодействии со всеми институтами гражданского общества. В содержание права, его норм и принципов (наряду с категорией прав и свобод человека) все более входят два основополагающих начала правового государства. Одно – общедозволительное («дозволено все, кроме прямо запрещенного законом»), действующее в отношении граждан, их объединений. Другое – разрешительное («дозволено только то, что прямо предусмотрено законом», или в иной формулировке – «запрещено все, кроме того, что прямо разрешено законом»), действующее в отношении властных государственных органов и должностных лиц;

– возвышение частного права. В новых экономических условиях демократического общества гражданское законодательство, охватывающее собственность, договорные обязательства, иные имущественные отношения, стало выражением всеобщности экономической свободы, гарантом автономии личности, юридического приоритета ее воли. Поэтому частное право резко выдвинулось вперед по ряду направлений в правовой системе, оттеснив публичное право и даже проникая в него. Уже в XIX в. были приняты важнейшие законодательные акты в сфере частного права, такие, например, как французский гражданский кодекс – Кодекс Наполеона, Германское гражданское уложение и др.;

– возвышение и развитие правосудия. Правосудие не только исторически сыграло выдающуюся роль в формировании права, но и практически из «просто» разновидности государственной деятельности приобретает в демократическом обществе самостоятельное и высокое значение. Одним из свидетельств тому стало формирование конституционного правосудия – конституционного суда, в предмет ведения которого вошли «сами» законы, акты высших государственных органов, высших должностных лиц.

306

Глава вторая. От впечатлений к понятиям о праве

Понятно, что все эти направления правового прогресса (как и развитие государства в условиях демократии) – не более чем тенденции. Далеко не во всех странах они имели и имеют сейчас последовательный характер; нередко, особенно при установлении в той или иной стране авторитарного и тем более тоталитарного режима, возникали и иные тенденции, связанные с «опубличиванием», огосударствлением права, усилением в нем репрессивных начал, упрощением процессуальных гарантий.

Тем не менее отмеченные закономерности, связанные с возвышением права, с превращением его в могучий регулятивно-охранительный фактор, утверждающий ценности цивилизации, проходят через всю историю человечества. Именно эти закономерности отчетливо выразились в состоянии и совершенствовании юридических систем передовых в демократическом развитии стран, – в романо-германском праве и в общем, прецедентном праве, системам, во многом близким по главным исповедуемым ими правовым ценностям и по «сближающимся» тенденциям их модернизации, отвечающим требованиям современной западной правовой культуры.

Указанные выше закономерности особо значимы сейчас, на современном этапе развития цивилизации. Право в современном гражданском обществе выдвигается в самый центр общественно-политической жизни. Это предопределяет такой качественный поворот в развитии общества, когда общество становится не только гражданским, но и правовым. Причем правовой характер общества – всего общества, а не только одной государственной власти – по ряду данных выступает в качестве его преобладающей, наиболее существенной черты.

6. Правовая система России. Судьба права в России сложна и противоречива. До октябрьского переворота 1917 г. в российском обществе еще не сложилась развитая правовая система. Юридическая система России была противоречивой, в ней причудливо уживались некоторые прогрессивные элементы и архаичные, реакционные черты. Прогрессивные элементы связаны с тем, что российское право име-

ло ряд благоприятных предпосылок и тенденций в своем развитии. Определяющее значение для правового развития России, для воз-

можности формирования в ней правового общества (что, возможно, было наиболее благоприятной исторической перспективой) стала судебная реформа Александра II 1864 г. Накануне октябрьского переворота 1917 г. в России существовала юридическая система, в которой наметилось довольно интенсивное развитие прогрессивных правовых

307

Азы права: Азбука права для всех

форм и институтов. Это не только начальные формы парламентаризма (в виде Государственной Думы) и муниципального самоуправления (в виде земств), но и прежде всего частное право, «столыпинское» земельное законодательство и еще более – суд присяжных, связанное с ним процессуальное законодательство, адвокатура, свидетельствующие о процессе глубокого проникновения правовых начал в российскую жизнь. По ряду признаков право в России все более и более стало обретать самостоятельный статус, значение особой силы в обществе. Вместе с тем при всем значении указанных прогрессивных элементов и тенденций определяющей особенностью российской правовой системы являлись архаичные, реакционные черты. И это выражалось не только в том, что к концу XIX – началу XX в. в России, во всех частях обширной Российской империи, было немало отсталых юридических форм и институтов (относящихся к монархической форме государства, имперско-колониальным отношениям, общинным порядкам, фабричному законодательству). Главное – это то, что в целом юридическая система страны относилась к тому классу юридических систем, которые по своей сути принадлежат к традиционным, неотдифференцированным, имеющим в целом отсталый характер азиатско-

теократического типа.

Как же так? – может возникнуть вопрос. А прогрессивные элементы, появившиеся еще в эпоху Петра I и Екатерины II, и, в особенности, в конце XIX – начала ХХ в.? И вот тут-то обнаруживается в общем-то поразительная особенность российской юридической системы как особой разновидности традиционного неотдифференцированного права азиатско-теократического типа, которая условно может быть названа особенностью «византийского права».

Дело в том, что, отдавая должное византийской культуре в целом, ее достижениям в духовной области, соединившим ценности античности и культуры Востока, надо видеть особенности византийских

реалий в политических отношениях, в сфере власти, которые (конеч-

но же, с немалой долей условности) и могут быть названы «византийским правом». Правом (в широком значении этого термина), которое на сугубо публично-правовой основе отдает приоритет в социальной жизни идеологическим догмам и идолам, оправдывает во имя самодержавной власти насилие над людьми, расправу над непослушными и одновременно с внешней стороны может отличаться весьма развитыми и престижными юридическими формами.

Вот и российское право может быть охарактеризовано в качестве противоречивого юридического феномена главным образом потому,

308

Глава вторая. От впечатлений к понятиям о праве

что оно является такого рода «византийским правом» – юридической системой, которая по своей силовой сути принадлежит к традиционному праву восточно-тиранического характера, и одновременно со стороны своих внешних форм может быть отнесена к передовому праву романо-германской правовой семьи (близкой с технико-юридической, конструктивной стороны к германскому праву).

Причем восприятие в обстановке господства византийского права каких-то передовых юридических и иных новаций, даже таких значительных, которые осуществлялись в эпоху наиболее крупного российского реформатора Александра II и в последующее время (включая судебную реформу, «думский парламентаризм», нынешние акции, казалось бы, более или менее последовательного демократического и «рыночного» характера), во многом остается в области одних лишь внешних форм и, в определенной мере влияя на жизнь общества, все же в основном проскальзывает по поверхности социально-экономической и политической жизни, не оправдывает надежд на основательные преобразования. Реальная жизнь по своей сути продолжает идти по своим «византийским законам», где кардинальные проблемы с неизменным постоянством сосредоточены вокруг власти и там, в сфере власти, нередко решаются заговорами, государственными переворотами, схватками в придворных коридорах. И, понятно, под благообразным прикрытием «законных форм».

Именно такой, «византийский», характер и имела юридическая система России, и при всей значимости ряда прогрессивных элементов в ней доминирующее значение все же имели отсталые, архаичные черты, притом в облике «византийства». Еще более сложным и, пожалуй, даже трагичным является развитие российского права в послеоктябрьский период. Развитие некоторых прогрессивных элементов в праве (способное, как можно предположить, преодолеть отсталые черты и каноны «византийства»), оживившееся после февральской революции 1917 г., было прервано уже в октябре того же 1917 г. большевистским переворотом, осуществленным радикальным крылом социал-демократической партии – коммунистами, и, в особенности, после разгона Учредительного Собрания в январе 1918 г., когда на долгие десятилетия на территории Российской империи установилась тоталитарная власть партократии, действовавшей под прикрытием «власти Советов» и подчинившей жизнь страны осуществлению утопической задачи «строи-

тельства социализма и коммунизма».

За годы советской власти было принято много законов, декретов, иных юридических документов, четыре конституции (1918, 1924, 1936,

309

Азы права: Азбука права для всех

1977 гг.), функционировали суды, другие юридические учреждения, получили известное развитие юридическая наука и юридическое образование. И все же в целом юридическая система советской России, всего Советского Союза не только сохранила саму суть «византийского права», но и сообразно коммунистической доктрине ужесточила свою основу – право сильного, выступившее в облике диктатуры пролетариата и революционного правосознания. Более того, даже по своим внешним, во многом декоративным юридическим формам (и еще в большей степени – по своей «силовой сути») она была отброшена назад, деформирована, ушла в сторону от основных направлений развития права, характерных для мировой цивилизации. Хотя надо видеть (и это имеет немалое практическое значение) оно, оставаясь по сути традиционным правом – правом сильного, по внешним своим институтам, рассматриваемым с формально-юридической стороны, одновременно принадлежит к праву континентальной Европы, к романо-германскому праву.

Советское право не только не обрело особого, самостоятельного, высокозначимого статуса, но и всецело «вернулось» на положение одного лишь придатка государственной власти (точнее, даже – партократической власти). «Закон», «законность», «правопорядок» понимались в основном в смысле строгой дисциплины и революционного порядка. Советское право оказалось огосударствленным. Даже принятый в 1922 г. Гражданский кодекс не стал кодексом частного права; он (по прямому указанию Ленина) открывал возможность вмешательства государства в частноправовые отношения.

Право в годы советской власти несло на себе печать тоталитарного строя, коммунистической идеологии, стало выражением коммунистической философии права. Оно официально трактовалось как право «отмирающее», обреченное на то, чтобы в конце концов, при коммунизме, вообще сойти со сцены общественной жизни. Отсюда правовой нигилизм, непоколебимый коммунистический постулат – пренебрежение «правовыми формами» во имя высших коммунистических интересов.

В целом советское право строилось так, чтобы не только не препятствовать осуществлению бесконтрольной власти партократии, но и легализовать это господство, создать для него «правовые основания». В административное, уголовное, процессуальное и некоторые иные отрасли законодательства были включены нормы и положения, легализующие жестокие карательно-репрессивные меры, внесудебную ответственность, административный произвол, процессуальные

310

Глава вторая. От впечатлений к понятиям о праве

упрощения. Отсюда действие таких институтов, как особое совещание, уголовная ответственность детей, карательные меры без вины по

«контрреволюционным преступлениям» и т.д.

В то же время советское право в соответствии с канонами «византийства» было охвачено системой гигантских фальсификаций коммунистического тоталитарного режима. Законы, иные юридические документы не только были разукрашены идеологическими формулами и лозунгами типа «воля народа», «в интересах трудящихся», но и во многих случаях включали в качестве общих деклараций действительно прогрессивные юридические конструкции и термины, например,

«правовые гарантии», «права личности». В весьма большой степени это коснулось текстов конституций 1936 и, в особенности, 1977 гг.

И вот тут в противовес реакционным чертам советского права с помощью юридической науки начинала работать сама юридическая логика. В 1950-е и последующие годы, особенно после смерти Сталина, и в законодательстве, и в юридической практике, и в правовой науке стали постепенно утверждаться некоторые прогрессивные правовые принципы и положения (например, презумпция невиновности). Реальные демократические преобразования в праве начались со второй половины 1980-х гг., во время перестройки, в последующие годы. Получил общее признание принцип «правового государства», были отменены репрессивные, иные реакционные институты и положения, стали развиваться демократическое законодательство, система

правосудия (конституционный суд, арбитражный суд).

Вместе с тем право в России до настоящего времени во многом еще сохраняет черты «византийского права» и поэтому в основном публичный, огосударствленный характер; оно еще мало соответствует требованиям демократии и цивилизованного рынка, правового гражданского общества.

С этой точки зрения главная неудача развернувшихся с начала 1990-х гг. «кардинальных реформ» – это то, что, несмотря на множество демократических законов, демократическую по своей основе Конституцию, казалось бы, передовую организацию власти, другие политические и экономические новшества, в России по основным своим устоям во многом сохранились начала «византийского права». И именно эти начала влияют на всю российскую юридическую систему, в том числе на практику применения в общем прогрессивных конституционных положений, а также на институты частного права, которые после принятия в 1994–2001 гг. первых трех частей Гражданского кодекса Российской федерации по романтическим расчетам

311

Азы права: Азбука права для всех

должны были стать основой становления современного гражданского общества в России.

Возникли проблемы и в области государственной власти. С целью создания действенной «вертикали власти» и преодоления других негативных явлений в политической жизни в 2004–2005 гг. резко сокращено прямое участие в выборах в государственные органы на региональном и федеральном уровнях.

В то же время не будем упускать из вида и то, что формально закрепленные и «прописанные» в законах демократические институты и тем более даже частичная их реализация будут способствовать утверждению

«очагов» демократии и в принципе могут, будем верить, стать опорой для последующего реального демократического развития российского общества, стержнем которого в этом случае неизбежно станет право современного гражданского общества, развитая юридическая культура. Можно надеяться, что упорная работа (коль скоро она состоится) по реализации прогрессивных положений новой Конституции, нового российского Гражданского кодекса, ряда других передовых институтов российской правовой системы «переведут» их из сферы формальных в сами основы юридической системы, что существенным образом изменит сами основы, инфраструктуру российского права, позволит вывести его на уровень, соответствующий современным требованиям цивилизации.

Сейчас на территории распавшегося СССР происходят сложные процессы в развитии государства и права – становление в новых «независимых государствах» государственных и правовых институтов гражданского общества. Это развитие все более осложняется из-за того, что общество переживает жесткий экономический и социальный кризис, существенно отразившийся на уровне жизни людей, их материальном, нравственном и психологическом состоянии и резко высветивший те негативные последствия, которые породила тоталитарная система за долгие десятилетия своего господства, а затем – ошибки и недостатки проводимых реформ. Уничтожение частной собственности, агрессивное иждивенчество, стремление во имя «социальной справедливости» к дележу «на равных» и многие другие последствия рухнувшей советской тоталитарной системы препятствуют возвращению общества к нормальному, цивилизованному развитию.

Определение путей развития правовой системы, ее перспективы в ближайшем и более отдаленном будущем, как и конкретизация ряда обозначенных выше общих положений, требует рассмотрения ряда сложных проблем общетеоретического и философского порядка, а так-

312

Глава вторая. От впечатлений к понятиям о праве

же материалов действующего законодательства и практики его применения, изучаемых широким комплексом юридических дисциплин.

<< | >>
Источник: Алексеев С.С.. Собрание сочинений. В 10 т. [+ Справоч. том]. Том 8: Учебники и учебные пособия. – М.,2010. – 480 с.. 2010

Еще по теме 4. Правовая система. Типы юридических систем:

  1. § I. Юридическая ответственность как система
  2. 1.1. Правовая характеристика права акционера на информацию^ его место в системе прав акционера.
  3. § 1 Научные концепции о сущности и определении места международного торгового права в системе МПП
  4. 5. О СИСТЕМЕ ОБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  5. §4 ПРАВОВАЯ СИСТЕМА МОСКОВСКОГО ЦАРСТВА
  6. Правовая система. Основные правовые системы современности
  7. 14.1.Правовая система: понятие и классификация.
  8. 14.2. Англосаксонская правовая система.
  9. СЛОВАРЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ
  10. 2. Классификация правовых систем.
  11. § 5. Правовая система
  12. 4. Правовая система. Типы юридических систем
  13. § 2. Романо-германская правовая система
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -