<<
>>

§1. Общие правила возбуждения уголовного дела

Процессуальный порядок возбуждения уголовного дела

Возбуждение у головного дела осуществляется в определённом порядке. Последний детально регламентирован уголовно-процессуальным законом, в связи с чем он именуется процессуальным.

В дальнейшем под процессуальным порядком возбуждения уголовного дела будем понимать установленный уголовно-процессуальным законом режим осуществления процесса возбуждения уголовного дела, предполагающий совершение компетентным органом или должностным лицом в определённой последовательности системы процессуальных действий, одни из которых являются исходными (первичными), другие производными (вторичными), но лишь в своём единстве приводящие к принятию законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела при наличии предусмотренных законом поводов и достаточных для этого оснований. Сущность этого порядка сводится к необходимости соблюдения органами дознания, следователем, прокурором и судом соответствующих режиму законности технологических правил. В своем единстве они устанавливают особую технологическую дисциплину процесса возбуждения уголовного дела. Её соблюдение органами и лицами, ведущими процесс, строго обязательно. Только в таком случае возможна трансформация доследственного уголовного процесса в следственный. Несоблюдение названых технологических правил влечёт негативные последствия, как для указанных органов и должностных лиц, так и для иных субъектов уголовно-процессуальной деятельности и даже для уголовного процесса в целом. Последние будут предметом специального анализа. Здесь же рассмотрим общие правила возбуждения уголовного дела, которые, в отличие от специальных правил, являются едиными для всех органов и должностных лиц, правомочных принимать такого рода решения в доследственнном уголовном процессе.

Какие это правила? Их десять.

ПЕРВОЕ ПРАВИЛО. Принять решение о возбуждении уголовного дела, равно как и отказать в принятии такого решения может только надлежащий субъект.

Об этом следует всегда помнить, поскольку к приёму, регистрации, проврке и разрешению заявлений, сообщений, иной информации о преступлении имеет отношение большое количество аттестованных работников органов внутренних дел, службы безопасности, таможенной службы, пограничных войск, органов государственной охраны, налоговой милиции и других органов дознания, однако лишь некоторые из них имеют право принимать решение о возбуждении уголовного дела.

Об этом следует всегда помнить, поскольку на практике имеются случаи, когда к принятию названных решений допускаются стажёры, практиканты, помощники следователя, иные лица, не занимающие должности, дающие им право принимать решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом. В соответствии с ч. II ст. 97 УПК принимать такие решения правомочны прокурор, следователь, орган дознания, единолично действующий судья или коллегиально действующий суд. Это исчерпывающий, хотя и не очень чёткий, перечень органов и должностных лиц, которым принадлежит исключительное право возбуждать уголовные дела или принимать решения об отказе в этом. Внося в него необходимые уточнения укажем, что к надлежащим субъектам данного вида деятельности относятся все должностные лица органов прокуратуры, которые в соответствии со ст. 55 Закона “О прокуратуре” считаются прокурорами; следователи всех ведомств, имеющих в своей структуре следственные аппараты (МВД, Службы безопасности, прокуратуры); судьи территориальных и специальных судов (кроме судей Конституционного суда Украины, в чьи функции не входит отправление правосудия по уголовным делам). И это понятно. Но в особом уточнении нуждается перечень тех должностных лиц, которые находятся на службе в соответствующих органах дознания. Система этих органов общеизвестна. Функциональное назначение каждого органа, входящего в названную систему определено Законом (ст. 101 УПК). Не определён в законе лишь перечень тех должностных лиц, которые вправе осуществлять дознание, а, значит, и принимать решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом.

Такие оперативные ра-ботники названных органов именуются лицами, производящими дознание или дознавателями. Выделяются они для этой деятельности в каждом из ведомств в особом правовом порядке. Многообразие таких ведомств не позволяет в одной работе дать характеристику допуска к работе дознавателем в каждом из существующих органов дознания. Для иллюстрации рассмотрим данный вопрос применительно к организации дознания в органах Министерства внутренних дел. Иллюстрация специфики решения названного вопроса на примере данного Министерства уместна не только потому, что речь идёт об основном органе дознания страны, накопившего колоссальный опыт в этой сфере деятельности, но и в связи с тем, что в данном министерстве разработана новая и, пожалуй, самая совершенная нормативная база обеспечения надлежащей организации дознания, которая может заинтересовать и другие ведомства, осуществляющие в соответствии с законом функцию дознания. Система названных нормативных документов внедрена в практику МВД Украины приказом Министра № 880 от 29 декабря 1996 г. “О необходимых мерах по совершенствованию структуры и организации деятельности штатных подразделений дознания органов внутренних дел Украины”. В соответствии с этим приказом во всех органах МВД (от райгорорганов до центрального аппарата Министерства внутренних дел) созданы штатные подразделения дознания Их деятельность регламентируется соответственно “Положением о штатных подразделениях дознания в органах внутренних дел Украины”, “Положением об отделе дознания МВД Украины”, “Типовым положением об отделе (отделении) дознания ГУМВД Украины в Крыму, г. Киеве и Киевской области, УМВД Украины в областях, г. Севастополе и на транспорте”, “Типовыми функциональными обязанностями сотрудников отдела (отделения) дознания ГУМВД Украины в Крыму, г Киеве и Киевской области, УМВД Украины в областях, г. Севастополе и на транспорте”, а также “Инструкцией об организации деятельности штатных подразделений дознания в системе МВД Украины и взаимодействии их с другими службами органов внутренних дел по раскрытию и расследованию преступлений”.

В соответствии с названными нормативными актами дознавателями а, значит, и надлежащими субъектами правомочными принимать решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом, являются лица, назначенные на одну из должностей штатного подразделения дознания как в УМВД соответствующей области, так и в городских, районных и линейных органах внутренних дел.

Помимо названных лиц функцию дознавателя выполняют оперативные работники соответствующих отраслевых служб горрайлинорганов. Последние допускаются к этой работе приказом руководителя той или иной службы и также должны считаться надлежащими субъектами правомочными принимать решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом. Другие лица таковыми не являются, а, значит, и не вправе принимать по заявлениям и сообщениям указанные решения.

Всё изложенное со всей определённостью подтверждает вывод о том, что принимать решение о возбуждении уголовного дела, равно как и об отказе в этом, могут лишь специально уполномоченные на это органы и их должностные лица. Более того, даже те должностные лица, которые допущены к разрешению заявлений и сообщений о преступлениях вправе принимать указанные решения только в пределах своей компетенции. Это означает, что если законодатель предоставил право возбуждать уголовные дела по отдельным преступным актам только, например, прокурору или суду, то принять такое решение в связи с совершением данных видов преступлений не может ни одно другое должностное лицо. Такая компетенция именуется исключительной, и она будет предметом специального анализа в следующем параграфе данной главы. Здесь же для иллюстрации факта реального существования в уголовном процессе исключительной компетенции на принятие рассматриваемого вида решения укажу в качестве примера, что в соответствии с ч 4 ст. 27 Закона Украины "О статусе народного депутата Украины" "уголовное дело в отношении народного депутата Украины может быть возбуждено только Генеральным прокурором Украины". Следовательно, ни одно другое лицо данного ведомства, в том числе и Заместитель Генерального прокурора Украины, принять указанное решение против народного депутата Украины не может.

То же самое следует сказать и о полномочиях соответствующих прокуроров на возбуждение уголовного дела против адвоката, совершившего преступление "в связи с оказанием юридической помощи гражданам и организациям" В соответствии с частью 4 ст. 10 Закона Украины "Об адвокатуре", принятого Верховным Советом Украины 19 декабря 1992 г., при совершении преступления в указанной сфере "уголовное дело против адвоката может быть возбуждено только Генеральным прокурором Украины, его заместителями, прокурорами Республики Крым, областей, города Киева".

Следовательно, прокуроры других уровней, тех городов и районов принимать решения о возбуждении уголовного дела против адвокатов в рассмотренном случае не имеют права. В связи с изложенным следует обратить внимание на то, что решения о возбуждении уголовного дела, принятые ненадлежащими субъектами, также должны оцениваться как ненадлежащие, те , незаконные, а полученные в итоге такой деятельности результаты признаваться ничтожными.

ВТОРОЕ ПРАВИЛО. Решение о возбуждении уголовного дела может быть принято только при наличии предусмотренных Законом поводов и достаточных для этого оснований. Последние уже были предметом самостоятельного исследования Здесь же подчеркнем, что указанные поводы должны быть законными, т е предусмотрены законом, как самостоятельный, индивидуально определенный вид источника информации о совершен ном преступлении и, к тому же, отвечать требованиям закона, как по форме, так и по содержанию Что касается оснований к возбуждению уголовного дела, то они должны быть достоверными, а принимаемое на их основе решение истинным.

ТРЕТЬЕ ПРАВИЛО. Решение о возбуждении уголовного дела может быть принято лишь при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу.

Исчерпывающий перечень таких обстоятельств изложен в законе (ст 6 УПК) Они были предметом самостоятельного исследования во многих монографических работах, учебных и методических пособиях .

Их подробный анализ содержится в самых разнообразных комментариях к УПК3, в связи с чем здесь они не рассматриваются.

ЧЕТВЁРТОЕ ПРАВИЛО. Решение о возбуждении уголовного дела может (и должно) быть принято только на основе тщательно проверенных фактических данных.

Проверка (исследование) - разновидность познавательного процесса Его целью является получение истинных знаний о наличии или отсутствии признаков преступления, о которых идёт речь в заявлении граждан или в сообщении учреждений, предприятий или организаций Такие знания могут быть получены лишь на основе конкретных фактических данных, которые выполняют функцию доказательств, подтверждающих наличие (или отсутствие) признаков искомого преступного акта Известно, что в следственном и во всех судебных процессах названные доказательства устанавливаются с помощью следственных и судебных действий Поскольку в доследственном уголовном процессе их производство запрещено (кроме осмотра места происшествия), возникает вопрос о перечне тех познавательных действий, с помощью которых должна осуществляться проверка заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях. Отражая природу доследственного уголовного процесса и функциональное назначение рассматриваемых средств, их необходимо именовать доследственными познавательными действиями. К ним относятся: доследственный опрос граждан; дача участниками процесса собственноручных объяснений; доследственный осмотр предметов, документов, помещений, территорий и других значимых для установления истины объектов; истребование относимых к данному производству материалов; поручение должностным лицам учреждений, предприятий и организаций производства проверок и ревизий, равно как и ведомственных экспертиз; доследственное исследование специалистом относимых к данному производству объектов (экспресс анализы); принятие доказательственной информации от физических и юридических лиц; производство доследственной кино-фото-видео сьёмки; изготовление доследственных графических изображений (схем, графиков, чертежей, разрезов и др.); опечатывание помещений, хранилищ и других объектов; производство аудиозаписи. Эффективность проверки во многом зависит от своевременности применения перечисленных средств познания; тактической и методической подготовленности лиц, ведущих доследственный уголовный процесс, при условии обязательного учёта научных рекомендаций и передового опыта органов дознания, следствия, прокуратуры и суда.

ПЯТОЕ ПРАВИЛО. Уголовное дело может быть возбуждено как по факту совершённого преступления, так и против конкретного лица, в связи с безусловной очевидностью наличия в его действиях состава преступления.

В настоящее время такой подход является вполне правомерным, поскольку он удовлетворительно решён в действующем законодательстве. В соответствии с частью II ст. 98 УПК "если на момент возбуждения уголовного дела установлено лицо, совершившее преступление, уголовное дело должно быть возбуждено относительно этого лица". Следует, однако, отметить, что и раньше, за много лет до внесения в действующее законодательство изложенных здесь положений, в литературе неоднократно отстаивалась точка зрения о возможности возбуждения уголовного дела не только по факту совершённого деяния, но и против конкретного лица. В юридической литературе и в следственно-прокурорской практике отношение к таким утверждениям было неоднозначным. По мнению одних учёных не имеет никакого правового значения, как указание в постановлении о возбуждении уголовного дела фамилии лица, в отношении которого такое решение принято, так и её отсутствие, если дело возбуждается по факту совершённого преступления. Но многие учёные видели в таком подходе к возбуждению уголовного дела нарушение прав человека, игнорирование презумпции невиновности и потому считали его неоправданным как в теоретическом так и в практическом отношении.

Однако практика развивалась в другом направлении. Как органы дознания, следователи так и прокуроры нередко выносили постановления о возбуждении уголовного дела против конкретного лица, и там, где такие решения отвечали требованиям законности и обоснованности, никаких противозаконных последствий для лиц не наступало. Мне представляется, что такое развитие практики соответствовало закону и до внесения в УПК прямых указаний о возможности возбуждения уголовного дела не только по факту совершённого преступления, но и против конкретного лица. В действующем уголовном законодательстве имеется немало составов преступлений, где речь идёт о вполне конкретном субъекте, против которого и следует выносить постановление о возбуждении уголовного дела. Это: заведомо незаконный арест, задержание или привод (ст. 173); привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 174 УК); принуждение к даче показаний (ст. 175 УК); вынесение судьями заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления (ст. 176 УК); вмешательство в разрешение судебных дел (ст. 176' УК); угроза по отношению к судье или народному заседателю (ст. 1762 УК); оскорбление судьи или народного заседателя ( ст. 1763 У К); неисполнение судебного решения (ст. 1764 УК); оскорбление прокурора или следователя (ст. 1765 УК);

побег из мест лишения свободы или из-под стражи (ст. 183 УК). уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы (ст. 183' УК); неисполнение приговора суда о лишении права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью (ст. 183 УК); побег из лечебно-трудового профилактория (ст. 184 УК); укрывательство преступлений (ст. 186 УК); злостное неповиновение требованиям администрации исправительно-трудового учреждения (ст. 1833); недонесение о преступлении (ст. 187 УК). Я привёл перечень преступлений лишь против правосудия, содержащихся в одной (восьмой главе) Уголовного кодекса, при совершении которых возбуждение уголовного дела возможно, как по факту совершённого деяния, так и против конкретного лица. Можно приводить десятки наименований иных составов преступлений из других глав того же кодекса, но в этом нет особой необходимости, поскольку и сказанное со всей очевидностью свидетельствует о возможности возбуждения уголовного дела не только по факту совершения преступления, но и против конкретного лица. Необходимо отметить, что соблюдение такого порядка возбуждения уголовного дела создаёт для соответствующего гражданина реальную возможность своевременной защиты своих интересов уже в момент принятия конкретного решения о возбуждении уголовного дела правоохранительным органом, а прокурору своевременно пресечь допущенное нарушение закона, предупредить наступление более тяжких последствий в отношении данного лица.

ШЕСТОЕ ПРАВИЛО. Решение о возбуждении уголовного дела должно охватывать все выявленные на момент его принятия эпизоды преступной деятельности и всех причастных к ней лиц.

Требование о всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств совершённого преступления полностью распространяется и на производство в доследственном уголовном процессе. Специфичными здесь являются лишь предмет и пределы реализации данного требования с учётом тех задач, которые решаются в данном производстве. Поскольку возбуждение уголовного дела может осуществляться как по факту совершённого деяния, о котором закон говорит как о событии преступления (п.1 ст. 6; п.1 ст. 64 УПК), так и против конкретного лица, то соблюдение рассматриваемого требования предполагает выявление на момент принятия решения о возбуждении уголовного дела всех эпизодов преступной деятельности и всех причастных к ней лиц.

Установление и того, и другого имеет важное уголовно-правовое значение, поскольку оказывает непосредственное влияние на уголовно-правовую квалификацию деяния, а, значит, и на характер принимаемого решения. Орган дознания, следователь, прокурор или судья не вправе оставлять без исследования и самостоятельной оценки какие-либо эпизоды преступной деятельности или действия причастных к ней лиц. И поскольку достижение полноты, всесторонности и объективности исследования обстоятельств совершённого преступления осложняется многими факторами, возникает важный в практическом отношении вопрос о возможности выделения материалов из доследственного производства. Вопрос этот возник давно и отвечают на него по-разному. Впервые этот вопрос был поставлен И.Е. Быховским, который считал, что в отдельное производство можно выделять не только уголовные дела, но и отдельные материалы. Позднее о возможности выделения "проверочных материалов" из уголовного дела писал В.Н. Григорьев.

Нас же интересует вопрос о возможности выделения "проверочных материалов" не из уголовных дел, а из доследственного производства. По данным Д В. Дробинина, "выделение в отдельное производство материалов для дальнейшей проверки осуществляется практическими работниками в стадии возбуждения уголовного дела". Изучение следственной практики позволило ему сделать вывод о том, что "смысл данного действия состоит в том, чтобы после выделения материалов, содержащих определённые данные о признаках совершённого преступления, происходило пополнение этих материалов путём проверки, после чего станет возможным разрешить вопрос о возбуждении либо об отказе в возбуждении уголовного дела".

Но, во-первых, если в доследственном производстве имеются "определённые данные о признаках совершённого преступлении", то следует принять решение о возбуждении уголовного дела. Когда же такие данные отсутствуют, то имеются основания для принятия противоположного решения - об отказе в возбуждении уголовного дела. Но главное не в этом. Правила ст. 26 УПК не распространяются на доследственный уголовный процесс, поскольку названная норма регламентирует объединение и выделение именно уголовных дел, а не материалов из них, а, тем более, не из доследственного производства. Решение о соединении или выделении уголовных дел может приниматься в отношении уголовных дел и только после возбуждения уголовного дела, т.е. в следственном и в судебном процессах. Что же касается доследственного производства или так называемой стадии возбуждения уголовного дела, то здесь указанные решения приниматься не могут.

Таким образом, "следует отказаться от практики выделения первичных материалов, ибо ни одна из мыслимых в стадии возбуждения уголовного дела ситуаций не выходит за рамки предписаний, содержащихся в ст. 109 УПК РСФСР, и разрешается в соответствии с ними, не требуя какой-либо дополнительной правовой регламентации"

СЕДЬМОЕ ПРАВИЛО. На момент принятия решения о возбуждении уголовного дела уголовно-правовая квалификация преступного деяния должна быть не вероятностной (или приблизительной), а достоверной и, к тому же, истинной.

О том, что квалификация преступления входит в содержание деятельности всех субъектов, ведущих доследственный уголовный процесс, вытекает из прямого указания закона В соответствии с частью 1 ст 98 УПК прокурор, следователь, орган дознания, судья или суд, принимая решение о возбуждении уголовного дела, обязаны указать в постановлении (определении) "поводы и основания к возбуждению уголовного дела, статью уголовного закона, по признакам которой возбуждается дело, а также дальнейшее его направление". Как видно, уже при принятии исходного, первого в общей системе уголовно-процессуальных решений, постановления (определения) осуществляется и получает свое фиксированное отражение в специальном процессуальном документе уголовно-правовая квалификация деяния Поскольку речь идет о первоначальной, или исходной, правовой квалификации деяния, постольку некоторые ученые и практические работники высказывают мнение о вероятностном, предварительном, ориентировочном и даже приблизительном, а не достоверном, и, тем более, не истинном характере указанной правовой квалификации, а, значит, и принятого на её основе решения о возбуждении уголовного дела. Так ли это? Правильный ответ на поставленный вопрос имеет непосредственное практическое значение, и, уже поэтому, он требует специального научного исследования.

С технологической точки зрения, под уголовно-правовой квалификацией преступления следует понимать осуществляемый компетентными органами или должностными лицами на основании уголовного Закона, фактических обстоятельств дела и в установленном уголовно-процессуальным кодексом порядке процесс правовой оценки совершённого деяния с целью определения степени его общественной опасности, противоправности, виновности и уголовной наказуемости.

С точки зрения результата, уголовно-правовая квалификация это вывод компетентного органа или должностного лица о наличии (или отсутствии) в совершённом деянии признаков преступления (или состава преступления), предусмотренного конкретной нормой уголовного кодекса, обусловивший принятие решения о возбуждении уголовного дела (или об отказе в этом), отраженный в соответствующем постановлении (или определении).

Поскольку уголовное дело может возбуждаться, в одном случае, по факту совершённого деяния, а, в другом случае, против конкретного лица, то естественно, что уже это обстоятельство предопределяет предмет, содержание и результаты правовой квалификации деяния, качественную определённость тех знаний и выводов, которые получены в этом познавательном процессе.

В самом деле, если установлено какое-либо противоправное деяние (событие, факт), например, нарушение общественного порядка, то, прежде всего, следует отграничить его от других смежных событий, например, грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу. Такое отграничение осуществляется на основе сравнительного сопоставления (оценки) совершённого деяния с двумя известными законодательными актами - административного и уголовного кодексов. Если такая оценка привела к выводу, что в данном деянии имеются признаки уголовно-наказуемого хулиганства, то разграничение сравниваемых, квалифицируемых деяний осуществлено на уровне (основе) родовидовых признаков. Это родовидовая квалификация деяния Поскольку она соответствует Закону и фактическим обстоятельствам, то с гносеологической точки зрения она является достоверной, истинной, а не вероятностной, и, тем более, не приблизительной.

Следует подчеркнуть, что родовидовая квалификация имеет место как при возбуждении уголовного дела по факту совершённого деяния, так и против личности. Но между решениями о возбуждении уголовного дела по факту и о возбуждении дела против личности тоже имеется много общего, что также можно проиллюстрировать на примерах анализа совершённого хулиганства Известно, что законодатель устанавливает уголовную ответственность за несколько видов хулиганства: простое хулиганство (ч.1 ст. 206 УК); злостное хулиганство (ч.II ст. 206 УК) и особо злостное хулиганство (ч. III ст.206 УК). При возбуждении уголовного дела по факту совершённого деяния достаточно установить признаки данного преступления (т.е. общественную опасность, виновность и уголовную наказуемость данного деяния по соответствующей части статьи 206 УК). Это индивидуально-правовая квалификация преступления, (произведенная "внутри" данного вида преступлений). Поскольку она адекватно отражает все перечисленные признаки преступления, то опять-таки её следует признать истинной, (а не ложной), достоверной, а не вероятностной. С этих позиций рассматриваемые точки зрения о качественной определённости результатов уголовно-правовой квалификации деяния на этапе возбуждения уголовного дела также не выдерживают критики.

Рассмотрим обоснованность таких взглядов на специфике анализа уголовно-правовой квалификации, данной при решении вопроса о возбуждении уголовного дела против личности (т.е. не по факту совершённого преступления). Существенно-отличительным здесь является то, что в данной ситуации (в отличие от вышерассмотренной) установлению (доказыванию) подлежат не общие признаки преступления, а признаки индивидуально-определённого состава преступления, совершённого конкретным лицом (т.е. объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона преступления). Если в процессе доказательственной деятельности все обстоятельства преступления установлены достоверно, а в ходе их правовой оценки не было допущено ошибок, то и в этом случае уголовно-правовая квалификация действий лица, против которого возбуждено уголовное дело, может (должна) быть истинной.

Уголовно-правовая квалификация деяния при возбуждении уголовного дела по факту совершённого преступления и квалификация деяния при возбуждении уголовного дела против личности находятся в реальной взаимной связи. В гносеологическом плане здесь прослеживается вполне определённая и, к тому же, последовательно-поступательная смена родовидовой квалификации индивидуально-правовой квалификацией на основе установления, прежде всего, признаков преступления, а на их основе (и через них) -выявление признаков состава преступления в действиях лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Наконец, отметим, что родовидовая и индивидуально-правовая квалификация преступления находятся в диалектико-правовом соотношении, и в реальном познавательном процессе друг без друга не существуют. Диалектика их взаимосвязи в процессе уголовно-правовой квалификации состоит в том, что родовидовая квалификация предшествует индивидуально-видовой, а последняя выступает в качестве этапа предшествовавшей итоговой квалификации деяния. Лишь в объективном единстве два названных этапа квалификации деяния приводят к достоверному познанию уголовно-правовой действительности, достижению объективно-истинной квалификации преступления.

Итак, с гносеологической точки зрения любое решение о возбуждении уголовного дела, независимо от того, возбуждено ли оно по факту совершённого преступления или против личности, может и должно быть истинным. Такой же по своему гносеологическому качеству должна быть и уголовно-правовая квалификация преступления, совершённого конкретным лицом.

ВОСЬМОЕ ПРАВИЛО. Решение о возбуждении уголовного дела должно быть принято своевременно и обязательно в пределах установленных законом сроков.

Сроки разрешения заявлений и сообщений о преступлениях являются нормативно-определёнными, в связи с чем выход за их пределы должен квалифицироваться как нарушение закона. Исключение из этого правила составляют лишь случаи их продления в установленном законом порядке. Из этого вытекает, что на момент истечения срока проверки заявлений и сообщений о преступлении должно быть обязательно принято одно из предусмотренных законом решений. Следует при этом учитывать, что законодатель устанавливает лишь исходные и конечные сроки разрешения указанных заявлений и сообщений. Что касается их оптимизации, то речь должна идти о сокращении названных сроков, что в полной мере соответствует принципу экономии процессуальных средств в уголовном процессе. Так возникает проблема своевременности возбуждения уголовных дел или принятия решений об отказе в этом. Для её удовлетворительного решения важно исходить из совокупности полученных в доследственном уголовном процессе фактических данных, т.е. доказательств. Решение будет своевременно обоснованным (и принято обоснованно своевременно), если на момент его формулирования (изложения) в соответствующем процессуальном акте достоверно установлены в пределах сроков проверки заявлений и сообщений о преступлениях, с одной стороны, признаки конкретного преступления, а, с другой стороны, данные об отсутствии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу.

Как только такие данные получены, решение о возбуждении уголовного дела может (и должно быть) принято до истечения сроков разрешения заявлений и сообщений о преступлении Такие сроки разрешения заявлений и сообщений о преступлениях являются промежуточными между исходными и конечными, установленными законом. Таким образом, промежуточными являются сроки фактического разрешения заявлений и сообщений о преступлениях в пределах временных (нормативных) границ, установленных законом.

Это - один аспект проблемы своевременности принятия решения о возбуждении уголовного дела. Но имеется и второй аспект этой же проблемы. Он обусловлен экстремальностью возникшей ситуации, также требующей своевременного и, к тому же, экстренного принятия рассматриваемого решения.

И раньше имели место, но особенно в последние годы совершаются такие преступления, которые будоражат, возмущают общественное сознание, вызывают резонанс в различных слоях общества, приковывают внимание средств массовой информации, в силу чего они стали именоваться "резонансными". Наличие таких преступлений не может не влиять на экстренность реагирования компетентных органов на такие преступления путём быстрого, а иногда и незамедлительного, возбуждения по ним уголовных дел. Но поскольку в производстве названных органов имеются заявления и сообщения о других преступлениях, возникает проблема приоритета или своеобразной очерёдности проверки и разрешения всех имеющихся источников информации о совершённых или подготавливаемых преступлениях. В описанных ситуациях, естественно, первоочередное внимание должно быть уделено разрешению заявлений и сообщений о "резонансных" преступлениях. Они, в сравнении с другими, как правило, являются не только наиболее опасными, но и трудно раскрываемыми. Поэтому раньше всего следует принять решения о возбуждении уголовных дел именно о таких преступлениях. Это, однако, не означает, что заявления или сообщения, так сказать, "второго плана", т.е. о других, "нерезонансных", преступлениях, могут волокититься, не разрешаться в установленные законом сроки. Требование своевременности должно соблюдаться неукоснительно и по названным заявлениям и сообщениям. Наличие в производстве органов дознания, следствия или прокурора заявлений о резонансных преступлениях или уже возбуждённых по ним уголовным делам не создаёт осно вания для несвоевременного разрешения заявлений и сообщений о других преступлениях. Здесь важно правильно распределить силы и средства всех правоохранительных органов для своевременного и успешного решения задач в доследственном уголовном процессе. Но это уже проблема оптимальной организации труда указанных органов, обсуждение которой выходит за пределы данного исследования.

ДЕВЯТОЕ ПРАВИЛО. Принятие решения о возбуждении уголовного дела не может ставиться в зависимость от возможности (или невозможности) раскрытия преступления, позиции потерпевшего, физических или юридических лиц, заявивших (сообщивших) о совершённом или подготавливаемом преступлении.

Возбуждение уголовного дела, предварительное расследование, равно как и судебное разбирательство, осуществляются публично, т.е. от имени государства, максимально активно, в интересах потерпевших, трудовых коллективов, государства, всего общества, независимо от тех физических и юридических лиц, чьи права эта деятельность в установленном законом порядке может затрагивать. При этом для позитивного решения вопроса о возбуждении уголовного дела никакого значения не имеют данные о возможности (или невозможности) раскрытия преступления, поскольку, во-первых, в доследственном уголовном процессе эта задача не стоит, а, во-вторых, сама возможность или невозможность раскрытия преступления определяется на основе процесса доказывания в стадии предварительного расследования. В соответствии со ст. 18 "Инструкции о едином учёте преступлений", утверждённой Генеральным прокурором Украины 21 декабря 1995 г., раскрытие преступления определяется только по конечным результатам расследования уголовных дел с обязательным установлением лица, совершившего преступление.

Для возбуждения уголовных дел публичного обвинения никакого значения не имеет позиция потерпевшего, физических или юридических лиц. заявивших (сообщивших) в органы дознания, следствия или прокуратуры о совершённом или подготавливаемом преступлении.

ДЕСЯТОЕ ПРАВИЛО. Решение о возбуждении уголовного дела должно быть в любом случае оформлено документально в особом процессуальном акте, специально выносимом для констатации факта, содержания и результатов принятого решения.

Это правило имеет исключительное значение для юридической практики, и именно поэтому многие годы оно дискутируется с целью определения как формы, так и содержания названного решения. В истории законодательства, науки, следственной, прокурорской и судебной практики вопрос о форме решения о возбуждении уголовного дела решался неоднозначно. В 20-х годах такое решение носило резолютивный характер, поскольку факт возбуждения уголовного дела отражался в резолюции компетентного должностного лица на заявлении или сообщении о преступлении, либо излагался на соответствующих документах в форме приказа. И хотя уже в то время некорректность таких форм принятия решения о возбуждении уголовного дела была очевидной, тем не менее она не только применялась на практике, но и находила оправдание в работах некоторых учёных.

В пятидесятые годы нашего столетия наметилась тенденция придания задержанию лица, подозреваемого в совершении преступления, значения акта возбуждения уголовного дела, чем оправдывалось отсутствие в уголовном деле специального постановления о принятии названного решения. И хотя это противоречило закону, однако такая позиция находила в то время поддержку в работах некоторых ученых.

Наконец, и наука, и передовая тактика постепенно пришли к выводу о целесообразности оформления принятого решения о возбуждении уголовного дела в форму специально выносимого в таких случаях одноименного постановления. Эта позиция нашла своё правовое закрепление в действующем законодательстве.

В соответствии со ст. 96 УК "при наличии поводов и оснований, указанных в статье 94 настоящего Кодекса, прокурор, следователь, орган дознания или судья обязаны вынести постановление, а суд - определение о возбуждении уголовного дела... Для характеристики рассматриваемого правила возбуждения уголовного дела констатация данного положения очень важна, поскольку форма и содержание названного постановления будет предметом самостоятельного анализа в специальном параграфе данной главы работы.

<< | >>
Источник: Зеленецкий В.С.. Возбуждение уголовного дела. - Х. - 340 с.. 1998

Еще по теме §1. Общие правила возбуждения уголовного дела:

  1. § 1. Реализация принципа публичности (официальности) в стадии возбуждения уголовного дела
  2. § 1. Особенности предмета доказывания по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
  3. § 1. Порядок возбуждения уголовного дела в отношении отдельных категорий лиц
  4. § 2. Особый порядок производства по уголовным делам в стадии предварительного расследования
  5. 2.12. Особенности рассмотрения мировым судьей уголовных дел частного обвинения
  6. 4. Преступления, нарушающие общие правила безопасности. Характеристика отдельных видов преступлений против общественной безопасности
  7. 7.2. Возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств
  8. 10. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ
  9. 26.2. Порядок возбуждения уголовных дел о преступлениях частного обвинения
  10. §2. Особенности возбуждения уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц
  11. 9. Соотношение понятий «субъект преступления» и «налогоплательщик» (плательщик сборов) при расследовании уголовных дел
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -