<<
>>

3.4.5. Наличие умысла - обязательное условие привлечения к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений.

Основываясь на практике, необходимо отметить, что ранее многие

обвиняемые по советам своих адвокатов ссылались на отсутствие умысла на

совершение данного преступления, вследствие незнания императивных

публично-правовых норм налогового законодательства.

Однако, в ходе

допросов, следователям налоговой полиции было нетрудно подвести

обвиняемых к обсуждению социальной рекламы, размещенной на улицах и

практически во всех СМИ, подчеркнув, таким образом, их осведомленность о

необходимости уплаты и декларирования подоходного налога.

Наступление уголовной ответственности за совершение налогового преступления возможно лишь при наличии в действиях субъекта прямого умысла на совершение уклонения от уплаты налогов, что и составляет субъективную сторону налогового преступления.

Умысел - это наиболее распространенная в законе и на практике форма вины. Анализ показывает, что из каждых десяти преступлений около девяти совершается умышленно. В ст. 25 УК РФ 1996 года законодатель впервые закрепил деление умысла на прямой и косвенный. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало: 1)

общественную опасность своего действия (бездействия); 2)

предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий;

3) желало наступления этих последствий.

Следует отметить, что в соответствии с требованиями законодательства обязанность правильного составления отчетности и своевременного ее представления в налоговые органы возложена на налогоплательщика. Поэтому, представляя заведомо ложные сведения об объекте налогообложения, лицо сознает, что дезинформирует (обманывает) государство в лице налоговых органов и желает этого. Целью этих действий является снижение размера налогов, подлежащих уплате в бюджет, или полное избежание обязанности по их уплате. Мотивы и цель совершения такого деяния имеют значение для правовой оценки вопроса о вине, степени общественной опасности, характеристике личности субъекта.

Сознание общественно опасного характера совершаемого деяния (нанесение экономического ущерба государству и невыполнение

391 конституционной публично-правовой обязанности по уплате налогов) и предвидение его общественно опасных последствий (непоступление налогов в бюджеты) образуют интеллектуальный элемент прямого умысла при совершении налогового преступления, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла.

Под предвидением общественно опасных последствий следует понимать мысленное представление виновного о том вреде, который причинит совершенным им уклонением от уплаты налогов общественным отношениям, возникающим по поводу уплаты налогов, которые поставлены под защиту уголовного закона.

При прямом умысле предвидение включает, во-первых, представление о фактическом содержании предстоящих изменений в объекте посягательства (действующий порядок налогообложения), во-вторых, понимание их социального значения, т.е.

вредности для общества, в-третьих, осознание причинно-следственной зависимости между действием или бездействием и общественно опасными последствиями.

Помимо деления умысла на виды в зависимости от особенностей их психологического содержания, теория и практика уголовного права знают и иные классификации видов умысла. Так, по моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на: заранее обдуманный и внезапно возникший. Заранее обдуманный умысел характерен тем, что намерение совершить преступление осуществляется через более или менее значительный промежуток времени после его возникновения. Во многих случаях заранее обдуманный умысел свидетельствует о прочной установке, иногда настойчивости субъекта в достижении преступных целей и, следовательно, заметно повышает общественную опасность, как преступления, так и самого виновного.

Говоря о степени вины при совершении налоговых преступлений, необходимо отметить, что данные преступления, как правило, совершаются с заранее обдуманным умыслом. Как показывает практика, многие предприниматели решают вопрос о том платить или не платить налоги еще на стадии вложения денежных средств в бизнес и принятия решения об окупаемости того или иного проекта.

392

Нередко заранее обдуманный умысел свидетельствует о высоком интеллектуальном уровне виновного или об изощренности способов достижения преступной цели, которые могут проявляться в применении хитроумных способов уклонения от уплаты налогов, в использовании для достижения преступной цели других лиц, не сознающих своей роли в совершаемом преступлении, в использовании поддельных документов и т.п.

Обобщая вопрос определения наличия умысла при квалификации налоговых преступлений, необходимо отметить, что, прежде всего, нужно обратить внимание на рассмотренные выше элементы прямого умысла.

Действительно, в большинстве случаев субъект сознательно совершает какие-либо действия по обману налоговых органов, предвидя, что тем самым он избежит уплаты налогов и стремится к этому. Предвидение виновным лицом конечной цели своих преступных действий и желание ее достижения в обязательном порядке должно быть доказано в ходе предварительного следствия.

Приведем следующий пример. В апреле 2001 года в отношении руководителей одного из крупных банков по признакам состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 199 УК РФ было возбуждено уголовное дело. Основанием для возбуждения уголовного дела послужили материалы выездной налоговой проверки по вопросу правильности исчисления и своевременности уплаты налога на пользователей автодорог за 1998 - 2000 годы.

В ходе проверки было установлено, что в нарушение п.2 ст.5 Закона РФ «О дорожных фондах в РФ» №1759-1 от 18.10.91 (в редакции ФЗ от 27.06.98), начиная со 2 квартала 1998 года налог на пользователей автомобильных дорог исчислялся по ставке 0,5 % в Федеральный дорожный фонд и 1,25 % в территориальный дорожный фонд. При этом в соответствии с указанным законом ставка налога, подлежащего уплате в ТДФ составила 2 %.

В соответствии с Законом РФ от 27.06.98 № 93-ФЗ «О внесении изменений в закон «О дорожных фондах в РФ от 18.10.91», принятым во исполнение Закона РФ от 26.03.98 № 42-ФЗ «О федеральном бюджете на 1998 г.» ставка налога, подлежащего уплате в территориальный фонд Москвы установлена, начиная со 2 квартала 1998 г., в размере 2 %. При этом субъекты федерации уполномочены повышать (понижать) ставку налога в пределах 50 % от ставки, установленной федеральным законом. При использовании субъектом своего права на повышение (понижение) ставки налога, можно считать, что

393 такая ставка установлена субъектом РФ. Законом Москвы от 03.02.99 г. «О ставках налогов, взимаемых в дорожные фонды» ставка не повышена и не понижена, а установлена в соответствии с федеральным законом.

Банк же в целях налоговой минимизации посчитал, что он может уплачивать налог по прежней ставке - 1,25 % в период, когда федеральным законом была установлена ставка 2 %. В результате неправильно примененной ставки налога, банк не исчислил и не уплатил налог в территориальный дорожный фонд за 1998-2000 годы в сумме около 10 млн. рублей.

О наличии в действиях руководства банка умысла на уклонение от уплаты налогов свидетельствовало наличие письма налоговой инспекции, адресованного генеральному директору банка, в котором разъяснялось, что при определении ставки налога, исчисляемого в дорожный фонд г.Москвы, применяется ставка Федерального налога. Однако перерасчет банком не делался, а налог платился по старой ставке, что и выявила документальная проверка, проведенная в январе-марте 2001 года. Таким образом, у банка имелось более полутора месяцев для исправления создавшейся ситуации и подготовки уточенных расчетов налога и внесения недоплаченных сумм в бюджет. Руководители же банка, рассчитывая на то, что указанные факты никто не выявит, необходимых действий не предприняли. Состоявшиеся два заседания Арбитражного суда полностью подтвердили позицию налогового органа.

Следует отметить, что вопрос определения умысла при совершении уклонения от уплаты налогов становится особенно актуальным в связи с принятием Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 29 мая 2003 года «По делу о проверке конституционности положения статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан П.Н. Белецкого, Г.А. Новиковой, Р.В. Рукавишникова, В.Л. Соколовского и Н.И. Таланова».

Обращение граждан в Конституционный суд было связано с тем, что диспозиции статей 198 и 199 УК РФ не обеспечивают однообразного толкования закона. Доказывание умысла лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, не определено конкретным перечнем и не обосновано конкретной нормативной базой, многое отнесено законодателем на чисто субъективную оценку следователя, ведущего предварительное расследование, а также субъективную оценку работников прокуратуры и суда.

394

Действительно, с начала 2000 года в работе оперативных и следственных подразделений органов налоговой полиции стал прослеживаться явный сдвиг в сторону выявления преступлений, связанных с уклонением от уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации. В некоторых подразделениях ФСНП России, в производстве следствия находилось до 80 % дел указанной категории. В 2001 году большинство уголовных дел (около 60 %) были возбуждены в связи с наличием у организаций простой недоимки. Другие же сферы деятельности субъектов налогообложения исследовались слабо.

Поэтому в постановлении Конституционного Суда отмечается, что то обстоятельство, что в диспозиции статьи 199 УК Российской Федерации использован термин «уклонение», указывающий на определенную цель совершаемого деяния - избежать уплаты законно установленных налогов, свидетельствует о том, что состав этого преступления предполагает наличие в действиях виновного лица именно умысла (часть вторая статьи 25 УК Российской Федерации), который в данном случае направлен непосредственно на уклонение от уплаты налога.

Следовательно, применительно к преступлению, предусмотренному статьей 199 УК Российской Федерации, составообразующим может признаваться только такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на избежание уплаты налога в нарушение установленных налоговым законодательством правил. Это обязывает органы, осуществляющие уголовное преследование, не только установить в ходе расследования и судебного рассмотрения конкретного уголовного дела сам факт неуплаты налога, но и доказать противозаконность соответствующих действий (бездействия) налогоплательщика и наличие умысла на уклонение от уплаты налога (пункт 1 части первой статьи 73 УПК Российской Федерации).

Кроме того, Конституционный Суд отметил, что из пункта 5 части первой статьи 73 УПК Российской Федерации и статьи 111 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что установлению подлежат и обстоятельства, наличие которых исключает привлечение лица к уголовной ответственности за совершение данного преступления (в частности, стихийное бедствие или другие чрезвычайные и непреодолимые обстоятельства, выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений по вопросам применения законодательства о налогах, данных налоговым органом или другим уполномоченным государственным органом или их должностными лицами в

395 пределах их компетенции).

В резолютивной части постановления Конституционный Суд отметил, что положение статьи 199 УК Российской Федерации об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов с организаций путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом, а равно от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций, совершенное в крупном или особо крупном размере, не нарушает конституционные гарантии прав и свобод человека и гражданина постольку, поскольку названное положение -по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующих правовых норм - предусматривает уголовную ответственность лишь за такие деяния, которые совершаются умышленно и направлены непосредственно на избежание уплаты законно установленного налога в нарушение закрепленных в налоговом законодательстве правил.

Следует отметить, что такая редакция постановления вызвала разочарование не только у лиц, инициировавших обращение в Конституционный суд, но также и у сторонников декриминализации налоговых преступлений, которые отмечают, «...что ничего нового в практику применения закона это не внесет. Для возбуждения уголовного дела, как и раньше, достаточно установить факт неуплаты налога. Доказательство, что это сделано умышленно, потребуется лишь на стадии передачи дела в суд. А до этого времени органы МВД могут проводить любые следственные действия, добывая доказательства умысла. Доказывать, что злого умысла не было, по-прежнему должен будет обвиняемый».278

Возвращаясь к вопросу разграничения умысла и совершения ошибок, отметим также и мнение Б.В. Волженкина, который считает, что «... Несвоевременная подача декларации о доходах, не связанная с намерением уклониться от уплаты налога, а равно искажение данных о фактически полученных доходах и понесенных при этом расходах, происшедшее по ошибке, не влекут уголовной ответственности».279

Данное мнение является, безусловно, правильным. Однако надо разобраться, как все же понять, где есть умысел на уклонение от уплаты налога, а где ошибка, так как, если полагаться только на объяснения

Ляшенко Г. Налоговые уклонисты признаны уголовниками. // Коммерсантъ. 28.05.2003. Волженкин Б.В. Экономические преступления. Санкт-Петербург. 1999. С. 230.

396 налогоплательщика, то вряд ли кто-либо сам признается, что умышленно хотел внести в декларацию заведомо искаженные данные или совершить уклонение от уплаты налога путем непредставления декларации.

Правоприменителю необходимо отличать налоговое правонарушение от налогового преступления (которое, как правило «вытекает» из налогового правонарушения, содержит некоторые его признаки), ошибки, допущенные при учете доходов и исчислении налога от способов уклонения от уплаты налога. Поэтому весьма важно внимательно, шаг за шагом восстанавливать всю картину налогового преступления, выявлять противоправность деяния, способы его совершения, преступный умысел субъекта.

В случаях, когда причиной неисполнения или нарушения положений налогового законодательства являются ошибки, заблуждение

налогоплательщика относительно порядка исполнения норм налогового законодательства, уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов наступать не должна.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Соловьев Иван Николаевич. Реализация уголовной политики России в сфере налоговых преступлений: проблемы и перспективы [Электронный ресурс]: Дис. .. д-ра юрид. наук : 12.00.08 .-М.: РГБ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки). 2005

Еще по теме 3.4.5. Наличие умысла - обязательное условие привлечения к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений.:

  1. Квалификация по признакам субъекта преступления
  2. Статья 372. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности
  3. 13. Уничтожение или повреждение имущества (ст. 167-168 УК)
  4. 2. Общие условия привлечения к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах
  5. 5. Привлечение к уголовной ответственности за налоговые преступления
  6. 3.4.5. Наличие умысла - обязательное условие привлечения к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений.
  7. § 2. Общие условия привлечения к ответственности за налоговые правонарушения
  8. ОБ УСИЛЕНИИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ЗАКОННОСТИ ПРИ ЗАДЕРЖАНИИ, АРЕСТЕ И ПРИВЛЕЧЕНИИ К УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГРАЖДАН Приказ Генерального прокурора СССР от 4 августа 1955 г. № 76 (Извлечение)
  9. Особенности рассмотрения дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственност
  10. 6. Условия привлечения к административной ответственности.
  11. 7. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ)
  12. § 2. Уголовно-правовая характеристика преступления
  13. § 1. Обстановка, время и место совершения преступлений
  14. Сроки давности привлечения налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента) к ответственности за налоговое преступление.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -