<<
>>

Проблемы обеспечения информационной безопасности детей в ювенальном праве

Глобализация информационного пространства и технические достижения в области СМИ (средства массовой информации) превратили телевидение и Интернет в мощнейший фактор воздействия на картину мира, как отдельного человека, так и коллективных субъектов.

СМИ в настоящее время представляют собой громадный этнокультурный перекресток, на котором осуществляется попытка построения «информационной Вавилонской башни».

В связи с этим при формировании ювенального права важнейшим направлением должно стать нормативно-правовое регулирование обеспечения информационной безопасности детей на основе знания основ психологии информационного воздействия современной коммуникационной среды на несовершеннолетних.

Главная задача психологии в области исследования информационной коммуникации заключается в научной рефлексии характера информационных взаимодействий между различными культурами с участием СМИ. Выделяются три основные черты, характеризующие воздействие на несовершеннолетних информационной среды (по М. Маклюэну).

1. Развитие средств массовой коммуникации породило феномен «дефицита от изобилия». Обилие информации способно запутать человека, особенно социально незрелого, усилить дефицит информации, воспринимаемой как достоверная и обладающая объяснительной силой. «Ничему нельзя верить» – типичная реакция массового сознания на этот «дефицит от изобилия»[87].

2. Повсеместное распространение мультимедийных средств коммуникации модифицировало все стороны жизни общества (общественно-политическую жизнь, информационные взаимодействия, межличностное общение и т.д.) в спектакль, отрежессированный как по содержательной, так и по пространственно-временной характеристике, т.е. породило еще одну размерность в картине мира человека – перфомансность.

Последняя находит свое выражение в смешении игровой и практической деятельности, которое называют универсальной характеристикой современной культуры, выражающейся в категории «пуерилизма» (ребячливость).

Этот феномен проявляется в потребности в банальных развлечениях, тяге к сенсациям, массовым зрелищам, в потребности поведения как бы по мерке отроческого и юношеского возраста, что выражается в обычаях, привычках и современных формах духовного общения[88]. Так, новости на телевидении все больше приобретают характер шоу, а реальная жизнь стала объектом зрелища, как, например, телевизионные проекты «За стеклом», «Дом-2».

3. Доминирование опосредствованных способов взаимодействия между людьми привело к тому, что визуальная коммуникация, визуальные коды и визуальные образы стали основным средством передачи информации. В результате изменился образ политического лидера, успех которого стал во многом зависеть от того, насколько хорошо он смотрится на телевизионном экране. Появился новый тип героя – шоумен и новый тип звезды – телезвезда. Понятие харизмы видоизменяется в понятие имиджа, а понятие красоты видоизменяется в понятие выразительности.

Все это приводит к размыванию в информационном обществе нормативов человеческого сообщества. Человек начинает искать базисные, устойчивые категории для самоидентификации и находит их в гендерной и этнокультурной сфере, которая характеризуется прежде всего ритуалами, характером восприятия пространства и времени, системой ценностей и отношениями личности и общества. Способы проявления чувств, форма мышления, характер волевой регуляции поведения, особенности вербальной и невербальной коммуникации – уязвимые точки для информационной агрессии одной культуры в отношении другой или другого мировоззрения.

В связи со сказанным можно выделить несколько уровней воздействия одной культуры на другую в информационном пространстве:

1) биологический уровень – воздействие на ребенка может осуществляться с помощью внедрения определенных ритмов в передачу аудиовизуальной информации через технические средства коммуникации;

2) психофизиологический уровень – воздействие возможно через модификацию пространственно-временных характеристик сложных сигналов, совпадающих с образами этногеографических стереотипов: форма одежды, продиктованная ландшафтом (так, большая часть молодых девушек в России одевается в стиле мексиканской актрисы Дженифер Лопес, даже зимой), демонстрация чуждой природы и пропаганда стиля жизни в иных природно-климатических условиях;

3) собственно психологический уровень – воздействие осуществляется с помощью демонстрации определенных форм поведения индивидов, межличностного взаимодействия и характера реализации всех форм проявления человека;

4) социальный уровень – воздействие может быть произведено с помощью трансляции различных форм этнического группового поведения, отношения меньшинства и большинства, отношений лидера и общества в целом.

В современном обществе интенсивно протекающие процессы урбанизации, интеграции информационного пространства, ряд иных факторов формируют ситуацию унификации культуры, выражающуюся, в частности, в изменении качества и увеличении количества актуальных для общества социальных ролей, разрушении исторически сложившихся нормативов поведения, в отходе от культурных традиций, стандартизации ценностей.

Имея неизмеримо большую свободу выбора ценностей и нормативов, подросток не может традиционным способом реализовать потребность в системе ориентаций, отождествлении себя с неким признанным образцом, стремлении к социальному одобрению и утверждению.

Происходит не просто разрушение традиционных социокультурных связей, но меняются сами критерии социальной идентификации. Отсюда феномен «этнического парадокса современности»: самоопределение личности в культуре становится обязательным; этничность выступает через индивидуальные формы коллективного бытия.

Но, несмотря на то что личностный выбор значимых для индивида в конкретной ситуации ориентиров совершается им произвольно, этот выбор исходит из тех ценностных доминант и поведенческих норм, которые исторически сложились в данном обществе. Допонятийные формы репрезентации информации, имеющие образную структуру, присутствуют в картине мира субъекта в форме архетипов, стереотипов, имаго, специфические особенности которых обусловлены этнической культурой. Таким образом, в урбанизированном мире этническая культура, не будучи актуальной, является ядром культуры этноса. Интеграция информационного пространства ведет к уплотнению информационного потока, изобилию иностранных культурных продуктов. Это делает актуальным изучение особенностей кросскультурного восприятия продуктов массовой коммуникации (далее – МК).

В 2004 – 2007 гг. нами проведено исследование особенностей образной регуляции телевизионного взаимодействия авторов и зрителей передач для подростков. Всего в исследовании участвовал 191 человек – 107 тележурналистов (от рядовых исполнителей до руководителей) и 84 зрителя-подростка от 13 до 18 лет.

Подростковая аудитория выбрана в силу ее особой чувствительности к информации – в этом возрасте молодой человек активно ищет эталоны поведения, «точки роста» своей личности, авто-ритеты.

В первой части исследования проводилось структурированное интервью с тележурналистами и подростками. Респонденты отвечали на ряд вопросов о телевизионных предпочтениях зрительской аудитории, о ролях телевизионного журналиста, о влиянии телевидения на подростков и о том, какой должна быть телепередача для подростков. Методом ассоциаций исследовалось содержание восприятия образа Я и партнера по телевизионному общению. В исследовании ставились следующие цели: сопоставить образ Я у журналистов (авторов) с образом телевизионного журналиста у подростков (зрителей); сопоставить образ Я у подростков (зрителей) с образом телезрителя-подростка у журналистов (авторов); проанализировать коммуникативные ожидания телезрителей и телевизионных журналистов.

Анализ данных по вопросу о телевизионных предпочтениях показал, что основное расхождение в представлениях о подростковой аудитории между авторами и зрителями наблюдается по критерию реалистичности и актуальности. Процент предпочтений новостных передач подростками примерно в три раза выше, чем предполагают тележурналисты; актуальных репортажей и серьезных ток-шоу – в два раза; также выше процент предпочтения познавательных телепередач. Одновременно журналисты примерно в два раза чаще соглашаются с тем, что подростки предпочитают развлекательные ток-шоу, спортивные и криминальные телепередачи, игры.

Что касается телевизионных образов, то здесь наблюдается еще более яркая картина. Самый популярный ответ в группе подростков – «образы, максимально приближенные к реальности» – в рейтинге ответов журналистов (на вопрос, что предпочитает подросток) оказывается только на восьмом месте из 11. Самый популярный ответ в группе журналистов – «эротические образы» – в рейтинге ответов подростков оказывается также на восьмом месте. Зрители в большей степени, чем об этом думают авторы, предпочитают добрых и справедливых, а также сказочных героев и в меньшей степени – образы в стиле триллеров, виртуальные и клиповые образы.

В целом можно заключить, что в представлениях журналистов подростковая аудитория характеризуется склонностью выбирать телепередачи развлекательного характера и предпочитать эротические и «нереальные» (виртуальные, клиповые) образы, т.е. вырисовывается образ подростка-телезрителя как «оторванного от социальной действительности» человека.

Ответы на вопрос о качестве влияния телевидения на подростков в обеих группах участников исследования распределились сходным образом – респонденты считают, что телевидение оказывает двойственное влияние на подростков: негативное и позитивное в одно и то же время. Тележурналисты склонны видеть больше негативных эффектов такого влияния.

Авторам был задан вопрос, задумываются ли журналисты о влиянии и последствиях своих передач на подростковую аудиторию. Ответы распределились следующим образом: 1) да, задумываются – 13%; 2) иногда задумываются – 51%; 3) вряд ли задумываются – 31%; 4) затрудняюсь ответить – 5%.

Анализируя полученные данные, можно заключить, что тележурналисты не склонны принимать на себя ответственность за эффекты телевизионной коммуникации. С одной стороны, они констатируют негативное воздействие телевидения, с другой – определяют себя прежде всего как информаторов, с третьей – стараются не особенно задумываться о возможном негативном влиянии телевидения на аудиторию.

Результаты исследования показали, что между телевизионными авторами и телезрителями-подростками существует психологическая дистанция. На полюсе зрителей она проявляется в недоверии к телекоммуникатору и переживанию вторжения в свой эмоциональный мир. На полюсе авторов – в отношении к зрителю-подростку как несимпатичному человеку. В большей степени дистанцируются от своего партнера по общению телевизионные авторы, так как зрители склонны оценивать образ автора по основным категориям значимого другого (красота, доброта, ум, сила, чувство юмора, знания и навыки, честность).

Подводя итог исследованию, мы констатируем факт необходимости проведения психологической экспертизы телевизионной продукции для подростков, так как телевидение вторгается во все сферы психологической жизни человека и способно оказывать влияние на формирование личности. Наиболее уязвимы в этом плане подростки, которые в силу возрастных особенностей оказываются в ситуации неопределенности в личностном развитии.

Е.Е. Пронина,

профессор кафедры практической

психологии Московского института

открытого образования, доцент кафедры

рекламы и PR факультета журналистики

МГУ им. М.В. Ломоносова,

доктор филологических наук,

кандидат психологических наук, профессор

<< | >>
Источник: О.В. Пристанская. Актуальные проблемы ювенального права и прокурорского надзора по делам несовершеннолетних: материалы «круглого стола» / [отв. ред. О.В. Пристанская]; Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М.,2010. – 104 с.. 2010

Еще по теме Проблемы обеспечения информационной безопасности детей в ювенальном праве:

  1. ПРОИСXОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
  2. ГЛАВА 3. Концептуальные направления изменений в российском законодательстве в сфере ювенальной юстиции
  3. Проблемы становления ювенального права как условие обеспечения законности в сфере охраны прав несовершеннолетних
  4. Ювенальное право как отрасль юридической науки, ориентированная на приоритетную защиту прав ребенка
  5. Проблемы обеспечения информационной безопасности детей в ювенальном праве
  6. Содержание
  7. § 2. Ответственность за воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению религиозных обрядов
  8. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -