<<
>>

6. Преступления, посягающие на животный мир (фауну)*(622)


В данную группу преступлений включены: нарушения ветеринарных правил (ч. 1 ст. 249 УК); незаконная добыча водных животных и растений (ст. 256 УК); нарушение правил охраны рыбных запасов (ст. 257 УК); незаконная охота (ст.
258 УК); уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации (ст. 259).
Опасность перечисленных преступлений определяется особой значительностью животного мира, являющегося неотъемлемой частью окружающей природной среды, регулятором и стабилизатором биосферы, играющего существенную роль в удовлетворении духовных и материальных потребностей населения России. Опасность усугубляется и нещадным истреблением животных в ряде регионов по корыстным мотивам. По подсчетам экологов-ученых, в нашей стране каждые 3-4 года исчезает один вид млекопитающих. Исчезли, например, черноморский тюлень, тиранский тигр, гепард.
Нарушение ветеринарных правил (ч. 1 ст. 249 УК). Это преступление было предусмотрено Уголовным кодексом 1960 г. (ст. 160) и относилось обычно к подгруппе преступлений в области сельского хозяйства группы хозяйственных преступлений. В Уголовном кодексе 1996 г. этот состав не подвергся сколько-нибудь заметным изменениям*(623).
Опасность данного преступления определяется тем, что нарушение ветеринарных правил может вызвать распространение заразных болезней среди животных (в том чисел и диких) и причинить значительный вред здоровью людей, а равно отдельным отраслям сельскохозяйственного производства.
Посягает рассматриваемое преступление на экологическую безопасность животного мира. При этом объектом уголовно-правовой охраны являются как домашние животные (лошади, коровы, козы, бараны, собаки, куры, утки, гуси и т.д.), так и дикие, т.е. проживающие в природной среде в состоянии естественной свободы (например, лоси, олени, косули).
В литературе высказывалось мнение, что объектом рассматриваемого преступления является воспроизводство домашних животных и при совершении этого преступления замедляется развитие сельского хозяйства, а предметом - только домашние животные*(624). В данном случае имеет место ограничительное толкование ч. 1. ст. 249 УК. Включение данной нормы в число экологических преступлений означает, что законодатель учитывает возможность причинения вреда именно окружающей природной среде. Конечно, Закон РФ от 14 мая 1993 г. "О ветеринарии"*(625) прежде всего предусматривает соблюдение определенных ветеринарных правил в отношении домашних животных, однако ветеринария - это деятельность, направленная не только на лечение домашних животных и предупреждение их болезней, но и на решение ветеринарно-санитарных проблем защиты окружающей среды, а следовательно, и всего животного мира.
С объективной стороны данное преступление совершается путем нарушения ветеринарных правил. Учитывая, что диспозиция статьи является бланкетной, при установлении данного состава преступления необходимо указывать нарушенное ветеринарное правило и нормативный акт, которым оно предусмотрено. Ветеринарные правила закреплены в Законе РФ от 14 мая 1993 г. "О ветеринарии", нормативных актах, принятых в соответствии с этим Законом*(626), а также в правилах, установленных международными договорами и соглашениями*(627).
Нарушение ветеринарных правил может выражаться в различных формах: путем действия (например, выгон в общее стадо вновь приобретенных животных без соблюдения карантинных обследований, сроков) или бездействия (например, непроведение обязательных обследований состояния животных в заповеднике); в непроведении или небрежном проведении ветеринарно-санитарной экспертизы (например, при исследовании пищевой пригодности продуктов животноводства); в отсутствии ветеринарно-санитарного надзора (например, на конкретном предприятии мясомолочной продукции) и др.
Обязательным признаком преступления, предусмотренного ч.
1 ст. 256 УК, являются распространение эпизоотий*(628) или иные тяжкие последствия. Таковыми могут быть: отравления и заболевания людей, массовые заболевания животных (не достигающие уровня эпизоотий), вынужденное уничтожение значительного количества продуктов и сырья животного происхождения, значительный ущерб охотничьему хозяйству, окружающей среде и т.п.
Распространение эпизоотий или иные тяжкие последствия должны находиться в причинной связи с допущенными нарушениями ветеринарных правил.
Преступление признается оконченным с момента регистрации такого уровня заболеваемости животных, который значительно превышает уровень обычной заболеваемости на данной территории, либо с момента установления иного тяжкого последствия. Решение вопроса о том, является ли последствие тяжким, передается на усмотрение правоприменительных органов.
С субъективной стороны нарушение ветеринарных правил характеризуется неосторожной виной в виде легкомыслия или небрежности. На это прямо указывает законодатель: "...повлекшие по неосторожности распространение эпизоотий или..."*(629). Само нарушение ветеринарных правил может осуществляться и осознанно.
Субъектом могут быть как должностные лица сельскохозяйственных предприятий и организаций, обеспечивающие соблюдение ветеринарных правил, так и рядовые работники ферм и иных хозяйств, а равно частные лица, владельцы животных, обязанные соблюдать ветеринарные правила.
В литературе высказывалось мнение, что при причинении вреда здоровью человека содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 118 и ч. 1 ст. 249 УК*(630). Соглашаясь в целом с этим предложением, хотелось бы уточнить: квалификация по совокупности возможна лишь при наступлении смерти потерпевшего (ч. 1 ст. 249 и 109 УК) и при неосторожном причинении тяжкого вреда здоровью, причиненного вследствие ненадлежащего исполнения или неисполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 1 ст. 249 и ч. 2 ст. 118 УК). В остальных случаях неосторожное причинение вреда совокупности не образует.
Если эпизоотии вызываются умышленно, ответственность должна наступать по ст. 167 УК (умышленное уничтожение или повреждение имущества), а при наличии цели подрыва экономической безопасности - по ст. 281 УК (диверсия).
За нарушение ветеринарно-санитарных правил предусмотрена и административная ответственность. Разграничение таких правонарушений и деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 249 УК, должно проводиться по признакам объективной стороны - наличию указанных в статье последствий в результате нарушения соответствующих правил.
Статьи, аналогичные ч. 1 ст. 249 УК, имеются в законодательстве некоторых зарубежных стран, например, в уголовных кодексах Таджикистана (ст. 269), Казахстана (ст. 280), Белоруссии (ст. 284). В ст. 200 УК Узбекистана говорится о нарушениях не только ветеринарных, но и зоотехнических правил. В этих кодексах ответственность за нарушение ветеринарных правил предусмотрена в отдельной статье, а не в одной статье с нарушениями правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений, как это сделано в ч. 2 ст. 249 УК РФ, что является, на наш взгляд, более удачным.
В Уголовном кодексе Швейцарии отсутствует глава о посягательствах на окружающую природную среду, однако в разделе "Преступления или проступки против здоровья" имеются следующие нормы: ст. 232 (распространение эпизоотий), ст. 235 (производство корма, вредного для здоровья животных), ст. 236 (введение в обращение корма, вредного для здоровья животных). Во всех трех статьях речь идет только о домашних животных. Наказание зависит от того, умышленно или по неосторожности совершены такие действия, совершены ли они из низменных побуждений (ч. 2 ст. 232) или в виде промысла (ч. 2 ст. 235).
В главе III УК Испании "О преступлениях против общественного здоровья" в ст. 364 предусмотрена ответственность тех лиц, кто: 1) кормит животных, чье мясо предназначено для потребления людьми, неразрешенными веществами, создающими опасность для здоровья людей; 2) направит на бойню животных, зная, что их кормили упомянутыми выше веществами; 3) направит на бойню животных, к которым применялось лечение с помощью упомянутых веществ; 4) направит для общественного потребления мясо с бойни, не соблюдая предусмотренных регламентами отсрочек.
Таким образом, во многих странах умышленное или неосторожное заражение животных, предназначенных для питания, рассматривается как преступление против здоровья, а не окружающей природной среды.
Незаконная добыча водных животных и растений (ст. 256 УК). Ответственность за незаконную добычу рыбы и водных животных предусматривалась и Уголовным кодексом 1960 г. Однако ст. 160 этого Кодекса (незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами) была сформулирована аналогично ст. 85 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, что создавало определенные трудности при разграничении уголовно наказуемых деяний и административных правонарушений. На практике при большом количестве уголовно наказуемого браконьерства*(631) уголовные дела возбуждались крайне редко, предпочтение отдавалось более упрощенной процедуре наложения административного взыскания.
В Уголовном кодексе 1996 г. детально охарактеризованы признаки основного состава преступления, что позволяет четко разграничивать преступление, предусмотренное ст. 256, и соответствующее административное правонарушение. Законодатель дополнил данную статью новыми квалифицирующими признаками.
Опасность данного преступления заключается в угрозе сохранности, рациональному использованию и воспроизводству животного и растительного мира - неотъемлемых компонентов окружающей природной среды. Это преступление является наиболее распространенным среди всех посягательств на окружающую природную среду. В 1997 г. было возбуждено по ст. 256 УК - 3279 уголовных дел, в 1998 г. - 4682, в 1999 г. - 5489*(632).
Высокая степень общественной опасности названного вида правонарушения отмечается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 4 "О практике применения законодательства об ответственности за экологические правонарушения", поскольку "объектом этих посягательств являются стабильность окружающей среды и природно-ресурсный потенциал"*(633).
Данное преступление посягает на экологическую безопасность основного компонента окружающей природной среды - животный и растительный мир. Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. "О животном мире"*(634) определяет животный мир как единый объект окружающей среды, объединяющий все живые организмы - от низших форм до высших, находящихся в состоянии естественной свободы.
Предмет преступления разнообразен. Это: 1) различные виды рыб; 2) морские звери - животные, средой обитания которых является море (с возможным использованием побережья), т.е. моржи, тюлени, морские львы, дельфины и пр.; 3) иные водные животные - пресноводные звери (например, байкальский тюлень) и водные беспозвоночные (раки, крабы, различные моллюски, морские звезды и пр.); 4) водные растения - дикорастущая растительность, средой обитания и жизнедеятельности которой являются пресноводные или морские воды (например, ламинария - род бурых водорослей)*(635).
Предметом рассматриваемого преступления не являются водоплавающие пушные звери - выдра, ондатра, нутрия, речной бобер, выхухоль и др. Незаконная добыча этих животных, а также водоплавающих птиц квалифицируется как незаконная охота*(636).
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 256 УК, совершается путем незаконной добычи перечисленных выше компонентов окружающей среды. Добыча предполагает извлечение из водной среды рыб, водных животных, растений. Без законного на то основания такая добыча является незаконной. Незаконной признается добыча, осуществляемая в недозволенных местах, недозволенными орудиями, способами или приемами.
Добычей без разрешения признается добыча без надлежащего разрешения, с просроченным разрешением, с разрешением, выданным не тем лицам, которые производят добычу, сверх количества, указанного в разрешении и пр.
Запретное для добычи время устанавливается правилами рыболовства и промысла применительно к конкретным водоемам, породам рыб и водным животным.
Добычей в недозволенных местах является такая добыча, которая осуществляется либо в местах, не разрешенных в течение всего года (например, в местах ближе 500 м от плотин и шлюзов), либо в течение определенного времени (например, в период линьки и вынашивания икры раком).
Добычей недозволенными орудиями, средствами и приемами признается такая добыча, которая представляет повышенную опасность для сохранности водных ресурсов (например, использование острог и других колющих орудий лова, одновременный замет неводов с противоположных берегов).
Перечисленные варианты незаконной добычи рыбы, водных животных и растений влекут за собой административную ответственность.
Уголовная ответственность предусмотрена за незаконную добычу в тех случаях, когда согласно ч. 1 ст. 256 УК она: 1) причинила крупный ущерб; 2) велась с применением самоходного транспортного плавающего средства или взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений; 3) велась в местах нереста или миграционных путей к ним; 4) велась на территории заповедника, заказника либо в зоне чрезвычайной экологической ситуации или зоне экологического бедствия.
Диспозиция ст. 256 УК является бланкетной, поэтому вопрос об уголовной ответственности за незаконную добычу водных животных и растений решается с учетом положений законодательных и иных актов, например, Закона РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об охране окружающей природной среды"; Федерального закона от 24 апреля 1995 г. "О животном мире"; Положения об охране рыбных запасов и о регулировании рыболовства в водоемах СССР, утвержденного 15 сентября 1958 г., с последующими изменениями и дополнениями; Типовых правил любительского и спортивного рыболовства, утвержденных 13 апреля 1983 г.*(637) Лицензии на добычу рыб, водных животных и растений выдаются управомоченными на то органами Российской Федерации или соответствующими органами субъектов Федерации. Последние могут устанавливать самостоятельные правила добычи на основании федеральных нормативных актов и типовых правил о любительском и спортивном рыболовстве. Незаконная добыча водных животных и растений является уголовно наказуемым деянием при наличии крупного ущерба. При решении вопроса о том, является ли ущерб крупным, "нужно учитывать количество добытого, поврежденного или уничтоженного, распространенность животных, их отнесение к специальным категориям, например к редким и исчезающим видам, экологическую ценность, значимость для конкретного места обитания", а также иные обстоятельства содеянного (п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 4).
В литературе предлагалось считать крупным ущерб на сумму в 200 и более раз превышающую размер минимальной оплаты труда*(638), либо по денежному выражению таксовую стоимость двух осетров, двухсот штук воблы, 800 устриц, одного моржа или дельфина*(639).
По законодательству Казахстана значительным считается ущерб, в 100 и более раз, а крупным - в 300 и более раз превышающий минимальную заработную плату (примечание к ст. 288 УК).
В Уголовном кодексе Белоруссии крупный размер применительно к данному преступлению установлен в 40 и более раз превышающий минимальную заработную плату (примечание к ст. 281).
На практике суды исходят в основном из стоимостного и количественного критериев, не учитывая, как правило, экологический вред, что искажает истинные размеры ущерба, причиненного окружающей природной среде*(640).
Опасными, влекущими уголовную ответственность, признаются такие способы добычи, при которых происходит массовое истребление водных животных и растений. Это использование самоходного транспортного средства (например, катеров, моторных лодок и других плавательных средств, приводимых в движение при помощи мотора), применение взрывчатых и химических веществ, электротока и иных способов, причиняющих вред большому количеству рыбы, водных животных и растений (например, отравление водоема газами, применение мелкоячеистых сетей). Такие способы опасны тем, что они не только приводят к добыче сверх разрешенного количества рыбы, животных, растений, но и ведут к их уничтожению и искалечиванию, лишению возможности дальнейшего воспроизводства, нарушению баланса в окружающей природной среде. В местах нереста*(641), на миграционных путях*(642) к ним запрещается добыча рыбы независимо от ценности ее пород. Между тем в таких местах совершается до 40% незаконного лова рыбы.
Уголовную ответственность влечет любая незаконная добыча рыбы, водных животных и растений в заповедниках, заказниках, зонах экологического бедствия и чрезвычайной экологической ситуации*(643).
Рассматриваемое преступление признается оконченным "с момента начала добычи, выслеживания, преследования, ловли независимо от того, были ли фактически добыты водные животные и растения, рыба или иные животные.
Преступления, связанные с причинением крупного ущерба, образуют оконченный состав лишь при наличии реального ущерба" (п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г.).
При незаконной добыче место совершения преступления является обязательным признаком рассматриваемого деяния.
Местом совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 256 УК, являются внутренние и территориальные воды, акватория шельфа и исключительной экономической зоны. Добыча рыбы и морских животных в открытом море регулируется иными нормами с учетом международных договоров и соглашений.
В тех случаях, когда незаконная добыча морских млекопитающих осуществляется в открытом море или запретных зонах, ответственность наступает по ч. 2 ст. 256 УК.
К числу морских млекопитающих относятся котики (семейство ушастых тюленей), морские бобры (семейство куньих), моржи (отряд ластоногих), белуха (семейство дельфиновых), морской заяц - лахтак (семейство тюленей) и др. Добыча морских млекопитающих разрешается только по лицензиям, выдаваемым управомоченными на то органами и только в отведенных местах. Добыча некоторых морских млекопитающих вообще запрещена, например калана (семейство куньих), который занесен в Красную книгу Международного союза охраны природы и природных ресусов (МСОП).
Местом незаконной добычи морских млекопитающих являются открытое море, запретные зоны.
Открытое море - это море за пределами 12-мильной морской полосы от побережья в районах забойного промысла России и в районах действия Временной конвенции о сохранении котиков северной части Тихого океана 1957 г.
Запрещенные зоны - прибрежные зоны (заповедники, заказники), являющиеся местом постоянного или временного обитания морских млекопитающих, в том числе и лежбища - участки суши, поля льда, где они отдыхают и размножаются (например, на Курильских островах). Это также участки акватории, куда запрещен доступ без специального разрешения по основаниям безопасности государства. К запретной относится и трехмильная прибрежная полоса специальных заповедников, отведенных для разведения этих животных.
Добыча морских млекопитающих регулируется Правилами охоты и промысла морских млекопитающих, утвержденных приказом Министерства рыбного хозяйства СССР от 11 июля 1975 г. по согласованию с Советом Министров РСФСР*(644).
Это преступление признается оконченным с момента незаконного преследования, лова или убоя морского млекопитающего.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 и 2 ст. 256 УК, может быть совершено только с прямым умыслом. Виновный осознает опасность своих действий, их незаконность и желает их совершить. Мотивы преступления на квалификацию не влияют. Однако чаще всего (более 50%) они бывают корыстными*(645).
Субъектом может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В тех случаях, когда незаконную добычу осуществляют должностные лица или лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, то при наличии признаков, предусмотренных ст. 285 и 201 УК, их ответственность должна наступать по совокупности этих статей и ч. 1 или 2 ст. 256 УК.
В ч. 3 ст. 256 УК предусмотрена ответственность при наличии квалифицированных признаков рассмотренных преступлений. Квалифицирующими признаками являются: 1) использование лицом, совершившим преступление, предусмотренное ч. 1 и ч. 2 названной статьи, своего служебного положения; 2) совершение этого преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. ст. 35 УК)*(646).
Использование при незаконной добыче своего служебного положения означает, что виновный воспользовался предоставленными ему полномочиями, правами для совершения или облегчения незаконной добычи указанных в ч. 1 и 2 ст. 256 УК животных (растений, рыб). В упомянутом постановлении Пленума Верховного Суда РФ подчеркивалось, что при квалификации действий виновного в незаконной добыче с использованием своего служебного положения по ч. 3 ст. 256 УК совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 285 или 201, не будет, и он должен привлекаться к ответственности только за экологическое преступление (п. 10).
В некоторых случаях возникает вопрос о разграничении рассматриваемого преступления и хищения рыбы или водных животных. По ст. 256 УК квалифицируется незаконная добыча только таких рыбы и водных животных, которые находятся в природной среде в естественном состоянии. Рыба и водные животные, выращенные рыбозаводами, рыбсовхозами и иными хозяйствующими субъектами в специально выстроенных или приспособленных водоемах, а равно находящиеся в сетях или иных ловчих устройствах, являются предметом хищения (например, кражи), так как в этих случаях предмет посягательства уже обособлен от природной среды вложенным трудом и в силу этого приобрел качество товара.
Добыча рыбы и водных животных в водах исключительной экономической зоны не квалифицируется по ст. 256 УК, поскольку подпадает под признаки ст. 253 УК.
Ответственность за незаконную добычу рыбы и водных животных предусмотрена законодательством подавляющего большинства стран.
Так, статьи, аналогичные ст. 256 УК РФ с небольшими терминологическими различиями, имеются в уголовных кодексах Кыргызстана (ст. 276), Таджикистана (ст. 230), Казахстана (ст. 287). Более детально регламентирована ответственность за рассматриваемое преступление в Уголовном кодексе Белоруссии. Так, в ч. 1 ст. 281 предусмотрена ответственность за незаконную добычу рыбы и водных животных при наличии административной преюдиции, в ч. 2 названы такие квалифицирующие признаки, как причинение крупного ущерба и добыча рыб и водных животных, заведомо занесенных в Красную книгу Республики Беларусь, в ч. 3 - использование служебного положения и ущерб в особо крупном размере. В примечании к статье крупный ущерб определяется как ущерб на сумму, в 40 и более раз превышающую минимальную заработную плату, а особо крупный - в 100 и более раз ее превышающий. Крупный и особо крупный ущерб определены в этом примечании значительно ниже, нежели в примечании ко всей главе "Экологические преступления".
В уголовных кодексах большинства зарубежных стран ответственность за причинение вреда объектам (компонентам) живой природы, находящихся в водной среде обитания, предусмотрена в статьях о посягательствах на живую природу в целом с перечислением конкретных объектов (например, в кодексах Узбекистана, Польши, Испании)*(647).
В 293 УК ФРГ "Браконьерский лов рыбы" предусмотрена ответственность за лов рыбы, как нарушение чужого права или разрешения. Преступление это отнесено к числу корыстных преступных деяний (гл. 25), а не экологических преступлений.
Нарушение правил охраны рыбных запасов (ст. 257 УК). Ответственность за это преступление была предусмотрена и ст. 165 УК 1960 г. Однако в Уголовном кодексе 1996 г. формулировка и конструкция состава существенно изменены: более четко и подробно в ст. 257 изложены признаки объективной стороны - законодатель не ограничился указанием лишь на лесосплав и взрывные работы, как это имело место в УК 1960 г., а привел подробный перечень тех работ, осуществление которых может при нарушении соответствующих правил привести к причинению ущерба рыбным запасам, водным животным и пр. (например, эксплуатация водозаборных сооружений). Кроме того, законодатель включил определенные последствия в число обязательных признаков этого состава преступления.
Опасность данного преступления определяется тем, что при некоторых видах производственной деятельности с нарушением специальных правил может быть нанесен значительный, а порой и невосполнимый ущерб окружающей природной среде, в частности рыбным запасам. Так, в результате подобной деятельности большое число рек полностью потеряло рыбопромысловое значение.
Преступление, предусмотренное ст. 257 УК, посягает на экологическую безопасность водной фауны и флоры.
Предметом преступления являются: различные виды рыб, водные животные (раки, крабы, водные млекопитающие и пр.), кормовые запасы, как источники питания водной фауны (в том числе растения), и иные условия существования этих живых организмов.
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 257 УК, состоит в нарушении правил охраны рыбных запасов (водных животных, кормовых запасов и пр.) при производстве на законном основании работ, перечисленных в данной статье.
Диспозиция ст. 257 УК бланкетная и отсылает к определенным правилам, изданным в целях охраны рыбных запасов. Это прежде всего Положение "Об охране рыбных запасов и о регулировании рыболовства в водоемах СССР", утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 15 сентября 1958 г. с изменениями и дополнениями, внесенными в 1965 и 1979 гг.*(648), а также Водный кодекс 1995 г.
В ст. 257 УК указаны следующие виды работ: лесосплав, строительство мостов и дамб*(649), транспортировка древесины и иной лесной продукции с лесосек, взрывные и иные работы, эксплуатация водозаборных сооружений и перекачивающих механизмов. Все эти виды работ представляют собой законную производственную деятельность, строго регламентированную специальными правилами, нарушение которых может привести к причинению существенного ущерба как окружающей природной среде, так и людям.
Лесосплав - транспортировка леса по воде. Он может быть молевой (отдельные бревна сплавляют по течению), плотовой (лесоматериалы, связанные в плоты, буксируются судном), кошельный (лесоматериалы транспортируют судном в ограждении из бревен). Молевой сплав леса запрещается на водных объектах, имеющих особое значение для рыбного хозяйства. Перечень таких объектов утверждается Правительством РФ.
Транспортировка древесины, кроме лесосплава, может осуществляться, например на баржах, т.е. на несамоходных грузовых суднах.
Взрывные работы производятся в водоемах только с разрешения органов рыбоохраны и в крайне необходимых случаях (например, неотложные дноуглубительные работы для обеспечения безопасности судоходства или лесосплава на обмелевших участках).
Под иными работами понимается, например, прокладка трубопровода, строительство дорог, возведение промышленных объектов. Указание законодателя на иные работы означает, что перечень, приведенный в ст. 257 УК, не является исчерпывающим и к ответственности по этой статье могут привлекаться лица, осуществляющие различные виды работ с нарушением специальных правил, что приводит к причинению ущерба водным богатствам.
Нарушение правил при эксплуатации водозаборных сооружений*(650) и перекачивающих механизмов*(651) может заключаться, например, в неисправности рыбозащитных устройств, непроведении мероприятий по обеспечению сохранности окружающей природной среды.
Обязательным условием ответственности за нарушение правил охраны рыбных запасов является наступление перечисленных в ст. 257 УК последствий: 1) массовая гибель рыбы или других водных животных; 2) уничтожение в значительных размерах кормовых запасов или 3) иные тяжкие последствия.
Массовая гибель рыбы и иных водных животных означает одновременную гибель большого количества одного или разных видов рыб или животных на определенном участке акватории. Массовость гибели устанавливается экологической, в частности ихтиологической, экспертизой.
Уничтожение в значительных размерах кормовых запасов*(652), являющихся пищей рыб и водных животных, приводит к их истощению и последующей гибели. Вопрос о том, является ли уничтожение кормовых запасов значительным, решается в каждом конкретном случае с учетом заключения экспертов, а также объема уничтоженных кормовых запасов, их стоимости, последствий уничтожения, материальных затрат на их восстановление и вреда, причиненного окружающей природной среде в целом.
Иные тяжкие последствия могут выразиться в уничтожении ценных пород рыб, нерестилищ, в уменьшении численности водных животных, в распространении заболеваний среди них и т.п.
Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого деяния является причинная связь между допущенным нарушением при производстве указанных в ст. 257 УК работ и перечисленными выше последствиями.
Местом совершения рассматриваемого преступления являются любые водоемы (реки, озера, водохранилища и пр.), а также прибрежные морские отмели в территориальных водах.
С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 257 УК, может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. При умышленной вине исключается прямой умысел, так как желание причинить указанные в статье последствия свидетельствует о совершении таких преступлений, как уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК) либо диверсии (ст. 281 УК). При совершении преступления с косвенным умыслом виновный сознает опасность нарушения им специальных правил, предвидит возможность наступления в результате этого опасных последствий и безразлично относится к этому.
При неосторожной вине субъект, предвидя возможность наступления в результате нарушения им специальных правил опасных последствий, самонадеянно рассчитывает их предотвратить (легкомыслие) либо, не предвидя наступления опасных последствий, должен был и мог при должной внимательности и предусмотрительности их предвидеть (небрежность).
В доктрине уголовного права высказывались по этому вопросу и иные мнения. Так, ряд ученых считают рассматриваемое преступление умышленным, не оговаривая вида умысла*(653), либо совершаемым только с косвенным умыслом*(654). Однако, как нам представляется, исключать из сферы уголовно-правовой охраны неосторожное причинение вреда рыбным запасам и водным животным при производстве работ, представляющих объективную опасность, недостаточно обоснованно. Некоторые ученые полагают, что рассматриваемое преступление чаще совершается "в форме неосторожности, хотя в отдельных случаях не исключается и умышленная вина"*(655).
Субъект преступления - специальный. Это лицо, в компетенцию которого входит организация лесосплава и других работ, перечисленных в ст. 257 УК, а также иные лица, осуществляющие эти виды работ, независимо от того, на предприятиях (в организациях) какой формы собственности они работают.
Массовая гибель рыбы и водных животных, уничтожение кормовых запасов и пр. могут иметь место и при незаконной добыче водных животных и растений (ст. 256 УК). Эти деяния разграничиваются по признакам объективной стороны: ст. 256 УК предполагает добычу рыбы, водных животных, растений, а в ст. 257 УК говорится о работах, не связанных с добычей, но в силу их специфики представляющих опасность для этих видов биоресурсов.
Рассмотренное преступление относится к числу весьма распространенных, однако число случаев привлечения к ответственности по ст. 257 УК единично*(656).
Ответственность за данное преступление предусмотрена законодательством только отдельных государств (например, ст. 277 УК Узбекистана, ст. 231 УК Таджикистана). В ст. 283 УК Белоруссии законодатель уточняет субъективную сторону деяния, говоря об умышленном или неосторожном причинении названных в статье последствий. В ст. 202 УК Узбекистана предусмотрена охрана рыбных запасов и водных животных, а также растений наряду с охраной любых видов фауны и флоры, безотносительно к работам, в результате которых возможно причинение вреда этим объектам (компонентам) природы.
В Германии рассматриваемое преступление подпадает под признаки 330 УК (тяжелая угроза окружающей среде), в котором установлена ответственность, в частности, за ущерб водному источнику.
Незаконная охота (ст. 258 УК). Ответственность за это преступление была предусмотрена ст. 166 УК 1960 г., которая относила его к числу хозяйственных. В ст. 258 УК 1996 г. исключена ответственность за незаконную охоту, совершенную после наложения административного взыскания (административная преюдиция). Квалифицирующие незаконную охоту признаки (ч. 2 ст. 166 УК 1960 г.) были переведены в разряд обязательных признаков объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 258 УК 1996 г. И, наконец, в ч. 2 ст. 258 были включены новые квалифицирующие признаки. В структуре экологической преступности незаконная охота составляет от 20 до 27%. Незаконная охота занимает третье место среди экологических преступлений после незаконной добычи водных животных и растений (ст. 256 УК) и незаконной порубки деревьев и кустарников (ст. 260 УК). Если к числу выявленных случаев незаконной охоты прибавить те, которые остаются латентными*(657), то становится очевидным, что животный мир нуждается в серьезной и эффективной защите.
Опасность рассматриваемого преступления определяется тем, что хищническая добыча зверей и птиц ведет к массовому истреблению животных, уничтожению их потомства. За последние годы резко сократилась численность многих ценных животных, некоторые их виды находятся на грани полного уничтожения. Так, в 1997 г. по ст. 256 УК было возбуждено 826 дел, в 1998 г. - 774, в 1999 г. - 972 дела*(658).
Преступление посягает на экологическую безопасность в части охраны и рационального использования животных, находящихся в состоянии естественной свободы.
Предметом преступления являются дикие звери и птицы, находящиеся в состоянии естественной свободы в охотничьих угодьях*(659), в том числе и выпущенные в эти угодья с целью разведения независимо от того, в чьем ведении находится территория, на которой они обитают. Все полезные звери и птицы составляют государственный охотничий фонд. Его охрана и использование регулируются специальными правилами и контролируются государственными органами.
Не относятся к предметам этого преступления звери и птицы, находящиеся в вольерах, клетках, на огороженных территориях, в частном владении и пр.
С объективной стороны незаконная охота представляет собой выслеживание, преследование или добычу диких зверей и птиц с нарушением правил охоты*(660).
Нарушения правил охоты могут выражаться в охоте без надлежащего разрешения, в запрещенных местах*(661), в запрещенные сроки, запрещенными орудиями и способами*(662). Такого рода действия, а равно систематическое нарушение других правил охоты влечет за собой административную ответственность.
В тех же случаях, когда такие нарушения сопровождаются причинением крупного ущерба; применением транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей; совершаются в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена или на территории заповедника, заказника, либо в зоне экологического бедствия или зоне чрезвычайной экологической ситуации, виновные привлекаются к уголовной ответственности.
Вопрос о том, какой ущерб, причиненный в результате незаконной охоты, следует считать крупным, решается в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. При этом должны учитываться ценность и количество незаконно добытых зверей или птиц, распространенность в данной местности этой породы. Так, причинившими крупный ущерб были признаны действия П., отстрелившего с просроченным охотничьим билетом лося. Отстрел любых животных, занесенных в Красную книгу, также является причинением крупного ущерба.
В литературе предлагалось считать крупным ущерб, причиненный на сумму, превышающую 500 минимальных размеров оплаты труда*(663).
В уголовных кодексах некоторых зарубежных стран крупный ущерб определен в примечаниях к статьям об ответственности за незаконную охоту. Например, в примечании к ст. 281 УК Белоруссии крупным считается размер на сумму, в 40 раз, а особо крупным - в 100 раз превышающую размер минимальной заработной платы. В УК Казахстана значительный ущерб, как признак основного состава, устанавливается в 100 раз, а крупный, как квалифицирующий признак, - в 300 раз превышающий минимальную заработную плату (примечание к ст. 288). В Кодексе Таджикистана эти цифры соответственно - 30 и 300 и установлены применительно ко всей главе "Экологические преступления" в конце главы. В Кодексе Кыргызстана крупным является ущерб, в 100 раз превышающий минимальную заработную плату.
Использование при охоте механических транспортных средств, например автомашин, мотоциклов, а равно воздушных судов (вертолетов) представляет особую опасность, поскольку приводит зачастую к истреблению диких зверей и птиц в таком количестве, которое отрицательно отражается на их воспроизводстве. Например, часто осуществляемая с применением автомашин и вертолетов в нашей стране охота на сайгаков*(664) поставила их на грань вымирания.
Охота с применением автотранспортных средств рассматривалась Уголовным кодексом 1960 г. как квалифицирующий незаконную охоту признак*(665).
Транспортные средства, о которых говорится в п. "б" ст. 258 УК 1996 г., используются для выслеживания, преследования и добычи (как лова, так и убоя) животных, как орудия охоты. При их использовании в качестве средства доставки охотников к месту охоты и обратно, перевозки орудий охоты или добытых животных признаки п. "б" ст. 258 отсутствуют.
Значительную опасность не только для диких животных и птиц, но и для людей, а также домашних животных представляет применение при незаконной охоте взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения зверей и птиц. Понятие таких способов незаконной охоты аналогично рассмотренным признакам незаконной добычи рыб и водных животных (п. "б" ст. 256 УК).
Иными способами массового уничтожения являются использование ядохимикатов, выжигание растительности на определенных площадях, выгон животных на гладкий лед, использование электротока, загон животных на топкое место и т.п.
Использование способов массового уничтожения при незаконной охоте может привести к полному уничтожению отдельных популяций на конкретных территориях.
Перечень зверей и птиц, охота на которых полностью запрещена, содержится в Типовых правилах охоты в Российской Федерации (п. 16). Большинство таких животных занесено в Красную книгу Международного союза охраны природы и природных ресурсов (МСОП), Красные книги субъектов Федерации, а также Красные книги краев и областей (например, уссурийский тигр, красный волк, белый медведь, лебедь). В отношении некоторых таких животных и птиц существуют международные соглашения, например, Соглашение об охране белых медведей 1976 г., Конвенция о биологическом разнообразии 1992 г.
Пунктом "г" ст. 258 УК предусмотрена уголовная ответственность за незаконную охоту в заповедниках, заказниках*(666), а также зонах экологического бедствия и чрезвычайной экологической ситуации*(667), т.е. на территориях, где охраняется весь природный комплекс, включая не только отдельных зверей и птиц, но и целые природные сообщества.
Незаконная охота, причинившая крупный ущерб (п. "а" ч. 1 ст. 258), признается оконченным преступлением с момента причинения такого ущерба (в этих случаях возможно покушение). В остальных случаях - с момента начала выслеживания или преследования с целью добычи зверей либо птиц независимо от того, были ли они отловлены или отстрелены.
Приравнивается к охоте "нахождение в охотничьих угодьях с огнестрельным оружием, собаками, ловчими птицами, капканами и другими орудиями охоты либо с добытой продукцией охоты, или с охотничьим оружием в собранном виде на дорогах общего пользования"*(668).
С субъективной стороны незаконная охота совершается с прямым умыслом. Виновный сознает незаконность своих действий, понимает, что в результате охоты причинит вред окружающей природной среде, и желает это сделать*(669). Мотивы преступления на квалификацию не влияют, но чаще всего бывают корыстными.
Субъектом может быть любое, достигшее 16-летнего возраста, лицо.
В ч. 2 ст. 258 УК предусмотрена ответственность за незаконную охоту при наличии таких квалифицирующих признаков, как совершение деяния лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
В уголовно-правовой литературе высказывается мнение, согласно которому должностные лица, занимающиеся незаконной охотой с использованием своего служебного положения или способствующие браконьерам в совершении ими преступления, при наличии признаков состава преступления против государственной службы и службы в органах местного самоуправления отвечают по совокупности за незаконную охоту и злоупотребление должностными полномочиями. Это мнение основывается на рекомендации Пленума Верховного Суда СССР от 7 июля 1983 г. "О практике применения судами законодательства об охране природы". Однако в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 4 "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения", которое признало утратившим силу постановление 1983 г., изложено другое мнение. Исходя из того, что в ч. 2 ст. 258 УК предусмотрено использование при незаконной охоте лицом своего служебного положения, совершение им незаконной охоты следует квалифицировать только по ст. 258 "без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за должностные преступления, либо за злоупотребление полномочиями лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации".
Субъектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 258 УК, могут быть также рядовые сотрудники государственных органов, коммерческих организаций.
В правоприменительной практике может возникнуть вопрос о разграничении незаконной охоты и хищения, например, кражи. В тех случаях, когда совершается добыча зверей и птиц, чье существование находится под контролем человека и опосредуется его трудом, например, на обособленной территории звероводческого хозяйства, имеет место хищение, поскольку такие звери и птицы являются собственностью тех, кто занимается их разведением, выращиванием, содержанием.
Ответственность за посягательство на животный мир предусмотрена законодательством многих зарубежных стран. Так, статьи об ответственности за незаконную охоту, аналогичные ст. 258 УК РФ, содержатся в уголовных кодексах Кыргызстана (ст. 278), Таджикистана (ст. 232), Казахстана (ст. 288), Белоруссии (ст. 282).
В Уголовном кодексе ФРГ в 292, озаглавленном "Браконьерство", предусмотрена ответственность за нарушение чужого права на охоту или разрешения на охоту, выразившееся в преследовании дичи, ее ловле, убое, присвоении или обращении в пользу третьих лиц. Кроме того, более строгое наказание предусмотрено за особо тяжкие случаи браконьерства в виде промысла или профессионально, в ночное время, в период времени, когда охота запрещена, с использованием петли или иным браконьерским способом, несколькими лицами, вооруженными огнестрельным оружием. Так же, как и браконьерский лов рыбы, это преступление отнесено к корыстным преступным деяниям, а не к экологическим.
В Уголовном кодексе Испании дифференцирована ответственность за охоту без разрешения (ст. 335), охоту с нарушением законов или общих положений о защите видов лесных животных (ст. 334), охоту с использованием яда, взрывчатых средств и других орудий или средств подобной уничтожающей силы. Ответственность за такую охоту предусмотрена в одних и тех же статьях, что и за незаконный лов рыбы.
В ст. 202 УК Узбекистана ответственность за незаконную охоту рассматривается как нарушение порядка пользования животным или растительным миром.
Законодательство большинства других стран, предусматривая уголовную ответственность за нарушение специальных правил при добыче животных, не выделяет этот состав в качестве самостоятельного, включая в него незаконный лов рыбы, а зачастую и посягательства на растительный мир.
Уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации (ст. 259 УК). Это преступление не имеет аналогов в российском уголовном законодательстве. Необходимость включения в Кодекс такой статьи обусловлена тем, что в настоящее время под угрозой вымирания на планете находятся более 1000 видов позвоночных животных и 25 тыс. видов растений. Многие из них обитают в России. Ежедневно исчезает один вид растений, животных или грибов. Полностью истреблены морская корова, тарпан (подвид обыкновенной лошади) и др.
В результате преступлений, предусмотренных ст. 259 УК, из окружающей природной среды исчезают такие виды организмов (животных, рыб и пр.), которые являются редкими или поставлены под особую охрану государства вследствие того, что их количество и состояние находятся под угрозой полного исчезновения, например, морские черепахи, хищные птицы, киты.
Данное преступление посягает на экологическую безопасность, существование редких и исчезающих организмов, в том числе и микроорганизмов.
Предметом преступления являются критические местообитания для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации.
Критическое местообитание организмов, занесенных в эту Красную книгу, - специально выделяемые и находящиеся под защитой государства участки территории или акватории, которые чрезвычайно важны для сохранения, размножения, выращивания молодняка, зимовки и пр. определенного вида организмов. Например, такие территории (акватории) выделены на Курильских островах, озерах Прикаспия, озере Байкал. Уничтожение таких критических местообитаний может привести к полному исчезновению популяции конкретных организмов. Популяция - совокупность особей одного вида, длительно занимающая соответствующее пространство и воспроизводящая себя в течение определенного числа поколений.
В ст. 259 УК говорится об организмах, занесенных в Красную книгу Российской Федерации. Красная книга содержит краткие сведения о распространении, численности, биологии и мерах охраны редких видов животных и растений. Ведется она с учетом постоянных наблюдений о состоянии редких, находящихся под угрозой исчезновения, а также восстановленных, но нуждающихся в постоянном контроле видов животных*(670) и растений.
Так, в Красную книгу России занесены белый медведь (обитает в области плавучих льдов Северного Ледовитого океана, а также на его побережье и островах), стерх (белый журавль, обитающий в Якутии и низовьях р. Обь) и др. На конец 1997 г. в нее было включено 259 позвоночных и 155 беспозвоночных животных*(671).
В доктрине уголовного права к предмету данного преступления предлагается относить организмы, занесенные в Красную книгу: животных, млекопитающих, рыб, насекомых, а также растения*(672). Как нам представляется, предметом рассматриваемого преступления являются не перечисленные живые организмы, а критические места их обитания. Законодатель ставит под охрану территории, на которых обеспечено сохранение и воспроизведение определенных популяций. Гибель же самих организмов вне территории критического местообитания влечет ответственность по иным статьям, например, по ст. 246, 247, 258 УК и др.
С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем уничтожения критического местообитания организмов, занесенных в Красную книгу РФ. Критическое местообитание означает, что территория обитания определенных, охраняемых законом организмов находится в затруднительном, тяжелом положении. Уничтожение таких мест означает ликвидацию благоприятных условий существования, размножения и пр. хотя бы одной популяции, внесенной в Красную книгу.
Уничтожение возможно различными способами. Чаще всего это происходит в результате антропогенной деятельности людей (загрязнение, заражение, отравление окружающей среды), выпаса сельскохозяйственных животных, вырубки леса и пр. Обязательным последствием преступления является гибель популяций указанных организмов. Это может быть полное уничтожение, искалечивание до степени прекращения воспроизводства или роста хотя бы одной популяции*(673).
Гибель популяции влечет за собой уголовную ответственность лишь при наличии причинной связи с уничтожением критического местообитания такой популяции.
С субъективной стороны преступление может совершаться как умышленно, так и по неосторожности.
При умышленной вине субъект сознает, что его действия представляют опасность для определенных популяций, предвидит возможность или неизбежность их гибели и желает (при осознании неизбежности гибели) или безразлично, что имеет место значительно чаще, относится к их гибели.
При неосторожной вине субъект либо предвидит возможность гибели указанных организмов, но самонадеянно рассчитывает на ее предотвращение (легкомыслие), либо не предвидит, но при должной внимательности и предосторожности должен и может предвидеть (небрежность).
Ограничение в литературе уголовно-правовой охраны критических местообитаний редких популяций только умышленной виной*(674) не оправдано. В Законе от 5 ноября 1991 г. "Об охране окружающей природной среды" в ст. 65 "Охрана редких и находящихся под угрозой исчезновения животных" говорится: "Предприятия, учреждения, организации, иные землепользователи, на территории которых имеются растения и животные, относящиеся к видам, занесенным в Красные книги, обязаны принимать меры по охране и воспроизводству этих видов растений и животных". Наличие в законе такой обязанности делает возможным привлечение к уголовной ответственности за неосторожное уничтожение критических местообитаний занесенных в Красную книгу популяций.
Субъектом преступления может быть любое, достигшее 16-летнего возраста, лицо, а равно лица, наделенные определенными полномочиями или осуществляющие различного рода работы. В случаях уничтожения критических местообитаний при нарушении правил охраны окружающей среды при производстве работ или нарушении правил обращения экологически опасных веществ и отходов содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 259 и 246 или 247 УК. Аналогично должен решаться вопрос и при совершении экологических преступлений, предусмотренных ст. 250-258 УК, так как все эти случаи представляют собой идеальную совокупность (ст. 17 УК). К тому же преступление, предусмотренное ст. 259, отнесено к числу преступлений средней тяжести, тогда как большинство перечисленных выше экологических преступлений являются преступлениями небольшой тяжести.
В законодательстве зарубежных стран состава преступления, аналогичного рассматриваемому, не имеется. Исключение составляет Уголовный кодекс Таджикистана, в ст. 233 которого предусмотрена ответственность за уничтожение критических местообитаний популяций, занесенных в Красную книгу Республики Таджикистан.
В подавляющем большинстве стран уголовно-правовая охрана мест обитания редких популяций осуществляется в рамках защиты либо особо охраняемых территорий, либо отдельных объектов (компонентов) окружающей природной среды.
В ряде случаев охрана редких популяций осуществляется на основе международных соглашений или конвенций, например, Конвенции о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980 г., Соглашения об охране белых медведей 1976 г., Конвенции по сохранению живых ресурсов Юго-Восточной Атлантики 1969 г.
<< | >>
Источник: Г.Н. Борзенков, В.С. Комисаров. Курс уголовного права в пяти томах. Том 4. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. М.: Зерцало,2002.. 2002
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 6. Преступления, посягающие на животный мир (фауну)*(622):

  1. 6. Преступления, посягающие на животный мир (фауну)*(622)
  2. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -