<<
>>

3.2.2. Статья 199. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации.

Статья 199 УК РФ имеет конструктивное сходство со ст. 198 УК РФ, однако в отличие от нее предусматривает уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов (сборов) с организации.

Юридические лица составляют отдельную категорию

налогоплательщиков, обязанных, прежде всего, уплачивать так называемые корпоративные налоги.

В отличие от физических лиц организации в большинстве своем имеют более высокую налоговую способность, поэтому уклонение от исполнения ими обязанностей по уплате налогов (сборов), как правило, причиняет больший ущерб финансовой системе государства. Соответственно такие действия характеризуются повышенной общественной опасностью.

Объектом данного преступления является налоговая система государства в части отношений, возникающих в связи с исчислением и уплатой в бюджеты налогов и (или) сборов с организаций.

Объективная сторона имеет много общего с преступлением, предусмотренным ст. 198 УК РФ. Основное же отличие заключается в том, что налогоплательщиком в данном случае является организация.

В соответствии с п. 2 ст. 11 НК РФ организациями для целей налогообложения признаются - юридические лица, образованные в соответствии с законодательством Российской Федерации (российские организации), а также иностранные юридические лица, компании и другие корпоративные образования, обладающие гражданской правоспособностью,

354 созданные в соответствии с законодательством иностранных государств, международные организации, их филиалы и представительства, созданные на территории Российской Федерации (иностранные организации).

Следует учитывать, что филиалы и иные обособленные подразделения российских организаций самостоятельными налогоплательщиками не являются. Согласно ст. 19 НК РФ они исполняют обязанности соответствующих организаций по уплате налогов и сборов по месту своего нахождения. В данном случае обособленное подразделение организации - любое территориально обособленное от нее подразделение, по месту нахождения которого оборудованы стационарные рабочие места. Признание обособленного подразделения организации таковым производится независимо от того, отражено или не отражено его создание в учредительных или иных организационно-распорядительных документах организации, и от полномочий, которыми наделяется указанное подразделение. При этом рабочее место считается стационарным, если оно создается на срок более одного месяца.

К числу корпоративных налогов, т.е. уплачиваемых исключительно организациями, в первую очередь, относится налог на прибыль организаций. Однако организации обязаны уплачивать и другие обязательные платежи, например, налог на имущество предприятий, налог на добавленную стоимость, акцизы, налог на добычу полезных ископаемых, сбор за выдачу лицензий и право на производство и оборот этилового спирта, спиртосодержащей и алкогольной продукции и др. Уклонение от уплаты любого обязательного налогового платежа, в отношении которого у организации имеется соответствующая обязанность, при наличии иных признаков образует состав преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ.

Комментируемая статья предусматривает уголовную ответственность лишь за такие деяния, которые направлены непосредственно на избежание уплаты законно установленного налога (сбора) в нарушение закрепленных в налоговом законодательстве правил.

В соответствии с диспозицией ст.

199 УК РФ преступные действия могут выражаться в непредставлении налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений.

Непосредственно же способы совершения данного преступления могут

355 существенно различаться в зависимости от субъекта преступления, вида налога (сбора), налогового статуса организации, использования налоговых льгот, отсрочек (рассрочек), налоговых кредитов, специальных налоговых режимов и т.д.

Наличие материального ущерба в виде неуплаченного налога (сбора) является в данном случае обязательным признаком преступления.

Денежные средства, не уплаченные в виде налогов (сборов), могут расходоваться, как на личные нужды преступника, иных лиц (акционеров, учредителей, работников организации), так и использоваться в интересах самой организации. Однако эти обстоятельства на квалификацию преступных действий не влияют.

Сумма налога (сбора) с организации, которая не уплачена в результате уклонения, должна соответствовать крупному размеру. В данном случае таковым признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более пятисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей. Исчисляется размер аналогично тому порядку, который приведен в комментарии к ст. 198 УК РФ.

Квалифицирующие признаки данного преступления определены в ч. 2 ст. 199 УК РФ. Повышенную общественную опасность, по мнению законодателя, составляют преступления, совершенные: -

группой лиц по предварительному сговору; -

в особо крупном размере.

В соответствии со ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Особо крупным размером в данном случае является сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более двух миллионов пятисот тысяч рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая семь миллионов пятьсот тысяч рублей 4 .

В прежней редакции ст. 199 УК РФ крупный размер соответствовал сумме неуплаченного налога (страхового взноса), превышающей 1000 минимальных размеров оплаты труда (более 600 тыс. руб., исходя из того, что с 1 октября 2003 г. согласно ст. 1 Федерального закона от 19 июня 2000 г. №82-ФЗ «О минимальном размере

356

Субъект преступления по определению - лицо, отвечающее в организации за исполнение ею обязанностей по исчислению и уплате налогов. Ведь согласно п. 4 ст. НО НК РФ вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение налогового правонарушения.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда России от 4 июля 1997 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» (п. 10) к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ могут быть привлечены: -

руководители организации-налогоплательщика; -

главный (старший бухгалтер) и лица, выполняющие их обязанности;

- иные служащие организации-налогоплательщика, включившие в бухгалтерские документы заведомо ложные данные о доходах или расходах, либо скрывшие другие объекты налогообложения;

- лица, организовавшие совершение преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, или руководившие этим преступлением либо склонившие к его совершению руководителя, главного (старшего) бухгалтера организации- налогоплательщика или иных служащих данной организации, или содействовавшие совершению преступления советами, указаниями. Данные лица могут нести ответственность как организаторы, подстрекатели или пособники по ст. 33 УК РФ и соответствующей части ст. 199 УК РФ.

Таким образом, лица первых трех категорий могут быть привлечены к уголовной ответственности как исполнители и как соучастники преступления, а лица, указанные последними - только как соучастники.

В случае участия учредителей в совершении налоговых преступлений, они могут привлекаться к уголовной ответственности в качестве соучастников. В случае, когда учредитель одновременно является генеральным директором или главным бухгалтером организации, такое лицо привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами РФ уголовного

оплаты труда» 1 МРОТ составляет 600 руб.), а особо крупный размер - сумме, превышающей 5000 МРОТ (более 3 млн. руб.).

357

г 250

законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» действия должностных лиц органов государственной власти и органов местного самоуправления, умышленно содействовавших уклонению от уплаты налогов гражданином или с организации, надлежит квалифицировать как соучастие в совершении преступления, то есть по ст. 33 УК РФ и соответствующей части ст.198 УК РФ или ст. 199 УК РФ, а если при этом они действовали из корыстной или иной личной заинтересованности, - то и по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за совершение преступлений против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. ст. 285, 290, 292 УК РФ).

Также среди специалистов есть мнение, что по ст. 199 УК РФ в качестве исполнителей могут привлекаться к уголовной ответственности лица, на которых в соответствии с действующим законодательством или внутренними актами организации возложена обязанность составления бухгалтерских документов и представления налоговой отчетности в контролирующие органы. В первую очередь это руководители организаций и бухгалтеры, в том числе и не связанные с организацией трудовыми отношениями. Руководитель организации, подписав отчет, в котором сокрыты объекты налогообложения, не становится субъектом преступления автоматически, так как признак «заведомости» говорит о том, что любое налоговое преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Большинство руководителей не обладает достаточными специальными знаниями и не способно детально проконтролировать достоверность отчетности. Бухгалтерам же прямо запрещается принимать к исполнению и оформлению документы по операциям, противоречащим законодательству. Вместе с тем возможны случаи, когда виновным может оказаться только некое третье лицо. Например, сотрудник, представивший сфабрикованные документы о несуществовавших расходах.251

Говоря об ответственности такого субъекта налогового преступления, как бухгалтер отметим следующую позицию. «...Если в результате налоговой проверки, проведенной до сроков представления отчетности, выявлены нарушения и пресечено уклонение от уплаты налогов, имеют место независящие от бухгалтера обстоятельства (действия налоговых органов),

250Текст постановления опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1997 г., № 9.

251 Куприянов А.А., Бабаев Б.М. Амнистия или всех за решетку? (комментарий к «налоговым» статьям

Уголовного кодекса Российской Федерации. // Российский налоговый курьер. 1999. № 2.

358 явившиеся причиной недоведения преступления до конца (до представления в налоговые органы заведомо ложной отчетности). Однако если бухгалтер по собственной инициативе внесет соответствующие исправления в бухгалтерские документы, уголовная ответственность исключается.

Существенным условием применения уголовной ответственности является совершение преступления надлежащим субъектом. Помимо общих условий привлечения лиц к уголовной ответственности (достижение возраста 16 лет и вменяемости) по большинству преступлений, совершаемых бухгалтерами, уголовная ответственность применяется только за те деяния, которые входят в компетенцию главного бухгалтера как должностного лица предприятия. Должностными лицами по сложившейся практике признаются руководитель, его заместители, главный бухгалтер. Поэтому работник бухгалтерии, не являясь главным бухгалтером, не может нести уголовную ответственность, установленную для должностных лиц организации.»252

Есть мнение253, что к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов могут привлекаться лица, хотя официально и не занимающие руководящих постов в организации, однако фактически выполняющие управленческие функции. Указание на фактическое исполнение обязанностей означает, что к ответственности по ст. 199 УК РФ может быть привлечено лицо, юридически не занимающее в организации какой-либо должности, связанной с выполнением обязанностей по подписанию представляемых в органы налоговой службы отчетных документов, но в то же время в действительности осуществляющее руководство организацией.

Об этом пишут Попов И.А. и Сергеев В.И. «Однако встречаются случаи, когда функциональные обязанности по расчету и уплате налогов приказом по предприятию (например, в установочном приказе об учетной политике предприятия на отчетный год) возлагается на финансового или коммерческого

254

директора, одного из заместителей директора и т.д.»

В то же время некоторыми авторами отмечается, что круг субъектов данного преступления ограничивается теми лицами, на которых возложена

252 Шаповал Е. Юридическая ответственность бухгалтера: виды, основания и порядок применения. Выпуск 20. 1999 г., октябрь.

253 Яни П.С. Налоговое преступление. Статья вторая. Размер неуплаты. Субъекты ответственности. Вина. Гражданский иск. //Законодательство. 1999. № 12.

254 Попов И.А., Сергеев В.И. Вопросы квалификации преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов или страховых взносов с организаций в государственные внебюджетные фонды (комментарий к ст. 199 УК РФ). // Законодательство. 2001, № 2 .

359 обязанность по ведению бухгалтерского учета, представлению отчетности и уплате налогов.255

С точки зрения практики, наверное, такое утверждение правильно. Ведь ранее часто складывалась ситуация, когда лица, реально организовавшие сокрытие объектов налогообложения, отдававшие распоряжение на внесение искаженных данных в бухгалтерскую отчетность оставались в тени, не привлекались к уголовной ответственности, так как по документам не являлись ни руководителями, ни бухгалтерами, однако реально следили, а подчас и руководили финансово-хозяйственной деятельностью юридического лица, так как являлись вкладчиками денежных средств в данные предприятия или представителями структур, обеспечивающих безопасность и т.д.

Все же в указанном Постановлении Пленума законодатель предусмотрел возможность привлечения таких лиц к уголовной ответственности как соучастников преступления.

Также отметим позицию, заключающуюся в том, что «...согласно УК РФ к уголовной ответственности могут быть привлечены, прежде всего, руководитель организации или лицо, выполняющее управленческие функции. Исходя из сказанного, к уголовной ответственности могут быть привлечены также заместители руководителя и главный бухгалтер только за те деяния, которые входят в их компетенцию как должностных лиц предприятия. Таким образом, к административной и уголовной ответственности могут быть привлечены руководитель и главный бухгалтер организации, а также любое другое лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности.

В тоже время некоторые специалисты допускают, что налоговое преступление может быть совершено в результате давления на лицо со стороны руководства организации. «Гражданин, дав показания о своей преступной деятельности, совершенной под давлением руководства компании и ввиду зависимого положения перед ним, вправе рассчитывать на смягчение наказания. С появлением признания о совершении налогового преступления под принуждением руководителя (учредителя, иного лица, оказывающего влияние на формирование налоговых обязательств предприятия) возникают основания

Завидов Б.Д., Попов И.А., Сергеев В.И. Уклонение от уплаты налогов. М. 2001. С. 17. 256 Бурсулая Т.Д. Административная и уголовная ответственность должностных лиц организаций за нарушения в налоговой сфере. // Консультант бухгалтера. 2001. № 10.

360 для квалификации преступления как умышленного и осуществленного соучастниками по предварительному сговору. Лицо, непосредственно подготовившее недостоверные сведения, будет рассматриваться как исполнитель, а директор (учредитель) - как подстрекатель или организатор. Фактически гражданин признал свое участие в преступной деятельности по предварительному сговору и сознательное внесение искажений в бухгалтерские документы, а также раскрыл обязанности членов организованной группы».

Необходимо отметить, что в последнее время некоторые исследователи и представители правоохранительных органов выходят с предложениями о необходимости установления ответственности учредителей за совершение налоговых преступлений в учрежденных ими организациях, независимо от того принимали ли они участие в финансово-хозяйственной деятельности юридического лица или нет. По мнению авторов этого предложения, данная мера должна заставить учредителей осуществлять строгий контроль за деятельностью учрежденного ими юридического лица, что должно привести к уменьшению количества налоговых правонарушений и преступлений. В частности, те же авторы отмечают, что «...в большинстве случаев лица, выполняющие управленческие функции в организации - наемные работники, которые работают за установленный им должностной оклад, заработную плату. Мотивы для совершения налоговых преступлений, если их не подвигнуть какими-либо стимулами, у них отсутствуют. Другое дело - учредители, собственники предприятия, для которых немаловажное значение имеет неучтенная или иным образом сокрытая прибыль, дивиденды и проч. В тех случаях, когда организация-налогоплательщик является дочерней или зависимой по отношению к другой, в качестве соучастников могут выступать учредитель (участник), акционер, руководитель или главный бухгалтер последней».258

С нашей точки зрения, такая позиция неприемлема, так как установить вину учредителей и тем более акционеров в совершении налогового преступления, при условии того, что их участие в деятельности организации ограничивалось простым учредительством или владением акциями, невозможно. А в соответствии со ст. 5 УК РФ, лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и

Логунов Д.А. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов. // Бухгалтерский учет. 2000. № 23. см. там же, с. 19

361 наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Однако, в случае участия учредителей в совершении налоговых преступлений, они могут привлекаться к уголовной ответственности в качестве соучастников. Мы не рассматриваем в данном случае ситуацию, когда учредитель одновременно является генеральным директором или главным бухгалтером организации. В данном случае, такое лицо привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях.

Достаточно давно и долго говорится и спорится о том, могут ли быть юридические лица субъектами уголовной ответственности в части привлечения за различные преступления против собственности, а также в сфере экономической деятельности к таким видам наказания, как штраф. Некоторые специалисты также в виде наказания видят принудительную ликвидацию юридического лица. В качестве примера обычно приводится возможность привлечения к уголовной ответственности корпораций в США.

С нашей точки зрения, такая позиция противоречит основополагающим принципам российского уголовного права и на данном этапе рассмотрение вопроса о возможности введения является преждевременным.

Однако заслуживает внимания позиция специалистов, исследующих проблемы использования предприятий для совершения преступлений, а также создания фиктивных предприятий с целью совершения различных правонарушений и преступлений.

Так, по мнению Е. Курициной, при совершении преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ (мошенничество) юридическое лицо используется виновными в качестве орудия преступления для достижения преступной цели. Как убийца использует нож, а взломщик - отмычку, так и финансовые мошенники используют юридическое лицо для совершения преступления. Однако юридическое лицо к предметам отнести нельзя, при том, что их использование делает возможным или облегчает совершение и сокрытие преступления. Именно использование наименования, юридического адреса, банковских счетов и иных реквизитов юридического лица сделало возможными масштабные мошеннические операции середины 90-х годов и иные преступления в сфере экономики.

Ни уголовное, ни гражданское законодательство не предусматривают специальную процедуру уничтожения такого орудия преступления, как

362 юридическое лицо. По действующему уголовному законодательству юридическое лицо не является субъектом преступления. Следовательно, гражданские иски в уголовном процессе могут предъявляться только к конкретному физическому лицу, привлеченному в качестве обвиняемого и признанному гражданским ответчиком. Гражданский иск к организации отличается от иска к физическому лицу по субъектам правоотношений, которые не могут быть взаимозаменяемы.

Процедура банкротства целесообразна только тогда, когда у ликвидируемого юридического лица в натуре существует какое-то имущество, реализация которого может хотя бы частично возместить потери кредиторов. В настоящее время такими организациями являются только коммерческие банки, часть средств которых находится в Фонде обязательных резервов Центробанка России. Для решения выявленных проблем автор статьи предлагает ряд мер: « ...предусмотреть в УПК возможность признания юридического лица специфическим орудием преступления, разработать процедуру признания его соответствующим доказательством, признать необходимость вынесения судом решения о его ликвидации по иску прокурора, уполномоченного государственного органа или общественной организации, в ходе рассмотрения вопросов гражданского иска в уголовном деле, закрепить в УПК России процедуру ликвидации юридического лица, признанного судом орудием преступления, исключить из юрисдикции арбитражного суда рассмотрение дел о ликвидации фирм-мошенников по основаниям ч. 2 ст. 61 ГК России. Все материальные претензии должны предъявляться к непосредственному исполнителю преступления, а не к юридическому лицу, у которого зачастую нет никакого имущества, обеспечивающего возмещение ущерба.259

Похожее исследование провел А. Волобуев на Украине. Согласно его исследованию, технология преступной деятельности с использованием статуса субъектов предпринимательской деятельности имеет форму организационных и хозяйственных действий учредителей и руководителей коммерческих структур. Эти внешне законные действия направлены, с одной стороны, на создание благоприятных условий для совершения экономических преступлений, а с другой - на маскировку преступной деятельности с целью уклонения ее организаторов от ответственности.

Курицина Е. Юридическое лицо как орудие преступления. // Российская юстиция. 2001. № 2.

363 Анализ материалов уголовных дел, иной информации дает основание говорить об определенных стандартах поведения «экономических» преступников независимо от того, на территории какого государства СНГ они находятся. Одним из основных элементов является цель образования фиктивных предприятий - при создании организованных преступных групп фиктивных коммерческих структур могут преследоваться несколько целей: совершение хищения государственного или коллективного имущества; уклонение от уплаты налогов; незаконное получение и использование кредитов; незаконное обналичивание денежных средств. С использованием фиктивных предприятий возможно проведение других незаконных финансово-хозяйственных операций, которые могут квалифицироваться как легализация незаконно полученных денежных средств. Использование фиктивных предприятий с целью уклонения от уплаты налогов субъектами хозяйствования осуществляется путем заключения фиктивных хозяйственных договоров на выполнение работ или оказание услуг с перечислением на их счета определенных сумм. Поступившие на счета фиктивных предприятий денежные средства снимаются наличными с обоснованием - «на командировочные расходы». Полученные суммы распределяются между соучастниками. При этом руководители фиктивного предприятия либо вовсе не подают в налоговые органы декларации, либо существенно занижают суммы, прошедшие через его

260

счета.

В связи с этим хотелось бы коснуться следующего вопроса. Некоторые специалисты считают, что субъектом обоих составов налоговых преступлений является налогоплательщик. С нашей точки зрения, такое утверждение является не совсем правильным. Все же субъектом налогового преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 16-ти летнего возраста, а не налогоплательщик - организация или физическое лицо, на которые в соответствии с Налоговым кодексом возложена обязанность уплачивать налоги и (или) сборы (ст. 19 НК России).

Субъективная сторона - прямой умысел. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 мая 2003 г. № 9-П «По делу о проверке конституционности положения статьи 199 Уголовного кодекса Российской

260 Волобуев А. Фиктивное предпринимательство как способ сокрытия тяжких экономических преступлений. // Российская юстиция. 2001. № 6.

261 Александров И.В. Налоговые преступления: криминалистические проблемы расследования. СПб. Юридический центр Пресс. 2002. С. 18.

364 Федерации в связи с жалобами граждан П.Н.Белецкого, Г.А.Никовой, Р.В.Рукавишникова, В.Л.Соколовского и Н.И.Таланова» разъяснено, что использование в диспозиции статьи 199 УК РФ термина «уклонение», указывает на определенную цель совершаемого деяния - избежать уплаты законно установленных налогов. В свою очередь это свидетельствует о том, что состав этого преступления предполагает наличие в действиях виновного лица именно умысла (часть вторая статьи 25 УК РФ), который в данном случае направлен непосредственно на уклонение от уплаты налога (подробнее об этом в п. 4.3. данной главы диссертационного исследования).

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Соловьев Иван Николаевич. Реализация уголовной политики России в сфере налоговых преступлений: проблемы и перспективы [Электронный ресурс]: Дис. .. д-ра юрид. наук : 12.00.08 .-М.: РГБ (Из фондов Российской Государственной Библиотеки). 2005

Еще по теме 3.2.2. Статья 199. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации.:

  1. Статья 212. Уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей
  2. 5. Привлечение к уголовной ответственности за налоговые преступления
  3. 3.3.4. Оптимизация налогообложения и уклонение от уплаты налогов.
  4. 2.1. Материальные последствия налоговых преступлений и некоторые вопросы возмещения нанесенного в результате уклонения от уплаты налогов ущерба государству.
  5. 3.2. Уголовно-правовая характеристика налоговых преступлений в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162. 3.2.1. Статья 198. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица.
  6. 3.2.2. Статья 199. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации.
  7. 3.2.4. Статья 199 . Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов.
  8. 3.4.7. Включение заведомо ложных сведений в бухгалтерские документы как форма совершения уклонения от уплаты налогов и (или) сборов.
  9. §4. Способ совершения уклонения от уплаты налогов как основной элемент состава налоговых преступлений. 4.1. Наиболее распространенные способы уклонения от уплаты налогов.
  10. § 8. Ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах
  11. 4. Бланкетный характер нормы об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -