<<
>>

Частная криминалистическая методика изобличения взяточников в правоохранительных органах и в судах РФ

В настоящее время, как отмечают практические и научные работники1, отсутствуют актуальные современным криминальных реалиям криминалистические методики расследования преступлений и, в частности, взяточничества.

Тем более, не приходится говорить о наличии подобных методик в отношении раскрытия взяточной деятельности сотрудников правоохранительных органов, а уж в отношении методики применении в данном процессе возможностей ОРД для использования ее результатов в доказывании по уголовным делам о взятках, наблюдается полный вакуум[363] [364]. В связи с этим в данной части исследования целесообразно заострить внимание именно на практической методике осуществления ОРД по фактам взяточничества работников системы правоохраны и суда. Ведь особый субъект данного преступления требует выработки рекомендаций с учетом необходимости преодоления порождаемых им неизбежных трудностей раскрытия его преступной деятельности. Помимо этого, следует учесть, что выработанная методика с полным правом применима к «обычным» взяточникам, так как материалы изученного массива уголовных дел показывают, что зачастую взяточники, независимо от занимаемого положения, имеют широкие навыки по сокрытию своей преступной деятельности и организации противодействия работе следователей и оперативных работников, направленной на их изобличение.

На фоне роста преступности в нашей стране суды и правоохранительные органы Российской Федерации (под которыми для целей настоящего исследования будут пониматься прокуратура, МВД, ФСБ, налоговые и таможенные органы - то есть те структуры, основной задачей которых является борьба с правонарушениями, преступностью и отправление правосудия), изначально созданные и призванные осуществлять

противостояние преступности, также подвержены тому, что их сотрудники совершают преступления. При этом количество нарушений уголовного закона с их стороны постоянно увеличивается1.

Среди субъектов взяточничества наибольшую опасность представляют именно работники правоохранительных органов и судьи, так как непо- средственно они стоят на страже закона . Да и в реализации программы борьбы с коррупцией важная роль принадлежит, естественно, правоохранительным органам[365] [366] [367]. А если они коррумпированы, то привлекать их к борьбе с преступностью - в целом и, в частности - со взяточничеством не только бесполезно, но и опасно[368]. Даже сами проанкетированные нами сотрудники МВД отметили, что борьба с коррупцией и взяточничеством должна быть начата с самих правоохранительных органов, тем более что существует реальная угроза формирования стойкого общественного мнения о тотальной коррумпированности всей системы уголовной юстиции[369].

«Криминализируется общество - криминализируются и его структуры, рассчитанные на борьбу с преступностью»[370]. По утверждению А. Долговой[371], идет процесс криминализации сферы правоохранительных органов: с 1986 по 1998 годы увеличилось суммарное число зарегистрированных преступлений против правосудия специальных субъектов (судей, прокуроров, следователей, лиц, производящих дознание). Особенно это стало заметно с 1994 года. И хотя их доля в общих показателях преступности относительно невелика, воздействие этих преступлений на правоохранительную деятельность неизмеримо значительнее и негативнее, поэтому, как отмечает А.М.Ларин[372], проблема преступности в этой сфере имеет первостепенное значение.

Сегодня правоохранительные органы находятся на втором месте по коррумпированности, а среди привлеченных к ответственности за коррупцию - одну четверть составляют работники данных структур[373]. Число должностных преступлений сотрудников правоохранительных органов, к которым относится и взяточничество, неуклонно растет. В частности, это касается органов внутренних дел. В структуре коррупционеров 1993-1995 годов второе место по численности занимали лица из учреждений пра- воохраны - 27,4%, среди которых до 95% и более составляли работники органов внутренних дел1.

В 1996 году численность личного состава МВД РФ приблизилась к 1,5 миллионам человек, что превысило штат сотрудников союзных МВД и КГБ вместе взятых . В 1996 г. по данным МВД РФ в структуре привлеченных к ответственности коррумпированных должностных лиц, подлежащих суду, 26,5 % являлись сотрудники правоохранительных органов (2 место), а работники таможенных органов - 3,2 % (5 место)[374] [375] [376]. В 1999 году из выявленных должностных лиц, уличенных во взятках, 32,4% составили сотрудники правоохранительных органов, из которых 69,5% - сотрудники ОВД, а 14,1% - работники таможенной службы. Коррумпированность органов внутренних дел признается и самими руководителями данной структуры[377].

А. Варыгин констатирует, что за период с 1989 по 2001 год количество преступлений, совершенных сотрудниками органов внутренних дел, возросло в 3,8 раза[378]. Доля преступления «получение взятки» в структуре выявленной общей преступности работников ОВД составляет 2,7%, а в структуре «профессиональных» преступлений (к которым также относятся превышение и злоупотребление должностным положением, должностной подлог, принуждение к даче показаний и т.п.) занимает второе место - 15,5%[379] [380]. В 1995 году в рамках кампании «Чистые руки» из числа сотрудников МВД были осуждены 1277 милиционеров . Официальные статистические данные свидетельствуют о следующих количественных показателях получения взяток сотрудниками ОВД: 1996 - 483 факта взятки, 1997 год - 450, 1998 - 392, 1999 - 381[381]. За 10 месяцев 2001 года 10000 сотрудников МВД были привлечены к ответственности за должностные преступления, на 2000 из них возбуждены уголовные дела, около 300 были уличены во взятках1. Тенденцией является увеличение (около 50%) совершения взяточничества в группе (2 и более человека), которые состоят, как правило, из сотрудников одного и того же подразделения[382] [383].

Н. Егорова обращает внимание на то, что основной особенностью судебной практики по делам о взяточничестве является распространенность взяточничества должностных лиц правоохранительных органов: в 28,2% изученных ею ПО уголовных дел до 1996 года включительно субъектами преступления выступали работники уголовного розыска, следователи органов внутренних дел и прокуратуры, контролеры ИГУ и СИЗО[384]. Отдельные региональные исследования также установили, что из взяточников, осужденных в 1996-2001 гг. на территории Владимирской области[385], и в 1984-2000 гг. - на территории Иркутской области[386], большинство (соответственно, по областям - 32,7% и 73%) являются работниками правоохранительных органов, судов, учреждений и органов юстиции. По Иркутской области данные о взяточниках, осужденных за получение взятки и являющихся сотрудниками органов правоохранительной системы, среди общего числа взяткополучателей следующие: 30% инспекторы ГИБДД, Госпожнадзора, рыбоохраны, отдела по борьбе с контрабандой, 28% - оперуполномоченные РОВД, 6,5% - следователи милиции, 4% - старшие дознаватели РОВД.

По изученным материалам уголовных дел было установлено, что из общего числа дел о взяточничестве в 67% уголовному преследованию были подвергнуты и осуждены работники правоохранительных органов. Из них 58% являлись сотрудниками ОВД (в их числе: следователи - 18%, оперативные работники - 30%, инспекторы ППС, ДПС, ГИБДД, ГАИ - 38%, участковые, дознаватели - 14%), 18% - работники налоговых органов, 11% -работники прокуратуры (в их числе: прокуроры - 28%, заместители прокуроров - 28%, следователи - 44%), 11% - сотрудники таможни, около 1% - судья и сотрудник ГУИН (по 1 человеку). Из числа взяточников, осужденных по уголовным делам, материалы которых были нами проанализированы, 56% имеют высшее образование, 8% - неоконченное высшее, 22% - средне-специальное и 14% - среднее. Это свидетельствует о том, что уровень образованности взяточников в системе правоохра-

ны несколько ниже по сравнению с уровнем образования всех взяточников (в том числе и сотрудников правоохранительных органов), привлеченных к уголовной ответст- щ венности по изученным делам, где показатели следующие: доктора наук - 1%, канди

даты наук - 5%, высшее образование - 58%, неоконченное высшее - 5%, среднеспециальное -19%, среднее -12%.

Ключевой проблемой МВД, Прокуратуры, ФСБ последнего времени эксперты называют «вымывание» профессиональных, опытных и честных кадров1. Только из системы МВД России за последние 10-11 лет необдуманно было выдворено 1,6 миллиона профессионалов , а, например, КГБ Москвы к 1995 году потерял 50% кадрового состава, многие из которых перешли в коммерческие, а порою - и в криминальные структуры[387] [388] [389]. Накопленные материалы оперативных разработок зачастую становятся объектом купли-продажи, представители правоохранительных органов на возмездной основе участвуют в политическом и административном давлении, поддерживают недобросовестную конкуренцию в бизнесе, способствуют преступной деятельности отдельных лиц и организаций[390] [391].

В структуре преступности сотрудников правоохранительных органов должностные преступления за последние 10 лет XX века практически достигли уровня обще-

ф 5

уголовных преступлений, хотя 10 и более лет назад их соотношение было 1 к 3 или 4 . В 1992-1996 годах общее число возбужденных уголовных дел на коррумпированных лиц в правоохранительных органах увеличилось в 2,2 раза (с 375 до 835). При этом в общем числе возбужденных уголовных дел в отношении коррумпированных лиц увеличивался удельный вес дел в отношении сотрудников правоохранительных органов: в 1992 г. - 20%, в 1996 г. - 23%[392]. По мнению сотрудников правоохранительных органов и судей, предприниматели платят почти в одинаковом количестве случаев и представителям организованной преступности, и коррумпированным сотрудникам правоохранительных органов: работникам органов внутренних дел за безопасность платят 96% предпринимателей, сотрудникам иных правоохранительных органов - 93%, разным

контролерам и инспекторам - 99%. Отличительным признаком является только периодичность выплат: единичные случаи, время от времени или регулярно1.

Фонд «Индем» в результате опроса предпринимателей определил интенсивность «захвата власти» путем ее покупки. Для правоохранительных органов и судебной власти, процент составил 31,3%[393] [394]. В рейтинге коррумпированности среди 29 организаций (по оценке респондентов) суды и органы отечественной правоохранительной системы, занимают следующие позиции (чем выше ранг, тем выше уровень коррумпированности): служба безопасности дорожного движения - 28-29, правоохранительные органы - 26, нижестоящие суды - 19-23, высшие суды - 10-12, органы национальной безопасности - 8-12. По результатам проведенных Фондом «Общественное мнение» (в рамках социологического исследования «Коррупция в России») опросов граждан, проживающих в различных субъектах Российской Федерации, в 1998, 1999 и 2002 годах к самым коррумпированным должностным лицам однозначно были отнесены органы милиции, таможни, иные правоохранительные органы (55, 48, 47 % по годам соответственно), суды и прокуратуры (37, 28, 29), ГИБДД-ГАИ (36, 32, 35)[395].

Результаты опубликованного в 1999 году исследования, осуществленного А.Л. Pe- пецкой среди отбывающих наказание бывших должностных лиц, из которых 81,1% служили в органах внутренних дел, прокуратуры, судах, таможенных и налоговых органах, показали, что 90,3% из опрошенных взятки предлагались в той или иной форме, а 72,7% получали взятки, о чем правоохранительные органы остались неосведомленными[396]. В 2001 году были возбуждены уголовные дела по коррупции против 256 работников таможенных органов, а в отношении сотрудников налоговых органов в 2000 году было возбуждено 357 уголовных дел по фактам коррупции, в 2001 году - 248, 28% из которых - по фактам взяток[397]. Крайняя коррумпированность ГИБДД (ГАИ) стала нормой для водителей[398]. По данным Фонда «Индем», основанным на исследовании российской коррупции, суды являются наиболее слабым местом в системе российских органов правоохраны и правосудия, призванных противостоять коррупции и взяточничеству[399].

Организованная преступность проявляет большой интерес к коррумпированию правоохранительных органов, о чем свидетельствует, в частности, рост числа уголовных дел по обвинению работников милиции в сотрудничестве с преступными группи- ровками . В этом изобличаются даже перспективные начальники управлений УБОП . Как показывают исследования В.Д. Ларичева, организованная преступность в целях совершения преступлений, ухода от ответственности и т.п. поддерживает коррупционные отношения на местном и региональном уровнях с правоохранительными органами - 28%, а в качестве консультантов или соучастников привлекаются в основном работники налоговых- 43% и таможенных органов - 28%3. Антикоррупционная программа в системе МВД, активная реализация которой началась летом 2003 года, наглядно продемонстрировала и демонстрирует, что все уровни служебной лестницы -от низов до верхов - замешаны во взятках4. Кроме того, следует учитывать, что усиление правоохранительной системы, противостоящей преступности в целом и, прежде всего, организованной ее части, неизбежно будет само по себе стимулировать процесс развития коррумпированных связей представителей организованной преступности в целях повышения их безопасности от уголовного преследования. Доля организованных групп с коррупционными связями в общем количестве организованных групп в 2005 году прогнозируется в размере 30%5.

Причинами значительного роста уровня коррумпированности сотрудников правоохранительных органов можно назвать следующие: 1) работники данной системы обладают широким спектром властных полномочий разрешительного, контрольного и репрессивного характера, а также имеют выход на должностных и иных властьимущих лиц, ответственных за решение многих вопросов, то есть, фактически в силу наличия всевозможных полномочий могут решить большинство проблем разнопланового характера; 2) главными задачами системы правоохраны является борьба с правонарушителями и преступностью, представители которых в связи с этим активно пытаются ее нейтрализовать посредством целевого подкупа и случаев вынужденной дачи взяток; 3) нежелание общения с работниками правоохранительных органов обусловлено чаще [400] [401] [402] [403] [404]

всего фактами противоправных деяний лиц, последствий которых и стараются избежать взяткодатели и представляемые ими лица; 4) аппарат правоохранительных органов наиболее многочисленный по сравнению с другими чиновничьими аппаратами.

Взяточничество само по себе является высоколатентным, трудно выявляемым и сложно доказуемым преступлением, а в сочетание с субъектным составом - работниками правоохранительных органов - эти характеристики являются еще более выраженными. Это объясняется рядом причин. Во-первых, большинство коррумпированных сотрудников правоохранительных органов обладают знаниями законодательства, теоретическими основами и практическими навыками оперативно-розыскной и следственной деятельности, знакомы с особенностями их применения и осуществления. Они непосредственно знакомы с методами ведения преступной деятельности и способами ее сокрытия и маскировки. В связи с этим они могут прогнозировать направления и приемы действий по их изобличению, а также профессионально устранять следы преступления и противодействовать работе по их выявлению и привлечению к уголовной ответственности, используя свой опыт и известный им опыт преступников. Во- вторых, зачастую свою преступную деятельность, направленную на получение взятки, они осуществляют в отношении лиц, которые сами нарушили закон и подлежат привлечению к ответственности, а, следовательно, не заинтересованы в раскрытии существа их взяточных отношений, даже если имеет место вымогательство взятки. B- третьих, прежние наработанные коррупционные связи в криминальных и властных структурах обеспечивают мощную поддержку, «преодолеть которую следственным и оперативным органам бывает крайне трудно»1. В-четвертых, сказываются профессионально-корпоративные отношения, выражающиеся в том, что коллеги и руководство сотрудников-взяточников предпочитают покрывать их преступную деятельность, а в случае ее выявления - фактически отказаться от сотрудничества с изобличающими органами и препятствовать осуществлению процесса доказывания.

«Коррупция в системе правоохранительных органов ведет к крайне негативным последствиям: сокрытию преступлений, непривлечению виновных к ответственности, дискредитации государственной власти» . Неизбежным следствием является снижение авторитета правоохранительных органов и потеря доверия со стороны граждан[405] [406] [407]. Посредством взяток представителями данных органов фактически совершаются иные преступления, раскрытие которых процессуальным путем практически невозможно. Но и выявление, и расследование данных фактов даже с применением ОРД сегодня, скорее, является исключением из правил, чем типичным случаем1. Однако при этом эффективность ОРД в изобличении должностных преступников из правоохранительных органов и раскрытии такого преступления, как передача взятки, все же бесспорна.

Под задачей оперативно-розыскного выявления преступления понимается установление наличия в событии или действиях лица признаков состава преступления (дача или получение взятки), но не всех его элементов (это задача следователя), а достаточных данных, позволяющих полагать, что имело место преступление или осуществляется приготовление к его совершению. Также могут быть установлены не только факт события преступления и лица, его совершившие (совершающие), но и многие другие, связанные с преступлением, обстоятельства. Это наиболее важно в отношении взяточничества как одного из самых латентных видов преступлений, своевременное выявление которого обеспечивается, прежде всего, применением оперативных сил, средств и методов. Одним из самых надежных путей обнаружения признаков преступлений работников правоохранительных органов является проведение ОРМ, предшествующих возбуждению уголовного дела. Роль данных OPM в вопросе получения надежной и полной оперативной информации велика, но и сами дела в отношении взяточников в правоохранительных органах, независимо от момента возбуждения, всегда требуют проведения значительного объема оперативно-розыскной работы.

Все это доказывает необходимость разработки, унификации методов своевременного выявления фактов взяток, разоблачения взяточников и раскрытия их преступной деятельности для того, чтобы способствовать их применению в практике работы оперативных и следственных органов. На основе изучения практики работы по материалам уголовных дел о фактах взяток мной предлагается ряд рекомендаций обобщенной методики, базирующейся на особенностях проведения ОРД и изобличении взяточников в системе правоохранительных органов. При выявлении и раскрытии взяточничества следует учитывать следующие особенности оперативного обнаружения данных фактов со стороны сотрудников правоохранительных органов и судов. Осуществление

ОРД в отношении взяточников в системе правоохранительных органов сопряжено с рядом практических трудностей, обусловленных их статусом, опытом и т.д. Поэтому применение стандартных схем осуществления OPM далеко не всегда возможно в полном объеме и по обычной схеме. В то же время, могут быть предложены и описаны особенности проведения ОРД с точки зрения нюансов применения отдельных ОРМ, их методов и развития сценариев по разоблачению взяточной деятельности коррумпированных «стражей порядка» и «служителей фемиды».

Главным требованием является максимальная конспирация при осуществлении ОРД. Это достигается соблюдением ряда моментов: ограниченным количеством оперативных сотрудников, занимающихся конкретным взяточником, их деятельность должна быть засекречена даже от непосредственных коллег; возможно, напротив, использование как можно большего числа сотрудников для выполнения отдельных, внешне не связанных поручений, цель которых против конкретного коррумпированного лица будет неочевидной.

Эти меры призваны предотвратить «утечку» информации, вероятность которой очень высока. Среди изученных материалов уголовных дел данный факт был установлен в 8% случаев. Два примера: следователи прокуратуры, требующие взятку, были по телефону предупреждены о том, что при ее получении их задержат с поличным, в связи с чем, они изменили место встречи и способ передачи взятки, что сделало технически невозможным осуществление фиксации оперативного эксперимента1; разрабатываемый подстрекатель к даче взятки - бывший сотрудник УБОП - через прежних коллег узнав, что за ним ведется наблюдение и готовится проведение оперативного эксперимента, он многократно переносил место и время встречи и не принял предмет взятки, хотя давал на это согласие на протяжении всего процесса оперативного наблюдения за ним с применением аудиозаписи[408] [409].

Практика идет по такому пути, что в тех случаях, когда проведение OPM (например, прослушивание телефонных переговоров), требует дополнительного согласования-разрешения (решение судьи, санкция прокурора), оперативные сотрудники стараются избегать их применения, а фактические данные получают путем проведения иных ОРМ. Помимо прочего, одной из преследуемых целей является недопущение увеличения числа посвященных лиц, особенно когда имеется информация о наличии связей между изобличаемыми лицами и субъектами, с которыми согласуется допустимость проведения того или иного ОРМ. В этой связи не кажется необоснованным предложение ряда проанкетированных практических сотрудников правоохранительных органов, назвавших в качестве меры повышения эффективности ОРД в отношении взяточников, ограничение информационного доступа к OPM со стороны судей и заменой требующегося от них разрешения на проведение отдельных OPM получением санкции прокурора.

Таким образом, без объективной необходимости не стоит контактировать с иными структурами правоохранительных органов, по крайней мере - до последнего момента, когда «утечку» исключена. Однако, как мы указывали ранее, правильное взаимодействие и использование возможностей и информации иных оперативных, следственных и прокурорских структур может быть очень эффективным. При этом главными условиями сотрудничества можно назвать следующие: 1) продуманность действий (четкий план, представление о том, что и от какой именно структуры или должностного лица, в каком порядке и форме можно получить); 2) конкретность цели (что, в каком объеме, для чего необходимо); 3) своевременность (привязка к конкретной ситуации, обусловленность потребностью, которая должна быть решена в точный срок или к определенному событию); 4) оптимальная взаимодополняемость (не дублирование функций друг друга, а ролевая распределенность с возможностью прогнозирования индивидуальных и совместных действий при условии постоянного сотрудничества); 5) структурная определенность (градация по полномочиям и возможностям, определение координирующих, контролирующих, анализирующих и непосредственно исполняющих сотрудников); 6) единоначалие (прямая и/или опосредованная подчиненность одному координатору); 7) автономность (определенная самостоятельность в решении частных (непосредственных, собственных) задач и выбора применяемых методов).

Практика показывает, что зачастую является оправданным создание оперативноследственной группы на межведомственном принципе ее формирования, тесное взаимодействия аппаратов прокуратуры, МВД, ФСБ, налоговых органов и правоохранительных подразделений таможни - в зависимости от ведомственной принадлежности взяточника. Как показали изученные материалы уголовных дел, высокий уровень подготовки демонстрируют работники ФСБ России и сотрудники службы собственной безопасности МВД РФ. Целесообразно включение в группу работников ФСБ, что обусловлено значительным опытом данной структуры, лучшим техническим оснащением,

обладанием ее сотрудниками специальными навыками и знаниями информации оперативного характера. Кроме того, с их помощью может быть обеспечена физическая безопасность участников оперативно-следственной группы, а расследованию приданы «своеобразный вес и авторитет в глазах лиц, имеющих цель противодействовать следствию»1. Такой способ формирования оперативно-следственной группы позволяет использовать опыт, возможности разных структур и знания сотрудников, имеющих различную специальную подготовку и наработанные практические навыки. Следует учитывать, что такие сферы правоохранительной деятельности, как таможенная и налоговая, требуют специальных знаний и обусловленную этим специфику оперативнорозыскных и организационных мероприятий. Также необходимо изучение большого массива соответствующего законодательства, подготовка на его основе официальных запросов, оперативных и следственных документов. Важна организационная, техническая, методологическая и иная помощь данных органов. Этими характеристиками в наиболее полной мере обладают именно сотрудники собственных служб безопасности таможенных и налоговых органов.

Помимо этого, межведомственный принцип формирования группы исключает заинтересованность или влияние личных мотивов оперативных работников как положительных, так и отрицательных. К тому же понятно, что «со стороны виднее», более того: предотвращается возможность сговора изобличающих лиц. То есть, этот принцип имеет антикорпоративное значение и лишний раз выступает гарантом строгого соблюдения законов при осуществлении ОРД. Важным моментом является то, что действиям такой группы, состоящей из работников разных ведомств, значительно сложнее осуществлять противодействие со стороны изобличаемых преступников и связанных с ними лиц (зачастую высокопоставленных или связанных с правоохранительными органами)[410] [411]. Это обусловлено тем, что в этой ситуации у взяточников возникает необходимость воздействия на многих людей с помощью самых различных связей и способов, что, естественно, могут позволить себе далеко не все преступники, да и возможность положительного результата также более низка или даже сведена до минимума.

Согласованность действий этих структур необходима во избежание одновременной разработки одного факта предполагаемого взяточничества, но с разных сторон: со стороны взяткодателя и со стороны взяткополучателя, что имело место в практике.

Нам известно два случая в Иркутской области. Один из них описан в заметке Н. Капитонова1, когда со стороны «взяткодателя» работал РУОП, а со стороны «взяткополучателя» - УФСБ. Второй - из практики проинтервьюированного нами бывшего следователя прокуратуры. Прокуратурой было получено заявление о требовании взятки, на основании которого совместно с оперативными работниками МВД был подготовлен оперативный эксперимент с применением меченых денег и аудиоконтроля. Когда была осуществлена передача, то в дверь из коридора вошли сотрудники МВД, а через внутреннюю дверь кабинета, смежную с соседним помещением, появились работники ФСБ, осуществлявшие ОРД по заявлению должностного лица о предложении ему взятки и проводившие скрытое видеонаблюдение через замочную скважину за актом дачи-получении взятки. Была реальная угроза физического столкновения работников силовых структур и применения оружия.

В силу специфики и особой сложности дел о взяточничестве сотрудников правоохранительных органов целесообразным является составление следователем и оперативными работниками единого детального плана оперативно-следственных мероприятий по изобличению взяточника с обязательным указанием версий, подлежащих доказыванию обстоятельств, наименованием следственных, организационных, подготовительных, оперативно-розыскных и иных мероприятий, определением времени, продолжительности и последовательности их проведения. В случае, если это необходимо, стоит указать место и конкретных исполнителей каждого мероприятия[412] [413] [414]. При этом обязательно также иметь общий план оперативных мероприятий и, если это требуется, отдельных из них с конкретизаций особенностей и нюансов. Помимо этого, в плане должно быть учтено и спрогнозировано возможное противодействие со стороны взяточников, предусмотрены меры по воспрепятствованию принятия ими действий, затрудняющих расследование, а также способы преодоления этих негативных момен- тов . Необходимыми условиями является организация непрерывного обмена информацией, участие членов оперативно-следственной группы во всех звеньях планирования и совещательного обсуждения результатов, ошибок и дальнейших действий группы.

При поступлении заявления о факте требования или вымогательства взятки может быть оправдано игнорирование работником правоохранительного органа требования о его регистрации в криминалистическом учете преступлений для сохранения конспирации и предотвращения утечки информации. Документом, в последующем подтверждающим обращение гражданина с сообщением о подготовке передачи взятки, может быть рапорт соответствующего оперативного работника либо письмо на имя прокурора от начальника органа, осуществляющего ОРД1. В определенных случаях этот момент важен и по заявлениям об уже свершившихся фактах взяток. При этом также возможна регистрация заявления, но с неполным указанием фамилий и имен заявителей и взяточников (например, указаны только первые буквы фамилий), без упоминания должностного положения взяткополучателя и цели передачи взятки, но с указани- ем суммы взяток и даты преступлений . Данный объем зарегистрированной информации будет содержать достаточные основания и являться поводом для начала оперативной и следственной деятельности.

При осуществлении таких ОРМ, как опрос, наведение справок, исследование предметов и документов, из соображений конспирации следует делать выборку шире, чем диктует потребность. Перед опрашиваемыми следует ставить более широкий круг вопросов, акцентировать их внимание на второстепенных моментах, а главные выяснять как бы между прочим, как дополнительные, в конце беседы. При наведении справок целесообразно запрашивать информацию о нескольких лицах под общим предлогом, объединяющих их по какому-либо признаку.

Изучение документов может включать дела оперативного учета, уголовные, судебные, таможенные документы, результаты налоговых проверок и т.п., что зависит от сферы служебной деятельности предполагаемого взяткополучателя. Также полезно ознакомление с информацией, имеющейся у подразделений собственной безопасности (МВД, таможня, налоговые органы). При этом выборка должна касаться всех дел без указания конкретного «делопроизводителя». Возможно направление запросов в иные оперативно-розыскные органы в процессе взаимодействия и обмена оперативнозначимой информации. Оптимальным будет провести данное истребование и изучение под предлогом, не связанным с оперативной работой, например, проверка вышестоящим органом, в порядке надзора, в научных целях и т.п. Если известно дело, в связи с которым будет дана (или уже передана) взятка, то для выявления иных фактов взяток и [415] [416] других взяткодателей стоит изучить документацию по решению аналогичных вопросов с соблюдением правил получения доступа и изучения документов. При этом могут быть выявлены как явные аномалии, свидетельствующие о неправомерном разрешении дела и решении вопроса не в общем порядке (например, отсутствие части требующихся материалов, досрочное удовлетворение просьбы, наличие неучтенных материалов и т.п.), так и лица, которые могли дать взятку (ранее привлекались к ответственности, постоянно обращаются к одному и тому же должностному лицу, необоснованное неприменение к ним явно требующихся мер административного, уголовного и иного воздействия).

Для установления конкретного взяткодателя и до непосредственного контакта с ним стоит собрать данные о том, не осуществлялись ли им в интересующий период времени действия, могущие свидетельствовать о даче им взятки, но непосредственно не связанные с преступлением. Так, следует установить наличие фактов получения денег взаймы, продажи имущества или заклад его в ломбард, снятия денег с вкладов в банках, обмена валюты, получения ссуды в кредитных организациях или по месту работы, выделения денежных средств юридическим лицом работнику без предоставления отчета последним, приобретения им дорогостоящих алкогольных напитков, явно несоответствующих уровню жизни, поиска и покупки автозапчастей к автомобилю при условии, что автотранспорт у данного лица отсутствует или имеется машина другой модели. Эти моменты могут свидетельствовать о подыскивании взяткодателем предмета взятки или средств на его приобретение.

Материалы изученных уголовных дел, практика и обобщения ученых1 свидетельствуют о том, что оперативная работа с установленными (заявившими/сознавшимися) или предполагаемыми взяткодателями является одним из доступных и результативных способов выйти на взяткополучателя, физический, документальный и иной доступ к которому, как правило, затруднен или даже невозможен. В частности, это может быть обусловлено таким существенным моментом, как законодательное ограничение на проведение ОРД в отношении отдельных категорий лиц правоохранительной системы,

Л

по поводу которых существуют «правила особого порядка осуществления ОРМ» . Эти ограничения упомянуты в федеральных законах в соответствии с Конституцией РФ и связанны с субъектом взяточничества, являющегося объектом оперативной деятельно- [417] [418]

ста.

Так, ст.122 Конституции устанавливает неприкосновенность судей, под которой согласно п.1 ст.16 Закона РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (с изменениями от 14 апреля, 24 декабря 1993 г., 21 июня 1995 г., 17 июля 1999 г., 20 июня 2000 г., 15 декабря 2001 г.) понимается неприкосновенность личности судьи, неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества, тайна переписки и иной корреспонденции (телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, других электрических и иных принимаемых и отправляемых судьей сообщений). В связи с этим, в соответствии C п.7 этой же статьи, осуществление в отношении судьи ОРМ, а также следственных действий (если в отношении судьи не возбуждено уголовное дело либо он не привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу), связанных с ограничением его гражданских прав, либо с нарушением его неприкосновенности, определенной Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами, допускается не иначе, как на основании решения, принимаемого: в отношении судьи Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, федерального арбитражного суда - судебной коллегией в составе трех судей Верховного Суда РФ; в отношении судьи иного суда - судебной коллегией в составе трех судей соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа. В редакции данной статьи до 15 декабря 2001 года все действия, в том числе оперативнорозыскные, в отношении судьи были возможны только с санкции прокурора соответствующего уровня либо по решению суда и только в связи с производством по уголовному делу в отношении этого судьи. Фактически эта норма не позволяла проводить какие-либо эффективные OPM в отношении судей-взяточников, а также, задержание их с поличным.

Этими обстоятельствами объясняются те факты, что приговоры в отношении судей-взяточников крайне редки. Согласно данным за 10 лет с 1992 по 2002 годы выносится по одному приговору в год на 15 тысяч судей1. За период с 1996 по 2001 годы Генеральная прокуратура направила 52 представления на возбуждение уголовных дел в отношении судей, подозреваемых во взяточничестве, для рассмотрения соответствующими судебными коллегиями, из которых было удовлетворено 36, к середине 2001 года было завершено 17, прекращены в ходе следствия 8, а 1 закончилось оправдательным приговором[419] [420]. По двум делам взяточники получили реальные сроки. К маю 2002 года статистика за последние 4 года свидетельствует, что в суд было направлено 17 дел в отношении судей, по которым вынесены обвинительные приговоры, 8 дел прекращено по амнистии, по двум вынесены оправдательные приговоры[421].

Одним из судей, получившим реальное наказание, является судья Гусь- Xpyстального городского суда Владимирской области С.Р. Ахметшин[422], материалы уголовного дела которого были нами изучены. По фактам взяточничества этого судьи оперативные работники имели информацию, но поступить по обычной методике - осуществить прослушивание телефона и служебного помещения, установить наблюдение, провести оперативный эксперимент с меченым предметом взятки и фиксацией всего на видеопленку, не представлялось возможным из-за его неприкосновенности. Оперативники начали разработку с другой стороны - со стороны взяткодателей, которые были установлены оперативным путем, а при их опросах в зашифрованной и гласной формах удалось получить необходимую информацию, ставшую основанием для дальнейшего раскрытия и расследования преступной деятельности судьи.

Периодически становится известной информация о фактах взяток со стороны судей: дело судьи X. из Санкт-Петербурга; приговор Верховного суда в отношении волгоградского судьи; выявление фактов получения взяток судьей в Красноярском крае и т.д.[423] Устанавливаются и другие случаи взяточничества судей[424]. Факт недобросовестности судьи трудно раскрыть еще и потому, что они для личного обогащения путем получения взяток могут использовать, в частности, санкции статей УК РФ, предостав

ляющие им правомочия по определению вида и размера наказания1, а также несовершенство и противоречивость российского законодательства: например, ст.73 УК РФ, регламентирующей условное осуждение и допускающее его применение даже к лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления[425] [426]. А выявить причину именно такого внутреннего убеждения судьи проблематично даже в уголовно-процессуальном и оперативном порядках.

В процессе оперативно-розыскного выявления фактов взяток и взяточников в системе правосудия следует учитывать следующие моменты, установленные в результате одного из социолого-правового анализа коррупции в судах, заключавшегося в интервьюировании лиц, имевших опыт участия в судебных разбирательствах по уголовным, гражданским и административным делам: 1) судьям очень часто предлагаются взятки (79,2%); 2) предложение взяток со стороны участников процесса является вторым по значимости фактором из самых «влиятельных» на коррумпированность судей (первое - родственные и прочие связи судьи); 3) взяточные отношения чаще всего возникают в звеньях ответчик - судья (47,8%), адвокат - судья (40,6%), истец - судья (37,5%)[427]. Именно в отношении данных лиц и стоит предпринимать оперативно-розыскные меры.

Любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем, являющимися работниками органов централизованной системы прокуратуры РФ (ст.129 Конституции РФ), в силу ст.42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» (с изменениями от 10 февраля, 19 ноября 1999 г., 2 января, 27 декабря 2000 г., 29, 30 декабря 2001 г., 28 июня, 25 июля 2002 г.) является исключительной компетенцией органов прокуратуры, поэтому оперативную проверку сообщений в ходе осуществления ОРД осуществлять нельзя. Необходимо поручение следователя прокуратуры или прокурора.

Этим объясняется выявленное в ходе анкетирования оперативных работников мнение (9%) о том, что отмена «неприкосновенности» судей, прокуроров, депутатов скажется положительным образом на эффективности ОРД в отношении взяточников. 4% опрошенных оперативников предложили ведение постоянного оперативно

розыскного контроля за деятельностью прокуроров и судей. Во всяком случае, по нашему мнению, целесообразным представляется в Законе об ОРД предусмотреть исчерпывающий перечень «неприкосновенных» и единый «особый порядок осуществления ОРД в отношении отдельных категорий лиц», в частности, судей, прокуроров, следователей, по аналогии с тем, как на сегодняшний день это сделано в нормах УПК РФ (главы 52), регламентирующих особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц и имеющих, по общему правилу1, приоритетное значение перед иным законодательством. При этом нами не оцениваются справедливость и эффективность данного правового института[428] [429].

Таким образом, видно, что в процессе изобличения взяточника, выбора порядка и методики осуществления ОРД большое значение имеет личность подозреваемого и его должностное положение. В этой связи следует заранее установить характеризующие должностное лицо особенности - его возможности по информационному обеспечению и доступу к информации различных служб и ведомств, служебные и личные связи, деловые контакты. Существующая диалектическая взаимосвязь между способами действий преступников по подготовке, совершению преступлений, сокрытию следов противоправной деятельности и тактическими приемами их обнаружения оперативнорозыскными методами позволяет говорить о необходимости учитывать при осуществлении OPM в отношении взяточников (сотрудников правоохранительных органов) некоторые моменты. Так, одной из форм способа сокрытия преступления выступают место и обстановка передачи взятки, обеспечивающей отсутствие очевидцев дачи- получения предмета взятки. В большинстве случаев преступление совершается в рабочие часы (85%), но вручение взятки бывает и в свободное от работы время (15%), что, как правило, заранее оговаривается, а также через посредников (23%), которые, как правило, сотрудниками правоохранительных органов не являются. Изучение материалов уголовных дел показало, что местами, где обычно передавалась взятка, являются непосредственно рабочие кабинеты взяткополучателей или офисы взяткодателей - 38% случаев; иные помещения, где осуществляется профессиональная деятельность (таможня, пост ГАИ, опорный пункт милиции, СИЗО) - 16%; в помещении учреждения, но не в кабинетах (в коридоре, в туалете) - 5%; в помещениях взяткодателя (склады, торговые киоски, магазины) - 4%; в квартирах взяточников - 14%; на улице рядом с учреждением или в согласованном месте - 15%; в местах, куда специально приходят или приезжают (подъезды домов, магазины, кинотеатры, баня, ремонтируемые здания, кафе, загород) - 20%; в автомашинах взяточников - 14%; в месте деятельности взяткодателей (китайский рынок, авторынок) - 3%.

Наглядно видно, что обычно взятка передается в кабинетах и иных закрытых помещениях, куда ограничен доступ посторонних лиц, а помещения легко контролируются «владельцем». Кроме того, взяточниками могут быть предприняты иные меры, призванные обезопасить себя от задержания с поличным или появления свидетелей (сослуживцев, посетителей, коллег и т.п.), а именно: под разными предлогами иные лица удаляются из помещения, замыкаются двери, готовятся объяснения и т.д. Также во избежание подконтрольности взятки и появления очевидцев выбираются уединенные места (квартира, машина, подъезд) или, напротив, места скопления народа и общедоступные территории, где встреча могла произойти случайно (кафе, условленное место на улице и т.д.). Часто взяткополучатели совместно с взяткодателем осуществляют определенные передвижения (как пешком, так и на транспорте, как внутри помещения, так и по улице или даже за территорию населенного пункта), призванные исключить возможность внешнего наблюдения, запутать взяткодателя, проверить его реакцию.

Одним из самых лучших эффектов обладает прослушивание телефонных и иных переговоров. Зачастую удается получить данные, свидетельствующие не только об уже известной взятке (подготавливаемой или уже свершенной), но и о других фактах взяточничества1. Видеонаблюдение и запись также «обезоруживают» изобличенных взяточников, однако во всех случаях следует максимально осторожно выбирать средства фиксации, учитывая возможности контроля. Если место передачи взятки точно не определено, а доступ внутрь помещения ограничен, то вместо сторонней видеосъемки оправдано вручение скрытой видеокамеры сотрудничающему лицу, например, ее помещение в мужскую сумку типа барсетки или органайзера[430] [431]. Следует учитывать и технические характеристики аппаратуры, и возможность ее работы в условиях, отклоняющихся от стандартных: например, пониженные температуры, повышенная влажность. Так, несмотря на тщательность подготовительных действий, не удалось произвести полную видеозапись акта приема-передачи взятки и выемки предмета взятки из- за того, что аккумуляторы видеокамеры буквально замерзли когда оперативники ехали к месту проведения оперативного эксперимента1. Тот факт, что видеозапись была начата позднее, чем должно быть, дал возможность защите утверждать, что это было сделано умышленно, так как на взяточника в этот момент оказывали «физическое и моральное давление». Возникла необходимость дополнительных допросов свидетелей, результаты которых опровергли это утверждение. Кроме того, надлежит быть точным относительно отражения идентификационных признаков носителей в соответствующем оперативном акте. Имел место такой случай: были приготовлены три аудиокассеты, на которые предполагалось фиксировать аудиоинформацию при осуществлении OPM (прослушивание переговоров и оперативный эксперимент), в акте было отражено, что в записывающее устройство установлена кассета, продолжительностью 60 минут и меткой «МК», а фактически поставили кассету на 90 минут и пометкой «Су- пер» . Эта неточность вызвала необходимость доказывания механической ошибки в ходе проведения ОРД, возникла реальная угроза непризнания за данными вещдоками доказательственной силы.

Возможно, что по соображениям конспирации целесообразно использовать только аудиозапись, так как видеозапись не всегда может быть оправдана. В этом случае, по возможности, обязателен непосредственный визуальный контроль. Если визуальный или видео контроль невозможны, то для ориентирования оперативной группы следует предусмотреть условную фразу, которую сотрудничающий взяткодатель произнесет, когда взятка будет передана (и освоена) взяткополучателем. Например: «Ну, что, по рукам?», «Теперь мы в расчете?», «Вы довольны?» или «Ко мне вопросов больше нет?» и т.п. В случаях, когда взяточники передвигаются или предполагается их поездка, эффективно применение автомашины, оснащенной радиопринимающей аппаратурой или в которой находится «вывод» врученного микрофона[432] [433] [434].

Для иллюстрации того, что взяткополучатели, являющиеся работниками системы правоохраны, принимают разнообразные меры и средства для исключения возможности быть изобличенными, целесообразно привести несколько примеров из проанали-

зированной практики. Следователь милиции1 не стал брать взятку в своем кабинете и предложил взяткодателю завернуть деньги в чистый лист бумаги. Вместе они спустились на этаж ниже, зашли в помещение туалета, где взяткополучатель указал на тумбочку возле умывальника, куда надо было поместить сверток с деньгами. Только после этого, спустя некоторое время, следователь забрал деньги и положил во внутренний карман пиджака. Все действия происходили в полном молчании. Старший контролер-

л

ревизор КРУ Минфина РФ отказался взять деньги в кабинете взяткодателя, а, отъехав с ним на машине, назначил встречу на другой день. Однако, спустя несколько минут взяткополучатель повторно пришел к взяткодателю в кабинет, который под его контролем пересчитал деньги и сложил их в пакет-файл, а сам контролер-ревизор к деньгам не прикасался, пакет убрал в свою папку.

Начальник оперативного отдела У ФСНП РФ[435] [436] [437] лично взяток никогда не требовал, а действовал через знакомую, неработающую «домохозяйку», которая сама выходила на взяткодателей, обговаривала с ними все вопросы, получала от них предметы взяток, а в случае необходимости организовывала встречи взяточников, напрямую несвязанные с передачей взятки и т.п., на ее же квартире передавались взятки. Главный государственный инспектор отдела обеспечения контроля в сфере оборота алкогольной и табачной продукции УМНС РФ[438], предварительно удалив всех сотрудников из кабинета, деньги в руки брать отказался, а молча указал на ящик стола в другой части кабинета, куда взяткодатель должен был положить предмет взятки - деньги. Заместитель прокурора[439] суммы требуемых взяток молча писал на экране компьютера и сразу удалял текст. Оперуполномоченный уголовного розыска[440] вместе со взяткодателем, принесшим меченые деньги, покинули кабинет, через служебный вход миновали двор ОВД, пешком прошли по улице, зашли в дом, где в кабине лифта взяткополучатель принял деньги. После этого он сразу направился в банк, обменял денежные знаки из суммы взятки на купюры другого номинала, затем направился домой. При таких обстоятельствах слежка была очень затруднена.

Часто имеют место случаи обыска взяткодателя со стороны взяткополучателя-сот

рудника правоохранительных органов (особенно работников МВД) на предмет обнаружение звукозаписывающего устройства (диктофона)1. Причем эта мера, как свидетельствую изученные материалы уголовных дел, применяется только работниками правоохранительной системы, взяткодатели иных учреждений и органов такой метод не практикуют, что можно объяснить профессиональной деформацией сотрудников. В этих условиях целесообразней использовать скрытые технические средства, например, микрофон, который обычно крепится к верхней одежде (как правило, к воротнику). Взяткодатели часто без устных комментариев или с помощью максимально кратких реплик (туда, клади, сюда) указывают, куда следует положить предмет взятки: например, в стоящую на виду корзину для бумаг, в карман висящей у входа верхней одежды, на край стола в конверте, в стопку бумаг. В этом случае допустимо вслух уточнить, куда именно следует положить деньги и т.п. Фразы должны быть понятными, но не вызывающими подозрения в контролировании факта, типа: «Прямо в корзину?», «Во внутренний карман?», «В какую именно пачку бумаг?» и т.п.

В том случае, когда взятко-сделка предполагает дальнейшее сотрудничество, в том числе, обусловленное взяткой, оправданным будет, если после передачи взятки, взяткодатель попросит взаймы часть из взяточных денег[441] [442] или заговорит о дальнейшем сотрудничестве. Это дополнительно докажет, что взятка получена и что должностное лицо уже начало ею распоряжаться и, более того, что взяточник предполагает продолжение криминального сотрудничества. C практической точки зрения интересен пример, приводимый в качестве тактического приема при изобличении взяточников, который актуален, если средства фиксации применить нет возможности. Так, следователю была передана взятка в виде денег, после этого к нему в кабинет, как и к другим работникам, зашли оперативники и, объяснив, что в здании в течение дня произошло несколько краж, и предполагаемый вор задержан, попросили взяточника проверить, в какой сумме у него имеются деньги и все ли они на месте. Последний пересчитал деньги (в том числе, взяточные), объяснил, что деньги принадлежат ему, все на месте, это было зафиксировано с помощью скрытой видеосъемки. После чего оперативные работники при взяточнике осветили деньги ультрафиолетовой лампой, а на части купюр высветилась надпись «взятка» и дата, а руки взяткополучатели светились люминисцен- том. Данные факты взяточник при всем желании объяснить не смог.

Одним из тактических приемов, применимых к задержанному лицу, является постановка прямого вопроса о наличии у него денежных средств, их количестве (точная сумма), местонахождении, виде валюты, номинале, количестве пачек и т.п. Это дает положительный эффект, если взяткополучатель утверждает законность получения денег (долг, купля-продажа и т.п.), а фактически не знает обозначенных данных, так как не успел «освоить» взятку, а сумма незаконного вознаграждения была оговорена примерно или передавалась в рублевом или, напротив, валютном эквиваленте. Эти вопросы могут принести желаемый эффект, если фактически была передана «кукла» или сумма либо валюта взятки были умышленно искажены оперативными работниками.

Сотрудники, осуществляющие ОРД, должны использовать фактор внезапности, факт неосведомленности взяточников об объеме доказательственной информации, которой уже обладают работники оперативных и следственных органов, состояние должностного лица, застигнутого врасплох и вынужденного принимать решения и осуществлять действия в условиях дефицита времени и информации, вероятность применения должностным лицом стандартной схемы поведения, определенную инерционность мышления, и - максимально полно, всесторонне, продумано и организовано реализовать OPM[443]. Необходимо, по возможности, дестабилизировать поведение изобличаемых лиц, обеспечить непродуманность и спонтанность их действий, что влечет совершение ими ошибок в процессе противодействия, которые можно результативно использовать в дальнейшей оперативной и следственной деятельности, а также процессуальном доказывании.

Учитывая роль сотрудничающего взяткодателя (особенно по делам в отношении взяткополучателей, которыми выступают сотрудники правоохранительных органов) обязателен его подробнейший инструктаж, чтобы избежать с его стороны случайных слов или действий, способных вызвать подозрение взяточника-специалиста. Необходим детальный предварительный и последующий опрос содействующего лица с прояснением такого момента, как добровольность сотрудничества, осознанность противозаконности требований и действий взяткополучателя. Если есть сомнения в безогово

рочном желании сотрудничающего лица изобличить взяточника, то целесообразно держать его под контролем до момента осуществления оперативного эксперимента во избежание осуществления им предупреждения взяткополучателей1, разъяснить ему возможность уголовной ответственности за ложный донос и подстрекательство к преступлению.

Очень важно максимально подробно (с разных ракурсов) зафиксировать место обнаружения переданного предмета взятки, так как взяткополучатели повсеместно выдвигают версии о том, что они его не видели и им его подбросили. Сразу стоит прокомментировать акт изъятия - выемки с указанием, что предмет трудно обнаружить или сложно извлечь либо, напротив, отметить, что он находится в поле зрения должностного лица и, более того, в месте, куда посторонний человек его поместить просто физически не в состоянии (например, на подоконник или в радиатор батареи, находящейся около рабочего места взяткополучателя, отделенного от взяткодателя столом, шкафом, сейфом и т.п.). После возбуждения уголовного дела оправдано провести следственный эксперимент в месте передачи и обнаружения предмета взятки с целью установления физической и временной возможности передачи взятки, невозможности подбросить ее в место обнаружения.

В процессе осуществления ОРД, особенно при проведении оперативного эксперимента, следует обязательно четко контролировать поведение взяткополучателя. Изученные материалы оперативной и следственной практики говорят о том, что должностные лица - сотрудники правоохранительных органов - часто предпринимают попытки к бегству2, уничтожению улик (разорванные документы3, сожженные записки4, выкинутый наркотик5 и т.д.). В этом случае следует принять меры как превентивного характера, так и направленные на своевременное прерывание его действий (не дать возможность побежать, или быть готовым сразу же пресечь его действия). Кроме того, есть материальные следы, попытки устранения которых следует предотвратить. В этих целях следует блокировать доступ должностного лица к иным, даже явно случайным, людям, к документам, компьютерной и иной офисной технике, в памяти которых мо-

1 Дело в отношении сотрудников УФСНП РФ по Красноярскому краю Д. и К., а также посредника - Г. // Архив Красноярского краевого суда за 1999 г.

2 См.: напр., Дело № 2-21/2001 // Архив Новосибирского областного суда. 2001 год.; Дело № 2/82-86 // Архив Оренбургского областного суда за 1986 г.

3 См.: напр., Дело в отношении Р. -следователя Калевальского РОВД Р. // Архив Верховного суда Республики Карелия за 1999 г.

4 См.: напр., Дело № 1-298/96 // Архив Липецкого областного суда за1996 г.

5 См.: напр., Дело № 2-245 1999г. // Архив Свердловского областного суда за 1999 г.

гут сохраниться обусловленные взяткой документы или записки о форме и размере взяток. Эта мера обеспечивает проведение в дальнейшем выемки этих предметов, приобщения к уголовному делу и экспертное исследование.

Также следует принять меры и к предотвращению уничтожения предмета взятки или избавлению от него. Если известно помещение, где будет передана взятка, то под его окнами следует поставить сотрудника, необходимо контролировать всех лиц, выходящих из кабинета, на предмет выноса ими какого-либо предмета (особенно это касается секретарей, помощников и т.п.). Мусорные корзины, открытый огонь (камин), пепельницы, машину по уничтожению бумаг следует проверить незамедлительно, так как в этом случае существует реальная угроза безвозвратной утраты предмета взятки (а также иных предметов и документов, могущих свидетельствовать о преступности действий должностного лица). Если взятка передавалась на улице, то целесообразно отследить весь путь следования взяткополучателя с момента приема взятки, так как выбросить или передать другому лицу предмет взятки он может в любой момент (это имело место по 7% уголовных дел, материалы которых нами изучены1). Все эти действия, если они предприняты взяточником, дополнительно будут свидетельствовать о его виновности, а своевременно принятые меры противодействия - о профессионализме оперативных работников и результативности применяемых ОРМ.

В качестве «обратного» примера, приведшего к невозможности доказать факт взя- точничества, можно привести следующий. Встреча работника налогового органа (взяткополучатель) и сотрудничающего взяткодателя происходила в парке: взяткополучатель не отвечал на наводящие вопросы взяткодателя, для денег молча подставил пакет, который в тот же момент передал проезжающему мимо велосипедисту; последний, несмотря на уже открытое его преследование оперативными работниками, успел передать пакет с деньгами второму велосипедисту, находящемуся за оградой парка. Оба «спортсмена» успели скрыться с места преступления, а их возраст был менее 14 лет.

При осуществлении ОРД в отношении взяткополучателей, являющихся сотрудниками правоохранительных органов, не исключены физическое сопротивление при за- [444] [445]

держании, попытки закрыть дверь кабинета[446], поэтому необходимо заранее выделить отдельного сотрудника, блокирующего дверь. Также следует учитывать и тот момент, что разрабатываемые взяточники с достаточной степенью вероятности могут быть вооружены огнестрельным, газовым или холодным оружием, которое вполне могут использовать против сотрудников оперативной и следственной групп. Поэтому необходимо (особенно при осуществлении задержания взяточника, проводимого, как правило, в рамках оперативного эксперимента) постоянно контролировать действия преступника и незамедлительно провести личный обыск. Целью данного следственного действия (помимо обнаружения в одежде, обуви, личных вещах, на теле обыскиваемого предмета взятки, записей, ценностей, следов химического вещества, которым был помечен предмет взятки, а также иных вещественных доказательств, свидетельствующих о факте взяточничества) является установление наличия оружия, блокирование возможности его применения путем физического ограничения действий взяточника и осуществление его выемки. При этом также необходимо принимать во внимание, что со стороны изобличаемых лиц возможны действия провокационного характера, заключающиеся в требовании объяснений происходящего, в назывании имен высокопоставленных лиц и людей, «все это организовавших», в требовании прокурора, в вынуждении применения физического воздействия - блокирование его передвижения и доступа к лицам, выступающим в роли понятых, а также являющихся основными действующими лицами оперативного эксперимента, особенно, к сотрудничающему взяткодателю.

В этой связи следует учесть такой момент: при осуществлении оперативного эксперимента желательно действовать через непосредственного начальника взяточника или руководителя органа (ведомства), которого надо поставить в известность об оперативном эксперименте в отношении его подчиненного не заранее, а непосредственно перед его проведением. После этого желательно не упускать его из вида, чтобы не допустить активного противодействия с его стороны (как правомерного, так и противоправного), для чего оправдано под тем или иным предлогом (обеспечение связи и постоянного согласования или отчета перед ним) оставить при нем специально выделенного сотрудника для контроля за его действиями. Также возможно приглашение данного руководителя для непосредственного участия в изобличении взяточника, что будет резко дестабилизирующей силой для коррумпированного сотрудника даже в том случае, если с начальником у него хорошие, а может, даже коррупционные отношения.

Естественно, крайне актуально «налаживание нормальных, деловых взаимоотношений с руководством органа, в котором выявлены должностные преступления»1, в частности, факты взяточничества. Это обеспечит, во-первых, союзника в лице начальника (даже если он будет против этого), а не защитника своего ведомства (органа) и подчиненных сотрудников; во-вторых, он становится участником разоблачения «отдельных элементов» на фоне собственной непогрешимости; в-третьих, появляются дополнительные возможности получения информации, упрощения ориентирования и получения «санкционированного» сотрудничества; в-четвертых, изобличенный взяточник изначально теряет возможность обратиться к начальнику за помощью, ссылаясь на неправомерность действий оперативных работников или на факт провокации взятки, так как начальник все видел непосредственно; в-пятых, у самого начальника в этом случае нет основания не доверять результатам ОРД, потому что он сам принял участие в этой деятельности. Иное поведение начальника будет компрометирующим для него самого. Эти моменты могут предотвратить и возможное дальнейшее противодействие со стороны работников органа, где изобличен взяточник, которое может принять форму уговоров, угроз, деяний, «опорочивающих» действия и личности оперативных работников и следователей.

Важное значение для осуществления мер поискового характера имеет то, за какие именно действия (бездействие) передается взятка. Это влияет на способ совершения преступления (место, время, участники факта передачи взятки и т.д.), на виды следов, которые могут быть оставлены в процессе его совершения, а также на способы сокрытия факта преступления и его следов. Ученые-юристы считают, что около четверти всех взяток даются и берутся за освобождение от ответственности лиц, совершивших преступления и другие противоправные деяния[447] [448]. По словам начальника Главного управления службы собственной безопасности МВД России К. Ромодановского[449], большая часть взяткодателей в системе МВД - это люди, пытавшиеся укрыть преступления от учета, фальсифицировать материалы дознания и следствия.

Изучение материалов уголовных дел по обвинению работников правоохранитель

ных органов во взяточничестве свидетельствует о следующих «основаниях» дачи- получения взяток в различных структурах правоохранительных органов. Следователи органов внутренних дел, прокуратуры, налоговых органов получают взятки чаще всего за прекращение уголовного дела полностью или в части, либо за отказ в его возбуждении, а также за непривлечение или освобождение от уголовной ответственности преступников на досудебной стадии уголовного процесса. Второе (по частоте) основание - изменение меры пресечения на несвязанную с лишением свободы. Затем идут меры, принимаемые в ходе процессуальной деятельности для назначения менее тяжелого вида наказания или его снижения. Здесь имеют место подлог документов, фальсификация доказательств, уничтожение улик, консультирование и т.п. Потом идут факты «крышевания», то есть сопровождение противоправной деятельности лиц, ограждение от вмешательства в нее правоохранительных органов, предупреждение о возможных проблемах (рейдах, проверках и т.п.), непринятие мер к предотвращению их правонарушающей деятельности, а также бывают случаи активного участия сотрудников в самой незаконной деятельности «прикрываемых» лиц и организаций.

Прокурорские работники (не следователи) получают взятки за действия, обусловленные их прямыми служебными обязанностями (изменение меры пресечения, принятие мер к назначению судом видов наказания, не связанных с лишением свободы и т.п.), а также должностными связями (помощь в незаконном оформлении иномарок на всех стадиях с момента физического перемещения через границу). Инспекторы дорожно-постовой службы ГИБДД (ГАИ) традиционно скрывают факты административных правонарушений (обычно за управление автотранспортом в состоянии алкогольного опьянения), помогают в осуществлении незаконной регистрации автомобилей. Участковые инспекторы и оперативные сотрудники МВД, в основном, за незаконное вознаграждение скрывают факты разовых преступлений и продолжаемой преступной деятельности, отказывают в возбуждении уголовного дела, уменьшают объем выявленных преступлений конкретных лиц, не принимают меры к предотвращению преступлений и задержанию преступников, обеспечивают «крышу». Сотрудники патрульно- постовой службы попадаются на фактах вымогательства денег у иностранных граждан в аэропортах и на вокзалах за нарушение паспортного режима, правил обращения с валютой, сокрытии мелких преступлений и фактов хранения наркотиков.

Работники налоговых органов принимают взятки, в основном, за сокрытие фактов нарушения налогового законодательства и снижение размера финансовых санкций, а

также за непроведение или прекращение налоговых проверок. Кроме того, имеют место случаи помощи в составление деклараций с занижением налогооблагаемой базы по налогу на прибыль предприятий или подоходного налога физических лиц (индивидуальных предпринимателей), оказание покровительственных услуг и консультаций по вопросам ухода от налогообложения и избежания ответственности. Сотрудники органов таможни замешаны во взяточничестве при ускорении таможенного контроля и оформлении документов без соблюдения всех предусмотренных законодательством процедур и стадий контроля, сокрытие фактов недостоверного декларирования товара и иных правонарушений, непроведение осмотра груза, консультирование по вопросам снижения таможенных платежей и сборов, применения льготного режима, не регистрации груза и уничтожении входящих сопровождающих документов; вымогательство взятки наблюдается за выпуск груза, возврат документов, обещание более «не беспокоить».

Практические работники, которые не имеют непосредственного опыта по борьбе со взяточничеством, одной из эффективных оперативных мер выявления взяточников называли установление несоответствия доходов должностного лица его расходам. На эту же меру, как одну из самым действенных, обращают внимание и ряд авторов научных публикаций1. Установление факта жизни должностного лица не по средствам имеет важное доказательственное значение по делам о взяточничестве . К признакам преступления, которые могут быть обнаружены оперативным путем, относятся: данные в отношении определенного должностного лица правоохранительного органа либо группы должностных лиц, указывающие на высокий уровень материального благосостояния, резкий рост которого, как правило, совпадает по времени с приходом на работу в правоохранительную систему или на определенную должность в ней, или в связи с причастностью с занятием каким-то конкретным делом.

При этом превышение расходов над доходами может иметь место не только в форме общего материального благосостояния семьи взяткополучателя, но и в таких частных проявлениях, как активизация досуговой жизни взяточника, посещение ресторанов, ночных дискотек, элитных саун и массажных салонов; приобретение дорогостоящего товара бытового потребления или предметов роскоши, автотехники, улучшение жилищных усилий, появление новой аудио- и видеоаппаратуры, а также увели- [450] [451] чение фактов нахождения подозреваемого сотрудника в нетрезвом состоянии. В этом случае задача оперативников состоит в выявлении данных фактов, сбора информации

0 местах развлечения, посещаемых взяточником, установлении лиц-очевидцев, которых можно будет допросить в качестве свидетелей, магазинов и частных лиц, у которых приобретались товары. Выявление данных фактов до момента возбуждения уголовного дела дает все основания предполагать о существовании иного дохода у сотрудника правоохранительных органов, что может послужить отправной точкой для его дальнейшей оперативной разработки. Не теряет актуальности эта деятельность и в ходе предварительного следствия, так как установление направлений траты сумм взяток требуется для формирования полной картины преступления и необходимо для успешного собирания доказательств.

В схемах взяточничества в правоохранительной системе заметна роль адвокатов, особенно это проявляется в стадии судебного разбирательства. Даже если стороны действуют по собственной инициативе, то во взяточные отношения вступают через адвокатов (39%) и это проявляется, в основном, в процессах по уголовным делам (42%)1. От общего количества изученных материалов уголовных дел в 8% во взяточничестве принимали участие адвокаты. При этом их роль была в ряде случаев активной, когда они по своей инициативе пытались подкупить должностных лиц правоохранительных органов и суда, подстрекали к этому взяткодателей. Кроме того, адвокат выполнял посредническую роль, когда инициатива исходила от взяткополучателя или на даче взятки настаивали заинтересованные лица со стороны взяткодателя.

В связи с этим при осуществлении ОРД целесообразно акцентировать внимание на возможное участие адвоката в цепочке взяточников, не исключать его активную позицию или роль посредника. При осуществлении ОРД по факту взяточничества, в кото- ром участвует адвокат, по мнению Ю.П. Гармаева и В.С. Раднаева , вполне допустимо проведение OPM во время общения (свидания) адвоката с клиентом - фактических соучастников преступления. В частности, возможно проведение оперативного эксперимента, заключающееся в организации встречи разрабатываемых лиц и создания негласно контролируемой обстановки с целью установления факта приготовления к преступлению или его совершения. [452] [453]

Задержание взяточников и их помещение в следственный изолятор вовсе не исключает продолжения непосредственной оперативной разработки данных лиц. 2% из проанкетированных практических работников указали, что для эффективного раскрытия преступлений по даче-получению взяток важна активная разработка задержанных взяткополучателей. Закон об ОРД (ст.13) гласит, что оперативные подразделения органов, осуществляющих ОРД, вправе проводить OPM в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации совместно с работниками уголовно-исполнительной системы. Это свидетельствует о том, что в современных условиях важно и эффективно взаимодействие с уголовно исполнительной системой Минюста РФ, которое с 1998 года названо в качестве субъекта ОРД.

Практика показывает, что по 7% уголовных дел изученного мной массива применялись OPM в отношении взяточников, находящихся в следственных изоляторах. Так, имеет место изъятие записок родственникам (жена, брат), в которых изолированные взяточники предлагают оказать давление на заявителей или сотрудничающих взятке- дателей , или даже на суд . Благодаря этому были установлены неизвестные факты передачи взяток через адвоката[454] [455] [456]. По одному делу был организован оперативный эксперимент между содержащимся в СИЗО взяткополучателем и его братом, в результате которого удалось получить данные, свидетельствующие о виновности взяточника и предпринятых им мерах для устранения заявителя, чтобы воспрепятствовать предварительному расследованию[457].

Несмотря на сложности материального, интеллектуального, социального, технического характера, имеющие место при осуществлении ОРД в отношении сотрудников правоохранительных органов, занимающихся взяточничеством, оперативно-розыскные методы и их результаты относительно легко реализуемы, имеют высокую степень эффективности, ведут к успешному выявлению фактов преступлений и преступников. Дальнейшее следствие по делам о взяточничестве сотрудников правоохранительных органов, бесспорно, должно быть обеспечено оперативным сопровождением, а принципом текущей работы должно быть сочетание гласных (процессуальных) и негласных (оперативно-розыскных) методов работы[458]. Результативны одновременность их проведения и взаимная дополняемость. Одним из направлений деятельности оперативнорозыскных подразделений и следственных органов должна стать защита свидетелей - на это обращают внимание и проанкетированные работники правоохранительных органов (7%), называя данную меру одним из способов обеспечения эффективности ан- тивзяточной уголовно-правовой борьбы. Особенно это актуально по делам о взяточничестве сотрудников правоохранительных органов. Оперативные работники могут устанавливать и документировать факты неправомерного воздействия на лиц, дающих изобличающие показания, а также предотвращать попытки такого воздействия. Кроме того, оперативные работники должны принять меры к опровержению возможных последующих утверждений о применении к заявителям и будущим свидетелям мер незаконного физического и психического воздействия.

Учитывая особое положение сотрудников правоохранительных органов, возможность наличия врагов и недоброжелателей, что обусловлено осуществляемой ими профессиональной деятельности, следует тщательно проверить полученные факты еще на стадии проведения ОРД. Так, следует подробно, во всех деталях опросить заявителя и иных лиц, имеющих сведения о проверяемых фактах. В процессе опроса необходимо с особой подробностью выяснить: место свершившейся или планируемой передачи взятки, не принуждал ли их кто-то к данным заявлениям и свидетельствам; по каким мотивам и при каких обстоятельствах были написаны заявления, не применялись ли к ним сотрудниками милиции незаконные меры воздействия: насилие, шантаж, угрозы, обман и т.п.; обязательно предупредить об ответственности за заведомо ложный донос; положительным моментом будет дача собственноручных письменных ответов на поставленные оперативником вопросы или рукописные дополнения акта опроса, составленного сотрудником. Те же тактические правила актуальны и при допросе лица следователем. Дополнительно к этому, целесообразно допрашивать «ключевых свидетелей» и взяточников через значительный промежуток времени после их последнего допроса. Допросы следует поручать разным следователям - это даст возможность установить все подробности, исключить возможность дачи ложных показаний. Каждый следователь при допросе должен, помимо прочего, выяснять отношения допрашиваемого с предыдущим следователем, не было ли давления или неправильного понима

ния, а также наличие иных претензий по ведению следствия и прочим моментам[459]. Можно рекомендовать получать собственноручные дополнения протокола со стороны допрашиваемых лиц.

Смысл этих тактических действий, помимо установление истины, заключается в заблаговременном предупреждении возможного отказа допрашиваемых лиц от первоначальных изобличающих показаний под предлогами применения к ним недопустимых методов ведения оперативной работы и следствия: запугивание, психическое воздействие, обман, угроза насилия или его применение, дача показаний под диктовку, а также неправильное понимание допрашиваемого со стороны следователя и т.п. Изменение таких показаний на противоположные со стороны подсудимых и реже свидетелей, как показывают изученные материалы уголовных дел, имело место по 73% дел. Другой мерой предотвращения изменения показаний является постоянная фиксация сопровождение ключевых моментов оперативной и следственной деятельности C помощью видеосъемки.

Говоря об изобличении взяточников в системе правоохранительных органов, необходимо упомянуть, что эти лица обладают волей, уверенностью в себе, в определенной мере - наглостью, ощущением вседозволенности и могут применять широкие меры по противодействию следствию, а способы их воздействия на идеальных свидетелей - физических лиц и субъектов оперативных, следственных действий и даже судей, разнообразны и результативны. Чтобы исключить уход от уголовной ответственности коррумпированных должностных лиц правоохранительных органов, целесообразно максимально использовать возможности материальных, «немых» свидетелей. Именно ОРД позволяет получить довольно широкий перечень предметов материального мира, которые, после соответствующего процессуального оформления, могут выступать в уголовном процессе полноценными, неопровержимыми доказательствами. Это и предмет взятки, и документы, и видео-, аудиозапись, и фотоматериалы, и средства идентификации и т.д. Для полноценного их вхождения в доказательственную «ткань» следствия целесообразно и процессуально обоснованно проведение разнообразных экспертных исследований, результаты которых опровергнуть очень трудно.

Правоохранительные органы и суды в настоящее время являются одними из самых коррумпированных государственных структур, поскольку задачи, которые они выполняют, «заставляют» преступность и преступников принимать меры к нейтрализации их

правоохранительной и правосудной деятельности. При этом особое служебное положение и профессиональная подготовка взяткополучателей обусловливают необходимость выработки методики, которая учитывала бы эти нюансы и трудности. Основными принципами рекомендаций следует назвать следующие: повышенная конспирация ОРД, четкое планирование, повышенные меры безопасности в отношении сотрудничающих лиц и оперативных работников, преодоление ограниченности физического и информационного доступа к взяточнику «при должности», межведомственное сотрудничество и контакт с руководством органа принадлежности взяточника, учет наличия у преступников практического опыта следственно-процессуальной и оперативной деятельности, блокирование возможности физического сопротивления, попыток уничтожения документов и предмета взятки, максимально возможная фиксация всех OPM и действий взяткополучателя.

2.3.

<< | >>
Источник: Машков Сергей Александрович. РАСКРЫТИЕ И РАССЛЕДОВАНИЕ ФАКТОВ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА C ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск - 2004. 2004

Скачать оригинал источника

Еще по теме Частная криминалистическая методика изобличения взяточников в правоохранительных органах и в судах РФ:

  1. Методы правомерного осуществления оперативного эксперимента по изобличению взяточников и их отграничение от действий провоцирующего характера
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -