<<
>>

§ 1. Социальное развитие и уголовный закон

В советской юридической и социологической литературе исследование правотворческого процесса всегда велось на основе признания основополагающего тезиса о существовании объективных связей между социальным развитием и развитием законодательства в целом, а также его отдельных отраслей. Осознание зависимости законодательства, правовой сиетемы от уровня производительных сил, характера производственных отношений, иных социальных (в широком смысле этого слова) факторов, рассмотрение права как способа отражения общественной жизни представляет собой одно из важнейших и плодотворных достижений марксистско-ленинской общественной науки.

Этот вывод во многом предопределил превращение правовых исследований из спекулятивных размышлений в науку.

Вместе с тем на уровне специальных разработок проблема социальной обусловленности права, его связей с более общими социальными процессами постоянно воспринимается и обсуждается правоведами и социологами как одна из наиболее сложных и далеко не полностью решенных проблем правовой теории и практики осуществления законодательной деятельности.

Здесь внимание правоведов привлекают и сам механизм «перелива» социального в правовое, и вычленение регулирующего и

68

охранительного потенциала права, и отражение собственно социальных факторов в тексте нормы, материализующем волю законодателя. Конкретно это претворялось в анализ социальной обусловленности воли законодателя, истоков становления системы правовых категорий, учения о социальной ценности права и в решение иных проблем.

Для характеристики состояния советской правовой мысли можно привести слова В. Н. Кудрявцева о том, что «...более всего продвинулось изучение объективных процессов и факторов правотворческой деятельности в области уголовного права» *.

Выделив ряд направлений исследования вопроса о соотношении социального развития и развития законодательства в рамках науки уголовного права, укажем, в частности, на следующие: 1) теоретический и методический аспекты изучения проблемы социальной обусловленности уголовного закона; 2) разработка конкретного перечня (и его частей) деяний, признаваемых преступными и уголовно-наказуемыми; 3) исследование истории советского уголовного законодательства; 4) сравнительно-правовой анализ уголовно-правовых систем; 5) юридико-технический анализ изменений уголовно-правовых норм.

Каждое из выделенных направлений раскрывает со своих позиций, в специфическом ракурсе проблемы соотношения социального развития и уголовного законодательства. Значительный вклад в разработку этих направлений сделан работами крупных советских ученых-криминалистов Г. 3. Анашкина, И. И. Карпеца, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Гальперина, Ю. А. Демидова, А. Б. Сахарова, Л. И. Спиридонова, М. Д. Шаргородского, А. А. Пионтковского, А. М. Яковлева и др.

В ряде исследований собран обширный материал об особенностях различных этапов развития советского уголовного законодательства, интенсивности применения мер уголовной ответственности, связи изменений отдельных институтов с конкретно-исторической обстановкой2. Интересные выводы сделаны относительно специфики развития уголовного законодательства в социалистических странах, в первую очередь Европы3.

В советской юридической литературе прослежено влияние социальных и социокультурных факторов на уголовное законодательство и его элементы в различных, далеко друг от друга отстоящих правовых системах (обычное право, обычаи, традиции и т.

п.) К

В последнее время особенно интенсивно развиваются исследования социальной обусловленности уголовного законодательства, соответствующие конкретно-исторической обстановке, условиям региона, отрасли или сферы социального развития, группе общественных отношений. Остро поставлен вопрос о необходимости ана-

69

лиза недостатков и упущений, существующих на каждом данном этапе и в конкретной сложившейся обстановке. Этот тезис, как будет показано ниже, имеет прямое отношение и к проблеме правотворчества 5.

Интенсивность и широта названных направлений развития уголовно-правовой теории, потребности их использования в правотворческой и правоприменительной практике порождают необходимость целостного описания рассматриваемой проблемы, что поможет выделить ключевые моменты в предмете исследований и увязать между собой на системной основе их результаты. Необходимость проведения такого подхода объясняется воздействием на уголовное законодательство (а значит, и правотворческий процесс) комплекса материальных и духовных, закономерных и случайных, стихийных и регулируемых, объективных и субъективных явлений и процессов, образующих то, что для краткости именуется социальными условиями. При этом приходится учитывать, что право-образующая роль тех или иных социальных факторов (процессов, явлений) изменчива и не всегда соответствует их весу в направлениях социального развития. В каждом отдельном случае на фоне глубинных и масштабных социальных процессов на законодателя могут влиять исторически менее значимые факты.

Следовательно, здесь возникает проблема свернутого отображения учитываемых социальных процессов, причем такого, которое позволяло бы их конкретизировать в меру необходимости. Формируя предложения либо высказывая в общем виде мнение о совершенствовании уголовного закона, граждане, практические работники правоохранительных органов, даже узкие специалисты в области уголовного права нередко учитывают лишь часть, причем самую броскую, социальных факторов. Для исправления такого положения, деформирующего правильные выводы, надо иметь возможность целостного обзора комплекса детерминант уголовного правотворчества (системы действующих на него процессов и явлений), уяснения содержания этого комплекса и затем конкретизации получаемых выводов к данному случаю.

Исходя из приведенных и иных высказывавшихся в литературе соображений, можно полагать, что в целом поставленная здесь проблема включает в себя: а) осознание социальных закономерностей, противоречий социального развития, различных параметров социально-исторической обстановки, связанных с уголовным законодательством; б) выявление роли социальных, социально-экономических, социально-психологических, социокультурных, организационно-правовых и иных факторов уголовного правотворчества; в) анализ факторов, определяющих выбор путей реализации потребности в изменении уголовного закона и влияющих на его потенциальную эффективность; г) изучение механизма реализации воздействия социального развития на правотворческий процесс.

70

Наконец, существенное значение в раскрытии проблемы имеют и такие направления ее исследования, как выявление соотношения социального и юридического в развитии уголовного законодательства, анализ национальных особенностей, традиций, роли и влияния предшествовавших систем и т. п.

Каково же практическое значение этого перечня объектов? Разумеется, специалисты не рассматривают все названные группы сведений в каждом случае оценки уголовного закона. Однако ориентация в них необходима, чтобы заострить внимание на возможности ошибок и высказывания «скороспелых» суждений о надобности изменить закон или принять новый; необходимости детальной проработки вносимых предложений любым их автором; нацеленности научных уголовно-правовых исследований на получение названных видов информации; правильной организации правотворческого процесса.

С этих позиций следует выразить полное согласие с мнением, которое высказано Г. А. Злобиным о том, что «в связи с проблемой криминализации главная задача теории состоит не в обосновании факта социальной (в конечном счете — экономической) обусловленности закона, а в раскрытии способа, механизма, с помощью которых осуществляется «перелив» общественной потребности в норму уголовного права»6. В этом выводе особенно существенно, на наш взгляд, указание на тот аспект проблемы, который подчеркивает ее прикладное, практическое значение.

Как известно, игнорирование социальных законов в практической деятельности очень болезненно сказывается на ее результатах. Парадокс, однако, состоит в том, что истоки и последствия этого игнорирования осознаются иногда с трудом. Одна из причин такого положения состоит в недооценке и непонимании сложности деятельности по уголовному правотворчеству.

В более общем виде практическое значение проблемы связей между социальным развитием и правотворческим процессом состоит в следующем. Прежде всего, знание наиболее интенсивных, назревших связей позволяет выделить ведущие направления правотворческого процесса, т. е. провести научно обоснованное планирование с учетом назревших и назревающих потребностей. Понимание механизма воздействия социальных процессов на содержание уголовного правотворчества создает не только методологическую, но и методическую базу прогностического анализа эффективности уголовно-правовых норм. Это, в свою очередь, имеет неоценимое значение для выбора оптимальных способов решения уголовно-правовых задач и упреждения возможных ошибок в связи с понятной ограниченностью метода социального экспериментирования в правовой сфере. Наконец, такие исследования позволяют подготовить необходимый психологический климат для совершенствова-

71

ния уголовного законодательства, обеспечить понимание и уважение осуществляемых изменений.

Рассмотрим с намеченных позиций обобщенную характеристику социальных явлений, влияющих на развитие законодательства и правотворческий процесс. Получение соответствующей характеристики должно основываться на широком применении системного подхода и использовании категории причинности. Подчеркивая многоаспектность проблем, которые должны быть учтены законодателем, В. Н. Кудрявцев пишет: «Сложность разработки законодательства в том, чтобы найти правильный научный переход от общих социальных процессов к конкретным правовым нормам и институтам. Какие именно факты социальной действительности должны приниматься во внимание при разработке нового закона? Как именно социальные процессы влияют на диспозицию и санкцию нового закона? О чем свидетельствует аналогичный опыт других стран? Чего можно ожидать в будущем, если новый закон будет создан? Какие изменения следует внести во всю систему законодательства в связи с его принятием? — вот лишь некоторые вопросы, всякий раз возникающие в законотворческой практике» 7.

Для реализации указанного подхода нами предпринята попытка путем контент-анализа содержания законодательных актов, в особенности преамбул, специальной литературы, публикаций в печати, а также проведения непрограммированного интервьюирования специалистов выявить те социально-экономические и иные социальные (в широком смысле слова) факторы, которые рассматривались ими как значимые для правотворческого процесса. При этом имелось в виду проследить, как реализуется механизм воздействия социально значимых факторов на правотворчество. На этой основе затем попытаться выявить и эффект исследуемого воздействия, т. е. его отражение в законодательной практике и уголовно-правовом законе.

Приходится считаться с тем, что социологические исследования в сфере борьбы с преступностью на сегодняшний день в значительной мере сосредоточены на анализе влияния социальных факторов на противоправное поведение. Эти данные трудно применить к процессу уголовного правотворчества, поскольку вполне понятно, что хотя рост или снижение преступного поведения сказывается на правотворческом процессе, все же здесь нет жесткой зависимости. Стало быть, факторы, влияющие на преступность, и факторы, определяющие развитие правотворческого процесса, отнюдь не тождественны, хотя и во многом совпадают друг с другом.

Что же именно выделяется советскими учеными в социальном развитии в качестве факторов, воздействующих на процессы совершенствования уголовного законодательства, или в качестве социальных источников уголовного правотворчества?

72

Прежде всего в уголовно-правовой литературе выделяются закономерности социального развития и процессы, имеющие разное содержание (социальные, экономические, идеологические), из чего следуют рекомендации правоведов анализировать специфику названных процессов и ее соотношение с уголовным правотворчеством 8. Представляется нецелесообразным детально характеризовать здесь высказанные правоведами позиции, отметим лишь, что при общем и единодушном признании роли социально-экономических и социально-психологических факторов, предложения о совершенствовании закона чаще всего мотивируются: а) распространенностью противоправных либо антиобщественных деяний (тунеядство — социальный паразитизм, пьянство и алкоголизм, кражи государственного и личного имущества, поборы, расточительное отношение к горюче-смазочным материалам, иным источникам энергии); б) уровнем рецидива; в) влиянием наличных мер наказания на поведение граждан; г) состоянием правосознания, общественного мнения и др.; д) развитостью криминогенных факторов, выступающих в виде самостоятельного аргумента.

Существенное внимание считается необходимым уделять поведению различных классов, социальных групп, отдельных граждан, их жизненным целям и интересам. По мнению специалистов, серьезное воздействие на процесс уголовного правотворчества, в частности криминализацию, оказывают несомненно заслуживающие специального рассмотрения явления в сфере организации и управления 9.

В литературе получили широкое распространение исследования и учет воздействия научно-технической революции на правотворческий процесс, в том числе на совершенствование законодательства, регламентирующего уголовную ответственность за неосторожные преступления, посягательства на окружающую среду, некоторые преступления против личности, отдельные хозяйственные и должностные преступления и др.10 Изучается влияние изменений технического характера, усиление нагрузки на природу, изобретение новых методов пересадки человеческих органов и т. д. Наряду с этим решаются и вопросы совершенствования законодательства о традиционных преступлениях в связи с некоторыми социальными процессами, возникающими в сфере быта, экономики и т. п. и

И. И. Карпец справедливо отмечал, что новые условия развития науки и техники ставят в порядок дня вопросы, касающиеся как общих положений уголовного права, так и конкретных, относящихся к Особенной части, определенным видам преступлений 12. Эти вопросы анализировались советскими криминалистами в ряде публикаций и применялись для выдвижения предложений о совершенствовании уголовного законодательства.

73

С этой целью в литературе многократно использовались ссылки на темпы и содержание научно-технического прогресса, внедрение новой техники и технологии. Еще в 1975 г. Н. И. Загородников писал: «Внедрение в практику, реальное использование достижений научно-технического прогресса обусловливают издание правовых норм, указывают на необходимость согласования действующих норм и практики их применения с новыми условиями...». И далее: «Поэтому уголовный закон используется для того, чтобы путем установления ответственности обеспечить исполнение этих правил» 13.

3. А. Астемиров обосновывает положение, согласно которому раскрытие сущности уголовной ответственности требует выхода из узких юридических рамок, рассмотрения ее в более широких социально-психологическом и криминологическом аспектах, с учетом ее связей и опосредовании. Специфика уголовной ответственности, по его мнению, заключается в особенностях норм (правил поведения), соблюдению которых она способствует. Эти нормы носят общегосударственный характер и отражают позицию всего общества. На основе таких посылок 3. А. Астемиров делает ряд выводов о содержании уголовно-правовых норм, начиная с предписаний о субъекте уголовной ответственности. Таким образом, здесь не только учитываются социально-психологические и иные факторы, воздействующие на волю законодателя, но и показывается сложность их воплощения в эту волю через те моменты, которые отражают правовую природу и социальную ценность нормативного регулирования 14.

Для обоснования необходимости криминализации деяний, состоящих в получении незаконного вознаграждения от граждан за выполнение работ, связанных с обслуживанием населения (поборы) и грубыми нарушениями правил торговли, В. И. Колосова и Л. К. Малахов применили иной подход. Они сослались на два основных фактора: необходимость повышения слаженности функционирования хозяйственного механизма сферы обращения и услуг и распространенность деяний, подобных взятке, но остававшихся безнаказанными 15.

Связь между задачами совершенствования уголовного законодательства и объективными условиями общества подробно рассматривается применительно к криминализации деяний, посягающих на окружающую природную среду, деяний, создающих опасность, и ряду других. С развитием судостроения и соответственно мореплавания связывает А. И. Коробеев необходимость совершенствования уголовно-правовой охраны безопасности мореплавания в СССР 16. Такой же подход развит в ряде работ, посвященных борьбе с автотранспортными преступлениями, преступлениями в

74

области охраны труда, техники безопасности и некоторыми другими 17.

Таким образом, анализ источников, отражающих ход процесса уголовного правотворчества, показывает, что на не^о влияют факторы, относящиеся к ряду сторон социального развития. Это делает актуальным конкретное исследование вопроса не только об осознании проблемы в целом, но и о формировании круга показателей социального развития, подлежащих обязательному учету в ходе уголовного правотворчества.

Можно сказать, что такие показатели должны объединяться в своеобразный «предмет доказывания» в сфере уголовного правотворчества. Рассмотрев гипотезы о соотношении с процессом уголовного правотворчества социальных явлений, нужно выделить в социальном развитии такие процессы, которые воздействуют на становление и развитие уголовного законодательства. На наш взгляд, к таким факторам относятся: а) тип общественно-экономической формации, т. е. характер экономического базиса и надстройки; б) закономерности социального развития, присущие данной формации, механизм их проявления в конкретно-исторических условиях; в) особенности развития отдельных социальных и социально-экономических процессов, социально-психологических, социально-культурных, организационно-правовых и иных процессов; г) конкретно-исторические ситуации, которые сложились как некоторая данность развития социальных процессов; д) тип личности; е) образ жизни.

Стремление реализовать подобный подход проявляется и в литературе. Так, описывая параметры социального развития в связи с проблемой криминализации, Г. А. Злобин использовал понятие оснований криминализации, которое «обозначает те процессы, происходящие в материальной и духовной жизни общества, развитие которых порождает объективную необходимость уголовно-правовой охраны тех или иных ценностей» *.

* Г. А. Злобин стремился решить этот принципиальный вопрос, вводя понятие «основания криминализации», отделенное от понятия «криминализационный повод». К числу оснований криминализации он отнес: неблагоприятную динамику общественно опасных деяний, прежде не образовывавших специального состава преступления; возникновение либо существенное развитие новой группы общественных отношений, происходящее на базе экономического или технического прогресса; обнаружение вредных последствий хозяйственной деятельности лю-ПР.Й, в связи с чем возникает потребность ограничить формы и пределы этой деятельности; существенное незаконное изменение социальной, экономической и политической обстановки в результате войны, стихийного бедствия и других событий; такое развитие общества в целом или отдельной сферы социальной действительности, которое определяет нетерпимость, особую опасность некоторых действий, с которыми прежде приходилось мириться ".

75

Все выделенные выше процессы и явления противоречиво действуют на уголовное правотворчество. Некоторые их стороны, проявления интенсифицируют потребность в нем, другие же уменьшают ее. Поэтому вопрос о непосредственно действующих факторах уголовного правотворчества и их показателях ввиду очевидной его сложности пока еще не нашел достаточно удовлетворительного решения, как это признается в литературе по вопросам уголовного права 19.

На наш взгляд, его можно попытаться решить следующим образом. Вначале необходимо рассмотреть и выделить показатели, отражающие независимые, ведущие, сущностные свойства социального развития. Эти показатели следует расценивать лишь как своеобразные сигналы потребности в осуществлении или подготовке правотворческого процесса. К такого рода показателям мы относим: а) содержание и интенсивность социальных противоречий, препятствующих поступательному развитию общества и приводящих к росту социально неодобряемого и социально вредного поведения; б) крупномасштабные сдвиги в характере социальных процессов, которые проявляются в качественных и количественных изменениях состояния техники, технологии, организации деятельности людей; в) существенные изменения в образе жизни и общественном сознании общества, социальных групп.

Таким образом, в самом общем виде ведущая группа показателей соотносимое™ социального развития с уголовным правотворчеством — это крупномасштабные изменения. Именно они объективно меняют условия действия, а значит и эффективность уголовного закона, расширяя либо сужая круг стоящих перед ним задач. j Поэтому для выработки методологии важнейшим шагом в выяснении связей социального развития и уголовного правотворчест* ва является анализ социальных изменений, выявление существующих противоречий, соотношения их сторон с реальным поведением людей, взятым в социальном аспекте. Выводы такого рода в каждом случае опираются на эмпирические данные и подтверждаются социальной практикой.

В то же время было бы ошибочно упрощать характер взаимосвязей социальных процессов с любым направлением правотворчества, тем более с правотворчеством уголовным. Механизм воздействия социальных процессов столь сложен, что наступившие изменения, например в развитии технологии, могут быть не осознаны обществом, а субъективные факторы могут замедлить или деформировать влияние объективных процессов. Отдалить правотворческий процесс от его первоначальных истоков могут и внутренние требования развития правовой системы. Но во всех случаях это свидетельствует о невозможности ограничиться прямым сопоставлением эмпирических данных о тех или иных сторонах со-

76

циального развития с задачами, стоящими перед субъектом социального управления.

Необходимо и даже обязательно, основываясь на структурной характеристике социального развития, обратиться к анализу механизма его воздействия на уголовное правотворчество. Собственно механизм воздействия состоит из следующих элементов: потребность — объективные возможности ее реализации — социальные интересы — субъективные возможности — правотворческий процесс. А процесс его исследования связан с получением, переработкой и оценкой эмпирической информации о каждом из этих элементов и их взаимопереходах. Рассматривая их поочередно, подчеркнем, что каждый из них может быть охарактеризован качественно (по природе, содержанию, направленности) и количественно (по объему, распространенности, интенсивности действия).

Потребность в развитии уголовного законодательства порождается социальным противоречием, которое по своей природе может быть разрешено (преодолено, смягчено) путем изменения уголовного закона, т. е. сокращением либо изменением сферы его действия, совершенствованием методов регулирования им поведения людей. При этом потребность как таковая действует автоматически, хотя в определенных условиях она не обязательно приводит к необходимому изменению закона, ибо общество иногда не осознает эту потребность, не имеет возможности удовлетворить ее или обходится в ущерб себе устоявшимися уголовно-правовыми средствами. Не исключены случаи, когда общество может считать, что потребность есть там, где и в чем ее реально не существует. Поэтому можно говорить о существовании истинной и ложной потребности в развитии уголовного законодательства.

Чрезвычайно сложным вопросом является поиск эмпирических показателей данной потребности. В. Н. Кудрявцев считает, что «основанием для возникновения потребности в законодательном запрещении поступка определенного вида является его общественная вредность...», а также достаточно высокая степень распространенности данного рода деяний и невозможность достичь запрещения его другими средствами20.

Рассмотрим возникновение потребности в уголовном правотворчестве под влиянием социального развития. Природа социализма, основные закономерности и цели развития оказывают на уголовное законодательство наиболее глубинное воздействие. Социализм — это общество, которое строится народом и для народа. Цели и закономерности его развития порождают потребность в борьбе с преступностью, ее полной и окончательной ликвидации в перспективе. Они же усиливают требовательность к качеству человеческого поведения, повышают ценность каждой человеческой жизни, ее свободы, ее стремлений. Принципиально важно, что социалистическое

77

общество создает необходимые объективные условия для дисциплинированного поведения, соблюдения правовых норм. Именно при социализме и только при нем возникает объективная тенденция снижения уровня и общественной опасности преступности, что неоднократно отмечалось в литературе 21.

Следовательно, ведущей потребностью, определяемой природой социалистического общества, закономерностями его развития, является потребность в сужении сферы действия и смягчении уголовного принуждения. Оговоримся сразу, что здесь есть вопросы, связанные с историческими возможностями, а также степенью и формами реализации этой потребности. Сложности исторического пути, проходимого обществом, конкретно-историческая обстановка диктуют темпы удовлетворения данной потребности, определяют собой ее интенсивность. Однако она постоянно остается сущностной чертой и задачей развития законодательства и не может игнорироваться под угрозой деформации социалистических начал общественного развития.

Для советских правоведов очевидно, что именно эта потребность с самого начала была положена В. И. Лениным в основу разработки ведущих направлений советской уголовной политики. Одним из наиболее ярких проявлений этого выступают идеи, воплощенные в конспекте раздела о наказаниях пункта о суде Программы РКП (б) 22.

Научное и социально-психологическое осознание данной потребности имеет в настоящее время серьезный теоретический и практический смысл. Потребность в сужении сферы действия и смягчении уголовного принуждения на протяжении всей истории советского общества, в особенности на нынешнем этапе его развития, выступала и выступает как система требований к содержанию уголовного законодательства, методам его применения и ограничений, которые должны соблюдаться для того, чтобы уголовное право не влекло нежелательных последствий, не замедляло социальную активность граждан, не приводило к искусственному объявлению преступными видов поведения, в действительности не являющихся таковыми.

В процессе уголовного правотворчества, если рассматривать его в исторической ретроспективе, указанная потребность проявлялась многообразно, хотя и всегда однозначно. Передовые элементы общественного и, прежде всего, научного правового сознания основывались на понимании ограниченности уголовной репрессии, ее вторичности по сравнению с мерами социального и социально-экономического характера. Поэтому если усиление репрессии вынуждалось неблагоприятными изменениями конкретно-исторической обстановки (обострение классовой борьбы, последствия войны и т. п.), оно все же носило временный характер. Жестокость не до-

78

минировала в политике законодателя. Репрессия постоянно смягчалась при улучшении социально-экономической обстановки, хотя реализация этого требовала и требует ныне многих и разнообразных усилий.

Вместе с тем использование преимуществ и благ социализма связывается с ростом личной ответственности граждан, повышением нетерпимости к общественно опасным, социально вредным отступлениям от норм человеческой морали и принципов строительства социализма. Отсюда — появление потребности интенсификации уголовно-правовой охраны наиболее важных социальных ценностей, что достигается прежде всего повышением прицельности уголовно-правовых запретов, их соответствием выявленным социальным потребностям, а также дифференциацией мер уголовной ответственности.

Следует указать на один тезис, который не всегда подчеркивается достаточно отчетливо: тезис, по которому усиление роли уголовного законодательства не тождественно расширению сферы его действия, а тем более — усилению его карательной силы.

Уголовно-правовой науке следует глубже изучать различия между интенсивным и экстенсивным использованием средств социального управления. Следует в качестве самостоятельной сформулировать задачу интенсификации использования возможностей уголовного закона, разумеется, закладывая такую возможность прежде всего в процессе уголовного правотворчества. А это означает выбор соответствующих целей, путей и, главное, средств совершенствования законодательства, обеспечивающих его интенсивное использование. Это предполагает достижение наибольшего превентивного и регулирующего эффекта при максимально возможной экономии средств уголовной репрессии.

Таким образом, возникает единая потребность в совершенство-1 вании уголовного законодательства. Она выражается через систему нужд в повышении меткости уголовно-правовых норм, их эффективности за счет средств, в наибольшей степени соответствующих природе социалистического строя.

Реалистический подход к делу требует постановки вопроса о соотношении в правотворческом процессе двух выделенных сторон потребности в совершенствовании уголовного законодательства. Следует признать, что между ними существует известное противоречие. Повышение меткости репрессии приводит (пусть даже временно) к увеличению числа лиц, подвергнутых уголовному наказанию, несших уголовную ответственность. Это противоречит необходимости постоянно и последовательно ограничивать их число.

Разрешение указанного противоречия — одна из сложнейших задач социальной практики и общественной науки, которой будет уделяться особое внимание при дальнейшем изложении материала.

79

В данном случае можно лишь выдвинуть принцип приоритета потребности смягчения репрессии.

Объективные возможности реализации уголовно-правовых предписаний, как они обрисованы в юридической литературе и действительно существуют на практике, также имеют не только теоретическую, но и эмпирическую характеристику. Здесь необходимо указать на собственно социальные, экономические, организационные и идеологические возможности удовлетворения потребности, существующей осознанно или неосознанно.

Рассматривая этот вопрос в прикладном аспекте, В. Н. Кудрявцев включает в практическую осуществимость запрета оценку возможности 1) технического (логико-юридического) конструирования правовой нормы и достаточно адекватного оповещения о ней всех граждан и должностных лиц; 2) обнаружения регистрации правонарушения, розыска правонарушителя; 3) эффективного расследования и рассмотрения дела; 4) предотвращения рецидива 23.

Это крайне важные соображения, но их учет опирается в первую очередь на оценку более общих социальных (в широком смысле слова) возможностей, формирующих направленность, содержание и результаты уголовного правотворчества.

Начнем с идеологических возможностей, поскольку им в литературе уделяется меньше внимания, чем они того заслуживают. Идеологические возможности состоят в том, что советская правовая наука объективно отражает прогрессивные тенденции развития общества и в силу этого является истинной и высоко эффективной по своему творческому потенциалу. Возможности поиска адекватных природе общества целей уголовного закона и средств их реализации коренятся в марксистско-ленинской общественной науке — высшем этапе развития социального знания.

Марксизм-ленинизм, являясь методологической базой советской правовой науки и правовой практики, позволяет научно, т. е. ис* тинно, определить цели уголовного законодательства, его роль в механизме социального регулирования и принимать истинные решения о его изменениях. Марксистско-ленинская теория, положенная в основу социального управления, требует и предполагает именно такое развитие правовой теории (а на этой основе и правотворческого процесса), которое было бы истинным, следовательно, и эффективным с позиций высших народных интересов.

Социальные возможности уголовного правотворчества необходимо вывлять в первую очередь путем учета тенденции движения к социальной однородности общества, к созданию принципиально единого (хотя и учитывающего индивидуальные интересы и потребности) спектра социальных возможностей. В развитом социалистическом обществе нет группы людей, заведомо или реально лишенных тех прав и преимуществ, в значимых для уголовного право

вотворчества пределах, которыми обладают иные группы. Отступления от указанного принципиального положения, от начала фактического и юридического равенства граждан возможны, и именно они могут продуцировать противоправное поведение. Однако такие отступления и нарушения преодолимы, непринципиальны. Законодатель имеет социальную возможность основываться на том, что в известных регулируемых либо охраняемых уголовным правом отношениях все граждане имеют равные варианты выбора поведения и занимают позиции, позволяющие соблюдать уголовно-правовые запреты.

Рассмотрим отмеченные факторы на примере миграции в ее связи с преступностью. Криминологи убедительно показали, что процессы миграции в ряде случаев порождают негативные последствия для личности: разрыв социальных связей, ухудшение психологического климата и т. д. Но никаких постоянных преимуществ немигранты перед мигрантами не имеют. Последние могут достаточно быстро войти в систему социальных связей, они имеют равное право на образование и т. д.24. Законодатель поэтому не только вправе, но и имеет социальную возможность рассматривать данную группу как однородную со всеми остальными социальными группами. Необходимый учет особенностей социального положения в то же время может осуществляться в каждом конкретном случае на уровне индивидуального.

Социальные интересы, при всей их общности, все же более дифференцированы, на наш взгляд, по отношению к уголовному закону, чем возможности, которые в принципе должны быть равными. Понятие интереса различно истолковывается в философской и правовой литературе. Здесь оно используется как субъективное выражение потребности. В этом смысле интерес в совершенствовании уголовного законодательства и определяется многими факторами, и проявляется многообразно. Например, может быть установлен определенный интерес женщин к усилению антиалкогольного законодательства, повышению ответственности за уклонение от уплаты алиментов; потребителей — за выпуск недоброкачественной продукции; добросовестно работающих граждан— за уклонение от общественно полезного труда и др.

Представляется очевидной необходимость классификации интересов общесоциальных, групповых и индивидуальных по субъективному признаку, сфере проявления, интенсивности, устойчивости, противоречивости и ряду других параметров. Кажется также безусловным, что явно или неявно, осознанно или нет, эти интересы влияют на процесс уголовного правотворчества, что раскрывается при проведении конкретных социально-правовых исследований.

Субъективные возможности, влияющие на процесс совершенствования уголовного законодательства, главным образом

81

относятся к состоянию юридической науки, системы уголовной юстиции и поддерживающих ее органов социального управления, к состоянию правосознания. Эти вопросы наиболее детально рассмотрены в литературе. Целесообразно, однако, подробнее проанализировать их (совместно с иными факторами) на региональном уровне.

<< | >>
Источник: Н. Б. АЛИЕВ. Теоретические основы советского уголовного правотворчества. Издательство Ростовского университета, 132 с.. 1986

Еще по теме § 1. Социальное развитие и уголовный закон:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -