<<
>>

2 Преступления против собственности

Около 25% поземельных исков 1860-1917 гг., прошедших через словесные и народные суды всех уровней, касались преступлений против собственности. Только за первые шесть лет работы окружных и Дагестанского народного судов, в 1861-1866 гг., в них поступило 2312 жалоб на воровство и грабеж (Комаров: 1868, 59). В последующем их доля по-прежнему была относительно велика. Из всех преступлений против собственности четко выделяются две группы: 1) о воровстве и утайке чужой собственности; 2) о грабеже и разбое.

Подавляющее большинство дел первой группы разбиралось сельскими словесными судами. Основная масса исков такого рода в пореформенное время отмечена в Даргинском и трех южных округах Дагестанской области. Меньше всего жалоб на воровство поступало из горных селений Аварского, Андийского, Гунибского и Казикумух- ского округов — не более 15-20 ежегодно. Из обвиняемых в этом преступлении 1% относился к бывшей горской знати (ханы, беки, чанки); 62% были свободные общинники (уздени), освобожденные >

рабы и крепостные; 37% — зависимые крестьяне юга области (гере- кеме). 95% из них —мужчины 15-40 лет, 5% —женщины. Среди истцов 50% принадлежали к сословию узденей, 35% — к чагарам, 15% — потомки ханов и беков (подсчитано по материалам «Годовых отчетов начальников округов Дагестанской области»: ЦГА РД, ф. 21, оп. 3, д. 50-106).

Рост воровства в Южном и Центральном Дагестане в пореформенное время был связан с тем, что именно сюда направлялся основной поток переселенцев из России, здесь в конце ХЕК в. выросли большие города Дербент и Темир-Хан-Шура. В горных селениях эти преступления встречались редко, поскольку общественное мнение сурово осуждало воровство наравне с прелюбодеянием. Несмотря на запреты и административные взыскания со стороны российских властей, наказания воров в Нагорном Дагестане оставались по-прежнему крайне суровыми. На уличенных в воровстве налагался большой штраф; кроме того, их нередко выставляли на всеобщий позор. Например, жители с. Куяда Гунибского округа, оштрафовав вора, приковывали его за ногу к бревну и оставляли в таком положении на несколько шей на годекане возле мечети (Воронов: 1870, 5). В с. Хварши воров, пойманных с поличным, жестоко избивали, а затем сажали в яму СМусаева: 1995, 143).

Российским властям так и не удалось искоренить норму адата, позволявшую убить вора, застигнутого на месте преступления. Во второй половине XIX в. появляются постановления сельских сходов, даже поощряющие такие убийства. Согласно гидатлинскому адату, убийца вора, избавлявший сельское общество от позора, вызванного его поведением, получал от джамаата ценный «подарок»:

«Тому, кто убьет вора, ничего не будет. За это ему (т.е. убийце. — В.Б.) дают быка. С того, кто по кровной мести отомстит убийце вора и убьет его, [берется] две цены крови (дийатан)» (Дафтар Мачада // РФ ИИАЭ, ф. 5, on. 1, д. 1658, л. 2; пер. с араб. мой. — В.Б.).

За воровство из мечети, с мельницы, кражу колосьев с поля и баранов с пастбищ, а также за похищение вещей у гостя большинство горных джамаатов взимало штраф, превосходивший обычный штраф за воровство (1-10 руб.) в 10 раз, и изгоняло виновного в канлы на 3-5 лет. В с. Акуша, где штрафы во второй половине XIX в. были переведены в денежную форму, вор, уличенный в воровстве из мечети, платил обществу 161 руб. или 35 быков (каждый ценой 4 руб.) и 8 котлов по 3 руб. {Комаров: 1868, 57, примеч.).

Типичным наказанием является адат с. Мачада, требовавший двойного штрафа (4 шали и котел) за кражу имущества у гостя, в мечети или из общинной казны. Для очищения от подозрения в воровстве в некоторых обществах требовалась присяга большего количества человек, чем в делах об убийстве: в Цудахаре — 40 человек, в Годобери и Зибирхали — 60.

Больше всего присягаюших-тусевов назначалось в случае кражи лошади (РФ ИИАЭ, ф. 5, on. 1, д. 1658, л. 8-10; Комаров: 1868, 17; Алибеков: 1927, 6).

Что же касается дел второй группы, то все они поступали на рассмотрение окружных народных и военных судов. Сельские общества охотно выдавали окружным властям пойманных ими грабителей и членов разбойничьих шаек. В начале 60-х годов в только что покоренном Нагорном Дагестане действовало несколько разбойничьих шаек: две в Гунибском округе, три в Андийском и шайка Алибека в Аварском округе (Комаров: 1868, 59-60). Но к концу 70-х годов Северный и Южный Дагестан были почти полностью освобождены от грабителей. В дальнейшем воровство и кражи с применением насилия составляли лишь 2,6% (ЦГА РД, ф. 21, оп. 5, д. 23) общего количества исков, возбужденных по преступлениям против собственности. Причем если до реформы грабеж с применением насилия наказывался по адату таким же штрафом, как и воровство (например, в селениях Бацада и Согратль за кражу и за грабеж с применением насилия был положен одинаковый штраф — 10 отрезов (кирбас) материи, см.: архив А.Магомедова (Согратль), то в пореформенных записях адата разбой и грабеж в большинстве сельских обществ были приравнены к убийству.

Для наказания грабителей и воров-рецидивистов сельские общества стали обращаться к наибам или начальнику округа с просьбой о высылке виновного в арестантские роты и отдаленнейшие губернии России. И власти шли им навстречу. Согласно официальной статистике, из области в пореформенное время было сослано за неисправимую склонность к воровству 568 человек (Комаров: 1868, 60-61; ЦГА РД, ф. 21, оп. 3, д. 106, л. 1). В сельских обществах воры-рецидивисты лишались права выбора на общественные должности.

В силу этих обстоятельств в большинстве округов Нагорного Дагестане воровством занимались единицы. Селения, откуда происходили известные конокрады, как, например, Ризван-чабан из с. Инхоквари, надолго приобретали у своих соседей дурную славу. В долине р. Аварское Койсу прославились воры из с. Телетль. Микротопонимика Нагорного Дагестана отмечает немногие районы, связанные с деятельностью воров. Например, под аварским селением Обода есть местность (Шиїогьоркікіалахь) [Цохоркалакх] (авар., «в воровском ущелье») (Саидов: 1967, 663). У бежтинцев известны одноименные местность (бежт. ЦІогьор кураъ [Цохор кура']) и квартал (бежт. Гигъдийа кувакьа [Гихдия кувака]) (полевой материал В.О.Бобровникова, собранный в 1995- 1996 гг. в Цумадинском районе РД; ср.: Аварские народные сказки: 1972, № 36, 41, 46; Мусаева: 1995, 143; Халилов: 1995, 352, 362).

Интересно отметить, что в пореформенную эпоху отношение к воровству становится все более противоречивым, двойственным. С одной стороны, оно накладывало печать позора на целое общество. Поэтому от воров стремились избавиться. Юридически они ставились вне закона. Несмотря на запреты российских властей, поощрялось их убийство без суда и следствия.

С другой стороны, воровство и грабеж абреков конца XIX — начала XX в. стали восприниматься как своего рода «удаль», «молодечество». Свидетельство тому — рассказы о «подвигах» воров, прочно вошедшие в горский фольклор в XX в. Про уже упоминавшегося Ризван-чабана из Инхоквари хваршины с гордостью передают, что он на ходу мог освежевать краденого барана. По их словам, он похитил 100 черных и множество белых баранов (Мусаева: 1995, 143). В с. Кванада мне рассказывали о местном воре XIX в., настолько ловком, что он мог зарезать, освежевать и съесть барана прежде, чем погоня добиралась до его дома. Другую подобную историю я слышал на другом конце Нагорного Дагестана, в с. Ругул. Говорят, один местный вор отличался удивительной быстротой и силой. Он с легкостью перебрасывал барана за спину и убегал с ним. Вор этот никогда не похищал ничего у односельчан, но промышлял воровством только в отдаленных даргинских и лакских селениях (полевой материал В.О.Бобровникова, собранный в 1996-1997 гг. в Цумадинском и Рутульском районах РД).

<< | >>
Источник: Бобровников В.О.. Мусульмане Северного Кавказа: обычай, право, насилие : Очерки по истории и этнографии права Нагорного Дагестана /В.О. Бобровников. — М.: Вост. лит. — 368 с.. 2002

Еще по теме 2 Преступления против собственности:

  1. 43. Преступления против собственности: понятие, виды. Кража, грабеж, разбой: признаки и критерии разграничения.
  2. 1. Преступления против жизни в системе преступлений против личности
  3. Глава IX. Преступления против собственности
  4. 1. Понятие и общая характеристика преступлений против собственности
  5. 2. Развитие российского законодательства о преступлениях против собственности
  6. 3. Система преступлений против собственности по действующему законодательству
  7. 12. Хищение предметов, имеющих особую ценность, и иные корыстные преступления против собственности (ст. 164-166 УК)
  8. 5. Преступления против общественной нравственности
  9. 3. Преступления против собственности
  10. 2 Преступления против собственности
  11. Тема 18. Преступления против собственност
  12. Тема 10. Преступления против собственности
  13. 3. Преступления против собственности
  14. Преступления против свободы, чести и достоинстваличности
  15. Преступления против собственности
  16. § 1. Общая характеристика и виды преступлений против собственности
  17. 4.1 . ПОНЯТИЕ И КЛА ССИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -