<<
>>

6.2. Кассационный порядок рассмотрения уголовного дела

Как было отмечено выше, уголовно-процессуальный закон состоит из нескольких стадий производства по уголовному делу, поскольку защита общепризнанных прав и свобод, гарантированных Конституцией и нормами международного права посредством правосудия по уголовным делам, предполагает как необходимость проведения эффективного предварительного расследования и судебного следствия, так и наличие правовых средств, позволяющих исправить допущенные судебные ошибки.

Каждой стадии процесса свойственны непосредственные задачи, определенный круг участвующих в ней органов и лиц, процессуальная форма деятельности и итоговый процессуальный акт, завершающий цикл процессуальных действий и отношений.

В данном разделе будут освещены некоторые основные вопросы института проверки законности, обоснованности и справедливости приговоров и иных судебных решений судов первой и апелляционной инстанций, не вступивших в законную силу.

На основании анализа УПК теорией уголовного процесса принято выделять четыре принципа кассационного производства: свободу обжалования приговора; сочетание проверки судом кассационной инстанции соблюдения судом первой инстанции требований закона с проверкой ею же правильности установления фактических обстоятельств дела (одновременная проверка существа и формы приговора); ревизионный порядок рассмотрения дела и обеспечения прав сторон в кассационном порядке (состязательность), включая право сторон предоставлять в кассационную инстанцию дополнительные материалы.

Понятие свободы обжалования.

В соответствии со ст. 354 УПК право обжалования судебного решения принадлежит осужденному, оправданному, их защитникам и законным представителям, государственному обвинителю или вышестоящему прокурору, потерпевшему и его представителю.

Гражданский истец, гражданский ответчик или их представители вправе обжаловать судебное решение в части, касающейся гражданского иска.

Принцип свободы обжалования судебного решения по УПК предполагает возможность обжаловать приговор в объеме, необходимом и достаточном для защиты своих прав и законных интересов или прав и законных интересов представляемых лиц.

Но если УПК РСФСР в обеспечение реализации этого принципа предоставлял возможность составлять жалобу вне каких-либо формальных условий, то УПК содержит обязательные необходимые требования к форме и содержанию кассационной (апелляционной) жалобы.

В частности, в ст. 375 УПК записано, что кассационная жалоба и представление должны содержать шесть обязательных условий:

наименование суда кассационной инстанции, в который подаются жалоба или представление;

данные о лице, подавшем их;

указание на приговор или иное решение, которое обжалуется, наименование суда, его постановившего;

доводы лица, подавшего жалобу или представление, с указанием оснований, предусмотренных ст. 379 УПК (последняя предусматривает основания отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке);

перечень прилагаемых к жалобе или представлению материалов;

подпись лица, подавшего жалобу или представление.

При невыполнении этих требований жалоба или представление возвращаются их авторам для пересоставления.

Закон гласит, что невыполнение этих требований является препятствием для рассмотрения дела в кассационном порядке.

Почему же законодатель вынужден был ввести обязательные требования к кассационной жалобе и представлению, несмотря на то что некоторыми процессуалистами это рассматривалось как ограничение свободы обжалования?

Прежде всего это относится к необходимости приведения доводов жалобы или представления.

Дело в том, что практика по применению норм УПК РСФСР обнажила негативные стороны возможности обжалования судебных решений вне каких-либо формальных рамок.

Зачастую стороны, не утруждая себя, свои требования об отмене или изменении судебных решений излагали в так называемых "кратких жалобах".

Некоторыми адвокатами даже были разработаны специальные бланки, которые они именовали краткими жалобами.

Подобными правилами довольно часто пользовались прокуроры, принося на судебные решения "предварительные", или "краткие", протесты.

Впоследствии, по истечении довольно длительного времени, в суды поступали "дополнительные" жалобы или протесты, которые, по существу, являлись основными, так как в них и содержались все доводы несогласия с судебным решением.

Такое положение приводило к длительному нахождению дела в суде первой инстанции и отодвигало на неопределенный срок принятие окончательного решения по делу судом второй инстанции.

Практика показывает, что внесение в уголовно-процессуальный закон нормы, предусматривающей обязательную форму кассационной (апелляционной) жалобы, намного ускоряет процесс кассационного производства и приближает время принятия окончательного решения по уголовному делу.

Однако подобное нововведение не препятствует представлению сторонами до начала судебного заседания дополнительных доводов либо возможности изменения жалоб (что осуществляется путем подачи сторонами дополнительных кассационных жалоб и представлений).

Представляется, что таким образом стороны могут лишь незначительно увеличивать объем содержащихся в первоначальной жалобе доводов, притом таких, которые практически не будут затрагивать интересы другой стороны или других участников процесса.

В новом законе, так же как и в действовавшем прежде, имеется положение, которое, по существу, может затрагивать права сторон, ставить их в неравное положение.

В тех случаях, когда в дополнительных жалобах, которые подаются непосредственно в суде кассационной инстанции до начала судебного заседания, содержатся доводы, которые непосредственно затрагивают интересы другой стороны, а также других осужденных по делу, которые приговор не обжаловали и в судебном заседании суда второй инстанции не находятся, суд не может рассмотреть дело, не предоставив возможности заинтересованным лицам ознакомиться с содержанием дополнительных жалоб, которые затрагивают их интересы.

Следуя строго букве закона, суд кассационной инстанции должен отложить разбирательство дела, известить о принесенных дополнительных жалобах или представлениях указанных в ст. 358 УПК лиц, предоставить последним время на принесение возражений и только потом начать рассматривать дело по существу. На это же уходит немало времени и материальных средств, в том числе участников процесса, прибывших для участия в кассационном рассмотрении дела и вынужденных возвращаться домой, для того чтобы прибывать в суд повторно.

Такая позиция основана на положениях ст. 358 УПК, которая гласит, что суд, постановивший приговор или вынесший иное судебное решение, извещает о принесенной жалобе или представлении и направляет их копии другим участникам процесса, если жалоба или представление затрагивают их интересы. При этом другие участники процесса имеют право принести на них свои возражения.

Вероятно, законодатель должен обратить внимание на эти несоответствия в законе и изменить редакцию ч. 4 ст. 359 УПК, установив срок, после которого дополнительные жалобы или представление не могут быть поданы.

Подобное правило существует, например, в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Беларусь, введенном в действие с 1 января 2001 г., где в ч. 4 ст. 374 записано, что "дополнительные кассационные жалобы и протесты и письменные возражения на них могут быть поданы в кассационную инстанцию не позднее чем за трое суток до начала рассмотрения уголовного дела". Наверное, этот срок слишком мал, но тем не менее он законодательно закреплен.

Указанное несовершенство закона не только затрагивает интересы участников процесса, которые отсутствуют в судебном заседании, но и сказывается на качестве рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Следует обратить внимание на то, что ч. 1 ст. 356 УПК увеличен срок на подачу кассационной жалобы или представления с семи до 10 суток. Думается, такое сделано именно с целью предоставления большего времени на составление полных и обоснованных кассационных жалоб и представлений. Судебная практика показывает, что этот срок вполне достаточен для того, чтобы после "основной" никаких дополнительных жалоб уже не подавалось.

Указание в ст. 373 УПК на проверку вышестоящим судом законности, обоснованности и справедливости обжалованного приговора имеет крайне принципиальное значение и отчетливо характеризует само существо кассации.

Руководствуясь этими положениями, кассационная инстанция проверяет приговор как со стороны соблюдения всех требований закона при разрешении дела, так и правильности разрешения дела по существу.

Процедура пересмотра приговоров в кассационной инстанции не позволяет вышестоящему суду ограничиваться проверкой правильности применения норм права, а обязывает изучать, сопоставлять и оценивать те факты и доказательства, которые оспариваются в кассационных жалобах или представлениях.

Это необходимо для того, чтобы можно было установить, насколько выводы нижестоящего суда обоснованы материалами дела, соответствуют ли они установленным фактам, т.е.

решить, правилен ли приговор по существу.

Статья 297 УПК, устанавливающая требования к судебному приговору, указывает и на то, что приговор должен быть не только законным и обоснованным, но и справедливым.

На выполнение этих требований нацеливает и ВС РФ в Постановлении Пленума от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" (в ред. от 06.02.2007) <1>, где в п. 12 указано: "Суды не должны допускать фактов назначения виновным наказания, которое по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости. В соответствии с законом (ст. 60 УК РФ) суд при назначении наказания обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи".

<1> БВС РФ. 1996. N 7; 2007. N 5.

Думается, что указание на требование справедливости, предъявляемое к приговору, с точки зрения его понимания не вызовет больших трудностей ни у судей, рассматривающих дело по существу в первой инстанции, ни у судей, проверяющих приговоры по кассационным жалобам или представлениям в суде кассационной инстанции. Однако этого нельзя сказать применительно к практической его реализации, о чем свидетельствуют многочисленные допускаемые судами ошибки при назначении наказания.

Одной из наиболее значимых проблем стадии кассационного производства, не до конца и не в полной мере разрешенной уголовно-процессуальным законом, является принцип кассации - ревизионный порядок рассмотрения дела.

Положения прежнего уголовно-процессуального закона (ст. 332 УПК РСФСР) предписывали кассационной инстанции обязательность проверки приговора в целом, а не только в той части, в которой он был обжалован или опротестован. Такой порядок называется ревизионным.

Необходимость строго следовать принципу состязательности привела к тому, что законодатель вначале отказался от ревизионного начала пересмотра приговора. В первоначальной редакции ст. 360 УПК было записано, что суд, рассматривающий уголовное дело в апелляционном или кассационном порядке, проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано, и в отношении тех осужденных, которых касаются жалоба или представление.

Действительно, основополагающий принцип уголовного процесса - состязательность сторон - предоставляет сторонам право самим решать, какая часть судебного решения по уголовному делу их не устраивает, и тем самым самостоятельно определять пределы кассационного обжалования.

Казалось бы, эта норма закона ликвидировала такой принцип кассации, как ревизия всего уголовного дела. Однако на практике встречались такие ситуации, которые не позволяли четко следовать указанному принципу.

Например, по делу осуждены два человека за убийство по предварительному сговору группой лиц. Один из осужденных подал на приговор кассационную жалобу, в которой оспаривает наличие в его действиях квалифицирующего признака убийства. В отношении второго осужденного приговор в кассационном порядке не обжалован. Суд второй инстанции при рассмотрении дела приходит к выводу, что доводы осужденного об отсутствии в материалах дела доказательств тому, что преступление было совершено по предварительному сговору группой лиц, являются обоснованными. Буквальное толкование ст. 360 УПК, казалось бы, не позволяло изменить приговор в отношении лица, его не обжаловавшего. Однако очевидно, что не сделать этого просто невозможно, а потому кассационная инстанция поступала правильно, изменяя приговор в отношении как одного, так и другого осужденного.

На практике встречались и более сложные ситуации, не позволяющие суду кассационной инстанции вмешаться в незаконный, необоснованный и несправедливый приговор.

Необходимо обратить внимание и на нелогичность процессуального закона, который ликвидировал ревизионный порядок пересмотра приговора в кассационной инстанции, но сохранил его для пересмотра приговора в порядке надзора (ч. 1 ст. 410 УПК). Поэтому неудивительно, что сразу после принятия нового уголовно-процессуального закона в юридической печати появились публикации, в которых ставился вопрос о необходимости возвращения ревизионного начала в кассационную инстанцию, поскольку этого требуют интересы правосудия.

Вероятно, в результате этих многочисленных выступлений, а также складывавшейся судебной практики Федеральным законом от 04.07.2003 N 92-ФЗ <1> в ч. 2 ст. 360 УПК были внесены изменения следующего содержания: "Если при рассмотрении уголовного дела будут установлены обстоятельства, которые касаются интересов других лиц, осужденных или оправданных по этому же уголовному делу и в отношении которых жалоба или представление не были поданы, то уголовное дело должно быть проверено и в отношении этих лиц. При этом не может быть допущено ухудшение их положения".

<1> СЗ РФ. 2003. N 27 (ч. 1). Ст. 2706.

Таким образом, в уголовно-процессуальном законе сохранился (хотя и частично) ревизионный порядок пересмотра уголовного дела в суде кассационной инстанции.

В ч. 2 ст. 381 УПК содержится перечень процессуальных нарушений, которые во всех случаях являются основаниями отмены приговора. Большая часть указанных в данной статье оснований связана с нарушением права подсудимого на защиту. Установив такого рода нарушения, суд кассационной инстанции должен отменить приговор независимо от того, кто и по каким основаниям его оспаривал. Естественно, что в таких случаях поворот к худшему невозможен.

Статья 381 УПК предусматривает обязательность отмены или изменения судебного решения в 11 случаях нарушения уголовно-процессуального закона, при которых несоблюдение процедуры судопроизводства повлияло или могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Как быть в тех ситуациях, когда судебное решение, не подписанное судьей или вынесенное незаконным составом суда, обжаловали не все осужденные по делу, причем ни в одной из жалоб на это нарушение закона никто не указывает? К тому же одно лицо по настоящему приговору оправдано по всем преступлениям, вмененным ему в вину.

Представляется, что в этом случае приговор подлежит отмене независимо от того, что данное нарушение сторонами не обжалуется. Важно, что имеются кассационные поводы для проверки судебного решения.

Что же происходит в подобной ситуации? Имеется ли при этом ревизионный порядок проверки приговора? Наверное, да. Так как в этом случае дело проверяется под углом зрения не только указанных в жалобе, но и других оснований.

Фактически в случае таких нарушений норм уголовно-процессуального закона приговор вообще отсутствует и какого-либо юридического значения не имеет, что делает возможным признание приговора незаконным.

Однако предложенное вроде бы не в полной мере согласуется с положениями закона о том, что оправдательный приговор может быть отменен не иначе как по представлению прокурора или жалобе потерпевшего (ч. 4 ст. 360, ст. 385 УПК). Представляется, что вышеназванное требование закона применимо лишь к тем случаям, когда не имеется каких-либо существенных нарушений, позволяющих считать приговор ничтожным.

В противном же случае, на наш взгляд, никаких препятствий не имеется и для отмены оправдательного приговора, несмотря на отсутствие кассационной жалобы потерпевшего или представления прокурора, если дело все-таки принято к кассационному производству по другим основаниям.

Позднее Пленум ВС РФ в Постановлении от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <1> подтвердил приведенную точку зрения и в п. 23 указал: "Если суд кассационной инстанции, проверяя по кассационным жалобам и представлениям законность, обоснованность и справедливость приговора и иного судебного решения (статья 373 УПК РФ), установит, что приговор постановлен судом первой инстанции, неправомочным его выносить, а также принимать решения в ходе производства по уголовному делу (пункт 52 статьи 5 УПК), такой приговор подлежит отмене, как вынесенный незаконным составом суда (пункт 2 части 2 статьи 381 УПК РФ)".

<1> БВС РФ. 2004. N 5.

Судебная практика вскрыла и другие ситуации, которые так или иначе заставляли усомниться в правильности исключения из закона возможности пересмотра дела (или его части) в ревизионном порядке.

Теперь еще немного об одной стороне принципа кассации - равенстве сторон - состязательности.

Наиболее существенные изменения законодательства, регулирующего рассмотрение уголовного дела в проверочных судебных стадиях, коснулись процедуры рассмотрения дела. Европейский суд неоднократно обращал внимание на то, что пересмотр приговора должен осуществляться с соблюдением основополагающих требований справедливости. К таким основополагающим требованиям относится обеспечение состязательного характера процесса.

Проблема обеспечения принципа состязательности и равенства сторон при рассмотрении дела в кассационном порядке была предметом рассмотрении КС РФ. В Постановлении от 10.12.1998 N 27-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 335 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Баронина" <1> КС РФ, признав положение ч. 2 ст. 335 УПК РСФСР, согласно которому вопрос об участии осужденного в заседании суда, рассматривающего дело в кассационном порядке, разрешается этим судом, не соответствующим Конституции, указал: "По смыслу статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 19 (часть 1), 47 (часть 1), 50 (часть 3) и 123 (часть 3) и с учетом соответствующих положений Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод реализация конституционных гарантий судебной защиты в силу особенностей кассационного производства, предусмотренных ныне действующим уголовно-процессуальным законодательством, предполагает, что осужденный, если он изъявляет желание участвовать и судебном заседании, не может быть лишен возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями выступавших участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые представлены, давать объяснения, в том числе в связи с заключением прокурора". Эта позиция КС РФ учтена в ч. 3 ст. 367 УПК.

<1> ВКС РФ. 1999. N 2.

Необходимость обеспечения принципа состязательности в суде второй инстанции в настоящее время дополнительно предопределена и тем обстоятельством, что согласно ч. 4 ст. 377 УПК суд по ходатайству стороны вправе непосредственно исследовать доказательства в соответствии с требованиями гл. 37, т.е. в соответствии с правилами, установленными для судебного следствия в суде первой инстанции. В ходе судебной реформы постоянно поднимался вопрос о необходимости введения апелляционного порядка пересмотра по всем уголовным делам, что по смыслу ч. 3 ст. 50 Конституции и международных норм значительно ближе к понятию права на пересмотр приговора вышестоящим судом. Поскольку на момент принятия УПК для этого не были созданы соответствующие организационные условия, то было принято решение о расширении апелляционных начал в кассационной инстанции (ч. 4 ст. 377 УПК). Однако эта новелла оказалась необеспеченной, поскольку при рассмотрении дела в кассационном порядке не предусмотрена обязательная явка сторон и ведение протокола судебного заседания.

Практика показывает, что и другие положения уголовно-процессуального закона, регулирующие порядок рассмотрения уголовных дел в кассационном порядке, вызывают определенные вопросы.

Ряд таких вопросов в настоящей работе также будет исследован.

Правовое положение сторон в суде кассационной инстанции. Основной принцип уголовного судопроизводства - состязательность сторон - отражается в правовом положении всех участников процесса и при рассмотрении дел в суде кассационной инстанции. Здесь он нашел свое выражение в принципе свободы обжалования судебного решения в объеме, необходимом и достаточном для защиты прав и законных интересов своих или представленных лиц.

Согласно ч. 1 ст. 354 УПК судебные решения, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы сторонами в апелляционном или кассационном порядке.

К стороне защиты можно отнести осужденного, оправданного, их защитников и законных представителей, поскольку их связывают общие процессуальные интересы. Вместе с тем каждый из них является самостоятельным участником уголовного процесса со своими правами и обязанностями, хотя, разумеется, они тесно связаны между собой и действуют в одном направлении, выясняя обстоятельства, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его ответственность.

В отличие от УПК РСФСР, который под понятием "обвиняемый" объединял и осужденного, и оправданного, УПК отдельно в ст. 354 выделяет осужденного и оправданного. Вместе с тем поскольку по УПК могут быть обжалованы и другие решения, например постановления судов о продлении сроков содержания под стражей, принимаемые в отношении обвиняемых, то здесь речь также должна идти и об обвиняемых, обжаловавших постановления судов в отношении их.

Значительным шагом в обеспечении права осужденного (оправданного, обвиняемого) на защиту является возможность участвовать в заседаниях суда кассационной инстанции, оспаривать приговор, представлять свои доводы и соображения по этим вопросам, предоставлять суду второй инстанции дополнительные материалы, настаивать на отмене или изменении приговора. Лишение осужденного возможности лично участвовать в заседании кассационной инстанции и давать объяснения несомненно является ограничением права на защиту. А ведь именно для осужденного, содержащегося под стражей, особенно важно получить возможность дать личные объяснения кассационной инстанции, прежде чем она решит его судьбу.

Явившийся же в судебное заседание осужденный или оправданный допускается к участию в нем во всех случаях.

Срок обжалования приговора для осужденного, содержащегося под стражей, начинает течь со дня вручения ему копии приговора (ч. 1 ст. 356 УПК).

Он, как и другие участники процесса, имеет право на ознакомление с жалобами других осужденных и сторон, что явилось значительным расширением прав всех участников процесса (ч. 1 ст. 358 УПК).

Наличие у осужденного и оправданного права отказаться на любой стадии производства по делу от защитника предопределяет возможность этих лиц отозвать не только свои жалобы, но и жалобы своих защитников, при этом должны соблюдаться требования ст. 52 УПК. Отказ осужденного от защитника должен быть обсужден, и судебная коллегия должна вынести свое решение. При этом, если заявляется отказ не вообще от защитника, а от конкретного адвоката, удовлетворив просьбу осужденного, судебная коллегия обязана предоставить время осужденному для заключения соглашения с другим адвокатом.

Участие защитника в кассационной инстанции обусловлено волей подзащитного или его родственников. Отказ от защитника не обязателен для суда в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 52 УПК. Вместе с тем суд второй инстанции не обязан обеспечивать осужденного адвокатом.

Требование закона об обеспечении права выбора защитника действует и в суде кассационной инстанции.

Признается грубым нарушением уголовно-процессуального законодательства рассмотрение дел кассационной инстанцией в отсутствие адвоката, с которым было заключено соглашение на ведение дела и не явившегося в заседание суда второй инстанции по причинам, не зависящим от воли осужденного.

Длительное время в судебной практике не был решен вопрос о том, подлежит ли удовлетворению ходатайство осужденного о назначении ему защитника при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции. Ответ на этот вопрос может быть однозначным. Да, подлежит.

Право подозреваемого и обвиняемого на защиту при производстве по уголовному делу закреплено в ст. 16 УПК в качестве одного из принципов уголовного судопроизводства, в силу чего положения данной статьи распространяются на все стадии уголовного процесса.

По смыслу ст. 16, а также ст. 50 УПК (регламентирующей порядок реализации права на защиту) приглашение, назначение, замена защитника и оплата его труда в отношении осужденного осуществляются по тем же правилам, что и в отношении подозреваемого и обвиняемого.

Иное толкование положений ст. ст. 16 и 50 УПК противоречило бы ч. 1 ст. 48 Конституции, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, и означало бы ничем не оправданное ограничение процессуальных прав осужденного по сравнению с такими же правами, предусмотренными законом для лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Более того, сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь за собой ограничение права на защиту, закрепленного в качестве принципа уголовного судопроизводства.

Невыполнение этих условий влечет за собой отмену решений судов кассационной инстанции.

По приговору Иркутского областного суда от 25 декабря 2001 г. П. с учетом внесенных судом кассационной инстанции изменений осужден по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 30, п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 313, п. "а" ч. 2 ст. 126, ч. 2 ст. 222, п. п. "в", "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК, к пожизненному лишению свободы.

ПВС РФ 1 марта 2006 г. при рассмотрении дела в порядке надзора отменил кассационное определение и при этом в постановлении указал, что, как видно из материалов уголовного дела, осужденный П., содержавшийся под стражей, в своем заявлении от 5 августа 2003 г. просил обеспечить участие защитника при кассационном рассмотрении его дела. Согласно ст. 48 Конституции каждому гражданину гарантировано право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Как на предварительном следствии, так и в суде первой инстанции П. защищал адвокат по назначению.

При производстве по делу в суде кассационной инстанции установлено, что осужденный не заключал соглашение с определенным адвокатом и в силу своего фактического положения был лишен такой возможности.

Часть 3 ст. 51 УПК содержит норму, позволяющую обеспечить гарантированное Конституцией право на защиту в тех случаях, когда лицо не имеет возможности заключить соглашение с определенным адвокатом, в том числе из-за недостатка у него средств для оплаты услуг защитника.

Право подозреваемого и обвиняемого на защиту при производстве по уголовному делу закреплено в ст. 16 УПК в качестве одного из принципов уголовного судопроизводства, в силу чего положения данной статьи распространяются на все стадии уголовного процесса.

По смыслу ст. 16, а также ст. 50 УПК (регламентирующей порядок реализации права на защиту) приглашение, назначение, замена защитника и оплата его труда в отношении осужденного осуществляются по тем же правилам, что и в отношении подозреваемого и обвиняемого.

Иное толкование положений ст. ст. 16 и 50 УПК противоречило бы ч. 1 ст. 48 Конституции, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, и означало бы ничем не оправданное ограничение процессуальных прав осужденного по сравнению с такими же правами, предусмотренными законом для лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Более того, сам переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь за собой ограничение права на защиту, закрепленного в качестве принципа уголовного судопроизводства.

П. ходатайствовал об обеспечении его адвокатом для защиты интересов в кассационной инстанции. Однако это ходатайство не было удовлетворено, и дело по его кассационным жалобам было рассмотрено без участия адвоката. Это повлекло нарушение права осужденного на защиту и могло повлиять на вынесение по делу законного, обоснованного и справедливого решения (см. Постановление ПВС РФ от 01.03.2006 N 924п06пр). (Аналогично подобные вопросы решаются и при рассмотрении уголовных дел в порядке надзора.)

В суде второй инстанции может выступать защитник, как участвовавший, так и не принимавший участия в суде первой инстанции. В этом случае если защитник не успел в кассационные сроки подать самостоятельную жалобу, то он может дополнить или поддержать жалобу прежнего защитника или осужденного.

ПВС РФ отменил судебные решения суда кассационной инстанции в отношении К.

В надзорной жалобе адвокат Г. указывал, что он заключил с К. соглашение на защиту последнего в суде кассационной инстанции, подал дополнительную кассационную жалобу, дополняя ею ранее имевшиеся доводы жалоб осужденного и его предыдущего защитника, однако суд кассационной инстанции необоснованно оставил без рассмотрения эту дополнительную жалобу.

ПВС РФ, отменяя определения суда кассационной инстанции, в постановлении указал следующее.

В соответствии с ч. 4 ст. 354 УПК право обжалования судебного решения принадлежит осужденному, оправданному, их защитникам и законным представителям, государственному обвинителю или вышестоящему прокурору, потерпевшему и его представителю.

Как видно из материалов дела, осужденным К. и адвокатом Л. были поданы кассационные жалобы на приговор суда. Кроме того, адвокатом Г. в интересах осужденного была подана дополнительная кассационная жалоба.

СК ВС РФ 28 сентября 2004 г. кассационную жалобу адвоката Г. как поданную с пропуском срока оставила без рассмотрения.

При рассмотрении дела в кассационном порядке доводы данной жалобы не рассматривались.

В соответствии с ч. 4 ст. 359 УПК лицо, подавшее жалобу или представление до начала судебного заседания, вправе изменить их либо дополнить новыми доводами.

По смыслу закона, если защитника, подавшего кассационную жалобу, с согласия осужденного заменил другой защитник, последний вправе подать дополнительную жалобу (дополнить новыми доводами жалобы лиц, обжаловавших приговор) в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 359 УПК.

Требования этого закона СК ВС РФ выполнены не были, поэтому решения суда кассационной инстанции, оставившей без рассмотрения жалобу адвоката Г., являются незаконными.

В связи с указанными выше нарушениями уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на правильность вынесенного судом кассационной инстанции решения, определение об оставлении кассационной жалобы адвоката Г. и кассационное определение, которым приговор в отношении К. оставлен без изменения, подлежат отмене, а дело - передаче на новое кассационное рассмотрение (см. Постановление ПВС РФ от 06.12.2006 N 247п06).

Закон не запрещает участие в кассационной инстанции и нескольких защитников.

При наличии противоречий между интересами осужденных защитник одного из них не может выступать при кассационном рассмотрении дела в качестве защитника другого.

Положение закона (ч. 7 ст. 49 УПК) о том, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого, распространяется и на рассмотрение дела в кассационной инстанции. При этом защитник свободен в избрании допустимых законом средств ее обоснования.

В судебном заседании защитник имеет все права, предоставляемые сторонам. Кроме того, в целях последующего предоставления дополнительных материалов в суд кассационной инстанции адвокат - защитник вправе запрашивать указанные материалы в учреждениях, организациях, но лишь по делам, по которым заключены соглашения на ведение дела. Неуклонно отстаивая права и законные интересы осужденного, защитник не следует слепо за подзащитным, он вправе иметь самостоятельную позицию, иногда отличную от позиции осужденного. Вместе с тем защитник осужденного должен быть разборчив в применении средств и способов защиты, он не вправе искажать фактические обстоятельства дела, обязан всей своей деятельностью содействовать постановлению законного и обоснованного приговора.

Задача защитника в суде первой инстанции состоит в том, чтобы, защищая права и законные интересы подсудимого, содействовать постановлению законного и обоснованного приговора. Задача защитника в суде кассационной инстанции состоит в том, чтобы, защищая права и законные интересы осужденного или оправданного, отстоять законный и обоснованный приговор или, наоборот, добиться отмены или изменения незаконного и необоснованного приговора в интересах осужденного или оправданного.

В заседании суда кассационной инстанции независимо и наряду с защитником может принимать участие законный представитель осужденного (обвиняемого), чье участие не обусловлено принесением им кассационной жалобы или возражений на нее.

Под законными представителями осужденного (обвиняемого) имеются в виду его родители, усыновители, опекуны, попечители, а также представители учреждений и организаций, на попечении которых находится осужденный. Законные представители осужденного участвуют в кассационном производстве лишь по делам несовершеннолетних, лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, а также по делам лиц, признанных судом невменяемыми, к которым применены меры медицинского характера.

Жалобы законных представителей несовершеннолетних осужденных, которым к моменту рассмотрения дела в кассационной инстанции исполнилось 18 лет, подлежат рассмотрению в кассационном порядке на общих основаниях.

К стороне обвинения можно отнести потерпевшего, гражданского истца, их представителей, а также прокурора.

Среди лиц, которым предоставлено право на обжалование приговора, закон (ч. 4 ст. 354 УПК) указывает потерпевшего и его представителя, которые имеют все права участника процесса.

Потерпевший, как и другие участники процесса, имеет право на дополнение кассационной жалобы. Вместе с тем ч. 4 ст. 359 УПК ограничивает данное право в объеме при подаче такой жалобы после истечения срока обжалования, поскольку при таких обстоятельствах в дополнительной жалобе не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного, если такое требование не содержалось в первоначальной жалобе.

Отказ потерпевшего от принадлежащих ему в судебном разбирательстве прав не лишает его права на обжалование приговора или подачу возражений на жалобу осужденного или представление прокурора. Более того, потерпевший, который по уважительным причинам не участвовал в судебном заседании, должен быть уведомлен о состоявшемся приговоре с разъяснением порядка его обжалования.

Согласно закону потерпевший может осуществлять свои права как непосредственно, так и через своего представителя.

Но при этом следует иметь в виду, что представитель потерпевшего не вправе обжаловать приговор без прямого поручения потерпевшего и разойтись в жалобе с позицией, которую занимает потерпевший в своей жалобе.

В отличие от УПК РСФСР УПК предусматривает участие в уголовном судопроизводстве законного представителя потерпевшего, при этом указывает, что участие законного представителя и представителя потерпевшего не лишает последнего предусмотренных законом прав (ч. 10 ст. 42 УПК).

Права законного представителя потерпевшего (несовершеннолетнего лица или лица, страдающего физическими или психическими недостатками) в законе не расписаны подробно, но по смыслу закона он наделен теми же правами, что и сам потерпевший, что соответствует положениям ч. ч. 2 и 3 ст. 45 УПК. При этом следует отметить, что если позиция представителя потерпевшего обусловлена позицией самого потерпевшего, то законный представитель действует рядом с потерпевшим, дополняя его. Из этого следует, что законный представитель потерпевшего вправе самостоятельно обжаловать приговор независимо от воли потерпевшего и даже вопреки ей. В этом случае возможна подача кассационной жалобы как самим потерпевшим, так и его законным представителем одновременно.

Относительно пострадавшего от преступления юридического лица ч. 9 ст. 42 УПК указывает, что в случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель, поскольку в отличие от физического лица юридическое лицо не может непосредственно реализовывать свои права.

Среди участников процесса в кассационной инстанции законодателем названы гражданский истец, гражданский ответчик или их представители. Однако они, в соответствии с ч. 5 ст. 354 УПК, ограничены в вправе кассационного обжалования, поскольку могут обжаловать судебные решения лишь в части, касающейся гражданского иска.

Гражданский истец вправе обжаловать отказ в удовлетворении гражданского иска (полный или частичный), решение суда об оставлении иска без рассмотрения и признании за гражданским истцом права на удовлетворение иска в порядке гражданского судопроизводства, решение суда о мерах обеспечения гражданского иска и не вправе касаться квалификации преступления, меры наказания и других вопросов, решенных в приговоре.

Пределы обжалования судебных решений гражданским ответчиком ограничены вопросами оснований и размера гражданского иска. Если осужденный одновременно выступает и гражданским ответчиком, то он в своей кассационной жалобе может касаться также вопроса о гражданском иске. Однако в тех случаях, когда гражданским ответчиком в процессе выступает лицо, несущее материальную ответственность за имущественный вред, причиненный преступлением, это лицо вправе самостоятельно обжаловать приговор в части гражданского иска. При подаче жалобы в этом случае гражданский ответчик полностью независим от позиции осужденного.

УПК в качестве усиления гарантий прав гражданского ответчика предусматривает его право знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях на приговор суда и подавать на них возражения, если они затрагивают его интересы.

В качестве гражданских ответчиков могут выступать родители, опекуны или попечители осужденного, а также другие лица, юридические лица, несущие в силу закона материальную ответственность за ущерб, причиненный преступлением.

Выступающие в качестве гражданского ответчика физические или юридические лица, несущие в силу закона материальную ответственность за ущерб, причиненный преступлением, могут оспаривать в жалобе обоснованность привлечения их к участию в деле в качестве гражданского ответчика. Они могут также жаловаться на то, что не были признаны гражданским ответчиком в порядке, установленном законом (ст. 54 УПК).

Гражданский ответчик, как и другие участники процесса, имеет право реализовывать свои права как лично, так и через представителя (ст. 55 УПК). При этом личное участие гражданского ответчика в производстве по делу не лишает его права иметь представителя. Представителями гражданского ответчика могут быть адвокаты, а представителями юридического лица - также иные лица, правомочные в соответствии с ГК представлять его интересы. По определению суда или постановлению судьи или других правомочных лиц в качестве представителя гражданского ответчика могут быть также допущены кто-либо из близких родственников гражданского ответчика или иное лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский ответчик.

Факт ущемления процессуальных прав гражданского ответчика судебной практикой признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора в части гражданского иска <1>.

<1> БВС РФ. 1994. N 2. С. 7.

Согласно п. 4 ст. 354 УПК право обжалования приговора принадлежит в числе других участников процесса и государственному обвинителю. В уголовно- процессуальном законе акт реагирования прокурора на судебное решение именуется представлением (п. 27 ст. 5 УПК).

В соответствии с п. 6 ст. 5 УПК государственный обвинитель - "поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры", а также по поручению прокурора дознаватель или следователь, т. е. это лицо, появляющееся лишь с момента проведения предварительного слушания. Но при продлении сроков содержания под стражей, обжаловании действий следственных органов, при проведении судебных следствий по делам в отношении невменяемых в соответствии со ст. 441 УПК и т.д. в судебных заседаниях принимает участие прокурор, а не государственный обвинитель. Поэтому вполне правильным является внесение изменения в ст. 354 УПК, где теперь правом принесения представлений наряду с государственным обвинителем наделен вышестоящий прокурор. Вместе с тем встает вопрос, кого можно считать вышестоящим прокурором, является ли прокурор района (города) вышестоящим по отношению к помощнику прокурора района (города), участвовавшему в уголовном деле в качестве государственного обвинителя? Судебная практика исходит из того, что признает прокурора района вышестоящим по отношению к подчиненному ему помощнику прокурора или другому лицу, принимавшему по делу участие в качестве государственного обвинителя.

В отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального закона, УПК не содержит указаний на обязательное участие прокурора при кассационном рассмотрении дела.

Положение ч. 3 ст. 359 УПК о праве отзыва лицом, обжаловавшим судебное решение, до начала заседания суда кассационной инстанции своей жалобы в полной мере распространяется и на представителей государственного обвинения.

С новым правовым положением прокурора связана теперь и обязанность суда первой инстанции не только известить государственного обвинителя о принесенных по делу кассационных жалобах, но и направить ему их копии для ознакомления и возможности подачи на них возражений (п. 1 ст. 358 УПК).

Требования к кассационной жалобе и извещение о принесенных жалобах и представлениях. Законодатель в ст. 375 УПК предусмотрел форму и содержание кассационных жалобы или представления, в которых должны быть указаны данные о лице, их подавшем, его процессуальном положении, месте жительства или местонахождении. Также в них должны содержаться указания на приговор или иное обжалуемое решение, на наименование суда, постановившего или вынесшего это решение. Не менее важным является требование закона об обязанности лица, подавшего жалобу или представление, указать доводы, по которым с учетом оснований, предусмотренных ст. 379 УПК, решение суда считается подлежащим отмене или изменению. В случае если к жалобе или представлению прилагаются материалы, должен быть составлен их перечень. Кассационная жалоба или представление обязательно должны быть подписаны лицом, их подавшим.

Если поданные жалоба или представление не соответствуют требованиями закона и это препятствует рассмотрению уголовного дела в кассационном порядке, судья возвращает их подавшим лицам и назначает срок для их пересоставления.

В соответствии со ст. 356 УПК жалоба или представление, поданные с пропуском срока, оставляются без рассмотрения.

Однако в случае пропуска срока обжалования по уважительной причине лица, имеющие право на их подачу, могут ходатайствовать перед судом, постановившим приговор или вынесшим иное обжалуемое судебное решение, о восстановлении пропущенного срока. Ходатайство о восстановлении срока рассматривается в судебном заседании судьей, председательствующим в судебном разбирательстве дела.

Пропущенный срок восстанавливается в обязательном порядке, если копии судебного решения лицам, имеющим право на обжалование, были вручены по истечении пяти суток со дня его провозглашения.

Невыполнение требований названных норм УПК может явиться основанием для отмены кассационного определения.

Постановлением ПВС РФ от 30 июня 2004 г. отменено кассационное определение по делу Ш.

Принимая такое решение, суд надзорной инстанции указал, что кассационная жалоба Ш. на приговор Ставропольского краевого суда была подана с нарушением десятидневного срока, установленного для обжалования приговора. Однако, несмотря на это, судья, признав жалобу основанной на требованиях закона и приемлемой для разрешения вышестоящим судом, своей резолюцией направил дело вместе с жалобой в кассационную инстанцию.

При таких обстоятельствах суду кассационной инстанции необходимо было рассмотреть вопрос о возвращении дела в краевой суд для принятия решения по жалобе в порядке, установленном ст. 357 или ч. 3 ст. 356 УПК.

Между тем в нарушение указанных требований закона решение по жалобе не принято, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, ущемляющим право осужденного на справедливое разрешение его дела в суде кассационной инстанции (см. Постановление ПВС РФ от 30.06.2004 N 112п2004).

Постановлением ПВС РФ от 26 апреля 2006 г. отменено кассационное определение по делу Б., который обжаловал его в суд надзорной инстанции, указав, что кассационная жалоба по делу написана не им.

Обосновывая решение по этому делу, суд в постановлении указал: "В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 375 УПК кассационная жалоба должна содержать подпись лица, подавшего жалобу. Несоответствие поданной жалобы требованиям данного закона препятствует ее рассмотрению в суде кассационной инстанции. По данному делу это требование закона нарушено. В материалах дела содержится кассационная жалоба от имени Б., в которой указано, что он считает приговор незаконным и необоснованным, о причинах незаконности и необоснованности подаст дополнительную жалобу после ознакомления с протоколом судебного заседания и производством по делу. Данная жалоба Б. не подписана. Другой жалобы от имени Б. в материалах дела нет.

Несмотря на это, кассационная инстанция данную жалобу рассмотрела.

В связи с допущенными нарушениями после отмены кассационного определения дело направлено на новое кассационное рассмотрение (см. Постановление ПВС РФ от 26.04.2006 N 182п06).

В соответствии с положениями ст. 358 УПК суд, постановивший приговор или вынесший иное обжалуемое решение, извещает о принесенных жалобе или представлении и направляет их копии осужденному или оправданному, его защитнику, обвинителю, потерпевшему и его представителю, а также гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям, если жалоба или представление затрагивают их интересы, с разъяснением возможности подачи на указанные жалобу или представление возражений в письменном виде с указанием срока подачи. Поступившие возражения приобщаются к материалам уголовного дела.

Несоблюдение вышеуказанных требований является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Поэтому при изучении дела в суде кассационной инстанции должно быть обязательно проверено, выполнены ли требования ст. 358 УПК. В случае невыполнения данных требований дело подлежит возвращению в суд первой инстанции.

ПВС РФ отменил решение суда кассационной инстанции и передал уголовное дело на новое кассационное рассмотрение.

Братья З.А. и З.В. осуждены за убийство и другие преступления. Как видно из материалов дела, оба они подали на приговор кассационные жалобы и многочисленные дополнения к ним. В этих жалобах З.А., ранее частично признававший вину в совершении преступлений, считал его осуждение незаконным, а З. В. указывал на доказательства, которые свидетельствуют о наличии следов преступления в квартире потерпевших, оставленные не им, а его братом. Он же в жалобах указывал на то, что при задержании после совершения преступлений он не был опознан, а опознан был его брат - З. А.

В соответствии с ч. 1 ст. 358 УПК суд, постановивший приговор, извещает о принесенных жалобе или представлении и направляет их копии осужденному или оправданному, а также гражданскому истцу или гражданскому ответчику или их представителям, если жалоба или представление затрагивают их интересы, с разъяснением возможности подачи на указанные жалобу или представление возражений в письменном виде.

В соответствии со ст. 381 УПК нарушение уголовно-процессуального закона, ограничившее гарантированное законом право осужденного, влечет отмену судебного решения.

Из содержания жалоб осужденных видно, что они затрагивали интересы друг друга, однако судом, постановившим приговор, ни З.А., ни З.В. не были извещены о жалобах друг друга и о дополнениях к этим жалобам, а также не ознакомлены с этими документами. Это нарушение лишило осужденных возможности подать возражения на жалобы и в конечном итоге повлекло нарушение их права на защиту (см. Постановление ПВС РФ от 21.12.2005 N 741п05пр).

Назначение судебного заседания и порядок рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции. Согласно ч. 3 ст. 376 УПК осужденный, содержащийся под стражей и заявивший о своем желании присутствовать при рассмотрении жалобы или представления на приговор, о котором согласно ч. 2 ст. 375 УПК должно быть указано в его кассационной жалобе, вправе участвовать в судебном заседании непосредственно либо изложить свою позицию путем использования систем видеоконференцсвязи. Ранее это право совершенно необоснованно было обусловлено выполнением им обязанности заявить ходатайство об участии в заседании второй инстанции не позднее чем за семь суток до дня судебного заседания. Вместе с тем вопрос о вызове осужденного, содержащегося под стражей, и о форме его участия в судебном заседании решается судом (ч. 2 ст. 376 УПК). Решение судом о вызове осужденного оформляется посредством вынесения процессуального акта.

Оставление без рассмотрения ходатайства осужденного о предоставлении ему возможности участвовать в заседании суда кассационной инстанции является нарушением права на защиту, влекущим отмену кассационного определения.

ПВС РФ, отменяя определение СК ВС РФ по делу П. и Г., в Постановлении отметил:

" Как видно из материалов дела, копию приговора осужденный П. получил 29 ноября 2006 г. В тот же день он заявил ходатайство об участии в рассмотрении дела в кассационном порядке. Однако это ходатайство было оставлено без внимания, уголовное дело по кассационным жалобам осужденных и по кассационному представлению государственного обвинителя рассмотрено СК ВС РФ без участия осужденного П. Все это повлекло нарушение права этого осужденного на защиту и могло повлиять на законность и обоснованность принятого судом кассационной инстанции решения".

В связи с указанными нарушениями кассационное определение было отменено, а дело передано на новое кассационное рассмотрение (см. Постановление ПВС РФ от 29.08.2007 N 346-П07).

В соответствии со ст. 376 УПК при поступлении уголовного дела с кассационной жалобой или представлением судья назначает дату, место и время судебного заседания.

При этом какого-либо конкретного судебного решения по этим вопросам не выносится.

О дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции стороны должны быть извещены не позднее 14 суток до дня судебного заседания.

Необходимо учитывать время прохождения извещений по почтовым, телеграфным или иным каналам связи и направлять извещения заблаговременно.

Практика показывает, что, например, извещения, отправленные по почте из ВС РФ, до адресатов на территории России доходят не раньше чем через 10 - 14 дней с момента их отправления.

Таким образом, дело по существу не может быть начато рассмотрением раньше чем через месяц после его назначения в судебное заседание.

Закон определяет, что извещения о времени и месте судебного заседания должны направляться сторонам.

Поэтому извещаться о времени и месте судебного заседания должны не только стороны, которые обжаловали приговор или другое судебное решение, но и все остальные представители сторон, в том числе осужденные, оправданные, их адвокаты и законные представители, потерпевшие и их законные представители, а также государственный обвинитель.

Явка в судебное заседание этих лиц, а также лиц, обжаловавших судебное решение в кассационном порядке, необязательна. Поэтому в п. 4 ст. 376 УПК определено, что неявка лиц, своевременно извещенных о дате, времени и месте судебного заседания, не препятствует рассмотрению уголовного дела судом кассационной инстанции.

Для того чтобы убедиться в своевременности извещения сторон о дате и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, судье необходимо проверить, извещены ли стороны об этом надлежащим образом.

В каждом уголовном деле должны находиться копии писем или телеграмм об извещении с обязательной датой их отправления из суда.

Нужно обратить особое внимание на проверку своевременности извещения лиц, которые об этом просили в своих кассационных жалобах.

Судебная практика показывает, что несвоевременное извещение или неизвещение таких лиц влечет за собой отмену кассационных определений.

Свердловским областным судом З. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 162, п. "б" ч. 3 ст. 161, ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 161, ч. 5 ст. 33, п. "б" ч. 3 ст. 162, ст. 317 УК РФ, к пожизненному лишению свободы.

Определением СК ВС РФ от 28 августа 2003 г. приговор суда был оставлен без изменения.

Постановлением ПВС РФ от 8 февраля 2006 г. кассационное определение по настоящему делу отменено, а дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

Обосновывая такое решение, ПВС РФ в Постановлении указал, что осужденный З. в нарушение требований ч. 2 ст. 376 УПК не был извещен о дате, времени и месте рассмотрения его уголовного дела в суде кассационной инстанции.

Согласно материалам кассационного производства 24 июля 2003 г. З. по месту его содержания под стражей была направлена телеграмма-уведомление о дне рассмотрения его уголовного дела в суде кассационной инстанции. Однако из имеющейся расписки, которая поступила из учреждения ИЗ-32/21 г. Вологды, а также сообщения начальника учреждения ОЕ-256/5 по Вологодской области видно, что З. был ознакомлен с указанной телеграммой только 10 марта 2004 г. Рассмотрение же дела в суде кассационной инстанции состоялось 28 августа 2003 г., из чего следует, что он был извещен об этом уже после рассмотрения дела.

Таким образом, поскольку З. не был извещен о дне, времени и месте кассационного рассмотрения и это повлекло нарушение его права на защиту, данное нарушение послужило безусловным основанием к отмене решения суда кассационной инстанции (см. Постановление ПВС РФ от 08.02.2006 N 31п05).

В надзорных жалобах адвокатов в интересах осужденных Краснодарским краевым судом К. и Ш. был поставлен вопрос об отмене кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение в связи с тем, что суд кассационной инстанции не известил осужденных о дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела в суде второй инстанции.

ПВС РФ надзорные жалобы адвокатов удовлетворил и в Постановлении указал, что требования ч. 2 ст. 376 УПК были нарушены и это является существенным нарушением, которое могло повлиять на правильность вынесенного судом определения.

Из материалов уголовного дела видно, что в адрес осужденных и других участников судебного разбирательства были направлены телеграммы о дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции. Дело было назначено на 8 июля 2004 г. и рассмотрено в этот день. Однако телеграммы об этом осужденным были вручены лишь 2 июля 2004 г., т.е. всего за 6 суток до дня судебного заседания. Данное обстоятельство подтверждено соответствующими документами (см. Постановление ПВС РФ от 10.11.2004 N 686п04).

Аналогичное нарушение было допущено ВС РФ при рассмотрении в кассационном порядке уголовного дела в отношении осужденного по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК Нижегородским областным судом.

Отменяя Определение СК ВС РФ, ПВС РФ в своем Постановлении указал, что законный представитель потерпевшего И. подала заявление с просьбой известить ее о дне слушания дела в ВС РФ.

Указанное заявление вместе с уголовным делом направлено в суд кассационной инстанции, однако И. о дне слушания дела извещена не была.

Данное нарушение закона, по мнению суда надзорной инстанции, существенно нарушило права одного из участников судебного процесса, поэтому послужило основанием для отмены определения суда кассационной инстанции, поскольку этот суд был лишен возможности обсудить доводы и возражения представителя потерпевшего (см. Постановление ПВС РФ от 14.10.1999 N 829п98пр).

Как видно из приведенных выше примеров, нарушения требований ст. 376 УПК практически всегда признаются существенно нарушающими права участников процесса и влекут за собой повторное рассмотрение дела, что удлиняет сроки рассмотрения дела по существу.

Практика ВС РФ, направленная на обеспечение сторонам реальной возможности защищать свои законные интересы путем участия в кассационном рассмотрении дела, получила четкое выражение в общей форме в п. п. 3 и 4 Постановления ВС РФ от 23.08.1988 N 5 "О повышении роли судов кассационной инстанции в обеспечении качества рассмотрения уголовных дел" (в ред. от 06.02.2007) <1>. В частности, ВС РФ отметил, что "суд второй инстанции должен проверить, извещены ли о дне рассмотрения дела в кассационном порядке лица, подавшие кассационные жалобы... а при обнаружении данных, препятствующих рассмотрению дела в кассационном порядке, должен принять меры к выполнению требований уголовно-процессуального закона".

<1> Сб. постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 - 1993. М.: Юридическая литература, 1994; БВС РФ. 2007. N 5.

Несмотря на то что в настоящее время действует новый уголовно-процессуальный закон, суть данного Постановления Пленума ВС РФ не изменилась. Данное разъяснение Пленума важно не только тем, что оно ориентирует суды на внимательное отношение к указанным ходатайствам сторон об участии в деле, так как их участие может иметь существенное значение для правильного разрешения дела, но и согласуется с положениями, содержащимися в ч. 3 ст. 123 Конституции о том, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Об этом же свидетельствует ранее упоминавшееся Постановление КС РФ от 10.12.1998 N 27-П, которым данная норма уголовно-процессуального закона, позволявшая суду кассационной инстанции отказывать осужденному, содержащемуся под стражей, в ходатайстве об участии в судебном заседании, признана не соответствующей Конституции, так как это являлось отступлением от принципа равенства всех перед законом и судом, ограничивало конституционные права на судебную защиту и на осуществление судопроизводства на основе состязательности.

УПК в ст. 15 воспроизводит это конституционное положение в полном объеме.

По смыслу закона об участии в рассмотрении дела может заявить и осужденный, не подавший на приговор кассационную жалобу.

Однако УПК оставил такую возможность только для осужденных, подавших кассационные жалобы.

Представляется, что суд кассационной инстанции не вправе отказать в вызове в судебное заседание и осужденных, не обжаловавших приговор, если ими заявлены ходатайства об этом в течение кассационного срока.

В соответствии со ст. 377 УПК председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое уголовное дело рассматривается и по чьим кассационным жалобе и (или) представлению.

После этого председательствующий объявляет состав суда, фамилии, имена и отчества лиц, являющихся сторонами по уголовному делу и присутствующих в судебном заседании, а также фамилию, имя и отчество переводчика, если он участвует в судебном заседании.

После этого председательствующий выясняет у участников судебного разбирательства, имеются ли у них отводы и ходатайства.

Основания к отводу судьи в кассационной инстанции те же, что и судьи первой инстанции (ст. 61 УПК). Кроме того, в составе суда кассационной инстанции не может участвовать судья, участвовавший в постановлении приговора по этому же делу в суде первой инстанции (ст. 63 УПК) или в постановлении по этому же делу кассационного определения, ранее отмененного в порядке надзора.

В Определении СК ВС РФ от 26 ноября 1997 г. по делу Г. указано следующее.

Печенским районным судом Мурманской области 18 марта 1996 г. Г. осужден по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР к лишению свободы.

Он признан виновным в причинении П. умышленных тяжких телесных повреждений, повлекших его смерть.

Судебная коллегия по уголовным делам Мурманского областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя ВС РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора и кассационного определения и направлении дела на новое судебное рассмотрение ввиду существенного нарушения судом уголовно-процессуального закона.

СК ВС РФ протест удовлетворила по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 60 УПК РСФСР судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в суде второй инстанции или в порядке надзора, а равно участвовать в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции в случае отмены приговора или определения о прекращении дела, постановленных с его участием.

По данному уголовному делу 15 февраля 1995 г. был постановлен приговор районным судом в составе председательствующего П., народных заседателей И. и М. Этот приговор судебной коллегией по уголовным делам областного суда 4 апреля 1995 г. отменен с направлением дела для дополнительного расследования.

После дополнительного расследования дело рассматривалось 20 октября 1995 г. районным судом в составе председательствующего С., народных заседателей О. и В. Этот приговор был также отменен судебной коллегией по уголовным делам областного суда 26 декабря 1995 г., и дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе суда.

При новом судебном рассмотрении дело слушалось судом, в состав которого входили народные заседатели М. и О., ранее принимавшие участие в постановлении приговоров от 15 февраля и 20 октября 1995 г., отмененных кассационной инстанцией.

Таким образом, ВС РФ сделал вывод о том, что суд допустил существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее отмену приговора и кассационного определения (см. Определение СК ВС РФ от 26.11.1997 N 22-97-32).

Несмотря на то что в приведенном примере упоминается ныне не действующий уголовно-процессуальный закон, положения УПК аналогичны.

Спорным является вопрос о праве участвовать в составе суда кассационной инстанции судьи, участвовавшего в рассмотрении кассационной жалобы по первому приговору, который в результате был отменен с возвращением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в случае обжалования нового приговора в ту же кассационную инстанцию.

Поскольку первое кассационное определение не было отменено, в законе нет препятствий к тому, чтобы участвующий в его вынесении судья участвовал и при рассмотрении новой жалобы на новый приговор по тому же делу.

Однако такое решение вопроса, на наш взгляд, должно вызвать возражение. Ведь судья, участвовавший в отмене первого приговора по делу, во многих случаях уже имеет определенное суждение по существу дела, которое может отразиться на его выводах при проверке второго приговора по тому же делу.

После разрешения отводов и ходатайств один из судей кратко излагает содержание приговора или иного обжалуемого судебного решения, а также кассационных жалобы и (или) представления.

Следуя закону, судья должен действительно очень кратко изложить содержание приговора.

Представляется, что в обязательном порядке должны быть названы фамилия, имя, отчество, дата и место рождения осужденного (оправданного), если тот судим и судимости не погашены, перечисляются его прежние судимости. Дальше судья излагает, в чем каждый признан виновным (в отношении оправданного - в чем обвинялся органами предварительного следствия и по каким основаниям был оправдан судом), по какой статье, части, пункту УК РФ осужден и к какому наказанию приговорен.

Фабула приговора, на наш взгляд, должна быть изложена в самых общих чертах, так как всем участникам процесса эти обстоятельства хорошо известны.

Пример. Фабула преступления, за которое лицо осуждено, при докладе может быть следующей:

" Белоусов признан виновным и осужден за то, что совершил разбойные нападения группой лиц по предварительному сговору (с лицом, в отношении которого дело прекращено в связи со смертью), с незаконным проникновением в жилище, неоднократно, с лицом, ранее совершившем разбой, с применением оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере.

Преступления Белоусовым совершены в период с 21 марта 1994 г. по 19 апреля 1999 г. в городе Мурманске при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре".

Содержание приговора может быть и чуть более подробным. Чаще всего подобное необходимо использовать в случае оправдательного приговора.

В таких случаях доклад может быть следующим:

"Сергеев органами предварительного следствия обвинялся в убийстве, т.е. в умышленном причинении смерти потерпевшему Михайлову В.А., совершенном группой лиц, неоднократно при следующих обстоятельствах: Сергеев, имея непогашенную судимость за убийство, 1 июля 2000 г. в период с 1 часа до 1 часа 30 минут у дома 46 по улице Пушкина в г. Новосибирске из личных неприязненных отношений, возникших из-за посещений потерпевшим квартиры сожительницы Сергеева - Михайловой И.Ю., умышленно нанес потерпевшему не менее 16 ударов кулаками и ногами в голову и туловище, отчего тот упал.

Затем Сергеев протащил Михайлова за одежду до расположенного в десяти метрах строительного технологического колодца и предпринял попытку сбросить потерпевшего в колодец. Перебросить Михайлова через ограждение колодца Сергееву не удалось. После чего Сергеев и неустановленное лицо, у которого также возник умысел на убийство потерпевшего из личных неприязненных отношений, взяли потерпевшего за руки и за ноги и, раскачав, забросили в колодец.

Сергеев и неустановленное лицо рассчитывали, что Михайлов умрет от ранее причиненных ему и полученных при падении в колодец повреждений.

В результате действий Сергеева и неустановленного лица потерпевшему Михайлову был причинен тяжкий вред здоровью, а смерть Михайлова наступила на месте происшествия от утопления в воде.

Указанные действия Сергеева следствием квалифицированы по п. п. "ж", "н" ч. 2 ст. 105 УК. Судом Сергеев оправдан за его непричастностью к совершению этого преступления".

Как видно, во втором случае доклад более подробный, но все равно он является кратким содержанием основных обстоятельств преступления, в совершении которого оправданное лицо обвинялось.

Далее судья-докладчик сообщает, на что именно жалуется каждый из участников, подавших кассационную жалобу или представление, какие доводы они приводят в кассационных жалобах, о чем просят в кассационных жалобах.

Этот доклад должен быть объективным и содержать только имеющиеся в деле данные. Доклад ни в коем случае не должен содержать оценки, выводы и мнение судьи. Свое мнение судья должен высказывать позднее, только в совещательной комнате при вынесении судом кассационного определения.

Особенно некрасивыми являются такие факты, когда сторонам приходится оспаривать доклад судьи, вносить в него те или иные поправки ввиду того, что доклад является односторонним или содержит ошибки.

Двумя другими судьями, а также участниками процесса у судьи-докладчика могут быть уточнены сведения, содержащиеся в оглашенных документах.

После этого суд заслушивает выступления стороны, подавшей жалобу или представление в обоснование своих доводов, и возражения другой стороны. При наличии нескольких жалоб последовательность выступлений определяется с учетом мнения сторон.

Однако в любом случае первой заслушивается одна из сторон, обратившаяся с жалобой или представлением, а уже затем выслушиваются возражения.

Председательствующему в данном судебном заседании необходимо по возможности не ограничивать выступающих во времени, но если они, по существу, повторяют дословное содержание жалоб, на наш взгляд, необходимо напомнить выступающим, что суть их выступлений должна состоять в обосновании своих доводов и что содержание жалоб суду известно.

В этом случае суд, не нарушая требований уголовно-процессуального закона, направит выступление стороны на более рациональный путь.

Такие же требования закон распространяет на выступления с возражениями других сторон.

Новый уголовно-процессуальный закон в кассационное производство внес элементы апелляционного производства.

В соответствии с ч. 4 ст. 377 УПК при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства согласно требованиям гл. 37 УПК.

В соответствии с законом такой порядок допускается при наличии лишь двух условий: по ходатайству стороны (сторон) и если суд сочтет это необходимым, удовлетворив заявленное ходатайство.

Представляется, что ходатайство о непосредственном исследовании доказательств в суде кассационной инстанции может быть удовлетворено только при явке сторон в судебное заседание, иначе будут нарушены положения ст. 15 УПК и Конституции о том, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности.

Этот принцип является основополагающим и для всей гл. 37 УПК, регулирующей порядок судебного следствия.

Только при наличии сторон судом кассационной инстанции будут созданы необходимые условия для исполнения ими своих процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Во всех остальных случаях удовлетворение заявленных ходатайств о непосредственном исследовании доказательств будет противоречить принципу состязательности.

Хотя такую позицию разделяют не все практические работники. Им такое утверждение представляется не совсем корректным по отношению к явившемуся в суд кассационной инстанции участнику процесса, в отличие от другого, не явившегося, не воспользовавшегося своим правом на это.

Последняя позиция основывается на том, что закон предусматривает лишь право стороны явиться в суд кассационной инстанции, а не ее обязанность. Кроме того, сторонники второй точки зрения ссылаются на то, что закон предусматривает возможность исследования доказательств в суде первой инстанции (ч. 4 ст. 247 УПК) в отсутствие подсудимого.

Такую же позицию занял и Пленум ВС РФ, который в п. 25 Постановления от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (в ред. от 11.01.2007) <1> записал, что "в соответствии с частью 4 ст. 377 УПК при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке вправе по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства в соответствии с требованиями гл. 37 УПК".

<1> БВС РФ. 2004. N 5; 2007. N 2, N 4.

Однако, на наш взгляд, в Постановлении Пленума ВС РФ есть существенное дополнение к закону и в этом же пункте записано, что "под таким исследованием следует понимать проверку имеющихся в уголовном деле доказательств, получивших оценку суда первой инстанции...".

Конечно, при исследовании доказательств, которые уже исследованы в суде первой инстанции и получили оценку в решении этого суда, принцип состязательности не нарушается. Желательно, чтобы подобное предложение правоприменителей нашло свое отражение в законе.

Думается, что на этот счет еще будут и другие мнения. Читателю же предоставляется возможность подумать над этой непростой проблемой уголовно-процессуального закона.

В подтверждение или опровержение доводов, приведенных в кассационных жалобе и (или) представлении, стороны вправе представить в суд кассационной инстанции дополнительные материалы.

Дополнительные материалы не могут быть получены путем производства следственных действий. Лицо, представляющее суду дополнительные материалы, обязано указать, каким путем они получены и в связи с чем возникла необходимость их представления.

Известно, что под такими материалами следует иметь в виду следующие письменные материалы: документы, справки, выписки, служебные характеристики, документы о ранении, инвалидности и другие документы, в том числе и содержащие мнение сведущего лица.

Судам следует пресекать попытки сторон под видом этих представляемых дополнительных материалов вызывать и допрашивать в заседании кассационной инстанции свидетелей и экспертов.

Вызов и допрос в заседание кассационной инстанции свидетелей и экспертов означал бы проведение нового судебного следствия, т.е. превращение кассационной инстанции в апелляционную инстанцию в полном смысле.

В соответствии с законом стороны в кассационную инстанцию могут представлять лишь письменные материалы, документы, бумаги, свидетели же и эксперты в кассационной инстанции допрашиваться не могут.

В практике судов кассационных инстанций возникает вопрос о возможности представления сторонами письменных заявлений отдельных граждан, содержащих изложение известных им обстоятельств дела.

По своему содержанию такие заявления аналогичны свидетельским показаниям, поэтому такие ходатайства удовлетворению не подлежат.

Письменные материалы, представленные сторонами в кассационную инстанцию, могут быть материалами, уже представлявшимися стороной, но не принятыми судом первой инстанции, или материалами, об истребовании которых сторона заявляла ходатайство суду первой инстанции, но оно было отклонено. Кроме того, это могут быть материалы, которые сторона не представляла суду первой инстанции и об истребовании которых она суд не просила. При этом право сторон представлять суду кассационной инстанции новые материалы ни в коей мере не поставлено в зависимость от предварительного заявления ходатайства суду первой инстанции. Сторона могла не представить и не указать суду первой инстанции данных материалов потому, что она не знала тогда о них, или не придала им значения, или просто упустила возможность это сделать. Это не лишает сторону права представить эти материалы кассационной инстанции, и последняя не может их не принять под тем предлогом, что сторона не представила и не указала их своевременно суду первой инстанции.

Представляется, что кассационная инстанция вообще не может отказать стороне в принятии и рассмотрении новых материалов по тем мотивам, что они не существенны, не относятся к делу.

По смыслу закона кассационная инстанция в своем кассационном определении должна отразить, подвергнуть анализу как доводы жалобы, так и представленные в ее подтверждение материалы, соглашаясь с ними или отвергая их в зависимости от их основательности или неосновательности.

Какова же при этом роль дополнительных материалов?

Так, например, если новые материалы могут показать, что судебное следствие было проведено неправильно и что важные для дела обстоятельства, о которых свидетельствуют новые представленные сторонами материалы, остались невыясненными, то суд кассационной инстанции отменяет приговор и направляет дело на новое судебное рассмотрение. Суть такой отмены в том, чтобы при новом рассмотрении в рамках требований о состязательности были подвергнуты детальной проверке как имеющиеся в деле, так и новые представленные стороной материалы.

Спорным является вопрос, можно ли на основании новых материалов, представленных в кассационную инстанцию, принимать решение об изменении приговора.

Действительно, изменение приговора на основе новых материалов, представленных в кассационную инстанцию, чаще всего невозможно.

Во-первых, потому, что нельзя изменить приговор суда на основе тех материалов, которые суд, вынесший приговор, не видел, не проверял и не оценивал, а во-вторых, потому, что кассационная инстанция лишена возможности проверить новые материалы, как это может сделать суд первой инстанции, проведя судебное следствие.

Однако в некоторых случаях, когда содержащиеся в дополнительных материалах данные или сведения не требуют дополнительной проверки и оценки судом первой инстанции, изменение приговора возможно.

Представляется, что в тех случаях, когда в качестве дополнительных материалов стороной представляются данные о личности осужденного - справки о его заболевании, инвалидности, справки о тяжелом положении в семье, которые не были исследованы в суде, но подлинность и достоверность их не вызывают сомнения, суд кассационной инстанции может принять решение о смягчении наказания. И это не будет противоречить требованиям уголовно-процессуального закона, несмотря на то что эти материалы не были предметом исследования в суде первой инстанции.

Остановимся еще на одном вопросе, который неоднозначно решается судами кассационной инстанции. Это вопрос о времени представления дополнительных материалов.

В некоторых судебных заседаниях такие материалы принимаются лишь до выступления сторон, и судьи мотивируют такие решения тем, что заявление стороны о представлении дополнительных материалов может прозвучать лишь в заявленном суду ходатайстве, рассмотрение которых предшествует выступлению сторон.

Такая позиция не бесспорна.

В соответствии с ч. 5 ст. 377 УПК стороны вправе представить дополнительные материалы в подтверждение или опровержение доводов, приведенных в кассационной жалобе или представлении.

Поскольку стороны свои доводы, содержащиеся в жалобах, развивают и в своих выступлениях в ходе судебного заседания суда кассационной инстанции, представляется, что сторона может представить дополнительные материалы и во время своего выступления, подтверждая ими свои устно развиваемые доводы.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что дополнительные материалы стороны могут представлять в любой момент кассационного производства, но до удаления суда в совещательную комнату.

Регламент судебного заседания суда кассационной инстанции определяется в соответствии со ст. 257 УПК, т.е. он такой же, какой предусмотрен для суда первой инстанции.

Все присутствующие в зале судебного заседания встают.

В отличие от судебного заседания суда первой инстанции, в нем не участвует секретарь судебного заседания, поэтому просьбу к присутствующим встать высказывает судебный пристав, обеспечивающий порядок судебного заседания.

Все участники судебного разбирательства дают показания и делают заявления стоя. Отступление от этого правила может быть допущено с разрешения председательствующего. Как правило, именно он разъясняет участникам процесса данные правила, если они их по каким-либо причинам не выполняют.

Участники судебного разбирательства, а также иные лица, присутствующие в зале судебного заседания, обращаются к суду со словами "Уважаемый суд", а к судье - "Ваша честь".

Это новое положение уголовного процесса, как правило, соблюдается в основном адвокатами и прокурорами. Другие участники процесса могут его не знать.

Поэтому представляется, что председательствующему совсем не обязательно его напоминать, так как такое напоминание может выглядеть не совсем красиво.

Думается, что со временем и граждане овладеют данными навыками.

Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании определены положениями ст. 258 УПК, так же как и для судебного заседания в суде первой инстанции.

Еще об одной непростой проблеме. Нужно ли вести в заседании суда кассационной инстанции протокол судебного заседания? Уголовно-процессуальный закон такого указания не содержит.

Однако КС РФ в своем Определении от 12.07.2005 N 336-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бровченко Сергея Васильевича на нарушение его конституционных прав статьями 377 и 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <1> указал: "Из сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации правовых позиций следует, в частности, что при оспаривании участниками уголовного судопроизводства кассационного определения, принятого по результатам рассмотрения уголовного дела в суде кассационной инстанции, им должна обеспечиваться возможность сослаться на конкретные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на законность и обоснованность этого решения. Поэтому такого рода обстоятельства, в том числе касающиеся заявления отводов судьям и другим участникам судебного заседания, их удовлетворения или отклонения, представления сторонами дополнительных материалов, заявления ходатайств об исследовании доказательств и принятии по ним решений, должны получать отражение в материалах уголовного дела, что возможно как путем указания на них непосредственно в кассационном определении, так и путем их фиксации в протоколе судебного заседания. Отсутствие в ст. 377 УПК Российской Федерации и в иных статьях данного Кодекса прямого указания на необходимость протоколирования заседания суда кассационной инстанции не препятствует принятию соответствующим судом кассационной инстанции решения о необходимости ведения такого протокола, что вытекает из положений части четвертой ст. 377 УПК Российской Федерации, предписывающей в случае исследования судом кассационной инстанции доказательств руководствоваться требованиями гл. 37 УПК Российской Федерации, определяющей порядок исследования доказательств в суде первой инстанции. Одним же из обязательных элементов этого порядка в соответствии со ст. 259 УПК Российской Федерации является ведение протокола судебного заседания, в котором подлежат отражению, в частности, результаты произведенных в судебном заседании действий по исследованию доказательств".

<1> ВКС РФ. 2006. N 1.

Представляется, что данным разъяснением по существу рекомендовано ведение протокола судебного заседания в суде кассационной инстанции при исследовании судом кассационной инстанции доказательств. И это соответствует требованиям ст. 256 УПК, которая предписывает при решении данного рода вопросов выносить определения в зале судебного разбирательства и обязательно заносить их в протокол судебного заседания.

Что касается определений об отводах, то они согласно этому же закону выносятся в совещательной комнате и излагаются в виде отдельного процессуального документа.

Поэтому, решая эти вопросы в суде кассационной инстанции, можно обойтись и без протокола. По этому пути идет и судебная практика.

О форме и содержании кассационного определения. Рассмотрев дело, суд кассационной инстанции выносит определение, в котором оформляет принятое им решение по данному делу.

Законом всегда устанавливались определенные требования к кассационному определению.

Однако во всех действовавших ранее уголовно-процессуальных кодексах предусматривались лишь самые общие требования к форме и содержанию кассационного определения. На практике же постоянно возникали вопросы по правильному изложению кассационных определений. Некоторые ответы на эти вопросы давались вышестоящими судами, как при рассмотрении в порядке надзора уголовных дел, когда давался анализ всем судебным решениям по уголовному делу, так и в постановлениях пленумов.

В ст. 388 УПК указано, что в кассационном определении указываются: 1) дата и место вынесения определения; 2) наименование суда и состав кассационной инстанции; 3) данные о лице, подавшем кассационные жалобу или представление; 4) данные о лицах, участвующих в рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции; 5) краткое изложение доводов лица, подавшего жалобу или представление, а также возражений других лиц, участвующих в заседании суда кассационной инстанции; 6) мотивы принятого решения; 7) решение суда кассационной инстанции по жалобе или представлению; 8) решение о мере пресечения.

При отмене или изменении приговора указывается 1) на нарушение норм УПК, подлежащее устранению при новом судебном разбирательстве; 2) обстоятельства, повлекшие назначение несправедливого наказания; 3) основания отмены или изменения приговора.

Кассационное определение подписывается всем составом суда и оглашается в зале судебного заседания после возвращения судей из совещательной комнаты. Перед удалением в совещательную комнату суд объявляет о времени оглашения кассационного определения, которое, во всяком случае, должно быть не позднее трех суток со дня окончания заседания кассационной инстанции по данному уголовному делу.

УПК во многом учел имевшиеся в прежних законах и судебной практике недостатки, однако, к сожалению, некоторые его положения по форме и содержанию кассационного определения и после его введения в действие продолжают вызывать споры как ученых, так и практических работников.

Рассмотрим некоторые их этих проблемных вопросов более подробно.

Начнем с того, что на законодательном уровне закреплено положение о том, что решения, принимаемые в уголовном судопроизводстве, находят свое выражение в указанной в законе форме.

Правильное оформление состоявшегося решения - это не простое соблюдение формальностей, а непременное условие законности судопроизводства.

Зададимся вопросом о том, соответствуют ли требования ст. 388 УПК, регламентирующей форму и содержание решения суда кассационной инстанции, требованиям о порядке рассмотрения такого дела этим судом.

Как уже указывалось выше, в соответствии с ч. 1 ст. 377 УПК председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое дело рассматривается и по чьим кассационным жалобам или представлению.

Посмотрим, как эти положения закона отражены в ст. 388 УПК, а также в приложении 119 к УПК, которое до недавнего времени также регулировало содержание и форму кассационного определения (гл. 57 УПК "Перечень бланков процессуальных документов" утратила силу в связи с принятием Федерального закона от 05.06.2007 N 87- ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" <1>).

<1> СЗ РФ. 2007. N 24. Ст. 2830.

Ссылки на приложения - это не простая формальность, поскольку новое уголовно- процессуальное законодательство России, в отличие от действовавшего прежде УПК РСФСР, в течение нескольких лет содержало не только указание на конкретные требования при составлении решений, но и приводило образцы таких решений, которые на определенное время стали неотъемлемой частью самого закона.

УПК был дополнен частью шестой, которая именовалась "Бланки процессуальных документов".

Наверное, это было не совсем бесспорное решение законодателя, но если оно было принято, то, конечно же, подлежало безусловному выполнению.

Как видно из комментируемых законодательных положений, в них не упоминалось о том, что в кассационной инстанции рассматривается уголовное дело, а отмечалась обязанность излагать лишь доводы кассационных жалоб, а в приложении вообще указано, что рассматриваются кассационные жалобы, а не дело.

Такое решение законодателя представляется не совсем правильным и противоречащим другим законодательным положениям.

Кроме указанной выше ст. 377 УПК, ссылки в законе на то, что в кассационной инстанции рассматривается именно уголовное дело, а не только жалобы или представление, содержатся в ст. 374 УПК, которая гласит, что рассмотрение уголовного дела судом кассационной инстанции должно быть начато не позднее одного месяца со дня его поступления в суд кассационной инстанции, в ст. 378 УПК, где значится, что "в результате рассмотрения уголовного дела... суд принимает одно из следующих решений...".

Представляется, что законодатель должен пересмотреть свое отношение к подобному несоответствию и внести изменения в ст. 388 УПК, зафиксировав, что "в кассационной инстанции рассматривается уголовное дело по кассационным жалобе и (или) представлению", а не так, как сейчас "рассматриваются кассационные жалоба и (или) представление".

Предлагаемые изменения нельзя считать только поправками редакционного характера.

Они, на наш взгляд, имеют более глубокий смысл, поскольку нельзя принять правильного решения об обоснованности, законности и справедливости приговора или иного судебного решения, рассмотрев только сами жалобы и не проверив само решение на основании оценки тех или иных доказательств, а также не проверив, соответствовали ли закону предварительное и судебное следствия.

Подобную проверку невозможно провести без изучения уголовного дела и рассмотрения его в кассационной инстанции в соответствии с установленным ст. 377 УПК порядком.

Кроме того, как уже отмечалось выше, ч. 4 ст. 377 УПК установлено, что при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства.

Часть 3 ст. 377 УПК предусматривает следующий порядок рассмотрения уголовного дела в суде второй инстанции: "После разрешения отводов и ходатайств один из судей кратко излагает содержание приговора или иного обжалуемого решения".

Статья 388 УПК в отличие от ст. 351 УПК РСФСР не обязывает суд в определении приводить содержание приговора (или, как раньше, резолютивной части приговора). Однако, как можно сделать вывод из анализа этого закона, последний это предполагает.

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что закон не дает каких-либо конкретных указаний об отражении приговора в определении суда второй инстанции.

Подобные указания, но в самой общей форме были даны лишь в приложении 119 к

УПК.

В этом приложении говорилось о сути решения суда первой инстанции.

Представляется, что суть такого решения в определении должна быть изложена кратко, но с обязательным указанием на все необходимые стороны состава преступления, за которое лицо было осуждено (оправдано). При этом обязательно должна быть приведена и резолютивная часть приговора.

Но поскольку закон не предусматривает обязательного приведения резолютивной части решения суда в определении, на наш взгляд, в нем все-таки должны быть указаны самые главные моменты, относящиеся к квалификации, виду и сроку наказания, виду исправительного учреждения, где надлежит отбывать наказание осужденному. В определении должно быть отражено решение по гражданскому иску, а в необходимых случаях, если об этом указывается в жалобе или представлении, из резолютивной части приводятся решения суда о применении мер медицинского характера, о судьбе вещественных доказательств.

Кроме того, в приложении 119 к УПК указание на приговор и суть данного решения, как представляется, ошибочно давалось во вводной, а не описательной части определения.

Тем самым нарушается логическо-смысловая связь принимаемого судом решения с ходом указанных в законе процессуальных действий.

Подобные несоответствия, вероятно, можно было устранить путем внесения изменений в приложение 119 к УПК. Однако, поскольку образцы перестали быть обязательными для правоприменителей, редакционные поправки возможны лишь в ст. 388 УПК.

Представляется, что суть принятого судом первой инстанции решения должна быть изложена не во вводной части кассационного определения, а в начале его описательной части. То есть описательную часть определения после слов "УСТАНОВИЛА:" нужно начинать с описания принятого судом первой инстанции и обжалуемого решения, а уже потом излагать доводы кассационных жалоб, представления, возражения других лиц, участвующих в судебном заседании.

Предложенные изменения будут в большей степени отражать ход судебного заседания суда кассационной инстанции и позволят представить решение суда в такой форме, которая сделает его понятным и убедительным для всех участников процесса.

И наконец, еще одно существовавшее несоответствие анализируемых положений уголовно-процессуального закона.

Статья 388 УПК предписывает указывать в кассационных определениях мотивы принятого решения, а приложение 119 предписывало указывать основания принимаемого судебного решения.

Попробуем разобраться, о чем идет речь.

При отмене или изменении приговора в определении должно было быть отражено, требования каких статей закона нарушены, в чем заключаются эти нарушения и в чем состоит необоснованность приговора.

Новый уголовно-процессуальный закон также предписывает указывать при отмене или изменении приговора на указанные выше обстоятельства, правда, в несколько видоизмененной редакции, а также добавляет еще одно обоснование, которое должно быть отражено в решении суда кассационной инстанции, - обстоятельства, повлекшие назначение несправедливого приговора.

Однако в приложении 119 к УПК, в случае оставления приговора или другого решения суда первой инстанции без изменения или отмены решения суда первой инстанции, не предусматривалась необходимость указания судом кассационной инстанции мотивов своего решения.

О том, насколько было важным положение закона, действовавшего прежде, можно судить по отношению к нему ВС РФ, который в Постановлении Пленума от 23.08.1988 N 5 обращал внимание на эти вопросы.

Представляется, что ВС РФ при этом исходил из того, что невыполнение требований закона при изготовлении кассационного определения существенно ограничивало гарантированные уголовно-процессуальным законом права участников уголовного судопроизводства.

Как же нужно было воспринимать законодательные положения о том, что в определении указываются лишь основания принятого судебного решения, как об этом гласило приложение 119 к УПК.

На наш взгляд, речь как в старом, так и в новом законе идет об одном и том же - о мотивировке судебного решения. Мотивировка кассационного определения заключается прежде всего в подробном и конкретном разборе доводов, содержащихся в кассационной жалобе или представлении, в сопоставлении данных, приведенных в них, с материалами уголовного дела, анализе доводов и материалов дела и выводов, к которым приходит суд кассационной инстанции.

Однако это не вполне соответствовало форме приложения 119 к УПК, где речь шла о том, что в определении излагаются основания судебного решения и не упоминается о мотивах принимаемого судом кассационной инстанции решения.

Основания принимаемого судебного решения и мотивы такого решения - абсолютно разные понятия.

Под основаниями можно понимать те фактические обстоятельства, которые позволяют сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости судебного решения.

Например, основания отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке подробно приведены в ст. 379 УПК.

Отсутствие таких оснований позволяет вышестоящему суду сделать вывод о правильности принятого судом первой инстанции решения.

Мотивы же, если следовать, например, определению С.И. Ожегова, данному в Толковом словаре русского языка <1>, - такие побудительные причины, начала, которые путем мыслительного, логического характера позволяют вышестоящему суду прийти к определенным выводам.

<1> См.: Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М., 1985. С. 311.

Таким образом, можно сделать вывод, что УПК содержит на этот счет не вполне правильные указания.

Статья 388 УПК содержит указание на обязательность мотивировать судебное решение, в приложении 119 требовалось излагать основания принимаемого судебного решения.

Представляется более правильным предусмотреть указание в законе на необходимость излагать в определении кассационной инстанции основания и мотивы принимаемого судебного решения.

Эта позиция подтверждена и Определением КС РФ от 12.07.2005 N 307-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чернышова Вячеслава Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 14, 15, 307, 379, 381 и 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

Конституционный Суд РФ, рассматривая жалобу гражданина Чернышова, оспаривающего неконституционность ряда положений уголовно-процессуального законодательства, в том числе ст. 388 УПК, в Определении указал: "Требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах применительно к решениям соответствующих судебных инстанций, вытекающие из статей 46 (части 1 и 2) и 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации, пункта 5 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 2 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предполагают обязательность фактического и правового обоснования принимаемых судами решений, в том числе - обоснования отказа в отмене или изменении обжалуемого судебного акта, что невозможно без последовательного рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы.

С учетом этого Конституционный Суд Российской Федерации в названных Определениях признал, что оспариваемые заявителями положения уголовно- процессуального закона не предоставляют соответствующим должностным лицам органов прокуратуры, а также судам кассационной или надзорной инстанций возможность игнорировать или произвольно отклонять доводы жалоб на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, не приводя фактические и правовые мотивы отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку мотивировка решения, во всяком случае, должна основываться на рассмотрении конкретных обстоятельств, нашедших отражение в материалах дела и дополнительно представленных сторонами материалах, а также на нормах материального и процессуального права, - иначе не может быть обеспечено объективное и справедливое разрешение уголовного дела. Конституционно-правовой смысл предписаний Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации, обязывающих мотивировать судебные решения, в том числе приводить доводы, подтверждающие законность и обоснованность обжалованных судебных актов, применительно к обвинительному приговору и подтверждающим его обоснованность судебным решениям обусловлен также взаимосвязанными конституционными принципами состязательности, равноправия сторон в судопроизводстве и презумпции невиновности, из которых следует, что эти решения могут быть вынесены только после рассмотрения и опровержения доводов, выдвигаемых стороной защиты, в том числе в жалобах на состоявшийся приговор; не опровергнутые же доводы против обвинительных судебных решений могут толковаться только в пользу обвиняемого. Отказ от рассмотрения и оценки обоснованности доводов защиты в жалобах на судебные решения в этом случае создает преимущества для стороны обвинения, искажает содержание ее обязанности по доказыванию обвинения и опровержению сомнений в виновности лица, позволяя игнорировать подтверждающие эти сомнения данные.

Сформулированная Конституционным Судом Российской Федерации в названных определениях правовая позиция распространяется и на обжалуемые В. А. Чернышовым нормы статей 14, 15, 307, 379, 381 и 388 УПК Российской Федерации, которые не могут расцениваться как допускающие освобождение судов, иных правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом и, следовательно, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителя".

Нарушения требований закона, регулирующего форму и содержание кассационных определений, всегда были в группе основных нарушений, которые допускались судами кассационных инстанций.

В судебной практике областных и им равных судов, а также ВС РФ можно найти множество примеров, когда в связи с нарушениями требований закона, закрепляющих необходимые требования к форме и содержанию кассационных определений, последние отменялись.

22 марта 2006 г. ПВС РФ отменил определение суда кассационной инстанции по мотивам нарушения требований ст. 388 УПК. При этом Президиум в постановлении отметил: "Л. признан виновным в убийстве группой лиц и с особой жестокостью. В надзорной жалобе Л. утверждал, что в кассационном определении не в полном объеме указаны все основания и доводы, изложенные в кассационных жалобах защитников, а также в его собственной жалобе.

В кассационном определении в соответствии с требованиями ст. 388 УПК приводится краткое изложение доводов лица, подавшего жалобу или представление, а также возражения других лиц, участвующих в судебном заседании, указываются мотивы принятого решения. По смыслу закона излагаемые в кассационном определении выводы о законности (или незаконности), обоснованности (или необоснованности) приговора, а также об отношении суда кассационной инстанции к доводам жалоб должны быть основаны на анализе доказательств, с приведением фактических данных в опровержение позиции, изложенной в жалобе или представлении.

Эти требования закона по настоящему делу выполнены не были.

В кассационных жалобах осужденный и адвокаты просили разобраться в фактических обстоятельствах дела и ставили вопрос о пересмотре дела с отменой приговора и прекращением производства по делу ввиду отсутствия состава преступления в действиях осужденного Л., полагая, что потерпевший М. сам выбросился с балкона кухни пятиэтажного дома. При этом в жалобах приводились конкретные доводы о том, что мотив убийства не установлен, не нашел подтверждения факт ссоры и драки. Сестры М., не обладающие достаточным уровнем развития для адекватной оценки ситуации, приняли за драку попытки Л. и Ц. предотвратить суицид М. По мнению авторов жалоб, приговор постановлен на недопустимых доказательствах и противоречивых показаниях свидетелей. Имеющиеся противоречия судом в приговоре не устранены.

Из материалов дела следует, что доводы кассационных жалоб Л. и его адвокатов в кассационном определении изложены неполно. В этих жалобах содержались доводы, не указанные в определении, но имеющие важное значение для дела.

Как видно из кассационного определения, оно содержит лишь описание преступного деяния, подтвержденного, по мнению Судебной коллегии, неоднократными и последовательными показаниями младших сестер М. в ходе предварительного следствия и в процессе судебного разбирательства с простым перечислением других доказательств без конкретизации их сути и без ответов на доводы жалоб, что является нарушением требований ст. 388 УПК.

При этом Судебная коллегия, ссылаясь в определении на показания малолетних свидетелей М., М., М., М., данные в ходе предварительного следствия, не учла, что постановлением суда от 17 апреля 2004 г. показания указанных лиц были признаны недопустимыми доказательствами, а свидетель М. к тому же в ходе судебного заседания не допрашивалась и была по ходатайству государственного обвинителя исключена из списка свидетелей.

Таким образом, Судебная коллегия в своем определении сослалась на доказательства, признанные судом недопустимыми, что является нарушением требований закона".

Президиум постановил, что, поскольку суд кассационной инстанции не высказал каких-либо суждений по поставленным осужденным и его защитниками вопросам и это нарушение требований ст. 388 УПК повлияло на законность и обоснованность решения, принятого судом кассационной инстанции, определение подлежит отмене, а дело - передаче на новое кассационное рассмотрение (см. Постановление ПВС РФ от 22.03.2006 N 859-п06).

При этом, как следует из практики президиумов областных и равных им судов, аналогичные ошибки допускались на всей территории РФ, поэтому продолжать перечень таких ошибок нет необходимости.

Этими примерами мы лишь отметили важность процессуальной формы кассационного определения и установленных законом требований к содержанию кассационного определения, поскольку суды кассационной инстанции, делая свои выводы, в определениях их не подтвердили, не высказали своих суждений, свои решения в определениях не мотивировали.

Кроме того, эти примеры подтверждают важность значения кассационного пересмотра уголовных дел в целом.

Большое значение имеют указания судов кассационной инстанции при отмене приговора. Эти указания имеют своей целью обеспечить правильное разрешение дела при его новом рассмотрении по существу.

Действующее законодательство не дает прямого ответа на вопрос о том, в каких пределах являются обязательными указания кассационной инстанции при новом рассмотрении дела. Поэтому при разрешении этого вопроса необходимо учитывать характер и содержание этих указаний и те моменты, к которым они относятся.

В отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального закона, УПК в силу принципа состязательности по иному определяет процессуальные функции суда.

В тех случаях, когда суд по собственной инициативе вправе назначить судебную экспертизу или допросить эксперта, в указаниях суда кассационной инстанции необходимость проведения этих следственных действий должна быть прямо указана.

Но, например, суд теперь по собственной инициативе не вправе оглашать показания подсудимого, свидетелей и потерпевших при определенных условиях (ст. ст. 276, 281 УПК).

Поэтому в определениях при даче конкретных указаний по этим вопросам должны учитываться положения ст. 15 УПК и должно быть указано, что при их выполнении "суд должен создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставляемых им прав".

Вопросы о пределах полномочий вышестоящего суда в области дачи указаний суду первой инстанции подробно освещены в постановлениях ПВС РФ, поэтому один из таких примеров приведем.

Так, на приговор областного суда в отношении К., С. и Ш. были принесены кассационные жалобы осужденными и потерпевшим.

Определением СК ВС РФ приговор суда отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Перед ПВС РФ был поставлен вопрос об отмене определения СК ВС РФ и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

Президиумом ВС РФ определение кассационной инстанции признано неправильным по следующим соображениям.

Определением СК ВС РФ от 13 февраля 2002 г. по жалобам осужденных и потерпевшего приговор суда отменен и дело направлено на новое рассмотрение. Кассационная инстанция указала на нарушение судом требований ст. ст. 20, 314 УПК РСФСР и предложила суду первой инстанции: 1.

Надлежаще исследовать показания Ш. и дать должную оценку ее показаниям в стадии следствия, где она утверждала о нанесении С. Т. множества ударов ногами и о нанесении переданным К. ножом удара Т. в спину. 2.

Оценить показания С. в стадии следствия о передаче ему К. ножа и предложении нанести им удар Т. и "еще раз проверить алиби К.".

При этом кассационная инстанция указала, что тщательное исследование и сопоставление судом всех доказательств могут повлечь иную оценку действий С. и Ш., назначение им более строгого наказания.

По мнению ПВС РФ, изложенному в Постановлении, с доводами, приведенными в определении кассационной инстанции, послужившими основанием к отмене приговора, согласиться нельзя.

Согласно требованиям ст. 386 УПК суд, рассматривающий дело в кассационном порядке при отмене приговора, не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности или недостоверности того или иного доказательства и о преимуществах одних доказательств перед другими, о применении судом первой инстанции того или иного уголовного закона и о мере наказания.

Однако кассационная инстанция, в нарушение требований этого закона, указала в определении на необходимость надлежащим образом исследовать и дать должную оценку показаниям Ш. в стадии предварительного следствия о действиях С., связанных с нанесением Т. множественных ударов ногами.

Между тем из материалов данного уголовного дела усматривается, что С. не вменялись действия, связанные с нанесением Т. ударов ногами, и указания кассационной инстанции в этой части ухудшают положение С., выходят за пределы предъявленного обвинения и нарушают требования ст. 220 УПК.

По смыслу ст. 386 УПК указания кассационной инстанции должны быть конкретными и способствовать правильному разрешению дела.

Но неопределенное указание кассационной инстанции "еще раз проверить алиби К." без указаний на неисследованность обстоятельств, имеющих значение для решения вопросов, подлежащих выяснению судом первой инстанции, делают выполнение указаний кассационной инстанции практически невозможным. Кроме того, в приговоре приведен ряд доказательств, опровергающих алиби К., в том числе показания свидетелей М., П., Э.

Выводы кассационной инстанции о том, что суд в приговоре не дал должной оценки показаниям Ш. в стадии следствия об обстоятельствах убийства Т., и, в частности, о нанесении С. потерпевшему удара ножом, сделаны без учета тех обстоятельств, которые судом по данному факту были проверены с достаточной полнотой и оценены.

Согласно приговору выводы суда о том, что С. не наносил Т. удара ножом, основаны на показаниях единственного лица, сообщившего об обстоятельствах убийства Т., - Ш.

В судебном заседании Ш. пояснила, что в стадии следствия ее показания о нанесении С. потерпевшему удара ножом являются предположением и основаны на том, что она видела, как С. замахнулся ножом, после чего отвернулась.

Суд, положив данные показания Ш. в основу приговора и давая им оценку, сопоставил их с показаниями С. в ходе следствия, где последний утверждал, что К. действительно передавал ему нож, предлагая нанести удар потерпевшему, и он схватился за нож, но затем оттолкнул его и удара не нанес, т.е. версия С., выдвинутая им в ходе следствия, осталась неопровергнутой.

ПВС РФ в Постановлении указал, что, "поскольку определение СК ВС РФ вынесено с нарушением гарантированных законом прав С., Ш., К. на их защиту, а это обстоятельство может повлиять на принятие судом первой инстанции при повторном рассмотрении дела правильного решения относительно объема обвинения, квалификации их преступных действий и назначения наказания, данное определение нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое кассационное рассмотрение в связи с существенным нарушением норм уголовно- процессуального закона" (см. Постановление ПВС РФ от 26.06.2002 N 264п02).

Нужно иметь в виду, что указания вышестоящего суда не связывают суд первой инстанции в производимой им оценке представленных сторонами доказательств, а, напротив, помогают ему правильно произвести эту оценку и вынести законный, обоснованный и справедливый приговор. При этом суд вправе и обязан произвести оценку и другим представленным по делу доказательствам. Поэтому кассационная инстанция, отменяя приговор, не только вправе, но и обязана дать такие указания, которые суд первой инстанции направит на путь правильной оценки доказательств и получения на основе этой оценки правильных выводов по существу дела.

Трудно представить в данной работе конкретные примеры мотивировок решений, так как варианты могут быть самыми различными. О некоторых из них можно будет судить по тем примерам конкретных кассационных определений, которые будут приведены ниже.

Резолютивная часть кассационных определений также должна строго соответствовать требованиям ст. 388 УПК, в которой указано, какое решение может принять суд при рассмотрении дела в кассационном порядке.

Ниже приводится примерное содержание резолютивных частей кассационных определений в зависимости от принятого решения, предусмотренного названной нормой закона.

Оставление приговора без изменения: "Приговор Новокузнецкого районного суда от 7 марта 2006 г. в отношении Иванова Николая Петровича оставить без изменения, а кассационную жалобу (жалобы) осужденного Иванова, адвоката Петрова А.И. и (или) кассационное представление государственного обвинителя Федорова П. - без удовлетворения".

Отмена приговора (см. определения, постановления): "Приговор... в отношении Сидорова Петра Петровича отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания (или на новое рассмотрение для выполнения подготовительных действий к судебному заседанию) в тот же суд, но в ином составе судей" (здесь и далее по тексту после наименования приговора должны быть полностью указаны фамилия, имя, отчество).

"Определение суда (постановление судьи) в отношении Сидорова И.О. отменить и дело направить в тот же суд на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства (или для выполнения подготовительных действий к судебному заседанию)".

При отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение в силу ст. 63 УПК в резолютивной части определения должно быть указано о том, что дело направляется на новое рассмотрение в ином составе судей.

При отмене приговора с прекращением дела обязательно должно быть указано основание прекращения: "Приговор... в отношении Иванова Ивана Олеговича отменить и дело прекратить за истечением сроков давности (либо за непричастностью Иванова к совершению преступления). Иванова из-под стражи освободить".

Согласно п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению в связи с отсутствием заявления потерпевшего, если дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению. Отсюда следует, что в случае установления кассационной инстанцией, что действия осужденного квалифицированы неправильно, например по ч. 2 ст. 213 УК, и что в его действиях имеется состав преступления, предусмотренный ст. 116 УК, а заявления потерпевшего или его просьбы о привлечении осужденного к ответственности не имеется, в резолютивной части определения должно быть указано о прекращении дела в отношении осужденного на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК без переквалификации его действий на ст. 116 УК, так как суд не вправе рассматривать дело по этой статье без заявления потерпевшего.

Пример: "Приговор... в отношении Сидорова отменить и дело прекратить на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК в связи с отсутствием заявления потерпевшего. Сидорова из-под стражи освободить".

Если же Сидоров осужден по нескольким статьям, то в резолютивной части нужно указать: "Приговор... в отношении Сидорова в части осуждения его по ч. 2 ст. 213 УК отменить и дело прекратить на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК.

На основании ч. 3 ст. 69 УК по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ... окончательно назначить... В остальной части приговор оставить без изменения".

Частичная отмена приговора (при осуждении по двум статьям). Иванов осужден по совокупности ч. 2 ст. 160 и ч. 1 ст. 285 УК к пяти годам лишения свободы. В резолютивной части кассационного определения нужно указать: "Приговор... в отношении Иванова в части осуждения его по ч. 2 ст. 160 УК отменить и производство по делу прекратить в связи с отсутствием в деянии состава преступления и т.д. (либо направить на новое судебное рассмотрение). Исключить из приговора указание о взыскании с него 100000 руб. в пользу... Этот же приговор в части, касающейся осуждения Иванова по ч. 1 ст. 285 УК к лишению свободы на три года... оставить без изменения, а кассационную жалобу (представление), (указать фамилии лиц, их подавших) - без удовлетворения".

Частичная отмена приговора (при осуждении по нескольким статьям). Петров был осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 111, ч. 2 ст. 213 и ч. 1 ст. 112 УК к восьми годам лишения свободы. При отмене приговора по ч. 1 ст. 111 УК, по которой Петрову было назначено восемь лет лишения свободы, в резолютивной части определения указывается: "Приговор... в отношении Петрова в части осуждения по ч. 1 ст. 111 УК отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. На основании ч. 3 ст. 69 УК по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213 и ч. 1 ст. 112 УК, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Петрову наказание в виде лишения свободы на... лет... В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу (представление) - без удовлетворения".

Если же приговор в отношении Петрова отменяется в части осуждения его по ч. 1 ст. 112 УК, то резолютивная часть излагается в таком же порядке.

Изменение приговоров из-за неправильной квалификации: "Приговор... в отношении Иванова изменить, переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 105 УК на ч. 1 ст. 107 УК, назначив по этой статье два года лишения свободы... в остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу (представление) - без удовлетворения".

Изменение приговора в связи с изменением формы соучастия в преступлении. Сидоров был осужден по ч. 1 ст. 105 УК к восьми годам лишения свободы. Установив, что он является не исполнителем, а соучастником преступления в виде пособника, в резолютивной части следует указать: "Приговор... в отношении Сидорова изменить, переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 105 УК на п. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК, назначив по этой статье лишение свободы сроком на восемь лет. В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу (представление) - без удовлетворения".

Изменение квалификации при осуждении по двум и более статьям. Например, по делу Сидорова, осужденного по ч. 1 ст. 111, ч. 3 ст. 213 УК к десяти годам лишения свободы: "Приговор... в отношении Сидорова изменить, переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 111 УК на ч. 1 ст. 112 УК, назначив по этой статье лишение свободы сроком на три года. На основании ч. 3 ст. 69 УК по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 112 и ч. 2 ст. 213 УК, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Сидорову к отбытию восемь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима. В остальной части приговор оставить без изменения".

Переквалификация содеянного осужденным на статью, по которой он уже осужден по приговору. Например, Петров был осужден: по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК к лишению свободы на три года, по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК - на пять лет и по совокупности преступлений - на шесть лет. В определении указывается: "Приговор... в отношении Петрова изменить, переквалифицировать его действия с п. "а" ч. 2 ст. 161 на п. "а" ч. 2 ст. 158 УК и с учетом тех действий, за которые он по этой статье уже осужден, назначить лишение свободы сроком на четыре года... в остальном приговор оставить без изменения...".

При осуждении и по другим статьям в резолютивной части следует определить также наказание по совокупности преступлений.

Изменение приговора в связи с переквалификацией его действий на несколько статей: "Приговор... в отношении Петрова изменить, переквалифицировав его действия с п. "а" ч. 2 ст. 105 УК на ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК, назначив по ч. 1 ст. 105 УК лишение свободы сроком на девять лет, по ч. 4 ст. 111 УК лишение свободы сроком на восемь лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить четырнадцать лет лишения свободы... в остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката - без удовлетворения".

Смягчение наказания, в частности, с применением ст. 64 УК. Так, при смягчении наказания Круглову, осужденному по ч. 3 ст. 160 УК к лишению свободы на десять лет и в соответствии со ст. 47 УК с лишением права занимать должности, связанные с распоряжением материальными ценностями, сроком на три года, возможны такие варианты резолютивной части определения:

" Приговор в отношении Круглова изменить, с применением ст. 64 УК смягчить назначенное ему наказание до четырех лет лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с распоряжением материальными ценностями, сроком на три года.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения";

" Приговор... в отношении Круглова изменить, с применением ст. 64 УК смягчить назначенное ему основное наказание до четырех лет лишения свободы (или снизить назначенный ему срок лишения свободы до четырех лет). В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения".

При смягчении наказания лицу, осужденному по нескольким статьям, резолютивную часть определения можно изложить так: "Приговор... в отношении Круглова изменить, снизить назначенный ему по ч. 3 ст. 160 УК срок лишения свободы до шести лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Круглову лишение свободы на восемь лет с лишением права занимать должности, связанные с распоряжением материальными ценностями, сроком на три года. В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения".

Применение условного осуждения: "Приговор... в отношении Иванова изменить, в соответствии со ст. 73 УК назначенное ему наказание в виде лишения свободы на два года считать условным с испытательным сроком в два года. В остальном приговор оставить без изменения".

Изменение приговоров по другим основаниям. При исключении, например, отдельных эпизодов обвинения: "Приговор... в отношении Сидорова изменить, исключив эпизод, связанный с обвинением в хищении 867000 руб., в связи с непричастностью к совершению преступления и уменьшить на эту сумму взыскание с него в пользу птицефабрики, в остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката - без удовлетворения".

При исключении одного из пунктов статьи УК либо квалифицирующего признака или признака, отягчающего наказание осужденного: "Приговор... в отношении Петрова (был осужден по п. п. "б", "в", "г" ч. 2 ст. 105 УК) изменить, исключив осуждение по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК, в остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения".

Представляется, что высказанные предложения по изложению резолютивных частей кассационных определений могут быть интересны судьям, рассматривающим уголовные дела в кассационном порядке, а их выполнение поможет внести единообразие в судебную практику.

<< | >>
Источник: А.И. КАРПОВ. СУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. 2010

Еще по теме 6.2. Кассационный порядок рассмотрения уголовного дела:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -