<<
>>

§ 2. Проблемы регламентации связи и передачи информации в условиях научно-технического прогресса

Значительное ускорение научно-технического прогресса (НТП) во второй половине XX в. привело к глубоким изменениям во всех сферах социальной жизни, нарушив привычный ход событий, в том числе и в области связи к передачи информации.
Под воздействием технического прогресса в последние годы в области коммуникаций произошли серьезные изменения.

Появились принципиально новые виды связи. Многообразие видов связи стало обыденным явлением в современной жизни. Широкое распространение получила сотовая телефонная связь, системы спутниковой связи, ряд других средств передачи информации. Однако наибольшее значение имело внедрение в повседневную деятельность глобальных компьютерных сетей (прежде всего, сети Интернет), принципиально облепивших и активизировавших трансграничный информационный обмен.

Значительно усовершенствованы применявшиеся ранее средства и технологии связи. Так, на новой основе развивается телефонная связь: характерным стало использование технологий беспроводной и спутниковой связи, передача посредством телефонной связи графических и текстовых сообщений. Значительно изменились технологии передачи телевизионного сигнала, методы радиосвязи и телеграфной связи.

Системы связи развиваются в направлении от возможностей передачи информации в одностороннем направлении к взаимному обмену сообщениями (коммуникации между участниками системы связи). Для современных технологий коммуникации обыденным явлением стала возможность одновременной или последовательной организации встречных потоков информации. Для обозначения бурно развивающихся технологий информационного обмена было выработано и получило широкое распространение новое понятие - «информационные и коммуникационные технологии» (ИКТ).123 ИКТ начинают оказывать все более существенное влияние на развитие всего спектра между народных отношений.

В коммуникационной сфере проявляется отчетливая тенденция к взаимодействию и интеграции различных систем связи и передачи информации.

Типичным явлением стало взаимодействие в процессе информационного обмена между различными системами связи либо одновременное применение разных видов связи.124 Постепенно формируются технологии информационного обмена» основанные на одновременном применении нескольких видов связи (связь посредством видеоконференций и т.п.).

С распространением новейших технологий в области коммуникации возросла взаимозависимость между используемыми технологиями и содержанием передаваемой

ш Окинавская харгия глобального информационного общества от 22 июля 2000 г. // ДипломалпескиП вестник. 2000. Hi 8. С. 51-56.

Характерным примером является интерактивное телевидение, при осуществлении которого информация распространяется по каналам телевизионной связи, а ответная информация поступает в студию по телефонным линиям или через сеть Интернет. технические и правовые ограничения для свободного использования. В то же время, быстрый прогресс в области технологий делает возможным рассмотрение в перспективе и других видов коммуникаций как составных частей единого информационного пространства.

Вследствие НТП в области телекоммуникаций в значительной степени изменился характер социально-экономической деятельности общества. Типичным явлением становится все более широкое использование систем коммуникации в различных областях общественной жизни. ИКТ стали неотъемлемой частью практически всех сфер жизни: от государственного управления до повседневного бытз. Становится нормой общение между частными лицами и государственными органами на расстоянии, с помощью различных средств телекоммуникаций.130

Инициатива в использовании технологических достижений в современном обществе, как правило, принадлежит субъектам частного нрава. Широкое применение научно- технические достижения нашли в хозяйственной деятельности. Как следствие, получили развитие принципиально новые технологии коммерческой деятельности. Для современной экономики характерным явлением стало широкое использование средств телекоммуникаций в обычной хозяйственной деятельности не только с целью обмена информацией, но и для совершения других юридически значимых действий.

На базе современных технологий коммуникации развиваются принципиально новые области человеческой деятельности - оказание услуг по доступу к глобальным компьютерным сетям, но использованию сети Интернег для обмена информацией и оказания услуг (Интернет-услуга), электронная экономическая деятельность (электронная коммерция), электронное государственное управление.131 Использование современных ИКТ позволяет разрабатывать и внедрять разнообразные системы заключения сделок и совершения иных коммерческих операций.132 В современных условиях обыденным явлением становится осуществление коммуникации поверх государственных границ.

Возникновение кибсрпространства позволило сделать трансграничный информационный обмен неотъемлемой частью рутинных бизнес-процессов.

Прорыв в области информационных технологий стал, по сути, главным катализатором перехода от индустриального общества к информационному обществу, главной характеристикой которого является широкое вовлечение информационных ресурсов в деятельность по производству и обмену материальных благ на основе применения иопых ИКТ.'»

'"Так, Соглашением между Правительством РФ и Правительством Королевства Шпени* о взаимной помощи в области борьбы с нарушениями налогового гако1юдател1.ства от 2 декабря 1997 г. (ст.6) допускается передача информации между компетентными орунами посредством электронных средстп передачи информации (см.: БМД. 1998. J* 12. С. 49-54). 1.1

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть треть* (постатейный). / Отв.ред. Л.П.Ануфрисва. М., 2004. С.400-401. 1.2

Козье Д. Электронная коммерция / Пер. с англ.. М., 1999. С. 11.

ш Юсупов P.M., ЗаболотскиП В.П. Научно-методолоппеские основы информатизации. СПб., 2000.

Таким образом, появление новых информационных технологии, прежде всего, развитие глобатьных компьютерных сетей, привело к необходимости иной правовой регламентации, выходящей за рамки существующего регулирования. НТП в целом оказал значительное влияние на международное право, затронув как общие нормы международного права, так и международно-правовую регламентацию связи и передач информации.

Прежде всего, в международном праве возникла необходимость регламентации киберпространства. Указанная проблема породила ряд важных вопросов. Каковы пределы юрисдикции государств в свстс формирования единого глобального информационного пространства? Каким образом следу ет разграничивать юрисдикцию государств в отношении компьютерных сстсй? Насколько саморегулирование в сети Интернет отвечает потребностям международного сообщества? Какова ответственность информационных провайдеров?'34 От решения данных проблем зависят не только частные вопросы развития технологий электронной коммерческой деятельности (определение применимого права, установление четких прав и обязанностей участников информационных отношений), но и становление информационного сообщества в целом.

По вопросу регламентации киберпространства к настоящему времени в правовой науке сформировалось несколько подходов.

Согласно одному из них, киберпространство следует рассматривать исключительно как общий ресурс человечества - интсрнационапьнос пространство, на которое не распространяется государственный суверенитет (по аналогии с космическим пространством и открытым морем).101 Регламентация киберпространства при такой точке зрения возможна исключительно международно-правовыми инструментами, а любое вмешательство государств в отношения, возникающие в глобальной сети, возможно только при условии установления международным правом правил такого воздействия.

Другая позиция основана на возможности осуществления государственного суверенитета, и, соответственно установления национальных законов, регламентирующих отношения в отдельных частях киберпространства. Общие вопросы использования сети Интернет при этом должны решаться международно-иравовыми средствами посредством согласования воль государств.102

Существует и наиболее ралнкальный подход, вообще отрицающий возможность правового регулирования отношений в сети и предполагающий исключительно

Что касается рассмотрения киберпростраиства как общего ресурса человечества, на который не распространяется государственный суверенитет, то данный тезис вызывает ряд серьезных вопросов. Прежде всего, необходимо учесть, что для формирования информационного пространства используется множество различных промежуточных и оконечных технических устройств (серверы, телефонные, кабельные и оптоволоконные линии связи, маршрутизаторы, спутники связи, компьютеры пользователей, программное обеспечение и т.п.), которые, очевидно, находятся под юрисдикцией того или иного государства. Информационные сообщения, базы данных, иные массивы информации, размещенные или передаваемые в сети Интернет (т.е. содержание сети), имеют владельцев, на которых распространяется суверенитет того или иного государства. Указанная информация расположена нз конкретных компьютерах - хостах или серверах, размещенных из территории конкретного государства, также имеющих владельцев, находящихся под определенной юрисдикцией.

Юридически значимые действия, совершаемые в сети, также обычно подпадают под юрисдикцию государств. Что же тогда остается общим ресурсом человечества и где физически расположен указанный ресурс?

Сравнение киберпростраиства с интернациональными пространствами, не находящимися под суверенитетом государств, представляется не совсем корректным. Думается, более точной была бы аналогия с радиоэфиром (или вернее, с эфиром) - средой, в которой свободно распространяются электромагнитные волны (радиоволны, телевизионные волны). С одной стороны, эфир охватывает все территории земного шара - как интернациональные пространства, так и территории, находящиеся под суверенитетом государств, а также космос. С лругой стороны» технические устройства, необходимые для теле- и радиовещания, а также для приема соответствующих сигналов, находятся иод юрисдикцией конкретных государств. Информационные сообщения и программы, передаваемые по телевидению и радио, имеют владельцев, на которых распространяется государственный суверенитет. В международном праве сложились положения, определяющие порядок и условия распространения теле- и радиосигналов,103 с целью не допустить нарушений государственного суверенитета и иных принципов международного права. Таким образом, нормы, регламентирующие порядок и условия обмена информацией в кнбериространстве, могут быть созданы по аналогии с положениями, регламентирующими отношения в эфире.

Тезис о необходимости и возможности выделения национальных сегментов киберпростраиства, находящихся под управлением государств, уже получил саморегулирование отношений в киберпростраиствс. Невозможность регламентации отношений посредством норм международного или национального права обосновывается виртуальностью государственных границ в сети, анонимностью участвующих в них лиц, и, как следствие, невозможностью обязать участников интернет-отношений соблюдать те или иные нормы.137

Развитие ИКТ и соответствующих социальных отношений показывает, что, позицию, предполагающую исключительно саморегулирование отношений в киберпростраиствс, не следует рассматривать всерьез.

Общество начинает осознавать, что отношения в сети далеко не виртуальны, коль скоро они приводят к реальным имущественным последствиям. Совершение сделок в кибсрпространстве требует точного определения состава участников, круга их нрав и обязанностей. В то же время, современные технологии позволяют точно установить компьютер, с которого осуществляется коммуникация, место его нахождения, время передачи сообщений и другие факты, необходимые для определения субъектов правоотношений. По сути, уже сегодня происходит постепенный отказ от анонимности в Интернете. Существуют международные104** и национальные105 правовые нормы, которые позволяют привлекать к ответственности лиц, злоупотребляющих своими правами в сети. Более того, под эгидой ООН уже создана Рабочая группа ООН по управлению Интернет (Working Group on Internet Governance, WGIG).145 Данный факт показывает, что мировое сообщество всерьез рассматривает необходимость осуществления действий по регламентации киберпространства.

Автором настоящей работы, конечно, не отрицается возможность саморегулирования в отдельных областях интернет-отношений. Более того, эффективное разв)ггис некоторых специфических областей человеческой деятельности (в частности, отдельных сегментов электронной коммерции: заключения контрактов международной перевозки электронным способом, проведения интернет-аукционов, осуществления сделок на международных фондовых площадках и т.п.) без саморегулирования и выработки субправовых норм попросту невозможно. Но такой способ рсгламе!гтацнн будет эффективным только при наличии общего правового режима, формируемого нормами международного и национального права.

распространение в научной литературе.106 Идея государственного суверенитета над отдельными сегментами сети Интернет стала предметом обсуждения на авторитетных международных форумах, в частности на Всемирной встрече на высшем уровне по вопросам информационного общества, проходившей пол эгидой ООН в декабре 2003 г.107* Несмотря на негативное отношение к данному предложению деловых кругов и неправительственных организаций некоторых развитых государств Европы и США, данный тезис постепенно находит поддержку государств и международных организаций.108 Отдельные страны (Китай, ОАЭ, Саудовская Аравия, другие арабские государства) уже установили жесткие правила присвоения национальных доменных имен, тем самым сделав первые шаги по пути формирования на практике национального сегмента сети Интернет.,4S

Таким образом, основная проблема состоит в необходимости выработки метких критериев для определения границ национальных сегментов сети и, тем самым, установления пределов государственного суверенитета в кибсрпространстве. Поскольку основной информационной единицей сети Интернет на сегодняшний день является web - сайт (или, по другох(у, сайт), расположенный на компьютере, имеющем свой уникальный IP-

146

адрес, то задача заключается, очевидно, в распределении компьютеров и расположенных на них сайтов по соответствующим национальным сегментам.14' Указанная задача может быть успешно разрешена только механизмами международного права. В противном случае использование аналогии в такой консервативной области человеческой деятельности, как право (тем более, в международном праве) может оказаться наиболее эффективным методом для формирования правовой базы регламентации нового социального явления.

Итак, для обеспечения эффективной регламентации киберпространства, по мнению автора, необходимо обеспечить сочетание регулирования на международном и национальном уровнях. При этом при регламентации отношений в киберпространстве следуег придерживаться следующих правил. Прежде всего, необходимо обеспечить приоритет международно-правового регулирования. Правоотношения, связанные с сетью Интернет, носят в значительной степени транснациональный характер, поэтому применение национальных правовых норм к таким отношениям без учета и связи с международным правом и законодательством других стран, очевидно, может оказаться неэффективным. Требуется приоритетное внимание разработке правовых норм для регламентации сети Интернет на международно-правовом уровне.

Основы правового режима в киберпространстве, в том числе критерии определения международного и национальных сегментов в сети Интернет, компетенция государств в рамках национального сегмента, полномочия государств за пределами своего национального сегмента киберпространства, критерии «вредоносной» информации, ответственность государств и их лиц за ее распространение должны определяться международным публичным правом.109 При этом разрабатываемые положения должны соответствовать основным принципам международного права и специальным принципам коммуникации,110 а также ориентироваться на имеющиеся в международном нраве нормы, регламентирующие международный информационный обмен в эфире.

При регулировании отношений в киберпространства необходимо соблюдать комплексный подход. Многообразие и разнородность правоотношений, связанных с Интернетом, не позволяет при разработке соответствующей правовой базы ограничиться лишь созданием относительно изолированного, «специального» массива международно- правового регулирования. Одновременно с разработкой новых положений, связанных со спецификой функционирования киберпространства, очевидно, потребуется вносить изменения в уже действующие нормы многих разделов международною права, с целью обеспечения возможности их эффективного использования применительно к отношениям по поводу деятельности в Интернете. Вместе с тем, потребуются изменения в национальном законодательстве - разработка законодательства о регламентации отношений в киберпространстве, а также изменение существующих национальных норм. При этом очень высока вероятность возникновения либо конфликта юрисдикции (ситуация, при которой два и более государства будут претендовать на регламентацию одних и тех же отношений)14* либо ситуации, когда отдельные сайты вообще не будут находиться под юрисдикцией какого либо из государств.

Возникает также необходимость в формировании барьеров, препятствующих распространению вредоносной информации в киберпространстве со стороны других государств и их лиц, а также в определении условий и порядка наступления ответственности за распространение «вредоносной» информации.

Несомненно, что киберпространство является принципиально новым техническим и социальным явлением, вследствие чего существующие способы регламс!ггации иных схожих феноменов могут оказаться полностью или частично неприменимыми. Киберпространство, в отличие от эфира, является искусственным объектом, возникшим на базе глобальной компьютерной сети, созданной из множества сочлененных устройств, произведенных людьми. Важным отличием практики коммуникации в киберпространстве от радио* и телеэфира является то, что информация в нем может быть получена или передана миллионами пользователей в любое время при наличии компьютера и подключения к сети Интернет, а для обмена информацией в эфире необходимо иметь приемопередатчик с соответствующими параметрами (что заведомо ограничивает число участников коммуникации), согласовать время приема и передачи сигналов. Государственные органы практически не имеют возможности контролировать обмен сообщениями (п том числе вредоносной информацией) в условиях коммуникации миллионов пользователей компьютерных сетей при наличии огромного числа частных ннтсрнет-сайтов, поскольку такие действия требуют значительных затрат. Таким образом, в киберпространстве значительно легче технически осуществлять обмен информацией, несмотря на то, что в обоих случаях теоретически коммуникация может быть реализована свободно.

В дискуссиях правоведов до сих пор не было выдвинуто убедительных доводов, почему положения, разработанные в международном праве для регламентации эфира, нельзя рассматривать в качестве основы для регулирования отношений в киберпространстве. Это тем более странно, поскольку для регламентации указанных правоотношений необходимо решить аналогичные проблемы: установить правила определения юрисдикции государств в отношении информационного обмена, осуществляемого в киберпространстве.149 Возможно,

т Складывающаяся в США судебная практика дает основания говорить о высокой вероятности возникновения такого конфликта: ряд решений судов США в 1996-1999 годах был вынесен в отношении владельцев сайтов, расположенных на территории других государств, и принадлежащих лицам третьих стран. Однако суды посчитали себя компетагтными вынести решения в связи с использованием информации на указанных сайтах гражданами США (речь идет, прежде всего, об сайтах, на которых организованы азартные игры). Не уверен, что указанные решения с восторгом восприняты в других государствах (см.: Наумов В.Б. Указ. Соч. С. 13-16). хп Порой не просто определить, под чьей юрисдикцией находится сайт, если физически он размешен на сервере, расположенном в одном государстве, лицо, которое разместило информацию, находится в другом государстве, в то время как предназначена данная информация для лиц третьего государства. Сложно, к примеру, также установить, распространяется ли юрисдикция государства на сайты, физически расположенные государствам следует обеспечить соответствие норм национального законодательства основным принципам и нормам международного права.

При регламентации кнбсрпространства необходима разумная достаточность регулирования. Социальная значимость сети Интернет, как средства практически неограниченного доступа к глобальным информационным ресурсам, требует юридического закрепления норм, регулирующих, прежде всего, аспекты функционирования киберпростраиства, непосредственно затрагивающие важнейшие права и законные интересы личности, общества и государства (пределы и разграничение юрисдикции государств, охрана частной жизни и персональных данных граждан, борьба с нарушением общественной нравственности, обеспечение информационной безопасности и охрана правопорядка). В то же время, определенное число проблем, связанных с Интернетом, может и должно быть решено без использования методов международно-правового и национального государственного регулирования. Организационное взаимодействие участников интернет- сообщества позволяет осуществлять саморегулирование многих аспектов отношений в связи с использованием Интернет (разработка технических стандартов, регламентирующих функционирование сети и отношения в сети Интернет, формирование специфических правил взаимоотношений участников различных сегментов интернет-сообщества, в т.ч. участников электронной коммерции).

Для обеспечения эффективной регламентации отношений в кибсрпространствс необходимо рассмотреть возможность использования основополагающих международно- правовых норм. Вследствие стремительного НТП возник вопрос о роли основных принципов международного права в регламентации ИКТ, в том числе о необходимости корректировки содержания некоторых основных принципов международного права.

В информационную эпоху основные принципы, по-прежнему, остаются главным системообразующим фактором международного права, высшим критерием законности в международных отношениях. Это объясняется тем, что новые информационные технологии пока не смогли изменить роль и значение государства в международном сообществе. В условиях активизации частного международного информационного обмена у государств появились даже новые функции: по регламентации коммуникации в кибсрпространствс или, как минимум, по обеспечению безопасности при возникновении отношений в сети. Это подтверждается рядом международных документов,111 а также складывающейся судебной практикой.112 В международном прзве статус государств как равноправных суверенных

Итак, свобода коммуникаций в международном масштабе - абсолютно правомерное явление, ограничение которой допустимо только с целью недопущения нарушений международного права. Свободная трансграничная коммуникация не может противоречить и иным международно-правовым нормам, принятым в соответствии с указанными выше принципами. Если же нормы международного права нарушены, то тогда коммуникация неправомерна и может быть прсссчсна государством, интересы которого нарушены.

Не нарушается ли суверенитет беспрепятственной трансграничной коммуникацией в киберпространстве, в ходе которой порой распространяется информация, противоречащая законам и публичному порядку государства? Является ли данное обстоятельство вмешательством во внутренние дела государств? Как было отмечено выше, коммуникационное пространство вполне может быть разделено на национальные сегменты. Для государств не представляет трудности определить место нахождения аппаратных и программных средств, содержащих определенные сведения.159 Таким образом, есть техническая возможность установить лиц, осуществивших размещение информации, и потребовать от них соблюдения норм международного права и правил национального законодательства. Главное - установить четкие критерии разграничения сегментов киберпространства, чтобы действия государств не распространялись за пределы национального сегмента сети Интернет. Указанные положения должны получить отражение в международных актах.

Примечательно, что при проведении Всемирной встреч»! на высшем уровне по вопросам информационного общества (ВВУИО), первый этап которой состоялся 10-12 декабря 2003 г. в Женеве, особо подчеркивалась роль государственного управления и межгосударственного сотрудничества в вопросах развития ИКТ.160 Более того, на саммите впервые на межгосударственном уровне было высказано мнение о наличии суверенитета государств в вопросах регулирования национальных сегментов сети Интернет (выражающегося, помимо прочего, в возможности управлять «своими» доменными именами). Такое признание очень важно, поскольку резко контрастирует с взглядами специалистов, рассматривающих киберпространство как новую реальность, находящуюся вне контроля государств.161

Суверенное равенство государств предполагает обязанность со стороны других государств уважать суверенитет, территориальную целостность и политическую независимость других государств. Следовательно, указанные субъекты международного права не просто вправе, а обязаны не допускать распространения со своей территории субъектов не изменился, а значит, таким же осталось и значение основных принципов международного права.

При регламентации новых коммуникационных технологий возникает вопрос, насколько соответствует основным принципам международного права беспрепятственная трансграничная коммуникация и свободный обмен информацией в сети Интернет? Отвечает ли общим принципам международного права обмен информацией, противоречащей основам публичного порядка или нравственности государства (так называемой «вредоносной» информации)? Какие действия государств, препятствующие распространению «вредоносной» информации, соответствуют основным принципам?

В российской доктрине международного права уже были попытки ответить на этот вопрос. Говоря о критериях международно-правового регулирования распространении информации, еще в 80-е гг. XX в. Л.Г. Днепровский отмечал: «главным критерием такого регулирования является нснасснис распространяемой информацией вреда и соответствие ее распространение - как в техническом тане, так и самое главное, в тане содержания - основным принципам и нормам международного права» (курсив наш - При анализе

межгосударственных соглашений в области информации указывалось, что такие соглашения не должны противоречить основным началам международного права.155 Российскими учеными отмечалось, что «государства обязаны предотвратить использование СМИ для международного распространения идей, запрещенных общим международным правом».156

Существуют и иные точки зрения: исследователями развитых государств разработана концепция «неограниченной свободы информации», которая предполагает полное отсутствие контроля над информационным обменом, в том чнеле отрицание государственного суверенитета в области обмена информацией.157 Данная концепция получила широкую поддержку отдельных государств, заинтересованных в росте своего влияния и экспансии своих средств информации на рынках иных государств.1В то же время, в изменившихся по;игтических условиях (нарастания проблем в сфере международной безопасности, роста угрозы международного терроризма) число сторонников данной теории уменьшается.

информации, противоречащей основным принципам и другим нормам международного права, умаляющей суверенитет другого государства или представляющей собой вмешательство во внутренние дела другой страны. При поступлении на территорию государства сообщении, размешенных за рубежом и направленных исключительно на территорию данного государства,113 государство, чей суверенитет нарушен, опираясь на принципы международного права, может потребовать от государства-источника информации прекращения ее распространения, привлечения к ответственности лиц, осуществляющих противоправные действия. Представляется, что аналогичные последствия наступают и при распространении информации, которая противоречит основным принципам международного права, умаляет суверенитет другого государства или представляет собой вмешательство во внутренние дела другой страны,114* но, очевидно, не направлена на данное государство либо направлена абонентам из всех стран, не исключая и данное государство, поскольку при этом также нарушаются указанные принципы международного права. Думается, что можно даже ставить вопрос о компенсации причиненного таким информационным воздействием ущерба. Если же речь идет о сфере частных отношений, то соответствующие требования должны предъявляться непосредственно к тем субъектам, которые совершили соотвеютвующес нарушение.

Рассмотрим ситуацию, при которой информация, распространяемая из иного государства, противоречит основам правопорядка данной страны, но при этом не является нарушением основных принципов международного права.115 Если сообщения, очевидно, направлены на территорию государства, то государство вправе препятствовать получению информации и требовать прекращения распространения сообщений от государства- источника информации. Если же указанная информация, очевидно, предназначена абонентам из всех стран, не исключая и данную страну, в этом случае государство вправе всеми возможными техническими и юридическими способами препятствовать получению данной информации внутри своего государства, но не может требовать прекращения распространения сообщений от государства-источника информации. Применительно к сети

Интернет, это означает, что государство, в отсутствие детальных механизмов международного регулирования указанного предмета, практически не в силах помешать распространению такого рода сведений.

Итак, создание единого глобального информационного пространства, беспрепятственное распространение сообщений через государственные границы изменяет границы государственного суверенитета, по-видимому, включая в сферу его действия только формирующийся национальный сегмент киберпростраиства. Однако суверенитет государства не может распространяться на иные области кнбсрпространства, поскольку это противоречит другим принципам международного права, в том числе возможности свободного обмена информацией.

Формирование глобального информационного пространства, очевидно, может привести к появлению новых требований в принципе невмешательства во внутренние дела государств. Возможность беспрепятственного размещения пользователями информации в сети Интернет, во-первых, привела к многократному увеличению информационного массива, доступного миллионам граждан во веем мире, а во-вторых, до предела упростила распространение любых сведений, в том числе противоречащих основополагающим нормам международного права. Может ли сам по ссбс факт распространения информации через сеть Интернет, содержание которой противоречит указанному принципу, быть истолкован как вмешательство во внутренние дела государств?

Представляется, что главным критерием наличия или отсутствия вмешательства, по- прежнему, должно выступать, по прежнему, содержание сообщения. Если в нем содержится информация, которая может рассматриваться как стремление повлиять на внутреннюю политическую борьбу или на право государства свободно выбирать свою политическую, социальную и культурную систему, то такое сообщение должно быть рассмотрено как нарушение основополагающих норм международного права. При оценке наличия или отсутствия нарушения, однако, следует принимать во внимание и другое обстоятельства, о которых говорилось выше: вид информационного взаимодействия в сети Интернет (активно- пассивное или пассивно-активное), тип и аудиторию сайта, на котором размещено сообщение, использование государственного языка или языков народов данного государства, применение технологий, облетающих пересылку информации на компьютеры пользователей государства, на которое направлены сообщения, организацию автоматической рассылки информации пользователям данного государства,116 наличие в тексте сообщения указаний на направленность информации и т.п.117 искусственных спутников земли для международного непосредственного телевизионного вешания 1982 г.161 В указанном документе содержится ряд ценных положений, которые могут быть включены в предлагаемый международный договор.

Прежде всего, в нем установлено, что непосредственное телевизионное вещание (далее - НТВ) может быть осуществлено только на основе международного права при соблюдении его основных принципов. В документе констатируется необходимость совместного учета как принципов суверенного равенства государств и невмешательства во внутренние дела государства, так и соблюдения основных прав и свобод человека в части свободы поиска, получения и распространения информации (пп.1-4). Очевидно, что данные положения должны быть в полном объеме применены к юридической оценке трансграничного использования современных ИКТ. Документом устанавливается равное право государств осуществлять деятельность по НТВ и необходимость равного доступа государств к технологиям НТВ (п. 5). Указывается на необходимость сотрудничества государств, предусматривается обязательность уведомления других государств и ООН о создании службы международного НТВ, говорится о необходимости совместной защиты авторских и смежных прав (и. 6, 10-13). В случае возникновения разногласий государства обязаны придерживаться принципа мирного разрешения споров государствами (п. 7). По всей видимости, указанные положения, с учетом специфики глобальных компьютерных сетей, также могут быть включены в текст предлагаемой конвенции.

Наконец, важнейшим положением является установление принципа международной ответственности государств за деятельность в области международного НТВ с помощью спутников, осуществляемую ими или под их юрисдикцией (п.8,9). Указанный принцип, с некоторыми корректировками, может быть распространен и на деятельность государств в сфере глобальных компьютерных сетей.

В любой сложной социальной системе, к которой олюсятся и международные отношения, между явлениями и процессами всегда существует обратная связь. Поэтому очевидно, что международное право также оказывает влияние на развитие связи и передачи информации.169 Отсутствие в международном праве единого раздела, регламентирующего на основе общих принципов вопросы коммуникации, несомненно, оказывает негативное влияние на развитие современных телекоммуникаций.

Качественный скачок в развитии средств коммуникации в современном мире привел к необходимости перехода от раздельной регламентации отдельных видов связи к унификации регламентации информационного обмена в целом и переходу к комплексному регулированию в сфере связи и передачи информации.

Действующее международное право: в 3-х т. Т3. М., 1997. С. 64S-651. ,<лИойрыш Л.И. Научно-технический прогресс и новые проблемы правз. М, 1981. С. 15-16.

Необходимость использования дополнительных обстоятельств для определения факта вмешательства во внутренние дела государства обусловлена как стремлением не допустить ограничений принципа уважения прав и свобод человека, прежде всего, в части права на информацию, так и пониманием того, что в условиях активного использования компьютерных сетей частными лицами и многокрзтного увеличения, а также растущей открытости информационных потоков, число таких нарушений, но всей видимости, возрастет. В этих условиях государствам следует сосредоточиться на выявлении и пресечении фактов распространения сообщений, наносящих серьезный ущерб внутренним делам данного государства, для чего, по всей видимости, необходимо выработать систему дополнительных критериев оценки указанных сообщении.

Развитие ИКТ повысило значение специальных международно-правовых принципов связи и передачи информации, которые, думается, являются приемлемыми общими положениями для регулирования современных коммуникационных технологий и отношений в кибсрпространствс. Вряд ли можно назвать хоть один из указанных в § 1 настоящей главы специальных принципов, который потерял свою алсгуальность или требовал бы серьезной корректировки в современных условиях.

Завершая анализ правоотношений в свете изменившихся технологий коммуникации, можно сделать вывод о том, что для эффективной регламентации отношений в кибсрпространствс необходимы скорейшие разработка и принятие специальных международных документов. Наилучшим выходом из ситуации мог бы стать международный договор, устанавливающий основные цели и принципы коммуникации в глобальной компьютерной сети и базирующийся па основных принципах международного права и специальных принципах международной коммуникации.118 В этом соглашении должны быть определены основы правового статуса киберпростраиства, установлены пределы и четкие критерии разграничения юрисдикции государств. В договоре может быть уточнено содержание отдельных основных принципов международного права применительно к глобальным компьютерным сетям, а также разрешены иные вопросы, которые позволят осуществлять эффективное управление сетью Интернет на международном и национальном уровнях.

В качестве ориентира при разработке договора могут быть использованы и положения ряда международных документов, прежде всего Принципов использования государствами

В условиях НТП, как было показано выше, взаимовлияние функциональной и содержательной сгороны информационного обмена значительно усиливается.119Активизируется взаимосвязь норм, регламентирующих технические аспекты коммуникации и регламентацию передаваемого содержания. Тесное взаимодействие двух элементов единой системы информационного обмена приводит к необходимости выработки единых основ регулирования технической (функциональной) стороны и содержания передаваемой информации.120 Таким образом, возникает необходимость в едином разделе международного права, регламентирующем связь и обмен информацией на основании единых принципов. Вопрос о возникновении новой области международного права неоднократно подымался в доктрине. Еще В.М.Корецкий в 20-е годы XX века отмечал, что активное развитие средств связи неизбежно ведет к появлению «электрического права».121 В наше время Е.В. Собакина указывала, «гто «международное использование средств коммуникации невозможно без комплексного централизованного международного регулирования».122

В настоящее время в международном праве следует констатировать усиление тенденции унификации правового регулирования и формирование новой области - международного права телекоммуникаций.

Следует отмстить, что существуют объективные основания для объединенной регламентации связи и передачи информации. Технической основой для объединенного регулирования связи являются: внутреннее единство видов связи, обусловленное единой функцией связи - реализацией информационного обмена; принципиальными техническими основами связи, общими для всех видов и систем коммуникации; интеграцией различных видов связи в единую систему коммуникаций на базе технического прогресса;123постепенным стиранием различий между массовой информацией н персональной ком мун и ка! щ ей.175

Экономической основой для объединенной регламентации телекоммуникаций являются единая экономическая сущность процессов во всех сферах коммуникации (оказание услуг по обеспечению коммуникации между участниками информационных отношений), а также, что очень важно, формирование сходных экономических механизмов в разных областях связи. В каждой облает коммуникаций развились мощные компании, занимающиеся предоставлением услуг связи в международном масштабе, сложился

следует рассматривать международное право массовой информации - институт, исторически получивший наибольшее развитие в международном праве коммуникаций.

Говоря о международном праве телекоммуникаций, нельзя не затронуть вопрос о «международном информационном праве», о формировании которого упоминалось в научной литсратуре.т Под «международиым информационным правом» понимают область международного права, предметом которой является регламентация всей совокупности трансграничных информационных отношений.

Осознавая в принципе необходимость эффективного регулирования информационных отношений, выработки комплексного подхода к регламентации производства, распространения и потребления информации в целом, автор не разделяет точку зрения о формировании к настоящему времени «международного информационного права». При рассмотрении вопроса слсдуст учитывать, что пока только начинают складываться единые подходы в праве к категориям, используемым для описания явлений в области информационного обмена. Отсутствует единство даже п отношении такого фундаментального понятия, как «информация». В этой ситуации сложно определить предмет «международного информационного права». Предметом международного права в области информации предлагается «рассматривать... все виды информации, которые олюсятся к реализации международно признанного права человека на информацию».142 Но какие виды информации относятся к реализации «международно признанного права человека на информацию»? Следует ли отнести к ним, в частности, экономическую информацию или обмен такого рода сообщениями должен быть предметом регламентации международного экономического права? Может ли быть предметом «международного информационного права» информация, которой обмениваются государства и рамках иных областей международного права, к примеру, права международной безопасности или права вооруженных конфликтов? Вообще, является ли предметом «международного информационного права» информация, которой обмениваются государства, международные организации, юридические лица? Нужны четкие критерии для отбора видов информации, которые относятся к «международному информационному праву».

Необходимо также принимать во внимание, что до сих пор субъектный состав общественных отношений в этой области так же, как и обьсктный состав, четко не определен, разнороден и не имеет закрепленных в законодательстве единых правовых признаков.183

Следует учитывать и то, что правотворческая и правоприменительная деятельность в рамках любой сферы международных отношений предполагает созданис и потребление

т Международное право: Учебник / Отв.ред. Ю.М.Колосов, Э.С. Кривчнкова. М., 2000. С. -188-498. 111 Лукашук И.И. Нормы международного права в международно!) нормативной системе. М, 1997.С. 60-61; Савельев Д.Л. Ука>. соч. С. 9. ш Савельев Д А. Укзз.соч. С. 10.

,ю Бачило И.Д., Лопатин В.Н.. Федотов М.А. Указ. соч. С. 164.

обширный рынок во всех сегментах коммуникаций.124 В разных областях трансграничной связи выработана сходная тарифная полил!ка, которая является даже предметом регулирования со стороны авторитетных международных организаций (прежде всего, МСЭ).125 Складываются устойчивые правила взаимодействия между субьеетами хозяйственной деятельности в отдельных секторах телекоммуникаций (службами связи, производителями оборудования и т.п.) на национальном и международном уровнях. В свете изложенного, следует согласиться с мнением В.М.Корецкого: «определяющее значение

178

нужно придавать не техническому средству, а экономическим отношениям».

Общей правовой основой для международного права телекоммуникаций служат основные принципы международного права, сформированные на их базе специальные принципы международной коммуникации, а также разнообразные регуляторы, существующие в области международного информационного обмена.

Организационной основой является наличие в международном сообществе авторитетной международной организации - МСЭ, способной играть ведущую координирующую роль в регламентации коммуникаций, а также значительное количество иных координирующих международных структур в этой области.

Предметом регулирования данного раздела международного права является обособленная группа общественных отношений - отношения государств и международных организаций в области коммуникаций, т.е. в сфере связи и передачи информации. Международное право телекоммуникаций126 является таким же продуктом стремительного технологического развития общества, как и международное космическое право, международное воздушное право, международное транспортное право и т.п.

В структуре международного права коммуникаций можно выделить ряд институтов. Исходя из используемых средств связи, следует разграничить право почтовой связи и право электросвязи. Внутри международного права электросвязи целесообразно разделять регулирование радиосвязи, телевещания, глобальных компьютерных сетей, другие смежные области. Принимая во внимание направленность передаваемой информации, отдельно структурированной информации, т.е. может бьггь рассмотрена через призму информационных отношений и международного информационного права.

Таким образом, фундаментальность и многоаспектность понятия информации, возможность рассмотрения правоотношений в любой области человеческой деятельности в качестве информационной системы, отсутствие единых подходов в понимании структуры и регламентации общественных отношений в информационной сфере в национальных правовых системах, - все это затрудняет формирование отдельной области «международного информационного права» в ближайшие годы.

Сказанное выше не означает, что невозможно создание международного информационного права в принципе. Но для формирования данной области международного права необходимо дальнейшее развитие соответствующих отношений. Потребуется определить, в частности, предмет и методы отрасли права, руководящие начала (принципы) отрасли, выработать соответствующий нормативный массив.

Помимо формирования нового раздела международного права, развитие новых видов связи остро поставило вопрос о необходимости специального регулирования в рамках международного права телекоммуникаций, поскольку исчерпывающее регулирование путем применения только основных принципов международного права в области телекоммуникаций, представляется вряд ли возможным.

Решающая роль в регламентации связи и передачи информации традиционно отводится международным договорам. В то же время, с развитием многообразных технолотчески сложных систем связи все больше возрастает значение актов международных организаций, имеющих нормативно-правовое значение (нормоустаиовитсльных актов ММПО). В перспективе, с точки зрения автора, указанные акты будут иметь ведущее значение в регламентации телекоммуникаций.

Акты международных организаций, подготавливаемые экспертами в области связи и принимаемые международными организациями в рамках собственных процедур, как правило, более детальны. В рамках международных организаций легче подробнее регламентировать различные аспекты связи, а при разработке соответствующих документов руководствоваться, прежде всего, познаниями экспертов соответствующего сектора связи, в меньшей степени ориентируясь на политические аспекты вопроса. Посредством актов специализированных международных организаций легче осуществлять эксплуатацию технически наиболее сложных систем связи.

Деятельность международных организаций позволяет успешно решить еще одну проблему. Технический прогресс требует все более активного использования в праве технических терминов и постоянно возникает проблема их превращения в юридические понятия, которые должны быть формализованы. Анализ новых понятий, затруднения, возникающие в применении новых и существующих ранее правовых конструкций.

Разрешение этих вопросов все чаще берут на себя международные организации, обладающие необходимым авторитетом, опытом и кадровым потенциалом.

В рамках международных организаций значительно лете разработать и ввести в действие технико-юридические нормы,127 роль которых в регулировании коммуникаций исключительно высока и повышается по мере усложнения технологий коммуникации.115 Уставы ММГТО допускают возможность издания их органами так называемых адмнинстративно-регламентациониых актов (регламентов).1 ** Их правовая природа остается дискуссионной, однако, по мнению автора, следует согласиться с позицией С.А. Малиннна, согласно которой «регламенты рассматриваются в качестве односторонних актов межгосударственных организаций».128 Содержанием регламентов как раз часто и являются нормы технико-юридического характера (например, радиочастоты для экстренной связи и иные технические стандарты).

Регламенты большинства международных организаций в том виде, в каком они издаются уполномоченными органами, носят рекомендательный характер. Чтобы они стали обязательными для государства, необходимо его согласие, которое иногда носит упрощенный характер (молчаливое принятие государством в течение определенного срока, простое одобрение подзаконным актом или нотификация о признании или непризнании свидетельствует о необходимости большего применения актов рекомендательного характера при регламентации вопросов связи и информационного обмена.

Активное развитие систем телекоммуникации в последние годы поставило вопрос о необходимости переосмысления деятельности МСЭ. Одной из целей данной организации, как представляется, должна стать координация международного сотрудничества в области связи и передачи информации и целом, а не только электросвязь.

Почему именно МСЭ более всего подходит для такой роли? Прежде всего, в силу наличия статуса специализированного учреждения ООН, который облегчает Союзу координацию международной деятельности и унификацию права в области электросвязи.

Во-вторых, в силу удачной организационной структуры. МСЭ имеет разветвленную систему органов, занимающихся различными аспектами стандартизации и развития электросвязи. В Союзе действуют три сектора, в рамках которых работают исследовательские комиссии по актуальным направлениям электросвязи, привлекающие авторитетных экспертов в области телекоммуникаций. Учредительными документами МСЭ предусмотрена возможность участия в деятельности Союза не только государств, но также ММПО, МНПО, и частных организаций на правах членов секторов либо ассоциированных членов.

В-третьих, в силу длительного успешного функционирования данной организации: в Союзе создана разветвленная структура органов, успешно занимающихся изучением и регулированием разных аспектов электросвязи. МСЭ является наиболее авторитетной организацией в области связи. МСЭ принят целый ряд важных документов, регламентирующих все аспекты электросвязи, в том числе множество технических стандартов. Примечательно, то МСЭ стремится дистанцироваться от острых политических дискуссий между развитыми и развивающимися государствами, что можно обьяснить тем обстоятельством, что данный орган занимается в большей степени вопросами технического характера. Однако многие проблемы, которыми занимается МСЭ, к примеру, вопрос об использовании геостационарной орбиты, распределение радиочастот, спутниковое

191

телевещание, имеют серьезное политическое значение.

В-четвертых, в силу тенденций развития средств связи. Очевидно, что развитие телекоммуникаций будет осуществляться преимущественно по пути усовершенствования систем электросвязи. Союзом реализуется политика активного участия в поиске путей регламентации глобапьных компьютерных сетей. Некоторые стандарты МСЭ с самого начала развития компьютерных сстсй стали технологической основой для

111 Примечательно, что именно МСЭ явился инициатором и, но решению ГА ООН, организатором Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационною общества (ВВУИО), первый этап которой состоялся 10-12 декабря 2003 г. в г. Женеве. В нем приняли участие более 11 тысяч человек, представлявших государственные структуры, деловые круги и гражданское общество из 176 стран мира (в том числе около 60 глав государств и правительств), а также заинтересованные международные организации. См.: Doc. UN A/RES/57/238 on 31 January 2003.

акта).129 Однако некоторые международные организации вправе издавать регламенты, имеющие обязательный характер с момента их публикации, что основано на учредительных актах организации. Такое положение существует и в области коммуникаций (административные регламенты МСЭ, исполнительные регламенты ВПС и т.п.). Таким образом, регламенты, стандарты и иные документы, содержащие технико-юридические нормы, встраиваются в иерархическую систему нормативно-правовых актов, способствуя повышению эффективности регламентации коммуникаций.

Даже если акты международных организаций носят рекомендательный характер, они все равно выступают ориентирами для государств, образном при разработке национальных и международных документов. Но мере распространения положения таких актов могут стать нормой международного обычая, международного договора либо акта международной организации, носящего обязательный характер для участников организации. Значение актов рекомендательного характера и нх доля в массиве международных правовых документов постоянно растет, что объяснимо растущим многообразием систем связи, быстрыми технологическими изменениями в этой области.1*9 Государства не успевают за стремительной трансформацией систем связи, отдавая инициативу в регулировании систем и . средств распространения информации международным организациям, которые регламентируют данную область путем разработки и принятия актов рекомендательного характера.130 Тенденция возрастания значения актов рекомендательного характера функционирования сети Интернет.131 По инициативе МСЭ с 1996 г. проводится Всемирным форум по телекоммуникационной политике (World Telecommunication Policy Forum, WTPF) на котором обсуждаются самые различные аспекты политики в области связи и передами информации, в том числе в сети Интернет.132 МСЭ в сотрудничестве в частными компаниями, создан ряд центров подготовки в области Интернет (Internet Training Centres Initiative). МСЭ реализует ряд программ по развитию современных коммуникационных технологий в развивающихся государствах, в частности Стамбульский план действий 2002 г.133 Именно в силу приоритета использования электромагнитных методов в развитии средств передачи информации вряд ли координирующую роль в области связи способен обеспечить Всемирный почтовый союз (ВПС).

Какие же задачи должны быть поставлены перед МСЭ? Прежде всего, слсдуст сконцентрировать внимание на регламентации новых технологий связи, прежде всего, глобальных компьютерных сетей и мобильной связи. Представляется, что данное направление является магистральным для МСЭ в обозримый период времени.

МСЭ слсдуст более активно заниматься вопросами комплексного регулирования связи и передачи информации. Одной из задач МСЭ на ближайшие годы может стать кодификация специальных принципов международной коммуникации.

Значительное внимание необходимо уделить и координации деятельности МСЭ с другими организациями, прежде всего с ЮНЕСКО (по вопросам регламентации содержания телекоммуникаций) и МОС (по вопросам стандартизации средств и систем коммуникации). Положения Устава МСЭ и Конвенции электросвязи дают основания полагать, что данный вопрос относится к компетенции МСЭ.134 технических решений и реализации конкретных проектов в электронном бизнесе. В международном сообществе существует понимание того, что развитие международной электронной коммерции в ближайшие годы без четкой политики в области телекоммуникационных стандартов будет крайне затруднено.193 Представляется, <гто в ближайшее время необходимо выявление четкого круга наиболее важных стандартов для электронной коммерции и закрепление их в форме технико-юридических норм, имеющих обязательный характер. Остальные стандарты могут остаться рекомендательными, что, скорее всего, облегчило бы развитие электронной коммерции, поскольку допустило бы активное использование альтернативных технологий.199

Данная схема позволила бы обеспечить на практике возможность реализации принципа технологическою нейтралитета (предусмотренного рядом документов в области электронной коммерции),200 а главное, обеспечить участникам электронной коммерции выбор приемлемых для них технологий. К тому же, тем самым будут несколько затруднены возможности для недобросовестной конкуренции со стороны производителей оборудования и программного обеспечения, нередко пытающихся навязать свои продукты посредством разработки выгодных для них международных стандартов. Унификация технических стандартов позволит избежать дублирования работы, осуществить координацию деятельности международных организаций и, что особенно важно, позволит обеспечить взаимную совместимость различных коммуникационных технологий. Тем более, что опасность несовместимости различных стандартов телекоммуникаций и возможная угроза в связи с этим для эксплуатации систем телекоммуникаций уже начинает осознаваться международным сообществом.201

Унификация на правовом уровне создаст ориентиры для правовой регламентации электронной коммерции, поскольку правовые положения, регламентирующие порядок и условия совершения коммерческих операций посредством электронных технологий, должны

'^ГсЙтс У. Бизнес со скоростью мысли. М., 2001. С. 421.

Выбор относительно обязательного либо рекомендательного характера стандартов, как представляется, лучше сделать в рамках МСЭ при участии экспертов, представигелей международных организаций, общественности и компаний телекоммуникационного сектора. Возможно, наилучшим органом для обсуждения данной |!роблемм била бм Всемирная Ассамблея по стандартизации электросвязи (World Telecommunication Standardization Assembly, WTSA), собираемая раз в 4 года для обсуждения наиболее общих вопросов стандартизации электросвязи.

:<м См.: Doc. UN АУ51/625. 16 December 1996. Руководство по принятию Модельного закона ЮНСИТРАЛ об электронной коммерции 1996 г. Doc. UN А/51/628. 16 December 1996.

201 О понимании данной проблемы говорит подписание уже в третьей редакции Меморандума о взаимопонимании между МСЭ, НЭК ООН. Международной электротехнической комиссией (1ПС), МОС от 24 марта 2000 г. (первая редакция - 1995 г.), в котором признается экстраординарное значение стандартов для развития электронного бизнеса и распределяется ответственность между организациями за разработку телекоммуникационных стандартов, имеющих наибольшее значение для электронной коммерции (см.: информацию на сайте: www.itu.im).

Одной из задач МСЭ должен стать отбор и внедрение в технологии международной связи и передачи информации открытых стандартов, то есть стандартов, опубликованных для общественности, формируемых широким крутом заинтересованных лиц и не являющихся интеллектуальной собственностью коммерческих структур. Реализация международно признанного права человека на информацию напрямую зависит от правовых норм, регламентирующих стандарты и режим использования объектов информационной инфраструктуры, СМИ и коммуникации.*135

МСЭ может стать координирующим органом в рсгламстацни передачи и распространения информации в международном масштабе, независимо от используемой технологии. Для выполнения данной функции МСЭ в полном объеме, по всей видимости, необходимы изменения в Уставе организации, поскольку такие полномочия в Уставе МСЭ напрямую не ухазаны. В то же время следует учитывать, что последние изменения в Уставе МСЭ и Конвенции электросвязи, расширяют полномочия Союза по унификации (стандартизации) всех видов электросвязи. Если учитывать также направления деятельности МСЭ в последние годы, то можно сделать вывод, что МСЭ имеет определенные основания для координации деятельности по развитию всех видов электросвязи во всемирном масштабе.'136

Рассматривая воздействие технического прогресса на регулирование телекоммуникаций, признавая формирование международного права телекоммуникаций, нельзя не принимать во внимание последствия, возникающие в области частного права. Потребности развития коммерческих частноправовых отношении давно требуют формирования адекватного уровня международно-правового регулирования в сфере связи и передачи информации. Унификация правового регулирования в этой области приведет в перспективе к предсказуемости и стабильности правоотношений в области телекоммуникаций и связанных с ней видов деятельности на международном и национальном уровне.

Унификацию в области связи и передачи информации можно вообще рассматривать сквозь призму электронной коммерции, тем самым еще раз подтверждая высокую технологическую зависимость электронной коммерческой деятельности от телекоммуникаций. Регламентация электронной коммерции в международном праве немыслима без унификации связи как на технологическом, так и на правовом уровне.

Унификация на технологическом уровне позволяет выработать для электронной коммерции общие технические стандарты, необходимые для разработки эксплуатационных и быть совместимы с нормами права телекоммуникаций, регулирующими использование технологий связи, применяемых в электронной коммерции.

Таким образом, международное право телекоммуникаций образует, наряду с международным экономическим правом и правом международной торговли, нормативную основу для дальнейшей регламентации электронной коммерции.

организаций. В той или иной форме эти вопросы рассматриваются, в частности, ЮНСИТРАЛ, ЕЭК ООН, ЮНКТЛД, ВОИС, МСЭ, ИКАО, ИМО, МОС, ВТО, ВТО/СТС, ОЭСР. Параллельно вопросами электронной коммерции занимается и ряд региональных международных организаций, прежде всего ЕС, достигший наибольших успехов в регламентации электронной коммерции на региональном уровне,137 ОЛГ и НЛФТЛ.

Вопросы элекгронной коммерции попали и в сферу интересов некоторых неправительственных организаций, таких, как МТГ1, ММК, МСЖД, ИАТА и др. Проблемы информационного права и электронной коммерции оказались настолько сложны и многообразны, что в последнее время создано несколько специальных неправительственных организаций, предмет деятельности которых составляет разрешение возникающих в этой области вопросов: Европейская ассоциация по электронным сообщениям (ЕАЭС),138 Форум интернет-права и политики (Internet Law and Policy Forum, ILPF),139 Форум по глобальной информационной инфраструктуре (Forum for the Global Information Infrastructure, GIIC),140Всемирный альянс по информационным технологиям и сервису (World Information Technology and Services Alliance, WITSA).141

Правовая регламентация рассматриваемой сферы деятельности представляется настолько важной, что предложения по этому вопросу поступают не только от международных организаций, но и вносятся отдельными государствами. К примеру, ОЭСР в 1999 г. был опубликован детальный обзор действующих или предлагаемых национальных и международных актов и инициатив, направленных на урегулирование цифровой коммуникации и электронной коммерции.142

<< | >>
Источник: ЗАЖИГАЛКИН АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННОЙ КОММЕРЦИИ ДИССЕРТАЦИЯ/ Санкт-Петербург. 2005

Еще по теме § 2. Проблемы регламентации связи и передачи информации в условиях научно-технического прогресса:

  1. § 1.1. Понятие, структура экспертной технологии.
  2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  3. § 2. Проблемы регламентации связи и передачи информации в условиях научно-технического прогресса
  4. § 2. Правовые проблемы внеконвенционного регулирования электронной коммерции
  5. Литература на иностранных языках I. Convention 301.
  6. §1. Регламентация деятельности транснациональных корпораций на универсальном уровне
  7. § 5. Церковь как связующее звено между гражданским обществом и государством и ее роль в реализации конституционных прав и свобод человека
  8. Терминологический словарь
  9. Глава I. Личность как субъект социальных и государственно-правовых отношений
  10. ГЛАВА IV. Право, мораль и свобода в трактовке современной западной юриспруденции
  11. 10.2. Основные изменения в праве стран Запада и Японии Общая характеристик современного права
  12. Система защиты государственной тайны
  13. § 1. Судебная экспертиза как форма использования специальных знаний в гражданском и арбитражном процессе
  14. Раздел 3 ПРАВОВОЕ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ТАКТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОМПЬЮТЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ДЛЯ ФИКСАЦИИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ
  15. ГЛАВА ПЯТАЯ УСТРОЙСТВО ГОСУДАРСТВА
  16. Понятие, структура экспертной технологии.
- Европейское право - Международное воздушное право - Международное гуманитарное право - Международное космическое право - Международное морское право - Международное обязательственное право - Международное право охраны окружающей среды - Международное право прав человека - Международное право торговли - Международное правовое регулирование - Международное семейное право - Международное уголовное право - Международное частное право - Международное экономическое право - Международные отношения - Международный гражданский процесс - Международный коммерческий арбитраж - Мирное урегулирование международных споров - Политические проблемы международных отношений и глобального развития - Право международной безопасности - Право международной ответственности - Право международных договоров - Право международных организаций - Территория в международном праве -
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -