<<
>>

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ МОШЕННИЧЕСТВА

Основным непосредственным объектом мошенничества являются отно­шения собственности. Предметом, в отличие от других форм хищения, высту­пает чужое как движимое, так и недвижимое имущество. Как и при краже, определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения пре­ступления. При установлении размера, в котором лицом совершено мошенни­чество, надлежит иметь в виду, что хищение имущества с одновременной заме­ной его менее ценным квалифицируется как хищение в размере стоимости изъ­ятого имущества.

Объективная сторона комментируемого состава преступления включает два альтернативных действия:

1) хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления дове­рием;

2) приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупо­требления доверием.

В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, при­своении и растрате»1 обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество состоит в сознательном сообщении заведомо лож­ных, не соответствующих действительности сведений, либо в умолчании об ис­тинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании раз­личных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры и т. д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Согласно п. 3 указанного постановления, злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверитель­ных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие мо­жет быть обусловлено различными обстоятельствами, например, служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с по­терпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение фи­зическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за по-

ставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

Разграничивая мошенничество и кражу, следует учитывать, что характер­ным и отличительным признаком мошенничества является внешне доброволь­ная передача имущества или права на него другим лицам. Действуя под влия­нием обмана или злоупотребления доверием, потерпевший либо сам передает имущество виновному, либо не препятствует изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами. Он может признать за виновным право собственности на имущество, уже находящееся у него или переданное ему ранее для какой-либо цели (но не в собственность).

Аналогичный критерий лежит в основе отграничения мошенничества от грабежа. Так, открытое изъятие имущества в процессе обыска лицами, выдав­шими себя за сотрудников полиции и предъявившими поддельные документы, следует квалифицировать как мошенничество, при условии, если потерпевший, не подозревая обмана, убежден в правомерности действий и не препятствует происходящему.

Не может рассматриваться как мошенничество передача имущества, со­вершенная лицом, не способным осознавать противоправность действий ви­новного и правильно оценить совершаемые ими действия вследствие умствен­ной неполноценности, малолетства или по иным причинам.

В частности, как кражу следует квалифицировать действия лица, которое обменивало у малень­ких детей, оставленных без присмотра, на конфеты ценные вещи.

Как кражу следует расценивать обман, совершенный с целью получения доступа к имуществу и последующего тайного завладения им, поскольку в дан­ном случае нет добровольной передачи потерпевшим своего имущества винов­ному. Так, действия лица, которое, войдя в доверие к ожидающему на вокзале пассажиру, соглашается присмотреть за его вещами, а во время его отлучки по­хищает оставленные вещи, следует квалифицировать не как мошенничество, а как кражу.

В случаях, когда обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или иным владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имуще­ства или его удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж (например, лицо просит у владельца мобильный телефон для временного использования либо разрешения примерить золотое кольцо и скрывается с похищенным имуществом). Таким образом, если потер­певший передает другому лицу какие-либо ценности не во владение, а, напри­мер, для осмотра (в своем присутствии) либо временного использования, то эти ценности юридически и фактически продолжают оставаться во владении по­терпевшего.

В соответствии с и. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 мошенничество, т. е. хищение чужого имущества, со­вершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается окончен­ным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение

виновного или других лиц, и они получили реальную возможность (в зависимо­сти от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распоря­диться им по своему усмотрению.

В соответствии со ст. 140 ГК РФ платежи на территории РФ осуществля­ются путем наличных и безналичных расчетов. В случае изъятия денежных средств путем обмана или злоупотребления доверием со счета их владельца в банке, преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет виновного лица либо на счета других лиц, куда похищенные средства поступили в результате преступных действий.

Мошенничество, совершенное в форме приобретения права на чужое имущество, считается оконченным с момента возникновения у виновного юри­дически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистра­ции права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, под­лежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на век­селе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом призна­ется право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуж­дение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Обязательным признаком данного преступления выступает корыстная цель.

Субъектом может быть физическое вменяемое лицо, достигшее 16-лет­него возраста.

Пленум Верховного Суда РФ в и. 6-16 указанного постановления приво­дит различные варианты квалификации мошенничества по совокупности с дру­гими преступлениями, его отличие от смежных составов.

1. Мошенничество, совершенное с использованием подделанного лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмот­ренных ч. 1 ст. 327 УК РФ и соответствующей частью ст. 159 УК РФ.

Если лицо подделало официальный документ с целью его использования для совершения преступлений, предусмотренных ч. 3 или ч. 4 ст. 159 УК РФ, однако по не зависящим от него обстоятельствам фактически не воспользова­лось этим документом, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ и ч. 1 ст. ЗО, ч. 3 или ч. 4 ст. 159 УК РФ[227].

Если лицо использовало изготовленный им самим поддельный документ в целях совершения мошенничества, однако по не зависящим от него обстоя-

тельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное следует квалифицировать как совокупность пре­ступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ, а также ч. 3 ст. 30 УК РФ и, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, соответствующей частью ст. 159 УК РФ.

Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него пу­тем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием из­готовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалифи­кации по ст. 327 УК РФ.

2. Осуществление незаконной предпринимательской деятельности путем изготовления и реализации фальсифицированных товаров (например, спирто­содержащих напитков, лекарств и пр. под видом подлинных), обманывая по­требителей относительно качества и иных характеристик товара, влияющих на его стоимость, образует состав мошенничества и дополнительной квалифика­ции по ст. 171 УК РФ не требует. В тех случаях, когда указанные действия свя­заны с производством, хранением или перевозкой в целях сбыта либо сбытом фальсифицированных товаров, не отвечающих требованиям безопасности жиз­ни или здоровья потребителей, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 159 и 238 УК РФ.

3. Тайное хищение ценных бумаг на предъявителя, т. е. таких ценных бу­маг, по которым удостоверенное ими право может осуществить любой их дер­жатель (облигация, вексель, акция, банковская сберегательная книжка на предъявителя или иные документы, отнесенные законом к числу ценных бу­маг), надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества. Такие действия не образуют состава мошенничества. Последующая реализация прав, удостове­ренных этими ценными бумагами (т. е. получение денежных средств или иного имущества), представляет собой распоряжение похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации как кража или мошенничество.

Если виновным указанные документы были предварительно похищены, то его действия должны быть дополнительно квалифицированы по ч. 1 ст. 325 УК РФ (если похищен официальный документ) либо по ч. 2 этой же статьи (ес­ли похищен паспорт или иной важный личный документ).

4. Подделка с целью сбыта или незаконного получения выигрыша биле­тов денежно-вещевой и иной лотереи может быть квалифицирована как приго­товление к мошенничеству при наличии в действиях лица признаков преступ­ления, предусмотренного ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ. В случае сбыта фальшивого лотерейного билета либо получения по нему выигрыша содеянное следует ква­лифицировать как мошенничество.

Преступление, предусмотренное ст. 159 УК РФ, следует отграничивать от сбыта поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ). В соответствии с и. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг» (в ред. постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 17 ап­

реля 2001 г. № 1, от 6 февраля 2007 г. № 7)1, при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, необходимо установить, имеют ли поддельные денежные купю­ры, монеты или ценные бумаги существенное сходство по форме, размеру, цве­ту и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками или ценными бумагами. В тех случаях, когда явное несо­ответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денеж­ном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направ­ленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия могут быть квалифицированы как мошенничество.

Так, Красноуфимским городским судом К. осуждена по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 186 УК РФ. Она, достоверно зная, что имеющаяся у нее денежная купюра является поддельной, передала ее продавцу киоска для приобретения товара. Подделка денежной купюры была обнаружена продавцом и возвращена ей. Президиум Свердловского областного суда изменил квалификацию действий К. на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 159 УК РФ, указав следующее. Продавец киоска вернула К. купюру потому, что обнаружила в ней признаки подделки в виде рыхлой бу­маги, размытости изображения, отсутствия средств защиты. Согласно заключе­нию экспертизы, указанная денежная купюра изготовлена способом капельно­струйной печати на копировально-множительном аппарате, какие-либо сред­ства защиты на указанном билете отсутствуют. При таких обстоятельствах по­ложенные в обоснование обвинения К. доказательства свидетельствуют о яв­ном несоответствии фальшивой купюры подлинной, что исключает ее участие в денежном обращении, и о направленности умысла К. на обман, который дове­сти до конца К. не смогла[228] [229].

В соответствии с п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядови­тыми веществами»[230], действия лица, сбывающего с корыстной целью под видом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, сильнодей­ствующих или ядовитых веществ какие-либо иные средства или вещества, сле­дует квалифицировать как мошенничество.

В этих случаях покупатели при наличии предусмотренных законом осно­ваний могут нести ответственность за покушение на незаконное приобретение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном или особо крупном размере (ч. З ст. ЗО, ч. 1 (или ч. 2) ст. 228 УК РФ), а также силь­нодействующих или ядовитых веществ (ч. 3 ст. 30, ч. 1 (или ч. 3) ст. 234 УК РФ).

Пленум Верховного Суда РФ в п. 24 постановления от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»[231] указывает, что получение должностным лицом либо лицом,

выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, ценностей за совершение действий (бездействие), которые в действительности оно не может осуществить ввиду отсутствия служебных полномочий и невоз­можности использовать свое служебное положение, такие действия при наличии умысла на приобретение ценностей следует квалифицировать как мошенниче­ство, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Как мошенничество следует квалифицировать действия лица, получивше­го ценности якобы для передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве взятки либо предмета коммерческого подкупа, однако заведомо не намеревав­шегося исполнять свое обещание и обратившего эти ценности в свою пользу.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда действия Б. переквалифицировала с ч. 1 ст. 290 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ, указав, что Б., получая взятку за снижение штрафа, не являлась должност­ным лицом, которое могло повлиять на его размер. Фактически в ее обязанности входила лишь техническая работа по регистрации поступивших протоколов[232].

Особенности квалификации хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных ч. 2-4 ст. 159 УК РФ, раскры­ваются в п. 21, 23, 25-27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 де­кабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвое­нии и растрате» и в целом аналогичны тем, которые были рассмотрены при ана­лизе кражи. Отличительным признаком является совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ).

В соответствии с п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. №51, к лицам, использующим свое служебное положение, следует относить должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренны­ми примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, государственных или муниципальных слу­жащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ (например, ли­цо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои слу­жебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или ад­министративно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации).

Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного по­ложения, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 33 УК РФ и по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ в ст. 159 УК РФ вве­дены части 5-7, предусматривающие ответственность за специальный вид мошенничества - мошенничество, сопряженное с преднамеренным неис­полнением договорных обязательств в сфере предпринимательской дея­тельности.

В соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользо­вания имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом по­рядке. Пленум Верховного Суда РФ в и. 7 постановления от 15 ноября 2016 г. № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предприни­мательской и иной экономической деятельности» акцентирует внимание на том, что субъектом анализируемого преступления могут быть:

- индивидуальный предприниматель в связи с осуществлением им пред­принимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему иму­ществом, используемым в целях предпринимательской деятельности;

- член органа управления коммерческой организации в связи с осуществ­лением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности.

Согласно и. 9 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ, под преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпри­нимательской деятельности понимается умышленное полное или частичное не­исполнение лицом, являющимся стороной договора, принятого на себя обяза­тельства в целях хищения чужого имущества или приобретения права на такое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, когда сторонами дого­вора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие органи­зации. Необходимо акцентировать внимание на том, что неисполнение обяза­тельства по договору, где одной из сторон является физическое лицо, не являю­щееся индивидуальным предпринимателем, не может образовывать состав спе­циального мошенничества, ответственность за которое предусмотрена ч. 5-7 ст. 159 УК РФ, на что обращается внимание в и. 4 примечания к ст. 159 УК РФ.

Так, нельзя рассматривать как мошенничество, сопряженное с преднаме­ренным неисполнением договорных обязательств в сфере предприниматель­ской деятельности действия Ш, совершенные при следующих обстоятельствах. Являясь директором общества с ограниченной ответственностью, Ш. неодно­кратно проводил общие собрания жителей одного из переулков г. Ижевска, в ходе которых он получал сведения о намерении отдельных жителей осуще­ствить монтаж наружных сетей канализации и водопровода, а также составле­ние и согласование проекта наружных сетей канализации и водопровода. Реа­лизуя умысел, направленный на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств, а именно денежных средств, принадлежащих жите­лям указанного переулка, Ш. заключал договоры подряда на монтаж наружных сетей канализации без намерения их исполнить[233].

Для преступлений, предусмотренных ч. 5-7 ст. 159 УК РФ, характерен прямой умысел. Пленум Верховного Суда РФ обращает внимание на то, что к

обстоятельствам, подтверждающим умышленный характер деяния, могут отно­ситься, в частности, обстоятельства, указывающие на то, что у лица фактически не имелось и не могло быть реальной возможности исполнить обязательство; сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества; распо­ряжение денежными средствами, полученными от стороны договора, в личных целях; использование при заключении договора фиктивных уставных докумен­тов, поддельных гарантийных писем и др. При этом каждое из указанных об­стоятельств в отдельности само по себе не может свидетельствовать о наличии умысла на совершение преступления, а выводы суда о виновности лица должны быть основаны на оценке всей совокупности доказательств.

Ответственность по ч. 5 ст. 159 УК РФ наступает в случае причинения значительного ущерба. Согласно п. 1 примечания к ст. 159 УК РФ, значитель­ным ущербом признается ущерб в сумме, составляющей не менее 10 тыс. руб. Применительно к ч. 5 ст. 159 УК РФ значительный ущерб определяется без учета имущественного положения потерпевшего.

Часть 6 предусматривает ответственность за мошенничество, сопряжен­ное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере пред­принимательской деятельности, совершенное в крупном размере, а часть 7 - в особо крупном размере. В соответствии с п. 2 и 3 указанного примечания круп­ным размером признается стоимость имущества, превышающая 3 млн руб., а особо крупным - стоимость имущества, превышающая 12 млн руб.

<< | >>
Источник: Косарев М.Н. и др.. Практикум по особенностям квалификации отдельных видов преступлений: учебник. - Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России,2017. - 338 с.. 2017

Еще по теме ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ МОШЕННИЧЕСТВА:

  1. 3. Квалификация сложных составов преступлений
  2. 7. Мошенничество (ст. 159 УК)
  3. §3. Проблемные вопросы квалификации налоговых преступлений. 3.1. Общие вопросы реформирования «налоговых» составов УК РФ.
  4. §1. Особенности квалификации преступлений, предусмотренных ст. 317-319 УК РФ
  5. Квалификация при конкуренции составов преступлений
  6. З. Проблемы конструирования, квалификации и разграничения преступ­лений, посягающих на конкурентные отношения
  7. Квалификация мошенничества (ст. 159 УК РФ, 159.1- 159.6 УК РФ))
  8. Квалификация причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ)
  9. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ КРАЖИ
  10. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ МЕЛКОГО ХИЩЕНИЯ, СОВЕРШЕННОГО ЛИЦОМ, ПОДВЕРГНУТЫМ АДМИНИСТРАТИВНОМУ НАКАЗАНИЮ
  11. ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ МОШЕННИЧЕСТВА
  12. Вопросы квалификации мошенничества в сфере кредитования
  13. Вопросы квалификации мошенничества с использованием платежных карт
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -