<<

Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Комментарий к статье 264 1.

Проблема эффективности борьбы с автотранспортными преступлениями как ведущим видом в группе транспортных преступлений и в неосторожной преступности в целом все более актуализируется.

Речь идет не только об экономическом ущербе, но и о не менее существенном ущербе таким важнейшим социальным ценностям, как жизнь и здоровье людей, о серьезном нравственном вреде. Неосторожные преступления, являясь проекцией на соответствующие сферы социальной жизнедеятельности, традиций и стереотипов недисциплинированности, легкомыслия и т. п., в свою очередь, способствуют закреплению этих феноменов в групповом и индивидуальном сознании, формированию искаженного отношения к соответствующим социальным ценностям у достаточно широкого круга сочувствующих или моделирующих для себя аналогичных действий. Опасность представляет не сам автомобиль, а легкомысленный и недисциплинированный водитель. 2.

Рассмотрение субъективной стороны автотранспортных преступлений, особенностей определения характера и степени ответственности за них тесно связано с вопросами борьбы с объективным вменением. Опасность последней здесь достаточно высока в силу заметной тенденции практики ориентироваться в первую очередь на тяжесть последствий, оттесняя или вытесняя необходимость установить причинную связь между действиями и последствиями, противоправный и виновный характер действий лица. 3.

Неотвратимость ответственности как предпосылка эффективности уголовно- правовой борьбы с преступностью - всегда неотвратимость справедливого реагирования на деяние. Ответственность не в соответствии со степенью вины, а тем более без вины не только аннулирует воспитательное и предупредительное воздействие уголовно-правовых мер борьбы с преступностью, но и формирует негативное отношение к закону и практике его применения у лиц, которым становится известно о таких случаях. 4.

Установление субъективной стороны по этим делам представляет значительную сложность и в связи с необходимостью разграничивать отношение субъекта к нарушению правил и к его последствиям, соотносить психологический механизм и юридическую оценку действий операторов источников повышенной опасности. Само понятие неосторожности в специфической сфере обеспечения безопасности очевидно предполагает дифференцированный подход к ситуациям и личности, как и учет различий между поведением, приведшим к выходу источника повышенной опасности из-под контроля (созданию аварийной ситуации), и поведением в этой ситуации по отношению к ее последствиям. Речь идет о согласованной психологической и уголовно-правовой оценке механизма неосторожности в основных возможных здесь вариантах. 5.

Анализ психологического механизма рассматриваемого преступления показывает, что по крайней мере при наличии вины в форме легкомыслия необходимо различать мотив нарушения как целенаправленного действия и мотив (обоснование) уверенности, что удастся избежать тяжких последствий нарушения. Содержание двух мотивационных процессов будет различным: в основе первого лежит стремление реализовать значимую для субъекта цель, в основе второго - ошибочная оценка обстановки и преувеличение собственных возможностей. При этом оба мотивационных процесса взаимодействуют: второй играет стимулирующую роль в отношении первого, создавая иллюзию обоснованности, правомерности риска. 6.

Легкомысленное отношение к правилам безопасности далеко не исчерпывает мотивационную сферу рассматриваемых преступлений. Во взаимодействии с пренебрежением к этим правилам, которое подкрепляется надеждой (легкомысленной) избежать последствий, выявляется и конкретный мотив нарушения как осознанное побуждение, связанное со стремлением (обычно ситуативно возникшим) достичь какого- то личностно значимого преимущества или иного результата. Например, сэкономить время, сократить расстояние, продемонстрировать свои качества умелого водителя, мощность машины и пр. 7.

При наличии вины в форме небрежности виновный совершает нарушение как бы "незаметно для себя". Эта ситуация возникает, если в реализацию функции участника движения вплетается посторонняя деятельность, связанная с переключением внимания. И следовательно, с нарушением наиболее общих правил безопасности, запрещающих ослабление контроля за обстановкой и собственными действиями. В этих случаях небрежность проявляется уже не только в отношении последствий, но и в отношении соблюдения конкретных правил движения на дороге, ее пересечения и пр. Эта небрежность является результатом ориентации на ситуационно более значимые для лица действия, нежели требуемые правилами безопасности. Разговор по мобильному телефону, интерес к окрестностям как бы замещают побуждения, ориентирующие на безопасное для себя и других участие в движении. 8.

Нельзя говорить, что виновный в автотранспортном преступлении не осознает общественной опасности своих действий, реального развития причинной связи. Виновный осознает или должен осознавать типичное развитие причинной связи между нарушением правила и последствиями, т. е. направленность нарушаемого им правила на предотвращение этих последствий для него очевидна. Однако прогноз реальности такого развития событий и, следовательно, оценка своих действий как общественно опасных остаются в свернутой форме, четко не вычленяются - этому противодействует расчет на то, что " ничего не произойдет". 9.

Исходя из психологического аспекта характеристики понятия вины в уголовном праве как включающего три компонента: осознание, предвидение, желание, можно констатировать, что:

а) при совершении рассматриваемых преступлений по легкомыслию налицо два первых компонента; третий же действует в отношении нарушения, но не его последствий;

б) при вине в форме небрежности имела бы место та же ситуация, но из-за невнимательности осознаваемым и прогнозируемым оказалось не нарушение, непосредственно повлекшее аварийную ситуацию, а нарушение более общего правила - о внимательности, бдительности при участии в движении. 10.

При решении вопроса об индивидуализации и дифференциации ответственности и основаниях освобождения от нее необходимо иметь в виду, что ответственность наступает за нарушения, вызвавшие предусмотренные законом последствия, а не последствия как таковые. При таком подходе существенными становятся обстоятельства, характеризующие позицию участника движения относительно самого нарушения: осознавал ли или мог ли осознавать; не связано ли неосознание или запоздалое осознание с обстановкой движения, временными функциональными состояниями организма, индивидуально-психологическими особенностями, действиями третьих лиц. Эти же обстоятельства существенны и для решения вопроса, мог ли он успеть и суметь овладеть ситуацией, создавшейся в результате нарушения при неосознании или запоздалом осознании последнего. 11.

В силу большого значения для практики остановимся на разграничении случаев преступной неосторожности в форме легкомыслия и невиновного причинения вреда при наличии некоторых внешних признаков такого легкомыслия, фактически относящихся к объективной, а не субъективной стороне деяния.

Представляется возможным выделить три обстоятельства, исключающих уголовную ответственность участника движения.

Во-первых, крайняя необходимость, т. е. мотивация нарушения, связанная со стремлением устранить опасность общественным интересам, личности или правам лица, других граждан, если эта опасность не может быть устранена другим путем и если причиненный вред при этом менее значителен, чем предотвращенный (ст. 39 УК). Типичные ситуации в этой связи: перевозка больного или раненого с нарушением правил движения для оказания неотложной помощи. При аварии, не повлекшей смерть, уголовная ответственность здесь не должна иметь место.

Во-вторых, грубое нарушение другим участником движения правил безопасности. В этих случаях вопреки сложившейся практике речь идет не о совместном совершении неосторожного преступления, а об исключительной вине нарушителя.

То обстоятельство, что, попав в созданную не им аварийную обстановку, водитель не сумел предотвратить тяжкие последствия, не может быть поставлено ему в вину, так как степень предусмотрительности оператора всегда базируется на предположении о соблюдении всеми участниками эксплуатации источника повышенной опасности предписанных правил безопасности.

В-третьих, сбои в работе регулирующих устройств (например, в режиме переключения светофора, опускания шлагбаума), приводящих к невозможности осознать допускаемое нарушение или к его осознанию в тот момент, когда уже не осталось времени для выбора правильного решения. 12.

Изучение психологических механизмов совершения неосторожного транспортного преступления через анализ особенностей отражения объективных условий в зависимости от личностных особенностей, временных изменений психической деятельности позволяет преодолеть некоторые традиционные представления о сущности неосторожных преступлений, частично игнорирующие индивидуальные различия между людьми и своеобразие форм субъективного отражения в сознании объективных условий деятельности и потому угрожающих объективным вменением вредных последствий. Поэтому психологический анализ субъективной стороны по этой категории уголовных дел может способствовать устранению случаев объективного вменения, внедрению в практику по этим делам ориентации на психологический анализ отношения лица к нарушению и его последствиям, а не на фиксацию только факта нарушения и факта последствий. Общепринятое положение о толковании сомнений в пользу обвиняемого, о необходимости прекращения дела при отсутствии достаточных доказательств вины (а ее доказанность не равнозначна доказанности только факта нарушения) в полной мере должно распространяться на практику по этим делам. 13.

Для установления объективной истины при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел о неосторожных преступлениях в сложных случаях целесообразно проведение психологической экспертизы для установления: 1)

реальных способностей субъекта понимать требования ситуации; 2)

его возможности предвидеть наступление последствий деяния в зависимости от способности к установлению причинно-следственных связей и общего уровня интеллектуального развития; 3)

возможности совершать действия по предотвращению опасных последствий в зависимости от психического состояния и индивидуально-психологических особенностей; 4)

диагностики аффекта, иных эмоциональных состояний и определения их возможного влияния на характер осознания ситуации, способность субъекта руководить своими действиями. 14.

Сложным является вопрос о влиянии на наличие и степень ответственности временного функционального состояния организма (утомление, соматические расстройства и др.) либо индивидуально-психологических особенностей и особенностей высшей нервной деятельности (степень эмоциональной устойчивости, быстрота реакций, способность к концентрации внимания, а также склонность к риску, завышенная самооценка и пр.), которые могут затруднять адекватную оценку обстановки движения, сужать объем внимания и предусмотрительности. Ключевой вопрос здесь - осознание участником движения своего состояния, адекватной оценки психологических особенностей. Если, осознавая болезнь, сильную усталость и подобные состояния, лицо берется за управление транспортным средством либо, зная за собой замедленность реакций, не проявляет повышенной осторожности, преступная небрежность может иметь место (в данном случае в отношении предшествующего конкретному нарушению звена причинной цепочки аварии). Лицо, обладающее нормальной профессиональной и общей предусмотрительностью, не может не понимать, что пребывание за рулем или управление автотранспортным средством в болезненном состоянии создает угрозу аварийной ситуации. 15.

Установление экспертом-психологом особенностей высшей нервной деятельности и характерологических свойств, облегчающих попадание в аварийную ситуацию, может влиять на оценку степени ответственности лица. В то же время здесь нельзя автоматически строить вывод по схеме: лицо имело эти особенности (свойства), но село за руль, значит, оно несет всю полноту ответственности. Дело в том, что лицо могло и не осознавать их наличие, так как средний уровень самосознания в этом отношении достаточно низок, и, кроме того, лицо, получая права, склонно полагать, что самим фактом их выдачи снимается необходимость каких-то особых предосторожностей. 16.

Для индивидуализации ответственности важно решение вопроса с участием эксперта или консультанта-психолога о том, в каком эмоциональном состоянии находился участник движения, действия которого стали предметом уголовного дела. Констатация дезорганизации поведения, состояния аффекта, приводящего к сужению сознания в момент аварийной ситуации или в предшествующий момент, может существенно повлиять на оценку степени ответственности. Ведь она зависит и от поведения в уже созданной аварийной ситуации: лицо может либо продолжать действовать бесшабашно, безответственно, эгоистически, либо, наоборот, пытаться свести к минимуму вредные последствия содеянного, либо действовать импульсивно, в том числе под влиянием аффекта. 17.

При решении вопроса об ответственности и наказании за совершение преступления, предусмотренного комментируемой статьей, необходимо иметь в виду, что субъект чаще всего находился под воздействием особой экстремальной ситуации (см. комментарий к ст. 26).

О факторах, оказывающих влияние на поведение в экстремальной ситуации, см. комментарий к ст. 26. 18.

На практике по делам о неосторожных преступлениях нередко возникает необходимость в психологическом исследовании и оценке способности субъекта осознавать требования конкретной (особо сложной, неожиданной и пр.) ситуации, способности руководить своими действиями, предвидеть их последствия. В подобных случаях во избежание объективного вменения целесообразно применять специальные психологические познания в форме психологической экспертизы.

Справедливое решение вопроса об ответственности и наказании требует тщательного соотнесения характера и размеров применяемых мер как с особенностями содеянного, так и с особенностями самого механизма преступного поведения, в том числе обусловленного личностными и другими факторами, влияющими на избирательность поведения.

<< |
Источник: О.Д. СИТКОВСКАЯ. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ. 2009

Еще по теме Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств:

  1. 60. Преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта. Правовой анализ нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.
  2. 1. Понятие, общая характеристика и виды преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта
  3. 3. Преступления, непосредственно связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта
  4. Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  5. Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  6. § 1. Объективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  7. § 2. Субъективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  8. § 1. Квалифицированный и особо квалифицированный виды нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  9. § 2. Отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ от смежных и иных составов преступлений.
  10. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАКТИКИ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРУШЕНИЯМ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. Анкета социологического опроса сотрудника органов внутренних дел
  13. §2. Понятие дорожно-транспортных преступлений и их место в системе Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.
  14. §2. Субъективные признаки дорожно-транспортных преступлений.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -