<<
>>

§ 2. Криминологическая характеристика личности преступника, посягающего на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства

Поскольку причины индивидуального преступного поведения обусловлены личностными особенностями преступника, нельзя не затронуть вопрос о такой личности. С точки зрения Ю.М. Антоняна, личность преступника является одной из ключевых проблем криминологической науки[117]. В юридической литературе отмечается также, что личность преступника — основное и важнейшее звено механизма преступного поведения[118]. Это связано с тем, что личностные особенности человека являются производными двух взаимосвязанных обстоятельств: его сознания и социального образа жизни.

Лексическое значение слова «личность» раскрывается в специальных справочных изданиях и словарях, им широко оперируют представители разнообразных отраслей знаний: философии, психологии, социологии, политологии, практически всех юридических наук и др. В различных источниках понятие «личность» определяется следующим образом: человек как активный субъект общественных отношений[119]; совокупность свойств, присущих данному человеку, составляющих его индивидуальность[120]; отдельный человек как индивидуальность, как субъект отношений и сознательной деятельности, в процессе которой он создает, воспроизводит и изменяет социальную реальность[121]; этический феномен, который представляет собой содержание, центр и единство актов, интенционально направленных на другие субъекты[122]. По поводу понятия личности в науке высказываются различные мнения в зависимости от того направления, которого придерживаются ученые.

Так, В.М. Бехтерев утверждает, что «личность с объективной точки зрения, есть не что иное, как самодеятельная особь со своим психическим укладом и с индивидуальным отношением к окружающему миру»[123]. В.Н. Мясищев отмечает, что «личность — высшее интегральное понятие, она характеризуется, прежде всего, как система отношений человека к окружающей действительности»[124]. А.Н. Леонтьев считает, что личность есть специальное человеческое образование, которое также не может быть выведено из его приспособительной деятельности, как не могут быть выведены из нее его сознание или человеческие потребности. Личность человека создается общественными отношениями, в которые индивид вступает в своей деятельности[125].

Из приведенных суждений следует, что личность всегда взаимодействует с внешней средой, содержит в себе активное отношение к окружающему миру, основанное на индивидуальной переработке внешних воздействий[126]. То же самое в полной мере относится и к личности преступника.

Однако в криминологической литературе иногда встречаются утверждения, из которых следует, что преступление не всегда связано с личностью преступника, иногда никакой существенной связи между ними не имеется. Это относится к преступлениям, совершенным по неосторожности[127]. Представляется, что данные положения являются не совсем точными. На наш взгляд, каждое преступное поведение связано с личностью преступника, так как личность человека является источником его поведения, в том числе и преступного[128]. По мнению А.И. Долговой, личность является активным элементом в сфере взаимодействия с окружающей средой, поэтому за ней можно увидеть криминогенные факторы среды, на которые следует воздействовать для предупреждения преступности[129].

Изучение личности преступника всегда связано с исследованием преступления, всех его обстоятельств и имеющих значение последствий его действий.

Поэтому справедливым можно назвать утверждение авторов, считающих, что недостаток исследований личности преступника состоит в том, что ее познание мало увязано с изучением, прежде всего, преступного поведения[130]. Как отмечают Э. Бухгольц, Дж. Лекшас и Р. Хартман, путь к суждению о личности преступника идет от внешней стороны совершенного им деяния к отысканию связанной с преступлением его социальной установки или соответствующих качеств и проверки их в более обширной цепи существенных форм его социального поведения или поступков в определенных областях общественной жизни[131]. По мнению большинства ученых-криминологов, основные факторы противоправного поведения всегда связаны с личностью, совершившей общественно опасное деяние. В противном случае отсутствуют основания вменения в вину, и соответственно совершенное деяние не может рассматриваться как преступле- ние[132]. Согласно мнению Н.А. Стручкова, главные причины преступных деяний следует находить в сфере сознания личности[133]. В связи с этим необходимо согласиться и с утверждением А.Б. Сахарова, по мнению которого «антисоциальные свойства, составляющие характерную особенность личности преступника, присущи ей до преступления, обусловливая его совершение, а признание конкретного лица преступником возможно только после и в связи с совершением им преступления»[134]. Отсюда вытекает правомерность использования термина «личность преступника» в психолого-криминологических исследованиях[135]. Таким образом, чтобы понять причины преступного поведения личности, выяснить процесс формирования этого поведения, нужно обнаружить внешние по отношению к ней социальные явления и процессы, которые сформировали ее криминогенные черты[136].

Изучение личности преступника, его преступного поведения необходимо, прежде всего, для понимания причин такого поведения, поскольку это весьма важно для профилактической деятельности. Углубленное познание источников преступного поведения необходимо в первую очередь для разработки мер предупреждения преступлений и воздействия на преступность. В этой связи при изучении личности преступника, как считают многие ученые-криминологи, возникает задача выяснения того, какие именно свойства этой личности были опосредованы, каков механизм этого опосредования, а главное — что является ведущим в этом механизме[137].

Причем исследователи личности преступника считают, что различные виды преступлений зависят от определенных психических особенностей личности, а вне изучения личностных черт преступников невозможно понять причины и механизм преступного поведения[138].

Понимание механизма преступного поведения требует углубленного изучения особенностей лиц, совершивших преступные деяния. Как верно отмечают В.Н. Бурлаков и Н.Д. Гомонов, «личность является одновременно и продуктом социализации человека, и активно действующим субъектом, наделенным свободой воли и возможностью выбора»[139]. По мнению В.Н. Кудрявцева, любая ситуация влечет за собой тот или иной поступок, лишь преломляясь через психику субъекта. Ни одна ситуация не может вызвать поведение, отклоняющееся от нормы, без взаимодействия с определенными свойствами личности[140]. Личность преступника на протяжении многих лет изучалась по различным направлениям. Анализировались возможные характеристики преступников: социально-демографические, особенности семейного и досугового окружения, образа жизни, ценностные ориентации, правосознание, самооценка, механизмы психологической защиты, самооправдания и многое др. Однако криминологи констатировали, что ни одна из особенностей личности, взятой изолированно, не способна четко отделить преступника от непреступника[141]. Это подтверждается рядом криминологических исследований[142].

Общепризнано, что нет такого единственного и неповторимого свойства личности, которое вызвало бы девиантное поведение и отличало бы лиц, предрасположенных к нему, от лиц, соблюдающих социальные и правовые нормы[143].

В целях изучения личности преступника, совершающего посягательства против участников уголовного судопроизводства, следует рассмотреть все ее характеристики во взаимосвязи. Для разработки мер предупреждения рассматриваемых преступлений необходимо, на наш взгляд, не только провести классификацию преступников по социально-демографическим признакам (пол, возраст, образование и т.п.), отраженным в данных официальной статистики, но и выявить их типы[144].

Итак, нами были изучены четыре группы преступлений, классификация которых проводилась по процессуальному статусу жертвы. Поэтому считаем, что сначала следует провести классификацию лиц, совершающих рассматриваемые преступления, по тому же основанию:

а) лица, совершающие преступления против участников суда;

б) лица, совершающие преступления против участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения;

в) лица, совершающие преступления против участников уголовного судопроизводства со стороны защиты;

г) лица, совершающие преступления против иных участников уголовного судопроизводства.

Прежде чем определить криминологическую характеристику личности преступников, совершающих преступления против участников уголовного судопроизводства, следует отметить, что в официальной статистике фигурируют лишь данные о лицах, совершивших преступления против правосудия, в числе которых наличествуют и преступления против участников уголовного судопроизводства. Вследствие этого необходимо в первую очередь исследовать характеристики личности преступников, посягающих на интересы правосудия. Свойства личности преступников, совершающих преступные деяния против участников уголовного судопроизводства, не входящие в гл. 31 УК РФ, будут рассмотрены в соответствии с результатами проведенного собственного исследования. В целях упрощения расчета криминологических показателей преступлений данной категории следует отдельно рассмотреть характеристику лиц, совершивших указанные общественно опасные деяния с непосредственным причинением вреда потерпевшим — участникам уголовного судопроизводства и отдельно — с косвенным причинением вреда потерпевшим — участникам уголовного судопроизводства.

Итак, сначала проведем анализ статистических данных о выявленных лицах в период с 1997 г. по 2017 г., совершивших преступления, входящие в гл. 31 УК РФ, с непосредственным причинением вреда потерпевшим — участникам уголовного судопроизводства (табл. 7).

Таблица 7

Статистика выявленных лиц, совершивших преступления, содержащиеся в главе 31 УК РФ, с непосредственным причинением вреда потерпевшим — участникам уголовного судопроизводства

в России за 1997-2017 гг.

Год Статья УК РФ
295 296 297 298.1 299 301 302 309 311
1997 2 52 41 42 4 10 11 136 1
1998 4 55 53 50 1 22 4 139 1
1999 5 58 53 48 2 13 4 117 0
2000 3 89 44 48 4 19 6 88 0
2001 5 49 44 47 5 28 3 103 1
2002 8 47 54 25 1 17 4 105 0
2003 3 42 73 41 0 7 0 109 0
2004 5 61 99 40 1 6 0 133 0
2005 1 52 183 35 0 5 2 153 0
2006 3 68 366 43 2 8 6 269 0
2007 2 48 399 28 1 3 2 241 1
2008 0 36 318 16 4 3 1 166 0
2009 6 33 388 19 3 0 3 168 0
2010 6 31 349 18 2 0 0 187 0
2011 9 37 260 14 5 1 4 159 0
2012 6 34 181 0 2 1 0 178 0
2013 5 71 295 7 5 0 2 180 0
2014 19 46 244 12 8 0 2 133 0
2015 9 66 277 9 1 0 4 119 0
2016 0 69 218 15 7 0 0 128 0
2017 8 63 183 8 1 1 1 112 0
Среднее количество лиц 5 52 196 26 2 6 2 148 0

В табл. 8 представлены показатели второй группы совокупности преступлений.

Таблица 8

Статистика выявленных лиц, совершивших преступления, содержащиеся в главе 31 УК РФ, с косвенным причинением вреда потерпевшим — участникам уголовного судопроизводства

в России за 1997-2017 гг.

Год Статья УК РФ
294 300 303 305 307 308 310 312 316
1997 13 5 14 2 1249 78 1 187 1066
1998 18 4 48 1 1321 99 1 199 983
1999 14 13 91 2 1462 78 4 326 965
2000 16 4 112 4 1082 64 2 388 878
2001 7 7 108 8 843 70 0 358 927
2002 16 5 123 4 945 59 1 354 870
2003 19 7 101 3 898 85 4 510 776
2004 22 4 162 2 1488 120 1 618 809
2005 17 1 144 3 2230 132 1 690 751
2006 38 15 236 11 2588 191 2 964 800
2007 13 12 185 6 2181 120 1 1247 584
2008 11 15 151 8 2305 108 0 1206 555
2009 13 13 165 13 2189 85 0 1624 602
2010 23 17 199 7 1703 102 3 1722 516
2011 12 20 255 2 1625 64 1 1443 454
2012 10 1 295 5 1162 63 0 1165 434
2013 22 7 240 4 1090 51 0 1095 400
2014 36 6 293 4 1051 53 2 968 412
2015 45 3 349 1 1041 66 2 783 406
2016 53 0 352 4 964 73 1 849 367
2017 52 5 379 2 1071 83 0 696 279
Среднее количество лиц 22 7 190 4 1451 87 1 828 658

На основании рассмотренных статистических данных можно рассчитать, сколько было выявлено лиц, совершивших исследуемые преступления, расположенных в гл. 31 УК РФ, за 1997-2017 гг. по каждой группе и в целом, а также темп прироста лиц рассматриваемого вида к предыдущему году (табл. 9).

Таблица 9

Количество выявленных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, расположенных в главе 31 УК РФ, в России за 1997-2017 гг.

Год Основание Темп

прироста,

%

С непосредственным причинением вреда С косвенным причинением вреда Всего
1997 299 2615 2914 -
1998 329 2674 3003 3,1
1999 300 2955 3255 8,4
2000 301 2550 2851 -12,4
2001 285 2328 2613 -8,3
2002 261 2377 2638 1,0
2003 275 2403 2678 1,5
2004 345 3226 3571 33,3
2005 431 3969 4400 23,2
2006 765 4845 5610 27,5
2007 725 4349 5074 -9,6
2008 544 4359 4903 -3,4
2009 620 4704 5324 8,6
2010 593 4292 4885 -8,2
2011 489 3876 4365 -10,6
2012 402 3135 3537 -19,0
2013 565 2909 3474 -1,8
2014 464 2825 3289 -5,3
2015 485 2696 3181 -3,3
2016 437 2663 3100 -2,5
2017 377 2567 2944 -5,0

Таким образом, в Российской Федерации в последние годы наблюдалось снижение числа выявленных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, входящих в гл. 31 УК РФ. Тем не менее, темп прироста выявленных лиц рассматриваемого вида в 2017 г. по отношению к 1997 г. составил 1,0%, то есть, по сравнению с 1997 г., количество лиц, совершивших исследуемые преступления, повысилось, что свидетельствует о групповом характере совершения рассматриваемых общественно опасных деяний.

Наглядно динамика уровня выявленных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства как отдельно по группам, так и в целом, отражена на рис. 9-11.

CDCDOOOOOt-t-t-t- CDCDOOOOOOOOO — CNl CNl CNl CNl CNl CNJ CNJ CNJ CNJ

Рис. 9. Количество выявленных лиц, совершивших преступления, содержащиеся в главе 31 УК РФ, с непосредственным причинением вреда потерпевшим — участникам уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации в 1997-2017 гг.

ОООООООО ООО

^— т— CNJ CNJ CNJ CNJ CNJ CNJ CN CN CN

Рис. 10. Количество выявленных лиц, совершивших преступления, расположенные в главе 31 УК РФ, с косвенным причинением вреда потерпевшим — участникам уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации в 1997-2017 гг.

CD -5— CO LO CD ^— CO LO

CDCDO 0000-5— -5—-5—

CDCDO OOOOO 000

— CN CN CN CN CN CN CNCNCN

Рис. 11. Общее количество выявленных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, расположенных в главе 31 УК РФ, на территории Российской Федерации в 1997-2017 гг.

При сравнении динамики уровня всех выявленных лиц, совершивших преступления на территории Российской Федерации в период с 1997 г. по 2017 г., с динамикой уровня выявленных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, расположенные в гл. 31 УК РФ, зарегистрированных в России в тот же период времени, можно заметить, что они во многом не совпадают. Это говорит о том, что уровень выявленных лиц, совер-

шивших преступления рассматриваемого вида не зависит от уровня всех выявленных на территории страны лиц (рис. 12).

2000000

1800000

1600000

1400000

1200000

1000000

800000

600000

400000

200000

0

■«— Ряд2 -•— Ряд 1

Рис. 12. Сравнительная характеристика уровня выявленных за совершение всех преступлений лиц и уровня лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, расположенных в главе 31 УК РФ, выявленных в Российской Федерации в 1997-2017 гг.: ряд 1 — уровень выявленных лиц за совершение преступлений рассматриваемого вида; ряд 2 — уровень всех выявленных лиц в Российской Федерации.

Как видно из двухосевого графика, динамика уровня выявленных лиц, совершивших рассматриваемые преступления, далеко не всегда повторяет динамику уровня всех выявленных лиц на территории Российской Федерации. В частности, в период с 2003 г. по 2006 г. наблюдался всплеск выявленных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, затем динамика более или менее сгладилась. Соответственно, и коэффициенты корреляции в период с 1997 г. по 2017 г. принимали разные, порой и отрицательные значения. Это связано с тем, что динамика выявленных лиц за совершение какой-либо группы преступлений (в том числе против участников уголовного судопроизводства) не может жестко коррелировать с динамикой всех лиц, выявленных на территории Российской Федерации, поскольку по ряду одних зарегистрированных преступлений лица могут быть не установлены, по ряду других — наоборот, могут быть выявлены целые группы лиц. Поэтому количество выявленных лиц напрямую зависит от профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов, которую довольно сложно, а порой невозможно прогнозировать.

Теперь необходимо выяснить, каков же удельный вес зарегистрированных лиц, совершивших преступления рассматриваемого вида, в структуре субъектов, выявленных за совершение преступлений в Российской Федерации (табл. 10).

Таблица 10

Удельный вес лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, расположенные в главе 31 УК РФ, совершенные на территории Российской Федерации в 1997-2017 гг.

Год Всего выявлено лиц Удельный вес выявленных лиц
С непосредственным причинением вреда С косвенным причинением вреда Всех

рассматриваемых лиц

1997 1372161 0,02% 0,19% 0,21%
1998 1481503 0,02% 0,18% 0,2%
1999 1716679 0,02% 0,17% 0,19%
2000 1741439 0,02% 0,15% 0,17%
2001 1644242 0,02% 0,14% 0,16%
2002 1257700 0,02% 0,19% 0,21%
2003 1236733 0,02% 0,19 % 0,21%
2004 1222504 0,03% 0,26 % 0,29%
2005 1297123 0,03% 0,3 % 0,33%
2006 1360860 0,06% 0,36 % 0,42%

окончание табл. 10

2007 1317582 0,05% 0,33 % 0,38%
2008 1256199 0,04% 0,35 % 0,39%
2009 1219789 0,05% 0,39 % 0,44%
2010 1111145 0,05% 0,39 % 0,44%
2011 1041340 0,05% 0,37 % 0,42%
2012 1010938 0,04% 0,31% 0,35%
2013 1012563 0,06% 0,29% 0,35%
2014 1006003 0,05% 0,28% 0,33%
2015 1075333 0,05% 0,25% 0,3%
2016 1015875 0,04% 0,26% 0,3%
2017 967103 0,04% 0,26% 0,3%

Данные табл. 10 свидетельствуют о том, что в последние годы удельный вес лиц, выявленных за рассматриваемый вид преступлений, остается практически неизменным. Средний удельный вес данных лиц составил 0,3% в общей структуре выявленных лиц. Таким образом, удельный вес остальных лиц — 99,7% (рис. 13).

0,30%

Рис. 13. Структура лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, содержащиеся в главе 31 УК РФ (в процентах от общего числа)

Рис. 14. Распределение выявленных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, расположенные в главе 31 УК РФ, зарегистрированных на территории Российской Федерации в 19972017 гг.

На рис. 14 показано распределение среднего показателя выявленных лиц на территории Российской Федерации по отдельно взятой статье УК РФ в период с 1997 г. по 2017 г. (см. табл. 6 и 7).

Таким образом, в Российской Федерации из числа выявленных лиц исследуемой группы преобладают лица, совершившие преступления, предусмотренные ст. 307, 312, 316 УК РФ.

Далее по аналогии с исследованием совокупности преступлений, необходимо рассмотреть структуру выявленных лиц по федеральным округам. Для этого следует свести в табл. 11 количество выявленных лиц в федеральных округах в период с 1997 г. по 2017 г.

Таблица 11

Количество выявленных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, расположенные в главе 31 УК РФ, в федеральных округах Российской Федерации за 1997-2017 гг.

Год Федеральные округа
Цент

ральный

Северо

Западный

Северо- Кавказский и Южный При

волжский

Ураль

ский

Сибир

ский

Дальне-

восточ

ный

1997 595 297 299 634 341 481 226
1998 642 351 337 641 322 493 191
1999 582 424 385 694 357 511 241
2000 561 332 320 614 309 452 223
2001 467 301 300 590 277 405 230
2002 497 227 304 613 278 435 186
2003 487 208 373 577 238 483 187
2004 577 296 474 859 372 579 212
2005 832 470 544 1032 537 604 192
2006 1140 513 721 1179 694 894 323
2007 932 511 689 1047 533 879 290
2008 899 501 819 962 450 789 322
2009 955 502 998 1048 420 873 367
2010 885 435 904 972 376 875 320
2011 760 402 907 867 350 650 277
2012 698 342 730 686 274 473 236
2013 680 312 617 740 278 516 223
2014 705 283 599 708 245 448 207
2015 549 262 586 749 291 416 163
2016 498 252 630 696 282 456 174
2017 466 284 581 669 232 425 164
Сред.

кол.

686 357 577 789 355 577 235

На рис. 15 показано распределение среднего количества выявленных лиц за период 1997-2017 гг. по каждому федеральному округу.

900

800

700

600

500

400

300

200

100

0

Рис. 15. Распределение среднего количества выявленных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, содержащиеся в главе 31 УК РФ, зарегистрированные на территории Российской Федерации в 1997-2017 гг.

Как видно из рис. 15, наибольшее количество исследуемых лиц выявлено в Приволжском федеральном округе, наименьшее — в Дальневосточном. Такие же результаты были получены и при исследовании совокупности преступлений рассматриваемого вида.

На рис. 16 представлена динамика выявленных лиц в каждом федеральном округе, которая мало чем отличается. Это свидетельствует о том, что исследования среднего значения количества лиц вполне репрезентативны.

^— т— CNJ CNJ CNJ CNJ CNJ CNJ CNJ CNJ CNJ

-Ф— Ряді —■— Ряд2 —*— РядЗ —*— Ряд4 —ж— Ряд5 —•— Рядб —і— Ряд7

Рис. 16. Динамика выявленных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, содержащиеся в главе 31 УК РФ, зарегистрированные на территории федеральных округов Российской Федерации в 1997-2017 гг.: ряд 1 — Центральный федеральный округ; ряд 2 — СевероЗападный федеральный округ; ряд 3 — Северо-Кавказский, Южный и Крымский федеральные округа; ряд 4 — Приволжский федеральный округ; ряд 5 — Уральский федеральный округ; ряд 6 — Сибирский федеральный округ; ряд 7 — Дальневосточный федеральный округ.

Как видно из рис. 16, к 1998 г. зафиксирован небольшой рост уровня выявленных лиц, совершивших исследуемые преступления, затем наблюдается небольшой спад и до 2003 г. динамика более или менее ровная. С 2004 г. отмечается резкое увеличение уровня выявленных лиц, а с 2007 г. — умеренное его снижение.

Однако состояние и динамику совокупности лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства, не расположенных в гл. 31 УК РФ, рассмотреть не представляется возможным по тем же причинам, которые были указаны при изучении характеристик преступлений рассматриваемого вида.

Вследствие этого обобщенная криминологическая характеристика личности преступников, посягающих на участников уголовного судопроизводства, представлена в совокупности с итогами собственных эмпирических исследований.

Думается, что, прежде чем определить социально-криминологическую характеристику лиц, посягающих на участников уголовного судопроизводства, следует выяснить, какие же конкретные посягательства совершают лица в отношении участников уголовного судопроизводства (табл. 12). Указанные данные получены в результате обработки анкет с итогами социологического опроса осужденных (см. приложение 1).

Таблица 12

Количество лиц, совершивших конкретные посягательства в отношении участников уголовного судопроизводства

Вид посягательства Число лиц
Абсолютное

значение

Удельный вес, %
Посягательство на жизнь 11 4,7
Побои,причинение вреда здоровью 54 23,0
Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью 33 14,0
Похищение человека 0 0,0
Клевета 14 6,0
Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы 1 0,4
Кража, грабеж, разбой, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения 19 8,1
Мошенничество, вымогательство 18 7,7
Умышленные уничтожение или повреждение имущества 12 5,2
Хулиганство 4 1,7

окончание табл. 12

Вымогательство взятки 3 1,3
Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования 11 4,7
Принуждение к даче показаний 6 2,6
Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу 9 3,9
Подкуп и принуждение к даче ложного заключения 7 3,0
Подкуп и принуждение к удостоверению факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результата следственного действия 9 3,9
Подкуп или принуждение с целью поддержания частного обвинения или отказу в его поддержании 8 3,4

Таким образом, в соответствии с ответами опрошенных осужденных следует заключить, что большинство лиц совершают преступления, не входящие в гл. 31 УК РФ «Преступления против правосудия»[145].

В табл. 13 приведены данные о количестве лиц, совершающих посягательства в отношении конкретных участников уголовного судопроизводства.

Таблица 13

Количество лиц, совершивших посягательства в отношении конкретных участников уголовного судопроизводства

Процессуальный статус потерпевшего — участника уголовного судопроизводства Число лиц
Абсолютное

значение

Удельный вес, %
Судья 9 3,8
Присяжный заседатель 3 1,3
Прокурор 6 2,6
Следователь 13 5,5
Руководитель следственного органа 3 1,3
Начальник подразделения дознания 2 0,9%
Дознаватель 10 4,3
Должностное лицо органа дознания (в том числе начальник органа дознания) 7 3,0
Потерпевший 28 11,9
Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя 0 0,0
Частный обвинитель 7 3,0
Г ражданский истец 2 0,9
Г ражданский ответчик 0 0,0
Представитель гражданского ответчика 0 0,0
Подозреваемый 29 12,3
Обвиняемый 14 6,0
Законные представители несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых 7 3,0
Защитник 19 8,1
Свидетель 50 21,3
Эксперт 7 3,0
Специалист 5 2,1
Переводчик 4 1,7
Понятой 10 4,3

Из ответов опрошенных осужденных следует, что большинство лиц совершают посягательства в отношении следующих участников уголовного судопроизводства: в отношении свидетелей — 21,3%; в отношении подозреваемых — 12,3%; в отношении потерпевших — 11,9%; в отношении защитников — 8,1%; в отношении обвиняемых — 6,0; в отношении следователей — 5,5%; в отношении дознавателей — 4,3%; в отношении понятых — 4,3%.

Обобщая данные эмпирического исследования, можно сделать вывод об интенсивности преступной деятельности каждой группы лиц, совершающих преступления против участников уголовного судопроизводства, классифицированных по процессуальному статусу потерпевших от общественно опасных деяний.

В отношении членов суда (судей и присяжных заседателей) преступления совершают 5,1% лиц рассматриваемой категории; в отношении участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения — 33,2%; в отношении участников уголовного судопроизводства со стороны защиты — 29,4%; в отношении иных участников уголовного судопроизводства — 32,3%.

Для более полной характеристики личности преступника, совершающего преступления против участников уголовного судопроизводства, необходимо рассмотреть социально-демографические и иные данные лиц, совершивших такие преступления, взятые из результатов социологических опросов.

По результатам социологического опроса осужденных (см. приложение 1) определена общая характеристика личности преступников, совершающих преступления против участников уголовного судопроизводства.

В табл. 14 приведены данные, полученные в результате обработки анкет опрошенных осужденных.

Социально-криминологическая характеристика личности опрошенных преступников, совершающих посягательства в отношении участников уголовного судопроизводства

Социально-криминологическая характеристика личности преступника Количество лиц
Абсолютное

значение

Удельный вес, %
Мужчины 191 81,3
Женщины 44 18,7
Возраст 14-15 лет 0 0,0
Возраст 16-17 лет 5 2,1
Возраст 18-24 года 53 22,6
Возраст 25-29 лет 41 17,4
Возраст 30-49 лет 130 55,3
Возраст 50 лет и старше 6 2,6
Имеющие начальное и основное общее образование 51 21,7
Имеющие среднее (полное) общее образование 104 44,3
Имеющие среднее профессиональное образование 67 28,5
Имеющие высшее профессиональное образование 13 5,5
Рабочие 41 17,4
Служащие 19 8,1
Работники сельского хозяйства 5 2,1
Индивидуальные предприниматели 8 3,4
Учащиеся 10 4,3
Студенты 11 4,5
Без постоянного источника доходов 109 46,4
В состоянии опьянения 21 8,9
Ранее совершавшие преступления 162 68,9
Совершившие преступления в составе группы лиц 14 6,0

Таким образом, социально-криминологическая характеристика личности преступника, посягающего на участников уголовного судопроизводства, выглядит следующим образом.

Большинство таких посягательств совершается лицами мужского пола (81,3%). Возраст данных лиц: 16-17 лет —2,1%; 18-24 года — 22,6%; 25-29 лет — 17,4%; 30-49 лет — 55,3%; 50 лет и старше — 2,6%. Доля лиц, имеющих начальное и основное общее образование, составляет 21,7%, среднее (полное) общее образование — 44,3%; среднее профессиональное образование — 28,5%, высшее профессиональное образование — 5,5%. Удельный вес рабочих составляет 17,4%; служащих — 8,1%; работников сельского хозяйства — 2,1%; индивидуальных предпринимателей — 3,4%; учащихся — 4,3%; студентов — 4,5%; без постоянного источника доходов — 46,4%. В состоянии опьянения совершают такие преступления 8,9% лиц; в составе группы — 6,0%; доля ранее совершавших преступления — 68,9%[146].

Анализ статистических сведений о лицах, выявленных за совершение всех преступлений в Российской Федерации и преступлений против правосудия, позволяет констатировать, что отдельные элементы социально - криминологической характеристики личности преступника, посягающего на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства, отличаются от аналогичных компонентов характеристики личности преступника, совершающего иные преступления, в том числе, против правосудия. Основные отличительные особенности таких характеристик для наглядности сведены в табл. 1 5.

Таблица 15

Сравнение отдельных элементов социально-криминологической характеристики личности преступника

Элементы социальнокриминологической характеристики личности преступника Удельный вес выявленных лиц, %
Совершившие преступления против участников уголовного судопроизводства Совершившие все преступления в Российской Федерации Совершившие преступления против правосудия
Мужчины 81,3 85,4 79,6
Женщины 18,7 14,6 20,4
Несовершеннолетние 2,1 5,3 0,7
Совершившие преступления в состоянии опьянения 8,9 41,5 18,2
Ранее совершавшие преступления 68,9 54,0 69,7
Совершившие преступления в составе группы лиц 6,0 13,9 1,2

Итак, удельный вес женщин, совершающих преступления против участников уголовного судопроизводства, несколько выше удельного веса лиц женского пола, выявленных за совершение всех преступлений в Российской Федерации. Это связано с тем, что женщины, являющиеся близкими лиц, совершившими различные преступления, чаще воздействуют на участников уголовного судопроизводства, пытаясь избавить от уголовного преследования своих мужей, братьев, сестер, отцов, детей и т.п. Тем не менее, этот показатель ниже удельного веса женщин, выявленных за совершение преступлений против правосудия, поскольку против участников уголовного судопроизводства совершаются различные преступные посягательства, в том числе более характерные для лиц мужского пола (убийства, причинение тяжкого вреда здоровью и т.п.).

Невысок удельный вес несовершеннолетних, совершающих исследуемые общественно опасные деяния. И хотя он выше аналогичного показателя выявленных несовершеннолетних, посягающих на интересы правосудия, следует отметить, что отдельные преступления против правосудия, не относящиеся к преступлениям против участников уголовного судопроизводства (в частности, предусмотренные ст. 313, 314, 314.1 УК РФ), не свойственны несовершеннолетним.

Достаточно низкий показатель лиц, совершающих преступления против участников уголовного судопроизводства в состоянии опьянения, свидетельствует о том, что данные преступления совершаются с заранее обдуманным умыслом, а не спонтанно, только лишь после приема алкоголя или наркотических средств, что говорит о повышенной общественной опасности анализируемой совокупности преступлений.

Из табл. 2.15 следует, что примерно 6,0% лиц совершают преступления против участников уголовного судопроизводства в составе группы. Этот показатель несколько ниже, чем показатель по всем выявленным лицам, поскольку значительное количество исследуемых преступлений совершается сотрудниками правоохранительных органов, которые, как правило, действуют в одиночку. Тем не менее, удельный вес групповых преступлений, совершаемых в отношении участников уголовного судопроизводства, значительно выше (почти в 3 раза) уровня преступлений против правосудия, совершаемых лицами в составе группы.

Удельный вес лиц, посягающих на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства, ранее совершавших преступления, выше аналогичного показателя всех выявленных лиц и почти схож с удельным весом лиц, выявленных за совершение преступлений против правосудия. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что рассматриваемые преступления являются следствием уже совершенных ранее каких-либо преступных деяний.

Приведенные данные позволяют в общих чертах создать представление о личности преступника, посягающего на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства.

Кроме рассмотренных характеристик, в криминологической науке определенный интерес представляет также типология лиц, совершивших преступления, поскольку, как отмечает К.Е. Игошев, «одним из методологических принципов анализа личности преступника является типологический подход»[147]. Криминологическая типология личности преступника, по мнению Ю.М. Антоняна, М.И. Еникеева и В.Е. Эминова, «помогает выявить причины преступного поведения, а значит, с большей эффективностью предупреждать преступления»[148]. Считаем, что абсолютно права Е.В. Побрызгаева в том, что в основе любой типологии лежат объективные свойства изучаемых явлений. Одновременно типология выступает одним из необходимых научных методов познания, посредством которого достигается объяснение изучаемых явлений. Данный метод часто используется в криминологических исследованиях, в частности, он совершенно необходим при изучении личности преступника, так как позволяет достаточно эффективно выделять конкретные типы личности преступника по их психологическим, социальным и нравственным признакам[149].

С точки зрения И.М. Мацкевича, особенность типологии состоит в том, что предметом познания она имеет не преступность как явление и не отдельную личность или отдельное преступление, а единство сущности образующих личность свойств и признаков, обусловленных объективными условиями. Типология проникает в сущность самой личности преступника, но при этом ее интересует именно повторяющееся, типичное[150].

В современной криминологической литературе имеет место многообразие типологий личности преступника. В частности, В.Н. Бурлаков предлагает интегративную типологию криминогенной личности, состоящей из пяти типов: случайный, небрежный, неустойчивый, привычный, профессиональный[151]. В.М. Розин выделяет следующие типы: профессиональные правонарушители, расчетливые любители, невольные правонарушители, преступники с психическими отклонениями, бессознательные преступники[152]. С.Н. Абельцев рассматривает типологию личности преступника в двух вариантах: типология по признакам антиобщественной направленности личности и ее поведения, типология по степени общественной опасности личности и совершаемых ею преступлений. В каждом варианте им анализируется по четыре типа личности преступника[153]. По мнению А.И. Долговой, лица, совершающие преступления, делятся на два вида: криминогенный тип и случайный преступник. В свою очередь криминогенный тип подразделяется ею на три подтипа: последовательнокриминальный, ситуативно-криминальный, ситуативный[154].

Существуют различные критерии определения типологии личности преступника. Ю.М. Антонян предлагает создавать типологию преступников по мотивам совершенных преступлений. Он утверждает, что «мотив — внутреннее побуждение к поведению, это то, ради чего оно осуществляется, в нем заключается его субъективный смысл»[155].

На наш взгляд, достаточно подробно по разным основаниям рассмотрели типологию личности преступника Ю.М. Антонян, В.Н. Кудрявцев и В.Е. Эминов. Так, по мотивационным критериям они вычленяют корыстный, престижный, игровой, насильственный и сексуальный типы; по характеру преступной направленности — корыстный, насильственный, корыстнонасильственный и универсальный. И, наконец, по степени общественной опасности ими выделены абсолютно опасный, особо опасный, опасный и представляющий незначительную опасность типы личности преступников[156].

Полагаем, что в целях разработки мер предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства также необходимо определить типы личности преступников, совершающих рассматриваемые общественно опасные деяния.

Следует заметить, что определение типологии личности преступников, посягающих на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства, в криминологии не предпринималось, за исключением исследований, проводимых И.А. Бобраковым, который рассматривает типологию такой личности как два относительно самостоятельных портрета — должностное лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство либо обеспечивающее его проведение, а также лицо, таковым не являющееся. Ученый отмечает, что «в каждом криминологическом портрете имеются основания для выделения достаточно многочисленных относительно-индивидуальных групп (подтипов), но не раскрывает их характеристик»[157].

В данном контексте И.А. Бобраков лишь констатирует, что «в литературе определяются несколько типов личности преступника, совершившего служебное преступление: преступник-службист, карьерист, азартный силовик, взяточник и пишет, что указанные типы вполне относимы и к криминогенной личности должностного лица уголовного судопроизводства»[158]. Действительно, перечисленные типы применительно к должностным лицам сотрудников органов внутренних дел были определены в свое время С.А. Алтуховым[159]. Полагаем, что представленные И.А. Бобраковым криминологические портреты являются не типологией, а одним из вариантов классификации личности преступников, посягающих на участников уголовного судопроизводства.

При этом нельзя не согласиться, во-первых, с А.Н. Варыгиным, считающим, что типологию следует рассматривать в качестве разновидности классификации[160]; во-вторых, с К.Е. Игошевым, который отмечал, что «типологию фиксирует то главное, без чего нет и не может быть личности преступника, вскрывает внутренние, устойчивые связи между существенными признаками и тем самым способствует обнаружению закономерностей, свойственных преступнику как типу»[161]. Думается, что принадлежность субъекта к должностному лицу в сфере уголовного судопроизводства не может являться закономерностью совершения им преступлений, хотя, действительно, отдельные такие лица совершают преступления в отношении участников уголовного судопроизводства и их следует подразделять на типы.

Выше было установлено, что против участников уголовного судопроизводства совершаются различные преступления, поэтому типология личности преступника, посягающего на участников уголовного судопроизводства, является многоуровневой. Тем не менее, поскольку преступные посягательства направлены в отношении конкретных лиц, можно выделить три основных типа личности:

1. Тип с направленностью на нарушение установленного порядка осуществления уголовного судопроизводства. Субъекты, относящиеся к данному типу, совершают преступления, посягающие на интересы правосудия. Причем, в этом типе можно выделить следующие подтипы: препятствующий осуществлению правосудия и производству предварительного расследования; стремя-

щийся к улучшению служебных показателей. Характерной чертой первого подтипа является желание любой ценой достичь того, чтобы правосудие не совершилось. Второй подтип пытается добиться любыми противоправными способами совершенствования результатов служебной деятельности, чтобы, с его точки зрения, напротив, содействовать осуществлению правосудия. Для второго подтипа характерны свои подтипы, уже перечисленные выше — службист, карьерист, азартный силовик и т.п.

Примеры из судебной практики позволяют проиллюстрировать поведение личностей указанного типа.

Так, 1 февраля 2011 г. Заводским районным судом г. Саратова за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 309 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год осужден гр-н К.М.В. В ходе судебного заседания установлено, что в период времени с 17 сентября 2009 г. по 10 сентября 2010 г. К.М.В. стало известно о том, что в отношении его знакомого К. возбуждено уголовное дело и потерпевшим А. даны изобличающие последнего показания. В августе 2010 г. у К.М.В. возник преступный умысел на принуждение потерпевшего А. к даче ложных показаний с угрозой убийством и причинением вреда здоровью в пользу обвиняемого К. по расследуемому в отношении последнего уголовному делу. 9 сентября 2010 г. К.М.В., реализуя свои преступные намерения, назначил А. встречу напротив памятника «Зенитное орудие», расположенного на улице Чернышевского г. Саратова у дома № 6. А 10 сентября 2010 г. около 12 часов 00 минут К.М.В., продолжая реализовывать свой преступный умысел, находясь возле памятника «Зенитное орудие», осознавая преступный характер своих действий и действуя в интересах обвиняемого К., стал незаконно принуждать потерпевшего А. к даче ложных показаний, при этом высказывал угрозы убийством и причинением вреда здоровью, которые были восприняты А. как реальная опасность для его жизни и здоровья1.

По другому уголовному делу 13 декабря 2011 г. Верховным судом Республики Марий Эл за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 302 УК РФ к 2 годам ограничения свободы осужден гр-н К. В ходе судебного заседания установлено, что К. являлся первым заместителем начальника отдела — начальником криминальной милиции ОВД г. Йошкар-Ола. 22 ноября 2010 г. следователем М.А.И. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ по факту открытого хищения имущества у З.В.И. 29 ноября 2010 г. данное уголовное дело принято к своему производству следователем М.В.М., который в этот же день вынес постановление о признании З.В.И. потерпевшим, допросил З.В.И. по обстоятельствам хищения принадлежащего ему имущества. В результате проведенного предварительного расследования лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого по уголовному делу установлено не было, и преступление осталось не раскрытым. К. решил принудить потерпевшего З.В.И. к даче показаний, на основании которых уголовное дело могло бы быть прекращено по реабилитирующему основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, что не повлекло бы снижение раскрываемости грабежей на территории района. 1 декабря 2010 г. около 9.00 потерпевший З.В.И. явился в ОВД, по предложению К. прошел в его служебный кабинет, куда через некоторое время пришел следователь М.В.М. Находясь в указанном выше кабинете, потерпевший З.В.И. отказался давать показания о том, что преступление в отношении него не совершалось. После этого К., действуя в продолжение своего преступного умысла, с ведома и молчаливого согласия следователя М.В.М., принудил потерпевшего З.В.И. к отказу от своих первоначальных показаний и к даче показаний о том, что открытое хищение его имущества не совершалось. При этом К. оказывал на потерпевшего З.В.И. психологическое воздействие: угрожал применением насилия, привлечением его к уголовной ответственности, лишением свободы. В результате оказанного К. с ведома и молчаливого согласия следователя М.В.М.

принуждения потерпевший З.В.И. согласился дать показания о том, что преступление в отношении него не совершалось[162].

2. Тип с направленностью на месть за деятельность, связанную с участием в уголовном судопроизводстве. Лица, отнесенные к данному типу, стремятся отомстить участникам уголовного судопроизводства за реализацию ими своих процессуальных прав и (или) обязанностей: дачу показаний, производство экспертиз, проведение следственных и иных процессуальных действий и т.п. В числе субъектов данного типа можно выделить такие подтипы, как насильственный, сексуальный, корыстный и др. Это связано с тем, что месть может осуществляться многообразными действиями, например, причинением или угрозой причинения смерти либо вреда здоровью, сексуальным насилием, уничтожением (повреждением) имущества и т.п.

Для данного типа характерны следующие варианты преступного поведения, отраженные в примерах из судебной практики.

22 июня 2005 г. Камчатским областным судом за совершение преступления, предусмотренного пп. «а», «б», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы осужден гр-н К. Преступление совершено при следующих обстоятельствах. 17 июня 2005 г. К., испытывая неприязнь к Х. и А. в связи с тем, что они дали свидетельские показания по уголовному делу, уличавшие его в совершении вооруженного нападения и положенные в основу приговора суда от 5 августа 1999 г., которым он был осужден к лишению свободы, из мести за указанные действия, лишил жизни А., нанеся ей несколько ударов ножом в область груди и молотком по голове, и Х., нанеся ему несколько ударов молотком по голове[163].

26 февраля 2006 г. Верховным судом Чувашской Республики за совершение нескольких убийств к 16 и 17 годам лишения свободы соответственно осуждены Ф. и С. Потерпевший И., будучи допрошенным по уголовному делу по факту совершения противоправных действий в отношении Д., дал органам следствия правдивые показания в отношении Ф. и С., которые, желая отомстить ему, 15 сентября 2001 г. вывезли И. на дачу Ф., расположенную в районе г. Но- вочебоксарск Чувашской Республики. На даче, высказывая претензии к И., Ф. и С. стали избивать И., душить его, а через некоторое время убили[164].

3. Ситуативно-направленный тип. Субъекты, относящиеся к этому типу, осуществляют иные, не связанные с непосредственным отправлением правосудия, преступные посягательства. В данном случае лицо использует повышенную вследствие участия в уголовном судопроизводстве виктимность жертвы, совершая в отношении нее различные преступления (мошенничество, вымогательство и т.п.). Для данного типа также характерны разнообразные подтипы, например, последовательно-криминальный, ситуативно-криминальный и т.п.

К примеру, 1 марта 2006 г. Верховным Судом Республики Татарстан за совершение нескольких преступлений, в том числе предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ, осужден гр-н Б. Преступление совершено при следующих обстоятельствах. Б., работавший следователем СО при Казанском ЛУВД на транспорте, 10 октября 2004 г. у себя в кабинете в ходе допроса Н. в качестве свидетеля потребовал взятку в размере 20000 руб., обещая не привлекать его к ответственности. Не получив в отведенное время денег, Б. в октябредекабре неоднократно приезжал к знакомой Н., где тот жил, требуя деньги. В конце декабря Б. приехал туда же с неустановленным лицом, вывез Н. в лесопосадку, избил, требуя деньги, увеличив сумму до 50000 руб.[165]

На основе анализа мотивов и целей совершения рассматриваемых общественно опасных деяний, можно определить удельный вес преступников каждого типа из общего числа опрошенных лиц, совершивших преступления против участников уголовного судопроизводства (см. приложение 1). Проведенным исследованием установлено, что удельный вес лиц, относящихся к типу с направленностью на нарушение установленного порядка осуществления уголовного судопроизводства, составил 38,7% (к первому подтипу — 33,6%, ко второму подтипу — 5,1%); к типу с направленностью на месть за деятельность, связанную с участием в уголовном судопроизводстве, — 36,2%; к ситуативнонаправленному типу — 25,1%[166].

Итак, изложенные сведения позволяют в общих чертах охарактеризовать особенности личности преступника, посягающего на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства, что отражается в следующих выводах:

1) в отличие от статистических данных о преступлениях против участников уголовного судопроизводства в динамике лиц, выявленных за совершение рассматриваемых деяний, отсутствует устойчивая корреляционная связь с динамикой всех выявленных за совершение преступлений лиц. Это связано с тем, что по ряду одних зарегистрированных преступлений лица могут быть не установлены, а по ряду других — наоборот, могут быть выявлены целые группы лиц;

2) большинство лиц совершают в отношении участников уголовного судопроизводства такие преступные деяния, как: побои и причинение различной степени тяжести вреда здоровью; угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью; кража, грабеж, разбой, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения; клевета; умышленные уничтожение или повреждение имущества; посягательство на жизнь; воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования; принуждение к даче показаний; подкуп или принуждение к даче показаний либо к неправильному переводу;

3) выявлены обобщенные социально-демографические особенности лиц, совершающих преступления против участников уголовного судопроизводства. В основной массе — это лица мужского пола в возрасте 30-49 лет, имеющие среднее (полное) образование, официально на момент совершения преступлений нигде не работающие; более половины таких лиц ранее совершали преступления;

4) субъекты, посягающие на участников уголовного судопроизводства, классифицированы на четыре группы в зависимости от процессуальных статусов жертв, это — лица, совершающие преступления против: а) участников суда; б) участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения; в) участников уголовного судопроизводства со стороны защиты; г) иных участников уголовного судопроизводства;

5) по характеру преступной направленности выделены три типа личности преступника, посягающего на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства: тип с направленностью на нарушение установленного порядка осуществления уголовного судопроизводства (38,7%); тип с направленностью на месть за деятельность, связанную с участием в уголовном судопроизводстве (36,2%); ситуативно-направленный тип (25,1%).

і

<< | >>
Источник: ЯШИН Андрей Владимирович. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов —2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Криминологическая характеристика личности преступника, посягающего на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства:

  1. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
  2. Оглавление
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. § 2. Понятие и признаки преступлений против участников уголовного судопроизводства
  5. § 2. Криминологическая характеристика личности преступника, посягающего на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства
  6. § 1. Механизм преступного поведения личности, посягающей на права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства
  7. § 1. Предупреждение преступлений против участников уголовного судопроизводства в досоветской России
  8. § 2. Развитие мер предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства в советское и постсоветское время
  9. § 1. Понятие и содержание предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства
  10. § 2. Теоретическая модель и критерии оценки эффективности предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства
  11. § 1. Виктимологические аспекты предупреждения преступлений против участников уголовного судопроизводства
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -