<<
>>

ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства

В законодательстве разных исторических периодов мы замечаем дифференциацию правовых норм по возрастному критерию. Разумеется, что соответствующие различия в подходах к вопросам правовой регламентации юридической ответственности несовершеннолетних, а также всемерной защиты их прав и законных интересов продиктованы особенностями детского и подросткового возраста, целями надлежащего воспитания подрастающего поколения и имеют под собой серьезную научную основу.

Общество занимается не только проблемами девиантного и делинквентного поведения юных нарушителей правопорядка, правонарушениями, совершаемыми в отношении самих несовершеннолетних, но также и вопросами обеспечения максимально благоприятного для них правового режима жизнедеятельности. Эти два направления лежат в основе проблематики комплексной правовой отрасли - ювенального права. Сегодня мы не можем утверждать, что в России данная правовая ветвь уже сложилась, но она активно формируется и развивается, используя знания и опыт отечественной и международной правовых систем. В ряде случаев имеют место заимствования и копирование зарубежных наработок в данной области без учета особенностей российского менталитета и иных национальных черт, что приводит к искажению тех положительных социальных эффектов, которые ожидались от применения той или иной ювенальной технологии. Это порождает резко негативные оценки ювенального права в целом и априори неприятие любых предлагаемых в этом русле нововведений. Иногда общественные отношения, связанные с защитой несовершеннолетних и общества от их неправомерных деяний, складываются стихийно, без подкрепления надлежащей нормативной базой. Эти и иные проблемы, возникающие на пути развития и применения ювенального права, заставляют периодически пересматривать уже имеющиеся подходы, вносить соответствующие коррективы.

Правовая защита охватывает все сферы жизнедеятельности несовершеннолетнего: воспитание, образование, медицинское обслуживание, трудовую занятость, социальное обеспечение, досуг и др.

Но не только это. К сожалению, подростки довольно часто вступают в конфликт с законом, однако и при этом государство предусматривает некие «буферные» механизмы, позволяющие нивелировать негативные побочные эффекты применения мер ответственности.

Итак, в данной главе мы проанализируем, каким арсеналом правовых средств в области защиты детей располагает российская правовая система, на каких общепризнанных мировым сообществом нормах и принципах она базируется.

Вся совокупность нормативных правовых документов, направленных на защиту прав и законных интересов несовершеннолетних, не может быть подвергнута тотальной кодификации в силу различных предметов правового регулирования норм ювенального права, неодинакового территориального охвата, юридической силы, характера самих норм (охранительные, регулятивные, нормы-дефиниции, нормы-запреты, поощряющие нормы) и др. Поэтому для получения наиболее полного представления о системе данной комплексной отрасли права требуется классифицировать образующие ее источники.

По назначению нормы ювенального права подразделяются:

а) на нормы, закрепляющие общие идеи и принципы ювенального права;

б) специальные нормы, рассчитанные на ограниченный круг общественных отношений и представленные в виде обособленных блоков (глав, параграфов, частей статей) в структуре общих нормативных правовых актов.

По территории действия можно выделить:

а) международные правовые акты. Среди них особое значение имеют: Женевская декларация прав ребенка 1924 г.; Всеобщая декларация прав человека 1948 г.; Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г.; Декларация прав ребенка 1959 г.; Международные пакты о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.; Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, 1985 г. (Пекинские правила); Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г.; Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей 1990 г.; Эр-Риядские руководящие принципы 1990 г.

и др.;

б) нормативные правовые акты федерального действия: Конституция Российской Федерации; Гражданский, Гражданский процессуальный, Семейный, Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный, Трудовой кодексы, Кодекс об административных правонарушениях; некодифицированные федеральные законы: от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и др.; подзаконные нормативные акты, например указы Президента Российской Федерации от 01.06.2012 № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы», 28.12.2012 № 1688 «О некоторых мерах по реализации государственной политики в сфере защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»;

в) нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, например: Закон г. Москвы от 13.04.2005 № 2 «Об организации деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав», Областной закон Ленинградской области от 29.12.2005 № 126-ОЗ «О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав в Ленинградской области», Закон Вологодской области от 19.12.2004 № 1155-ОЗ «О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав в Вологодской области» и др.;

г) акты органов местного самоуправления, например: Положение о комиссии муниципалитета внутригородского муниципального образования Строгино в г. Москве по охране прав детей от 25.11.2005 № 044, Решение Вологодской городской Думы от 03.03.2005 № 216 «О разграничении полномочий органов городского самоуправления в области образования».

Нормативные правовые акты распределяются по юридической силе. Приоритетное значение традиционно отдается международным нормативным правовым актам, однако государство никогда его не ратифицирует, если он противоречит Конституции. Далее следуют федеральные конституционные законы, федеральные законы и законы, федеральные подзаконные акты (указы Президента, постановления Правительства, акты министерств и ведомств), законодательство субъектов, акты органов местного самоуправления. Следует отметить, что международные акты также различны по уровню и обладают приоритетом лишь по отношению к национальным правовым источникам того же уровня.

Например, межправительственное соглашение выше по юридической силе, чем постановление Правительства.

По методу правового регулирования источники ювенального права можно разделить:

а) на нормативные правовые акты с преобладанием императивных норм (норм-запретов, норм-предписаний), присущие отраслям права, через которые реализуется уголовная политика государства;

б) нормативные правовые акты с преобладанием диспозитивных норм (норм-дозволений, поощрительных норм), присущие таким отраслям, как гражданское, семейное, трудовое, жилищное право и др.

По степени обобщения однородных по сфере действия норм можно выделить кодифицированные и некодифицированные акты.

Кроме того, по широте охвата общественных отношений следует назвать нормативные правовые источники какой-либо определенной отраслевой принадлежности, межотраслевые источники и акты комплексного действия.

Как известно, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являются частью отечественной правовой системы и имеют приоритетное значение в выборе стратегии нормативного регулирования общественных отношений, связанных с обеспечением прав несовершеннолетних. Поэтому анализ ювенального права начнем именно с них.

В настоящее время можно говорить о том, что международно-правовая защита прав ребенка сформировалась как полноценный, самостоятельный институт международного права. Соответственно, все источники норм, касающиеся защиты несовершеннолетних, можно классифицировать следующим образом:

1) общепризнанные принципы уважения прав человека в международном праве;

2) универсальные и региональные международно-правовые договоры, предоставляющие защиту прав человека в общем смысле;

3) универсальные и региональные международно-правовые договоры, направленные на защиту именно прав ребенка общего характера;

4) международно-правовые акты, предоставляющие специальную защиту прав ребенка;

5) акты рекомендательного характера;

6) отраслевые принципы международно-правовой защиты прав человека.

Первым документом в сфере защиты несовершеннолетних стала Женевская декларация прав ребенка 1924 г., однако она не приобрела широкого применения в национальной правовой практике, поскольку не отличалась комплексностью правового регулирования.

Второй документ, который здесь следует упомянуть, - Всеобщая декларация прав человека, принятая на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН Резолюцией 217 А (III) от 10.12.1948, - напротив явился первым примером введения единых стандартов по правам человека. В 30 статьях декларации сконцентрированы важнейшие гуманистические идеи, которые в послевоенные годы приобрели особое звучание. В частности, в ней провозглашены равенство прав и свобод всех людей без исключения, право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, недопустимость пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинства обращения и наказания. В плане защиты несовершеннолетних особо важными представляются ст. 12 и 16, где говорится о защите семьи и семейной жизни, ст. 25, посвященная защите материнства и младенчества, обеспечению нормального уровня жизни, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание.

Третий документ - Декларация прав ребенка, принятая Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20.11.1959. В ее тексте закреплены следующие принципиальные положения: недопустимость дискриминации ребенка по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства, касающегося самого ребенка или его семьи; принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка при издании законов, оказании ему специальной защиты; принадлежность ребенку с рождения права на имя и гражданство; право пользоваться благами социального и медицинского обеспечения как им самим, так и его матерью в дородовый и послеродовый периоды; право на получение образования; принцип защиты от всех форм небрежного отношения, жестокости и эксплуатации и др.

Основным и универсальным актом, ратифицированным почти всеми странами мира, закрепляющим права ребенка на наднациональном уровне, выступает Конвенция о правах ребенка ООН 1989 г. Согласно ее положениям дети признаются самостоятельными субъектами права и нуждаются в особой заботе, охране и правовой защите. По сравнению с другими источниками международного права в ней аккумулирован весь комплекс прав (гражданских, политических, социальных экономических), поэтому данный документ может считаться базовым. Страны, присоединившиеся к конвенции, в том числе и Российская Федерация, обязаны предпринять все возможные меры для реализации ее положений, в том числе и привести национальное законодательство в соответствие с ней. Периодически (один раз в пять лет) каждое государство обязано представлять доклад в Комитет по правам ребенка ООН о выполнении своих обязательств. Требуется отметить, что Россия медленно, но целенаправленно начала выполнять предписания, связанные с проведением судебной реформы, развитием новых форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, и др.

Если в целом характеризовать существующие международные правовые акты, закрепляющие основные стандарты в области прав человека и ребенка, их положения кратко можно отразить в следующих принципах:

- взаимосвязь благополучия ребенка с благополучием его семьи;

- обязанность родителей по заботе и уходу за ребенком;

- при рассмотрении вопросов, касающихся передачи ребенка для заботы о нем не его собственными родителями, главным соображением должно быть наилучшее обеспечение интересов ребенка, в частности его право на обеспеченность и постоянную заботу;

- обязательность в национальном законодательстве процедуры передачи ребенка на воспитание иным лицам, не являющимся родителями ребенка;

- контроль властей или учреждений за обеспечением благополучия ребенка;

- содействие государства в формировании общественных институтов и организаций, деятельность которых направлена на защиту прав детей, и контроль за соблюдением законодательства о правах детей[12].

Помимо международных правовых источников общего характера следует выделить акты, устанавливающие принципы обращения с несовершеннолетними правонарушителями, в частности отправления правосудия в отношении них. Остановимся на некоторых документах подробнее.

Первым международным актом, специально посвященным вопросам судопроизводства в отношении несовершеннолетних, стали Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления

правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), принятые Резолюцией Генеральной Ассамблеи от 29.11.1985. В силу комплексности они являются основополагающим международным документом, регламентирующим цели и задачи правосудия в отношении подростков, порядок его осуществления, принципы вынесения судебного решения и выбора мер воздействия, цели и порядок обращения с несовершеннолетними в исправительных учреждениях.

Ранее это были разрозненные, эпизодически встречающиеся нормы. Так, например, в ст. 5 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. устанавливался запрет на применение к данной категории правонарушителей, а также к беременным женщинам смертной казни. В этом же акте закреплены принципы раздельного содержания несовершеннолетних и взрослых обвиняемых и осужденных, сокращения сроков судопроизводства, обеспечения в пенитенциарных учреждениях режима и условий, отвечающих их возрасту и правовому статусу, учета возраста и содействия их перевоспитанию в судебном процессе (ст. 10, п. 4 ст. 14).

В п. «д» ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой государствами - членами Совета Европы 04.11.1950[13], содержится специальное правило применения к несовершеннолетним задержания, которое может быть произведено на основании законного постановления для воспитательного надзора.

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (одобрены Экономическим и Социальным Советом ООН резолюциями от 31.07.1957 и 13.05.1977)[14] предусматривают помимо общих принципов обращения с заключенными в пенитенциарных учреждениях также и особые нормы, касающиеся непосредственно несовершеннолетних. В п. 2 ст. 5, 8, п. 2 ст. 21 говорится, что малолетние преступники подлежат компетенции специальных судов, не должны приговариваться к тюремному заключению, должны содержаться отдельно от взрослых и обеспечиваться условиями для их физического развития.

Минимальные стандартные правила, закрепляя определение «несовершеннолетний правонарушитель», призывают к установлению разумного низшего возрастного предела, позволяющего привлекать подростков к ответственности, учитывая их эмоциональную, духовную и интеллектуальную зрелость.

К социальным институтам, способствующим достижению целей, определенных правилами, отнесены семья, общественные группы, добровольцы, школа и иные общественные образования, способные сократить необходимость вмешательства закона для эффективного, справедливого и гуманного обращения с подростком, находящимся в конфликте с законом.

Создание особого правосудия для несовершеннолетних, согласно Пправилам, должно стать составной частью процесса национального развития каждой страны. Его целями признаны обеспечение благополучия несовершеннолетнего и соизмеримость мер воздействия с особенностями личности правонарушителя и обстоятельствами правонарушения.

Кроме того, Пекинские правила закрепляют такие важнейшие постулаты, как презумпция невиновности, право знать, в чем состоит сущность обвинения, право на защиту (иметь адвоката), присутствие родителей или опекуна в процессе, конфиденциальность судопроизводства с участием несовершеннолетнего, сведение до минимума ограничения личной свободы несовершеннолетнего, неприменение смертной казни и телесных наказаний.

В качестве альтернативы помещению несовершеннолетнего в исправительные учреждения рассматриваются такие меры, как постановление об опеке, руководстве и надзоре; пробация; постановление о работе на благо общины; финансовые наказания, компенсация и реституция; постановление о принятии промежуточных и других мер; постановление об участии в групповой психотерапии и других подобных мероприятиях; постановления, касающиеся передачи на воспитание. Также отмечается необходимость обеспечения и поддержания профессиональной компетенции всего персонала, занимающегося делами несовершеннолетних[15] .

Еще один важный документ заслуживает пристального внимания в свете развития ювенальных технологий в России. Это Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы), принятые и провозглашенные Резолюцией 45/112 Генеральной Ассамблеи от 14.12.1990[16]. В данном документе впервые в мировой практике сформулированы основные идеи по организации государственной политики в области

предупреждения преступности несовершеннолетних. Все они отражены в шести принципах. Мы позволили себе несколько перефразировать их, отразив общий смысл:

1. Предупреждение преступности несовершеннолетних является важнейшим аспектом предупреждения преступности в целом. Для этого молодежь должна быть вовлечена в социально полезную деятельность. Формирование законопослушного стереотипа поведения является главной целью воспитательного воздействия.

2. Все общество и его институты должны привлекаться к процессу предупреждения преступности несовершеннолетних, только в этом случае оно будет эффективным.

3. Молодые люди не должны быть лишь объектами воздействия, а играть активную роль в жизни общества. Это путь к их успешной социализации и осознанию ответственности за свои поступки.

4. Обеспечение благосостояния молодежи с раннего детства, социально-педагогические средства, а не карательные меры должны образовывать основу программ по предупреждению преступности несовершеннолетних.

5. Прогрессивная политика предупреждения преступности несовершеннолетних основывается на реализации следующих мер:

- обеспечение возможности в получении образования и развитии личности, защита лиц, находящихся под угрозой или в социально опасном положении;

- разработка теоретических и организационных основ предупреждения преступности несовершеннолетних с использованием имеющихся правовых средств, государственных органов и т.д. путем воздействия на причины и условия, толкающие ребенка на преступление;

- учет интересов несовершеннолетнего, беспристрастный и справедливый подход при вмешательстве официальных органов;

- избегание использования по отношению к молодому человеку социальных ярлыков «нарушитель», «правонарушитель», «начинающий правонарушитель», так как это способствует развитию у него устойчивого стереотипа нежелательного поведения.

6. Приоритет деятельности общинных служб и программ в профилактике преступности несовершеннолетних над деятельностью официальных учреждений социального контроля.

Особое место в Эр-Риядских руководящих принципах уделено роли семьи в предупреждении преступности несовершеннолетних. В этой связи государствам предписывается выстраивать семейную поли-

14

тику с учетом целей создания благоприятных условий для формирования личности.

Также данный документ содержит предписания, адресованные правительственным учреждениям, по улучшению положения в сфере образования, оптимизации социальной политики.

Эр-Риядские руководящие принципы содержат особый раздел «Законодательство и отправление правосудия в отношении несовершеннолетних», в котором говорится о необходимости принятия специального законодательства и введении специальных процедур для содействия осуществлению защиты прав и благополучия всей молодежи. Особо подчеркивается, что при любых расследованиях, принудительном исполнении закона, уголовном преследовании и судебных процессах должны приниматься во внимание нужды детей-потерпевших и свидетелей преступления в плане сохранения их физической, умственной и моральной целостности.

Еще один международный правовой акт - Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), 1990 г.[17] - в своем названии и содержании отражает одну из главных идей ювена- листики - приоритетное применение к несовершеннолетним правонарушителям мер, не связанных с помещением их в исправительные учреждения. Данные Правила имеют целью стимулировать государства обеспечить более активное участие общественности в осуществлении правосудия по уголовным делам, особенно в обращении с правонарушителями, а также содействовать развитию у правонарушителей чувства ответственности перед обществом. Помимо уже рассмотренных выше принципиальных положений данный документ более предметно рассматривает возможности освобождения правонарушителя от ответственности на предварительном следствии, говорит о применении заключения под стражу лишь в качестве крайней меры. Применительно к судебной процедуре весьма важными представляются рекомендации по составлению докладов о социальном обследовании с проекцией на будущий приговор и его исполнение. Особое внимание в Правилах уделено профессиональной подготовке кадров, которые должны быть нацелены на возвращение правонарушителя к нормальной жизни в обществе, обеспечение прав нарушителя и защиту общества.

Многое из того, что уже было сказано выше, нашло отражение и в Правилах Организации Объединенных Наций, касающихся защиты не-

совершеннолетних, лишенных свободы (Г аванские правила), принятых Резолюцией 45/113 Генеральной Ассамблеи от 14.121990. Но помимо прочего они охватывают вопросы осуждения подростков за наиболее опасные виды правонарушений с помещением их в пенитенциарные учреждения. Эти правила адресованы не только законодателям разных стран для приведения национального законодательства в соответствие с международными стандартами, но и персоналу исправительных учреждений. Данные субъекты должны заботиться о соблюдении прав несовершеннолетних на юридическую помощь; труд и образование, в том числе на профессиональную подготовку; пользование предметами, предназначенными для досуга и отдыха, если это не противоречит интересам отправления правосудия. Также рравилами регламентированы порядок помещения в исправительное учреждение, процедура регистрации, перемещения и перевода в другое учреждение, размещение осужденных с учетом индивидуальных особенностей (после беседы с психологом и медицинского осмотра). Поощряется удовлетворение религиозных потребностей. Отдельное внимание уделено медицинскому обслуживанию и поддержанию общения с внешним миром, что является неотъемлемой частью права на справедливое и гуманное обращение и имеет важнейшее значение для подготовки несовершеннолетних к возвращению в общество. Подчеркивается исключительность применения средств физического сдерживания и применения силы[18].

Россия располагает достаточно обширной правовой базой, содержащей более двухсот различных документов, регламентирующих вопросы, связанные с обеспечением прав и законных интересов детей и подростков.

Конституция Российской Федерации закрепляет основополагающие нормы, отражающие приоритетные направления государственной политики и получающие дополнительное развитие в отраслевом законодательстве. Данный правовой источник рассматривает благополучие несовершеннолетних в контексте охраны института семьи. Так, в ст. 7 закрепляется гарантия обеспечения государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства. В ст. 38 декларируется предоставление государственной защиты материнству, детству и семье. Там же содержится норма о том, что забота о детях, их воспитание являются в равной степени и правом и обязанностью обоих родителей, что представляет собой крайне редко встречаемую в праве конструкцию.

Обычно право одного субъекта правоотношений корреспондирует обязанности другого субъекта, что выступает гарантией реализации права первого. Здесь же в краткой лаконичной форме сливаются и права и обязанности родителей, но также и презюмируется право несовершеннолетнего получить родительскую заботу и воспитание. Аналогичным образом через право на социальное обеспечение родителей, воспитывающих детей, в ст. 39 гарантируется и право несовершеннолетних на получение определенных материальных благ.

Далее хотелось бы несколько отойти от традиционной схемы рассмотрения правовой базы в зависимости от юридической силы нормативных актов и отметить несколько стратегических и программных документов, в которых намечены общие ориентиры формирования ювенальной юстиции в России. Так, в 1991 г. Верховный Совет РСФСР одобрил Концепцию судебной реформы[19], которая в том числе предусматривала дифференциацию форм судопроизводства и формирование специализированных ювенальных судов.

Развитие некоторых идей Концепции 1991 г. происходит в более общем по сфере действия документе - Указе Президента Российской Федерации от 14.09.1995 N° 942 «Об утверждении Основных направлений государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 г. (Национальный план действий в интересах детей)»[20] 1995 г. Среди предлагаемых данным подзаконным актом мер, не потерявших актуальности и сегодня, следует отметить создание:

- системы ювенальной юстиции, специальных составов судов по делам семьи и несовершеннолетних;

- правовой базы по профилактике безнадзорности и правонарушений подростков;

- необходимых условий для исправления и перевоспитания несовершеннолетних правонарушителей.

Однако мы видим, что реальное воплощение находят лишь некоторые из выдвигаемых положений. Многие прогрессивные идеи так и не были услышаны и восприняты как руководство к действию. И здесь уже активизируется само судейское сообщество. Так, в Постановлении Президиума Совета судей Российской Федерации от 26.12.2007 № 133 «О Программе развития системы судов общей юрисдикции Российской

Федерации и совершенствования организационного обеспечения их деятельности на период до 2023 года»[21] еще раз подчеркивается, что для защиты прав несовершеннолетних необходима особая ветвь правосудия - ювенальная юстиция. Но это не повлекло серьезного переустройства судебной системы. В большинстве субъектов Российской Федерации была использована более упрощенная модель - внедрение отдельных ювенальных технологий, что рельефно было отражено в Постановлении Президиума Совета судей Российской Федерации от 21.06.2010 № 228 «О результатах обобщения информации судов субъектов Российской Федерации об использовании ювенальных технологий судами общей юрисдикции». В этом документе было отмечено, что ювенальные технологии в своей работе используют суды общей юрисдикции 52 субъектов Российской Федерации. Таким образом, надлежит констатировать, что официально ювенальной юстиции как таковой в Российской Федерации на данный момент нет, однако достаточно широко используются определенные ювенальные технологии[22].

Еще одним нормативным правовым актом, определившим политику государства в сфере защиты прав несовершеннолетних, стал Федеральный закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ (ред. от 02.12.2013) «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»[23]. Он выступил своеобразным проводником между сугубо программными и декларативными документами и вполне осязаемыми по их практическому воплощению отраслевыми нормами. Предметом его регулирования выступают основные направления государственной политики в случаях возникновения не только регулятивных правоотношений с участием несовершеннолетних, но и тогда, когда дети и подростки оказываются в условиях правового конфликта и включаются охранительные нормы. В законе рассматриваются механизмы реализации гарантий прав детей в совершенно разных жизненных ситуациях, отсюда законодатель оперирует такими категориями, как «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации», «дети, оставшиеся без попечения родителей», «дети-инвалиды», «дети, оказавшиеся в экстремальных условиях», «дети, отбывающие наказание в виде лишения свободы в воспитательных колониях» и др. В документе перечисляются различные государственные органы и негосударственные структуры, теперь уже традиционно относимые к системе органов ювенальной юстиции, с указанием основных функций.

На новом этапе социально-экономического развития страны, с учетом уже произошедших изменений в общественном сознании, различных общественных отношениях и институтах, представляются актуальными разработка и принятие нормативных актов в соответствии с Национальной стратегией действий в интересах детей на 20122017 годы (далее - Национальная стратегия). Данный документ является зеркалом современной государственной политики, проводимой в интересах детей. В то же время он обладает свойством преемственности по отношению к ранее принятым актам и одновременно закладывает направления развития отечественного законодательства с учетом общепризнанных принципов и норм международного права.

С положениями Национальной стратегии тесно связан еще один программный документ - Концепция государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 г. Ее ценность обусловлена задачами повышения значимости семьи как первого социального института, с которого начинается формирование личности, поскольку права и обязанности родителей и детей, родственные связи между ними реализуются не только в семейных правоотношениях, но и в иных правовых сферах. Именно поэтому рассматриваемый документ обладает межотраслевой значимостью.

Более предметно отдельные направления ювенологии отражены в отраслевом законодательстве, где на первое место выходят федеральные кодифицированные акты и принимаемые в дополнение к ним нормативные правовые акты иного уровня.

Открывает систему данных правовых источников гражданское право и его подотрасли, поскольку с самых ранних этапов возникновения правоспособного субъекта оно регламентирует и защищает его права. Это, как правило, связано с появлением человека на свет, но есть в арсенале этой отрасли и нормы, защищающие права еще не рожденного ребенка. Мы имеем в виду наследственные правоотношения, однако подробнее об этом ниже.

Итак, в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК РФ) регламентирован ряд вопросов, связанных с определением праводееспособности и деликтоспособности несовершеннолетних. Это позволяет судить о том, что дети и подростки могут быть активными участниками гражданско-правовых отношений. Так, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет по общему правилу имеют право со- вершать любые сделки с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя (п. 1 ст. 26 ГК РФ). Кроме того, они вполне самостоятельны в распоряжении своими заработком, стипендией и иными доходами, свободны в осуществлении права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности. У них есть право открывать вклады в кредитных организациях и распоряжаться ими, совершать мелкие бытовые сделки, участвовать в кооперативах в качестве полноправных членов по достижении 16 лет (п. 2 ст. 26 ГК РФ). Правоспособность таких несовершеннолетних во многом предопределяет и объем их деликтоспособности: они несут имущественную ответственность по совершаемым сделкам, а также за причиненный вред (п. 3 ст. 26 ГК РФ). Однако, учитывая возрастные особенности и неспособность в ряде случаев рационально распорядиться материальными средствами, родителям и лицам, их замещающим, предоставлено право ограничить или лишить несовершеннолетнего права распоряжения заработком, стипендией или иными доходами, за исключением случаев приобретения ими дееспособности в полном объеме при вступлении в брак до 18 лет, либо если они работают по трудовому договору (контракту), или с согласия родителей, усыновителей, попечителей занимаются предпринимательской деятельностью (п. 2 ст. 21, ст. 27 ГК РФ). Такое приобретение несовершеннолетними полной правоспособности до достижения ими 18 лет именуется эмансипацией.

Дееспособность малолетних (до 14 лет) ограничена в большей степени. Самостоятельно они вправе совершать лишь мелкие бытовые сделки; сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации; сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или свободного распоряжения. Во всех остальных случаях от их имени и в их интересах действуют родители или лица, их замещающие. Они же несут имущественную ответственность по сделкам и за вред, причиненный малолетними (ст. 28 ГК РФ).

Гражданский кодекс упоминает опекунов и попечителей, которые в различных жизненных ситуациях в отсутствие родителей или усыновителей встают на защиту прав несовершеннолетних. Более подробно правовые основания и поводы для участия данных субъектов в правоотношениях от имени несовершеннолетнего, их правовой статус и взаимоотношения с органами опеки и попечительства регламентированы в Федеральном законе от 24.04.2008 № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», а особенности установления, осуществления и прекращения опеки и попечительства над несовершеннолетними гражданами определяются Семейным кодексом Российской Федерации (далее - СК РФ) и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы семейного права[24], в том числе и законами субъектов Российской Федерации.

Возвращаясь к нормам ГК РФ, следует обратить внимание и на наследственные права несовершеннолетних, закрепленные в части III данного правового акта. Из его положений вытекает следующее. Во- первых, граждане в возрасте до 18 лет могут быть наследниками той или иной очереди, находясь в родстве с наследодателем и приходясь ему детьми, усыновленными, внуками, племянниками и т.д. (ст. 11421145 ГК РФ). Во-вторых, несовершеннолетние могут наследовать по праву представления, «заменяя» в наследственных правоотношениях своего родителя, если тот умер раньше дня открытия наследства. В-третьих, закон предусматривает призвание к наследованию лиц, зачатых при жизни наследодателя и родившихся живыми после открытия наследства. В-четвертых, несовершеннолетние могут иметь право на выделение обязательной доли в наследстве, если они являются детьми наследодателя или находились на его иждивении. Таким образом, мы видим, что гражданское право защищает интересы несовершеннолетних при осуществлении ими наследственных прав и предоставляет определенные привилегии по сравнению со взрослыми участниками данных правоотношений.

Благодаря СК РФ в нашей стране впервые появились нормы об охране детей в семье. Данный правовой акт продолжает идею международных актов о признании ребенка самостоятельным субъектом права, предоставляя ему широкие права (гл. 11 СК РФ). Среди них следует назвать: право жить и воспитываться в семье; право знать своих родителей, право на их заботу, на проживание вместе с ними за исключением случаев, когда это противоречит интересам самого ребенка; право на общение с родственниками; право на имя, отчество и фамилию; право на выражение собственного мнения; имущественные права; право на защиту прав и интересов. Мнение ребенка должно учитываться при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы. А если идет судебный процесс или административное разбирательство, он имеет право быть заслушанным. При этом мнение ребенка, достигшего возраста 10 лет, обязательно для суда и органов опеки и попечительства при решении вопросов изменения его имени и фамилии, восстановлении родителей в родительских правах, при передаче его на усыновление, внесении в книгу записей рождений усыновителей в качестве родителей (ст. 57 СК РФ).

И даже когда в кодексе говорится об осуществлении родительских прав (ст. 65), имплицитно смысл этих норм сводится к охране таких прав ребенка, как право на охрану физического и психического здоровья, нравственного развития; право на воспитание, исключающее пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей. Практически весь кодекс пропитан идеей о том, что родители и лица, их заменяющие, реализуя свои права и обязанности в семейной сфере, обеспечивают тем самым материально-правовые и процессуальные гарантии прав и законных интересов детей.

Как показывает комплексный анализ гражданско-правовых норм, несовершеннолетние могут выступать не только полноправной стороной при совершении сделок, но и стать активными субъектами трудовых правоотношений.

Трудовой кодекс Российской Федерации (далее - ТК РФ) содержит гл. 42 «Особенности регулирования труда работников в возрасте до восемнадцати лет». Сегодня многие подростки стремятся устроиться на работу во время каникул, а иногда и в течение учебного года. Государство и муниципалитеты поощряют эти начинания на законодательном и организационном уровнях. В соответствии с Законом Российской Федерации от 19.04.1991 N° 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет как одной из категорий лиц, особо нуждающихся в социальной защите и помощи в поиске работы, установлены следующие дополнительные гарантии занятости:

- разработка и реализация целевых программ содействия занятости;

- создание дополнительных рабочих мест;

- установление минимальной квоты для приема на работу;

- организация обучения по специальным программам и др.

Согласно ТК РФ трудовой договор можно заключать с лицами, достигшими 16 лет, однако в ряде случаев, предусмотренных ст. 63 ТК РФ, стороной трудовых отношений может стать и 15-летний подросток, получивший или получающий общее образование для выполнения легкого труда, исключающего при обычных условиях возможность причинения вреда его здоровью. 14-летние также могут быть приняты на работу, но для этого требуется согласие одного из родителей (попечителя) и органа опеки и попечительства. При этом требуется удостовериться, что трудовая занятость не помешает подростку осваивать образовательную программу. Дети младше 14 лет могут привлекаться к участию в концертной, цирковой, театральной, кинематографической деятельности также на условиях трудового договора, заключаемого с их родителями (опекунами) от имени работника. Органы опеки и попечительства дают на это согласие, указывая условия, в которых может выполняться работа, исходя из возраста, условий обучения и иных особенностей ребенка.

Условия труда, которые должен создать работодатель при приеме на работу несовершеннолетних, должны отвечать требованиям СанПиНа 2.4.6.2553-09 (утв. Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 30.09.2009 № 58).

Помощь в трудоустройстве несовершеннолетним также могут оказать служба занятости, районные комиссии по делам несовершеннолетних, комитеты по делам молодежи, молодежные биржи труда и др. Как правило, предлагаемые виды работ относятся к числу неквалифицированных, но в то же время и низкооплачиваемых. Кроме того, несовершеннолетние трудятся в условиях сокращенной продолжительности ежедневной работы. В этой связи ст. 271 ТК РФ предусматривает определенные гарантии: по общему правилу как при повременной, так и при сдельной системах оплаты труда действует принцип пропорциональности, однако работодатель может устанавливать этим работникам доплаты к заработной плате за счет собственных средств.

В ст. 11 Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» среди прочих гарантий занятости молодежи предусмотрено квотирование (установление минимального количества) рабочих мест для трудоустройства несовершеннолетних граждан. Это обязанность работодателя, реализуемая независимо от организационно-правовых форм, форм собственности организаций, при среднесписочной численности работников более 100 чел., которая, как правило, негативно им воспринимается ввиду нежелания брать на работу неквалифицированные кадры.

К числу норм, защищающих несовершеннолетнего от неблагоприятных факторов, которые при выполнении трудовой функции могут возникнуть, относятся: а) ст. 265 ТК РФ, где перечислены работы, на которых запрещается труд лиц в возрасте до 18 лет (работы с вредными или опасными для жизни, здоровья, нравственного развития условиями); б) ст. 266 ТК РФ, предусматривающая обязательность медицинских осмотров для таких лиц на предмет профессиональных противопоказаний при устройстве на работу и ежегодно; в) ст. 268 ТК РФ, запрещающая направление несовершеннолетних работников в служебные командировки, привлечение их к сверхурочной и ночной работе, работе в выходные и нерабочие праздничные дни.

Однако, как показывают выявляемые прокуратурой нарушения в этой сфере, работодатели организаций, где трудятся несовершеннолетние, нередко нарушают указанные требования закона. Так, в ряде случаев не соблюдается условие о сокращенной продолжительности рабочего времени. Например, вместо положенных 5 ч в день 15-летний подросток работает 8 ч, при этом работодатель мотивирует это желанием самого работника заработать больше. Вопреки положениям ст. 70 и 269 ТК РФ не редки случаи установления для несовершеннолетних испытательного срока и сопутствующее этому урезание размера оплаты труда с последующим расторжением трудового договора без согласия государственной инспекции труда и комиссии по делам несовершеннолетних.

Работники, не достигшие возраста 18 лет, в соответствие со ст. 241 ТК РФ могут нести материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка за причиненный работодателю ущерб вне зависимости от его размера. К полной материальной ответственности они не могут быть привлечены (ст. 244 ТК РФ), за исключением случаев причинения умышленного вреда, в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения, в результате совершения преступления или административного проступка (ч. 3 ст. 242 ТК РФ). Таким образом, законодатель предполагает, что принимаемый на работу подросток при достижении определенного возраста способен осознавать меру ответственности за свои действия, что и позволяет привлекать его к определенным видам работ.

Жилищные права несовершеннолетних - еще один немаловажный вопрос, который непременно возникает в свете общих проблем юве- нологии. Они состоят из совокупности вещных и обязательственных прав ребенка в отношении владения, пользования и распоряжения жилым помещением, что основывается на конституционном праве на жилище[25]. Кроме того, не следует забывать про организационные или административные отношения, порождающие права несовершеннолетних, нуждающихся в улучшении жилищных условий, на постановку на учет, обеспечение со стороны органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации сохранности жилого помещения нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма, собственниками которых являются дети-сироты и др.[26]

Жилищный кодекс Российской Федерации (далее - ЖК РФ) устанавливает более лояльный порядок приобретения несовершеннолетними права на пользование жилым помещением. Так, в ст. 70 говорится, что для вселения к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя. В суды в этой связи нередко поступают исковые заявления о признании ребенка не приобретшим права на пользование жилым помещением, ввиду того что фактического вселения не было, несмотря на регистрацию по данному месту жительства. Однако уже сложившаяся по этому вопросу практика свидетельствует, что суды, принимая решение, руководствуются интересами ребенка, и это следует признать правильным в свете положений Конституции Российской Федерации (ч. 2 ст. 38, ч. 1 ст. 40), СК РФ (п. 1 ст. 55, п. 1 ст. 62, ст. 65) и ГК РФ (п. 2 ст. 20). Из общего смысла данных норм следует, что, поскольку место жительства несовершеннолетнего до 14 лет определяется местом жительства его родителей и лиц, их заменяющих, право на пользование жилым помещением возникает уже в связи с юридически оформленным или установленным фактом отношений родитель - ребенок. Регистрация несовершеннолетнего по месту жительства матери или отца является лишь способом оформления данного субъективного права. Поскольку ребенок в силу отсутствия у него полной дееспособности не может лично быть субъектом соответствующих административных отношений, от его имени и в его интересах действуют его законные представители. Причем при решении спорных вопросов следует учитывать, что ни развод родителей, ни их раздельное проживание по разным причинам не должны влиять на реализацию права несовершеннолетнего на жилое помещение. Эта позиция отражена в целом ряде решений Верховного Суда Российской Федерации[27]. Однако в первое время после введения в действие ЖК РФ суды, слишком буквально воспринимая положения ст. 31, без оглядки на общие конституционные принципы и системный смысл законодательства, защищающего права несовершеннолетних, стали принимать решения о выселении из жилых помещений несовершеннолетних детей как бывших членов семьи собственников жилых помещений, если родители, с которыми их оставляли, не имели права собственности на них. При этом суды опирались на позицию Верховного Суда Российской Федерации, высказанную в обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2005 г. Позже, когда данные судебные решения вызвали определенный общественный резонанс в среде юристов и обычных граждан, Верховный Суд исправил свою, как представляется, достаточно грубую ошибку и пояснил, что дети при разводе родителей, имея с ними кровную родственную связь, не перестают быть членами семьи[28]. На этом, в частности, основаны не только данные имущественные отношения, но и иные отношения, вытекающие также из бракоразводных процессов. Мы имеем в виду алиментные обязательства, не говоря уже о том, что за обоими родителями сохраняются и иные права и обязанности, не имеющие материальной составляющей (проявлять заботу, действовать исключительно в интересах ребенка, помогать в получении им образования, заниматься нравственным воспитанием и физическим развитием и т.д.).

По смыслу законодательства и в соответствии со сложившейся судебной практикой, жилищные права несовершеннолетних должны быть защищены и при вселении в жилое помещение, в котором он проживает, иных лиц, поскольку это может ухудшить его жилищные условия.

Еще один вопрос, возникавший в связи с обеспечением прав несовершеннолетних в жилищной сфере, был связан с трактовкой положений п. 4 ст. 292 ГК РФ. Данная норма касается порядка отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, и предписывает получать согласие на это органов опеки и попечительства в двух случаях: когда он находится под опекой и попечительством либо когда остался без родительского попечения, о чем известно органу опеки и попечительства. Конституционный Суд Российской Федерации признал данную норму не соответствующей Конституции Российской Федерации в части, не позволяющей распространять гарантию законности сделки, обеспечиваемую соответствующими органами, на иных несовершеннолетних, формально не подпадающих под критерии, установленные в оспариваемой норме[29]. Иными словами, если при отчуждении жилого помещения затрагиваются интересы несовершеннолетних, дача согласия органа опеки и попечительства на совершение сделки является обязательной во всех случаях с целью недопущения ухудшения жилищных условий детей. Реализации данного постановления способствует практика органов государственной регистрации прав собственности на недвижимое имущество, которые обязаны проверять наличие разрешения органов опеки и попечительства на совершение сделок. Об этом же говорит и ч. 1 ст. 20 Федерального закона от 24.04.2008 № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», закрепляющая положение о том, что для заключения сделок, направленных на отчуждение недвижимого имущества, принадлежащего подопечному, требуется предварительное разрешение органа опеки и попечительства.

Как известно, ребенок может стать собственником жилого помещения по различным основаниям: в результате договора дарения жилого дома или квартиры обоими родителями или одним из них, наследования по закону или завещанию, приватизации жилого помещения, предоставленного по договору найма или по договору социального найма семье, в которой проживал ребенок на момент приватизации, и др. В связи с этим на него, как и на взрослых членов семьи, возлагается бремя содержания жилого помещения, уплаты коммунальных платежей и налогов (ч. 4 ст. 30, ч. 1 ст. 17 ЖК РФ, п. 2 ст. 288 ГК РФ).

За невыполнение собственниками жилых помещений обязанностей, которые в силу закона на них возложены, они могут привлекаться к различным мерам юридической ответственности (налоговой, административной, гражданско-правовой, вплоть до лишения права собственности). Однако для несовершеннолетних здесь имеются исключения, которые определяются их деликтоспособностью.

Так, лица в возрасте до 14 лет полностью заменены в деликтных правоотношениях их законными представителями - родителями, в том числе приемными, усыновителями, опекунами, патронатными воспитателями. Если они от лица малолетнего ненадлежащим образом выполняют обязанности собственника жилого помещения или злоупотребляют правами, то меры ответственности применяются именно к ним, а возникшие убытки возмещаются за их счет.

Сложнее дело обстоит с собственниками жилых помещений в возрасте от 14 до 18 лет, поскольку их дееспособность ограничена в меньшей степени, а деликтоспособность гораздо шире, чем у малолетних. Разумеется, что у большинства подростков отсутствует самостоятельный заработок, а родители или лица, их заменяющие, несут обязанности по материальному содержанию своих несовершеннолетних детей. Кроме того, они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними (ст. 1074 ГК РФ). Однако по сделкам, направленным на содержание жилого помещения в исправном состоянии, если даже у них нет для этого достаточного имущества или самостоятельного заработка, отвечают сами несовершеннолетние. Однако вопрос о лишении несовершеннолетнего собственника права собственности на жилое помещение (ст. 293 ГК РФ) представляется весьма и весьма спорным, хотя закон и позволяет это сделать. Здесь мы согласимся с мнением А.М. Рабец о том, что это может послужить крайне неблагоприятным криминологическим фактором и способствовать росту беспризорности, бродяжничества и подростковой преступности[30]. Поэтому стоило бы закрепить в ст. 237 и 293 ГК РФ норму о запрете лишения права собственности на жилые помещения несовершеннолетних.

В свете положений ЖК РФ и Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» хотелось бы обратить внимание еще на ряд важных моментов:

- несовершеннолетний сохраняет право на жилое помещение и в случае лишения родительских прав родителя - собственника или нанимателя жилого помещения (ст. 31, 69 ЖК РФ, п. 11, 12, 13, 14 постановления);

- как члены семьи собственника или нанимателя жилого помещения при осуществлении жилищных прав могут рассматриваться не только несовершеннолетние дети, но и иные родственники до 18 лет: внуки, братья, сестры, племянники, племянницы. Однако в отличие от детей собственника или нанимателя для них установлены требования совместного проживания, ведения общего хозяйства, наличия семейных отношений;

- пасынки и падчерицы собственника или нанимателя жилого помещения могут быть вселены в жилое помещение даже без его согласия, если их родитель сам вселен в это жилое помещение на законном основании;

- в случае прекращения семейных отношений собственника жилого помещения с бывшим членом его семьи (в том числе несовершеннолетними детьми, братьями, сестрами, внуками) на собственника может быть возложена обязанность по обеспечению жилым помещением бывшего члена семьи, с которым он связан алиментными обязательствами. Эта обязанность может заключаться в предоставлении какого-либо, отвечающего установленным в ЖК РФ требованиям, жилого помещения в собственность, то есть обязанность купить, построить, подарить жилое помещение и т.п.;

- несовершеннолетние дети, от имени которых их законные представители оформили надлежащим образом отказ от приватизации жилого помещения в пользу бывшего нанимателя либо одного из совместно проживающих членов семьи, в дальнейшем имеют право бессрочного пользования жилым помещением и после достижения ими совершеннолетия, в том числе после перехода права собственности на это помещение к другому лицу[31].

При регистрации сделок по поводу недвижимого имущества, затрагивающих права и законные интересы несовершеннолетних, также установлены определенные ограничения и гарантии:

- представление документов на государственную регистрацию от имени несовершеннолетних в возрасте до 14 лет осуществляют их законные представители, несовершеннолетние от 14 до 18 лет - самостоятельно;

- на регистрацию предоставляется дополнительный пакет документов: документы, подтверждающие полномочия законных представителей несовершеннолетнего, разрешение органа опеки и попечительства на распоряжение законными представителями имуществом лиц, не достигших 14 лет, письменное согласие родителей, усыновителей или попечителя на совершение сделки несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, разрешение органа опеки и попечительства на дачу законными представителями согласия несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет на распоряжение имуществом и др.;

- сделки, совершенные несовершеннолетними, не достигшими 14 лет, ничтожны, но в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего;

- сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей и лиц, их заменяющих, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителей[32].

Также на защиту прав несовершеннолетних при совершении сделок, связанных с их жилищными правами, направлено Письмо Министерства общего и профессионального образования России от 09.06.1999 № 244/26-5 «О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовершеннолетних»[33]. Главные требования, которые предъявляются к таким сделкам: коллегиальность в принятии решений по вопросам, связанным с отчуждением жилой площади, заключением, а также изменением всевозможных договоров, косвенно или напрямую затрагивающих законные права и интересы несовершеннолетних; принятие мер к использованию в интересах ребенка длительно пустующих жилых помещений, принадлежащих на праве собственности несовершеннолетнему; рекомендательный запрет на продажу жилых помещений, принадлежащих несовершеннолетним, находящимся в учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, выпускников в возрасте до 18 лет либо проживающих в семьях опекунов (попечителей).

Особое место в правовой системе России занимают нормативные правовые акты, защищающие права детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, к которым отнесены дети, оставшиеся без попечения родителей; дети-инвалиды; дети с ограниченными возможностями здоровья и др. Среди специальных актов следует назвать федеральные законы от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», от 17.07.1999 № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи», постановления Правительства Российской Федерации от 24.05.2014 № 481 «О деятельности организаций для де- тей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей», от 15.04.2014 № 297 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации “Доступная среда” на 2011-2015 годы», указы Президента Российской Федерации от 28.12.2012 № 1688 «О некоторых мерах по реализации государственной политики в сфере защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», от 26.02.2013 № 175 «О ежемесячных выплатах лицам, осуществляющим уход за деть- ми-инвалидами и инвалидами с детства I группы».

Разумеется, что несовершеннолетние как субъекты права обладают не только правами, но и обязанностями, большинство которых замыкается на императиве не нарушать установленные законодательством запреты и не злоупотреблять имеющимися правами в ущерб интересам других людей. Соответственно, далее речь пойдет об ответственности несовершеннолетних.

Как известно, юридическая ответственность является видом социальной ответственности. Она определяет особые правоотношения между государством в лице его органов и правонарушителем. Последний претерпевает неблагоприятные последствия за нарушение требований, установленных в нормах права, либо его обязывают совершить определенные действия, либо воздержаться от них. Разумеется, наилучшим вариантом было бы недопущение конфликтов подростков с законом. Этим целям служит Федеральный закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». В нем определены основные задачи и принципы деятельности по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних; категории лиц, в отношении которых проводится индивидуальная профилактическая работа; система органов и учреж-

дений профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, их полномочия, основные направления деятельности, механизм межведомственного взаимодействия; введен судебный порядок помещения несовершеннолетних в места принудительного содержания - центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел (ЦВСНП) и специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа органов управления образованием (СУВУЗТ)[34].

Однако, несмотря на активную работу в направлении минимизации случаев совершения несовершеннолетними противоправных действий, они все же неизбежны. Остановимся подробнее на основных видах юридической ответственности, которую могут нести несовершеннолетние.

Гражданско-правовая ответственность несовершеннолетних регламентируется ст. 1073, 1074, 1075 ГК РФ. Она дифференцирована в зависимости от возраста. Так, за вред, причиненный малолетними, ответственность возлагается целиком и полностью на родителей или лиц, их заменяющих, в том числе и на учреждения социальной защиты. Если лицо достигло 14-летнего возраста и старше, оно несет гражданско-правовую ответственность самостоятельно, за исключением случаев, когда оно не имеет собственного имущества, на которое может быть обращено взыскание, либо его недостаточно. В этой ситуации их законные представители обязаны возместить причиненный вред, соответственно, полностью или в недостающей части. Вопреки распространенному мнению родители, лишенные родительских прав, также ответственны за поведение своего ребенка. Однако закон ограничил тремя годами время, в течение которого эта обязанность может быть ими реализована. Это положение вытекает из презумпции, что именно в этот период могут проявиться неблагоприятные последствия ненадлежащего воспитания.

Административная ответственность несовершеннолетних, согласно ст. 2.3 КоАП РФ, может наступить по достижении лицом возраста 16 лет. В ст. 1.3 определена специфическая подведомственность дел об административных правонарушениях комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав, которые могут освободить подростка от административной ответственности с применением к нему одной

из мер воздействия, предусмотренной ювенальным законодательством (ст. 2.3 КоАП РФ). К таким мерам относятся: возложение обязанности принести публичное или в иной форме извинение потерпевшему или возместить причиненный материальный ущерб, предупреждение, передача несовершеннолетнего под надзор родителей, лиц, их заменяющих, или общественных воспитателей, а также под наблюдение трудового коллектива или общественной организации, направление несовершеннолетнего в специальное лечебно-воспитательное учреждение.

В ст. 3.2 КоАП РФ предусмотрены такие виды административных наказаний, как предупреждение; административный штраф; конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения; лишение специального права, предоставленного физическому лицу; административный арест; административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства; дисквалификация; административное приостановление деятельности; обязательные работы; административный запрет на посещение мест проведения официальных спортивных соревнований в дни их проведения.

Из всего перечисленного законодатель прямо предусматривает запрет на применение к несовершеннолетним правонарушителям лишь административного ареста (п. 2 ст. 3.9 КоАП РФ). Однако в силу возрастных особенностей и требований закона к статусу субъектов, включаемых в административные правоотношения, применимость некоторых наказаний фактически также существенно ограничена. Так, возможность приобретения «специального права», как правило, связана с полной дееспособностью субъекта за редким исключением. К примеру, лишение специального права можно применить к 16-летнему подростку, нарушившему правила дорожного движения, имеющему водительские права категории А. Вероятность применения к несовершеннолетним дисквалификации и административного приостановления деятельности также маловероятна, но не исключена ввиду того, что они могут заниматься предпринимательской деятельностью и даже обладать в этой связи организационно-распорядительными полномочиями.

Несовершеннолетний возраст при выборе административного наказания выступает смягчающим обстоятельством.

Для лиц, не достигших возраста административной ответственности, закон предусматривает иные меры воздействия. В частности, несовершеннолетние с девиантным и делинквентным поведением ставятся на учет в полицию. Подростки, совершившие административные правонарушения, если их личность не установлена либо они не имеют места жительства, места пребывания на территории субъекта Российской Федерации, где ими был совершен проступок, могут быть задержаны и помещены в центры временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей ОВД на срок до 30 суток. О помещении в центр несовершеннолетнего правонарушителя незамедлительно, но не позднее 24 часов, уведомляется прокурор. В течение трех суток после помещения несовершеннолетнего в центр материалы направляются в суд для решения вопроса об его дальнейшем содержании или освобождении[35].

Уголовная ответственность несовершеннолетних предусмотрена в Общей (ст. 20, 58, 59, 61), а также Особенной частях УК РФ (разд. V «Уголовная ответственность несовершеннолетних»). Несмотря на установление в уголовном законе определенных привилегированных норм следует говорить об общих основаниях привлечения лиц от 14 до 18 лет к уголовной ответственности.

Одним из обязательных признаков субъекта преступления выступает достижение лицом определенного возраста. По общему правилу уголовно-правовая деликтоспособность возникает в 16 лет, однако за ряд преступлений, прямо перечисленных в ч. 2 ст. 20 УК РФ, с 14 лет. Причем наступление соответствующего возраста считается с ноля часов суток, следующих за днем рождения. За некоторые деяния несовершеннолетние вообще не могут быть привлечены к ответственности, поскольку для этого необходимо обладать признаками специального субъекта, имеющего определенный возрастной ценз (например, судья - 25 лет). Следующий обязательный признак субъекта преступления - вменяемость - приобретает несколько специфическое звучание, когда речь идет о несовершеннолетних. При использовании общих критериев (медицинского и юридического) в соответствии со ст. 21 и 22 УК РФ следует учитывать также и условие, закрепленное в ч. 3 ст. 20 УК РФ. Согласно данной норме несовершеннолетнее лицо не только не должно иметь психических расстройств, исключающих вменяемость, но и признаков существенного отставания в развитии. Иными словами, если по своему психическому развитию подросток не «дотягивает» до возраста наступления ответственности, несмотря на паспортный воз-

раст, он должен быть освобожден от уголовной ответственности. Такая позиция законодателя опирается на определенный уровень развития личности в нравственном, интеллектуальном, волевом смыслах, развитие в достаточной мере критических способностей и возможности адекватно воспринимать меры уголовно-правового характера и наказание.

Закон допускает применение норм гл. 14 УК РФ и к лицам от 18 до 20 лет, за исключением помещения их в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа либо воспитательную колонию. Однако это должен быть действительно исключительный случай, а не широко применяемое правило.

Назначение наказания несовершеннолетним подчиняется общим правилам, указанным в ст. 60 УК РФ, с приоритетным учетом личности подростка, его возраста (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК РФ), условий жизни и воспитания, уровня психического развития, влияния на него старших по возрасту лиц (ст. 89 УК РФ). Иными словами, уголовный закон закладывает в этих нормах основу дифференциации ответственности и индивидуализации наказания. Данные идеи получают развитие в следующих положениях:

- формы уголовно-правового воздействия на несовершеннолетних за совершенное ими преступление различны: уголовное наказание с применением специальных правил его назначения и исполнения; освобождение от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия; освобождение от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, в том числе с помещением подростка в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа (ст. 87, 90-92 УК РФ);

- в уголовных наказаниях, применяемых к несовершеннолетним, заложен значительно меньший объем кары, чем в наказаниях, применяемых к взрослым; в качестве ведущего компонента наказания рассматривается его воспитательный потенциал (ч. 1 ст. 88 УК РФ); к данной категории лиц применяются такие виды наказаний, как штраф, лишение права заниматься определенной деятельностью, обязательные работы, исправительные работы, арест, лишение свободы на определенный срок;

- предусмотрены льготные основания условно-досрочного освобождения несовершеннолетних от отбывания наказаний (сокращены сроки минимально необходимого отбывания наказания в сравнении со взрослыми): не менее 1A срока наказания за преступление небольшой или средней тяжести либо за тяжкое преступление; не менее % срока наказания за особо тяжкое преступление;

- установлен льготный порядок исчисления сроков давности привлечения к уголовной ответственности и обвинительного приговора суда для несовершеннолетних (сроки сокращаются наполовину) (ст. 94 УК РФ);

- сокращены сроки погашения судимости (ст. 95 УК РФ);

- судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, не подлежат учету при признании рецидива и определении вида исправительного учреждения.

При реализации уголовных наказаний учитываются общие правовые установки, например продолжительность исполнения обязательных работ сокращена по сравнению со взрослыми; штраф может быть назначен безотносительно к наличию самостоятельного заработка у несовершеннолетнего (может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей с их согласия). Существенные ограничения установлены по применению наказания в виде лишения свободы: оно не может быть избрано в отношении несовершеннолетних осужденных, совершивших в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые; предельный срок (10 лет) может быть назначен лицам в возрасте до 16 лет, совершившим особо тяжкие преступления, и несовершеннолетним осужденным, совершившим преступление в возрасте от 16 до 18 лет.

1 февраля 2011 г. утверждено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», в котором, в частности, разъяснены особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, приведен перечень международных актов, которые должны учитываться судами при рассмотрении подобного рода дел.

С позиции ювенальной юстиции большое значение придается п. 44 указанного постановления, в соответствии с которым судам следует повышать воспитательное значение судебных процессов по делам о преступлениях несовершеннолетних, уделяя особое внимание их профилактическому воздействию: по каждому делу устанавливать причины и условия, способствовавшие совершению подростками преступления, не оставлять без реагирования установленные в судебном заседании недостатки и упущения в работе комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, учебных заведений и общественных организаций, выносить частные определения (постановления) с указанием конкретных обстоятельств[36].

Действительно, указанный документ является примером обобщения опыта применения существующих ювенальных технологий судами общей юрисдикции. Однако несмотря на довольно длительный период, прошедший с момента его принятия, некоторые пробелы в законодательстве, а также правовые коллизии, требующие разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, по-прежнему остались. Так, например, в рассматриваемом постановлении требовалось бы более четко прописать процедуру применения ювенальных технологий к лицам, которые на момент совершения преступления не достигли возраста 18 лет, но на момент предварительного следствия, судебного разбирательства и (или) вынесения приговора являлись совершенно- летними[37]. На первый взгляд все вроде бы понятно. С точки зрения ч. 1 ст. 87 УК РФ несовершеннолетними, подлежащими уголовной ответственности, признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось 14, но не исполнилось 18 лет. Аналогичным образом проблему решает и процессуальное законодательство. Так, в ч. 1 ст. 420 УПК РФ говорится о применении особых дифференцированных норм судопроизводства к лицам, не достигшим 18-летнего возраста на момент совершения преступления. Иными словами, буквальный смысл этих норм диктует необходимость применения ювенальных технологий и к лицам совершеннолетним, которые стали таковыми уже после совершения преступления. Вместе с тем ряд иных положений как материального, так и процессуального права заставляет усомниться в безусловности этих положений и применимости их к абсолютно любым ситуациям.

Так, относительно участия защитника по уголовным делам Верховный Суд России в анализируемом постановлении высказывается следующим образом: он признает право несовершеннолетних осуществлять свое право на защиту как лично, так и с помощью защитника, ссылаясь на ч. 1 ст. 16, ст. 48, 50 и 428 УПК РФ. В то же время он ограничивает действие дополнительных гарантий, к примеру обязательность участия защитника в деле, в том числе с оплатой его труда за счет средств федерального бюджета (ст. 51 УПК РФ), лишь периодом собственно несовершеннолетия, а также исключительными случаями, которые абстрактно предусмотрены ст. 96 УК РФ. Иначе говоря, данная статья рассчитана в основном на решение вопросов назначения наказания и тесно связанных с ним (сроки давности, сроки погашения судимости, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и др.). Согласно ее положениям специальные правила применения к несовершеннолетним мер уголовной ответственности и наказания в исключительных случаях можно распространять и на лиц в возрасте от 18 до 20 лет, кроме помещения лиц в учебно-воспитательные учреждения закрытого типа и воспитательные колонии. И хотя в законе не раскрывается, что определяет исключительность обстоятельств, считаем, что сюда следует относить ситуации с фактическим несоответствием паспортного возраста лица его психофизиологическому развитию, а также рассмотренные выше случаи, когда лицо совершило преступление, будучи несовершеннолетним, но на момент производства по делу уже достигло 18 лет. Требуется уточнить, что нормы ст. 432 УПК РФ должны применяться исходя из системного смысла соответствующих норм УК РФ, поскольку эта статья не предусматривает прямых запретов на применения ее к лицам старше 18 лет. Считаем, что для единообразия практики в этом вопросе следовало бы внести некоторые изменения в Постановление Пленума Верховного Суда России.

Уголовно-исполнительное законодательство также вносит свою лепту в формирование комплексной отрасли ювенального права. Набольшую специфику имеет процесс отбывания наказания в виде лишения свободы. На сегодняшний день - это воспитательные колонии, в перспективе - воспитательные центры. Главное их отличие от иных исправительных учреждений - нацеленность на воспитательно-педагогические методы исправления. Кроме того, для несовершеннолетних, как и для взрослых осужденных, важно за время отбывания наказания приобрести необходимый стимул для успешной ресоциализации путем получения образования, трудовых навыков, навыков самоконтроля, а также через систему «социальных лифтов», представляющую собой механизм изменения условий отбывания наказания, вида исправительного учреждения, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, условно-досрочного освобождения, посредством оцен-

ки комиссией исправительного учреждения поведения осужденных с помощью определенных критериев[38].

В воспитательных колониях отбывают наказание в виде лишения свободы несовершеннолетние осужденные в возрасте от 14 до 18 лет. Осужденные, достигшие 18, до 19 лет могут быть оставлены в воспитательной колонии при сохранении тех же условий и льгот по мотивированному постановлению начальника колонии, санкционированному прокурором. Делается это в целях закрепления результатов исправления, завершения среднего общего образования или профессионального обучения (ст. 139 УИК РФ).

Работа администрации воспитательной колонии с несовершеннолетними может начинаться еще до их осуждения в тех случаях, когда в качестве меры пресечения им было избрано заключение под стражу с направлением в ПФРСИ (изолированный участок на территории исправительного учреждения, предназначенный для осуществления предварительного заключения подозреваемых и обвиняемых). Эффективность такого подхода подтверждена практикой. Так, например, на территории Брянской ВК ПФРСИ действует с 1991 г. Сотрудники данного учреждения убеждены, что это позволяет снизить риск заражения подростков криминальной субкультурой, а также облегчает их адаптацию, если они все-таки будут осуждены, поскольку уже знакомы с условиями отбывания наказания.

Прибывая в колонию, воспитанники проходят двухнедельный карантин с целью изучения их личности, состояния здоровья, ознакомления осужденных с основными положениями законодательства, распорядком дня и др. Воспитательно-психологическая работа выстраивается в зависимости от собранной о подростке информации. Хорошо, если из суда, где применяются ювенальные технологии, вместе с обычными материалами поступит карта социального сопровождения, что позволяет практически сразу начинать коррекционную работу. В любом случае к работе начальника колонии, его заместителей, начальников служб, директора профессионального училища, воспитателей, учителей, мастеров, которые выполняют воспитательно-образовательные функции, подключается работа психолога.

В ст. 132 УИК РФ определены четыре вида условий отбывания наказаний в ВК: обычные, облегченные, льготные и строгие, что позво-

ляет дифференцированно подходить к распределению осужденных в учреждении и максимально индивидуализировать подход к воспитаннику в зависимости от его поведения путем изменения условий. Это также выступает определенным стимулом к законопослушному поведению. Кроме того, перевод воспитанника с облегченных условий на льготные является отличным адаптационным механизмом к последующему освобождению. Еще одним инструментом индивидуализации наказания выступают меры поощрения или взыскания, виды и порядок применения которых установлены в ст. 134-138 УИК РФ. Такими же по своему характеру являются и положения ст. 140, где предусмотрена возможность перевода отрицательно характеризующихся осужденных, достигших 18 лет, для дальнейшего отбывания наказания в изолированный участок воспитательной колонии, функционирующий как исправительная колония общего режима, или в исправительную колонию общего режима.

В ст. 133 УИК РФ в зависимости от условий отбывания наказаний регламентированы место проживания (общежития или изолированные помещения), порядок приобретения продуктов питания и предметов первой необходимости, расходования средств с личных счетов, количество краткосрочных и длительных свиданий.

Осужденные в ВК получают образование по основным образовательным программам среднего, среднего профессионального и высшего профессионального образования, в том числе заочно (ст. 141 УИК РФ).

Несовершеннолетние осужденные в соответствии со ст. 103 УИК РФ и ст. 92 ТК РФ могут привлекаться к труду при условии ограничений по времени и характеру работ. Не менее 50% начисленной несовершеннолетним заработной платы или иных доходов согласно ст. 107 УИК РФ зачисляется на их лицевой счет, независимо от всех удержаний. Статья 99 УИК РФ не разрешает производить из этих сумм удержания на возмещение стоимости питания и одежды, они предоставляются несовершеннолетним бесплатно.

Воспитательная работа с несовершеннолетними строится по нескольким направлениям. Так, нравственное воспитание предполагает трансформацию морально-этических установок, ознакомление несовершеннолетних с правилами бесконфликтного общения. Правовое воспитание осуществляется не только в целях предупреждения новых преступлений, но и получения знаний о возможностях разрешения возникающих проблем правовыми средствами защиты и реализации собственных прав во взаимоотношениях с государством, при решении вопросов трудоустройства, образования, семьи и брака. Трудовое и эстетическое воспитание направлено на формирование трудовых навыков, переключение сознания подростка на социально полезные виды деятельности, развитие способностей правильно оценивать достижения человеческой культуры и получать от этого положительные эмоции. Физическое воспитание помогает организовать досуг, снимает агрессию, способствует сохранению и укреплению здоровья воспитанников. В этих вопросах помощь администрации могут оказывать родительские комитеты из родителей, лиц, их заменяющих, и других близких родственников осужденных. Деятельность родительских комитетов регулируется положением, утверждаемым начальником воспитательной колонии (ст. 142 УК РФ).

К сожалению, в России не развиты институты постпенитенциарного сопровождения лиц, освобождающихся из мест лишения свободы, за исключением отдельных регионов, где применяются соответствующие ювенальные технологии. Представляется, что это должно стать в ближайшее время одним из приоритетных направлений ювенальной политики.

После рассмотрения вопросов материального права, связанных с защитой прав и законных интересов несовершеннолетних, считаем целесообразным перейти к анализу положений процессуального законодательства, регламентирующего порядок и особенности судебной защиты детей, а также (по уголовным делам) выделить основания и признаки дифференциации процессуальной формы в досудебном производстве.

Единый порядок судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних обеспечивается системой арбитражных судов и судов общей юрисдикции, действующих в Российской Федерации. Этот порядок иногда является единственным средством устранения нарушений законности, если обращение к административным механизмам не увенчалось успехом.

Некоторые вопросы применения законодательства, возникающие у судов при разрешении дел в отношении несовершеннолетних или каким-либо образом затрагивающих их интересы, комментируются Верховным Судом России в постановлениях и обзорах судебной практики, где даются соответствующие рекомендации. Для примера назовем лишь некоторые: от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», от 01.02.2011 № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».

Особенности судебного порядка защиты прав ребенка обусловлены необходимостью обеспечения гарантий этих прав, перечисленных в Федеральном законе от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

Защите в судебном порядке могут подлежать любые права и законные интересы ребенка, закрепленные в международном конвенционном праве (например, Конвенции ООН о правах ребенка, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и др.), а также в национальном законодательстве и подзаконных нормативных актах. Разумеется, судебная защита - не единственный вариант разрешения правовых конфликтов и спорных ситуаций. На страже законности стоит прокуратура с ее надзорной функцией, способная посредством реализации актов прокурорского реагирования (протесты, предостережения) вносить порядок в те общественные отношения, в которых были нарушены права и законные интересы ребенка. Также прокурор в соответствии со ст. 45 ГПК РФ вправе по своей инициативе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов конкретного ребенка, определенной группы детей либо неопределенного круга лиц практически по тем же основаниям, что и законные представители. При этом он также наделяется теми же правами, за исключением права на заключение мирового соглашения. Также он освобождается от уплаты судебных расходов. В судебной практике, благодаря уже недействующей редакции ст. 45 ГПК РФ, сложилось правило: прокурор в исковых производствах в защиту прав несовершеннолетних может «заменить» надлежащего истца только при невозможности обращения в суд законного представителя ребенка (родителя, опекуна, попечителя). Однако это противоречит изменениям в данной норме ГПК РФ, которые не обязывают прокурора по достаточно обширной категории дел не предоставлять суду доказательства этого факта. Кроме того, прокурору принадлежит бесспорное право и обязанность предъявлять иски о лишении родительских прав, ограничении в родительских правах, отмене усыновления ребенка[39].

По делам о восстановлении на работе, возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, выселении прокурор выполняет несколько иную роль: вступая в процесс, он дает заключение по таким делам, являясь гарантом законности.

Кроме прокуратуры функции по охране прав и законных интересов детей возложены на органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, уполномоченного по правам ребенка при Президенте России, уполномоченных по правам ребенка в субъектах Российской Федерации и некоторые другие.

Однако в ряде случаев лишь суд обладает необходимыми полномочиями по разрешению вопросов, как правило, затрагивающих конституционные права несовершеннолетних. К таким вопросам, к примеру, следует отнести ограничение или лишение родительских прав, взыскание алиментов, привлечение к уголовной ответственности (признание лица виновным с назначением ему наказания или иных мер уголовно-правового воздействия). Поэтому далее подробнее остановимся именно на данном правоохранительном механизме.

Право самостоятельно обращаться в суд за защитой своих прав и отстаивать свои интересы в судебном порядке ребенок приобретает по достижении 14 лет. До этого он вправе обратиться в органы опеки и попечительства, а также в прокуратуру, в особенности когда его права и законные интересы нарушены именно теми, кто призван их защищать, то есть родителями или лицами, их замещающими. Это, к примеру, случаи применения к детям насилия в семье, невыполнение обязанностей по воспитанию и содержанию и др. Однако достижение возраста 14 лет (до 18) не лишает возможности их законных представителей осуществлять защиту несовершеннолетних в суде и на досудебном производстве (ч. 3 ст. 37 ГПК РФ, ч. 2 ст. 45 УПК РФ). Более того, их привлечение в процесс является для лиц, ведущих производство по делу, обязательным ввиду неполной процессуальной дееспособности лиц до 18 лет (ст. 52 ГПК РФ). При обращении несовершеннолетнего в суд с заявлением об объявлении его полностью дееспособным родители или лица, их заменяющие, привлекаются для участия в процессе (ст. 288 ГПК РФ), но при этом они занимают процессуальное положение «заинтересованных лиц» и призваны оградить своего ребенка от неблагоприятных последствий эмансипации[40].

Как правило, в судах при осуществлении представительства законными представителями своих детей для реализации статуса судебного представителя не требуется каким-либо образом специально оформлять их полномочия, поскольку это вытекает из закона. Исключение составляет уголовный процесс, где для участия в процессуальных действиях требуется вынесение специального акта (постановления дознавателя, следователя или суда) о признании одного или обоих родителей (опекунов, попечителей) законными представителями несовершеннолетнего. При этом иногда ст. 426 УПК РФ трактуется ограничительно и, невзирая на желание обоих родителей участвовать в процессе именно в качестве законных представителей, признает таковым лишь одного. Второй же участвует в деле как свидетель, что существенно ограничивает его процессуальную роль и полномочия (например, в суде он лишается права участвовать в исследовании доказательств, заявлять ходатайства о производстве дополнительных следственных действий и т.д.), что сужает его возможности по защите ребенка. Эти же соображения по аналогии считаем целесообразным распространить и на гражданский процесс, где также, как правило, интересы ребенка представляет один из родителей.

Родители и лица, их заменяющие, имеют не только право, но и обязаны:

- подавать иски и участвовать в производстве по делам, вытекающим из жилищных правоотношений (иски о вселении, выселении лиц, не имеющих права проживать в жилом помещении подопечного, подачи заявления о предоставлении подопечному жилого помещения и др.);

- подавать иски и участвовать в производстве о взыскании алиментов с лиц, обязанных по закону содержать подопечного;

- подавать иски и участвовать в производстве об истребовании имущества несовершеннолетнего из чужого незаконного владения, признании права собственности, нечинении препятствий к пользованию имуществом и др., принимать иные меры по защите прав собственности подопечного, в том числе меры самозащиты;

- предъявлять требования о возмещении вреда, причиненного здоровью подопечного или его имуществу, компенсации морального вреда, причиненного подопечному;

- обращаться в вышестоящие инстанции или суд при нарушении образовательными, лечебными или иными учреждениями права ребенка на получение соответствующих услуг;

- требовать по суду возврата ребенка, находящегося под опекой или попечительством, от любых лиц, удерживающих у себя ребенка без законных оснований, в том числе от близких родственников ребенка[41].

Кроме родителей (опекунов, попечителей) правом на обращение в суд обладают работники, которые в силу выполняемых функций также участвуют в процессах воспитания, обучения, лечения, социального обслуживания детей. К ним могут быть отнесены педагоги образовательных учреждений, психологи, медицинские и социальные работники. Данные лица выполняют свои обязанности либо непрерывно, например представители администрации детских домов, либо временно, с определенной периодичностью, например педагоги школы. В зависимости от этого они сами несут ответственность за соблюдение прав и интересов ребенка в тот период, когда он был им вверен. Так, школьный педагог и (или) администрация школы будет отвечать за вред, причиненный несовершеннолетнему во время нахождения его на уроках, перемене, внеклассных занятиях под присмотром указанных лиц, если последние не докажут, что вред причинен не по их вине.

Еще одной процессуальной особенностью производства по гражданским и арбитражным делам в защиту прав несовершеннолетних является полное освобождение заявителей от уплаты государственной пошлины (подп. 15 ч. 1 ст. 333.36, подп. 2 ч. 1 ст. 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации).

В гражданском процессе допрос свидетеля в возрасте до 14 лет, а также по инициативе суда и допрос свидетеля в возрасте от 14 до 16 лет производится с участием педагогического работника, который вызывается в суд. В УПК РФ аналогичные нормы существенно скорректированы недавними изменениями: теперь участие педагога либо психолога обязательно, если потерпевшему менее 16 лет, либо он достиг 16 лет, но страдает психическим расстройством или отстает в психическом развитии. При допросе могут присутствовать родители, усыновители, опекун или попечитель несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего). Указанные лица вправе с разрешения председательствующего задавать ему вопросы, а также высказывать свое мнение относительно его личности и содержания данных им показаний. Учитывая, что ребенок может стесняться или бояться давать показания в присутствии кого-либо, закон предусматривает возможность удаления этого лица из зала суда на время допроса несовершеннолетнего.

Свидетель, не достигший возраста 16 лет, по окончании его допроса удаляется из зала судебного заседания, за исключением случаев, если суд признает необходимым присутствие этого свидетеля в зале судебного заседания (ст. 179 ГПК РФ). В уголовном процессе также предусмотрена возможность удаления из зала суда несовершеннолетнего подсудимого на время рассмотрения обстоятельств, способных оказать на него отрицательное воздействие (ст. 191, 429 УПК РФ). Согласно ст. 57 СК РФ суд обязан заслушивать ребенка по вопросам, затрагивающим его интересы в ходе любого судебного или административного разбирательства.

Вне зависимости от вида судопроизводства несовершеннолетние свидетели и потерпевшие, не достигшие 16 лет, не несут уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний (ст. 307 УК РФ) и отказ или уклонение от дачи показаний (ст. 308 УК РФ), но им должна быть разъяснена необходимость дачи правдивых показаний и значение этого в доступной форме. На основе ст. 51 Конституции Российской Федерации процессуальное законодательство устанавливает право несовершеннолетних участников судопроизводства отказаться от дачи показаний против самого себя, родителей, усыновителей, братьев, сестер, дедушки и бабушки.

Благодаря тому что уголовное судопроизводство осуществляется не только в порядке судебного разбирательства, но и на досудебных стадиях, УПК РФ закрепляет также дополнительные гарантии защиты прав несовершеннолетних, которые только в этом виде процесса могут обладать статусом подозреваемых, обвиняемых или подсудимых и подвергаться мерам уголовно-процессуального принуждения. Мы отмечаем значительное количество специальных норм, говорящих о дифференциации процессуальной формы уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних, расположенных как в отдельной гл. 50 УПК РФ, так и рассредоточенных в тексте кодекса. Постараемся выделить их. Так, в законе установлены особые правила подследственности уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних (подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ). Предмет доказывания дополнен обстоятельствами, связанными с личностью несовершеннолетнего правонарушителя - возраст, условия жизни и воспитания, влияние старших по возрасту лиц (ст. 421 УПК РФ). Участие в процессе таких дополнительных участников, как законный представитель, психолог, педагог, имеет целью не только обеспечение морально-психологической и

эмоциональной поддержки несовершеннолетнему подозреваемому и обвиняемому, но и нивелирование психотравмирующего воздействия судебно-следственной ситуации (ст. 424-426, 428 УПК РФ). Только в уголовном процессе предусмотрена такая процессуальная фигура, как защитник, функции которого хоть и схожи с функциями представителя в гражданском процессе, но не идентичны им. Он может выступать как активный участник процесса доказывания, но главная его цель - оказание профессиональной юридической помощи несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым в реализации ими своей процессуальной дееспособности, в том числе и бесплатно. По делам несовершеннолетних его участие является обязательным. Также законом предусмотрены особенности задержания подростков и применения к ним мер пресечения (ч. 4 ст. 96, ст. 105, ч. 2 ст. 108, ст. 423 УПК РФ), которые выражаются в значительном ограничении процессуальной репрессии. Так, например, самая строгая из мер пресечения - заключение под стражу - может быть применена к ним лишь в случае подозрения или обвинения в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, в исключительных случаях при совершении деяний средней тяжести при условии невозможности применения иной, более мягкой меры. С 1 января 2015 г. вступили в силу изменения в УПК РФ[42], направленные на расширение защиты прав несовершеннолетних потерпевших. Теперь по уголовным делам против половой свободы и неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших 16 лет, по ходатайству законного представителя потерпевшему должен предоставляться адвокат с оплатой его услуг за счет федерального бюджета (ч. 2.1 ст. 45 УПК РФ). Это положение следует признать абсолютной новеллой процессуального законодательства. В дополнение к нему в ч. 2.2 ст. 45 УПК РФ законодатель предусмотрел возможность замены в деле законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего, если есть основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам потерпевшего. Согласно новеллам УПК РФ участие педагога обязательно не только при производстве допроса, но также очной ставки, опознания, проверки показаний на месте с участием несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля). Введена максимально возможная длительность непрерывного проведения следственных действий с участием несовершеннолетних потерпевших (свидетелей) с дифференциацией по возрасту, что следует признать целесообразным, а также императивное использование технических средств фиксации (видео-, киносъемка) при отсутствии возражений потерпевшего и его законного представителя (ст. 191 УПК РФ). Также закон установил, что в судебном заседании оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля), ранее данных в ходе предварительного следствия, а также демонстрация фотоснимков, аудио-, видеозаписей, сделанных в ходе допросов, осуществляются в отсутствие подростка без проведения его допроса (ч. 6 ст. 281 УПК РФ). В УПК РФ регламентированы особенности довольно большого количества процессуальных действий, связанных с обеспечением скорейшего и полного досудебного производства и судебного разбирательства, гуманизации отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, такие как порядок вызова несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, к следователю, дознавателю или в суд (ст. 424 УПК РФ); непредъявление несовершеннолетнему обвиняемому по окончании предварительного расследования тех материалов уголовного дела, которые могут оказать на него отрицательное воздействие (ч. 3 ст. 426 УПК РФ); удаление несовершеннолетнего подсудимого из зала судебного заседания (ст. 429 УПК РФ); проведение закрытого судебного разбирательства (п. 2 ч. 2 ст. 241 УПК РФ); прекращение уголовного преследования, освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности или наказания с применением принудительной меры воспитательного воздействия (ст. 427, 431, 432 УПК РФ). Вопросы, обычно решаемые судом при вынесении приговора, могут быть скорректированы с учетом личности подростка, в частности обсуждается возможность применения принудительных мер воспитательного воздействия (п. 15 ч. 1 ст. 299 УПК РФ) или условного осуждения, либо назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы (ст. 430 УПК РФ)[43]. Помимо приговора суд имеет право, если сочтет это необходимым, вынести частное постановление, содержащее индивидуальный план реабилитации конкретного несовершеннолетнего (ч. 4 ст. 29 УПК РФ), как основание для проведения индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетним после суда органами и службами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (индивидуальная программа реабилитации несовершеннолетнего в соответствии со ст. 6 Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»).

Определенные, хотя и немногочисленные процессуальные нюансы, имеет и производство по делам, вытекающим из административных

правоотношений. В частности, в ст. 27.3 КоАП РФ предусмотрена обязательность уведомления родителей (иных законных представителей) о произведенном административном задержании. Статья 29.5 КоАП РФ определяет место рассмотрения дел об административных правонарушениях несовершеннолетних по месту их жительства. Статьи 31.8. и 32.2 КоАП РФ регламентируют порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением постановления о назначении административного наказания в виде штрафа. В них, в частности, говорится о возможности взыскания присужденной несовершеннолетнему суммы при отсутствии у него самостоятельного заработка с его родителей или иных законных представителей. Данный вопрос рассматривается судьей, органом, должностным лицом, вынесшими постановление, в трехдневный срок со дня возникновения основания для разрешения соответствующего вопроса.

Подводя итог изложенному в данной главе, отметим, что нормы международных источников, имплементированные в национальную правовую систему, наряду с отечественными источниками ювенального права закладывают фундамент для реализации и всемерной защиты прав несовершеннолетних. Определяющей идеей данных правовых актов является признание ребенка самостоятельным субъектом права, наделяемым в зависимости от правоотношений, в которые он включен, особым правовым статусом. В то же время несовершеннолетние нуждаются в повышенной защите и дополнительных гарантиях своих прав и свобод. Следует констатировать, что ювенальное законодательство России в последнее время стремительно развивается. Однако механизмы его реализации и сами ювенальные технологии еще не соответствуют международным принципам и стандартам. Это делает разработку проблем ювенологии насущной и актуальной, а также определяет необходимость выработки единых подходов к отправлению правосудия в отношении несовершеннолетних.

<< | >>
Источник: Колпакова Л.А.. Система ювенальной юстиции в России и за рубежом: история и современность : монография / Л. А. Колпакова, А. М. Рудаков ; Федер. служба исполнения наказаний, Вологод. ин-т права и экономики. - Вологда : ВИПЭ ФСИН России,2016. - 109 с.. 2016

Еще по теме ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства:

  1. § 2. Формирование досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в советский и постсоветский периоды развития России
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Регламентация возраста наступления уголовной ответственности по российскому законодательству
  4. ГЛАВА 1. Международные правовые акты в сфере ювенальной юстиции и анализ российского «ювенального» законодательства
  5. ГЛАВА 3. Концептуальные направления изменений в российском законодательстве в сфере ювенальной юстиции
  6. Ювенальное право: реалии и перспективы развития
  7. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  8. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  9. БИБЛИОГРАФИЯ
  10. §1. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних и уголовная политика в сфере противодействия преступности несовершеннолетних
  11. Введение
  12. Использование педагогических и психологических знаний как элемент ювенальной юстиции
  13. В В Е Д Е Н И Е
  14. § 1.2. Основные направления реализации государственной правовой политики в сфере правозащитной деятельности на современном этапе
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое право - Договорное право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Морское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Политология - Права человека - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предотвращение COVID-19 - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Таможенное право - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника - Юридические лица -