<<
>>

§ 3. Взаимодействие оперативных подразделений и следственных органов на этапе реализации результатов оперативно-розыскной деятельности по выявлению и раскрытию преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики

Раскрытие преступлений, как мы указывали выше, является составной частью системы задач ОРД, указанных в ст. 2 Закона «Об ОРД», с присущей ей спецификой в методах реализации. Переходя к рассмотрению этого вопроса, отметим, что раскрытие преступлений представляет собой длящийся процесс от выявления самого факта совершенного преступления либо действий по уже известному (зарегистрированному) преступлению, но совершенному в условиях неочевидности, когда предстоит установить лицо, его совершившее, и до момента судебного решения по делу .

Ряд специалистов в сфере ОРД под раскрытием преступлений понимают систему мер по установлению лиц, совершивших преступления, и обеспечение возможности их привлечения к ответственности путем сбора инфор-

189

мации, имеющей доказательственное значение .

Субъектами данной деятельности выступают следователи и дознаватели. При этом важным элементом процесса раскрытия преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики, является взаимодействие оперативного подразделения со следственными органами, в производстве которого находится уголовное дело о коррупционном преступлении в соответствии с подследственностью. [183] [184]

Специфика раскрытия преступлений коррупционной направленности обусловлена тем, что первичные сведения и основной объем фактических данных, которые будут использованы в доказывании, выявляются и фиксируются, как правило, еще до принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела. Поэтому в борьбе с коррупцией, в том числе в негосударственном секторе, эффективность работы органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и налаженное взаимодействие со следственными органами приобретают особое значение[185] [186].

Необходимость взаимодействия сотрудников оперативных подразделений и органов предварительного следствия напрямую связана с объективной необходимостью использования результатов ОРД в раскрытии и расследовании преступлений. Несмотря на то, что термин «взаимодействие» и его определение не содержатся в уголовно-процессуальном и в оперативно-розыскном законах, из содержания отдельных норм этих законов очевидно, что соответствующие органы имеют взаимный интерес в стремлении к единой цели - установлению обстоятельств совершения преступления и причастных к нему лиц.

В научной литературе существует множество классификаций форм взаимо-

191

действия , однако исследователи однозначно выделить лишь две основные его формы: процессуальную и организационную.

Процессуальная форма взаимодействия между сотрудниками оперативных подразделений и следователями законодательно закреплена в УПК РФ. Пункт 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ уполномочивает следователя давать органу дознания в случаях и порядке, установленных УПК РФ, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении.

Организационная форма взаимодействия выработана практикой и регламентируется ведомственными нормативными актами. К ним можно отнести создание следственно-оперативных групп, руководителями которых в зависимости от подследственности совершенного преступления выступают следователь или дознаватель; привлечение к деятельности следственной группы в порядке, предусмотренном УПК РФ, сотрудников оперативных подразделений.

Также к организационным формам можно отнести взаимный обмен информацией между названными субъектами; согласованное планирование следственных действий и оперативно - розыскных мероприятий; ознакомление следователя с данными, полученными оперативно-розыскным путем.

Эффективная организация взаимодействия следственных органов и оперативных служб в ходе работы по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений всегда являлась и является приоритетным вопросом. О том, как его правильно организовать, принимаются нормативные правовые акты[187] [188] [189], разрабатываются методические документы , подготавливаются научные работы , защищаются диссертационные исследования[190]. На практике также проводится большой объем работы: создаются межведомственные рабочие группы, осуществляются рабочие встречи, данный вопрос обсуждается на координационных совещаниях правоохранительных органов. Данная тема является актуальной, поскольку недостатки существующей организационно-правой формы взаимодействия упомянутых органов очевидны как для практических работников, так и для научного сообщества.

Приведем мнение А.А. Ширванова, который, исследуя вопросы современного оперативно-розыскного обеспечения расследования преступлений, считает, что «проблема ... взаимодействия между органами, осуществляемыми оперативно-розыскную деятельность и органами предварительного следствия, осуществляющими уголовно-процессуальную деятельность, всегда стояла достаточно остро из-за недостаточно эффективного ее решения. Всевозможные ведомственные указания, приказы, распоряжения и инструкции Г енерального прокурора Российской Федерации должного результата не приносили и не приносят. Практически во всех органах внутренних дел взаимодействие, которое сводится к выполнению оперативными сотрудниками отдельных поручений следователей и крайне редкой реализацией оперативно-розыскных материалов, осуществляется на низком

196

уровне» .

Соглашаясь с таким подходом, обратимся к проблеме взаимодействия оперативных подразделений органов внутренних дел (в основном, имеются в виду подразделения ЭБиПК) и следственных органов (СК России) на этапе реализации результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных в процессе документирования преступлений коррупционной направленности в негосударствен-

197

ном секторе экономики .

Ввиду того, что по своей природе коррупционные преступления являются одним из самых латентных видов преступлений, проблема доказывания в уголовном процессе является центральной для взаимодействия оперативных подразделений и следственных органов, поскольку именно факт привлечения к уголовной от- [191] [192] ветственности судом на основе доказанного обвинения определяет и показывает эффективность всей их деятельности. В связи с этим результаты ОРД, полученные в процессе документирования, служат основой решения всех оперативнорозыскных задач, в том числе обеспечивающих выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие и расследование преступлений, установление лиц, к ним причастных.

Предоставляя результаты оперативно-розыскной деятельности следователю, оперативное подразделение задокументировавшее преступление коррупционной направленности, фактически «делает фундамент» будущей доказательственной базы по уголовному делу, на основании которого следователь получает другие необходимые для установления истины доказательства, в том числе дополняя и уточняя предмет доказывания по делу новыми сведениями, помимо тех, которые уже следуют из имеющихся материалов.

Ошибки в проведении и оформлении оперативно-розыскных мероприятий на этапе документирования могут привести к сокращению доказательственной базы, к исключению из обвинения отдельных эпизодов преступной деятельности за недоказанностью, к приостановлению, либо прекращению уголовных дел, вынесению оправдательного приговора.

Как нами уже отмечалось, по преступлениям коррупционной направленности требуется установить и зафиксировать не только общие признаки преступления, но детально задокументировать каждый элемент состава преступления. Применительно к документированию коррупционных преступлений, отнесенных к негосударственной сфере (гл. 23 УК РФ), ключевую роль играют: фиксация умысла на совершение преступления (например, об этом может свидетельствовать уничтожение документов); своевременное исследование и приобщение к материалам дела функциональных и должностных обязанностей лиц, что позволяет правильно определить субъект состава коррупционного преступления; уголовноправовая оценка характера деяний третьих лиц, четкое разграничение форм соучастия в совершении преступления; доказательства объективной стороны коммерческого подкупа; установление на стадии документирования, в том числе с привлечением специалиста, степени существенности вреда либо оценка тяжких последствий, причиненных в результате злоупотребления полномочиями, и ряд других существенных моментов.

Очевидно, что обнаружение и фиксация такого рода данных оперативным путем имеет существенное значение для привлечения виновных к уголовной ответственности. В противном случает они могут быть безвозвратно упущены и уничтожены, а следственным путем компенсировать оперативно-розыскные недостатки невозможно.

Помимо этого, для определения эффективности взаимодействия важно, чтобы документирование по установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию, было одновременно неразрывно связано с пониманием следователя процессуальных доказательств для обеспечения доказательственной базы расследования.

Анализ следственной практики позволил выявить основные ошибки в оформлении результатов оперативно-розыскной деятельности, предоставленных в подразделения СК России.

Основным негативным моментом является наличие в материалах ОРД обстоятельств, указывающих на провокацию взятки либо коммерческого подкупа или иные должностные правонарушения со стороны оперативных сотрудников. Мы не будем останавливаться на данном вопросе, поскольку он был подробно рассмотрен нами выше, при исследовании вопросов документирования преступлений коррупционной направленности.

Отметим лишь, что в 2015 г. СК России подготовлено информационное письмо «О правовой позиции Европейского Суда по правам человека и российской судебной практики по вопросу оценки оперативно-розыскного мероприятия как провокации преступления» и направлено в следственные управления (отделы) всех уровней. Данное письмо отражает позицию органов СК России и суда относительно разграничения оперативного эксперимента и провокации преступления, [193] а также признания результатов проведения оперативного эксперимента недопустимыми доказательствами.

В информационном письме СК России напрямую указано, что, решая вопрос о законности результатов оперативно-розыскной деятельности, следует учитывать, что заявление лица о преступлении, поданное им в правоохранительные органы, либо информация о преступлении, полученная из оперативных источников, не могут сами по себе свидетельствовать о наличии оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий.

На основании упомянутого информационного письма следственные подразделения СК России различного уровня ориентированы на тщательную проверку сообщений о коррупционных преступлениях (ст. 204, 204.1, 290, 291, 291.1 УК РФ), поступивших из органов, осуществляющих ОРД, с постановлением о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности, на предмет наличия обстоятельств, указывающих на признаки преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ. В каждом случае выявления подобных фактов необходимо давать правовую оценку действиям сотрудников, проводивших данные ОРМ, с точки зрения наличия в них признаков преступлений, предусмотренных ст. 285, 286, 304 УК РФ.

Далее рассмотрим другие характерные нарушения в оформлении результатов оперативно-розыскной деятельности.

Ошибки в квалификации преступления

Как показывает проведенное исследование, в правоприменительной практике постоянно возникают сложности, связанные с правильной квалификацией преступлений коррупционной направленности, которые и являются наиболее распространенными причинами отказа в возбуждении уголовных дел, прекращения уголовных дел либо оправдания подсудимых в зависимости от стадии уголовного процесса.

Исследование показало, что наиболее типичные ошибки в квалификации преступлений, предусмотренных ст. 201, 204 УК РФ заключаются в том, что практических работники (оперативные сотрудники и следователи), как правило, оставляют без должного внимания структуру и общие условия деятельности организации, где работает лицо, подозреваемое в совершении преступления, не исследуют должным образом и не приобщают к материалам дела функциональные и должностные обязанности данных лиц, ошибочно определяют субъект данного состава преступления. В обвинительных заключениях не приводятся доказательства объективной стороны коммерческого подкупа, когда преступление совершается под видом сделок, либо когда используются реквизиты третьих организаций, банковские счета, другие средства безналичного расчета, в том числе сети Интернет. Не дается объективная оценка характера деяний третьих лиц, не проводится четкого разграничения форм соучастия в совершении преступлений[194].

Часть проблемы проблема кроется в том, что оперативными подразделениями, следственными органами и судом по-разному оценивается доказательственная база в отношении руководителей негосударственного сектора экономики и должностных лиц органов власти и управления. До настоящего момента вопросы формирования единой системы правовой оценки для всех правоохранительных органов на всей территории РФ находятся лишь на стадии обсуждения.

Интервьюирование сотрудников подразделений ЭБиПК в г. Москве в отделах на уровне округа показало, что подобная правовая оценка вырабатывается на протяжении многих лет и напрямую зависит от мнения конкретного прокурора округа. Таким образом, в разных округах г. Москвы по - разному квалифицируют одни и те же деяния.

Парадоксально и то, что, например, в одних субъектах РФ позиция прокуратуры и следственных органов заключается в том, что в случае если, лицо принимало деньги в качестве коммерческого подкупа за оказанные услуги и утверждало, что использовало их не для себя лично, а для нужд предприятия, принимаются решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо выносятся постановления о прекращении уголовного дела.

В других регионах в подобных случаях уголовные дела возбуждаются по факту коммерческого подкупа в совокупности с мошенничеством. В третьих регионах органы следствия и прокуратуры квалифицируют такое деяние только как мошенничество. Также может иметь место квалификация одного и того же деяния как присвоение или растрата, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, злоупотребление полномочиями, служебный подлог, подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков.

Например, в 2014 г. в г. Санкт-Петербурге в результате проведения оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» при получении денежных средств в сумме 750 тыс. руб. задержан с поличным главный инженер ООО «Сплав» С. за разрешение доступа к общедомовым кабельным сетям для прокладки высокоскоростного интернета. Однако, СО СК России по Выборгскому району г. Санкт-Петербурга не усмотрел в действиях лица коммерческой организации признаков состава преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ и возбудил уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ, что, на наш взгляд, не является правильным с точки зрения объективной оценки их деяний.

В другом случае в 2013 г. подразделениями ЭБиПК УМВД России по Липецкой области совместно с УФСБ России по Липецкой области реализованы результаты оперативно-розыскной деятельности в отношении конкурсного управляющего ЗАО Т., который вымогал у одного из директоров коммерческой организации незаконное денежное вознаграждение в размере 2 млн. рублей за ненаправление в Арбитражный суд Липецкой области искового заявления о признании сделки недействительной. В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий в июне 2013 г. Т. был задержан с поличным. Однако по результатам проверки СУ СК России по Липецкой области принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в порядке ч. 2 ст. 24 УПК РФ. Причиной этого явилось то, что подозреваемый, используя формулировки ст. 204 УК РФ, сумел доказать, что не имел умысла на корысть. С помощью платежных документов он подтвердил, что, принимая деньги за оказанные услуги, он использовал их якобы не для себя лично, а для нужд предприятия, где он работал.

Для объективной оценки преступного деяния необходимо четкое сопоставление уголовно-правовых признаков преступления, сформулированных в УК РФ, с соответствующими параметрами деяния, полученными в процессе его выявления и документирования. До настоящего момента вопросы формирования единой системы правовой оценки для всех правоохранительных органов на всей территории РФ находятся лишь на стадии обсуждения.

Непринятие мер по своевременному проведению необходимых оперативно-розыскных мероприятий

В ряде случаев упущение оперативными сотрудниками нужного момента фиксации доказательств порой приводит к безвозвратной утрате следов преступления. Например, следственным управлением по Архангельской области и Ненецкому автономному округу расследовано и направлено в суд с обвинительным заключением уголовное дело по обвинению Ш. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 303, ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ. В ходе следствия по делу установлено, что Ш., являясь директором Кредитного потребительского кооператива граждан, с целью приобретения права на чужое имущество, путем обмана, используя свое служебное положение, обратилась в суд с шестью заявлениями о выдаче судебного приказа о взыскании с шести граждан долгов по договорам займа, приложив к указанным заявлениям в качестве доказательств сфальсифицированные договоры займа. Довести до конца свой преступный умысел Ш. не смогла по не зависящим от нее обстоятельствам, поскольку ее действия пресекли сотрудники правоохранительных органов.

Северодвинским городским судом по результатам рассмотрения уголовного дела в отношении Ш. на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ вынесен оправдательный приговор. Оправдывая Ш., суд в своем приговоре указал, что совокупностью представленных доказательств не подтверждено, что обвиняемая была заведомо осведомлена о подложности представленных ею в суд документов.

Причиной вынесения судом такого решения явилось непринятие мер по своевременной отработке оперативным путем сотрудников Кредитного потребительского кооператива, возглавляемого Ш., что повлекло возможность выдвижения версии о добросовестном заблуждении последней относительно действительности представленных ею в суд договоров.

Очевидно, что во избежание подобных случаев оперативным сотрудникам, помимо осуществления полного и всестороннего использования всех сил, средств и методов оперативно-розыскной деятельности, необходимо предварительно знакомить следователя с материалами доследственной проверки на стадии документирования.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий в нарушение Закона «Об ОРД»

Разновидностью этой ошибки являются:

проведение оперативно-розыскных мероприятий без достаточных на то оснований;

отсутствие постановления о проведении ОРМ;

в постановлении о проведении ОРМ не указываются основания для его проведения;

в описательной части постановления о проведении ОРМ нет указания на признаки конкретного состава преступления;

отсутствие сведений о совершении преступления до начала производства оперативно-розыскных мероприятий.

Отсутствие необходимых документов оперативно-розыскной деятельности

Следует отметить, что для принятия законного и обоснованного решения по материалам, содержащим результаты оперативно-розыскной деятельности, в ряде случае необходимо дополнить представленные материалы документами, описывающими ход и результаты ОРМ (например, постановлением о предоставлении материалов оперативно-розыскной деятельности, актами прослушивания и расшифровки звуко- и видеозаписей, справок, рапортов т.д.), и материальными носителями информации (оригиналы звуко- и видеозаписей). Между тем для документирования преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе, как уже отмечалось, важно:

изучить структуру и общие условия деятельности организации, где работает лицо, подозреваемое в совершении преступления;

приобщить к материалам дела функциональные и должностные обязанности данных лиц;

изъять подлинники документов, подтверждающих их противоправные деяния, и т.д.

Технические ошибки в документах оперативно-розыскной деятельности.

В ходе оформления документов, в которых зафиксированы результаты оперативно-розыскной деятельности, оперативными подразделениями зачастую допускаются технические ошибки. Причиной технических ошибок является невнимательность оперативных сотрудников.

Так, в производстве следственного управления по Чеченской Республике находилось уголовное дело по обвинению Д.З.М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 291 УК РФ. Данное уголовное дело возвращено для производства дополнительного расследования прокурором, который в своем постановлении указал на следующие имеющие место недостатки: в постановлении о рассекречивании результатов оперативно-розыскной деятельности указано о рассекречивании соответствующих материалов в отношении не Д.З.М., а Д.Э-Х.И., тогда как оперативно-розыскные мероприятия проведены в отношении Д.З.М.; постановление о проведении оперативного эксперимента, вынесенное оперуполномоченным ОЭБиПК ОМВД России по Урус-Мартановскому району, согласовано с врио начальника ОЭБиПК МВД России по г. Кумертау; в плане проведения оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» указано, что такое мероприятие проводится в отношении Д.У.А., в то время как указанные мероприятия проводятся в отношении Д.З.М.

Кроме того, иногда встречаются ошибки в названии ОРМ. Например, «проверочный эксперимент», «эксперимент», «контрольная покупка», «оперативный опрос», «разведывательный опрос», «оперативное наблюдение» и т.п. В то же время в ст. 6 Закона «Об ОРД» дан исчерпывающий перечень ОРМ с их точным названием. Иное название является нарушением закона, которое может повлечь признание доказательств, сформированных на основе результатов ОРД, недопустимыми.

Также нередки фактические ошибки в процессуальных документах (несогласованность дат, времени, фамилий понятых). Например, встречаются документы, согласно которым одни и те же понятые в одно и то же время участвовали в проведении осмотра места происшествия в разных районах Москвы). Подобные доказательства всегда признаются недопустимыми.

Такого рода нарушения могли быть выявлены еще на этапе представления соответствующих материалов в следственные органы в порядке консультации и устранены в рабочем порядке и в целом не повлекли бы каких-либо негативных последствий.

Технические ошибки, допускаемые оперативными подразделениями при составлении документов оперативно-розыскной деятельности, в большинстве своем достаточно заметны. Поэтому несвоевременное обнаружение и устранение таких недочетов на первоначальном этапе свидетельствует лишь о неэффективно организованном межведомственном взаимодействии.

Подводя итог рассмотрению характерных ошибок, допускаемых подразделениями ЭБиПК в ходе документирования преступлений коррупционной направленности, следует отметить, что работа по недопущению подобных нарушений может быть построена только путем организации постоянного межведомственного взаимодействия подразделений СК России и оперативных подразделений, включающего в себя совместные консультации по сложным вопросам правоприменительной практики использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам, обмена соответствующей информацией. Такая совместная работа предполагает в первую очередь своевременное информирование оперативных сотрудников о требованиях органов СК России, прокуратуры и суда к оформлению результатов оперативно-розыскной деятельности.

Проведенное исследование показало, что по делам о преступлениях коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики, предоставление результатов ОРД и взаимодействие оперативных подразделений со следственными органами могут быть сведены к двум основным ситуациям:

в правоохранительные органы обратились с заявлением лица о совершенных или совершаемых в отношении них вымогательстве коммерческого подкупа или известных им злоупотреблениях лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих ил иных организациях;

оперативное подразделение самостоятельно получило информацию о совершении коррупционного преступления, осуществило документирование в рамках дела оперативного учета и предоставило результаты ОРД следователю.

При этом следует отметить, что в первой ситуации потерпевшие могут обратиться с заявлением как в подразделения органов внутренних дел, так и в подразделения СК России. В случае, если заявление о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении коррупционной направленности содержит признаки преступления, отнесенного к подследственности органов СК России, необходимо зарегистрировать его в КУСП и передать в подразделение СК России для проведения процессуальной проверки в порядке ст. 144 УПК РФ с готовностью провести ОРМ по поручению следователя с последующим предоставлением результатов ОРД.

Опыт практической деятельности диссертанта в период прохождения службы в ГУЭБиПК МВД России показал, что в настоящее время организационно - правовая форма взаимодействия подразделений МВД России с подразделениями СК России при раскрытии и расследовании преступлений коррупционной направленности отсутствует, что порождает разнообразную практику. Например, в некоторых территориальных подразделениях ЭБиПК на уровне региона отсутствует практика возбуждения уголовных дел по материалам дел оперативного учета до задержания подозреваемого. В других субъектах РФ оперативными сотрудниками в рамках дел оперативного учета документируются факты получения незаконных денежных вознаграждений, материалы ОРД рассекречиваются, предоставляются в подразделение СК России, которое возбуждает уголовное дело, а затем происходит задержание с поличным.

Еще одной проблемой является то, что оперативные подразделения не всегда уведомляются о результатах рассмотрения оперативно-служебных материалов и служебных проверок, направляемых ими в порядке ст. 144 УПК РФ. В ряде случаев от должностных лиц подразделений СК России поступали сообщения со ссылкой на отсутствие у сотрудников оперативных подразделений МВД России статуса самостоятельного субъекта уголовного процесса.

Помимо этого, продолжают иметь место случаи нарушения ст. 145 УПК РФ, когда следственные органы возвращают материалы проверок без принятия процессуальных решений, без указания конкретных оснований возврата материалов, основываясь лишь на общих положениях уголовно-процессуального права, не применяя его специальные нормы о подследственности.

По сути в настоящее время сформировалась правоприменительная ошибка[195] как в следственных органах, так и в оперативных подразделениях МВД России, заключающаяся в проведении проверки в порядке ст. 144 УПК РФ сообщений преступлениях, которые не подследственны МВД России.

В связи с этим наиболее актуальной представляется проблема взаимодействия оперативных подразделений со следственными органами СК России в сфере противодействия коррупции, формы и порядок которого нуждаются в совершенствовании, что невозможно без принятия соответствующего нормативного правового акта о взаимодействии.

В настоящее время правовая основа взаимодействия оперативных подразделений и следственных органов представляет собой совокупность законодательных и подзаконных нормативных правовых актов. К их числу следует отнести: Конституцию РФ; международные договоры и соглашения по вопросам взаимодействия правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью, заключенные либо признанные РФ; уголовное, уголовно-процессуальное и оперативно-розыскное законодательство; нормативные правовые акты Президента РФ и Правительства РФ; межведомственные и ведомственные нормативные правовые акты, регулирующие вопросы взаимодействия, в числе которых особо следует отметить Инструкцию о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности.

В то же время следует отметить, что проблема отсутствия документа, регламентирующего взаимодействие оперативных подразделений и следственных органов по вопросам раскрытия и расследования преступлений коррупционной направленности, возникла в связи с принятием Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия»[196], возложившим полномочия по расследованию большинства преступлений коррупционной направленности на СК России.

Обратим внимание, что соответствии с п. 2.1.2 протокола заседания межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по общественной безопасности от 30 июня 2014 г. № 2 предусмотрено подготовить межведомственный нормативный правовой акт, определяющий порядок взаимодействия при расследовании и раскрытии преступлений коррупционной направленности, - Положение о порядке межведомственного взаимодействия в сфере борьбы с преступлениями коррупционной направленности (далее - Положение о взаимодействии). Однако фактически в течение почти трех лет (на момент подготовки настоящего диссертационного исследования) проект Положения о взаимодействии разработан СК России, но по-прежнему находится в стадии согласования с МВД России и ФСБ России.

В качестве примера хотелось бы привести ситуацию с взаимодействием следственных органов с органами налогового контроля при расследованием налоговых преступлений. С 1 января 2011 г. полномочия по расследованию налоговых преступлений были возложены на СК России. Указанные органы, понимая, что успех расследования данных преступлений прежде всего зависит от эффективного взаимодействия заключили Соглашение о взаимодействии[197]. В соответствии с данным Соглашением предусмотрено проведение совместных мероприятий следственными и налоговыми органами, определены основные формы, принципы и механизм взаимодействия.

На наш взгляд, необходимость подготовки Положения о взаимодействии СК России совместно с МВД России и ФСБ России очевидна. Такой документ должен предусматривать порядок взаимодействия при поступлении сообщений о преступлениях, подследственных СК России, на стадии документирования преступной деятельности до возбуждения уголовного дела, при оценке результатов оперативно-розыскной деятельности, на этапах предварительного расследования и по приостановленным уголовным делам. В связи с этим нами разработан проект данного положения (см. приложение № 1).

В положения о взаимодействии должны быть установлены четкие критерии сотрудничества по ключевым направлениям межведомственного взаимодействия на основе принципов:

соблюдения законности, конституционных прав и свобод человека и гражданина;

самостоятельности каждого правоохранительного органа в пределах полномочий, предоставленных ему законодательством;

процессуальной независимости и персональной ответственности следователей и сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, за точное выполнение согласованных мероприятий, исключения формализма и волокиты при принятии совместных решений.

Целью организации межведомственного взаимодействия следственных органов с оперативными подразделениями должно являться усиление борьбы с наиболее опасными преступлениями коррупционной направленности, в том числе отнесенных уголовным законом к категориям тяжких и особо тяжких, совершенных организованными преступными группами, в составе преступных сообществ, высокопоставленными должностными лицами, должностными лицам федеральных органов исполнительной власти, иностранными должностными лицами, должностными лицами публичных международных организаций, высокопоставленными лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях, а также совершенными в сферах заказов товаров, работ и услуг для государственных и муниципальных нужд, государственного оборонного заказа, жилищно-коммунального хозяйства, политической, правоохранительной и судебной деятельности.

Основными задачами, стоящими перед оперативными подразделениями при взаимодействии с органами СК России при раскрытии и расследовании преступлений коррупционной направленности, должны являться:

обеспечение в пределах своей компетенции эффективности совместных действий по выявлению, пресечению, раскрытию и расследования преступлений коррупционной направленности;

достижение максимального уровня законности при принятии процессуальных и иных решений;

снижение уровня латентности преступлений коррупционной направленности и реализацию принципа неотвратимости наказания;

обеспечение эффективного и оперативного обмена информацией; исключение возможных просчетов в служебной и процессуальной деятельности по борьбе с преступлениями коррупционной направленности;

принятие эффективных мер по выявлению и аресту имущества для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ;

выработка единого подхода в методике осуществления оперативно-розыскной деятельности и расследования отдельных видов преступлений, тактике проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий.

В качестве форм межведомственного взаимодействия в сфере борьбы с преступлениями коррупционной направленности в Положении о взаимодействии следует определить: планирование, согласование и организацию совместных действий; организацию оперативного обмена данными (доступ к данным) и необходимой для целей и задач служебной деятельности информацией, в том числе носящей конфиденциальный характер; разрешение спорных ситуаций, возникающих в процессе совместной деятельности; совместный анализ результатов работы с учетом складывающейся правоприменительной практики законодательства об оперативно-розыскной деятельности, уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

В качестве иных (внепроцессуальных) форм межведомственного взаимодействия в сфере борьбы с преступлениями коррупционной направленности следует предусмотреть: проведение координационных совещаний руководителей правоохранительных органов, постоянные и временные межведомственные рабочие группы, оперативные совещания, проводимые с участием сторон взаимодействия, «круглые столы», научно-практические семинары, конференции, совместные учебные занятия и т.д.

Каждая из вышеуказанных форм взаимодействия имеет свои организационные особенности. В данной работе будут рассмотрены наиболее типичные из них применительно к взаимодействию на этапе реализации результатов оперативно - розыскной деятельности, полученных в ходе выявления и документирования преступлений коррупционной направленности.

До предоставления результатов ОРД на этапе документирования взаимодействие оперативного сотрудника со следователем, на наш взгляд, должно осуществляться путем предварительного совместного анализа материалов ОРД с целью оказания помощи в правовой оценке имеющейся оперативной информации; определения степени готовности материалов для их официального представления для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; прогнозирования возможных итогов проведения оперативно-розыскных мероприятий, корректирования и оптимизации процедуры документирования преступлений. С этой целью на данном этапе проводятся межведомственные совещания и рабочие встречи, организуемые с соблюдением требований режима секретности, в ходе которых определяется необходимость изучения следователем предварительных результатов, полученных в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, на предмет достаточности содержащихся в них сведений для возбуждения уголовного дела, соблюдения установленных законодательством требований, предъявляемых к результатам ОРД.

В случае установления такой необходимости материалы оперативно - розыскной деятельности предоставляются для ознакомления следователю. Процедура предварительного ознакомления с материалами ОРД предусматривает следующее: сотрудник ЭБиПК, полагая, что собранные им материалы содержат достаточные сведения о признаках преступления, докладывает об этом своему руководителю. Последний на основании письменного обращения руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, направляет материалы руководителю следственного органа для ознакомления. Передача материалов осуществляется с соблюдением требований о защите сведений, составляющих государственную, служебную и иную охраняемую законом тайну.

После изучения предоставленных предварительных результатов, полученных в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, руководитель следственного органа СК России может высказать рекомендации о возможных мерах, которые следует принять в целях сбора дополнительных доказательств, либо сообщить об отсутствии таких рекомендаций. Письменное согласование со следователем представленных материалов оперативно-розыскной деятельности какими- либо нормативными правовыми актами не предусмотрено.

Получив информацию от следственного органа СК России о наличии в материалах ОРД оснований для возбуждения уголовного дела либо выполнив рекомендации о восполнении имеющихся в них пробелов, оперативный сотрудник в соответствии с подследственностью предоставляет в установленом порядке результаты ОРД для рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть предоставлены в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела либо в дополнение к уже имеющимся у следствия материалам, когда соответствующие мероприятия проводились по поручению следователя.

Под результатами (материалами) ОРД следует понимать сведения, полученные в соответствии с Законом «Об ОРД», о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда, других обстоятельствах, способствующих раскрытию и расследованию преступления, а также предметы и документы, полученные должностными лицами, осуществляющими ОРД на законных основаниях.

Результаты ОРД систематизируются и предоставляются в виде рапорта или сообщения органа, осуществляющего ОРД. Указанные документы должны нести конкретную юридическую смысловую нагрузку, по сути, они выполняют роль официального повода к возбуждению уголовного дела в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ как сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, а содержащаяся в них информация в совокупности с иными представляемыми сведениями служит основанием для возбуждения уголовного дела, если дознаватель, орган дознания и следователь увидят в них «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления» (ч. 2 ст. 140 УПК РФ).

В соответствии с Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органом, осуществляющим ОРД, предоставляются следующие документы и объекты:

1) рапорт об обнаружении признаков преступления (при направлении материалов для решения вопроса о возбуждении уголовного дела) или сообщение о результатах оперативно-розыскной деятельности;

2) постановление руководителя органа, осуществляющего ОРД, о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд;

3) постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия (проверочной закупки или контролируемой поставки предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативного эксперимента или оперативного внедрения);

4) постановление руководителя органа, осуществляющего ОРД, о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей;

5) копии судебных решений о проведении ОРМ (при наличии таковых);

6) материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, справки, другие документы, а также материальные объекты, которые в соответствии с уголовно - процессуальным законодательством могут быть признаны вещественными доказательствами;

7) орган, осуществляющий ОРД, может по собственной инициативе направить материалы, документы и иные объекты, полученные при проведении ОРМ, в копиях (выписках), в том числе с переносом наиболее важных частей (разговоров, сюжетов) на единый носитель, о чем обязательно указывается в сообщении (рапорте) и на бумажном носителе записи переговоров.

Согласно п. 18 Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности критерием оценки готовности результатов ОРД для решения вопроса о возбуждении уголовного дела является наличие в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления:

сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены;

при каких обстоятельствах имело место их обнаружение;

сведения о лице (лицах), его совершившем (если они известны), и очевидцах преступления (если они известны);

о местонахождении предметов и документов, которые могут быть признаны вещественными доказательствами по уголовному делу;

любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

На практике документы, предоставляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, редко содержат все указанные сведения. Однако для эффективного использования результатов ОРД в них должно быть отражено:

1) точное в соответствии со ст. 6 Закона «Об ОРД» наименование оперативно-розыскного мероприятия и основание его проведения (это необходимо, так как для некоторых ОРМ законом предусмотре6ны особые условия проведения);

2) какие сведения, имеющие значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, получены;

3) кем получены указанные сведения, т.е. кто проводил оперативнорозыскное мероприятие и кто в нем участвовал (оперативный сотрудник, а также лица, оказывавшие ему содействие, которые в случае необходимости могут быть допрошены в качестве свидетелей), при каких обстоятельствах получены. При этом сведения о лицах, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, а предание гласности таких сведений допускается только с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами;

4) если при проведении ОРМ в соответствии с ч. 3 ст. 6 Закона «Об ОРД» применялись технические средства и предоставляются результаты их использования (аудио- или видеозаписи, фото- и киноматериалы и т.п.), нужно точно указать технические характеристики этих средств, чтобы при осмотре (прослушивании) представленных материалов применить соответствующую аппаратуру;

5) если при проведении ОРМ обнаружены имеющие значение предметы либо документы, при подготовке и оформлении для передачи результатов ОРД должны быть приняты меры по их сохранности (защита от деформации, размагничивания, обесцвечивания, стирания и т.п.).

Поступающие в следственные органы материалы, содержащие результаты оперативно-розыскной деятельности по документированию преступлений коррупционной направленности, первоначально регистрируются в книге входящей корреспонденции следственного органа, затем на основании изучения поступившего материала следователем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления, который в свою очередь регистрируется в книге регистрации сообщений о преступлениях (КРСОП).

В органах СК России регистрация представленных материалов оперативно - розыскной деятельности осуществляется в соответствии с нормами УПК РФ, а также правилами Инструкции об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации , и Инструкции по делопроизводству Следственного комитета Российской Федерации[198] [199].

По нашему мнению, в Положении о взаимодействии должна быть закреплена норма, устанавливающая, что если результаты ОРД были представлены в следственный орган с существенными нарушениями установленного порядка и (или) явно не отвечают предъявляемым к ним требованиям, в тех случаях, когда это исключает возможность использования представленных результатов оперативнорозыскной деятельности в качестве доказательств, руководитель следственного подразделения СК России вправе отказать в принятии таких материалов, сообщив руководителю подразделения, представившего результаты оперативно-розыскной деятельности, о выявленных нарушениях устно (при согласии с выявленными нарушениями) либо письменно (в случае несогласия с предъявленными требованиями). Подразделение, представившее результаты ОРД, обязано в кратчайшие сроки принять меры к устранению допущенных нарушений, после чего организовывается повторное предоставление материалов следователю.

После получения результатов оперативно-розыскной деятельности компетентному следователю поручается осуществить их проверку в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, на предмет их достаточности для возбуждения уголовного дела. Организация проверки по предоставленным результатам ОРД, требующая проведения большого комплекса проверочных мероприятий и (или) следственных действий, либо когда предполагается проведение ОРМ, в ходе которых лицо может быть задержано с поличным, должно осуществляться при личном участии руководителя соответствующего следственного подразделения СК России и руководителя подразделения, представившего результаты оперативно - розыскной деятельности, либо их заместителей, что также, на наш взгляд, нуждается в нормативном закреплении на уровне межведомственного правового акта.

Следователь, которому поручено рассмотрение результатов оперативно - розыскной деятельности, проводит их оценку, по итогам которой принимает одно из процессуальных решений, предусмотренных ст. 145 УПК РФ: о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче сообщения о преступлении по подследственности.

Если сообщение о преступлении коррупционной направленности не является результатами ОРД, а поступило в следственные органы СК России, к примеру, от граждан, из органов прокуратуры или иных источников, то после его регистрации руководитель следственного подразделения СК России вправе обратиться к руководителю соответствующего оперативного подразделения для привлечения оперативных сотрудников к работе по материалу проверки. В данном случае руководитель подразделения органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, поручает проведение соответствующей проверки сообщения о преступлении оперативному сотруднику или группе оперативных сотрудников в зависимости от объема оперативно-розыскных и проверочных мероприятий, которые требуется провести.

В случае наличия между сотрудниками следственных органов и оперативных подразделений спорных ситуаций, возникших в ходе проверки сообщений и расследовании уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности, они должны разрешаться на заседаниях постоянно действующих рабочих групп по вопросам противодействия коррупции или иным вопросам взаимодействия либо совместных совещаниях.

Подводя итог изложенному в настоящем параграфе, на основе проведенного анализа основных проблемных вопросов, возникающих при оформлении и использовании результатов оперативно-розыскной деятельности по делам о преступлениях коррупционной направленности, следует отметить, что работа по недопущению подобных нарушений может быть построена только путем организации постоянного межведомственного взаимодействия подразделений СК России и оперативных подразделений, включающего в себя совместные консультации по сложным вопросам правоприменительной практики использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам, обмена соответствующей информацией. Такая совместная работа предполагает в первую очередь своевременное информирование оперативных сотрудников о требованиях органов СК России, прокуратуры и суда к оформлению результатов оперативнорозыскной деятельности.

Учитывая определяющее значение взаимодействия в раскрытии и расследовании уголовных дел рассматриваемой категории, необходимо принять межведомственный нормативный правовой акт, в котором будет закреплен порядок предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности в следственный орган, порядок оперативного сопровождения по материалам проверок и уголовным делам и ряд других вопросов.

В целях совершенствования организации взаимодействия следственных органов Следственного комитета Российской Федерации, органов внутренних дел Российской Федерации и органов федеральной службы безопасности в сфере борьбы с преступлениями коррупционной направленности, в том числе при их выявлении, пресечении, раскрытии, расследовании, предупреждении, разработан авторский проект Положения о порядке межведомственного взаимодействия в сфере борьбы с преступлениями коррупционной направленности (см. приложение № 1).

Кроме того, трудоемкой, но перспективной видится необходимость формирования и нормативного закрепления единой согласованной позиции правоохранительных органов и суда по оценке допустимости и правомерности результатов ОРД, полученных в ходе выявления и документирования преступлений

коррупционной направленности. В ряде субъектов РФ органы СК России в целях повышения эффективности и качества следствия по анализируемой категории уголовных дел принимают подобные организационные меры. Так, в Республике Татарстан в целью надлежащей организации межведомственного взаимодействия при расследовании уголовных дел коррупционной направленности, в том числе по фактам получения взяток в 2011 г. следственным управлением по республике и региональным Министерством внутренних дел издано совместное указание № 8-у «О взаимодействии по борьбе с экономическими и коррупционными преступлениями», которым определен алгоритм предоставления результатов ОРД в следственный орган, а также указано на недопущение случаев провокации при проведении оперативно -розыскных мероприятий по материалам о взяточничестве.

201

<< | >>
Источник: ПОТАПОВ Илья Николаевич. ВЫЯВЛЕНИЕ И РАСКРЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ, СОВЕРШАЕМЫХ В НЕГОСУДАРСТВЕННОМ СЕКТОРЕ ЭКОНОМИКИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Взаимодействие оперативных подразделений и следственных органов на этапе реализации результатов оперативно-розыскной деятельности по выявлению и раскрытию преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -