<<
>>

2.7. Моральный элемент (субъективная сторона) кражи.

Моральная основа преступления — это внутренние признаки преступления, относящиеся к психическим процессам лица [31,С.32-33; 116,С.376].

Обязательным, необходимым признаком моральной основы любого преступления, в том числе и кражи, является вина, в некоторых случаях также мотив и цель преступления.

Таким образом, преступлением признается лишь виновное деяние т.е. такое деяние, при котором у лица, его совершившего, имелось в наличии соответствующее психическое отношение (сознание и воля) к совершаемому им действию (бездействию) и наступлению последствий [150,С.67; 137,С.411;34,С.61]. Вместе с тем, установление вины является необходимым не только в отношении элементов, относящихся к материальной основе преступления, но и в отношении всех признаков и обстоятельств, характеризующих содеянное и имеющих значение при определении ответственности виновного.

По Иорданскому уголовному праву наличие вины в деянии лица является важнейшим условием наступления уголовной ответственности за него.

В соответствии со ст.ст.63-64 УК Иордании преступлением может быть признано деяние, совершенное умышленно или неумышленно.

Кража, умышленное преступление, предполагает наличие умысла на изъятие имущества другого человека без его согласия.

Умысел есть направленность сознательной воли лица на совершение преступления (ст.63 УК Иордании),однако это достаточно общее определение умысла нуждается в конкретизации.

В иорданской юридической науке понятие умысла состоит из трех элементов: сознания, воли, предвидения .

Сознание — это понимание виновным преступного характера своего действия или бездействия [116,С.375]. Сознание виновного проявляется именно в том, что он сознавал, что совершаемое им деяние представляет опасность для благ, охраняемых законом. Осознание лицом запрещенности законом совершаемого им деяния является предполагаемым, так как иорданское уголовное право исходит из принципа: «незнание закона не освобождает лицо от уголовной ответственности» [137,С.427].

Для анализируемых нами преступлений данный тезис, как представляется, даже не нуждается в уточнении.

Для признания деяния лица виновным необходимо, чтобы его сознание охватывало материальную основу совершаемого преступления, в связи с этим для признания кражи, совершаемой умышленно, необходимо, чтобы виновный знал, что его преступное деяние непосредственно посягает на собственность другого лица, и сознавал, что совершение такого деяния приводит или может привести к изъятию имущества другого человека. Сознанием виновного также должны охватываться и обстоятельства, квалифицирующие кражу, лишь в таком случае эти обстоятельства могут быть вменены ему в вину [152,c,229].

Воля— состоит в желании виновного, направленном на совершение деяния и на наступление задуманного последствия, то есть на совершение преступления [187,С.66; 192,С.282].

Предвиденье — это разновидность сознания и предвиденье будущего, то есть лицо предвидит, что его действие или бездействие, и наступившие последствия в результате их могут быть общественно опасными, переходящими границы закона и нарушающие законное благо других лиц (ст. 64 УК Иордании).

Кража- это умышленное преступление. Однако общий умысл недостаточен для того, чтобы создать моральный признак в этом преступлении, обязательно должен учитываться специальный умысел, который создает стремление овладеть имуществом (предметом кражи).

Общий умысел* в краже появляется при наличии всех элементов преступления. Сознание виновного охватывает факт изымания чужого движимого имущества без согласия собственника, и знания что имущество принадлежит другому лицу. Если кто-нибудь, к примеру, взял принадлежащее другому лицу пальто ошибочно, поскольку оно внешне не отличается от его пальто, то в этом случае умысел отсутствует. Общий умысел существует у виновного при наличии его сознания, что собственник не согласен на то, чтобы у него взяли вещи, а если виновный думает, что собственник согласен, это отрицает общий умысел на завладение имуществом.

Здесь следует подчеркнуть, что ошибка виновного в этом случае считается ошибкой в фактах [53,С.747]. Ошибка — это неправильное преставление (заблуждение) лица о юридических свойствах или фактических обстоятельствах совершаемого им деяния.

В теории уголовного права различают юридическую и фактическую ошибки.

Юридическая ошибка — это неправильное представление лица о юридических свойствах и правовых последствиях совершаемого им деяния. Она может заключается в неправильном преставлении лица о преступности или не преступности совершаемого им деяния, либо в ошибочном преставлении относительно квалификации деяния или наказуемости и характера назначаемого наказания.

Фактическая ошибка — это неправильное представление лица о фактических обстоятельствах, образующих состав того или иного преступления. Фактическая ошибка может относится не к составу преступления в целом, как это бывает при юридической ошибке, а лишь к отдельным его элементам: к объекту, к объективной стороне либо к обстоятельствам, квалифицирующим данное преступление [180,С.137-138].

Эта ошибка может касаться других юридических признаков, кроме случаев, которые мы подчеркнули раньше. Лицо может ошибаться в том, является ли имущество движимым, а также в праве чьем-то собственности на имущество.

Ошибка в характере движимого имущества.

К примеру, считается ошибкой, если лицо срубило дерево, принадлежащее другому лицу, или сорвало плод с дерева, или сняло с дома двери или окно и убеждено, что оно завладело недвижимым имуществом, а на самом деле движимым имуществом, в этом случае виновный должен знать, что он изымает движимое имущество и очевидно, что не играет роли отсутствие знания им, что это является движимым имуществом, потому что незнание о видах имущества (движимого или не движимого), это, иными словами, незнание закона, а незнание закона не освобождает от уголовной ответственности; также ошибка виновного или незнание им, что имущество, которым он завладел, не имеет ценности, такая ошибка не отрицает умысла овладеть имуществом других [35,С.131].

Ошибка в принадлежности имущества

Лицо считает, что имущество принадлежит ему, а не другому лицу, или думает, что имущество считается кем-то утраченным или брошенным. Такая ошибка является ошибкой в тех фактах [76,С.285], когда лицо перепутало свои вещи с чужими, она может быть связана с ошибочным представлением об основании приобретения имущества. Например, продавец возвратил вещи в магазин, которые передал покупателю (последний заплатил за покупку) ошибаясь, что покупка была не оплаченна и собственность не перешла к нему, эта ошибка отрицает преступный умысел у продавца. Надо отметить, что не существует разницы между видами ошибки (ошибка в фактах или правовых свойствах) в любом случае исключается. Но если виновный достоверно знал о принадлежности имущества другому лицу, то это обстоятельство имеет существенное значение для правильной квалификации содеянного, ибо ошибочное представление лица о принадлежности украденного имущества, то есть ошибка в объекте, отражается на юридической оценке, и на применение закона [71,С.269]. Однако если виновный знает, что вещи не принадлежат ему и вопреки этому считает, что может овладеть вещью как кредитор убежденный, что он имеет право забрать у должника в пределах его права, эта ошибка не имеет значения, потому что эта ошибка связана с правилом уголовной ответственности. Ошибка в противоправности деяния, например, что собственность не охраняется в уголовном праве, в этом случае он должен быть привлечен к уголовной ответственности за преступление получение кредита незаконными путями (ст.233 УК Иордании).

Исходя из принципа субъективного вменения, виновный несет ответственность лишь за те действия, которые охватывались умыслом виновного — это принцип ответственности за вину, на котором базируется уголовное право. Следует сделать вывод, что при ошибке в объекте действия лица должны быть квалифицированны с его действительными намерениями, с направленностью умысла. Если, например, виновный был намерен украсть имущество А, но по независящим от него обстоятельствам фактически это имущество В, его действия должны рассматриваться как посягательство на собственность В.

На этом основании преступление сопровождается ошибкой в объекте, квалифицируется как покушение на совершение преступления, на который был направлен умысел виновного (ст.69 УК Иордании).

Сознание виновного о недобровольности собственника или владельца на деяние изъятия [71,С.269].

Виновный должен знать, что он изымает вещь без согласия собственника. И, если лицо было убеждено, что собственник был согласен на то, чтобы у него взяли имущество, то его нельзя привлечь к уголовной ответственности за кражу. Вследствие отсутствия умысла, поскольку ранее было отмечено, что нет кражи при наличии добровольности собственника (когда речь шла об объективной стороне). К тому же, если собственник и владелец расходятся в мнении, когда собственник по своему желанию хочет передать некоторые вещи, находящиеся у владельца, другому лицу, нарушая договор между ними, при этом последний берет это имущество без согласия на это владельца, в таком случае у него отсутствует преступный умысел, и его нельзя привлекать к ответственности за кражу. Посягательством на собственность является если у виннового имеется сознание того, что имущество принадлежит другому лицу, и деяние взятия вещи совершается без согласия собственника. Осознание посягательства на собственность должно быть тесно связанно между собой, однако знание о деянии посягательства на овладение имеет самостоятельную природу, и недостаточно доказать то, что посягательство было направлено на завладение. Виновный должен знать, что его действия посягали на чужое владение, и должен также знать о том, что результат его деяния — это изменение вида владения. Лицо может не знать, что его деяния являются посягательством на владение [117,С.864], и это его незнание исключает сознание посягательства на овладение других лиц. В соответствии с этим отрицается преступный умысел. Например, кто то несет его сумку, в которую другое лицо положило без его ведома радиоприемник, принадлежащий другому лицу. В данном случае отсутствует преступный умысел.

Специальный умысел [92;62] (прямой умысел) в преступлении кражи с намерением овладеть этим имуществом .

Это намерение означает волю господства над правом собственности и считается специальным умыслом, потому что случай (намерение овладеть вещью навсегда), который направлен на него, является признаком в элементах стороны кражи, так как она считается оконченной при выходе вещи из владения потерпевшего и при переходе ее во владение виновного или другого лица [185,С.154-155]. Если намерение виновного направлено на приобретение права собственности, то это указывает на то, что у него существует специальный умысел на создание нового права собственности и разрушение права собственности у собственника навсегда [136,С.70].* Поскольку он приобрел эту вещь таким образом, такая причина приобретения не может признаваться законом правом собственности. Критерий специального умысла — это намерение виновного в отношении действия, которое само по себе считается одним из основных элементов преступления кражи. Оно более конкретизирует преступное деяние виновного, ограничивает направленность в него фактов, которые входят в

состав преступления кражи. Камиль Саид считает, что «намерение овладеть или намерение желания виновного быть собственником вещи — это редкий случай, потому, что лицо осознает, что со стороны закона существует табу, поэтому истинный признак представляется намерением овладения и воли виновного выступать в качестве собственника, то есть по отношению к вещи ведет себя как собственник» [84].

Специальный умысел .

Специальный умысел характеризуется двумя признаками:

1)Пассивный — представляет собой лишения собственника возможности полновластно осуществлять свое право собственности. То есть виновный имеет решимость держать у себя имущество и не возвращать его собственнику.

2)Активный — представляется в намерении направления создать новые отношения на месте собственника, и виновный владеет, пользуется и распоряжается, а также он стремится господствовать над имуществом, и эта власть похожа внешними признаками на власть, которая законно признается за собственником. Это означает, что намерение овладения не направленно на собственность как право, но фактическое положение совокупности власти владения, пользования и распоряжения [177,С.866; 40,С.233].

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод, что намерение овладения отрицается, если ответчик взял вещи с намерением только посмотреть на них и возвратить на место, даже если это произошло против воли собственника. Например, если студент возьмет ручку на некоторое время, потом возвратит ее; то же самое, если вещи были взяты ради шутки или забавы, но это должно происходить в определенных рамках, то есть до предела распоряжения вещью. Это отрицательное намерение базируется на том основании, что виновный убежден в согласии собственника. По этому поводу судебная практика Кассационного Суда Египта указывает, что временное использование вещей других лиц не даст состава кражи. Это можно объяснить таким примером: угон автомобиля для временной поездки, позже возвращение его в том же состоянии — не считается кражей, поскольку намерение овладения отсутствует. Но если это деяние считается кражей по отношению бензина и масла, находящихся в машине, то факт относительно автомашины считается завладением пользой, а не собственностью. Следует отметить, что если виновный сам бросил машину по причине поломки механических узлов, то это не отрицает намерения овладения. Возникает проблема, когда кредитор завладевает имуществом, которое принадлежит его должнику, и это произошло не с намерением овладения им, а при наличии цели придержания его у себя в качестве залога за его долг. Относительно этого вопроса судебная практика Египта отличается от постановлений судебной практики Франции: Пленум Кассационного Суда Египта не посчитал этот факт кражей[117], а Кассационный Суд Франции, напротив, определил это как кражу. Французский криминалист Гарсон, в свою очередь, критикуя постановления Кассационного Суда Франции, считает, что имеет место неправильная квалификация этого факта, поскольку кредитор не завладел имуществом с намерением овладения, а только с целью создания какой-то гарантии и собственнического залога для себя, то есть, он не завладел имуществом для распоряжения как собственник, но обеспечил себя как залогодержатель. Законодатель не считает временное овладение имуществом кражей, потому что этот случай образует другое преступление. (Статья 400 УК Франции), которая определяет ответственность за присвоение вещи, находящейся под залогом, или использования ее [84,С.76].

Мотив совершения кражи.

Ст.67 п.2 уголовного кодекса Иордании указывает, что мотив не является признаком совершения любого преступления. Он приобретает значение обязательного признака состава преступления только в случаях, которые определяются законом. Основываясь на этом, можно сказать, что мотив не имеет значения при совершении кражи, и неважно каким был мотив (корыстным или честным), при изъятии имущества потерпевшего, что причинит ему ущерб, если, например, предметом преступления являются алкогольные напитки. Также кража не отрицается по той причине, что человек беден, либо он очень нуждается в этом. Например, кража лекарственных препаратов.

Цель преступления — это те последствия, к наступлению которых стремится виновный, совершая преступление. Цель имеет место лишь в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом. Цель совершения кражи — это лишение собственника возможности полновластно распоряжаться имуществом и обращать его в свою пользу либо в пользу других лиц.

Надо сказать, что понятие цели не может быть отождествлено и с мотивом преступления. Хотя эти субъективные категории очень близки, они не совпадают, ибо по-разному характеризуют волевое поведение. Если цель — « это желаемый, ожидаемый или предполагаемый результат действия, направленного на предмет, при помощи которого человек намеревается удовлетворить ту или иную потребность»[104,С.201], то мотив — это те силы, которые побуждают деятельность, придают ей целенаправленность. Следовательно, мотив — это, то, что побуждает человека к постановке определенных целей.

Корыстному мотиву при совершении посягательство на собственность соответствует и корыстная цель — намерение обогатиться за счет присвоения чужого имущества и извлечения из него материальных выгод [61,С.39].

<< | >>
Источник: Айман Хусейн Мухаммед аль Орими. Уголовная ответственность за кражу и отличие ее от смежных преступлений по уголовному праву Иордании (история и современность). Диссертация на соискание научной степени кандидата юридических наук. Одесса- 2002. 2002

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.7. Моральный элемент (субъективная сторона) кражи.:

  1. §4. Субъективная сторона процессуального доказывания
  2. 16. Понятие, признаки и значение субъективной стороны преступления.
  3. СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  4. § 4. Субъективная сторона лжепредпринимательства
  5. 3. Субъективная сторона. Формы вины при совершении налогового правонарушения
  6. 16.6. Субъективная сторона административного правонарушения
  7. 2.3. Квалификация преступлений в сфере бюджетных отношений с учетом их субъективной стороны
  8. §6. Содержание субъективной стороны преступлений со специальным составом
  9. §4. Субъективная сторона состава преступления
  10. § 5. Субъективная сторона
  11. ПРАВИЛО 4: «УСТАНОВЛЕНИЕ СВЯЗИ МЕЖДУ СТРУКТУРОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОПАСНОСТИ ДЕЯНИЯ И ОБРИСОВКОЙ ЕГО СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ В ОПРЕДЕЛЕНИИ Общие положения
  12. Путь познания элементов субъективной стороны преступного деяния
  13. 26. Понятие и значение субъективной стороны преступления. Понятие вины.
  14. § 4. РАЗГРАНИЧЕНИЕ ПО СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЕ
  15. Оглавление
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -