<<
>>

§2.1. Угроза терроризма и ужесточение иммиграционной политики стран-членов ЕС

На саммите в Люксембурге в июне 1991 г. Гельмут Коль впервые четко сформулировал идею «коммунитаризации» политики иммиграции и предоставления политического убежища и призвал Совет разработать программу сотрудничества в области внутренних дел и правосудия.

Г.Коль возлагал большие надежды на перенесение политики предоставления политического убежища на наднациональный уровень. Как раз в это время в Германии происходили дискуссии о необходимости ограничить прием беженцев. Дебаты зашли в тупик, так как ужесточение процедуры приема требовало конституционных изменений. Коль рассчитывал, что данный вопрос можно было бы решить путем принятия институтами ЕС соответствующей директивы, однако, сделать это можно было бы лишь в случае «коммунитаризации» иммиграционной политики. В конце 1991 г. Специальная группа по проблемам иммиграции вынесла на обсуждение положения иммиграционной политики1. В ходе дискуссий, предшествовавших подписанию Маастрихтского договора, выявились разногласия в позициях государств ЕС. Великобритания и Дания настаивали на сохранении национального суверенитета; Германия и Бельгия, напротив, стремились к распространению компетенции Сообщества на сферу внутренних дел и правосудия. Договор о Европейском союзе явился своего рода компромиссом между крайними точками зрения, выделив внут-

1 Потемкина О. Сотрудничества в сфере внутренних дел и правосудия // Европейский Союз на пороге XXI века: выбор стратегии развития / Под ред. 10. А. Борко и О. В. Бутори-ной. М.: Эдиториал УРСС, 2001. С. 200.

68

ренние дела и правосудие в «третью опору», но снабдив ее при этом и некоторыми элементами коммунитарного подхода1.

Сотрудничество государств Европейских сообществ в области внутренних дел и правосудия начало развиваться после оформления в 1970 г. институционального механизма - Европейского политического сотрудничества, который был создан, главным образом, с целью координации их внешней политики и безопасности.

В декабре 1975 г.

по инициативе правительств Великобритании и Германии была создана межправительственная группа ТРЕВИ (TREVI group) в составе министров внутренних дел государств-членов ЕС. Название ТРЕВИ расшифровывается как «международный терроризм, радикализм, экстремизм, насилие» (Terrorisme, Radicalisme, Extremisme, Violence Internationale). Опираясь на нормы международного права, группа занялась первоначально противодействием терроризму, впоследствии ее функции были расширены и распространены на регулирование иммиграции, визовую политику, пограничный контроль, противодействие распространению наркотиков. Деятельность группы вызвала множество порицаний в прессе, национальных парламентах и общественных организациях из-за секретности ее работы. Однако лишь к середине 1980-х гг. государства-члены ЕС активизировали свою совместную деятельность в области внутренних дел. Логика создания единого рынка с отменой внутренних границ и одновременным укреплением внешних рубежей требовала координации соответствующей политики стран Сообщества.

К ст. 13 Единого Европейского акта (ЕЕА), провозгласившей отмену внутренних границ, были приложены две декларации. Текст их свидетельствовал о том, что государства-члены ЕС намереваются сотрудничать на межправительственной основе, без вмешательства институтов ЕС, по вопросам въезда, движения и пребывания на территории Сообщества лиц из третьих

1 Потемкина О. Указ. соч.. С. 200.

69

стран, а также борьбы с терроризмом, преступностью и распространением наркотиков. Этим же намерением объясняется и создание неформальных структур вне компетенции Сообщества, таких как вышеназванная группа ТРЕВИ и организованная в октябре 1986 г. в Лондоне на встрече министров внутренних дел государств-членов ЕС Специальная группа по проблемам иммиграции.

Появление группы, призванной заниматься иммиграционными проблемами, было вызвано необходимостью регулировать возросшие иммиграционные потоки и интегрировать легально проживающих в государствах ЕС иммигрантов, которые, по существу, уже давно образовали новые национальные меньшинства.

Как известно, миграции могут быть проявлением стихийной мобильности людей, обусловленной региональным различиями в условиях жизни и демографических процессах, либо целенаправленной миграционной политики государств1.

Нередко указанная мобильность является реакцией на войны и вооруженные конфликты, различные формы этнического насилия. Современные потоки миграций, во многом обусловленные нестабильностью и напряженностью на родине мигрантов, а также угрозой терроризма, породили совершенно новую форму миграции - долгосрочное оседание массы беженцев в чужих для них странах, а также вынужденных переселенцев.

Иммиграционная политика меняется с переменой обстоятельств. В одних случаях мигранты считаются необходимым элементом в стране-реципиенте (обычно - как резерв рабочей силы), в других, когда нужда в их услугах отпадает, иммиграция для реципиента оказывается нежелательной, следуют всякого рода запретительные меры, ужесточение иммиграционных

Безопасность Евразии-2002: Энциклопедический словарь-ежегодник / В. Н. Кузнецов. М.: Книга и бизнес, 2003. С. 216.

70

законов и иммиграционной политики . Одним из факторов ужесточения иммиграционной политики в современных условиях может являться угроза мирового терроризма.

Каждое общество, которое становится объектом массированного террористического воздействия, тем или иным способом отвечает источнику устрашения. Характер этого ответа - осознанный или бессознательный, консолидированный или разобщенный, активный или пассивный - не просто иллюстрация отношения общества к чему-то внешнему, но неотъемлемая составная часть происходящих событий. Общество способно гасить активность источника устрашения, стимулировать, способствовать ее преобразованию в иное качество2. Еще в ходе Второй мировой войны террористические кампании стали выходить на широкую международную арену. Из способа управления конкретным социумом террор превращался в явление мирового порядка. На этом уровне в качестве источников устрашения выступают целые государства (группы государств), пытающиеся управлять другими государствами (всем миром) посредством актов террора. То, что террористическая деятельность приходится на пограничную, «серую» зону между уголовными преступлениями и боевыми действиями, затрудняет выработку единых критериев ее однозначного общего толкования.

С наступлением новой эпохи некоторые ныне действующие международные правила и нормы уже не соответствуют возникающим потребностям мирового сообщества в борьбе с такими новыми глобальными угрозами, как международный терроризм.

Видимо, нуждаются в новом осмыслении и пересмотре некоторые правовые ограничения, которые препятствуют эффективному ответу на новые вызовы. Основы нынешнего миропорядка формирова-

См.: Бондырева С. К. Миграция (сущность и явление) / С. К. Бондырева, Д. В. Колесов. М: Издательство Московского психолого-социалыюго института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2004. С. 31-32.

2 Баранов А.С. Терроризм и гражданское мученичество в европейской политической культуре Нового и Новейшего времени // ОНС. 2004. №1. С. 77.

71

лись на основе представлений, которые господствовали в послевоенный период и во время холодной войны. Когда создавался Устав ООН, под термином «агрессия» подразумевались нападение армии одной страны на другую, нанесение бомбовых ударов по военным базам и т.д., то есть те события, которые квалифицировались этим определением на основе опыта, накопленного к тому времени. Сейчас под эту категорию подпадает и терроризм, но формально он не может считаться разновидностью агрессии без соответствующего международно-правового закрепления. Иными словами, важнейшие межгосударственные механизмы обеспечения безопасности, созданные в эпоху биполярного мира или на его обломках, сегодня вынуждены действовать в принципиально иной системе координат. Под напором нового соотношения сил на мировой арене прежняя система поддержания международного мира и безопасности размывается. Международный (межправительственный) и национальный (государственный) инструментарий обеспечения безопасности все менее способен отвечать на вызовы терроризма и других угроз выживанию и развитию1.

Отметим, что в свете известных событий 11 сентября 2001 г. весьма важными представляются преимущества, которые дает расширение Европейского союза в плане обеспечения внутренней безопасности. Новые члены союза подключатся к политике обеспечения законности и правопорядка, которая должна помочь защитить все возрастающую часть европейского континента от таких новоявленных транснациональных угроз, как переход границ террористами, организованная преступность, незаконная иммиграция, распространение болезней и контрабанда опасных грузов .

Транснациональный терроризм - это системный вызов мироустройству, где обеспечение безопасности является функцией государства. Терроризм аккумулирует и

1 Куклина И. Мировой терроризм и международные структуры обеспечения безопасности //МЭиМО.2005.№1.С.25.

См.: Бейлс Дж. Европейская безопасность после 11 сентября 2001 г. // МЭиМО. 2003. №6. С. 83.

72

усиливает опасность неконтролируемых угроз выживанию человечества . Это не только распространение оружия массового уничтожения и ядерного оружия, но и другие факторы, дезорганизующие человеческий ресурс, способствующие его деградации и уничтожению: наркотрафик, организованная международная преступность, работорговля.

Процессы расширения и углубления европейской интеграции приобрели особое звучание после трагических событий, произошедших вследствие террористических актов в США 11 сентября 2001 г., которые высветили важ-ность обеспечения как внешней, так и внутренней безопасности . Как отмечается в брошюре «Европа после 11 сентября 2001 г.», изданной лондонским Центром европейских реформ, «в настоящее время в ходе развернувшейся антитеррористической кампании, и заботливо вынашиваемая Евросоюзом Общая внешняя политика и политика безопасности (ОВПБ/CFSP), и активно формирующаяся Европейская политика обороны и безопасности (ЕПОБ/ESDP) проходят испытание на прочность. Пока остается неясным, как события 11 сентября повлияют на позицию Европейского союза, организацию, находящуюся в состоянии постоянных изменений»3.

Все более широко распространенным становится утверждение, что мир после террористических атак на США изменился до неузнаваемости. Но так ли это? По мнению российского эксперта СМ. Ермакова, будет правильнее констатировать не изменение самого мира, а качественное изменение в общественном сознании восприятия происходящего в мире4 (этот тезис представляется верным в основном лишь в отношении ведущих стран Запада с наиболее либеральными режимами, в первую очередь - в отношении США и

1 Куклина И.

Мировой терроризм и международные структуры обеспечения безопасности //МЭиМО. 2005. №1. С. 25.

Расширение ЕС на восток: Предпосылки, проблемы, последствия / Ин-т мировой экономики и междунар. отношений. М: Наука, 2003. С. 49.

3 Europe after Sept. 11th. L.r Centre for European Reform. 2001. P. 61.

4 Ермаков СМ. Понятийные аспекты терроризма // Терроризм - угроза человечеству в XXI веке: сборник статей. М.: Институт востоковедения РАН, Издательство «Крафт+», 2003. С. 49.

73

Великобритании). Тем не менее, проблема терроризма выходит на одно из первых мест в иерархии факторов, принимаемых во внимание при разработке концепций национальной безопасности ведущих стран мира и выборе стратегий их безопасности. В прошедшем десятилетии эта проблема непременно присутствовала в программных выступлениях руководителей европейских стран. Анализ потенциальных угроз, провоцируемых терроризмом, а также имеющаяся практика отражения его конкретных проявлений показали, что ни в настоящее время одно государство не готово к эффективной борьбе с терроризмом. Лишь в последнее время правительственные структуры в разных странах вынуждены заниматься разработкой стратегии и тактики антитеррористической борьбы. Разумеется, европейские страны не являются здесь исключением. Угроза терроризма высветила важность проблем безопасности и обороны, впервые ярко продемонстрировав их приоритетность над другими сферами жизнедеятельности ЕС.

В борьбе с терроризмом, масштабы которого во всем мире возрастают год от года, европейские страны и их карательные органы постоянно изыскивают новые средства, способные позволить им успешно противостоять этому «бичу столетия», вовлекающему народы и в третьем тысячелетии в страшные катастрофы. При этом каждое цивилизованное государство стремится к решению двуединой задачи - эффективно подавить террористическую деятельность и в процессе борьбы с нею обеспечить строгое соблюдение законности1. В контексте данного исследования отметим, что далеко не последнюю роль при решении этой задачи играет иммиграционная политика.

Решающее значение для западноевропейских «избирательных гонок» 2002 г. имели события 11 сентября 2001 г. Перед лицом угроз международного терроризма избиратели исходили далеко не только из рациональных соображений в процессе голосования. Пример Дании убедительно доказал, что

1 Отсюда и неослабевающее внимание законодателя каждой страны к совершенствованию законодательства, регулирующего уголовную ответственность за террористические действия.

74

игра на антииммиграционных настроениях весьма успешна и позволяет положить конец долговременному правлению социал-демократов1. Вопросы иммиграционной политики уже начинают выходить на первый план в Германии, где правительство под давлением оппозиции не может принять закон, работа над которым была начата еще задолго до 11 сентября .

В отдельных европейских странах различна и степень восприятия и осознания существующей угрозы. У некоторых стран уже накоплен огромный опыт борьбы с терроризмом на собственной территории, - например, Испания приобрела его в борьбе с баскскими сепаратистами, Великобритания - в Северной Ирландии, Франция - с алжирскими боевиками. В других же странах, в таких как Финляндия, которым терроризм практически неизвестен, у людей нет чувства непосредственной угрозы, поэтому они не хотят вручать государству больше власти и прерогатив контроля над частной жизнью граждан3.

Вкратце охарактеризуем действующее антитеррористическое законодательство таких европейских государств, как Великобритания, Франция, Германия, Италия и Испания. Подход их к регулированию вопросов борьбы с терроризмом различен. И не только в зависимости от более или менее напряженного положения с террористическими деяниями в той или иной стране и форм его проявления, но и от исторических условий формирования пра-

Опрос, проведенный в 2005 г. в 28 странах Европы, показал, что 85 % греков считают иммигрантов угрозой для своей нации, это самый низкий процент терпимости среди европейцев. Самыми терпимыми оказались шведы, среди которых 33% разделяют подобное мнение. В опросе участвовало 25 стран - членов ЕС и три страны (Болгария, Румыния, Турция), собирающиеся в него войти. В то же время, как греки, так и остальные европейцы (80%) заявляют, что у них не возникало проблем в общении с иммигрантами. Это показывает, что реальный опыт граждан намного лучше картины, которая формируется средствами массовой информации. Опросы проводились в 28 странах в течение 6 лет по запросу Европейского центра мониторинга расизма и ксенофобии. В целом двум из трех европейцев кажется, что проникновение чуждых культур достигло предельной отметки. Много тех, кто отрицательно относится к иммигрантам. (Петрова А. Кто терпимей к иммигрантам? //http;//omonia.greek.ru/ru/news/news_detail.php?ID=l 3791)

2 Стойко Е. Европа перед выборами // http://www.wdi.ru/print.php?art=34890270

3 Европа после 11 сентября 2001 г. М.: Комитет "Россия в Объединенной Европе", 2002. С. 111.

75

вовой системы в каждой из этих стран и от устоявшихся правовых традиций. В Германии, представляющей собой федерации различных типов, по сути, нет единых, всеобъемлющих федеральных законов о борьбе с терроризмом. В Германии вопросы борьбы с терроризмом регулируются в нескольких законодательных актах: УК, УПК, Законе о судоустройстве, Законе "О компенсации жертвам насильственных действий", а также в целом комплексе небольших законов, скромно названных законами об изменении УК и УПК, но содержащих немаловажные законодательные новеллы в области борьбы с терроризмом (например, запрет контактов задержанного или осужденного террориста с внешним миром, введение для террористов особого института явки с повинной)1.

Великобритания, ведущая многолетнюю борьбу с североирландскими террористами в условиях отсутствия уголовного кодекса, имела в этой области несколько консолидирующих нормативных актов, последовательно сменявших друг друга. В марте 2005 года в Великобритании после длительных дебатов был принят Закон о предотвращении терроризма. При этом премьер-министр Т.Блэр предложил пересмотреть некоторые из спорных положений данного закона в течение года и учесть в поправках и последующих законопроектах те замечания, которые будут высказаны политиками и общественными деятелями), после чего законопроект успешно прошел финальные голосования в обеих палатах. Затем Закон (Акт) о предотвращении терроризма был одобрен королевой Великобритании, и заменил собой Акт об антитерроризме, преступности и безопасности 2001 г. (до него - Закон о предупрежде-нии терроризма 1989 г.), срок действия которого истекал 14 марта 2005 г.

Во Франции основными актами, регулирующими ответственность за террористические преступления, являются УК и УПК, поглотившие в 1986 и

1 Зарубежное законодательство в борьбе в терроризмом / отв. ред. И. С. Власов. М: «Горо- дец-издат», 2002. С. 3.

2 Антитеррористическое законодательство Великобритании/Исследовательский центр Agentura.RU. http//studies.agentura.ru/tr/law/uk.

76

1992 гг. большинство прежних нормативных актов в этой области. Эти кодексы постоянно пополняются в плане расширения круга деяний, признаваемых террористическими преступлениями. Наряду с этим, существует специальный закон, регулирующий условия и порядок выплаты компенсаций за причиненный террористами ущерб.

В Италии существует акт, регулирующий основные вопросы борьбы с терроризмом, - Закон № 15/1980, многие положения которого инкорпорированы впоследствии Уголовным кодексом Италии. Особенности уголовного преследования этих преступлений предусмотрены Законом № 82/1991, которым введен институт так называемого покровительства раскаявшимся, давшим информацию о террористических преступлениях, в том числе совершенных с их участием, и особые способы расследования дел о терроризме. Кроме того, в Италии тоже действует специальный закон о возмещении ущерба лицам, потерпевшим от терроризма (№ 302/1990)\

Испания, занимающая первое место в Западной Европе по активности террористов, в качестве основного акта борьбы с терроризмом имеет Уголовный кодекс и Королевский указ № 1311/1998 «О возмещении убытков жертвам вооруженных бандформирований и террористических элементов». Из процессуальных особенностей борьбы с терроризмом в Испании укажем на возможность продлить срок задержания подозреваемого в терроризме с 72 часов, как это предусмотрено для всех правонарушителей (п. 2 ст. 17 Конституции Испании), до семи суток - в отношении лиц, подозреваемых в терроризме. В Испании созданы специальные органы по расследованию и рассмотрению дел о террористической деятельности. Это - Центральный следственный орган (ЦСО) и Национальный Суд, рассматривающий дела в порядке ускоренного производства2.

См.: Волкова Г. Баскский терроризм и политика регионального автономизма в Испании // МЭиМО. 2002. №2. С. 93-97. 2 Там же.

77

Все эти особенности национальных правоохранительных структур по борьбе с терроризмом имеют свои преимущества и просчеты. Универсального средства против терроризма в настоящее время так и не найдено.

Отсутствие единого, установленного в международно-правовом порядке подхода к определению понятия «терроризм» осложняет и без того непростую проблему организации его блокирования. Закрепленное в авторитетном международном договоре определение терроризма обеспечило бы принципиальное единство подходов большинства стран в борьбе с ним. Это в свою очередь послужило бы гарантией того, что любой террорист и любая поддерживающая терроризм организация или государство не уйдут от ответственности из-за несогласованности законодательства в разных странах и несовершенства международно-правового инструментария. Следует подчеркнуть, что в этом направлении уже идет активная работа. Так, государства - члены Европейского союза приняли решение подготовить соответствующее международное соглашение, содержащее унифицированное, юридически конкретное определение терроризма. Чрезвычайно важной представляется также идея о введении общего для всех государств - членов ЕС ордера на арест лиц, подозреваемых в совершении террористических актов. Однако не вызывает сомнений, что международно-правовой документ, содержащий определение терроризма и устанавливающий формы и процедуры сотрудничества в сфере антитеррористической деятельности, должен разрабатываться с максимально широким представительством всех заинтересованных государств .

Следует подчеркнуть, что ЕС в силу своей внутренней природы больше тяготеет к правовым механизмам, нежели силовым методам реагирования на террористическую угрозу. Превозносимая им «культура компромисса» поро-

Ермаков СМ. Понятийные аспекты терроризма // Терроризм - угроза человечеству в XXI веке: сборник статей. М.: Институт востоковедения РАН, Издательство «Крафт+», 2003. С. 57-58.

78

ждает терпимость в отношении политических сил, которые прямо или косвенно прибегают к террористическим методам для достижения своих целей1.

В странах Евросоюза, также, как в России и США, в последние несколько лет произошло несколько крупномасштабных террористических актов. Тем не менее, ЕС склонен обвинять Россию за излишнее применение силы против террористов в Чечне, а США - за чрезмерный крен их стратегии в сторону вооруженных средств борьбы с терроризмом. Евросоюз считает, что следует четко различать цели антитеррористической кампании, которая носит комплексный, многосторонний характер, и военной политики, поскольку их смешение ведет к уменьшению социально-экономических факторов терроризма. Большинство стран ЕС менее остро, чем Россия и США, воспринимают возможность стать объектом новых террористических ударов. В то же время нельзя сказать, что в Европе вовсе отсутствует понимание необходимости создания адекватного военного потенциала для отражения подобной угрозы. О необходимости для Европы восполнить недостаток военных возможностей в антитеррористической борьбе говорится, например, в рекомендациях Военного комитета Ассамблеи ЗЕС.

Современный терроризм с трудом поддается превентивному государственному контролю. На внутреннем поле, где призвано с ним бороться государство, реакция последнего выражается, прежде всего, в расширении и диверсификации системы обеспечения внутренней безопасности (использование вооруженных сил, усиление спецслужб и различных антитеррористических формирований, ужесточение соответствующих правовых норм). Но, как отмечает отечественный исследователь И.А. Куклина, эти усилия не слишком эффективны в силу имманентно присущей террористическим сете-

Правда, на уровне отдельных стран толерантное отношение начинает меняться. В качестве примера можно привести Испанию, где в августе 2002 г. была запрещена партия «Ба-тасуна», которая считается политическим крылом баской террористической организации ЭТА, или принятие более строгого антитеррористического законодательства в Великобритании.

79

вым структурам высокой маневренности и выживаемости, а также фактора транснациональности, требующего глобального подхода к глобальным явлениям1.

Европейский союз рассматривает терроризм, распространение оружия массового уничтожения и региональные конфликты как непосредственные стратегические угрозы дальнейшему развитию общеевропейского единства. Позиция европейских стран по конкретным проблемам обеспечения безопасности отнюдь не едина. Но острота террористической угрозы оставляет все меньше возможностей для неспешных дискуссий, подталкивая Европу к форсированному созданию единой антитеррористической инфраструктуры. В этой связи активно обсуждаются вопросы контроля за финансовыми потоками, введения единого европейского ордера на арест, создания Центрального разведывательного агентства, единого командного центра европейской обороны, развивается сотрудничество спецслужб. Активно обсуждаются также проблемы создания европейских сил быстрого реагирования. Однако, в целом ЕС в большей мере ориентирован на развитие несиловых методов борьбы с терроризмом. Решение Испании вывести войска из Ирака и некоторый отток формирований ряда других государств - членов проамериканской коалиции усилили позиции членов Европейского союза, озабоченных сохранением роли ООН как главной глобальной структуры, ответственной за под-держание международного мира и безопасности .

19 марта 2004 г. в Брюсселе прошло экстренное заседание Совета министров юстиции и внутренних дел стран ЕС, где обсуждалась сложившаяся в Европе ситуация и программа мер по усилению борьбы с терроризмом. А через неделю там же состоялся саммит глав государств Европейского союза, участники которого приняли специальную декларацию, определяющую основные направления этой борьбы. Хотя ряд ее положений уже вошли в про-

1 Куклина И. Мировой терроризм и международные структуры обеспечения безопасности //МЭиМО.2005.№1.С.25.

2 Там же. С. 29.

80

грамму, принятую ЕС после 11 сентября 2001 г., почти половина стран - членов ЕС до сих пор медлили с их ратификацией1.

Что касается первостепенных мер, которые ЕС намерен принять в самые короткие сроки, то в новом документе были названы, в частности, такие: усиление пограничного контроля (до конца 2005 г. планируется ввести биометрические параметры в паспорта граждан государств Евросоюза и в визы иностранцев, прибывающих на его территорию, а также создать единую информационную базу об украденных или утерянных загранпаспортах граждан стран ЕС); улучшение системы охраны транспортных путей; ужесточение контроля пассажирских и грузовых перевозок; установление более жестких правил регистрации в морских портах и аэропортах, на железнодорожных вокзалах; организация обмена разведывательными данными на постоянной основе; введение на всей территории Евросоюза упрощенных юридических процедур, связанных с обеспечением безопасности .

В декларации предусмотрены и меры финансово-экономического характера, например упрощение процедуры замораживания банковских фондов в том случае, если открылись данные о финансировании на их средства незаконных группировок. Кроме того, оговорены условия продления телекоммуникационными фирмами срока хранения баз данных телефонных переговоров своих клиентов.

Отдельно в декларацию вошло «положение о солидарности», в соответствие с которым стране Евросоюза, подвергшейся террористическому нападению, остальные государства ЕС обязаны оказать необходимую помощь, как финансовую (компенсация пострадавшим из национальных бюджетов и бюджета ЕС), так и военную.

Совершенно новым шагом стало введение поста координатора ЕС по борьбе с терроризмом.

1 См. об этом подробнее: Досье - Европа - Европейский союз. На сайте: http://newsru.com/dossier/3825.html?cnt=l 00.

2 Там же.

81

Однако главным итогом саммита стал тот факт, что его участникам удалось добиться настоящего прорыва по вопросу о возобновлении процесса принятия единой Конституции ЕС. Было выражено общее мнение, что откладывать его больше нельзя. Даже те страны, которые до недавнего времени заявляли о несогласии с отдельными ее положениями, а именно Испания и Польша, заявили о своей готовности пойти на компромисс.

Необходимо отметить, что большую озабоченность у граждан европейских стран вызывает внутренняя безопасность в связи с миграцией. Они опасаются в первую очередь роста преступности среди иностранцев, экстремизма и враждебности по отношению к иностранным гражданам. Однако эта субъективно воспринимаемая угроза внутренней безопасности часто не соответствует действительной картине преступности. Тем не менее, большими реальными проблемами являются организованная преступность и нелегальная переправка иностранцев в страну - две области правонарушений, в которых особенно велика доля иностранных преступников. Прежде всего, внушают опасения правонарушения, являющиеся следствием нелегального проникновения: поскольку иммигранты, как правило, не располагают необходимыми средствами, чтобы оплатить долги своим доставщикам, при определенных обстоятельствах они также превращаются из жертв в преступников, будучи вынуждены заниматься торговлей наркотиками и проституцией.

Второй важной темой внутренней безопасности во многих промыш-ленно развитых странах является преступность против иностранцев. Часть преступников входит в правоэкстремистские группы, другая часть принадлежит к «бритоголовым». Границы между организованным правым экстремизмом и политическим правым радикализмом расплывчаты. Подобно пра-воэкстремистским организациям «бритоголовых» и иным группировкам, сделавшим вражду по отношению к иностранцам важнейшим фактором пополнения своих рядов и мобилизации, праворадикальные партии используют «наводнение страны иностранцами» как лозунг для проведения политиче-

82

ских кампаний и агитации в государствах-членах Европейского союза. Часто высказываются предположения, что иммиграция может еще более обострить проблему правого экстремизма. Но для большинства государств правоэкс-тремистские партии и группировки не представляют прямой опасности ввиду их малочисленного состава. Опасение в странах ЕС вызывает - наряду с тем, что они внушают обеспокоенность и создают угрозу для иностранного населения страны - их влияние на определение тематики других партий.

Третий аспект внутренней безопасности - это политический экстремизм иностранцев. Большой резонанс, который эта тема получает в средствах массовой информации, никак не соотносится с реальной угрозой, потому что количество иностранцев, совершающих экстремистские преступления, очень незначительно во всех промышленно развитых странах1.

Непосредственное воздействие на внешнюю безопасность промышленно развитых государств - в смысле утраты территориального суверенитета -будущая иммиграция имела бы лишь в случае массовых движений беженцев, вызванных кризисами. Однако, если смотреть на вещи реально, то таких потоков, сравнимых, например, с теми, что образовались в свое время в Восточной Африке, не ожидается. Государства Европейского союза возвели на их пути внушительные барьеры за счет укрепления границ и иммиграционной политики. Но даже если сценарии нашествия беженцев и относятся к сфере пропаганды, а не к реалистическому политическому анализу, будущая иммиграция вполне могла бы оказать прямое влияние на внешнюю безопасность промышленно развитых стран: она была бы способна осложнить отношения между странами происхождения и назначения беженцев и мигрантов,

1 Правда, существующие учреждения для защиты государства и уголовно-правовые инструменты в государствах, принявших у себя иностранцев, не могут полностью воспрепятствовать разрешению политических разногласий с применением насилия, призывам к насильственным действиям за рубежом или тому, чтобы иммигранты поддерживали вооруженные столкновения в стране, откуда они приехали, в материально-техническом плане, нелегально поставляя туда оружие. Но в большинстве стран, давших приют иностранцам, они явно могли до сих пор предотвращать превращение подобных акций в серьезный риск для безопасности.

83

сделав последних орудием достижения внешнеполитических или внешнеэкономических целей или вызвав прямое вмешательство стран, дающих им приют, во внутренние дела государств, откуда устремляются потоки беженцев и мигрантов, чтобы разрешить порождающие их кризисы. К тому же, движения переселенцев могут оказать обратное влияние на региональные интеграционные проекты, как это показывает пример Европейского союза. С одной стороны, действуют центробежные силы: северные и южные государства-члены ЕС демонстрируют расхождение в своей внешнеполитической ориентации и действиях, направленных на противодействие миграционным тяготам, имеющим различную структуру. Это бросает серьезный вызов солидарности сообщества, как показали уже требования средиземноморских государств-членов ЕС об усилении южной ориентации совместной политики. С другой стороны, необходимость разработки общих нормативных документов таит в себе также позитивные импульсы, направленные на углубление интеграции. В конечном счете, миграционные движения могут оказать опосредованное обратное воздействие на внешнюю политику и политику безопасности промышленно развитых государств. Массовые потоки беженцев способны привести к политической дестабилизации регионов, важных для них в стратегическом отношении, и тем самым создать угрозу для их жизненно важных интересов безопасности. В общем, и целом возникает сомнение в том, что внешнеполитические аспекты в достаточной степени учтены в проводившейся до сих пор миграционной политике. Так, многие страны Европейского союза, заключив соглашения о возврате иммигрантов в те страны, из которых они прибыли, переложили собственные финансовые проблемы, связанные с иммиграцией, на страны, которые не были к этому готовы. Следует также опасаться того, что ограничительная политика предоставления убежища, проводимая европейскими государствами, прежде всего, дефиниция «надежные третьи страны» приведет к прекращению международной защиты беженцев.

84

<< | >>
Источник: Скорый, Роман Петрович. Основные направления иммиграционной политики в рамках Европейского Союза / Диссертация / Москва. 2006

Еще по теме §2.1. Угроза терроризма и ужесточение иммиграционной политики стран-членов ЕС:

  1. §2. Международно-правовые основания ответственности за незаконную трудовую миграцию
  2. §2.1. Угроза терроризма и ужесточение иммиграционной политики стран-членов ЕС
  3. §3.2. Предоставление политического убежища и статуса беженца как канал легализации: политико-правовые трудности в формировании общего подхода
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. ГЛАВА I. Миграционные отношения как объект государственно­правового воздействия в условиях глобализации
  6. ГЛАВА VI. Технико-правовые особенности охранительной формы и пра­вовых ограничений в реализации миграционной функции государства
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -