<<
>>

§ 2. Использование содействия граждан субъектами оперативно-розыскной деятельности в решении задач по выявлению и раскрытию преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики

В решении задач борьбы с преступностью оперативные подразделения используют широкий арсенал различных специальных сил, средств и методов.

Образующая роль в системе организационно-тактических мер оперативнорозыскной деятельности отводится содействию граждан оперативным подразделениям. В ст. 17 Закона «Об ОРД» говорится, что отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в том числе по контракту.

Кроме того, согласно ч. 5 ст. 6 Закона «Об ОРД» должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе.

В соответствии с п. 34 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции» предусматривается, что для выполнения возложенных на нее обязанностей сотрудники полиции имеет право «привлекать граждан с их согласия к внештатному сотрудничеству; устанавливать негласное сотрудничество с гражданами, изъявившими желание конфиденциально оказывать содействие полиции на безвозмездной или возмездной основе...»[163].

В Федеральном законе «О Федеральной службе безопасности» имеется ст. 19, определяющая права и обязанности лиц, содействующих органам Федеральной службы безопасности[164].

Содействие граждан оперативным подразделениям допустимо только для решения задач ОРД, предусмотренных ст. 2 Закона «Об ОРД» и входящих в компетенцию оперативно-розыскного органа.

Закон «Об ОРД» определяет следующие права и обязанности лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность:

1) обязанность правомерного выполнения указанными лицами общественного долга или возложенных на них обязанностей (ст. 18 Закона «Об ОРД»);

2) обязанность сохранять в тайне сведения, ставшие им известными в ходе подготовки или проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также не предоставлять заведомо ложную информацию указанным органам (ст. 17 Закона «Об ОРД»);

3) право на негласность при оказании содействия (ст. 12, 17 Закона «Об ОРД»);

4) право на получение материальных компенсаций (вознаграждения и других выплат) за выполненную работу, пенсионное обеспечение (ст. 18 Закона «Об ОРД»);

5) право на правовую, физическую и иную защиту лица, оказывающего содействие, его семьи и близких при наступлении негативных последствий (ст. 18 Закона «Об ОРД»);

6) право на выбор формы оказания содействия - по контракту или без контракта (ст. 17 Закона «Об ОРД»);

7) право на участие в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий (ст. 17 Закона «Об ОРД»).

Гласное содействие - вид содействия, оказываемого лицом оперативному подразделению, при котором это лицо не требует сохранения в тайне его участия[165]. В отдельных случаях с данными людьми могут заключаться контракты несекретного содержания с выплатой одноразового денежного вознаграждения за оказанное содействие.

Негласное (конфиденциальное) содействие осуществляется с сохранением в тайне участвующего в данном мероприятии лица.

Оказание содействия граждан может осуществляться на контрактной и бесконтрактной основе, возмездно или безвозмездно.

В зависимости от продолжительности оказание содействия может быть кратковременным, однократным, периодическим и долговременным.

Контрактная форма содействия предполагает обязательное заключение договора о сотрудничестве, как правило, на долговременной основе, ведение активной разведывательно-поисковой деятельности, получение за это денежных выплат.

В зависимости от характера участия помощь граждан может выражаться в предоставлении оперативно значимой информации, принадлежащих ему служебных или жилых помещений, необходимых знаний, умений и навыков для обеспечения осуществления ОРМ, в участии в ОРМ, оказании иных услуг.

Запрещается привлекать для оказания конфиденциального содействия по контракту депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений (п. 3 ст. 17 Закона «Об ОРД»).

Применительно к деятельности подразделений ЭБиПК по борьбе с преступлениями коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики, можно выделить следующие основные направления использования содействия граждан:

привлечение граждан к содействию с целью использования их специальных познаний, умений и навыков;

привлечение с целью использования граждан в качестве участников оперативно-розыскных мероприятий;

привлечение граждан к содействию в качестве заявителя по факту совершения преступления, а в последующем - свидетеля в уголовном процессе;

привлечение граждан к содействию для создания условий, обеспечивающих проведение ОРМ, в том числе с использованием специальных технических и иных средств.

Перечисленные направления оказания содействия могут осуществляться в гласной и негласной формах.

Цель содействия граждан, на наш взгляд, не должна сводиться только к получению оперативно значимой информации. Если речь идет о преступлениях коррупционной направленности, предусмотренных гл. 23 УК РФ, то конечной целью содействия должно быть:

написание заявления или получении согласие руководителя коммерческой организации, необходимого для возбуждения уголовного дела (в соответствии со ст. 23 УПК РФ);

написание заявления в правоохранительные органы в случае требования передачи коммерческого подкупа и участия в ОРМ «оперативный эксперимент» с последующим участием в уголовном процессе.

Более детально указанные вопросы регулируются нормативными правовым актами на ведомственном уровне.

Переходя непосредственно к вопросу выявления и раскрытия преступлений коррупционной направленности, отметим, что ключевая роль в получении информации о факте их подготовки или совершения исследователями отводится негласным источникам. Например, как отмечают В.М. Антонов и В.П. Кувалдин, «самым надежным средством, обеспечивающим осведомленность оперативных подразделений о деятельности преступных структур... является информация, поступающая от лиц, осуществляющих конфиденциальное содействие. Все стремления оперативного состава должны быть направлены прежде всего на совершенствование и развитие этого института, выявление при его использовании всех преступных формирований и изобличение в начальный период их деятельности» . [166]

Применительно к теме нашего исследования мы не можем не согласиться с этим утверждением. Существуют определенные трудности с выявлением фактов коммерческого подкупа, так как обычно обе стороны этой противоправной «сделки» заинтересованы в ее осуществлении. Тем более уровень нетерпимости к коррупционным проявлениям в обществе в современных условиях пока находится в зачаточном состоянии, что также обусловливает большую результативность оперативно-розыскных мероприятий в сравнении с возможностями выявления преступлений гласным путем на основе сообщений граждан.

В связи с этим трудно преуменьшить значение осведомленности оперативных подразделений о деятельности представителей криминальной среды с целью выявления фактов коррупции с помощью лиц, оказывающих содействие.

Мы согласны, что деятельность конфиденциальных сотрудников позволяет установить целевые преступные намерения криминальной среды на этапе подготовки и совершения преступлений. Обладание такой первичной информацией позволит принимать своевременные решения по проведению оперативнорозыскных мероприятий, поскольку следы подобных преступлений, как правило, затруднительно зафиксировать следственными действиями на этапе предварительного расследования в том объеме, который будет достаточен для предъявления обвинения.

Однако здесь имеются определенные трудности.

По нашему мнению, одной из причин недостаточных усилий правоохранительных органов в борьбе с преступлениями коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики является то, оперативные подразделения не используют в полной мере все возможности, предоставленные Законом «Об ОРД», применяя преимущественно негласные средства и методы оперативно-розыскной деятельности, а гласному содействию отводится неоправданно не значительная роль.

На наш взгляд, использование гласного содействия позволит более эффективно использовать возможности оперативно-розыскной деятельности в борьбе с коррупционными преступлениями как наиболее сложными с точки зрения доказывания, а также создать устойчивую связь между гражданами и правоохранительными органами, которая позволит повысить заявительную активность граждан и оказать влияние в целом на общественное мнение населения о деятельности полиции.

На сегодняшний день появились такие нормативные документы, грамотное использование которых предоставляет реальную возможность для конструктивного взаимодействия оперативных сотрудников ЭБиПК и граждан - представителей бизнес-сообщества, оказывающих содействие в гласной форме.

Таким документом является Антикоррупционная хартия российского бизнеса (далее - Хартия) . Хартия представляет собой определенный свод правил ведения бизнеса, предполагает внедрение в корпоративную политику антикоррупционных программ, мониторинг и оценку результатов их реализации, эффективный финансовый контроль, обеспечение принципа публичности антикоррупционных мер, отказ от незаконного получения преимуществ, участие в тендерах на основе принципов прозрачности и конкуренции, информационное противодействие коррупции, содействие осуществлению правосудия и соблюдению законно-

172

сти и другие меры .

В соответствии с п. 11 Хартии «Содействие осуществлению правосудия и соблюдению законности» в целях эффективной работы правоохранительных органов по противодействию коррупции участники Хартии выражают готовность оказывать всемерную поддержку в выявлении и расследовании фактов коррупции и обязуются не допускать следующих действий:

применения угроз или обещания, предложения или предоставления неправомерного преимущества с целью склонения к даче ложных показаний или вмешательства в процесс дачи показаний или представления доказательств в связи с совершением преступлений, связанных с фактами коррупции; [167] [168]

вмешательства в выполнение должностных обязанностей должностными лицами судебных или правоохранительных органов в ходе производства в связи с

173

совершением преступлений, связанных с фактами коррупции .

Для российского бизнеса также подготовлены методические рекомендации по разработке и принятию организациями мер по предупреждению и противодействию коррупции (далее - Методические рекомендации) . Контроль за реализацией и внедрением в практику данных рекомендаций возложен на Министерство труда и социальной защиты РФ.

В соответствии с Методическими рекомендациями организации рекомендуется определить структурное подразделение или должностных лиц, ответственных за противодействие коррупции, исходя из собственных потребностей, задач, специфики деятельности, штатной численности, организационной структуры, материальных ресурсов и др. признаков.

В число обязанностей такого структурного подразделения или должностного лица, в частности, может включаться:

проведение контрольных мероприятий, направленных на выявление коррупционных правонарушений работниками организации;

прием и рассмотрение сообщений о случаях склонения работников к совершению коррупционных правонарушений в интересах или от имени иной организации, а также о случаях совершения коррупционных правонарушений работниками, контрагентами организации или иными лицами;

оказание содействия уполномоченным представителям контрольнонадзорных и правоохранительных органов при проведении ими инспекционных проверок деятельности организации по вопросам предупреждения и противодействия коррупции; [169] [170]

162

оказание содействия уполномоченным представителям правоохранительных органов при проведении мероприятий по пресечению или расследованию коррупционных преступлений, включая оперативно-розыскные мероприятия.

Таким образом, Методические рекомендации предписывают организациям осуществлять сотрудничество с правоохранительными органами по вопросам противодействия коррупции. Организация может принять на себя публичное обязательство сообщать в соответствующие правоохранительные органы о случаях совершения коррупционных правонарушений, о которых организации (работникам организации) стало известно.

В настоящее время организациями - инициаторами Хартии (ТПП РФ, РСПП, общероссийскими общественными организациями «Деловая Россия» и «Опора России») проводится работа по внедрению положений Хартии в практику деятельности компаний. Как уже было отмечено, по данным на ноябрь 2016 г., около 3 000 российских субъектов предпринимательской деятельности приняли на себя обязательства, предусмотренные Хартией . ТПП РФ, РСПП и другие российские бизнес-объединения считают присоединение к Хартии как можно большего числа представителей бизнес-сообщества приоритетным направлением деятельности и разрабатывают соответствующую систему мотиваций.

Следует отметить, что пока еще работа по реализации положений Хартии в большинстве случаев носит формальный характер. Несмотря на наличие возможности предоставления в полицию информации о коррупционных деяниях в отношении представителей бизнеса, все выявленные преступления являются результатом оперативно-розыскной деятельности ОВД, а не инициативных обращений коммерческих структур (на это указали 99% опрошенных нами практически работников). В связи с этим можно говорить, что взаимодействие сотрудников ЭБиПК и представителей бизнес-сообщества, в том числе организаций - участников Хартии, непродуктивно. Фактически участники Хартии излагают собственные намерения и обещания, однако в действительности эти программы не реализуются. Практически на всех уровнях сотрудникам подразделений ЭБиПК приходится сталкиваться с тем, что любые попытки получить необходимую информацию от лиц, выполняющих управленческие функции в данной сфере, воспринимаются как незаконное вмешательство в их деятельность.

На текущий момент в большинстве компаний остается на усмотрение администрации передача информации о выявленном факте коррупционного преступления либо правонарушения. В то же время с точки зрения оказания содействия для правоохранительных органов гораздо выгоднее, чтобы в компании было задекларировано, что она будет передавать любую ставшую известной информацию о совершенном или готовящемся правонарушении или преступлении.

Нередко имеют место случаи, когда, несмотря на подписание коммерческой организацией Хартии и взятые на себя обязательства по оказанию содействия правоохранительным органам, такая организация отказывается от написания заявления или предоставления согласия на возбуждение уголовного дела по ст. 201 УК РФ, что в соответствии со ст. 23 УПК РФ является обязательным условием для осуществления уголовного преследования.

Причинами такого положения являются: отсутствие доверия предпринимателей, сталкивающихся с фактами коррупционных проявлений, к представителям правоохранительных органов и общественных организаций, недостаточная информированность предпринимателей о возможности участия общественных организаций в процессе правовой защиты интересов бизнеса правоохранительной системой государства, неопределенность статуса представителей объединений предпринимателей при обращении в интересах коммерческой организации о совершении в отношении нее преступления

Большинство граждан в России не имеют четко выраженной гражданской позиции по проблеме коррупции, не осознают свою значимость в борьбе с данным явлением, не имеют желания на своем личном примере уйти от соблазна «решить вопрос» быстро и эффективно. Кроме того, одной из причин является неуверенность определенной части населения в способности правоохранительных органов обеспечить неотвратимость наказания.

Отсутствие атмосферы доверия предпринимателей во взаимоотношении с правоохранительными органами существенно затрудняет их сотрудничество в области противодействия преступлениям коррупционной направленности и, как следствие, не позволяет расширить источники поступления информации этим органам о фактах коррупции.

Кроме того, в связи с тем, что защита юридических и физических лиц, оказывающих содействие правоохранительным органам в выявлении и пресечении фактов коррупции и проходящих по уголовным делам в качестве заявителей, в действующем уголовно-процессуальном законодательстве не предусмотрена, то зачастую на всех стадиях уголовного процесса, а нередко и после него, на них оказывается различное психологическое и моральное воздействие со стороны близкого окружения коррупционеров, вплоть до воспрепятствования в осуществлении дальнейшей предпринимательской деятельности. Поэтому юридические и физические лица не желают обращаться в компетентные органы с заявлениями по фактам коррупционных проявлений, совершенных в отношении их, опасаясь ответных «репрессивных» действий. В связи с этим показателен зарубежный опыт[171].

Граждане как источник информации о преступлениях коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики, проявляют себя активно лишь в тех регионах, где имеются крупные бизнес-структуры, в которых эта работа организована на должном уровне и особое внимание уделено организации работы по созданию условий, способствующих гражданам донести свою информацию до ОВД. Например, в некоторых регионах организована «горячая линия» («телефон доверия») - «сообщи о коррупции». Так, на сайтах компаний можно обнаружить объявленную политику по противодействию коррупции: внутренние регламенты, включая признаки подозрительных сделок, ситуаций, контрагентов, специальные тренинги для сотрудников, принимающих решения по контрактным отношениям, телефоны «горячих линий» или «телефонов доверия», по которым принимаются подобного рода сообщения. В частности, в компании «Норильский никель», по мнению ее руководителей, создан механизм, позволяющий распознавать коррупционные ситуации, по всей цепочке: от головной компании до дочерних компаний и поставщиков . Помимо этого, по оценкам специалистов РСПП, такие крупные компании, как «РусГидро» и «Уральские локомотивы», преуспели в создании собственной системы управления, включающей антикоррупционные мероприятия.

Продвижение Хартии среди предпринимательского сообщества представляется значимым с точки зрения внедрения в повседневную практику антикоррупционной модели поведения, этических норм, формирования типовых антикоррупционных практик, содействия правоохранительным органам. В то же время сейчас компании, присоединившиеся к Хартии, имеют лишь репутационные преимущества. Очевидно, что линейку таких поощрительных мер нужно расширять, причем на первоначальном этапе адаптации бизнеса к новым требованиям необходимо государственное участие.

В настоящее время в ряде органах государственной власти на уровне субъекта РФ предпринимаются попытки стимулировать позитивную активность компаний, присоединившихся к Хартии.

Заслуживает внимания опыт Тюменской области в вопросах взаимодействия региональных органов власти и территориальной палаты при внедрении положений Хартии в предпринимательскую деятельность. 27 мая 2014 г. на заседании Совета по развитию малого и среднего предпринимательства губернатором Тюменской области В.В. Якушевым за территориальной ТПП было закреплено обязательство Правительства Тюменской области оказывать меры государствен- [172] ной поддержки тем субъектам предпринимательства региона, которые предоставят свидетельство (акт) о присоединении к Хартии.

В связи с этим перспективным видится разработка новых стимулов присоединения организаций к Хартии, одним из которых предлагается закрепить преимущество при допуске к государственным закупкам тех компаний, которые соответствуют требованиям Хартии, а также формирование российского профессионального сообщества специалистов по продвижению антикоррупционных практик.

Для оперативных сотрудников наличие таких документов, как Хартия и Методические рекомендации, имеет тактическое значение для привлечения к гласному содействию представителей бизнес-сообщества в выявлении и документировании преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики. Фактически, несмотря на то, что Хартия не является законодательным актом и ее положения носят рекомендательный характер, у оперативных сотрудников появилась возможность со ссылкой на Хартию предлагать предпринимателям оказать содействие при осуществлении ОРД .

На практике суть оказания гласного содействия в целях выявления и документирования преступлений, предусмотренных гл. 23 УК РФ, должна заключаться в следующем: помимо разъяснительной работы, сотрудники подразделений ЭБиПК, обслуживающие данную линию, должны наладить взаимодействие и деловой контакт с существующими подразделениями внутреннего антикоррупционного контроля или руководством организации. Основной целью коммуникации оперативного сотрудника и контрольными подразделениями организации должен быть информационный обмен, а также разъяснение возможности обратиться в [173] правоохранительные органы с заявлением о ставших работникам известными преступлениях коррупционной направленности.

Таким образом, при использования гласного содействия граждан в деятельности по документированию преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики сотрудники оперативных подразделений должны активно использовать положения Хартии, ссылаться на нее в ходе взаимодействия с предпринимательским сообществом, мотивировать представителей бизнес-структур на оказание содействия.

Реализация положений Хартии позволит оперативным сотрудникам, обслуживающим данную линию, беспрепятственно получать заявления о совершении коррупционных правонарушений, получать качественно подготовленные ответы на запросы правоохранительных органов и другую интересующую информацию. Помимо этого, руководство и сотрудники предприятия, приняв на себя обязательства Хартии, уже не смогут противодействовать выполнению служебных обязанностей должностными лицами судебных или правоохранительных органов, допускать вмешательства в их деятельность и тем более игнорировать их просьбы и требования.

Оперативным сотрудникам, привлекая к содействию представителей бизнес-сообщества, следует иметь в виду цели, которые возможно преследуют эти лица, давая согласие выполнить просьбы или поручения правоохранительных органов, касающиеся выявления и документирования преступлений коррупционной направленности.

Например, достаточно распространенной является мотивация на оказание содействия в целях устранения с рынка неблагонадежных партнеров. Так, одним из положений Хартии является требование оценки уровня благонадежности партнеров и контрагентов, которое предписывает субъектам экономической деятельности проверку наличия необходимых, адекватных антикоррупционных процедур у поставщиков, посредников и т.п. Элементами сотрудничества в антикоррупционной работе являются публичное продвижение и защита принципа выгодности и успешности бизнеса. Поэтому крупные российские компании, реализовавшие у себя антикоррупционный комплаенс, при взаимодействии с другими российским компаниями следуют принципу «знай своего клиента», который накладывает на партнеров и контрагентов обязательство внедрить у себя необходимые антикоррупционные процедуры. Таким образом, требование «знай своего клиента» приводит к тому, что компании готовы содействовать правоохранительным органам для устранения с рынка неблагонадежных партнеров.

Помимо этого, в ходе беседы оперативному сотруднику целесообразно анализировать и использовать в качестве дополнительного аргумента, который может повлиять в положительную сторону на согласие бизнесмена оказывать содействие, такие обстоятельства, как:

стремление решить конфликтную ситуацию на предприятии в свою пользу путем устранения руководителя посредством привлечения к уголовной ответственности;

стремление обратиться в правоохранительные органы для обеспечения возможности признания сделки недействительной судом в связи наличием в действиях руководителя состава преступления и привлечением его к уголовной от-

179

ветственности ;

стремление избежать наступления негативных последствий совершения административного правонарушения по ст. 19.28 КоАП РФ «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица» либо наступления уголовной ответственности за дачу коммерческого подкупа (чч. 1-4 ст. 204 УК РФ) и др.

Очевидно, что перечисленные моменты не входят в противоречие с действующим законодательством РФ и его принципами. Поэтому для оперативного сотрудника важно своевременно установить такую мотивацию у лиц, оказывающих [174] содействие, и правильно использовать ее в целях решения задач оперативно- розыскной деятельности.

В рамках настоящего параграфа, рассматривая вопросы оказания содействия предпринимателей, на наш взгляд, необходимо разобраться в причинах и выяснить, почему представители бизнеса относятся к положениям Хартии формально и не проявляют активности в написании заявлений в правоохранительные органы.

Как можно видеть, вовлечение граждан и предпринимателей, взявших на себя обязательства Хартии, в механизм противодействия коррупции в негосударственном секторе экономики, позволяет успешно и в короткие сроки выявить и пресечь распространение злоупотреблений, фактов незаконного обогащения, подкупа-продажности, совершаемых представителями бизнес-сообщества.

Однако опыт подразделений ЭБиПК ОВД показывает, что законодательно установленное право обращения гражданина в правоохранительные органам с целью оказания содействия, трактуется правоприменителями неверно, что на практике способствует сдерживанию инициативы граждан в предоставлении информации о готовящемся или совершаемом преступлении, а также в случае оказания такого содействия, делает невозможным использование результатов ОРМ с участием граждан в процессе доказывания.

Одной из основных причин невозможности использования результатов ОРД в уголовном процессе является неопределенный статус лиц, оказывающих содействие правоохранительным органам. В частности, ЕСПЧ в своей практике при рассмотрении дел подвергает обязательному установлению источник информации о факте коррупции: либо гражданин, оказавший содействие в проведении ОРМ, является частным лицом, заявляющим о преступлении, либо это полицейский сотрудник или информатор . [175]

Впервые на это обстоятельство указал в своем исследовании К.В. Обилии, который отметил, что «выявление факта сотрудничества неизбежно приводит к обсуждению вопроса о пределах допустимого поведения со стороны правоохранительных органов при проведении ОРД и необходимости рассмотрения вопроса о провокации» . Приведенные выше примеры судебной практики отмечены вынесением оправдательных приговоров именно из-за невозможности определить статус заявителя о коррупции: либо им являлось частное лицо (private individual), либо у лица существовала устойчивая связь с правоохранительными органами (the police collaborator or informant), и сотрудники по своей инициативе «подвели» его к лицу, в отношении которого проводилось ОРМ (применительно к нашей теме исследования - оперативный эксперимент).

Вместе с тем в деле Быкова ЕСПЧ был признан статус заявителя как частного лица (private individual) и сделан вывод об обоснованности проведения ОРМ с участием заявителя о преступлении. Как отмечено в решении по делу, рассмотрение правоохранительными органами обращения заявителя в общем порядке являлось обязанностью государства и было направлено на защиту прав и свобод граждан. Привлечение заявителя к проведению ОРМ с учетом специфики проводимого негласного мероприятия было обоснованным с точки зрения действующего на тот момент национального законодательства, а также отвечало требованиям Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ее толкованию ЕСПЧ.

Однако в целом, как представляется ЕСПЧ в п. 106 постановления от 2 октября 2012 г. по делу «Веселов и другие...», «...российская система, в которой проверочные закупки и оперативные эксперименты всецело относятся к компетенции органов оперативно-розыскной деятельности, расходится с практикой, принятой большинством государств-участников. Европейский Суд полагает, что [176] [177] этот недостаток отражает структурное уклонение от обеспечения гарантий против милицейского произвола...».

Причины такого системного недостатка, который приводит к невозможности вынесения Европейским судом решений в пользу Российской Федерации, по нашему мнению, сводятся к непониманию научными и практическими работниками законодательно сформулированного понятия «содействие граждан органам, осуществляющим ОРД» и сведение его содержания лишь к агентурному методу.

Приведем положение из учебника «Оперативно-розыскная деятельность». Авторы учебника пишут, что неверным представляется мнение, что «всякое лицо, обратившееся в правоохранительный орган с заявлением, может попасть в категорию содействующих лиц». В качестве причин ошибочности такого подхода ими называются несоответствие Закону «Об ОРД» и практические доводы, а именно: «1) информация, поступающая от лица, которая служит или может служить поводом к возбуждению уголовного дела, не может считаться информацией конфиденциального характера, а лицо ее предоставившее - конфиденциальным сотрудником; 2) лицо, предоставившее информацию, реализует цели, не связанные с ОРД; 3) направленность поиска информации в ОРД должна исходить преимущественно от должностного лица ОРО, которое определяет ценность полученной информации и дает правовую оценку событий и действий. В противном случае инициатор информации объективно будет не способствовать осуществлению ОРД, а мешать ее осуществлению; 4) если информация конкретная и достоверна, то это еще не основание для причисления лица к лицам, оказывающим содействие ОРО» .

Мы не поддерживаем данную позицию, считаем ее несостоятельной и не понимаем, почему авторы считают, что только конфиденты могут оказывать содействие и реализовывать цели и задачи ОРД, а предоставление достоверной информации это еще не основание причислять лицо к категории содействующих, и, главное, в чем заключается несоответствие Закону «Об ОРД», который официаль- [178] но закрепил возможность оказания гласного содействия наряду с негласным, на контрактной или бесконтрактной основе.

Подобное отрицание оказания содействия гражданином, который обращается в правоохранительные органы, на уровне учебной литературы влечет за собой уже вошедшую в привычку и укоренившуюся в сознании многих практических работников неинформативность документально оформленных решений о проведении оперативного эксперимента со ссылкой на получение информации из конфиденциальных источников, что впоследствии приводит к тому, что виновное лицо не привлекается к уголовной ответственности из-за признания таких доказательств недопустимыми.

Помимо того, что практические работники не рассматривают заявителя о преступлении как содействующее лицо, существует и обратная ситуация. Лицам, обратившимся непосредственно к оперативному сотруднику или в оперативное подразделение в случаях, когда в отношении этих лиц совершается коррупционное преступление, не предлагается придать легитимный статус своему обращению, т.е. официально зарегистрировать его в правоохранительных органах. По сложившейся практике информация от гражданина, фактически оказывающего содействие, приводит лишь к осуществлению оперативным сотрудником дополнительной, зачастую даже документально не фиксируемой проверки полученной информации со ссылкой на принцип конспирации. Очевидно, что данный подход не только необоснован с точки зрения практики, и подтверждением тому является несоотвествие стандартам ЕСПЧ, но и противоречит нормативным правовым актам, поскольку в действительности препятствует доступу лиц, сотрудничающих с правоохранительными органами, к правосудию.

Так, с заявлением о преступлении в правоохранительные органы вправе обратиться любой гражданин. В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 144 УПК РФ оно должно быть принято.

Существующий приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете пре-

ступлений» возлагает на органы предварительного следствия; органы дознания; прокуроров; следователей; дознавателей; сотрудников оперативных подразделений органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; иных должностных лиц, уполномоченных в соответствии с порядком, установленным УПК РФ и иными нормативными правовыми актами, обязанность официальной регистрации сообщения о преступлении, проведения проверки и принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела.

Как уже отмечалось, правовой основой для работы с обращениями граждан и организаций является Федеральный закон от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». В соответствии с ним под обращением гражданина понимаются направленные в государственный и муниципальный орган власти, должностному лицу письменные предложение, заявление или жалоба, а также устное обращение гражданина в государственный орган, орган местного самоуправления.

Однако по какой-то причине устное обращение гражданина к оперативному сотруднику не регистрируется, и работа по нему не осуществляется в соответствии с установленным порядком.

Как представляется, проблемы, выявленные ЕСПЧ, во многом могут быть решены при условии соблюдения требований, сформулированных в названных нормативных правовых актах.

Прежде всего это необходимо в целях исключения сомнений в наличии провокации и других должностных преступлений в действиях сотрудников оперативных подразделений, а также для обеспечения реализации права граждан на обращение в правоохранительные органы и оказание им содействия. Кроме того, придание официального статуса обращения гражданина в правоохранительные органы и проведение дальнейших оперативно-розыскных мероприятий только после его регистрации позволит свести к минимуму проблему отсутствия легитимных оснований при принятии решения о проведении ОРМ «оперативный экс- [179] перимент» в связи с невозможностью использования в процессе доказывания информации, источник которой установить не представляется возможным.

Мы не отрицаем того факта, что зачастую невозможность раскрытия источников информации, полученной оперативным путем, объясняется спецификой самой ОРД, заключающейся в наличии потенциальной опасности для лиц, содействующих правоохранительным органам. Однако, на наш взгляд, в каждой конкретной ситуации следует давать ей оценку, правильно расставляя приоритеты между соответствием мировым стандартам доказывания и спецификой осуществления ОРД.

В подтверждение нашей позиции приведем мнение К.В. Обидина, который в своей работе отмечает, что «особое значение это положение приобретает в ситуациях, когда лицо, в отношении которого проводилось ОРМ, до этого не попадало в круг интересов сотрудников правоохранительных структур, а информация, полученная из источников, не подлежащих раскрытию (например, тайных информаторов), легализуется посредством рапортов. Такой способ получения информации о преступной деятельности должен рассматриваться исключительно как «показания с чужих слов» (hearsay), т.е. в качестве показаний лица, которые основываются не на собственных знаниях, а на информации, полученной от третьих лиц»... Более того, такие действия следует считать нарушением конституционного принципа презумпции невиновности, устанавливающего правило о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположении. Фактически возбуждение уголовного дела на основании рапорта, содержащего «показания с чужих слов», является нарушением целой группы взаимосвязанных принципов, обеспечивающих полное и всестороннее рассмотрение уголовного дела, так как сам факт начала производства по делу является незаконным» .

Кроме того, своевременное и официальное реагирование на заявления граждан, в том числе обращения представителей делового сообщества, позволит избежать декларативности Хартии и будет способствовать повышению доверия бизнеса к власти. [180]

Вместе с тем до настоящего времени актуальной остается проблема обеспечения экономической и иной безопасности предпринимателей, принимавших участие в выявлении и документировании коррупционных действий чиновников и управленцев. В связи с тем, что защита юридических и физических лиц, оказывающих содействие правоохранительным органам в выявлении и пресечении фактов коррупции и проходящих по уголовным делам в качестве заявителей в действующем уголовно-процессуальном законодательстве не предусмотрена, то зачастую на всех стадиях уголовного процесса, а нередко и после него, на них оказывается различное психологическое и моральное воздействие со стороны близкого окружения коррупционеров, вплоть до воспрепятствования в осуществлении дальнейшей предпринимательской деятельности.

В связи с этим юридические и физические лица, в том числе и по этой причине, не желают обращаться в компетентные органы с заявлениями по фактам коррупционных проявлений, совершенных в отношении их, опасаясь ответных действий.

В целях повышения эффективности работы правоохранительных органов по выявлению коррупционных преступлений, расширения источников поступления требуемой информации необходимо совершенствование системы защиты участников уголовного судопроизводства, прежде всего в части ее распространения на юридических лиц.

На сегодняшний день правоохранительные органы могут руководствоваться только Федеральным законом от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»[181]. При этом меры государственной защиты юридических лиц, оказывающих содействие правоохранительным органам в выявлении, пресечении и расследовании уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности, законодательством РФ не установлены.

В настоящее время Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации планируется к рассмотрению проект Федерального закона «О защите лиц, сообщивших о коррупционных правонарушениях, от преследования и ущемления их прав и законных интересов», разработанный Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации .

Законопроект направлен на обеспечение защиты служащих и работников, сообщивших о незаконной деятельности внутри государственных органов власти, органов местного самоуправления, организаций, включая госкорпорации, государственные учреждения и предприятия, частные предприятия, общественные организации, от любых негативных посягательств, в частности от ущемления их прав и законных интересов, связанных с таким сообщением. Кроме того, законопроектом предусмотрена выплата вознаграждения в случае, если передача сообщения позволила возместить ущерб, причиненный РФ, субъекту РФ, муниципальному образованию, или установить имущество, на которое наложен арест.

Как представляется, работа по защите лиц, сообщающих о коррупционных правонарушениях, должна предусматривать комплекс мероприятий, направленных на обеспечение конфиденциальности сведений о лице, информировавшем о коррупционном правонарушении, а также информации, содержащейся в его сообщении; исключить случаи неправомерного увольнения и иных ущемлений прав и законных интересов, в том числе наложения дисциплинарных взысканий, в рамках исполнения должностных обязанностей и осуществления полномочий.

Все сказанное обосновывает необходимость упорядочивания на законодательном уровне работы с лицами, оказывающими содействие субъектам ОРД, а также придания официального статуса полученной от них информации о подготовке либо совершении преступлений коррупционной направленности одновременно с мерами, направленными на защиту лиц, заявляющих о коррупции.

В качестве одной из таких мер, направленных на совершенствование системы и механизмов противодействия коррупции силами, средствами и методами оперативно-розыскной деятельности, видится закрепление в ст. 17 Закона «Об ОРД» нормы об обязательной регистрации факта оказания гласного содействия как обращения гражданина. В связи с этим автором предлагается правовая норма следующего содержания: «Обращение лица об оказании гласного содей- [182] ствия в органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, должно быть зарегистрировано по правилам работы с обращениями граждан, установленными федеральным законом. Отсутствие официальной регистрации такого обращения влечет признание результатов оперативно-розыскных мероприятий с участием данного гражданина недопустимыми доказательствами». Указанное предложение развивает положения ч. 1 ст. 88 и ст. 89 УПК РФ, иных нормативных правовых актов, позволит вести учет обращений представителей бизнессообщества о фактах коррупции и статистически оценить связанную с этим криминогенную ситуацию, а также будет способствовать укреплению в целом института содействия граждан правоохранительным органам.

Также в целях обеспечения реализации Антикоррупционной хартии российского бизнеса, придания ее положениям более конкретного содержания и исключения формального подхода в процессе выполнения ее требований необходимым представляется закрепить в данном документе формы содействия правоохранительным органам, изложив п. 11 Хартии в следующей редакции: «Содействие осуществлению правосудия и соблюдению законности» в целях эффективной работы правоохранительных органов по противодействию коррупции участники Хартии выражают готовность оказывать всемерную поддержку в выявлении и расследовании фактов коррупции и обязуются:

сообщать в правоохранительные органы любую ставшую известной информацию о совершенном или готовящемся правонарушении или преступлении, связанном с фактами коррупции;

содействовать правоохранительным органам в случае проведения проверочных мероприятий или расследования, связанных с возможным совершением коррупционных преступлений, в том числе участвовать в проведении оперативнорозыскных мероприятий, предоставлять необходимые документы и информацию.

Участники Хартии также обязуются не допускать следующих действий:

применения угроз или обещания, предложения или предоставления неправомерного преимущества с целью склонения к даче ложных показаний или вме- шательства в процесс дачи показаний или представления доказательств в связи с совершением преступлений, связанных с фактами коррупции;

вмешательства в выполнение должностных обязанностей должностными лицами судебных или правоохранительных органов в ходе производства в связи с совершением преступлений, связанных с фактами коррупции...

Подводя итог рассмотрению темы данного параграфа, представляется важным отметить следующее.

Для оперативных сотрудников наличие таких документов, как Хартия и Методические рекомендации, имеет тактическое значение для привлечения к гласному содействию представителей бизнес-сообщества в выявлении и документировании преступлений коррупционной направленности в негосударственном секторе экономики. Этими документами официально признано, что бизнессообщество выражает готовность сотрудничать с правоохранительными органами и оказывать им содействие в выявлении и раскрытии преступлений коррупционной направленности. Фактически, несмотря на то, что Хартия не является законодательным актом и ее положения носят рекомендательный характер, появилась возможность со ссылкой на Хартию мотивировать предпринимателей на оказание содействия при осуществлении ОРД.

Оперативным сотрудникам необходимо ориентировать представителей бизнес-сообщества, принявших на себя обязательства Хартии, на необходимость написания заявлений о совершении коррупционных правонарушений, качественную подготовку ответов на запросы правоохранительных органов и своевременную передачу другой интересующей информации. Также руководству и сотрудникам коммерческих организаций необходимо разъяснять, что они не должны противодействовать выполнению служебных обязанностей должностными лицами правоохранительных органов, допускать вмешательства в их деятельность и игнорировать их просьбы и требования.

Закрепление в ведомственных нормативных правовых актах нормы об обязательной регистрации факта оказания гласного содействия как обращения гражданина, а при отсутствии такой регистрации - признания результатов ОРД с его участием недопустимыми доказательствами, а также выработка форм содействия правоохранительным органам со стороны предпринимательского сообщества и закрепление этих положений в Хартии будет не только оказывать нейтрализующее действие в целом на предупреждение коррупции, но и может являться одним из основных средств раскрытия таких преступлений, позволит результативно закрепить будущие доказательства по уголовному делу, обеспечив их допустимость, а также избежать вопроса о наличии провокационности в действиях оперативных сотрудников.

<< | >>
Источник: ПОТАПОВ Илья Николаевич. ВЫЯВЛЕНИЕ И РАСКРЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ, СОВЕРШАЕМЫХ В НЕГОСУДАРСТВЕННОМ СЕКТОРЕ ЭКОНОМИКИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Использование содействия граждан субъектами оперативно-розыскной деятельности в решении задач по выявлению и раскрытию преступлений коррупционной направленности, совершаемых в негосударственном секторе экономики:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -