<<
>>

§ 1. Режим исполнения и отбывания лишения свободы

Режим исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы в 60—90-е гг. в своей основе был определен Положением об ИТК и тюрьмах 1961 г., установившим все основные его содержательные характеристики.

Более поздние нормативные акты лишь уточняли те или иные аспекты. В Положении был определен правовой статус помещений камерного типа, порядок и условия перевода туда осужденных. Положение закрепило основные права и обязанности осужденных, установило четко определенные нормы питания для различных категорий лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Основы исправительно-трудового законодательства и ИТК РСФСР относили режим отбывания наказания к основным средствам исправления и перевоспитания осужденных. Понятие режима законодательно не определялось. Устанавливались лишь его основные требования в местах лишения свободы, которые конкретизировались в отдельных институтах исправительно-трудового законодательства и применительно к различным видам учреждений, исполняющих наказания110.

Основные требования режима определялись в ст. 22 ИТК РСФСР: обязательная изоляция осужденных и постоянный надзор за ними с тем, чтобы исключить возможность совершения ими новых преступлений или других антиобщественных поступков; точное и неуклонное выполнение ими своих обязанностей; различные условия содержания в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности и поведения осужденного.

"Осужденные должны носить одежду единого образца, в соответствии с Правилами внутреннего распорядка ИТУ могут передвигаться в пределах колонии, подвергаться обыску; личный обыск производится лицами одного пола с обыскиваемым. Корреспонденция осужденных подлежит цензуре, а посылки, передачи и бандероли — досмотру" (ч. 2 ст. 22 ИТК РСФСР).

В исправительно-трудовых колониях особого режима осужденные должны были содержаться в помещениях камерного типа и носить одежду специального образца.

Хранение при себе денег и ценных бумаг осужденными, а также предметов, запрещенных к использованию в ИТУ, не допускалось.

В порядке, установленном Основами и ИТК РСФСР, осужденным разрешалось приобретать по безналичному расчету продукты питания и предметы первой необходимости, иметь свидания, отправлять и получать денежные переводы, вести переписку.

Согласно ст.

23 Кодекса в исправительно-трудовых учреждениях устанавливался строго регламентированный внутренний распорядок, объявляемый всем осужденным.

Правовые основы режима исполнения лишения свободы складывались не только из норм Основ и ИТК РСФСР, но и из широкого комплекса подзаконных (и прежде всего — ведомственных) актов. Главное место в ряду последних занимали утвержденные МВД СССР в 1972 и 1986 гг. Правила внутреннего распорядка исправительно-трудовых учреждений. Ими устанавливались нормы приема осужденных в учреждения, правила их поведения во вре- мя работы и отдыха, перечень работ и должностей, на которых запрещается использование осужденных, перечень и количество предметов и вещей, которые они могут иметь при себе, порядок изъятия запрещенных предметов, правила проведения проверок, свиданий, приема и вручения осужденным посылок, передач, бандеролей и корреспонденции, перечень и количество продуктов питания и предметов первой необходимости, разрешаемых к продаже осужденным, общие требования к оборудованию жилых и производственных зон исправительно-трудовых учреждений.

Фактические условия отбывания лишения свободы во многом определялись и определяются уровнем материально-бытового обеспечения осужденных. Кодекс установил, что "лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы, обеспечиваются необходимые бытовые условия, соответствующие правилам санитарии и гигиены". По сравнению с Положением об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах 1961 г. в ст. 56 ИТК определялась несколько большая норма жилой площади: в исправительно-трудовых колониях не менее 2 кв. метров, а в воспитательно-трудовых колониях и тюрьмах — не менее 2,5 кв. метра на человека.

Осужденные размещались в "обычных жилых помещениях" (общежитиях казарменного типа) или в камерах (помещениях камерного типа).

Осужденным гарантировалось предоставление индивидуального спального места и постельных принадлежностей, одежды, белья и обуви "по сезону и с учетом климатических условий".

В отличие от Положения об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах Кодекс не устанавливал конкретных норм питания осужденных.

Определялось лишь, что "они получают питание, обеспечивающее нормальную жизнедеятельность организма". Согласно ч. 2 и ч. 6 ст. 56 ИТК РСФСР и подзаконным нормативным актам (постановлениям Совета Министров СССР) нормы питания дифференцировались в зависимости от климатических условий, места расположения ИТУ, характера выполняемой осужденными работы и их отношения к труду. Лица, водворенные в штрафной или дисциплинарный изолятор, в карцер, в помещения камерного типа в колониях общего, усиленного и строгого режима, а также в одиночную камеру в колонии особого режима, получали питание по пониженным нормам111.

Беременным женщинам, кормящим матерям, несовершенно - летним, а также больным создавались улучшенные жилищно-бы- товые условия и устанавливались повышенные нормы питания. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1977 г. эти лица по заключению врачебной комиссии и разрешению администрации могли получать дополнительные продуктовые посылки и передачи.

ИТК РСФСР исходил из сложившейся к тому времени отрядной системы в исправительно-трудовых и воспитательно--труд овых колониях, хотя и не содержал специальной нормы об отряде осужденных. Однако в ст. 55 Кодекса среди должностных лиц, применяющих меры поощрения и взыскания, упоминался начальник (старший воспитатель) отряда колонии, а в ст. 46 в числе самодеятельных организаций осужденных — советы коллективов отрядов.

Более развернутое юридическое закрепление отрядная система получила в Правилах внутреннего распорядка ИТУ 1972 г. Типовая численность осужденных в отрядах в зависимости от вида режима ИТУ составляла от 50 до 120 человек. Непосредственное управление отрядами осужденных осуществлялось на основании соответствующего Положения.

В соответствии со ст. 26 ИТК РСФСР осужденным предоставлялись свидания: краткосрочные, продолжительностью до четырех часов, и длительные, продолжительностью до трех суток. Краткосрочные свидания предоставлялись с родственниками или иными лицами в присутствии представителя исправительно-трудового учреждения.

Длительные (с правом совместного проживания) — только с близкими родственниками (супруг, дети, родители, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки).

Число и виды свиданий варьировались в зависимости от вида режима ИТУ (от четырех краткосрочных и двух длительных свиданий или трех краткосрочных и двух длительных свиданий в год для осужденных, находящихся на улучшенных условиях содержания в ИТК общего режима, до одного краткосрочного и одного длительного свиданий в год в колониях особого режима). Осужденные в тюрьмах на общем режиме имели право в течение года на два краткосрочных свидания, а на строгом режиме свидания вообще не предоставлялись. Осужденным в ВТК в зависимости от вида режима и условий содержания предоставлялось ежегодно от четырех до двенадцати краткосрочных свиданий (ст. 75, 76 ИТК РСФСР). Некоторые виды свиданий не включались в число, предусмотренное Кодексом. Это свидания с близкими родственниками в случае тяжкой болезни осужденного, ставящей в опасность его жизнь (ч. 3 ст. 26 ИТК), и свидания с адвокатами, которые по желанию осужденного или адвоката могли предоставляться наедине (ст. 27 ИТК).

Порядок предоставления и порядок проведения свиданий устанавливался Правилами внутреннего распорядка исправительно- трудовых учреждений.

Февральскими (1977 г.) указами Президиума Верховного Совета СССР, Президиума Верховного Совета РСФСР Основы и ИТК РСФСР были дополнены нормами, устанавливающими порядок предоставления свиданий осужденным, оставленным для работы по хозяйственному обслуживанию тюрем и следственных изоляторов (ст. 21 Основ, ст. 72 ИТК РСФСР). Два длительных свидания заменялись им шестью краткосрочными.

В 1973—1976 гг. сотрудниками ВНИИ МВД СССР совместно с ГУЛИТУ и ГУИТУ МВД СССР был проведен эксперимент, посвященный изучению вопроса о целесообразности введения в новое законодательство института краткосрочных выездов осужденных из исправительно-трудовых колоний. Правовой основой эксперимента стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1973 г.

"О временном введении краткосрочных выездов осужденных из некоторых исправительно-трудовых учреждений в связи с исключительными личными обстоятельствами". Министерству внутренних дел СССР было дано право временно ввести в ИТК Литовской ССР, Свердловской, Донецкой, Куйбышевской, Новосибирской, Ростовской, Витебской, Карагандинской областей порядок, предусматривающий разрешение отдельным осужденным, с учетом их личности и поведения, краткосрочных выездов из этих колоний в связи с исключительными личными обстоятельствами.

В сферу эксперимента были вовлечены 60 исправительно-трудовых учреждений, в том числе 27 ИТК общего режима, 21 колония-поселение (из них 17 системы ГУЛИТУ), 12 ВТК общего и усиленного режима.

Краткосрочные выезды, как правило, разрешались положительно характеризуемым осужденным в связи со смертью или тяжкой болезнью их близкого родственника. Абсолютное большинство (свыше 90%) осужденных, которым были разрешены краткосрочные выезды, своевременно явились в исправительно-трудовые учреждения. Поведение подавляющего большинства (99%) осужденных за пределами мест лишения свободы не вызывало нареканий со стороны органов власти и местного населения1. В итоге работники ИТУ оценили институт краткосрочных выездов как дополнительный стимул к исправлению осужденных.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. Основы исправительно-трудового законодательства были дополнены ст. 241 "Краткосрочные выезды за пределы мест лишения свободы". Соответствующая статья (261) появилась и в ИТК РСФСР. В соответствии с данной нормой краткосрочные выезды могли быть разрешены осужденным, отбывающим наказание в колониях-поселениях, исправительно-трудовых колониях общего режима, ВТК, в связи с исключительными личными обстоятельствами: смерть или тяжкая болезнь близкого родственника, угрожающая жизни больного; стихийное бедствие, причинившее значительный материальный ущерб осужденному или его семье.

Продолжительность краткосрочного выезда — не более семи суток, не считая времени на проезд в оба конца (не более пяти суток).

Разрешение на краткосрочный выезд давалось начальником учреждения по согласованию с прокурором с учетом личности и поведения осужденного. Время нахождения осужденного вне пределов ИТУ засчитывалось в срок наказания.

Приказом министра внутренних дел СССР 1 апреля 1977 г. была утверждена согласованная с Прокуратурой Союза ССР Инструкция о порядке предоставления осужденным краткосрочных выездов в связи с исключительными личными обстоятельствами. В соответствии с ней такое право могло быть предоставлено также осужденным, которым было назначено отбывание наказания в исправительно-трудовой колонии общего режима, но которые с их согласия были оставлены в следственных изоляторах и тюрьмах для работ по хозяйственному обслуживанию.

В соответствии со ст. 28 ИТК РСФСР осужденным, содержащимся в исправительно-трудовых колониях, по отбытии половины срока наказания разрешалось получать до трех посылок или передач в год. Осужденным, отбывающим наказание в воспитательно- трудовых колониях, — до шести посылок или передач в год. Вес одной посылки или передачи не должен был превышать пяти килограммов. Число посылок и передач устанавливалось ст. 62—65, 75 и 76 Кодекса и изменялось от шести посылок и передач в год (в ВТК) до одной посылки или передачи в год (в исправительно-трудовых колониях особого режима)..

1 См.: Исправительно-трудовые учреждения. 1977. № 2. С. 17.

17-3200 Осужденным, отбывающим лишение свободы в тюрьмах, получение посылок и передач не разрешалось.

Осужденные, находящиеся на излечении в стационарных лечебных учреждениях колонии, могли получать посылки и передачи по нормам вида режима, назначенного им судом.

Всем осужденным к лишению свободы, независимо от назначенного им вида режима, разрешалось получение не более двух бандеролей в год.

В исправительно-трудовых колониях-поселениях количество посылок, передач и бандеролей, получаемых осужденными, не ограничивалось.

Поначалу осужденным к лишению свободы разрешалось получать и отправлять денежные переводы без ограничения их адресата (ст. 29 ИТК РСФСР). Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 октября 1987 г. внес в эту статью коррективы, согласно которым отправление денежных переводов иным (кроме родственников) лицам стало возможным только с разрешения администрации. Поступившие денежные суммы зачислялись на лицевой счет осужденного, а в исправительно-трудовых колониях-поселениях вручались осужденному.

Положение об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах 1961 г. предоставляло право вести переписку без ограничения осужденным, содержащимся в исправительно-трудовых колониях как общего, так и усиленного режима. МТК РСФСР не ограничивал отправление осужденными писем только в исправительно-трудовых колониях общего режима, а также в ВТК. Число отправляемых осужденными писем по общему правилу зависело от вида режима МТУ (от трех писем в месяц в ИТК усиленного режима до одного письма в два месяца для осужденных, содержащихся на строгом режиме в тюрьмах).

Все осужденные могли получать письма без ограничения их количества. Однако переписка между содержащимися в местах лишения свободы осужденными, не являющимися родственниками, запрещалась.

Следует отметить, что лимитом отправляемых писем не охватывались жалобы, заявления и письма осужденных, направляемые ими в "государственные органы, общественные организации и к должностным лицам". Жалобы, заявления и письма, адресованные прокурору, досмотру не подлежали и не позднее чем в суточный срок должны были направляться по назначению. О результатах рассмотрения жалоб, заявлений и писем осужденным объявлялось под расписку. Основы исправительно-трудового законодательства (ст. 38), а вслед за ними и республиканские исправительно-трудовые кодексы предусматривали, что в исключительных случаях в исправительно-трудовых колониях осужденным, "твердо вставшим на путь исправления", по отбытии не менее одной трети срока наказания, а осужденным, к которым не применялось условно-досрочное освобождение, по отбытии не менее двух третей срока наказания могло быть разрешено передвижение без конвоя за пределами колонии, если это необходимо по характеру выполняемой осужденными работы.

Осужденным, содержащимся в ВТК, "твердо вставшим на путь исправления" и отбывшим не менее шести месяцев лишения свободы, при тех же основаниях могло быть разрешено передвижение за пределами колонии без сопровождения.

Не допускалось передвижение без конвоя либо сопровождения особо опасных рецидивистов; осужденных за особо опасные государственные преступления; осужденных, которым наказание в виде смертной казни заменено лишением свободы в порядке помилования или амнистии; осужденных иностранных граждан и лиц без гражданства; осужденных за бандитизм; осужденных за совершение при отягчающих обстоятельствах ряда преступлений, перечисленных в ч. 3 ст. 31 ИТК РСФСР, а также осужденных за умышленные преступления, совершенные в период отбывания наказания в местах лишения свободы; осужденных, которые пользовались правом передвижения без конвоя, но были лишены его в связи с допущенными нарушениями; осужденных, не имевших постоянного места жительства, а также осужденных, к которым судом применено принудительное лечение от алкоголизма или наркомании.

Не допускалось передвижение осужденных без конвоя или без сопровождения в Москве, в пограничных и курортных местностях, а также в других населенных пунктах, определяемых МВД СССР. В исправительно-трудовых колониях, расположенных в малонаселенных местностях или на значительном удалении от районных центров, могло быть допущено передвижение без конвоя за пределами колоний осужденных, отбывающих наказание за преступления, перечисленные в ч. 3 ст. 31 ИТК РСФСР, кроме особо опасных рецидивистов; осужденных за особо опасные преступления, за бандитизм, за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах; осужденных, которым смертная казнь была заме- нена лишением свободы в порядке помилования, а также осужденных иностранцев (иностранных граждан) и лиц без гражданства.

Право передвижения без конвоя или сопровождения предоставлялось осужденным по решению начальника ИТУ, согласованному с наблюдательной комиссией или комиссией по делам несовершеннолетних (ст. 32 ИТК РСФСР). Осужденным, которым было предоставлено право передвижения без конвоя или сопровождения, указывался маршрут движения и время выхода из колонии. Расконвоированные размещались в колонии, как правило, в отдельных помещениях. Проживание их вне колонии не разрешалось.

Законодательством предоставлялось право разрешать осужденным женщинам, добросовестно относящимся к труду и соблюдающим требования режима, проживать вне колонии в течение времени их освобождения от работы по беременности и родам, а также до достижения ребенком двухлетнего возраста. Разрешение на проживание вне колонии давал начальник колонии по согласованию с наблюдательной комиссией. При предоставлении такого права женщины поселялись вблизи колонии и находились под надзором органов внутренних дел. Все ограничения на пользование деньгами, получение посылок, передач, бандеролей, свиданий снимались. Как правило, женщины работали на предприятии ИТУ, но с разрешения начальника учреждения и в других местах в районе расположения ИТУ. При систематическом или злостном нарушении режима и правил поведения вне колонии осужденные женщины могли быть лишены предоставленного им права.

При достижении ребенком двухлетнего возраста администрация колонии была обязана рассмотреть вопрос о представлении осужденной к условно-досрочному освобождению либо к помилованию (ст. 33 ИТК РСФСР).

Особенности отбывания наказания в ИТУ отдельных видов (ИТК, ВТК и тюрьмах) определялись ст. 62—78 ИТК РСФСР. Исправительно-трудовые колонии общего, усиленного, строгого и особого режимов юридически различались по:

условиям проживания осужденных (помещения камерного типа или обычные жилые помещения);

сумме денег, которые осужденные могли расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости;

количеству предоставляемых осужденным ежегодно кратко - срочных и длительных свиданий;

числу отправляемых осужденными писем; количеству посылок или передач в год (по истечении половины срока наказания).

Аналогичные признаки разделяли ВТК общего и усиленного режима (за исключением того, что осужденные в ВТК не имели ограничений на отправление писем и не могли отбывать наказание в помещениях камерного типа).

Что касается тюрем, то все осужденные, отбывающие тюремное заключение, содержались в камерах (общих или одиночных). Поэтому ст. 68—70 ИТК РСФСР специально определяли продолжительность и характер предоставляемых осужденным ежедневных прогулок (один час — на общем режиме в тюрьме и тридцать минут — на строгом). Общий режим в тюрьме не предполагал предоставления осужденным длительных свиданий. На строгом режиме свидания не предоставлялись вовсе. Однако срок содержания осужденных на строгом режиме в тюрьме устанавливался от двух до шести месяцев. На строгом режиме не могли содержаться беременные женщины, а также женщины, имеющие при себе грудных детей.

Осужденным, оставленным в следственном изоляторе или в тюрьме для работы по хозяйственному обслуживанию, предоставлялось право пользоваться деньгами, получать свидания, посылки, передачи и бандероли по нормам, установленным для осужденных в колониях общего режима112. Они должны были размещаться в незапираемых камерах. О замене им двух длительных свиданий шестью краткосрочными уже упоминалось. Если эти заключенные работали в закрытых помещениях, они имели право на ежедневную прогулку продолжительностью два часа.

Наибольшие особенности были свойственны режиму отбывания наказания в колониях-поселениях. Согласно ст. 66 ИТК РСФСР в них осужденные должны были содержаться без охраны, но под надзором; в часы подъема до отбоя пользоваться правом свободного передвижения в пределах всей территории колонии. С разрешения администрации колонии они могли двигаться без надзора вне территории колонии, но в пределах автономной республики, края, области, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы либо в связи с обучением. Они могли носить одежду, принятую в гражданском обиходе, иметь при себе деньги и ценные вещи, пользоваться деньгами без ограничения; отправлять письма и получать бандероли, посылки, передачи и иметь свидания без ограничения.

С разрешения администрации колонии при наличии жилищных условий они могли проживать в колонии со своими семьями, приобретать в соответствии с действующим законодательством жилой дом и обзаводиться личным хозяйством на территории колонии. Позднее было установлено правило, согласно которому в одной колонии-поселении могли отбывать наказание осужденные мужчины и женщины независимо от того, в колониях какого вида режима они ранее содержались.

<< | >>
Источник: А. И. Зубков. Уголовно-исполнительное право России: теория, зако- У26 нодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX — начала XXI века: Учебник для вузов — М.: Норма. — 720 с.. 2006

Еще по теме § 1. Режим исполнения и отбывания лишения свободы:

  1. § 1. Особенности режима исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы
  2. § 5. Исполнение наказания в виде лишения свободы в исправительных учреждениях разных видов
  3. § 6. Особенности исполнения наказания в виде лишения свободы в воспитательных колониях
  4. § 1. Становление и развитие законодательной базы исполнения наказания в виде лишения свободы в 1917—1928 гг.
  5. § 2. Особенности правового регулирования деятельности мест лишения свободы в годы первых пятилеток и предвоенные годы (1929—1940 гг.)
  6. § 2. Режим содержания осужденных в местах лишения свободы в годы первых пятилеток и в предвоенные годы (1929—1940 гг.)
  7. § 1. Учреждения, исполняющие наказание в виде лишения свободы
  8. § 1. Режим исполнения и отбывания лишения свободы
  9. § 2. Средства обеспечения режима в местах лишения свободы
  10. § 1. Изменения в режиме исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы
  11. § 2. Специальные международные стандарты обращения с осужденными к лишению свободы
  12. 25. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ. РЕЖИМ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ И СРЕДСТВА ЕГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -